Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Другие места КСК » Парковка посетителей


Парковка посетителей

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Маршалл, нарочно избегая столкновения своих глаз с Таниными, поднял взгляд с собственных рук вверх -  через лобовое стекло, разглядывая чем-то приглянувшийся ему столб. Достаточно аккуратно покрашенный, но вон, даже его не сильному зрению в силах заметить большую царапину. Впрочем, к чему это вдруг?
Таня, усевшись в кресле поудобнее, неожиданно взяла его за руку. Не надо, я прошу тебя. Не пытайся меня неволить, ты сделаешь только хуже. Девушка заговорила, говорила вполне развёрнуто – о своих чувствах. Маршалл молчаливо слушал, чуть повернув свой строгий профиль в её сторону, но по-прежнему избегая столкновения взглядом. Руки девушки мягко обвили его лицо, потихоньку поворачивая  к себе. Эминем, с некоторым сопротивлением поддался. Он чувствовал себя пойманным, будто нашкодивший школьник. Вспомни, кто ты есть, в конце концов, что размяк как хлеб в воде. Совсем с катушек съехал, старый дурак. Обругав себя, Эм заполучил новый заряд жестокой злости, глубоко запрятывая разыгравшиеся чувства под броню холода, которым сейчас, впрочем, как и всегда за редкими исключениями, жгли его глаза. Знаешь, как это называется? Маршалл хранил гробовое молчание, да и сам был недвижим, словно мыслями он витал далеко отсюда и не слышал всех её слов.
Нет – наконец проронил рэпер. Я не знаю, как это называется. Эм аккуратно вынул свою руку из рук девушки, положив её на руль. Было в этом действии что-то величественное, даже царственное. Быть может, он и был, вернее считал себя царём. Царём – тираном. Что он сейчас сказал, было, по меньшей мере, жестоко по отношению к Тане, которая, можно сказать, призналась в своей любви к нему. Но какая-то защитная реакция его души опровергала её слова, диктуя губам именно такой ответ. Куда ты скачешь такими темпами? Нет, ты стараешься меня связать, привязать. Я, я не знаю, что мне делать дальше. Надо обдумать это.
Куда же делось то страстное существо, которое так бушевало внутри него? Быть может, оно всё ещё, несомненно, было живым, лишь преобразовалось в другую степень. Совсем недавно, этот зверёк приоткрывал какие-то двери, услужливо подавая ключи, а сейчас он, всё с тем же тихим лукавством запирал их обратно. Чего-то испугался, обо что-то обжёгся этот маленький скрытный зверёк, живший где-то глубоко-глубоко, вернее, прячущийся в темноте, что бы больше никто не смог подцепить его острым железным когтём и вытащить наружу, обрушивая на хрупкие внутренности боль и страдания. Из-за которых он когда-то умирал. Но, несмотря на все беды и боль, этот маленький зверь оказывался сильнее, оказывался живучее и никакой грозовой разряд не мог разразить его. Он выживал, но становился недоверчив и опаслив, прячась в глубину сознания, игриво, порой щекоча натянутые нервы маленькими, коротко спиленными коготками.
Эминем вставил ключ в зажигание, с удовольствием чувствуя, как мелко вибрирует машина, прогревая мотор. Затылком он упёрся в спинку кресла, чуть приоткрыв рот, глубоко вздохнул. Я хочу побыть один. Тебя куда-то подвезти? Да куда я поеду-то? Хочется куда-нибудь в тихое место, но и пожрать я не откажусь. Быть может, какое-нибудь маленькое тихое кафе? Да, пожалуй, это был бы оптимальный вариант. Он совсем не подумал о том, что Таня может обидеться на него. Да и если бы и подумал, отмахнулся бы от этой мысли, аргументируя примерно такими словами: «Да куда она от меня денется!» Не каждая девушка ушла бы от звезды такой величины. Вопрос в том, принадлежит ли к этой массе Таня? Быть может, именно она является исключением. В какой-то момент, что-то нахлынуло и зацарапалось внутри, захотелось вдруг прижать её к себе и вновь почувствовать вкус её губ. Но Маршалл сдержал себя, не выразив истинных желаний ни одним малейшим намёком. Быть может, он переставал быть сумасшедшим?

Отредактировано Eminem (2011-17-10 21:57)

+1

32

Неожиданно рука мужчины выскользнула из ее ладони. Что? умиротворенное до этого выражение лица сейчас напомнило скорее потерянное в непонимании ожидание. Тонкие черные брови нахмурились и еле заметные морщины рассекли лоб Тани. 
Нет. Я не знаю, как это называется.-эти слова ледяным дождем обрушились на голову Тане. Нет, а о чем она думала, чего хотела? Быть может, не в её силах удержать все в своих руках? Может достаточно пытаться ей идти вперед, не останавливаясь на месте? Стой, Таня, сделай паузу. Передохни.
Но то ли было сейчас в ее голове? Конечно нет. Ах, ну конечно!..-девушка резко развернулась лицом в лобовое стекло-Господи, повелась на сказки, дура!..
Холодная дрожь пробрала все тело, по рукам и ногами побежали мурашки. Темные глаза опустились в пол. Хотелось ли ей плакать? Нет. По-крайней мере именно сейчас, пока еще ощущалась холодная боль, как ссадина не дающая покоя.
Я хочу побыть один. Тебя куда-то подвезти?
Последняя эта фраза только подлила масла в огонь и в сердце девушки бешено забурлила кровь. Тем не менее, внешне она оставалась более чем равнодушной.. Пока...
Таня набрала побольше воздуха в легкие и толкнула дверь машины рукой. С первого раза не получилось, так что она тут же повторила попытку, настойчиво пихнув тяжелую дверцу от себя. Она с негромким хлопком открылась.
Правая нога, словно потеряв все силы, сползла по высокому порогу машины. Сквозь зубы процеживая слова, оставаясь все еще в салоне автомобиля, Таня протянула, может быть с горяча, но очень точно описывающую её состояние фразу-Так побудь один, Маршалл. Захочешь снова поиграться-возвращайся!-с горькой злостью она поджала нижнюю губу  и выскочила из машины. На сидении, чуть скомканная, осталась лежать черная майка. Этот саркастический тон, преисполненный холодом и обидой остался в её голове.
Брюнетка повыше застегнула скрипучую молнию на своей кофте и одним движением руки захлопнула за собой дверь джипа.
Морозный ветер пробиралась каждую косточку и терзал в своих руках её черные волосы, что сильно растрепались на её голове. Пошли все к черту-только одна холодная слезинка ненароком вырвалась из ее глаз. Гордо стерев след от нее на своей щеке, Таня спрятала нос в невысокий воротничок кофты, укутала свои руки в карманы. Она неспеша направилась внутрь комплекса.
Шелестящая под ногами листва не была столь слышна, как в осеннем лесу, её звуки глушили собственные мысли девушки. Был за ней грешок думать наперед, делать поспешные, порой гадкие выводы, не имеющие ни единой связи с настоящим. С другой стороны она всего лишь девушка. Ей и положено думать как придется, делать как хочется...
Таня удалялась все дальше от парковки, её силуэт исчез за стеной комплекса, отделяющей его от стоянки.

+1

33

Девушка резко отвернулась от него, и Маршалл понял, что капец. Я её обидел. Нет, её обидел не я, а мои принципы, моя боязнь, моё величие в совокупности. Да к чертям же всё это, но…. Всегда находилось такое вот «но». Это с какой стороны рассматривать проблему: если рассуждать только нынешнюю ситуацию то он, скорее всего, выглядит просто заложником самого себя, своих воспоминаний, но, если брать всю его жизнь в целом – он живёт не так уж и плохо, а ведь поступал всё это время практически всегда так, как велело ему собственное многогранно «я». Наверное, свои вторые слова он сказал совсем зря, так как Таня яростно, со второй попытки, вскрыла дверь машины, стремясь покинуть салон. Эм всего лишь опустил взгляд вниз, не пытаясь как-то её задержать. Он об этом пожалел через несколько секунд, когда, девушка, стоял уже одной ногой на улице, горько произнесла: Так побудь один, Маршалл. Захочешь снова поиграться - возвращайся! Эм резко поднял на неё глаза, попытался удержать, но его молниеносный жест руки не спас ситуации. Лишь с сухим щелчком сомкнулись его пальцы. В воздухе. Эминем поморщился от хлопка двери, чуть мотнув головой от боли, поступившей к ушам. Через тонированные стекла, он безнадёжно смотрел на то, как Таня, укутываясь теплее, уходит с парковки в сторону конного клуба. На сидении осталась лежать скомканная чёрная майка, об которую Маршалл несколько минут старался согреть оледеневшие с чего-то вдруг кончики пальцев. Быть может, нервное. Ну, извини меня. Я не думал, что ты прямо так обидишься. Эм уныло сложил руки на руле и уткнулся в них лицом, тяжело вздыхая. Может, сегодня не такое уж хорошее утро? Я с ней не играл ведь. Нет, не было никаких ролей, всё было по-настоящему, мне так казалось… и я в это верю и сейчас.
Пытаясь понять своё настроение, что куда-то мгновенно улетучилось, Маршалл включил первый попавшийся диск, но, впрочем, долго не смог слушать. Для его нынешнего состояния больше подходила тишина, да шум осени за окном. Ну и куда мне ехать? Даже есть перехотелось. Ну да ладно.
Зашуршав шинами, чёрный джип медленно и неуверенно покатился со стоянки. Почему-то, Маршалл всё смотрел в зеркало заднего вида. Быть может, ему хотелось, чтобы там, из-за угла вышла она, как-нибудь уладила всё. Но чем дальше отъезжал рэпер от стоянки, тем яснее в его воспалённом мозгу проступала мысль, что на этот раз придётся суетиться как-то самому. В тоже время, он пытался найти себе какие-то оправдания, которые защитили бы его годами сложившиеся аморальные устои. Она меня не понимает! – противно выло в нём что-то, но вместе с этим, здравый смысл говорил о том, что «Сам виноват». Действительно, как можно его понять, когда он всё скрывает, большинство своих сокровенных эмоций, таких, как страх, он хранил глубоко в себе. Там же, где хранились его прошлые моральные травмы, нервные срывы и прочее, что он не позволял узнавать о себе.
Маршалл ехал удивительно медленно, не реагируя на обгоняющие его машины, по дороге медленно пережёвывая несколько таблеток пустырника. В первую очередь, мне надо успокоиться и всё хорошо обдумать. Я хочу быть рядом с ней – это факт. Но что ж так всё херово складывается-то?
В городе, Эминем завернул в первую попавшуюся забегаловку-мелкое кафе, где наскоро позавтракал чем-то не особо-то и вкусным. Однако, это дало каких-то новых сил проживать сегодняшний день. Хм, врач прописывал мне езду верхом, как средство успокоения нервов. Может, мне взять Анжела и поехать в лес? Пока буду ехать – что-нибудь и придумаю. Решив таким образом план на ближайшие несколько часов, Эминем поехал на конюшню. Почему-то, он совершенно не подумал о том, что Таня тоже на конюшне и у них много шансов встретится.
Оставив машину на привычном ей месте, Маршалл ещё, наверное, с пол часа неподвижно просидел в салоне, глядя на приевшийся глазу дорожный знак. Затем, всё-таки медленно побрёл в конюшню, предварительно поставив авто на сигнализацию.
-------------> Денник Алиенто

+1

34

----> Денник Цеце Бианте

0

35

---->лес---->прогулочные дорожки----> кабинет врача-----> парковка.

Что такое шестое чувство? Наверное, это то, с чьей помощью человек умудряется в последний момент отказаться от рейса, будто зная, что этот самолёт непременно упадёт. И Маршалл чувствовал, что его подтачивает это чувство, ощущение того, что скоро произойдёт что-то важное, что, возможно, переменит его жизнь. Что за фигня, я не пойму? Гороскоп мне, что ли почитать – вдруг чего дельное там есть? Бред, конечно, ну а вдруг? Не пойду, к добру это или наоборот. Вдруг чего…
Эминем, к счастью для себя и ушей Тани, смог отвлечься от собственного не особо хорошего состояния. Девушка, к слову, шла чуть впереди, ведя за повод своего драгоценного коня. Вот лучше бы меня за руку держала, чем скотину эту волосатую.  – с обидой подумал Эминем, с раздражением выгребая из капюшона своей куртки горсть мелких листьев, налетевших с осины. Он почти не озирался по сторонам, полагаясь на Танину интуицию (ведь говорят, что у девушек она больше развита, ага). И наконец, путём невыносимо долгих плутаний по эту лесу, который Маршалл успел проклясть уже, по меньшей мере, сто раз, меж деревьев стала виднеться их цель – территория конного клуба. Ооооо…. Неужели!? Таня, ты водила меня кругами… нет, восьмёрками? Или серпантинами там… всё фантазия закончилась, надо поесть.
Скоро уже придем. Ты в медпункт пойдешь, хотя бы поверхностно определят, чего ты там поломал. Я отведу Цеце и поедем домой. Ага. –  согласился Маршалл, строя отменные рожи за спиной у девушки.
Наконец-таки, кроссовки пошагали по ровному асфальту прогулочных дорожек, что приободрило, так как передвигаться стало полегче. Видно, Тане тоже полегчало, раз она пошла быстрее. Наглое «Эй» заставило её сбавить заданный темп. Ну, слушайся меня, глупая женщина.  Давай-давай, без возражений. К врачу, через минут пятнадцать я зайду к вам или встретимся у моей машины. Ага. – уныло согласился Эм. Она что мысли читает!? В этот медпункт ещё переться. Лучше бы в какую-нибудь частную дорогую больничку, а то выыыылечат меня здесь, как же. Таня, присеменила к нему и, легонько поцеловав в щёку, упёрлась куда-то со своим драгоценным конём. Маршал, по-ребячески, вслед ей показал язык. К врачам отправила одного, какой-то недопоцелуй сделала, да ещё и к КОНЮ УШЛА! Ну ладно, я ещё отыграюсь, ага. Эминем медленно побрёл по направлению к главному корпусу. При всей его беспардонности и наглости, ему было неприятно встретить здесь людей, которые бы посмеялись над его возвращением с прогулки без лошади. Да и вообще по шапке могли дать за то, что кобылу-то упустил. Тут-то и дали всходы его мысли по поводу приобретения Диабло. Если она будет моя, то я смогу с ней делать всё, что захочу. Но, тогда никто не будет её отлавливать, кроме меня – это, пожалуй, печально. Я возьму её в аренду! Да я гениален! С такими мыслями он и дошёл до места назначения. Ещё минут пять позлившись на то, что не может найти нужный кабинет, Маршалл очутился около двери из-за которой знакомо и противно пахло лекарствами и стерильностью. Туда-то он и ввалился.
- Что-то случилось? – спросил тонкий женский голосок откуда-то из недр страшного помещения.
- А по мне не видно что – ли?  - раздражённо поинтересовался Эминем, с отвращением разглядывая всевозможные банки-склянки и пузырёчки, которые можно было увидеть здесь. Вот таблеточки – да, таблеточки ему нравилось разглядывать. Уж осталась такая привычка, тяга к таблеточкам, с прежних времён. А вот всякие жидкости, зловеще поблёскивающие в пузырьках – боже упаси.
  - Вы можете снять верхнюю одежду. На что жалуетесь?
Нашарив, наконец, взглядом объект, извергающий весь этот свой медицинский трёп, Эминем, на ходу стягивая с плеч куртку, подошёл к ней, и устало плюхнулся на стул, жаааалобно смотря на неё снизу вверх.
- На всё я жалуюсь. На меня упала лошадь. Вообще, нога болит – ходить больно, но кость вроде цела. В башке звенит – мне по ней копытом дали. И весь я ушибленный, обезболивающее бы какое-нибудь.
Женские тонкие ручки аккуратно задрали широкую штанину, затем, осторожно, но с видной сноровкой, ощупали его многострадальную конечность. А так же, девушка проявила необычайную ловкость, уворачиваясь от занесённой для удара руки, когда нажала-таки на больное место.
- Давайте, сделаем рентген.
- Давай. – на выдохе пробормотал Эм, опасаясь, что ногу он всё-таки умудрился сломать.
- Штаны снимай. – в тон ему ответила девушка. Знал бы, трусы по красивее надел. Вот так-то.
Покорившись данному «приказу», рэпер смиренно побрёл на рентген. После, сидя на стуле без штанов, с нетерпением и унынием ожидал результатов.
- Нет, перелома нет, и даже трещинки нету! – это радостное восклицание девушки, явно обрадованной, что ей не придётся накладывать ЭТОМУ человеку гипс, заметно подняло Маршаллу настроение.
- Сильный ушиб, скорее всего, или сильно потянули. Я сейчас мазь применю. Ну примени, примени. Мучительница.
Собственно, затем, его ногу намазали чем-то приятно пахнущим и прохладным, обработали царапины и дали таблеток от головной боли. 
  - Спасибо. Ну я пошёл тогда.
- Штаны можно было надеть сразу после рентгена.
- ох. Одевшись, Маршалл поспешно вышел в коридор, где позволил себя слегка покраснеть. Затем, пошёл на стоянку. Тани ещё не было. Ну вот, и что, мне на улице стоять-мёрзнуть!? Засунув руки в карманы, Эминем обнаружил там ключи от машины. Воооо, отличненько. Могу хоть домой поехать. Хотя, пожалуй это будет не хорошо, если она не найдёт меня ни у врача, ни на стоянке. Что же, ждать в машине будет теплее.
Чёрный джип обрадовано мигнул фарами, отзываясь привычным гудком. Ага, вот ты мне рад. Поместив своё тело в тёплый салон, Эминем прокатился кружок по стоянке, проверяя, может ли он вести машину. Оказалось, что может и, это было по крайней мере хорошо. Ну и где она там застряла с этой недолошадью!? И что она в нём нашла? Маленький, лохматый – пони какой-то. Пони вообще вроде для детей лошади, да? Не, ну для своего ребёнка я бы более лысого коня купил. А то это что ж такое вообще… Может Таню к Анжелу сводить или к Алиенто, чтобы она посмотрела, как конь нормальный выглядит? Буран ещё этот…. Что же это она из крайности в крайность мечется – от большего к меньшему? Да, пожалуй, Маршалл очень вредный.

+1

36

--Денник Цеце--

Нерасторопно продвигаясь по направлению большой парковки, Гербер с интересом разглядывала плакаты, развешанные по стенам комплекса, большие календари, на которых красовались лошадиные морды, вывески с важной информацией о грядущих соревнованиях, а так же много прочей ерунды. Возле одной из больших фотографий, развешанных в дубовой рамке и остановилась девушка. Она с минуту всматривалась в живой взгляд изображенной там вороной лошади. Высокая, поджарая, мускулистая, красивого профиля и отличным сбором. О такой, верно, мечтала в детстве любая девочка, перебирая коллекцию игрушечных лошадок. А Таню никогда не тянуло к лошадям. Она жила себе бойкой девчонкой в кедах и с практически полной коллекцией спортивных машинок на полочке. Мэри всегда осуждала Танины вкусы. Потом всё поменялось. А теперь поменялась и Таня. Вот уже пару месяцев как она чувствовала, что не в силах удержать себя прежней. Вроде и до кризиса среднего возраста ой как далеко, а в голове уже давно бушевали мысли, что пора взрослеть, стать девушкой наконец. Капризной немного, где-то сдержанной и с_к_р_о_м_н_о_й. Хотя этого ей никогда не понять, наверно. Найти хорошую работу, обустроить, наконец, жизнь в новом доме как и следует, а не сидеть на не распакованных чемоданах, что заботливо она задвинула в шкаф. Всё это как-то... надоело. Хочется размеренности и практичности, надоело метаться каждый день с новыми планами и не достигнутыми целями.
Время смутило её лишь когда в коридоре, неподалеку кто-то кому-то сказал, что вот-вот стрелки часов преодолеют первый час. Чёрт я уже почти час здесь брожу. Эм наверно меня уже минут 20 ждет. Если ждет, конечно.-потерев правый глаз пальцем, Таня быстро определила свой потерянный путь и вскоре уже вышла к парковке.
Множество машин, красные, черные, белые, красовались на размеченном белыми полосами асфальте. Среди этой разноцветной кучи металла, заглушившей гулкие моторы, разъезжала одна. Чёрная, блестящая, заметно выше многих остальных. Засунув замерзжие в секунду руки в рукава кофты поглубже, девушка подождала, когда джип остановится и тогда чуть прибавив темпу к обычному шагу побрела к автомобилю. Садиться внутрь она не стала. Обойдя машину с левой стороны, Таня легонько постучала в окно возле водительского кресла и подождала, пока тонированное стекло опустится.
Как и полагалось, внутри авто сидел Эм с довольно уставшим видом. Девушка немного пристыдилась, что заставила так долго себя ждать. Положив голову на руки, сложенные на практически полностью опущенном стекле, Гербер стыдливо улыбнулась. Прости, что задержалась,-хотелось было поведать, что пришлось отмывать Цеце его копыта, но удумав, что рэперу вряд ли интересно будет слушать это, брюнетка задала действительно интересующий вопрос-Что тебе врач сказал? Как ты себя чувствуешь?

+1

37

Насвистывая какую-то весьма знакомую мелодию, Эминем озадаченно копался в бардачке, пытаясь что-то найти. К слову говоря, к концу поисков он уже сам позабыл, что именно искал. Быть может, ту самую пачку сигарет, из которой выкурена была только одна. Маршалл не помнил, чтобы покупал их – быть может, это забыла его охрана, когда в последний раз разъезжала на его машине.
Маршалл заинтересовано разглядывал подвернувшуюся под руку карту, когда послышался лёгкий стук в стекло. Эминем сразу же отбросил карту в сторону, будто не желая, чтобы Таня застала его за этим занятием, несмотря на то, что сквозь тонировку стекла всё равно ничего было не увидеть из того, что творилось в салоне.
Рэпер нажал на кнопку, опускающую стекло и то медленно сползло вниз, открывая ему в более ярких и реалистичных красках лицо девушки. Она тут же устроилась удобнее, положив руки на край стекла и увенчав эту конструкцию своей головой. Маршалл тут же заботливо убрал ноги с педалей, чтобы ненароком не нажать на них.  Таня, будто извиняясь, мягко улыбнулась ему, такому какому-то сейчас потерянному, неопределённому, по обыкновению, смотрящему холодно, чуть с вызовом, что читался в его взгляде почти что постоянно. Прости, что задержалась. Неожиданно для самого себя, Эм опустил взгляд на руль и пробормотал что-то вроде: Да ладно, ничего страшного. А казалось бы: как!? Для него!? Ничего страшного!? Толи настроение было такое, толи упадок сил до такой степени, что даже на то, чтобы ругаться и капризничать, не было желания. Что тебе врач сказал? Как ты себя чувствуешь? А эта… протянул Эм. Симпатичная. И глубоко задумался, на несколько секунд отключившись от реальности, быть может, прокручивая в памяти своё посещение медицинского кабинета. Очнувшись, Эм тряхнул головой и как-то рассеянно посмотрел на Таню. Да так… Рентген сделала, сказала перелома и трещины нет – ушиб сильный. Мазью какой-то помазала. Ну, таблеток дала. Таблееетки. Чего-то так хочется сейчас. Хотя бы одну. Валиум или амбиен. Да, порой его охватывала ностальгия по прежним временам. Когда от 60 до 90 таблеток в день, когда…. Но он дал себе слово держаться, быть чистым. Хотя, порой, так хотелось нарушить это слово и в таком настроении, подобному тому, что овеяло его теперь, была вероятность сорваться. Маршалл снова тряхнул головой, будто пытаясь взбодриться, затем, бросил очередной непонимающий взгляд на Таню. Что ты на улице стоишь, заходи в салон. Я в состоянии машину вести, не инвалид же, в самом деле.  – последняя фраза была сказана с видимым раздражением. Его вообще всё резко стало раздражать, хотелось уже зажать педаль газа и нестись, нестись… От всего земного, раздражающего его больной воспалённый мозг. Маршалл вдруг странно вздрогнул, встрепенулся и живо полез рукой в бардачок, а вдруг там что-нибудь есть, что могло сейчас утолить его жажду. Но там были лишь сигареты и куча всякой неинтересной фигни. Сигареты. Ну не станешь же ты девушке в лицо курить. К тому же курильщиком этот рэпер никогда не был. Так, иногда.
Долго ещё стоять вот так будем? Пытаясь казаться спокойным спросил Маршалл. Глубоко в душе, если бы задуматься серьёзно, он осознавал, что все его нездоровые наклонности, влечения не должны касаться его родных, тех, кого он любит. Не нужно никому ничего говорить. Скажу Тане – она будет волноваться. Да ещё и все вещи мои перекопает, хотя у меня там где-то только экстази в малом количестве валялись. Незачем. И ждать помощи ни от кого нельзя. Да и зачем она мне, эта помощь?
Маршалл медленно потёр лоб рукой. Он понимал, что, наверное, ведёт себя несколько странновато, но, всячески, пытался это скрыть и даже разнервничался до такой степени, что на висках проступили набухшие вены, а взгляд стал несколько диковатым и бешеным. Будто на сцену вышел, честное слово.

+1

38

А эта... Симпатичная. Да так… Рентген сделала, сказала перелома и трещины нет – ушиб сильный. Мазью какой-то помазала. Ну, таблеток дала. Таня посмотрела в стальные глаза Эма, что уставились куда-то в руль, и согласно кивнула головой. Было желание прочитать ему огромную нотацию относительно того, что не стоило ему садиться на неизвестную лошадь, ехать непонятно куда. А то теперь будут кости ныть и мышцы, дай Бог не он сам. Однако и это желание Таня предпочла оставить на потом, приметив для себя (и не зря) настроение Маршалла. Что ты на улице стоишь, заходи в салон. Я в состоянии машину вести, не инвалид же, в самом деле.  Ком раздражения, подкативший к горлу рэпера почувствовала и Таня.
Оставив пальцы лежать на стекле, девушка выпрямилась и глубоко вздохнула; угрюмо свела брови. Эй, не кипятись. Посмотри только, бык прямо.-Гербер подняла ладони чуть выше плеч и тут же опустила их.
Она не спеша обошла машину с другой стороны и, открыв дверь, тем не менее не стала садиться в кресло. Нашарив ладонью где-то под сиденьем звонко побрякивающую связку ключей, брюнетка одела её на указательный палец и перед тем как вылезти на улицу и глухо щелкнуть дверью, сказала,-Поеду на своей. Не оставлять же её тут. С некой нежностью произнесла это Таня и захлопнула за собой дверь.
Эта машина.. это всё что для девушки осталось от старой жизни. Все воспоминания, которые она так боялась отпустить, все люди, которые были в её жизни.. Почему-то именно машина осталась той кладовой, которая неустанно несла всё это.. барахло? Да, может быть. Но иногда Гербер всё равно возвращалась к этим моментам, с тёплой улыбкой вспоминала их, как нечто лучшее, чем просто прошлое. Такое, верно, бывает с каждым. Любое дерево, куст, дом, что угодно напоминает нам о моментах нашей жизни, которые когда-то произошли и так или иначе закрепились в памяти, связались именно с определенным местом или предметом. Потом бывает сложно отказаться от воспоминаний, какую бы страшную боль они не приносили. Прекрасно, если память в состоянии отфильтровывать самостоятельно нечто ненужное, грязное; но порой всё бывает наоборот. С каждым таким воспоминанием и наше восприятие мира становится столь же грязным и обозленным.
К чему это я?.. Ах да, машина. Впрочем, больше не важно. Достаточно сказано, чтобы понять, что именно свое транспортное средство Таня как-то ненароком связала со всей своей жизнью. Происходившей и происходящей.
Засунув руки в карманы, девушка побрела в сторону от джиппа, разыскивая свою невысокую тойоту. Выйдя за угол здания, обнаружила её там.
Громкий звучный сигнал поприветствовал девушку, и неяркое мерцание фар на секунду-другую охватило приближающуюся к машине девушку. О да, привет милая.-на ходу проведя ладонью по низкой крыше, Таня обнаружила на руке слой застоявшейся пыли. Да, я совсем про тебя забыла...-опустив взгляд на ручку дверцы, Гербер с легкостью открыла её и заползла внутрь.
Через минуту, она уже выехала на ту часть стоянки, где стоял черный джиппа и, померцав фарами Эму, отправилась к воротам парковки.

0

39

Эй, не кипятись. Посмотри только, бык прямо. – примирительно проговорила Таня, забавно подняв ладони. Маршалл едва заметно улыбнулся на этот жест. Глубоко вздохнул, силясь успокоить разгорающееся желание. Горячее дыхание, сорвавшееся с губ, показалось лёгким, паром, что тут же растворилось в воздухе – сквозь открытое окно Таня пускала в салон холодный воздух поздней осени.
Тоскливо шумели лысеющие кроны деревьев, да накрапывал мелкий противный дождь, капли которого с усиленной ветром быстротой и резкостью порой, влетали через открытое окно. Маршалл ощущая на миг холодное жжение на той маленькой частичке кожи, на которую попала ледяная капля. Быть может, это меня отрезвит, хоть чуть-чуть? Эээ, куда это она? – Эм проводил взглядом темноволосую девушку, неторопливо обходящую его машину. Таня открыла соседнюю дверь, впустив в джип новую порцию холода. Маршалл невольно поёжился, но мысленно испытал маленькое торжество от того, что она всё-таки сядет к нему в машину. Однако был жестоко обманут тем, что Таня забрела к нему только для того, чтобы найти ключи от собственной машины, которые, вероятнее всего, обронила во время их бурного «доброго утра». Поеду на своей. Не оставлять же её тут. Рэпер угрюмо кивнул головой, после, проводил её, исчезнувшую за углом, взглядом.
Маршалл, хмурясь и нервно сердито пожимая губы уловил мимолётным взглядом мигнувшие фары Таниной машины. Джип, чуть неуклюже развернулся и чёрной тенью поскользил вслед за своей соседкой по гаражу. Шины равномерно шелестели по влажному асфальту, в причудливом танце осенних листьев сквозило неумолимое приближение зимы. Одна только мысль о сугробах, холоде, раннем наступлении сумерек нагоняла на Эма тоску. Опять будет зима. Тридцать девятая зима в моей жизни. Опять. Снова. В Африку мне, что ли податься? Или куда-нибудь туда, где вечное лето есть.
Он слишком выпал их рабочего графика и, не отдавая себе в этом отчёта, сильно скучал по работе. Да, по титаническим нагрузкам, сильным эмоциональным напряжениям и потрясениям, щекочущим расшатанные нервы. По сцене, более живой, настоящей жизни, из которой он немилосердно, добровольно выдернул себя. Оставшись в стороне от этого шумного мира, Маршалл стал чувствовать себя ненужным, каким-то… старым валенком. Совсем недавно, он подумал о том, что боится звонков от продюсера, так как ему вновь придётся работать, напрягаться. Но сейчас, он даже ждал этого зконка, как какого-то разнообразия. Да, несомненно, весело нихрена не делать, катать задницу на лошадях, да и влюбиться, пожалуй, тоже не плохо. Кстати, насчёт любви. Рэпер до сих пор мучился своими «а если…», а « а вдруг…», «не зря ли..». Таков уж он был. Каждый раз обжигаясь, он закалял своё сердце, стал железным настолько, что питал в некоторой степени недоверие и к Тане. А если она его проведёт? А вдруг ей нужен лишь Эминем, а не Маршалл? А не зря ли он сказал то, что сказал?
Тем временем, он ехал впритык к её машине, тайно желая сдать ту в металлолом, чтобы она ездила только  ним. Да, пожалуй, эгоист. Знакомый поворот, который был примечен Эмом ещё задолго, затем, лёгкое лавирование между коттеджами других людей. Наконец, знакомый дом и знакомый участок. Такой привычный, это место как-то перестало быть для Маршалла приютом – скорее, она стало ему домом, где его ждут и беспокоятся о том, где он, как он и что с ним. Частичка чего-то родного.

0

40

Маршалл наконец-таки вышел из конюшни, потирая уставшие пальцы, натёртые поводом. Не представляю, как можно так сильно тянуть в свою сторону, если повод крепится к железке у тебя во рту. Как она только себе рот не разорвала, как резина, честное слово! Рэпер мельком взглянул на массивные часы, что привычно болтались на его руке. Пойду потихоньку к парковке, нехрен опаздывать. Привычным движением накинув на голову капюшон и засунув руки в карманы, Эминем вальяжной походкой, отправился в сторону стоянки по длинной асфальтированной дорожке. Кое-где приходилось прыгать через лужи, чтобы не промочить кроссовки, всё-таки, весна вступала в свои права. Опустились, словно сгорбившись, серые сугробы, по краям дорожек текли мелкие ручейки ледяной воды, хотя ветер всё ещё был холодным и пронизывающим. Мужчина зябко пожал плечами и зашагал быстрее, разглядывая между тем, лошадей в левадах. Нет, Алиенто лучше. – решил он в итоге, отворотившись от двух золотистых дончаков и крупного вороного тракена. И с чего-то он так привязался к этой злой скверной лошади? Хм, неужели, ему всё ещё хочется её покорить, подмять под себя, как бы мстив за тот день, когда Ди чуть не отправила его на тот свет? Маршалл не находил  себе ответа, лишь знал, что ещё придёт прокатиться с ветерком на рыжей стремительной чистокровке. Ему было и невдомёк, что лошадь должна бегать каждый день, рэпер был несколько горд своей добротой. Дать возможность кобыле побегать, раз ей это так нравится, казалось добрым поступком.
Наконец, он вышел из ворот конного клуба и тут же завернул на стоянку, она была большой, даже через чур, но сегодня здесь было мало машин. Хм. А вон и чёрным джип стоит в отдалении от чьей-то бежевой бмв. А Паолы нигде не было, впрочем, на стоянке вообще никого не было, кроме притихших в ожидании автомобилей. Маршалл подошёл к своему «железному коню» и скучающе побарабанил пальцами по чистому (не так давно из мойки) капоту, взглянул на часы. Я пришёл раньше на пять минут, так что она ещё не опаздывает. У мужчины не было такого варианта, что девушка вообще не придёт. Как всегда он жёстко, безоговорочно был уверен в себе и своих намерениях. Маршалл слишком привык, что другие люди, в большинстве случаев, потакают его желаниям, что больше  походили на приказы.
По-хозяйски обойдя вокруг машины, видимо, высматривая, нет ли новых царапин, Эм сел за руль и подогнал её как можно ближе к выезду со стоянки, припарковался с боку, не загораживая проезд возможным посетителям клуба. Надо подумать, что ей сказать. Утверждает ещё, что не обиделась. Блин, ненавижу, когда женщины так делают, лучше бы стукнула, чем вот так отвечать. Ничего ей не скажу, промолчу просто. Вот. Эминем вышел из машины и, хлопнув дверцей, походил неподалёку, будто разминая ноги, но на самом деле пытаясь снять какую-то налетевшую нервозность. Состояние напряжённости нервной системы контрастировало с некой вдохновлённостью в его взгляде, которой он заручился, когда ощутил себя впервые с лошадью парой. Сам себя не понимал. С одной стороны – что ему какая-то девчонка-тренер? Свет клином на ней сошёлся что ли? С другой стороны, она вроде как, хороший человек. Из тех, к которым люди невольно тянуться, даже такие, как Маршалл. И было всё же как-то неловко от сложившейся ситуации. Мужчину немного раздражало своё же отношение к Паоле. Почему он поступает так? Вернее, почему таковы его спонтанные действия и желания? Не единственный же она тренер, в конце концов. А всё-таки ждал, раздражённо замечая на часах, что прошло ровно пятнадцать минут и Мисс Морел должна бы уже и объявиться.
Маршалл по-прежнему потеряно бродил в радиусе нескольких метров вокруг джипа, потом, резко будто бы разозлившись, сел за руль и опять замер, откинувшись на мягкое кожаное сиденье. Тут мелькнула первая мысль: Это что ж она ещё и не придёт? Раздражение его росло, правда, оно было скорее на себя, чем на кого-то другого. И почему-то он негласно решил подождать, вместо того чтобы вдавить педаль газа в пол и оставить на стоянке лишь след от протекторов шин. Потом на какую-нибудь пустынную трассу за городом и лететь, лететь, выжимая из машины максимум скорости.
Наконец, краем глаза, он заметил, что Паола идёт к машине, края губ его подёрнулись в усмешки, мол «ну я же знал». Когда девушка открыла незаблокированную дверцу машины, Маршалл строго смотрел вперёд на неподвижную под колёсами дорогу. Правая рука его царственно лежала на руле, левой он небрежно встряхнул и глянул на часы. Я уже три минуты тебя жду. И, пожалуй, оно прозвучало бы обидно, даже оскорбительно, если бы его голос был как всегда уверенным. А так, в эти слова было вложено почти детское упрямство, с которым он пытался гнуть свою линию, правда, наверное, он выбрал не тот путь развития разговора. Поэтому и злился.

+1

41

Паола, не обычно для себя, шла торопливыми мелкими шагами, чуть вжав голову в плечи. Ее глаза смотрели куда-то вниз, но не себе под ноги; брови нахмурились, отчего стали казаться каким-то ломанными. Занятный сегодня выдался день. Из головы девушки все никак не уходил Джей. Тренер была так обеспокоена за здоровье Алкиды, что этот удивительный молодой человек, да и Маршалл с Альенто, мгновенно стали для нее чем-то далеким и совершенно неважным. А теперь, удостоверившись, что с золотистой кобылой все в порядке, Паола переживала о другом. Ее сознание не давало ей покоя, заставляя думать о Джее. Проходя мимо трека, девушка уже не видела зеленоглазого принца. «Скорее всего, обиделся,» - думала Морел и вздохнула. Покинув трек, девушка как-то слепо понадеялась, что они с Дексоном еще увидятся. Но как это может случиться, если номера телефона он не знал, и место новой встречи не было определено. Глупо получилось. И ведь по вине Паолы, ни кого-то другого. На очереди был Эминем. Ну как тренер могла уйти с тренировки своего ученика? И пусть он сам не приглашал ее вести это занятие. Пусть. «А вдруг ему бы понадобилась моя помощь? А вдруг он разобьется на этой Диабло? И я буду виновата. Кто еще, как не личный тренер… Не надо было его оставлять одного…»
Девушка уже добралась до тренерской и зашла внутрь, затворив за собой дверь. Там было пусто, совсем никого. Это и к лучшему. Морел сейчас не горела желанием поддерживать милую беседу и улыбаться, как обычно. Просто потому, что делала это только искренне. Она плюхнулась на диванчик, заботливо устроенный в этой комнате начальством, и, чуть сгорбившись, уставилось в большое зеркало, что висело напротив. «И чего это я виновата? Разве я могу переделать такого упрямого и безрассудного человека?» - нахмурила брови блондинка, и, резко отклонившись на спинку дивана, скрестила руки на груди. На нее смотрело еще более угрюмое лицо в отражении. Она часто винила себя даже тогда, когда старалась изо всех сил. Все хотела кого-то спасти, уберечь, наивно считая, что у такой маленькой доверчивой особы достаточно сил. Будто она одна сможет сделать так, чтобы все были счастливы. А так, увы, в реально жизни не бывает и никогда не будет. Внезапно выражение ее лица стало постепенно смягчаться. «Ну… зато он отчаянный. И очень смелый.» Резко выдохнув, Паола встала и начала собираться. Открыв свой шкаф, она достала оттуда одежду и зашла за ширму. Переодевшись, она вышла и начала застегивать на руке часы. «Ой! Я же опаздываю! Вот к чему приводят мысленные разговоры с самой собой.» Моментально сложив конную одежду в шкаф, она закрыла его и, схватив небольшую сумку, поспешила на выход, по пути застегивая пуговицы пальто и распуская хвост на голове.
Лишь только девушка вышла из дверей клуба, как ее светлые волосы тут же подхватил прохладный ветерок. Паола прикрыла глаза и слегка повернула голову навстречу его дуновениям, будто прислушиваясь к тому, что они шепчут ей. Но сейчас было не до окружающей ее благодати и природы, просыпающейся ото сна после зимы. Быстро опомнившись, девушка направилась за угол, к парковке. Полусапожки на плоской подошве бесшумно ступали по асфальту; Паола полезла в сумку за телефоном, но, лишь открыв ее, случайно уронила. Ручка будто специально выскользнула у нее из пальцев.
- Да что за невезение.
Быстро подобрав сумку и выпавший оттуда мобильный. «Маршалл не звонил – может еще не пришел. Такие люди как он – не привыкли ждать.» Оказавшись на парковке, Паола вдруг повеселела внутри, завидев знакомый джип. Она, поначалу, волновалась, что может не узнать машину Маршалла, но здесь не было ни одной, которая была бы хоть как-то на нее похожа или могла сравниться с ней. Это понимала даже Морел, которая ничего не смыслила в машинах и вообще сторонилась их, как таковых.
Открыв дверцу, она вскарабкалась на сиденье, так как подъем у джипа был весьма высоким по сравнению с ростом девушки. Она слегка улыбалась, но глаза ее прямо и сияли жизнью и неопнятно откуда взявшейся радостью. Глянув на Маршалла, она попыталась закрыть дверь, но та не захлопнулась с первого раза. «Что то ты ослабла под конец дня, Паола.» Резко закрыв дверь, она устроила сумку рядом с собой на сиденье и повернула голову к мужчине.
- Три минуты? Не так страшно. – хохотнула она, доброжелательно посмотрев на угрюмого рэпера.
В его облике было что-то демоническое, особенно глаза, а слабая половина человечества падка на необычность, нестандартность. Да уж, чего-чего, а этого у него не отнимешь…
- Машралл, что у вас с лицом? – наигранно нахмурила брови девушка, будто парадируя его самого, - Срочно прекратите хмуриться!
Сдерживая улыбку, она протянула к его лицу маленькую руку и чуть потрепала за гладковыбритую щеку; сделала это, естественно, как можно аккуратнее. Тут же убрав руку, она перевела взгляд вперед и рассмеялась.
- Ну что мы стоим? Поехали! Домой жуть как хочется.

+1

42

-- Нарварра
Ниссан вальяжно катился по грунтовой дороге, которая изгибаясь, вела к парковке большого конного клуба. Широкие габариты машины с трудом вписывались в узкие проезды и Докеру пришлось сложить зеркала, чтобы не поцарапать краску об ветки кустов.
Что же здесь так все заросло?! Они вообще следят за территорией? парень ударил по рулю и резко прибавив газу, вылетел прямо на парковку, где разъезжались пару машин.
Утробно порыкивая, Зетка покрутилась по парковке и заняла выгодное укромное местечко в углу.
Приехали, мисс. Иди к своей лошади, а я подожду здесь стритрейсер откинул сиденье и заложил руки за голову.
Он сам себя не узнавал. С детства гонялся за лошадьми, подростком стал владельцем шикарного жеребца, а когда вырос купил сарай и отстроил маленькую конюшенку. И бал счастлив. Но травма забрала у него Конвоя, вырвав из груди самое ценное, что у него было. И вот уже два года Докер не подходил к лошадям и избегал всего, что с ними связано.
А сейчас его там ждет какая-то кобыла. Кто знает, может ее бросили одну, в темном деннике, может она молодая и пугливая, а может взрослая и вздорная, как Конвой. Может она ждет именно его? Что, если она ждет именно Докера, потому что ей обещали, что появится человек, который будет о ней заботиться? Парень знал, что такое одиночество и чувство, что тебя заперли в клетке.
Кес, что там за лошадь у меня? Парень заглушил мотор и выйдя из машины, помог выйти девушке.
Он бросил торопливый взгляд на конюшню и приобнял Каскаду за талию.
---проход

0

43

Всю дорогу Каскада не сводила глаз с Докера. Он молчал, думал о чем-то, но за всю дорогу не произнес ни слова. Парень слушал машину, изучал дорогу, вел какой-то мысленный монолог. Это было заметно по его глазам, нервному дыханию и рукам, беспокойно перебирающим руль.
Девушка не решилась спросить, что есть причиной его волнения, но догадывалась обо всем сама. Возможно, она совершила ошибку, попросив Дока поехать с ней на конюшню, наверняка парень не хотел шевелить едва заживающую рану, которую нанесла ему смерть Конвоя. А ведь Каскада тоже в чем-то виновата и ей хотелось, чтобы теперь Докер был счастлив. Она простила ему все: как он сбил ее с трассы еще будучи подростком, как пытался угнать машину, драки с Нельсоном, похищение Эстель, которую он чуть до смерти не забил и ту злополучную скачку Конвоя против Куала Лумпура, после которой умер его серый орловец.
Стритрейсер что-то раздраженно пробурчал, припарковал машину и сделал вид, что никуда не пойдет. Каскада не собиралась его принуждать. Она сняла солнцезащитные очки и начала собираться, приводя себя в какой-то минимальный порядок. За это время Докер о чем-то поговорил сам с собой и уже оказался с противоположной стороны двери. Передумал.
Каскада вышла из машины и заботливо обняла парня за шею.
Для тебя это будет хорошим сюрпризом подмигнула ему Кес и повела за собой в конюшню.
Докер наверняка помнил заводную молодую кобылку-блондинку Петтера, которая ставила с ног на голову всю конюшню. Кес была интересна реакция парня, хотя она немного волновалась. Девушка взяла гонщика за руку и они вошли в проход
----проход

0

44

--- автосалон

Крепко сжимая руль, Каскада довела свой большой джип до места назначения. Мотор приятно мурлыкал, в салоне пахло кожей, а в зеркалах блестели темно-синие бока ее красавца. Девушка была настолько счастлива, что казалось, что это счастье можно потрогать. Да и правда! Вот оно - 6-ти метровое синее счастье! Ехать было сложно, особенно среди скопления машин. С удовлетворением Кес заметила, что другие водители сторонятся ее на дороге, уступают дорогу и прощают некоторые ошибки. Вот она, сила трака!
Каскаде так не хотелось оставлять машину даже на минуту, но вот-вот приедет Докер на тренировку, а девушка еще даже не почистила ему лошадь. Как он отреагирует? А если разозлится и выгонит прочь? И что, у нее теперь есть гигант из ее мечты, из ее снов, из ее мыслей, прямо из сердца. Кес закрыла глаза и заставила себя прекратить думать об этом.
Припарковалась Кес довольно легко, правда заняла 3 парковочных места, потому как пришлось ставить пикап параллельно бровке, когда все остальные стояли по-человечески. Заглушив мотор и закрыв все окна, девушка спрыгнула с кабины и закрыла машину. Как он красив! Ни одна лошадь не вызовет в Каскаде такого трепета, какой вызывает этот Форд. Сделав пару фоток на телефон и еще раз обойдя пару раз вокруг джипа, Кес наконец заставила себя пойти готовить лошадь для Докера.
-- денник Субару

0


Вы здесь » Horsepower » Другие места КСК » Парковка посетителей