Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » I beliiiiiive, I can flaaaaaay....


I beliiiiiive, I can flaaaaaay....

Сообщений 61 страница 68 из 68

61

Затянувшееся ожидание вечера превращалось в сладкое тягучее умиротворение. Наконец-то дела были переделаны и так хотелось скорее оказаться подальше от работы, прильнуть к какому-нибудь горячему напитку, немного разогреть продрогшие кости, да и поговорить за ужином в приятной компании о чем-нибудь отвлечённом. По правде ему не хватало тех редких разговоров по душам, которые случались между ними с Хёной, когда они оставались наедине, но нужный момент да и настроение всё никак не подбирались, а посторонние люди неизменно портили тонкую настройку их общения. Стоило появиться какому-нибудь третьему лишнему и всё катилось под хвост - такова была печальная закономерность. Пол тихо вздохнул, когда Хёна уже во второй раз отказала ему в ужине, кажется, сегодня всё шло против него. Но сдаваться так легко мужчина всё же не собирался, он залез в салон своего автомобиля и по-хозяйски расправился на просторном бежевом сидении. Нет, отказы сегодня вообще не принимаются, - упорствовал Энтвуд. Кроме шуток , он совсем не собирался провести ещё несколько часов за уговорами, потому сразу вставил ключ и завёл машину. Краем глаза он проводил легкое движение её руки, которой девушка встряхнула свои растрепавшиеся рыжие волосы. Он щёлкнул на большую кнопку, и с механическим тихим цокотом навстречу водителю вперёд выехал руль. Чёрт, - он выругался вслух, взволнованно бегая глазами по панели. Мужчина заелозил на сидении, будто это помогло бы ему вспомнить выпавшую из воспоминаний деталь, а волна мягкой пушистой безмятежности сменилась колкой тревогой. Он стиснул зубы, перебирая в голове кучу ненужной информации - целый ворох - среди которой все равно не находилось необходимого. Он неуверенно пощёлкал кнопками под рулём и выдохнул как-то взволнованно и напряжённо: Надеюсь, это оно. Пол тихо тронулся с места: зверь подал свой тихий рык, предупреждая, что проснулся. А внутри салона, под почти не слышно играющую музыку, растворялся в воздухе кисло-сладкий аромат свежих залежавшихся в багажнике яблок. Пол потянул носом этот приятный запах, и, словно в оправдание сказал: Забыл вытащить целый мешок яблок для лошадей. Он улыбнулся уголками губ, как делал это всегда, когда надоедало быть серьёзным дядькой, и отъехал со своего широкого парковочного места. Людей становилось вокруг меньше, они понемногу разъезжались по домам, и Пол следовал по узкой однополосной дороге вдоль левад к выезду за очень неторопливым красным автомобильчиком. Малолитражка с женщиной за рулём петляла от ямы к яме, словно не пыталась объехать их, а, наоборот, старалась попасть в каждую и не пропустить ни одной. Пол едва держал педаль - машина очень медленно ехала вперёд, не рыпаясь из стороны в сторону, как впереди идущая, а молча поглощая ямки, будто их и нет и тихо порыкивая из-под капота. Мужчина, почувствовавший всю печаль ситуации, расселся поудобнее, он совсем не торопился, и готов был ехать так сколько угодно, но такой стиль езды его довольно сильно забавлял. Вот дорога ушла направо: Энтвуд едва коснулся пальцами руля, и авто уже послушано повернуло, следуя указаниям. Какие все неторопливые, - впереди уже виднелся шлагбаум, и оставалось совсем немного. Пол даже чуть поднажал, увидев между ним и впереди идущим автомобилем большой зазор, стрелка спидометра уверенно поползла вверх и вдруг, нарастающий рык сменился глухим щелчком. Пол успел только вцепиться в руль и открыть глаза пошире, а электроника уже успела целиком погаснуть, высветив на экране: "Блокировка системы. Введите пароль" Хотелось бы и выругаться, да не на кого было. Сам дурак, память растерял так рано, вроде ещё и возраст-то не тот. Он недовольно стукнул ладонью по рулю, нащупал под ним несколько кнопок и стал хаотично нажимать одну за другой, в разных порядках и комбинациях. Я забыл пароль. Перепутал. Брюнет грустно опустил глаза вниз, ни на что не отвлекаясь от своего глубокого несчастья о пробудившемся склерозе. Поелозив на сидении он, кажется, взял себя таким образом в руки и выдохнул. Вспомнил. Пара щелчков, и машина вновь ожила, а выстроившаяся за ними очередь торжественно загудела. Всё-всё, не бейте меня, я сегодня чайник!
Всю дорогу Пол был будто сам не свой, его терзали смутные сомнения на счёт дальнейших планов и ответственных действий: хотелось наконец взять инициативу за волосы и потрясти как следует, но чем больше он думал о том, что выведет спутницу на разговор, тем больше пересыхал его язык и тем быстрее заканчивались подходящие к месту слова. Пол хотел даже было сдаться на третьей попытке завязать непринужденный разговор, в тот момент, когда Хёна заговорила по телефону. Он не сильно-то хотел подслушивать, но как назло по радио была глухая тишина, и чужой разговор всё равно был воспринят им с особой внимательной ревностью. Стоило только в трубке шумно зазвенеть мужскому голосу, и сердце тут же яростно застучало по стенкам грудной клетки, наливаясь кровью. Пол сжал руль покрепче в руках, он как-то непроизвольно сменил стиль езды, виляя между машин, подрезая самых медленных и стремясь догнать самых быстрых. В свете ярких неоновых фар дорога, сошедшая с трассы, освещалась ярко, но недостаточно хорошо, она начинала петлять, однако Пол не сбавлял, а лишь нажимал на газ. С его лица все это время не сходила маска нерушимого равнодушия, можно было бы спросить: "как ты себя ощущаешь?" И он бы ответил: "прекрасно". Вдруг она прервалась, Полу показалось что он слушал внимательно, но, видимо, успел отвлечься и не услышал окончания телефонного разговора, который его ушам и не предназначался. Всё, уладила дела? - он сквозь зубы улыбнулся, чувствуя как вибрация переходит с висков на затылок и оглушает его. Пооол, давай в другой раз в кафе, а то за ключами у меня уже сил не будет ехать. Подбрось меня до автобусной остановки – мне как-то неловко тебя на другой конец города просить подвезти.
Мужчина качнул головой протяжно в сторону, цыкая языком. Нет, - он сделал музыку погромче и, уже теперь перекрикивая её, добавил: Мы всё равно уже едем. Возьмёшь свои ключи и поедем куда я хочу. Добавляя своим словам весомости, он прихлопнул пальцами по поверхности двери, на которой лежала его левая рука.
Дорога была длинной, молчаливой. Есть умные слова, что если тебе комфортно молчать с человеком и не говорить ни о чем, то это твой человек. Но тут же было что-то совершенно иное: в напряженном молчании Пол все сильнее накручивался по поводу этого Маркуса, его отношения к Хёне - Руки прочь, она кому-нибудь достанется только после того, как станцует на моей могиле. Сначала, конечно, она доведёт меня до сердечного приступа, - Пол с доброй легкой улыбкой посмотрел в сторону бокового зеркала, словно глядя туда, но на самом деле обращая внимание на пассажирку. Девушка, расправившись по сидению, считала в бликах на стекле что-то и, интересно, о чем она думала? Дорогу-то покажешь?
С приближением к пункту назначения его нервное напряжение усиливалось, давало о себе знать в чертах его посерьезневшего и ощетинившегося лица. Он с ярко выраженным, буквально выпяченным напоказ презрением хлопнул дверью, выходя на улицу возле постройки, вдоль которой по парковке были рассыпаны поломанные, переделанные или раскрашенные машины разных марок. Свалка металла пестрила красками разнообразных деталей, а среди разложенных инструментов ковырялись мужчины, вымазанные машинным маслом. Высокие гаражные двери были открыты, они зазывали внутрь, и оттуда доносилась громкая вызывающая музыка, Пол даже обернулся в сторону автомастерской, стараясь оторваться взглядом от свежевыкрашенного красного "Камаро" на въезде.
Пошли, чего стоишь? Он дернул Хёну за рукав её куртки, призывая побыстрее разобраться с делами и уехать.

0

62

Целый мешок яблок для лошадей - повторила в мыслях девушка прозвучавшие совсем недавно слова. Лучше бы это был целый мешок денег для Хёны. Коротко улыбнувшись своей шутливой мысли, она поерзала по сидению, устраиваясь удобнее, ведь дорога предстояла долгая. И зачем он согласился? С одной стороны, конечно, хорошо, что не на автобусе ехать, там ведь от остановки еще пешком минут двадцать. С другой - не люблю такие ситуации. Интересно, как там моя машинка? Не хочу смотреть раньше времени, пока совсем готово не будет; хочу сразу готовый вариант.
Дорогу то покажешь? А, да - рассеянно отозвалась девушка и стала ковыряться в навигаторе; прям сходу вспомнить, конечно, не могла. Они молчали, разговор не клеился, и кореянка думала о том, что вообще происходит вокруг неё в последнее время. Полик - она улыбнулась, мельком взглянув на его сосредоточенное серьезное лицо. Полик-Полик. Не такой как все мои предыдущие воздыхатели. Но в конечном-то итоге ему нужно тоже самое, что и всем остальным, я уверена. И если у него сейчас есть замашки пытаться меня как бы воспитывать, а не воспринимать общение со мной за счастье...Надо было изначально себя по-другому поставить, неприступнее. Вот как теперь после тех поцелуев себя вести? Ведь их не стереть из памяти, тем более - из его памяти. Он, наверное, завидный жених, особенно теперь - с лексусом. Хёна снова с улыбкой скользнула взглядом по мужчине, его рукам, держащим руль, голубым глазам, спокойно наблюдающим за ситуацией на дороге. Но тот ли это человек, что мне нужен? И он, конечно, через чур большой; я рядом с ним смотрюсь как Моська со слоном. С другой стороны - надежный, на него можно положиться.  Хёна задвинула мысли об их отношениях между собой на дальний план, уж точно ничего решать, делать шаги навстречу или наоборот тормозить, она не собиралась - пускай всё останется как есть и идёт своим чередом.
Кажется, скоро будем на месте. - подумала кореянка и настрочила Маркусу смс, мол "ща буду". Сияя как айсберг, новенький Лексус остановился посреди внутреннего двора сервиса, надменно глядя на машины и запчасти, окружающие его идеальные формы. Хёна, поежившись, вылезла из теплого салона чуть позже Энтвунда, оглядываясь вокруг. Один из рабочих, узнав её, приветственно кивнул головой и снова уткнулся в свою работу. Разглядывать, впрочем, здесь было ничего - всё осталось ровно в том же положении, что и тогда, когда она оставила здесь своего железного друга.
Пошли, чего стоишь? Оживил её Пол, потянув за розовый рукав. Девушка кивнула головой, и сделав несколько неторопливых шагов. Тогда из раскрытых дверей, рокоча мотором, выехала темно-синяя машина, уклеянная белыми наклейками. Сверкнув в свете фонарей тремя треугольниками, образующими начищенный до блеска значок и ослепив присутствующих ярким светом фар, лансер остановился тогда, когда едва ли не уперся решеткой радиатора в ноги девушки. Вышедший из начищенного автомобиля мужчина уперся руками в открытую дверь своего детища. Маркус мотнул головой, убирая с глаз черные мелкие кудри, его в миг потухший взгляд обежал агрессивные формы Лексуса. Усмехнулся, отводя взгляд в сторону, а потом мельком оценил фигуру Пола, стоящую позади кореянки. Вот на какой машине надо ездить, чтобы Хёна тебя заметила. Он усмехнулся и нервно дрогнувшей рукой хлопнул по начищенному корпусу своей машины. Куда уж мне со своей старушкой. Хёна смущенно поступила взгляд, заняв себя разглядыванием наклейки на капоте. Нет, Маркус, нет! Вас всех с цепей посрывало что ли? Осеннее обострение?! Хотел тебя пригласить куда-нибудь, но, видимо не сегодня.
Девушка подняла лицо на высокого брюнета и выдавила из себя широкую улыбку, осветившую выражение её лица. Да, ты прав, Маркус, пожалуй, действительно не сегодня. Отдай мне ключи. Хёна всем своим существом чувствовала напряжение, возникшее между двумя мужчинами, поскольку стояла между ними как меж двух огней. А, ключи. Нагнувшись в салон, Маркус покопался в бардачке, бормоча себе под нос: Ты всего лишь приехала, чтобы забрать свои ключи.
Кореянка обогнула капот и подошла ближе к водительской двери; как раз Маркус выпрямился со знакомой звенящей связкой в руках и сразу же вложил её в тонкие пальцы девушки, на пару секунд придержав их коротким, но каким-то трогательным прикосновением. Спасибо. - улыбнулась Хёна, кивая головой. Я позвоню потом, ты же обещал меня покатать на "своей старушке". Девушка развернулась, отходя к Полу - Я всё помню! Рассмеявшисьь, она скользнула на пассажирское сидение Лексуса.
Когда машина выехала со двора и скрылась с глаз обладателя лансера, Хёна облегченно выдохнула, вертя в руках ключи. Я сегодня попаду домой, ура! Ууух, неожиданно - сказала она, словно извиняясь за то, что сейчас произошло. А у тебя бывали такие ситуации когда-нибудь? Кореянка положила ключи в сумочку и застегнула ее, внимательно проследив за этим действием. Когда вроде бы надо выбрать, но никого не хочешь обидеть? Гадко получилось - он ждал меня, готовился, хотел сделать сюрприз. Хёна представила себе с каким воодушевлением Маркус начищал свою Мицубиси сегодня после её звонка, как представлял её на пассажирском сидении и строил планы на вечер. С другой стороны, что я могла сделать? Сказать - "ну, Полик, спасибо что подвёз, пока"? Тогда бы я Энтвунда обидела. Ооооох, какой тяжелый день. А куда мы теперь едем?

Отредактировано Hyuna Ten (2016-19-09 19:42)

0

63

Пол стоял слегка растерянным посреди заставленного машинами, инструментами и людьми внутреннего дворика. Серость потасканного асфальта, умирающие силуэты старых автомобилей, в которые скоро вдохнут вторую жизнь, угрюмые блеклые фонари, которые светили не вперёд, а ровно вниз, под себя, где возле каждого столба крутились мастера с деталями на покраску - всем этим был пресыщен воздух вокруг, и этот жужжащий улей работяг был на самом пике своей активности в поздний вечерний час. Вокруг стоял ужасный резкий запах краски, а взмокшие мужчины, раздетые не по погоде чуть ли не догола, сновали туда-сюда, занятые неотложными делами.
Энтвуд, встав позади девушки, по-хозяйски прикрывал её сзади высокой тенью. Так он чувствовал себя хотя бы уместным. Он, конечно, как и все мужчины, вдохновлялся идеей автомобилей и подобных мастерских, где из любого железного чудовища могут сделать красавчика за неопределенную сумму денег, но здесь и люди были не знакомые, и места, и ещё этот Маркус, где его, кстати, черти носят? Пола коробило от одной только мысли, что сейчас ему надо будет столкнуться с ним лицом к лицу. Не то что бы Пол чувствовал себя неуверенно, нет. Более того, он даже был на двести процентов уверен, что из него женишок-то получше, чем какой-то измазанный парнишка со свалки автомобилей. С другой стороны, это уверенность трещала по швам, стоило ему вспомнить, что ему - Полу - например, Хёна совсем не звонит, даже когда ей что-то нужно. Да и знает она этого парня гораздо дольше, видимо, они в очень хороших отношениях, а этот придурок ещё и виды на неё имеет, раз делает ей какие-то там громадные скидки и всячески её умасливает.
Все его неопрятные попытки спрятать собственную злость разбивались вдребезги прямо под ногами, и Энтвуд кипятился с каждым шагом всё больше, кладя кореянке руку на плечо и сжимая его посильнее.
В висках застучало, когда навстречу из ворот, нагоняемая пафосным рычанием и громкой музыкой, выехала синяя машина, и двери её открылись. Брюнет вдохнул поглубже; а может ему стоило бы уйти? Ни за что. Он укрепился в своей шаткой позе позади Хёны и упёрся взглядом в лобовое стекло Мицубиси. Что за поганые наклейки. Тебе что, пятнадцать лет?
Вот на какой машине надо ездить, чтобы Хёна тебя заметила. Пол насупился, подперев Хёну сзади своей грудью. Он мысленно уже настукивал по его кудрявой еврейской морде окровавленным молотком.
Красная тряпка проскользнула прямо возле его носа. Пол дернул плечом и нахмурился пуще прежнего, задрав подбородок. Он боролся в желанием набить рожу незнакомому человеку за неудачное начало их знакомства без объявления войны, но пока получалось так себе. Хотел тебя пригласить куда-нибудь, но, видимо не сегодня. Чужой осуждающий взгляд коснулся вызывающих форм его красавца-Лексуса. Энтвуд было шагнул навстречу, слыша, как в голове чужой голос кричит и умоляет: "убей", а к рукам приливает кровь, но наткнулся взглядом на смущенное выражение лица Хёны и всё понял сам. Этот раунд кудрявый проиграл. Спортсмен переложил свою руку девушке на другое плечо, обходя её сбоку. Да, - было начал он, но тонкий женский голосок его прервал, дабы не позволить на пустом месте вырасти скандалу, а то и драке. Она постаралась сгладить углы: Да, ты прав, Маркус, пожалуй, действительно не сегодня. Немного отлегло. Пол победоносно выдохнул застоявшийся в легких воздух, даже распрямился в спине, и уже развернулся, чтобы уходить, но Хёна осталась стоять. Мы за ключами, - резко оттараторил Пол, оглядываясь на Маркуса от своей машины, до которой уже успел дойти и открыть водительскую дверь. А, ключи. Ты всего лишь приехала, чтобы забрать свои ключи. Пол внимательно следил за тем, как кореянка обошла синий Лансер, и как покрытая темными волосками мужская рука осторожно коснулась её пальцев, вкладывая в них связку. Баран, - взревел внутри себя Пол. Он залез в свою машину и шваркнул дверью так, что, казалось, сейчас она сорвётся с петель. Он с упоением смотрел, как Хёна удаляется от Мицубиси по направлению к Лексусу, и как улыбается ему, словно извиняясь. Конечно, зачем тебе этот кудрявый бес? - Энтвуд, прильнув подбородком к рулю, терпел яркий неоновый свет чужих фар, что светил ему в глаза. Я позвоню потом, ты же обещал меня покатать на "своей старушке". Я всё помню! Яркое розовое пятно скользнуло мимо капота, и тут же открылась пассажирская дверь: Хёна плюхнулась на свое место и облегченно вздохнула. Пол поймал это, он даже задумался о том, как реагировать на все произошедшее. Умный человек внутри него умолял забыть все случившееся и списать на нехватку воспитания его нового друга Маркуса, на его непосредственность, но животная тяга к расправе над соперником толкалась где-то рядом, не давая проходу.
Это была хреновая затея, - констатировал Пол, выруливая на улицу, где их подхватил спешивший куда-то поток машин. Мужчина вёл аккуратно, но быстро, словно отдавая этой скорости своё напряжение, замещая его спокойствием, избавляясь от него целиком и полностью, не желая больше вариться в котле своих нездоровых эмоций. Ууух, неожиданно, - Хёна тоже была не готова к такому повороту событий. А у тебя бывали такие ситуации когда-нибудь? Мужчина перевёл быстрый взгляд на пассажирку, словно задавая немой вопрос, на который тут же последовал ответ: Когда вроде бы надо выбрать, но никого не хочешь обидеть? Пол врезал по тормозам, останавливаясь за миллиметр до пешеходного перехода, когда на него внезапно из-за припаркованных машин выскочила женщина с коляской. Больная дура! - он заорал, упираясь в гудок, так, что у самого голова затрещала от боли. Он с бешенством втопил газу снова, когда дорога и пешеходный переход перед Лексусом опустели.
Я не понимаю, - начал он как-то резко и даже грубо, - Что значит - выбрать, никого не обидев. Пол ещё помолчал, выбирая те из своих мыслей, которые хотел озвучить. По его скромному мнению тут было даже не о чем говорить, но и уподобляться Хёне с её ревностными приливами не хотелось. Это выглядело все-равно как-то низко и дёшево, словно больше ему нечем было взять победу, кроме как выпросить её, пугая девушку своей неадекватностью и непредсказуемостью. Поэтому он чуть смягчился в голосе, сбрасывая скорость на повороте. У меня такого не было. Не играю в такие игры. Я люблю сразу ставить людей на свои места. Если нет, значит нет. С самого начала, чтобы человек попросту на меня не надеялся.
Мужчина уверенно стремился вперёд, нагоняя потерянное за разговорами время резкими скоростями на полупустой трассе. К счастью или сожалению, скорость на этой машине почти не ощущалась, как и плавное переключение передач совсем без рывков. Энтвуд включил танцевальное радио погромче, музыка успокаивала его нервы и дарила этой ночной поездке новые чувства, помогала обдумать новое для себя поведение и поймать волну размышлений. Собственник внутри него сидел настолько тихо до этих пор, что Пол даже не знал о его существовании. А сколько ещё таких скрытых талантов могло в нем быть?? Это, конечно, удивляло. И чем дальше заходило общение с Хёной, тем Пол становился нервознее и опаснее для самого себя, что пугало, а хуже всего - настраивало на отторжение нормального, привычного для него самого поведения. То, что всегда казалось хорошим - стало не очень понятным, а что было плохим - стало оправданным. И вспышка гневной ревности - разве она была уместна? Пожалуй, да. Иначе какого чёрта все эти любезные поцелуйчики при Луне. Я что, на клоуна похож, который по вызову приходит, Хёна? - Пол тормознул во дворе знакомой многоэтажки и, не желая утруждаться парковкой, отдал ключи от своего кроссовера подбежавшему работнику: мальчишке лет восемнадцати. Не поцарапай только. Брюнет взял Хёну за руку, словно делал так уже сотню раз и, сжимая её ладонь, без приглашения, потащил девушку за собой в её же квартиру. Он остановился возле стеклянных дверей, чтобы их открыть и негромко сказал из-за спины: Гулянки отменяются, я устал. Останусь у тебя, ты же не против? - он оглянулся через плечо, а потом открыл ей дверь и жестом руки пригласил зайти в холл первой. Сейчас что-нибудь закажем перекусить. Его смягчившийся голос был снова непробиваемо спокоен. На удивление быстро и внезапно Пол умел отходить в самых непредсказуемых ситуациях. Он ткнул пальцем в кнопку вызова лифта, но попал не с первого раза, чуть не поломав ноготь. В квартиру-студию он завалился следом за Хёной и тут же бросил свои ботинки. Не оглядываясь на хозяйку, нагло пощелкивая пальцами, он прошёлся до кухни, открыл холодильник и печально вздохнул. Пока девушка занималась переодеваниями, он открыл приложение на её телефоне, оставленном на столе, и от балды потыкал во все самые яркие ярлычки с изображением меню, потому что все равно не видел никакой разницы в названиях и ингредиентах чужеродной кухни. Звонок оператора был так же некстати и, сидя у окна за барной стойкой, он разругался с ней в пух и прах, в попытках выяснить что за соус они кладут в свои дурацкие закуски. Мужчина, стянув с себя водолазку и промокшую до нитки майку, кинув их прямо рядом на соседний стул, сидел, обращённый спиной ко входу в кухню с голым торсом и крайне усталым видом. Ничего из произошедшего за сегодня уже не волновало, только голова болела, и ныл желудок.
Когда в дверь позвонили, не прошло и пяти секунд, как Пол успел подорваться со стула, перебежать через всю квартиру и появиться на пороге в своём неприглядном полуголом виде. Смущённо улыбнувшись, девушка-курьер передала ему заказ и скрылась так же быстро, как пришла, окрашенная на щеках в пунцовый цвет.
Пол тихо прошёлся до гостиной, но Хёны там не было, он заглянул и в комнату, но девушки не оказалось и там. Брюнет, вздохнув, оглянулся. Видимо, ушла в ванну. Он дополз до кухни, расставил на столе свой заказ в многочисленных красных коробочках и сел на стул, принявшись ждать. Когда Хёна, наконец, вышла из душа и появилась на пороге, Энтвуд облегченно воскликнул: "Наконец-то! Садись за стол." Мужчина загадочно улыбнулся, пододвигая ей навстречу запечатанное блюдо. Я решил все-таки опробовать корейские супер-острые-соусы.
Голодный желудок был так рад любой пище, что новые для него угощения не показались чересчур пряными или несъедобно-острыми, Пол умял за обе щеки все предложенное ему на столе, даже не останавливаясь на перерыв. Во рту смешались разные вкусы, запахи и ингредиенты, и, удовлетворённый ужином, он откинулся наконец на спинку стула, сцепив руки замком на голом животе. Сквозь загорелую кожу сверкали вертикальные и горизонтальные полосы мышц. Уф... Редкостная дрянь, - мужчина едва заметно улыбнулся, расплываясь на своём стуле безвольной тушей. Он смотрел, как Хёна аккуратно ест, никуда не торопясь, и это зрелище было самым милым, что могла делать эта девушка, потому что даже во сне она была не такой безобидной. Пол улыбнулся шире. Почему я не нравлюсь твоим друзьям? - он чуть наклонил голову вбок. Вопрос-провокация крутился у него в голове уже давно, и если с Маркусом ещё всё было понятно, то, например, Джесси явно видела в нем какую-то несуществующую угрозу для своей подруги. По-крайней мере Полу казалось именно так. Мужчина посмотрел на девушку с вызовом и долей ехидства. Мне кажется, я для тебя хорошая партия, - он рассмеялся и решил, что всё ещё не наелся. Отобрав у девушки палочки, он ковырнул лапшу из её тарелки и отправил себе в рот. Разве нет? - жуя с набитым ртом, спросил он.

0

64

Это была хреновая затея – первое, что сказал Энтвуд, когда Лексус покинул внутренний двор стоянки. Хёна согласно кивнула, ответив спустя небольшую паузу с чувством собственного превосходства - Я же говорила - подкинь меня до автобуса! Она рассмеялась, деловито пристёгивая ремень безопасности – как задницей чувствовала экстренное торможение перед незадачливой мамашкой, выпорхнувшей из-за припаркованных вдоль дороги автомобилей вперёд коляской. Она болезненно прищурилась, чувствуя, как пронзительный гудок Лексуса заполняет собой всю её болезненно усталую за сегодня головушку.  Ах, как я устала; а ведь ещё придется позориться своим видом в кафе… Ведь он явно не в МакДак меня привезёт.
Я не понимаю, что значит - выбрать, никого не обидев. Нуууу…. - протянула Хёна; она сосредоточенно подбирала нужные слова, чтобы её ненароком заданный вопрос не обернулся скандалом на пустом месте. У меня такого не было. Не играю в такие игры. Я люблю сразу ставить людей на свои места. Если нет, значит нет. С самого начала, чтобы человек попросту на меня не надеялся.  Маркус отличный друг, хороший человек. – сказала кореянка, смотря на разворачивающуюся перед ними дорогу и на фары впереди идущих машин. Я же не могу ему сказать – Эй, парень, не надо меня любить. Девушка усмехнулась, потирая ладонями шерховатую поверхность конных бридж. Сижу такая грязная в этой новой машине, даже стыдно.
Тем временем, пролетали за стеклом различные вывески и здания, украшенные настоящим световым ансамблем ночного освещения. Хёна редко задумывалась над тем, как красив этот город – наверное, потому что ночами бывала либо в кровати, либо в клубе, а вот так созерцать никогда не спящий Лос-Анджелес ей удавалось не часто. Да и стремления не было и настроение, которое всё чаще создавал для неё этот мужчина. Мужчина в полном понимании этого слова; которого интересовали не случайные связи и шумные развлечения, а какая-то стабильность.  Возможно, если бы Энтвуд тогда не переехал её на своём коне, всё случилось бы совсем иначе. Как глупо. – подумала девушка и улыбнулась, едва покачивая головой в такт песне, играющей по радио. Как глупо всё начиналось. Лошадиная авария, потом та история с «папулей». И поехал же ведь за мной, денег выложил, чтобы забрать. А потом ещё и квартира. Конечно, ему обидно, стало быть, что я не плачу ему за всё это вселенской благодарностью и не падаю ниц. Мужчины – они такие. С другой стороны, если бы я вела себя по-другому, была бы я той самой Хёной, которую всем хочется любить?
За мыслями пролетала дорога; и девушка с некоторым удивлением обнаружила себя на парковке перед знакомой высоткой. Передумал насчёт кафе? Гулянки отменяются, я устал. Останусь у тебя, ты же не против? – будто ответил на её мысли Пол и кореянка поспешила радостно согласиться – конечно, не против! Я сама очень устала. Она мягко улыбнулась в ответ на его учтивость, с которой мужчина придержал для неё дверь. Сейчас что-нибудь закажем перекусить. О, здорово! Девушка поспешила словно как можно быстрее проскочить через холл, стесняясь своего внешнего вида при соседях.
Уже стоя в лифте, она подправила пальцем стремящийся убежать с её лица макияж и ещё раз сравнила свои скромные габариты с огромной фигурой стоящего рядом мужчины. Вот куда такой вымахал? Я рядом с ним как школьница.
Наконец, впервые за последние два дня, она попала в  свою квартиру. Предоставив Энтвунда самому себе, она устремилась к гардеробу, выбирая во что бы, наконец, переодеться, потом ускакала в душ. Горячие струи воды смывали с неё усталость, разогревали озябшее тело, наливая тонкую светлую кожу теплом и умиротворением. Хёна начисто смыла макияж, помыла голову. Вот, увидишь кореянку в первозданном виде. – улыбнулась она мутному отражению в запотевшем зеркале и, замотавшись в полотенце, выскользнула из ванной за феном. Пол сидел на кухне, обратившись к ней голой спиной. Ух, какие мышцы. – мелькнуло в мыслях; девушка вскоре снова уединилась в ванной комнате.
Высушила волосы, накинула на тело ночнушку – а чего наряжаться, всё равно скоро спать, после чего надела на плечи толстовку, чтобы ненароком не простудиться; вышла к мужчине. Наконец-то! Садись за стол. Оооо, тут что-то вкусненькое – девушка ускорилась, вытягивая шею и лаская взглядом лакомые коробочки. Я решил все-таки опробовать корейские супер-острые-соусы. Главное, чтобы потом не пожалел. Хёна улыбнулась и игриво поскребла голую лопатку Пола своими длинными ногтями. Иш, оголился тут!
Заползла напротив него на высокий табурет и зябко подтянула под себя ноги. Вот поем, а потом в тёплую постельку. Девушка с ухмылкой понаблюдала как молниеносно мужчина всасывает в себя еду, а сама кушала не спеша, с толком и расстановкой, запивая водой и ловко орудуя палочками так, будто они были приклеены к неё пальцам или являлись их продолжением.
Ты так много заказал – как будто на армию корейцев. Почему я не нравлюсь твоим друзьям? Хёна даже поперхнулась такому неожиданному вопросу и, отпив воды из длинного стеклянного стакана, оглядела улыбающееся лицо Пола. Ну, как тебе сказать – Она неловко усмехнулась, вертя палочками. С Маркусом, по-моему и так всё понятно, Брайан запомнил тебя как неадеквата с того дня в баре, а Джесси вполне нормально к тебе относится. Но да… она задумчиво посмотрела на мускулистый торс мужчины. Она считает, что коммуникации людей таких разных весовых категорий могут быть опасны. Хёна заливисто рассмеялась – Сказала – "ты бы лучше его не злила, а то прихлопнет как муху!"
Мне кажется, я для тебя хорошая партия – сказал мужчина, отжав у неё палочки и еду, впрочем, девушка уже наелась, поэтому отдала всё «без боя». Ну вот зачем ты лезешь выяснять, а? Не порть вечер! Протарабанив ноготками по столешнице, Хёна залпом допила оставшуюся в стакане воду. Разве нет? Сойдёт! – наигранно радостно сказала она и соскочила с табуретки, желая взять ситуацию в свои руки, пока он ещё чего-нибудь подобного не спросил. Пойду найду тебе полотенце. Шелестя босыми ступнями по полу, она ушла к шкафу и, покопавшись, достаточно быстро нашла то, что искала.
Я повесила его в ванной и пошла спать! – объявила девушка и ускользнула за дверь спальни, кинула скомканную толстовку на комод, с которого она неряшливо соскользнула на пол, но поднимать было уже лень. Постель встретила её прохладой и, закутавшись в одеяло, она никак не могла согреться, терпеливо дожидаясь, пока вернётся Пол. Ну не ляжет же он на диванчике, я надеюсь.
А он всё никак не приходил. Кореянка встала и пошаталась по всей квартире-студии, шагая на мысочках, словно желая, чтобы как можно меньшая часть её тела касалась пола. Наконец, дверь из ванной распахнулась. О – девушка кротко улыбнулась, направляясь к мужчине и беря его за руку. А я тебя жду – она увлекла Пола за собой, кокетливо улыбаясь и, аккуратно идя спиной вперёд, затащила его в постель. Впрочем, затащила - слишком громко сказано - кажется, он был вовсе не против. Мне без тебя холодно – пояснила она жалобно, ныряя в его объятия. С одной стороны, это было так мило и комфортно, а с другой – куда деваются под покровом ночи твои принципы и строптивость, Хёна?!

0

65

Сытный, хотя и совершенно непонятный ему ужин, наполнял тело теплом и, наконец, после тяжёлого долгого дня Пол почувствовал себя даже на жёстком барной стуле согретым и расслабленным. Глаза грел уютный свет настенных ламп - включать верхние светильники Пол не стал, потому что полумрак был сейчас кстати, и не хотелось утомлять глаза. Мужчина, повертев несуразные палочки между пальцами, отложил их в сторону. Все-таки странные люди, почему нельзя есть вилками? Он мельком глянул на Хёну, та соскочила с табурета так быстро, что он подумал, будто она упала. Сойдёт! Пол качнул головой, грустно улыбнувшись. Он упёрся взглядом в свои колени. Тебе всё сойдёт, только ты меня и на полшага ближе не подпускаешь. Он встал за ней следом и собрал одним движением руки пустые коробки со стола в большую кучу, и, пододвинув ногой мусорное ведро, скинул их туда. Пойду найду тебе полотенце. Пол моргнул, опустив голову и не оборачиваясь на хозяйку квартиры, а потом продолжил вытирать тряпкой, а скорее даже размазывать ею по столу крошки еды и скидывать их следом вниз, в мусорную корзину. Это кропотливое занятие заняло кучу времени, и мужчина даже подвыбесился, что чем больше он тёр проклятой тряпочкой стол, тем сальнее становилась поверхность.
Вот он во всем был такой. Пол не терпел грязи и стремился во всем обрести систематизацию. Возможно именно поэтому их взаимоотношения с Хёной его раздражали настолько же, насколько забавляли и грели. Всё, совершенно всё, смешалось в голове, он совсем не понимал что делает посреди её кухни, да ещё в таком виде, без рубашки, как у себя дома. И что будет завтра, может они снова поругаются из-за чепухи или вдруг все станет хорошо и солнечно. Путаница его, мягко говоря, смущала и подбешивала, но он отныне запретил себе рвать волосы на голове по каждой фигне. Он взял себя в руки, выдохнул, и, делая вид, что не принимает во внимание её голые ноги и прочие части тела, кокетливо выглядывающие из-под плотного белого кружева, прошёл мимо девушки в просторный, ещё совсем пустой, коридор. Сюда бы что-нибудь поставить, а то как в психушке - никаких острых углов и травмоопасной мебели. Я повесила его в ванной и пошла спать! Энтвуд снова коротко кивнул, будто боялся говорить с ней, чтобы не сказать чепуху, и посмотрел в отражение большого зеркала на Хёну. Она, сверкая перед его носом своим точеным силуэтом, как перед собакой куском свежего стейка, удалилась в комнату, и Пол ещё посмотрел ей вслед, прежде чем уйти в душ. Черт, засранка, - он тихо прошипел это себе под нос, расчесывая на затылке какую-то старую болячку до крови. Это скользкое движение руки назад от лба к затылку было уже какой-то стойко выработанной привычкой, вызывающей в нем волнение. Каждый раз, стоило ему подумать о Хёне или встретить её - хотелось выдрать с головы все волосы до единого.
Тёплые струи воды словно обжигали обмороженную красную кожу. Какое же это блаженство - снять с себя отсыревшую одежду, обогреть устало насупленные плечи, да и голову, наконец, помыть, чего уж. Он с удовольствием бы сбрил с лица жёсткую щетину, но лазать по полкам в поисках запечатанной бритвы не стал. Решил, что потерпит ещё денёк: завтра уж окажется дома и первым делом - долой волосы на лице. Он встал на холодный кафель голыми влажными ступнями, едва не потеряв равновесие. Неловко схватился за батарею, снес одним движением собственную одежду. Среди прочего барахла он почти не глядя выбрал свежее полотенце кристально-белого цвета; принимая кожей его мягкие объятия, Энтвуд обернулся в него под пояс и ещё немного постоял перед раковиной. Он умыл лицо прохладной водой и вот теперь всё встало на свои места: вернулось относительное душевное спокойствие, которое овладевало им перед крепким сном, и даже нахождение в чужом доме не напрягало так сильно, как могло бы. Хотелось чувствовать здесь себя в своей тарелке, конечно, ведь это он устроил ей квартиру, и все дела, но пока не получалось. А может и не должно было получиться. Слишком многого захотел.
Пол вышел из ванной комнаты, едва слышно скрипя половицами.
Он полагал, что Хёна уже спит, но её лицо, встретившее брюнета в дверях говорило об обратном. Пол улыбнулся, растягивая губы в широкой неестественной для них позе от уха до уха, он был больше похож на довольного кота перед блюдцем со сметаной. Почему ты ещё не спишь? - по-отцовски положа ей на плечо руку, Пол заглянул Хёне в глаза. А я тебя жду. Нежная, словно шёлк, кожа прикоснулась к мужской огрубевшей ладони. Пол хотел ответить что-нибудь эдакое, но решил, что как-то некстати, он просто молча проследовал за кореянкой в спальню. Мне без тебя холодно. Проникновенный взгляд карих глаз обезоружил его целиком и полностью. Сразу куда-то пропал весь серьезный настрой, да и беспокойство всяческое тоже отошло на второй план. Энтвуд потянул Хёну за руку к себе ближе и вместе с ней упал в объятия перин. Он как-то неловко закутался в своё полотенце и скрутил его крепким узлом. Идиотская влюблённая улыбка, которой он никак не мог сопротивляться, не сходила с его лица ни на секунду. Взрослый мужик, называется. Энтвуд ругал свою хреновенькую неустойчивую броню против женских чар. Впрочем, он мог бы противиться кому угодно, но точно не Хёне. В одной этой маленькой девчушке, такой многогранной, словно мечущейся меж двух огней, как между своим внутренним ангелом и демоном, было сосредоточено столько нового и живого, с чем Пол до этих пор никогда не имел дела. И это манило его сильнее её красивой фигуры, милого личика, забавной улыбки. Огонёк в её душе, и загадочный порядок мыслей, которые было так тяжело разобрать, но он все же сгорал от любопытства.
Тогда прижимайся поближе, - он притянул Хёну к себе, зажимая в крепких объятиях. Одно то, что она сама этого хотела - было большой удачей, и Энтвуд удерживал этот момент, чтобы вдоволь им насладиться. Он шумно, нарушая тишину уснувшей квартиры, вдохнул запах её волос, перемешанный со сладким ароматом шампуня.
Ты красивая. Без макияжа особенно, - Пол прикрыл тонкое голое плечико краем одеяла, мельком проглядывая на освещённое огнями ночного города лицо кореянки. Молчание было кстати, и не мешало чувствовать себя хорошо. В молчании он обдумывал каждое случайное действие, которое в итоге привело его сюда. Внутренний голос - такая забавная штука, - куда-то в пустоту потолка констатировал брюнет. Пол вспомнил, как зудела над ухом, словно оса, совесть, когда он сбил Хёну на своём коне в тот первый день их знакомства. И как тяжело ему было противиться мыслям оставить её в участке, такую безалаберную девицу. И даже как страшно было представить, что он, имея возможность помочь, бросит её тухнуть в общежитии в обнимку с клопами. Нет, не было в этом ни капли геройства. Все только он - внутренний голос. Совестливый наставник, которого порой хотелось послать куда подальше с его безумными идеями и советами, но в конце-концов удачными оказывались только те из них, которыми Пол не побоялся последовать.
Он устало прикрыл глаза, обнял легонько Хёну за талию и нащупал шершавое кружево у себя под пальцами. Мужчина по-хозяйки крепко сжал краешек материи в своей ладони и просто замолчал, не пытаясь искать продолжения.
Сегодня ночью ему не спалось, и, наверно, неспроста. Во сне он провёл минут 40 от силы, все остальное время ворочался и стонал, словно раненый слон, а потом проснулся и больше не смог сомкнуть глаз до рассвета. Все было не так, непривычно, неудобно, неясно. Брюнет искал то положение, в котором мог бы задержаться дольше пяти минут, но не получалось. До кучи он ещё и не хотел разбудить сладко спящую девушку, поэтому заставлял себя замереть в неудобной позе, от чего сводило руки и ноги. В конце-концов, намучившись сполна, он откинул одеяло в сторону и медленно привстал. Облокотившись руками на мягкую перину, сел на край постели и внимательно изучил свои ноги, а вернее их тёмный силуэт. Сквозь огромное окно миллионы огней попадали внутрь просторной комнаты, они мелькали, танцевали, преломлялись и сигали со стен на потолок, оттуда на пол. Внутри всё сжалось от раздражения, Энтвуд встал и подошёл к самому стеклу, облокотившись на него ладонями. Из горла вырвался тихий скрип, непонятно только, о чем он говорил.
Энтвуд, пошелестев по открытым полкам с постельным бельём, нашёл плотный плед, небольшую подушку, укрытую в наволочку, и, тихо шлепая по полу, оттащил всё добро на раскладное кресло, что стояло в углу комнаты. Оттуда, как минимум, было видно Хёну, и как максимум - там было темно и мягко, а назойливый свет не тревожил сон. Пол уснул очень быстро, но на удивление ненадолго. Проснулся он раньше Хёны, и, обнаружив что уже светает, а огни города гаснут и утихают, перемешиваясь с блеклым солнечным заревом на горизонте, едва держась на ногах перебрался обратно в тёплую кровать. Сначала пришлось натянуть на себя свои же труселя, потому что спать в полотенце дальше было невозможно. Замёрзшие ноги, коснувшись кожи Хёны, разворошили её сладкий трепетный сон, и Пол затих. Он, едва дыша, мило чмокнул её пухлые приоткрытые губки, и тихо просопел: Спи, спи. Сам брюнет ещё лежал без намёка на сон, но когда всему городу уже пора было, наконец, просыпаться, он откинулся в лёгкую дрему и стал тщательно прислушиваться к каждому шевелению на соседней подушке. В попытках согреться, Энтвуд не отпускал тёплую мирно спящую девушку из своих объятий.

0

66

Хёна уютно прислонилась щекой к обнаженному и такому теплому торсу мужчины. Здесь, сейчас и с ним было удивительно хорошо. Несмотря на то, что они очень разные и ничтожные нити, связывающие этих людей, были почти невесомы, общее всё же было - стремление к комфорту. Если бы эта рыжеволосая кореянка была кошкой – наверное, мурчала бы; настолько сладким чувством обернулось желание раствориться в сильных мужских объятиях. Для неё не существовало сейчас мыслей о том, что она вообще такую близость не приемлет и, возможно, потом, вспоминая об этом вечере, она спросит сама у себя: «Хёна, чем ты думала?». Но сейчас это было совсем не важно.
Ты красивая. Без макияжа особенно. Хёна подняла взгляд вверх, на щетинистый подборок, и шепнула:  Ты мне льстишь. Её тонкая рука нежно легла где-то в районе его сердца; девушка улыбалась уголками губ, чувствуя ладонью его равномерный стук. Но мне нравится.
Внутренний голос - такая забавная штука. К чему ты это сказал? – хотела было спросить Хёна вслух, но не спросила, словно непрозвучавшие слова просто уснули на её губах. Да не важно, к чему он это сказал… Тяжёлые веки закрывались сами собой, а завораживающее тепло манило её в пучину сновидений.
Где-то под утро девушка почувствовала, что ей холодно и рядом что-то шевелится, она вяло задвигалась, приподнимая голову и, приоткрыв один глаз, увидела рядом лицо Пола. Спи, спи. Угу – сонно согласилась кореянка, настойчиво заползая на мужчину всем своим хрупким телом, перекидывая правую руку и ногу через него. Чуть поворочавшись, она вскоре снова удовлетворённо засопела.
В назначенный час затрезвонил будильник на её телефоне какой-то милой песенкой с корейской поп-эстрады. Хёна, вняв знакомой мелодии, вытянулась в струнку, потягиваясь и зевая. Потом подскочила на кровати, упираясь на колени и взметнув рыжими волосами, чтобы убрать их с лица. Доброе утрооооо! Она раскинула руки в стороны и подвигала плечами, подтанцовывая под мелодию своего будильника, прежде чем дотянуться до телефона и выключить его. С каких таких пор почти голый мужик в моей постели вызывает у меня такие радостные эмоции?
Рассмеявшись своим мыслям, Хёна ловко взгромоздилась на лежащего Энтвунда верхом, цепко обняв его обнажённые бока ногами. Полик! Она, игриво улыбаясь, ритмично пошлёпала ладошками по его голой груди. Ты чего такой кислый? Энергия, казалось, бурлила в ней и плескалась через край.
Кореянка наклонилась к мужчине, внимательно разглядывая его лицо, погладила пальцем след от отпечатавшейся складки наволочки на щеке Пола. Её волосы (кои-то веки Энтвуд видел её без укладки, без уже привычных упругих локонов), прямыми прядями свисали вниз. Что ты там вчера говорил про внутренний голос? - переспросила девушка, задумчиво глядя в окно. Вот у меня нет внутреннего голоса, но я жопой чувствую, что скоро что-то произойдёт, что всё с ног на голову перевернёт. - она незадачливо высказала то, что вертелось у неё в голове, подумав, что Пол сейчас всё равно мыслит гормонами, а не мозгами и вряд ли примёт к сведению и тщательному рассмотрению её слова, сказанные невзначай. Чувство, "что что-то произойдёт" - она с ним проснулась и теперь, наверное, долгое время от него не отвяжется.
Хёна наклонилась ещё ниже, щекоча волосами его мускулистые плечи. Поцелуй меня, что ли.  – девушка улыбнулась в миллиметре от его губ, не торопясь сделать первый шаг навстречу.

0

67

Короткие отрывки сна были очень беспокойными. Пол все время по крайней мере одним ухом оставался на поверхности, прислушивался к шевелениям Хёны и стуку редкого дождя по большим окнам. После трёх-четырех попыток заснуть покрепче, он уже просто лежал с закрытыми глазами, ожидая пробуждения девушки. Та, как назло, только сильнее закапывалась в гриву своих рыжих волос и крепче прижималась носом к его груди. Казалось, что этот уютный сон может длиться вечно, и в конце-концов Пол сдался, провалился в безмятежную дрему, которая однако очень скоро прервалась громким дребезжанием телефона по деревянной поверхности тумбы. Сначала эта протяжная назойливая вибрация, а затем пронзительные звуки музыки и иностранных голосов вытащили его буквально за уши, и он, как теперь ни хотел бы, уснуть уже бы не смог. Энтвуд мысленно корил себя за эту дурацкую бессонную ночь, за то, что никак не научился за тридцать с лишним лет не тратить бесценное время отдыха на мучительные раздумья, беспокойные мысли и самокопание. Наверно, он мог бы научиться чему угодно, но только не этому. Такой вид саморазрушения был ему ближе всех прочих. Тем не менее, было уже поздно пытаться что-то изменить, и Пол, сладко потягиваясь, приоткрыл один глаз. Сонное, но от того не менее милое личико уже смотрело на него в упор, словно она провела в таком положении всю ночь, наблюдая за ним. Доброе утрооооо! Энтвуд, щурясь от света, улыбнулся. Ччч! Не шуми, ты что, спящего человека так оглушила. Мужчина широко раскинул руки и, перехватив девушку за плечи, подтянул сначала ближе, а потом взгромоздил на себя, но она будто даже была не против. Надо же, а я приготовился уже огрести. Холодные гладкие ноги обвили его бока и сдавили живот, он хрюкнул и закатил глаза. Полик! Ты чего такой кислый? - рыжеволосая тарабанила ему пальцами по груди. Он на секунду завис, опуская взгляд на её оголенные коленки, красивые изгибы тела, прикрытые кокетливым кружевом, за ночь смятым и теперь уже не выглядящим таким свежим и эротичным, как вчера. Впрочем, снять его хотелось не меньше, а может даже больше, чем когда либо, и Пол отвёл глаза, заостряя внимание на своих руках, раскинутых по простыни. Пальцы крепко сжимали белое постельное бельё. Теперь уже не кислый, - он очень быстро скользнул по ней заинтригованным и томным взглядом голубых глаз, в них, если вглядеться, можно было углядеть огонёк, который Пол старательно тушил, чтобы Хёну не пугать. Хотя это было для него непонятно: он, мужчина, в её постели, приглашённый ею, просыпается и видит, что она ловко запрыгнула на него и нисколько такого положения дел не смущается. Вопрос: как это расценивать? Но сделай он хоть один лишний шаг и всё - расстрел. Что за непоследовательность?
Мужчина, уже давно привыкнув к всяческим выходкам Хёны даже не надеялся на какое-нибудь интересное продолжение, он просто получал удовольствие от того, что и такое тесное и искреннее общение - уже достижение для них, и теперь не он один пытается расшевелить Хёну, но и наоборот. Когда-то совсем недавно он не мог бы допустить даже в перспективе и такого. И вот теперь - её лицо напротив, так близко, он даже не дёрнулся ей навстречу - все таки удержался силой воли, хотя очень хотелось. Пол лишь широко улыбнулся.
Что ты там вчера говорил про внутренний голос? Вот у меня нет внутреннего голоса, но я жопой чувствую, что скоро что-то произойдёт, что всё с ног на голову перевернёт. Энтвуд даже негромко хохотнул, выгибаясь под девушкой дугой: Жопа чувствует лучше, чем внутренний голос. А если серьёзно, кончай ерунду выдумывать. Пол, освободив из своих крепких ладоней край простыни, положил ещё не совсем подвижные после сна руки на ноги к Хёне. Он сделал это так резво и без запинки, словно поступал так уже ни раз, словно это были его собственные ноги, и сжал пальцами нежную кожу, оставляя на ней красные отпечатки своей пятерни. Ну вот что ты залезла на меня. Игры какие-то. Брюнет уставился сквозь рыжий водопад растрепанных волос в её глаза. Внутри закипала жажда, она перемешивалась с нестерпимо острым привкусом возбуждения, но Энтвуд все же сильнее своих желаний, да и был не готов поставить на кон эти и без того непростые отношения, чтобы ещё раз тронуть Хёну без приглашения.
Но, вот незадача - все её кокетливые "неприглашения" расценивались до ужаса простым складом мужского ума, как обратное. И Пол в упор не понимал почему она себя так ведёт, и как ему реагировать. Он оставался пассивным зрителем её игры, и это его несколько утомляло. Утомляло, конечно, не как хорошего человека, который был ей как минимум надежным другом и оберегающим плечом, а как мужчину, чьи простые интересы упирались в благочестивость и грани допустимого. Тяжело с вами, девочками, - он хитро улыбнулся своим мыслям и закусил губу. Кровь по венам устремилась вниз через всё тело. Он тревожно заелозил под хрупким тельцем, которое опоясывало его сверху. Вдруг губы её приблизились, но, хитро улыбаясь, не коснулись его. Пол даже оторопел от такой решимости и сделал удивленные круглые глаза, усаживаясь вертикально вместе с Хёной. Поцелуй меня, что ли. Брюнет кокетливо повёл бровью вверх, а потом взял её щеки аккуратно в свою ладонь, чуть приближаясь к её лицу. Не-а. Твоя очередь. Он игриво проскользнул ладонью вверх по её бёдрам, на талию и прочь в разные стороны, но приближаясь к ней лицом таким образом, что оставалось сделать шаг в пару миллиметров, и губы бы сомкнулись в поцелуе. Пол блаженно прикрыл глаза, будто щурясь. Нуу? - он не выдержал паузы и рассмеялся, хватаясь за её лицо своими сухими губами. Пол с особенным удовольствием и крайне жадно целовал каждым сантиметр её лица: губы, их уголки, подбородок, щеки, даже верхнюю часть шеи, скрытую за пышной гривой спутанных волос.
Пол в какой-то момент поймал себя на мысли, что вся игра в недотроги затянулась, но чем дольше она длилась, тем живее становился он сам. Его будто подстёгивала к действиям эта дурацкая неприступность, но он точно знал, что потому и влюбился по самые уши: Хёна никогда не была и не станет похожей ни на одну из покладистых и простых дам, готовых раскрыться и отдаться после первой встречи с красивым мужиком. Потому, наверно, Энтвуд её и не мог ни за что винить, хотя и очень хотелось и даже кое-где такой расклад дел его даже злил; но вместе с тем мужчина точно понимал, что не даст слабины, чтобы потом жалеть, что их непростые отношения прошли через такие тернии и похерились всего лишь из-за его слабости.
Пол, прижимаясь своей голой грудью к её хрупкому телу, после долгого молчания, наконец изрёк что-то более-менее внятное: Прекрати надо мной издеваться. Пожалуйста. Ты очень красивая. И я тебя страшно хочу, - брюнет вдруг сменил серьезный тон на более простой, разбавленный нотками нервного смешка, - но не буду. Пока не попросишь вслух и внятно. Он нервно хохотнул, прикрывая её голые плечи и ноги краем одеяла, как крышей, таким образом, что они оба оказались внутри этого импровизированного кокона. Энтвуд горячо и сильно прижал кореянку к себе, переворачиваясь с ней на бок и целуя снова. Хотя зря, тебе бы понравилось. Он громко рассмеялся, да так, что кровать завибрировала, и, отталкивая Хёну на другую часть матраса, протянул: А теперь, кыыыыыш отсюда, негодяйка, - Энтвуд перетащил на себя все одеяло, оборачиваясь в него и выглядывая только одним глазом наружу. Пол хохотал, словно ребёнок, и так непосредственно, открыто, громко, даже сам не зная от чего. Скорее всего от реакции Хёны на его выкрутасы и едкие замечания, которые, должно быть, смущали девушку.
Вроде бы ничего особенного, но это утро началось для него, пожалуй, лучше всех предыдущих, когда они по очереди просыпались в непонятках после разгульной ночи друг у друга в квартирах, ничего не помня и собирая себя по кусочкам.
Пол, смирившись, что спать уже не получится, да и Хёна ничего нового не предложит, уселся на край кровати, все так же обёрнутый в тёплое объемное одеяло. Он поскрипел, потягиваясь руками к потолку и встал, отбросив свой "кокон" обратно на постель рядом с девушкой. Вертя задницей в серых трусах, прошёлся вокруг кровати и глянул через окно на улицу. Мерзкий дождь тарабанил по асфальту, не прекращаясь, а мокрые автомобили сновали туда-сюда мимо домов по широкому проспекту, и постоянно откуда-то доносилось их раздражённое гудение.
Итак, красота моя, - он обернулся, прижимаясь спиной к стеклу; как хорошо, что с той стороны не видно моей жопы... Чем мы займёмся в ожидании чего-то, что перевернёт нашу жизнь с ног на голову? - он взъерошил и без того спутанные волосы на своей голове, а потом натянул на себя джинсы, не став застегивать ремень и подошёл вплотную к краю кровати, вытягивая руки в сторону кореянки  обнимая её за плечи.

0

68

Пол лежал под ней, такой смиренный и сдержанный, раскинув руки и впиваясь пальцами в постельное бельё. Девушка резко вспомнила, каким не приветливым он был вначале их знакомства. Надо же, как он изменился. Нет, вернее я его изменила. Хёна улыбнулась, сверкнув хищным взглядом, почувствовав в своих тонких ручках определенную власть над этим мужчиной. Это, конечно, не хорошо, но кто сказал, что эта кореянка - хорошая девочка?
Власть над чувствами, моральная сила - может быть, но вот физически Энтвуд явно её превосходил многократно. Он всего лишь рассмеялся, выгнувшись в спине и без затруднений приподнял девушку, которая в этот момент почувствовала себя просто невесомой.
Отцепившись от простыней, мужчина положил свои тяжелые ладони ей на ноги. Это прикосновение, такое крепкое и мужское было так приятно и волнующе. Девушка почувствовала, как фейерверком внутри неё бушуют внезапно очнувшиеся эмоции; огоньки живого девчачьего задора заискрились в её карих глазах.
И он смотрел на неё такими же глазами, полными сдерживаемого желания и светлых тёплых чувств к ней. Хёна вновь чувствовала его напряжение, но не такое, как вчера, когда между ним и Маркусом едва ли не пролетали молнии, а другое, не приправленное негативом и злостью.
Энтвуд сел вместе с ней на кровати, отчего Хёне на миг показалось, что она теряет равновесие; девушка ловко схватилась руками за его мускулистые широкие плечи и шею. Не-а. Твоя очередь.  Его руки прошлись вверх по бёдрам на талию, Хёна будто ждала этих прикосновений, млея в обаянии Пола. Кореянка податливо прогнулась в пояснице, прижимаясь к голому торсу ещё ближе; желанные губы были так близко, но девушка силой воли не дала себе поддаться искушению. И не зря – мужчина не выдержал первым, покрывая поцелуями её губы, игриво касаясь щёк. Не обошёл вниманием и одну из эрогенных зон – шею; стоило Полу дотронуться до неё, как Хёна сладко трепетала, сжимая пальцами его плечи. О боже, почему мне это так нравится? – только и подумала кореянка; такая близость с ним  была чем-то новым и неизведанным.
Прекрати надо мной издеваться. Пожалуйста. Ты очень красивая. И я тебя страшно хочу, но не буду. Пока не попросишь вслух и внятно. Хёна, прикрыв веки, чуть опустила голову, бодая лбом шею и подбородок мужчины. Она шумно выдохнула в попытках прояснить мысли и овладеть ситуацией. Податливость, с которой она поддавалась этим ласкам сама её немного пугала.
Хотя зря, тебе бы понравилось.  – мужчина с силой прижал к себе её хрупкое тело и перевернулся на бок. Рассмеявшись, девушка не смогла сдержать очередной колкости – Кааааакое самомнение!
В ответ на её слова, мужчина оттолкнул её от себя подальше, воскликнув: А теперь, кыыыыыш отсюда, негодяйка. Комната наполнилась весёлым хохотом двух людей; теперь даже погода за окном не казалась такой угрюмой, когда внутри будто светлячком теплилась такая динамичная и яркая жизнь.
Хёна проводила взглядом Энтвунда, вставшего с постели. Вот и всё на сегодня. – с грустью подумала кореянка. Она как-то отчуждённо посмотрела на серые труселя мужчины и, казалось, не могла поверить что всё то, что сейчас между ними было, вообще произошло.
Итак, красота моя,  Чем мы займёмся в ожидании чего-то, что перевернёт нашу жизнь с ног на голову? Вот ты шутишь… а мне правда чувствуется что что-то произойдёт. Кореянка нервно вздрогнула плечиками и послушно поддалась объятиям мужчины. Чем ещё заниматься – работа ждёт! – эта фраза должна была быть произнесена с воодушевлением, но получилось скорее с содроганием. Девушка осела немного назад и уставилась взглядом в расстёгнутую пряжку ремня, маячившую прямо на уровне глаз. Хёна по-хозяйски застегнула ему ремень и даже какой-то потайной крючочек на джинсах.
Продевая конец ремня через тугую пряжку, она выдала чётко взвешенную фразу: Я девочка, понимаешь? Хёна подняла взгляд снизу вверх на лицо Пола, проникновенно заглядывая ему в глаза. А если мне понравится, я перепробую всех мужиков Лос-Анджелеса.
Придерживаясь за ремень на штанах мужчины, Хёна встала с кровати, лениво потягиваясь и зевая. Надо было собираться на работу.
Уже гораздо позже, накручивая локоны на плойку перед зеркалом и прыская волосы какой-то благоухающей смесью со странным названием «термозащита», она обратилась к Полу, который непринуждённо шлёпал мимо. Тебе какой цвет волос больше нравится? Она обернулась к нему, смахнув проводом плойки какой-то баллончик. Тот звонко ударился о пол и покатился в сторону входной двери. Блондинки или брюнетки? Хёна лучезарно улыбнулась и, докрутив прядь, унеслась собираться.
Вскоре, она была готова выезжать на работу, что, впрочем, они и сделали.

0


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » I beliiiiiive, I can flaaaaaay....