Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Манежи » Плац для обучения в/е


Плац для обучения в/е

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

Как только Крис села, в седло и дала команду идти шагом, Элегия пристала на небольшую свечку. Девушка не растерялась. Она лишь немного отдала руку, не повиснув на зубах у кобылы. Но потом Элл рванула галоп, а затем и перепрыгнула небольшие стенки манежа задев их передними ногами и хотела рвануть в поля. Но Кристен не даст на себе ездить. Девушка немедленно села назад и натянув повод на себя, стала осаживать кобылу назад, садя ее немного на круп. Давая понять, что такого нельзя делать, даже если она молода. Крис сказала.-Так хорошо, я вижу прыгать ты хочешь. Будем прыгать, но только чуть позже.-Крис перестала осаживать кобылу и просто остановила ее, приводя ее в порядок(в сбор). Как только Элегия опустила голову, девушка снова выслала кобылку в шаг, но на этот раз немного четче и жжеще, направляя снова в сторону манежа. Как только Элегия и Крис оказались в манеже, девушка выслала кобылу в рысь, приговаривая.-Не балуйся!-Конечно Крис была готова к всему, но хотелось бы что бы все прошло гладко. Элл отличалась классной рысью, хотелось бы попробовать и ее галоп, но это будет немного позже.

0

32

Кобыла собиралась подниматься  в иноходь и почти это сделала. Но вдруг она почувствовала удар трензеля и осаживание. Девушка стала садиться назад и натягивать повод на себя и осаживать кобылу назад, садясь ее немного на круп. Кобыла начала по немного останавливаться. Когда она остановилась она печально посмотрела в поля, где уже нычинала по немного садиться солнце, бросая кровавые лучи на поля. - Так хорошо, я вижу прыгать ты хочешь. Будем прыгать, но только чуть позже. Сказала девушка и перестала осаживать кобылу. Но вместо это го она взяла Элл в сбор. Элегия почувствовала, что руки девушки стали более сильнее натягивать повод и сильнее сжимать бока лошади. Зря я это сделала!- подумала кобыла. Хотя, я теперь знаю, что она хорошо держится в седле. Потом Крис выслала лошадь в шаг и направила кобылу в манеж. Элегия, элегантно согнув голову в сбор направилась в манеж. Элегия и Крис оказались в манеже, девушка выслала кобылу в рысь, приговаривая. - Не балуйся! Элле больше не имело смысла проявлять характер. И она немного понуро пошла по стенке манежа размашистой рысью. Она шла довольно плавно не подбрасывая всадницу.
http://s60.radikal.ru/i169/1007/3a/821013bf352f.jpg

0

33

Кажется кобылка поняла, что бороться нет смысла. Элегия, собралась в сбор и пошла хорошей размашистой рысью. Девушка постоянно оглаживала кобылку, так как она была молода и ее надо было постоянно хвалить за все хорошее, что она сделала. Проехав кругов пять, иногда делая вольтики и меняя направления. Крис перевела Элл в шаг, круг шага и вот тот самый момент который Крис так ждала "галоп". Девушка крепко держась ногами, сделала легенькое постановление и дала шенкеля, легко-легко и аккуратно. Что бы кобылка легко поднялась в галопчик, а не сорвалась. Девушка глубоко села в седло, что бы вдруг что кобылке было как можно труднее выбить ее. Кристен опустила немного руки к холке, при этом постоянно подбирая кобылу и контролируя ее галоп.

0

34

Кобыла шла размашистой рысью, особо не напрягаясь. Элл все время чувствовала аккуратные поглаживания Крис по шее. Проехав пять кругов и, выполнив несколько вольтов лошадь перешла в шаг. Элегия прошла несколько кругов шага. Немного приподняв голову, кобыла заметила, что солнце уже почти село и включились фонари на манеже и на аллее к конюшне.  Лошадь почувствовала, что девушка крепко сжала ноги  и подобрала повод. Крис сделала постановление и очень аккуратно выслала Элегию в галоп. Поскольку девушка делала все очень аккуратно то Элл поняла, что всадница немного боится и не хочет принести ей вред. Девушка глубоко села в седло, что бы Элл было сложнее ее выбить из седла. Кристин опустила немного руки к холке, при этом постоянно подбирая кобылу. Элл сначала не торопясь поднялась в рысь, а потом и в галоп.  Вот лошадь уже скачет  галопом, высоко забирая голову. Вдруг лошадь вспомнила про хлыст, который прижимался к плечу. Элегия словно ужаленная отскочила от стенки манежа, желая поскорее избавиться от ненавистного стека. Лошадь начала подбрасывать задом, а потом поскакала, галопом стараясь убрать стек от плеча.http://s45.radikal.ru/i110/1003/3d/f22230ecc91c.jpg

0

35

Элегия ровненько галопировала, как вдруг тракенка отскочила от стенки и начала раздавать козлов.Девушка лишь крепко сидела в седле и двигала в перед, Элл начала носится по манежу. Кристен сразу же прокручивала в голове, что же так забеспокоило кобылку. Никаких вроде бы повод не было, но так как кобыла глазом посматривала на хлыст, Крис поняла что ее пугал хлыст на плечике. Девушка сказала.-Так, успокойся.- немного огладив кобылу что бы та сама успокоилась и стал спокойней галоп и продолжила.-Тебе дорогая прийдеться привыкнуть к хлысту.-Девушка еще разу погладила по шее и взявшись обеими руками за повод, собрала Элл на галопе и поддерживая шенкелем, требовала от кобылки равномерного, размеренного галопа. Ставив на вольтики и меняя направления в разные стороны. Девушка так же проверяла, Элегию на то как она на менках ног.

0

36

Элегия носилась по манежу, не зная, куда деться от стека. Но всадница седела в седле не шелохнувшись и по ходу не собиралась убирать хлыст от плеча лошади. - Так, успокойся. Сказала Крис и начала поглаживать кобылу по плечу, давая понять, что всадница не будет убирать эту штуку от плеча.  Кобыла продолжала скакать бешеным галопом, но она поняла, что все бесполезно и пошла своим обычным галопом. - Тебе дорогая приодеться привыкнуть к хлысту. - Девушка еще разу погладила по шее и, взявшись обеими руками за повод, собрала Элл на галопе и, поддерживая шенкелем, требовала от кобылки равномерного, размеренного галопа. Кобыла послушно слушала все требования всадницы. Голова Элл была согнута в сбор, а Крис постоянно заставляла делать лошадь вольты и постоянные перемены направления. Элегия проскакала еще 15 минут своим обычным галопом. Элл была вся мокрая насквозь, а душный воздух все еще усугублял ее состояние.

0

37

Элл послушалась девушку и после нескольких минут, ее галоп стал именно таким как надо. Крис довольно улыбнулась. После 15 минутного галопа, Кристен плавненько перевела кобылу в шаг и наклонившись с силой похлопала ее по уже мокрой шее. Температура воздуха была жаркая и поэтому кобыла, даже после такой кажется не навящивой работы уже вся была в мыле. Девушка заметила, как кажется тракенке было немного не конфортно и Крис приняла решение.-Элл, ты умница- еще раз хлопнув по шее произнесла девушка.-Но на сегодня хватит. Не хочу тебя замучать на первой тренировке.- Кристен отпустила повод, что бы кобылка смогла вытянуть и расслабить шею. Пока Элл отшагивалась, девушка любовалась природой, да и вообще погодой. Крис довольно долго шагала, около 20 минут. И вот направив к выходу. Девушка спрыгнула с седла и немедленно подтянула стремена и отпустила совсем подпругу. Забрав корду и бич которые лежали возле выхода, Крис обратилась к Элегии.-Ну что красавица, пошли?! Сейчас помоемся и все будет классно.- девушка с улыбкой на лице, повела за собой свою кобылку.
-----двор конюшни-----

0

38

Кобыла скакала галопом по открытому манежу. Наконец-то лошадь почувствовала натяжение трензеля и начала постепенно останавливаться. Элегия перешла в шаг и почувствовала прикосновения всадницы. - Элл, ты умница - еще раз хлопнув по шее, произнесла девушка. Элл продолжала идти, шагом, слушая как хозяйка хвалит ее. - Но на сегодня хватит. Не хочу тебя замучить на первой тренировке. Элл действительно устала чему она была очень удивлена, обычно тракенка очень медленно уставала и никогда так быстро не выдыхалась. Кристин отпустила повод, что бы кобыла смогла вытянуть и расслабить шею. Элегия опустила голову до самова пола и, продолжая идти, шагом нюхая подстилку манежа. Так она проходила 20 минут, а потом ее направили в сторону выхода из манежа. Девушка спрыгнула с седла и немедленно подтянула стремена и отпустила совсем подпругу. Лошадь была наконец-то почти полностью свободна. Кобыла гордо подняла голову и навострила уши. Забрав корду и бич, которые лежали возле выхода, Крис обратилась к Элегии. Ну что красавица, пошли?! Сейчас помоемся и все будет классно. Элл высоко задрав голову, пошла за хозяйкой.
--------двор конюшни-------

0

39

Ну наконец - то, она услышала. Девушка дала тебе шенкеля и "попросила" рыси, на что ты, собственно, положительно отреагировал. Ты плавно поднялся в рысь и пошёл этим аллюром по плацу. Да, солнышко уже начинает припекать, не смотря на то, что совсем недавно был дождь. Тучи разошлись, и Звезда по Имени Солнце показало всем свою красу, а особенно продемонстрировало, что даже в столь не очень хорошую погоду может прорваться и напечь всем голову.
Ты конечно же быстрее всех нагревался т.к. был вороным мальчиком, но, не смотря на это всё ещё шёл рысью. Хм... Интересно, как там обстоит погода в полях, или даже на озере? Если они конечно же здесь есть. Да есть, что уж там. По крайней мере должны быть. - рассуждал ты, идя плавно рысью по длинной стенке. Девушка плотно держала тебя поводом, не давая никуда сдриснуть. Стоп, что это? В нос попал незнакомый, довольно незнакомый запах. Ты повернул голову в сторону, откуда исходил запах. Как оказалось, на плацу появилась некая пара, состоящая из человека и лошади. Да, вы явно не были одни на этой огороженной территории, что тебя, так сказать, малясь напрягало. По запаху ты тут же определил, что лошадью оказалась кобыла. Да и по внешнему виду спокойно можно было понять, что это - женский пол. Гормоны напомнили о себе. Да и всаднику нельзя было давать "засыпать" на тебе. Ты вскинул голову и громко, возбуждённо заржал, отчего твоя рысь тут же стала трясучей.
Однако, кобылу вскоре увели т.к. она взбунтовалась, хотя, ты не знал причины этого "пришествия", произошедшего на плацу. Вдруг ты почувствовал, как девушка начинает ковырять тебя шпорой, на что ты ответил слабым, но всё же козлом. Где - то только через минуту ты пошёл прибавленной рысью по длинной стенке.

0

40

А на плац привели кобылу. Блондинка немного погоняла ее и села верхом. Надия вспомнила, что под ней - жеребец. Она еще чуть-чуть набрала повод, и приготовилась держать Бона. Да, в нем бурлили гормоны. Бон поднял голову и заржал. Девушка немного наказала его шенкелем. Не сильно, но ощутимо. Нельзя его распускать, тем более на первой тренировке... Но девушка вскоре увела кобылу. Жеребец все же сделал прибавку, но с несильным козлом. Фигня - с легкостью подумала Надия в момент козла. Тучи разошлись, и вечернее солнце освещало плац своим неярким светом. Конь на удивление хорошо прибавлял. Но с рысью пора кончать. Надия подняла вороного в галоп и направила на низкое препятствие. Сил у нее было много, у жеребца тоже. Нужно узнать, как он прыгает.
- Давай, малыш, сделай это препятствие! - выкрикнула девушка.
Ей и в самом деле было весело. Лошадей она любила, солнышко выглянуло, по идее все должно быть в шоколаде. Надо будет заглянуть сегодня в кафешку. Или завтра... - лениво подумала она.

0

41

Тебя наказали шенкелем за такое поведение. Оу, там, полегче, ага. - подумал ты и фыркнул. Нельзя было давать повода потыкать тобой. Пускай ты и спокойный, но всё же, ты жеребец, а значит, со своими тараканами в голове. На твой козёл девушка вообще никак не среагировала. Так, всё ясно. - подумал ты и продолжил делать прибавку.
Вдруг шенкель девушки усилился, что заставило тебя подняться в галоп. Ты бесприкословно исполнил просьбу всадницы. Галоп был широким, но манежным. Ты не любил носиться по плацу, как дебил. Конечно, мог немного потаскать, но не долго, так - то всегда слушался. Девушка вдруг напрвила тебя на препятствие. Оно было не высоким, что не заставляло тебя разгоняться. Ты как шёл одним темпом, так и шёл на препятствие. Раз, два, три. Раз, два, три. Раз, два, три... - считал ты, и на три уже выполнил довольно - таки техничный прыжок. Передние без особого усилия поджались, а задние поступили точно так же, преодалев препятствие. После барьера ты продолжил идти плавным, широким, размеренным галопом, встав на стенку. Вдруг тебе захотелось поиграть, и ты, чуть ускорившись, вновь отдал козла, на длинной стенке. Только, правда, козёл был уже довольно - таки хорошим. Можно было бы улететь, но твоя голова стояла столбом, поэтому, елси человек начнёт вылетать через голову, то "врежется" в твою шею, сев обратно в седло. Ты тщательно отжёвывал железо, отчего пена уже "красовалась" на твоей смольной груди. Голова была в очень хорошем сборе. Ноги на галопе ты выкидывал, буд - то хотел от них избавиться. В общем, как ни крути, а галоп у тебя был отменный.
Солнце уже потихоньку начало жарить. Ну да, конечно, ты же вороной, а значит Солнце жарило тебя больше всех т.к. у тебя тёмная масть. Ты чёрный, что уж там. Вдруг на плац зашёл какой - то молодой человек и стал смотреть на твою тренировку, сев перед этим на трибуны. Твои глаза так и косились на него в надежде узнать, кто это вообще? Но, к сожалению, ответа ты так и не узнал. Спустя некоторое время мужчина молвил: Девушка, простите, но мне надо забирать уже коня. Ему пора в леваду. Мне приказали. Ты вскинул голову в знак своейго несогласия. Но парень всё - таки был настойчив. Ты остановился, девушка слезла. Тебя забрали. Вечером я его поставлю в денник, тогда и берить его на тренировку, сейчас жара, лошадям тяжело дышать. - молвил паренёк. А вот здесь ты прав, как ни крути. - проржал ты. И вот, вы уже выходите с плаца и идёте в сторону левад. Амуницию я положу на место, уздечку замою, коня тоже. До Свидания. - проговорил на прощанье мужчина и увёл тебя с плаца.
----Левады----

0

42

Топот трехкратной дроби кованых копыт. Ветер в лицо. Сердце, кажется, сейчас выскочит. Подход к барьеру. И вот, фаза полета. Сердечку не угнаться за счастьем, которое разлилось по телу Нади. Прыжок был прекрасным. Даже с запасом. Девушке очень понравилось. Она похлопала Боника по шее. Направив коня на стенку они продолжили идти красивым галопом. Пассик, дурачась, задал мощного козла. Надия чуть было не выскочила, но высокая шея Бона спасла ее от попадания на землю. Сейчас девушка была по настоящему счастлива. Смеясь, она собрала шею коня. Это, к ее удивлению, было совсем не сложно. Вороной как будто читал мысли девушки и подстраивался под них. О да, Наде было весело. Порощальное солнышко вылезло из-за туч. Оно согрело Надию и жеребца. На девушке вся одежда висела мокрой тяжестью, но солнышко высушило ее. Тепло разливалось по телу. Это было очень приятное ощущение. На трибуны перед плацом пришел и уселся какой-то парень. Он стал наблюдать за тренировкой. Надя бросила взгляд на часы и перевела Бон Пассоро Де Райка в шаг. Когда они отшагали 5 минит, и девушка была готова набрать повод, чтоы взять с Боном второе препятствие. Но вдруг этот парень подошел к ним и заговорил:
Девушка, простите, но мне надо забирать уже коня. Ему пора в леваду. Мне приказали. - произнес он спокойно и требовательно.
Бон был против: вскинул голову в знак несогласия. А у Нади в голове вертелся вопрос: Какого хрена?!. Она была немного в шоке. За ее практику это первый подобный случай. Наконец, немного подумав, она слезла и решила уступить. Расслабив подпругу и капсуль, девушка отдала повод незнакомцу. Он немного улыбнулся:
-Вечером я его поставлю в денник, тогда и берить его на тренировку, сейчас жара, лошадям тяжело дышать.Амуницию я положу на место, уздечку замою, коня тоже. До Свидания. - парень с конем направлялись к выходу. Но девушке нужно было разъяснить один момент. Она бросилась вдогонку:
-Подождите, а где можно оформить бумаги? Я собираюсь покупать этого коня. - произнесла Надя.
Незнакомец остановился и одобрительно посмотрел на нее. воспользовавшись случаем, девушка сунула Пассику яболочко и огладила по взмыленной шее. Мужчина тем временем ответил:
- Хороший выбор. Бон - надежный и спокойный конь. Во дворе конюшни можно оформить заказ. Там есть папка. Потом к вам на дом доставят расписку и счет. До свидания.
Махнув рукой парню, девушка направилась в сторону конюшен.
---Сектор со спортивными лошадьми. Двор конюшни

0

43

----Денник Элизиума---------

Вы довольно скоро добрались до плаца. Хотя несколько раз останавливались. С тобой кто - то здоровался или надо было пропустить лошадей. Но вы же добрались! И это главное. На плацу было ещё парочка работающих лошадей. Других уже отшагивали. Ты поздоровался с тренером и прошёл на поле. Поработаем, мальчик. Ты ещё перепроверил все кожаные ремешки, подтянул подпругу и наконец сел на коня. Вот так. Ты похлопал Элизиума по шее. И распустив повод двинул вперёд по песчяному грунту. Тебе было удобно в конкурном седле, да и просто оказаться в седле уже было радостью. Через несколько минут ты двинул мерина рысью. Ну что, Эл? Не высадишь на первом же кругу? Ты улыбнулся, ещё сильнее добавляя шенкеля. Если я даже вылечу, ничего страшного не произойдёт. Рысь. Активная рысь. Сказал ты коню, а может просто для себя.

0

44

>денник

Остановки, нарастающее желание наконец-то добраться до рабочей площадки, коим в последствии оказался плац. Пропускаем лошадей, здороваемся, ждем, пока парень закончит беседовать с товарищами, и все это время держим, держим себя в руках, чтобы не припустить ходу. Но ничего, пережили. И в конце концов все-таки добрались до плаца. Подобные он уже видел, но почти никогда не ходил там, поскольку его обычно гоняли по трассам, а если занимались пластикой и элементами - то в бочке. А плацы... Это такое. Коня от того, чтобы сразу показать парню, что характер у него не самый сладкий в этом мире, удержали другие лошади. Стоять над упавшим человеком, как придурок, среди работающихся лошадей... Элизиуму казалось более, чем глупым. Поэтому от высаживаний он, пожалуй, воздержится до раза, как вдвоем останутся. Но я тебя все равно проверю. Чего ты будешь влазить, если все равно не сможешь меня ничему научить? Мерин абсолютно спокойно стоял и ждал, пока парень все проверит, смотря на него большими темными глазами, как будто пытался запомнить его, чтобы лучше представлять себе, что сидит на спинушке в дальнейшем. Парень наконец залез в седло, и Элизиум тут же, как будто вспомнив о таком важном деле, отряхнулся всем телом, и только после этого среагировал на слабый для него шенкель, низко опустив голову, чуть ли не зарываясь носом в песок. Лениво переставляя ноги, Эл только и ждал посыла.
Шенкель чалый почувствовал, но слабо. Среагировал на голос. На него он реагировал почти всегда идеально. И, тут же вскинув голову, перешел в рысь. Несколько четких темпов, и Элизий вышел на мах, далеко выкидывая передние ноги и несколько согнув шею по привычке, хоть и почувствовал натяжение повода. Была идея упереться в него, закусить, немного потаскать, но потом в голову коня пришла мысль получше. Он шел по стенке, как того и требовал всадник, идеально ровно, мягкой, удобной рысью. Квартер очень хорошо гнулся на поворотах, хоть его комплекция, с виду, этого не позволяла. Хорошо развитая пластичность давала ему возможность вытворять все, что хочешь, не взирая на широкую грудь, короткую шею и здоровую задницу.
Чалый удачно разминулся с какой-то лошадью, пропустив ее вперед, и, не смотря на подобранный повод, посмотрел в бок, согнув шею и не переставая рысить, проверяя, нет ли там кого. Оказалось, что нет.
Поэтому, пройдя поворот идеально, Элизиум просто резко уперся всеми четырьмя в песок и встал. Вот просто встал и все. Даже не оглянулся на всадника, ничего. Он положил голову на ограду левады, как будто говоря - ну все, приехали. Хотя на самом деле Элизий просто очень сдерживал себя, чтобы не оглянуться и не посмотреть на выражение лица парня. Он ждал, что же человек сделает. Конь довольно прикрыл глаза, тяжело вздохнув.

0

45

Элизиум видимо решил тебя поразить своей послушностью и пластичностью. Во всех углах он выгибался, что казалось бы невозможно для коня с таким телосложением. Но это было так. Через несколько темпов Эл стал выкидывать передние ноги, перешёл на мах. Ты усмехнулся. неужели мне достался идеальный конь? Пронеслось в голове. Но твоя радость длилась не долго. После очередного идеально пройденного поворота Элиз остановился. На твоём лице изобразилась смесь эмоций. Сначала смятение, потом улыбка... Элизиум, что это? Спокойно спросил ты. Нет, конечно же ты не ожидал внятного человеческого ответа. У тебя появилась лишняя энергия? Ты передвинул железку во рту лошади. Давай я сделаю вид, что не заметил, и мы продолжим работать. Ты прижал шенкель и добавил хлыстом. Рысь. Чётко сказал ты.

0

46

Да у меня этой лишней энергии знаешь, сколько? Тебе будет достаточно. - спокойно подумал Элизий и фыркнул, как будто подтверждая мыслительный процесс. Чалый только обернулся и посмотрел на человека с абсолютным безразличием, мол, ну и что дальше? Но парень заставил голову вернуться на место перетиркой, которую Элизиум просто терпеть не мог. Если бы не капсюль - то сейчас бы ротяку так раскрыл, что позавидовали бы слоны. Попробовав спокойные методы провокации, чалый решил перейти к радикальным.
На шенкель он среагировал тут же. Правда, пошел он не рысью, а уже галопом, причем закусил удила, чтобы не позволять железу во рту давить на складки губ, язык, "уперся" в повод, тем самым выигрывая себе полную неэффективность повода. Мерин шел сокращенным, хорошим галопом, все так же придерживаясь стенки, а потом тихо пискнул и отвесил красивого козла, правда, абсолютно несерьезного. Такой может выбить из седла человека, впервые севшего на лошадь, а не того, кто уверенно сидит на размашке. Дернув головой, пытаясь отобрать у парня повод, Элизиум тут же сошел на рысь, а потом и на шаг, остервенело мотая своей несколько квадратной головой, вырывая повод из рук. А потом резко отскочил в сторону, прижал парня к забору плаца и снова остановился, недовольно топнув копытом, и громко фыркнул, как будто выражая свое недовольство по этому поводу.
Он видел, что все работающие на плацу даже остановились, наблюдая эту занимательную картину, но мерину было абсолютно все равно. Единственное, что сейчас было для него важно - это реакция его всадника на все его выбрыки. Ну, правильно. Сначала показал малую часть способностей, а теперь показывал характер. Элизиум ставил перед выбором осознанно. И сейчас просто стоял, уже не зажимая, спокойно и расслабленно. Ждал.

0

47

Конь фыркнул и повернул к тебе свою моську, выражая полное безразличие на твои слова, да наверное и на тебя тоже. Но конь всё же сменил аллюр на более быстрый. Вот только не на рысь, а на галоп. Ты не сразу понял всю задумку коня, а только через пять секунд. Мальчик решил тебя растащить, упираясь в повод и зажимая его. Если хочешь покататься, вперёд! Полушёпотом прорычал ты. И в очередной раз постарался сократить, вот только эффекта не было. На злостный посыл мерин ответил "козликом", но не сменил аллюра. Он дёрнул головой, отбирая из твоих рук повод, А ты в свою очередь ответил ему добавочным шенкелем и ещё сильнее подобрал повод. Конь мотал головой, но галоп сменялся рысью, рысь в свою очередь шагом. Ты удивлённо глянул на ушки коня и до толкнул. Элизиум отскочил к забору. твоя штанина окрасилась в цвет забору. Мерин остановился. Эл фыркнул, ты тоже. Ну давай поиграем.
Ты чувствовал, как входил в азарт, появилось желание показать превосходство, почему - то похожее на чувство мести. Хитрая улыбка. Ты чувствовал, что конь расслабился и отпустил трензель. Вот и отлично. Будем считать, что мы размялись. Ты взял повод и небольшой клочок гривы в левую руку, а правой рукой вместе с хлыстом и ногами до толкнул вперёд. Толкая его на более резвый галоп чем обычно. Давай, покажи свою резвость. Буркнул ты себе под нос. Кажется одна из девушек ушла с плаца. Тем лучше.

0

48

Ты хочешь проверить мою резвость? Резвость? Человечишко, что ты возомнил о себе? Элизиум не злился. Он просто был крайне удивлен таким поворотом событий. Чем отличалась четвертьмильная лошадь от всех остальных? Тем, что на коротких дистанциях и маневренности она была лучшей. А Элизий, как конь, который еще и с отрочества приучался к тяжелой работе и был достаточно вынослив, имел крепкие ноги и мощную мускулатуру, сейчас несколько опешил, думая, с чего же начать. Впрочем, тело среагировало само, опередив все мысли, которые только зарождались в голове чалого мерина. Бернадотте фыркнул, стрельнул ушами в сторону человека, назад, и они тут же вернулись на свое место. Он видел, как одна из девушек ушла с плаца, а серый конь только покосился на Эла, как на душевнобольного. Вскинув голову, Элизиум тихо гугукнул. Ему ответила кобыла, которую сейчас тоже уводили с плаца.
Шоу началось. Валентайн слегка присел на задние ноги, и они выдали мощнейший скачок, вынося тело мерина на несколько метров вперед, в то время когда язык подобрал трензель ближе к зубам, а оные закусили железо, снова пресекая попытки воздействия на свой рот. Согнув шею в баранку, причем настолько сильно, что губа чуть ли не касалась шеи, а повод на секунду обвис, Эл выскочил вперед и приземлился на передние ноги, а потом вытянулся стрелой и понесся карьером, прижав ушки к затылку, тихо взвизгнув при этом. Длинные, мощные скачки коня на очень мягком, но быстрейшем аллюре чувствовались прекрасно, и чалый на повороте сделал замечательную вещь, абсолютно не реагируя ни на какие телодвижения всадника и попытки его повернуть на свой лад: он пошел внутрь круга. При этом поворот был настолько резкий, что ноги Элизиума ушли далеко от тела, а оное наклонилось под очень большим углом, как часто наблюдается в баррел-рейсинге, и дальше тело мерина совершило абсолютно непонятное движение, восстанавливая равновесие по диагонали - сначала выпрямились на внешнюю сторону передние ноги, потом змеей зашли задние, и снова мощный скачок вперед - и снова бешеный карьер.
Элизиум глубоко дышал, переставляя ноги с привычной для финиша на трассе скоростью, абсолютно сумасшедшим, когда даже уже не замечаешь, как копыт касается земля. По песку нестись было тяжелее всего, но он тут был достаточно утрамбован для нормальных тренировок. Поэтому чалый только выдирал копыта из него и несся дальше, резко и стремительно поворачивая, как будто намекая на то, что в чем-в чем, а вот в резвости ему не занимать. А потом он пошел по стенке, и Бернадотте решил, что пора экстрималить. Серия безостановочных мощных, почти вертикальных, козлов пошла в воздух, конь весь собрался, как пружина, готовая выскочить из механизма, и тут же последовала очень резкая остановка и прыжок в сторону. Все это требовало прекрасной пластики, гибкости, скорости, которые имелись у мерина, и сейчас Элизиум скорее пытался определить уровень сидящего на нем человека, чем высадить его из седла, но следующее выпрыгивание в воздух дополнилось вертикальным козлом, как только ноги коснулись земли.
Проследив за полетом с его спины парня, Эл только фыркнул, а потом абсолютно спокойно, как будто ничего и не было только что, две секунды назад, подошел к пока что лежащему человеку и заглянул в его лицо, опустив голову пониже и смешно расставив ноги. Из-за его короткой шеи ему приходилось подаваться корпусом вперед, чтобы нормально дотягиваться до земли. - Ну что, в седло полезешь еще раз, иль тебе хватило? - конь прямо-таки вопрошал, смотря на парня с легким интересом в темных глазах. Упорство... Да, многие люди упорны, а этот? За подобное поведение его в прошлом клубе наказывали, причем наказывали по всем правилам, а если уж он имел наглость скидывать с себя людей, то даже не думая, отвешивали серию ударов по крупу стеком. И, в принципе, для этого мерина это было правильно. Мягким поведением с ним обходиться нельзя. Сядет на шею, копытца свесит и игогокать будет.

0

49

Видимо твоё бурчание услышал Эл. И развлекаловка была, что надо. Самые слабонервные ушли с плаца, людей с крепкими нервами оказалось совсем немного. А вернее один мужчина лет сорока. Скоро ушёл и он. Конь начал всё с мощного прыжка. Ты непроизвольно крикнул, что - то нечленораздельное. Хотя если всё разобрать получим не самое хорошее сочетание. Но ты мысленно желал продолжения. Тебе хотелось понять в какой же монет он остановится? И хватит ли ему сил на всю программу, а не только на развлекаловку. Козёл, поворот... Тебя троеборцы не брали случаем? Воскликнул ты и понял, что седло ушло куда - то не в определённом направлении. Небольшой шлепок. Ты снова оказался в седле. Вы повернули. Ты натянул повод и поддал хлыстиком для полноты счастья. Стоп, а где собственно левое стремя? Ты ощупывал бок лошади, но стремя не оказалось. Оно осталось лежать где - то позади. А говорили используются год и более. Ты сбросил правое стремя, продолжая скакать по стенке. Шоу окончено? Элизиум теперь дал чёткий ответ. Прыжок на все четыре ноги в воздух и воодушевляющий козёл.
Ты почувствовал мягкую землю под щекой, тебе повезло. Ты упал слегка на бок и приземлился на плечо. Пять секунд полёт нормальный! Отфыркивался ты от земли и резко сел, слегка задев морду коня. Эл! Ещё раз фыркнул ты и сплюнул. Гадёныш. Смотри, ты сам  напросился. Ты встал как не в чём не бывало и завернул оставшееся стремя. Хочешь жёстко? Будем жёстко! Отчеканил ты. Вы с конём были одни на плацу. И можно было поразвлечься. У кустов валялась кем - то забытая грязная корда. Ничего, можно и на этой погонять. Ты улыбнулся и взял корду, заворачивая повод и зацепляя повод. Ты держал корду коротко, и принялся отчеканивать по крупу несильные удары хлыстом. не нравится? Спросил ты. Мне тоже не приятно падать. Ты ударил посильнее и отпустил корду на полтора метра. Галопом! Со стороны ты был похож на начальника каких - то войск. Галоп! Ещё раз сказал ты и поддал хлыстиком по крупу. Бегай! Ты ещё раз взамхнул хлыстом в воздухе, близко к мерину.

0

50

Человек встал, несколько оклемался, но садится не стал. Элизий разочарованно выдохнул и потряс головой, но Клайв уже шел к нему с откуда-то взявшейся кордой. Этот момент конь просмотрел. Он не стал рыпаться и терпеливо стоял, пока тот подбирал стремена и заправлял повод, а потом карабин щелкнул на кольце, и конь почувствовал ритмичные и монотонные удары хлыстиком по заднице. Фыркнув, чалый отмахнул в сторону парня ногой, но это было абсолютно безобидным жестом протеста. Жестко? Да ну? И тут рявкнул "галопом!". Мерин заложил уши и окрысился. Еще одна проверка на прочность. Но парня это не остановило, и Клайв сильно прорядил хлыстом по крупу. Присев на задние ноги, он попытался выскочить, но кольцо трензеля тут же вернуло его на место, и Элизиум недовольно фыркнул, но галопом пошел.
Крепкие ноги квартера перебирали песок коротким и чистым трехударным тактом. Он не фальшивил, свернул шею в баранку и шел в полном сборе сокращенным галопом, пытаясь облегчить давление на рот, поворачивая голову. А потом ему это надоело и он закусил удила и отпрыгнул в сторону, вынося человека за собой. Но нужного эффекта Эл добился - корда стала длиннее. По узкому вольту ему ходить не нравилось, тем более, что Валентайн привык нестись по прямой дороге трассы, отмеченную флажками, а не со согнутой головой по одному и тому же надоедливому кругу. Резко затормозив, Бернадотте привстал на небольшую свечу, и развернулся на задних ногах, а потом пошел таким же ровным галопом в другую сторону. Разнообразия ему не хватало. Уши наконец-то пришли в нормальное состояние, и как только парень что-то говорил, то чутко стреляли в его сторону, слушая речь. Мда... Ну, дикие методы, конечно, но жить можно. Тем не менее, Эл прибывал в легком шоке от такого способа "успокоения". Такого в его практике еще не было.

0

51

Конь видно решил что ты шутишь с ним. Да, он пошёл галопом как и требовалось. Но не надолго. Вскоре Элу надоело бегать по мини кругу, он закусил треньзель и отскочил. Ты выпустил моток корды, а конь улучив момент вздыбился и сменил направление. Ты же приподнял бровь. Элизиум, мне не интересно в какую сторону ты хочешь носиться на корде. Мы работаем не на корде, а под седло сегодня. Спокойно. но громко сказал ты. типа. Шёпотом добавил ты себе под нос. Ты его подгонял хлыстиком, наматывая круги вместе с конём. Через некоторое время ты решил, что конь всё же тоже может устать. Шаагом. Сказал ты после очередного круга рысью. Ты протянул коню вкусняшку и похлопал по крупу. Ну что? Набегался? Ты залез в седло и отстегнул стремя. Теперь попробуем поездить спокойно, не убивая всё и вся. Решил ты. Шагом. Спокойно прибавил ты к шенкелю.
Остальная тренировка не отличалась особым накалом страстей. Вы сделали рысь и всё закончили галопом. Всё это время конь вёл себя сносно, во всяком случае ты больше " не выпадал " из седла, хотя очень старался. Ты завёл коня в денник, расседлал и ушёл.

---------Денник Ментала--------

Отредактировано Клайв Баркер (2012-06-07 18:21)

0

52

-проход-

Кобыле был явно в новость, пусть и не сильно строгий, мундштук. Молодой человек приметил, как зебра зажевывала железо и двигала его туда-сюда языком. Неторопливо продвигаясь к выходу, он все думал, что надо бы вернуться и снарядить чудо-юдо так, как она привыкла. Да и может погорячился он, решив не одевать седло? Он в серьез начал опасаться, что в силу того, что он давно не сидел на лошади, или, может, даже нехватки сил, не сможет справиться с невысокой, но крепкой зеброй. Но то ли врожденный порок, который мы зовем ленью, то ли другие обстоятельства, такие как желание во что бы то ни стало проехаться на резвой лошадке без седла, как он и задумал, не дали свернуть ему назад.
Действительно ли эта зебра чего-нибудь стоит? Что я так за нее ухватился-то? Тут полно резвых скаковых чистокровок и арабов, а эта.. С ней даже на трек пока нельзя выходить. Мало ли что там у нее в голове при виде простора брякнет... А вообще, интересно проверить легенду, действительно ли эти коротконогие фору обычным лошадям могут дать? 
Строго смотря вперед, он вышел из конюшни, идя слева от Дакоты. Она была нетерпелива-это чувствовалось особенно тогда, когда она, пусть и боясь тянуть, но прибавляв шаг. Да куда ты все спешишь?-недоумевающе одергивал ее попытки Джей. Видимо, эта лошадь или никогда не работала под человеком, или в ее опыте любая работа была похожа на славную прогулку. Может потому она так спешила. 
Впереди дорога расходилась в две стороны. Одна из них вела в густой лес, скрывающий за собой горизонт. Другая тянулась вдоль трека, по короткой его стороне, затем уходила к левадам, и, минуя их, заканчивалась возле одного из плацев. 
Джей недолго стоял у развилки. Он вглядывался в лес, словно ждал ответа самому себе-куда ему идти. Но выбор был уже сделан и, свернув влево, он потянул Дакоту на плац.
Большой, с отличным грунтом, он был огорожен высоким неприступным забором из беловыкрашенных металлических брусьев, прямо как на скаковом кругу. За оградой, прямо по периметру, где только заканчивался песок, уже всходила изумрудно-зеленая трава. Она была еще совсем короткой, но уже достаточно закрывала землю. Вечер наступил, однако летнее солнышко взяло свой верх и не хотело уходить за горизонт. Оно по-прежнему грело и освещало золотистыми лучами грунт. Здесь больше никого не было. Только одиноко сидящая ворона на заборе.
Подойдя к воротам, Джексон спокойно остановил зебру. Обойдя ее с правой стороны и взяв за повод левой рукой, другой он с усилием открыл ворота. Они, чуть скрипнув, открыли проход на плац. Парень сделал шаг вперед и, когда наступил на песок, копнул его мыском кроссовка-Сойдет-он махнул рукой. Грунт был подсохший, подходящий для работы. Только в центре манежа он был чуть влажный и слипшийся, но это не должно было стать проблемой, так как главная часть по стенкам была в нормальном состоянии. 
Джей подвел Дакоту к забору и, сверившись, что зебра стоит спокойно, придвинул к ее боку небольшую табуреточку, с которой юные всадники обычно подсаживаются в седло. Все же прыгать и подтягиваться на руках около неизвестной, даже дикой по словам конюхов лошади, было не лучшей мыслью. Потому парень предпочел табуретку. И, наконец оказавшись на спине, он похлопал ее по шее в знак похвалы. Молодец, девочка.

+1

53

Дакота почти смирилась с новым для неё оголовьем, хотя ощущение непривычной тяжести во рту всё же отвлекало её, особенно, когда Джексон одёргивал торопящуюся зебру. На развилке дорог молодой человек приостановил Кошу, раздумывая, куда бы им пойти. Полосатой кобылке было ровным счётом всё равно, так как она раньше не ходила ни по одной их этих дорожек. Хотя, естественно, как и любая лошадь, навострила уши в сторону зазеленевшего недавно первыми листочками леса. Но в лес они не пошли, направились в другую сторону.
Через некоторое время, взгляду зебры показался большой просторный огороженный загон. Он был очень поход на леваду с той лишь разницей, что в леваде росла трава, а здесь, словно поверх обычной земли насыпали мягкого, смешанного с чем-то, песка. Проигнорировав скрип калитки, Дакота, зайдя на плац, сразу же принялась нюхать песок, жаль Джексон не дал делать это так долго, как ей хотелось.
Закрыв калитку, парень повёл Дакоту к какому-то странному объекту. Коша удивлённо уставилась на него, но подошла спокойно. Стоя к нему уже впритык, кобылка, вывернув шею,  принялась грызть деревянный угол табуретки. Спина ощутила тяжесть, от которой Дакота успела уже отвыкнуть, живя несколько месяцев в лазарете. Джексон похлопал её по шее, сказал приятные слова, и Коша несколько расслабилась, пытаясь выгнуть свою короткую шею дугой, показывая, что ей приятны эти похвалы. 
Но стоило ей сделать несколько шагов вдоль стенки, как те самые странные ощущения вернулись к ней. Человек сидел без седла, по бокам болталось по два повода, изо рта текли слюни, потому что Коша ещё не приспособилась к этой уздечке. Ей страстно захотелось поскакать вперёд, как тогда в леваде вместе с Сальвадором. Дакоте казалось, что стоит ей подняться в галоп, как всё что сейчас на ней – сорвётся, улетит, будто подхваченное ветром. Поборов робость, Коша решилась на самовольные действия. Резко закинув затылок назад, она сначала затрусила мелкой рысцой, а потом, резво выбрасывая вперёд свои полосатые ноги, рванула в галоп, якобы испугавшись взлетевшей с ограды вороны. Неистово мотая головой, она просто физически не могла бежать быстро. И скоро утихла, остановившись в противоположном от калитки углу.  Что-то пробурчав своим своеобразным голосом, Коша, взбрыкнула задом, впрочем, не высоко. Это был заключительный всплеск злобы, который выдала строптивая лошадка. Всё, к сожалению Дакоты осталось на своих местах: всё так же сидел на спине Джексон, всё так же болтались странные повода, всё так же уздечка осталась сидеть крепко по её голове, не сдвинувшись ни на миллиметр. Как же всё странно здесь. Мне надо его катать? Ну ладно, зато потом я поем.
Коша, понуро свесив голову, чуть упираясь в повод, почапала вдоль стенки. Ровно таким же образом она раньше катала в парках, вот и вернулась к своей прежней, как она считала, работе. Краем глаза Коша вдруг заметила, что кустарник за оградой плаца уже зазеленел мелкими листочками. Выглядев, где они отросли побольше, зебра резким рывком отхватила себе аж ветку с этими листьями и довольная, жуя практически дерево, пошла дальше вдоль стенки. Вот так уже лучше.

+1

54

---Денник Алкиды---
Широкая, выложенная ровным камнем тропинка петляла меж левад и вела прямиком в рабочую зону. Плацы, один за другим, тянулись за побеленными металлическими заборами, выстланные все как на подбор еврогрунтом и освещенные вечерним солнцем.
Мужчина уверенно и ровно шагал слева от кобылы. Она явно была увлечена его компанией, может быть ей даже нравилась идея поработать, с которой он пришел к ней в денник. Пол видел в ее оживленных глазах множество оттенков положительных чувств и, следуя своей интуиции, он доверился кобыле, приспустив натянутый повод почти до конца, придерживая его только кончиками пальцев.
Виднелся свободный плац. Обычно здесь либо проводили занятия детские группы, либо накатывали круги те, кому не было места на спортивных манежах, где свои схемы и маршруты тренировали и оттачивали спортсмены с их холеными и титулованными конями. Калитка здесь закрывалась с трудом, а потому проход почти всегда оставался свободным. Пол зашел на плац, тут же утонув в мягком белом песке.
Он сел в седло, осмотрел окрестности с новой для себя позиции, слегка непривычной и неудобной, и тронул кобылу шенкелем. Та без промедления ответила на ногу. Она шла весьма активно. Сказать честно, Пол не ожидал от клячи такой инициативы. Грузная трекенка была ощутимо шире любой другой лошади, что бывала под седлом спортсмена, от чего его ноги не слишком удобно себя чувствовали на ее боках. За пару кругов шага он, конечно, успел слегка освоиться в старом потертом седле, но все самое интересное было впереди.
Дав кобыле как следует размять застоявшиеся мышцы, тренер расправил уставшие плечи и мягко сжал рыжие бока лошади ногами. За последнюю неделю работы выдалось на удивление много, а жаркая августовская погода не давала передохнуть даже в перерывах, потому, возможно, Пол казался таким уставшим и осунувшимся. Однако только лошадям он мог отдать последние силы, и с невиданным усердием мужчина впрягался в любую предложенную ему работу.
Берейтор – так он мог теперь себя называть – выслал игреневую в рысь, и та мягко засеменила вдоль огороженной стенки плаца. Мягкий тракененский ход давал как следует сосредоточиться на мелочах, не требуя переучивать основы. Кобыла неплохо дружила с поводом и ногой; легко, хоть и не долго в силу физического состояния, несла себя вперед, упрямо старалась ответить на каждую команду всадника. В целом, разминочная рысь получилась довольно неплохой и активной. На рыжей шкуре выступил пот, да и сам Пол взмылился под горячим закатным солнцем. Остановив Алкиду в центре плаца, мужчина достал из небольшого карманчика в бриджах пару кусочков овсяного печенья, которые с довольной улыбкой протянул кобыле: Держи, девочка. Ты умница. Сам того не ожидая, Пол открыл в ней усердную ученицу, которая трудолюбиво выполняла свое задание. Вот как бывает в жизни: ты ищешь хорошее среди обычного, а что-то замечательное прячется от тебя в тени.
Алкида заметно тяжело дышала уже после первой рыси. Они прошагали около десяти полных минут, на протяжении которых Пол постепенно сгибал кобылу то вправо, то влево. Рыжая неплохо шла в повод. С подведением зада были, конечно, проблемы. Брюшко не давало как следует активизировать задние ноги и подвести их под круп. Просевшая и ослабленная без должного тренинга спина нуждалась в укреплении, ей явно не хватало мышц и, хотя Алкида и предпринимала попытки пойти на требование всадника и распрямить спину, сделать этого она не могла. В один момент почувствовав, что Алкида все-таки нашла свой новый баланс и даже на полстенки прошла в правильный и мягкий сбор, Пол тут же попросил ее отвести плечо. Кажется, она не сразу вспомнила позабытое, но уже со второй попытки у нее получилось идти плечом внутрь в три следа, как и полагалось. Сделав всего несколько шагов в таком положении, он тут же огладил рыжую и громко похвалил.
Алк, да мы с тобой сработаемся,-задумчиво заключил он, похлопывая мокрую шею лошади и перебирая меж пальцев жесткий повод.

+1

55

Алкида тихонечко шагала позади Пола; её глаза с интересом осматривали окрестности – благо она даже могла немного вертеть головой, так как человек держал повод очень свободно. Впрочем, этой привилегией кобыла сильно не злоупотребляла.
А вот и пустой плац, который в скором времени будет принадлежать им и только им. Копыта слегка утонули в мягком еврогрунте; вскоре на спине ощутилась приятная тяжесть всадника. Без особых промедлений, Пол тронул её округлые бока шенкелем, на что Алкида ответила достаточно активно, сразу же зашагала. Именно зашагала, а не поплелась, чего можно было бы ожидать от растолстевшей прокатской лошадки, привыкшей работать под детьми в полусне.  Несколько кругов они прошли шагом, затем тракенка была пущена рысью. Она шла мягко; у неё вообще весьма удобные аллюры, чем она, впрочем, так и полюбилась детям, тоже не горящим желанием вынимать позвоночник из трусов после езды на каком-нибудь рысаке. Алкида опустила нос пониже без лишних напоминаний, старалась идти шире, и её лишние килограммы двигались как будто отдельно от неё, жили своей жизнью. Ах, как хотелось бы разом сбросить всё, будто старую змеиную кожу! Наконец, Энтвуд направил её в центр плаца, там остановил и дал ей печенье, чем она даже загордилась. И постаралась встать поровнее, как её учили раньше. Жаль только  тяжелое дыхание кобылы давало знать, что всё это старание не даётся ей легко и просто как было прежде.
Шаг. Кобыла думала было расслабиться, но передышка оказалась недолгой – сразу же Пол начал сгибать её, что тракенка честно старалась изобразить по мере своих физических возможностей. Требовал сбор, который получался у неё не совсем чтобы правильно – зато старалась. Кода удалось изобразить что-то предельно похожее,  берейтор попросил её о чём-то ином. Эм, что? – с налётом лёгкой паники подумала она, быстро соображая, что же от неё требуется. Предложив позабытое «плечо внутрь», Алкида поняла, что именно этого от неё и хотели. Правда разок она заплелась в собственных же ногах, споткнулась и пребольно ударила сама себя. Но несмотря на эту небольшую осечку, мужчина похвалил и огладил её. Алк, да мы с тобой сработаемся. Правда? – неожиданно высказалась в голос кобыла. Эта фраза уже была не новая, поскольку ежели ранее она доставалась какому-нибудь берейтору сколько-нибудь профессиональному, то тот обычно долго не задерживался. 
Солнце медленно склонялось к вершинам высоких деревьев, откуда-то с поля тёплый ветер приносил запах луговых трав; Алкида вдыхала его и, пожалуй, была счастлива в сегодняшний вечер так, сколько ни была счастлива уже долгое-долгое время.

+1

56

Вся работа лошади, правильная, нефорсированная и адекватная направлена на то, чтобы развить в животном физическую силу, гибкость, плавность и конечно послушание. Алкида была примером безоговорочного послушания, которое воспитали в ней обстоятельства. Обычно берейторы без особого желания берутся за прокатных лошадей, которые только-только вышли из-под седла ребенка, но в этот раз Пол впервые был рад, что ошибся в предположениях. Но кобыла, что ответственно старалась угодить ему, требовала к своей физической форме большого внимания. Такая тучность была как звоночек, который звенел над ухом, предвещая проблемы со здоровьем. Скорее всего сегодняшнее занятие не пройдет для нее бесследно, и ноги начнут опухать и наливаться уже к концу тренировки. Но пройдет время, Алкида вернется в хорошую спортивную форму, ее мышцы примут былой подтянутый вид, а Пол будет с гордостью смотреть на результаты их совместной плодотворной работы. Да, он верил в будущее, смотрел туда с охотой и шел к цели без размышлений. Все, что его касалось – это его работа, которую он и выполнял, а все остальные обстоятельства сами проявят себя, и будь что будет.
Мужчина бросил повод на шею своей игреневой труженицы и дал ей отдышаться, шагая по пустой стенке. Он вытер пот со своего лба, который липкими струями стекал по щекам. Действительно, вечернее солнце ничуть не уступало полуденному, все вокруг было залито теплом, и душные порывы ветра только едва-едва были ощутимы.
Шагом они прошли еще пару кругов. Кажется, кобыла успокоила дыхание, и спортсмен подобрал повод, для начала активно выслав ее шенкелем, чтобы провести в повод. Он с радостью отмечал про себя, что кобыла на удивление хорошо выезжена, и если бы не ее пузо, то даже могла бы, пожалуй, выполнить что-нибудь посложнее, чем плечо внутрь. Но то была лишь разминка и способ посмотреть: а сгибается ли эта кляча вообще.
На самом деле, выездку Пол крайне уважал. Именно в выездке он находил глубокий смысл, и ее заповеди были для него в какой-то степени священными. Это внушил ему еще в юные годы его тренер. Без выездки, которая направлена на всестороннее развитие лошади и человека как Всадника, не могло бы быть ни конкура, ни всего остального. Она дает основу, закладывает тот нерушимый фундамент, на который надстраиваются затем по кирпичикам другие умения. Манежная работа позволяла ему вновь ощутить то давно позабытое чувство единения с лошадью, которое он оставил в далеком детстве еще на самых первых своих занятиях. Со временем это забывается. Ты становишься опытнее, посвящаешь свою работу нюансам и сложным аксиомам, которые когда-то все равно вытекли из простых основ, а общее впечатление от сотрудничества с лошадью утрачивается.
Энтвуд посвятил этим мыслям всего пару минут, но когда вернулся в реальность, уже готов был продолжать. Прикинув как обстоят дела, он решил сегодня не мучить Алкиду сложными элементами вроде принимания, но закончить тренировку надо было как следует, чтобы оставить запал на следующий раз. Он немного сократил шаг кобылы, уверенно сжав ее коленями и придержав поясницей, а затем попросил сделать полупируэт на шагу, развернувшись корпусом вокруг своей талии. Браво. Пол изрек похвалу в несколько сдержанном тоне, но вполне справедливо огладил Алкиду за ее старания, после чего добавил: Рыыыысью, – и пустил ее вперед обеими ногами. Что ж, двигалась она охотно, но давалось ей это с трудом. И как бы ни было ему жалко свою подопечную, избавиться от ее пуза могла помочь только очень активная и тяжелая работа. Поэтому Пол сел глубоко в седло (благо, рысь у тракенки была по-настоящему хороша) и стал работать в основном на то, чтобы кобыла как следует активизировала опавшие мышцы спины. Без них дальнейшая работа была бы бесполезной, поэтому за малейшее отлынивание Пол только сильнее требовал, но и за самую крохотную уступку, когда Алкида хотя бы только на два шага брала на спину, он громко и довольно осыпал ее похвалой.
Рысью они проездили достаточно долго. Тракенка была уже вся мокрая, да и Пол подустал, поскольку так или иначе ему постоянно приходилось менять направление движения, объяснять по новой кобыле то, что спортивные лошади знают назубок и додвигать ее ногами. Не сказать, чтобы она халтурила, но ее активная работа отличалась от того понятия «активности», к которому привык ее новый берейтор.
Отшагав минут десять, мужчина вновь собрал поводья. Осталось чуть-чуть, малышка. Давай попробуем галопом. Он тронул игреневую правой ногой, чуть прижав ее к боку за подпругой. Галоп оказался уже заметно тяжелым, усталым и словно даже неохотным, Энтвуд то и дело пытался чуть поднажать ногой, будто выдавить лошадь из-под себя вперед, но выше своей головы Алкида прыгнуть не могла. От проблемы не подведенного под корпус зада, кобыла то и дело махала головой на каждый темп, вырывая повод из рук своего всадника. Мужчина с явным недовольством остановил лошадь и попробовал вновь, уже подняв ее в галоп с активной рыси. Кажется, так ей было проще сгруппироваться и пойти вперед от активного зада – лошадь перестала столь ощутимо мотать шеей, за что в ту же секунду была остановлена и оглажена. Сахарное печенье распалось на два кусочка в перчатке мужчины, и он предложил угощение Алкиде за все ее старания.
Не став отшагивать рыжую на плацу, он шагом вывел ее на дорожку, спешился, закинул стремена и отпустил подпругу. Алкида была мокрой насквозь, но в ее случае это было даже полезно. Им еще предстояло отшагать, замыть ноги, высушиться и, коль уж на сегодня работы у него больше не осталось, даже попастись и порадовать подопечную.
Пол расстегнул капсюль на взмыленной морде и, взяв распущенный повод в одну руку, повел кобылу за собой в сторону комплекса. Шли они не спеша, вышагивали вдоль левад и рабочих полей, мимо скакового трека, а когда спустя почти двадцать минут кобыла была уже сухая и дышала ровно, мужчина повел ее обратно в конюшни, заодно обдумывая мысль, что пора бы обзавестись коноводом.
--- Мойка ---

+1


Вы здесь » Horsepower » Манежи » Плац для обучения в/е