Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Манежи » Крытый Манеж (малый)


Крытый Манеж (малый)

Сообщений 31 страница 60 из 74

31

Приятно познакомиться, Фридерик. Встретимся в конюшне. - молвил шайр. Вскоре пришёл конюх и забрал кобылу с манежа. Жеребец проржал ей в след, так, в знак прощанья. Ну, а вороной всё ещё стоял на месте. Тут и девушка "оклималась" видимо.
Жереб ( специально так написала ) всё ещё стоял на месте. Тут его голова повернулась, конь увидел, как девушка приближается к нему. Да уж, видимо, хорошо "вписалась" в стенку манежа, раз держится за плечо, да и лицом тоже, наверно, пропахала добро... - подумал конь. Федька подумал, что всё, тренировка закончена, но нет, женщина взяла в руку повод и в доли секунды оказалась в седле. Да уж, Джеф оказалась ещё тем фруктом. Обычно, после первого падения с этого "монстра", люди, с окриками уводили жеребца в денник и отказывались от его содержания... Но, видимо, только не эта девушка. Джениффер дала сильного шенкеля жеребцу со словами: -Давай, Фридерик. Повтори то, что ты сделал. Жеребец понял намёк. Что? Неужели тебе этого падения мало? Хочешь ещё? - в недоумении подумал конь. Всё же, от столь сильного шенкеля Фридерик поднялся в галоп.
Жеребец пошёл мощным, размашистым галопом, но, проскокав только пол круга, остановился. На этот раз шея была прямая и "стояла". Поэтому, даже если девушка и начнёт вылетать из седла, то первым делом "встретится" с шеей коня, и оттолкнувшись от неё, сядет обратно в седло. Федька "врос" ногами в землю. Остановка была резкой, но не столь тряской, как могло бы быть на самом деле... Ноги коня стояли параллельно друг другу, как и подобает Выездковой лошади. Ни одна нога не была отведена назад. Всё было чётко.Жеребец не собирался сдвигаться с места, просто встал на середине короткой стенки и всё, теперь его не сдвинешь, хотя, можно попробовать. Причину столь странного поведения конь и сам объяснить толком не мог...
Офтоп:
Хорошо).

0

32

Девушка еще раз повела плечом, уже заранее догадываясь, что большой синяк ей обеспечен. А что, сама хотела. Вздохнув, Дженнифер провела рукой по волосам и крепче сжала повод. От шенкеля Фридерик сразу же пустился в галоп, и наездница несколько напряглась, ожидая очередного фокуса, а сердце ей подсказывала, что у этого фраера под ней их еще очень много. Почему-то вспомнились детские болезненные падения и слезы обиды. Мол, что за наглость этакая, раз коняга так недружелюбно себя ведет? Зато сейчас Дженн поняла и усвоила этот принцип: у некоторых лошадей, взять того же Фридерика, нрав, скажем так, бойца, с которым очень непросто совладать. Во всяком случае, Джеф надеялась на удачу, как бы банально это не звучало.
Джексон ждала абсолютно всего, но только не того, что сделал Фридерик. Честно признаться, "стоячая" шея ее и так малость вводила в сомнение, но резкий тормоз - это было вообще что-то из ряда вон выходящее и необычное. Быть может, у жеребца именно такой план действий? Сначала ввести всадника в заблуждение, а потом любезно предоставить ему возможность пропахать носом манеж? Дженнифер вопросительно подалась вперед. Ей показалось или вид у коня и впрямь был растерянный?
-Эй, Фридерик?-негромко позвала Джексон, мягко проведя рукой по крутой шее жеребца. Дженнифер не на шутку заволновалась, решив, что зря вообще это затеяла. Рассеянно взглянув по сторонам, девушка неуверенно коснулась пятками боков коня, но сразу же взяла себя в руки, ибо ее неуверенность могла сыграть с ней плохую шутку.

0

33

Бриг хотел еще пообщаться с красавицей кобылой, но Шерон все же заставила его двигаться дальше. Да, вот она весна. глаза жеребца разбегались на всех кобыл, но не было той одной. Вот встретить бы ту единственную. Увидеть ее один раз и на всегда размышлял жеребец, медленно плентаясь по пыльному манежу. Девушка вообще перестала работать его, они просто наворачивали без полезные круги и не выдержав этой рутины - он отдал сильного козла. Шерон повисла у коня на шее и он привстал на свечу , вернув хозяйку обратно в седло. Просыпайся! Он взвизгнул и пошел кентером поднимая столбы пыли в воздух. Бриг махал головой и все время подпрыгивал задом , но девушка все же удержалась. От безысходности жеребец перешел на шаг и недовольно посматривая по сторонам стал отшагиваться. Минут через двадцать он остановился возле входа Все с меня хватит гугукнул он и топнул ногой. Шерон спрыгнула с коня и отдав его конюху - ушла.
Ты куда? заржал возмущенный англичанин, но она уже скрылась из вида. Конюх потрепал вороного по шее и быстро расседлал жеребца. Вместо уздечки на морду одел голубой недоуздок, а ногавки оставил . Куда? печально фыркнул конь и поплентался за человеком
--общая левада --

0

34

Ну а Фридерик всё стоял и смотрел куда - то глазами. Куда? Он сам не знал, просто смотрел в даль. Жеребец был растерян, он не понимал, что творит. Его ноги "вросли" в грунт манежа. Они стояли прямо, ровно и немного расширенно для лучшего упора. Шея была немного наклонена. Тёмно - гнедой даже не знал, в каком состоянии сейчас находится.
Что со мной? Я никогда так прежде не делал, разве что..... - подумал жеребец. Да, да, именно так он и сделал, но лишь однажды, под Тори. Но тогда он лишь спокойно пошёл, а после вновь выплеснул некий заряд энергии из себя в многочисленных козлах и тому подобное. Он не знал,что с ним творится, но одно знал точно, что того, что было тогда, уж точно не повторится. Эй, Фридерик? - молвил голос сверху. Жеребец почувствовал смещение тяжести всадника чуть вперёд. Да, сейчас, если бы он отдал хорошенького козла, то, девушка, наверное бы, вылетела нафиг и исполнила бы "Полёт Шмеля", но нет, он не будет давать козла т.к. подлянку делать пока что не хотелось, но это только пока, заметьте. Вдруг до мощной шеи жеребца дотронулась рука девушки. Та, видимо, тоже была вся в растерянности, не зная, чего можно ожидать от этой "машины" подвохов. Тут вдруг центр тяжести вновь сместился на середину седла. Села обратно в седло, при чём, глубоко. - подумал тут же Федька. А вот и шенкель почувствовался. Фридерик даже и не думал сдвигаться с места. А вот и повод подобрался, но коню по - барабану на все телодвижения всадника.
Так, что делать - то? - подумал конь. Глаза поменяли центр "слежения" за всем, что происходит вокруг. Теперь глаза чётко смотрели на выход из манежа. Стоп! Что это? Ах дааа, это вороного Англичанина выводят из зоны работы, видимо, в зону отдыха. Минут где - то через семь Федька всё - таки решил двинуться вперёд. Дверь манежа уже была плотно закрыта за парочкой. В помещении остались только Джеф и Федос, ан нет, ещё всадница вороного, но на неё тёмно - гнедому было как - то ( на )плевать, главное, он хозяин манежа и точка. Жеребец резко вскинул голову, привстал на задние, и выполнив полупируэт, ( хотя это было некий разворот на задних, чем полупируэт ), поднялся в галоп, обычный правда, но малясь трясучий. Вообще у Тракена все жвижения плавные, но когда он нервничает или начинает нервничать, он превращается из "мягонького" японского автомобиля в настоящий, Русский "трактор". Да, да, как бэ это смешно не звучало, но оно так и есть. Сейчас жеребец находился где - о по середине. И всё из - за его рассеянности. Сейчас конь скакал галопом, наяривая круги по манежу.
Однако, вскоре в манеж пришёл молодой человек и попросил девушку спешиться. После забрал коня и повёл в денник, кинув что - то всаднице на прощанье. Как оказалось позже, жеребца вновь продают.
-----Денник Фридерика---
Офтоп:
Ссори, но играть хочется, а тебя всё нет и нет.(

Отредактировано Фридерик (2011-02-08 12:37)

0

35

<=== Денник Харрикена
Судьба порой ставит крест на самых интересных начинаниях. Решительно и бесповоротно. Или она подталкивает нас к людям, которых мы вовсе знать не желаем, а потом хохочет нам в спину: ах, какие же вы слабые, поддались, не устояли. Паола была спокойна, смотрела на Эминема так же, как и на других своих учеников, говорила так же, как и подобает говорить со взрослыми, состоявшимися людьми. Но все же этот рэпер казался ей ребенком. Такой же упрямый, как тринадцатилетний мальчишка, где-то вредный, острый на язык, обидчивый. В сущности каждый взрослый – это тот же ребенок, лишь с той разницей, что у детей нет проблем взрослых. Хотя может быть у Маршалла просто не было детства, не было возможности быть таким свободным, каким он является сейчас. В материальном плане естественно, так как практически никто в наше время не может быть абсолютно свободен. Поэтому молодой тренер относилась к этому человеку вполне сносно, не обращая внимания на его выкрутасы и упрямства. Она могла и отказаться вести этот час, уча уму разуму, а точнее верховой езде этого лишенного всякого воспитания артиста. Ну что поделать, нынче время такое, так что Морел не чувствовала никаких антипатий по отношению к рэперу. Пока не испытывала. И она решила помочь ему в конном спорте. Она поступила верно. И вероятно сама же поплатится за это, ибо такова обычно судьба тех, кто поступает верно. Не делай добра – не получишь зла, как говорится. Эту знаменитую пословицу Поли вспоминала каждый раз, когда за ее добро, ей отплачивали ничем иным, как злом.
Раз! Подпруга скатилась с седла и еле-еле не ударила по светлой макушке Паолы. Благо рэпер поймал ремень. «Надо же…» Девушка увидела Маршала, который уже отошел от шайра. В этот момент, Морел опустила подпругу, обошла лошадь и принялась пристегивать ремешки. От Эминема, по части седловки теперь уже ничего не требовалось. Женственные руки работали четко и слаженно, но без всякой резкости, было видно что эти самые ручки, покрытые белой кожей, уже ой как наловчились. Мужчина стал говорить что-то об Анжеле Роке. Паола слушала его молча, не отвлекаясь от своего дела, но пару раз взглянула на звезду, мол «смотри, пора бы самому научиться застегивать ремешки».
- Знаю, знаю. – отозвалась девушка, проверяя тонкими пальцами капсуль на морде Харрикена. Потом стала снимать с шеи шайра повод, снова приподнимаясь на носочки: - Он веселый малый. Не сказать, что совсем без головы, но с ним скучно не бывает.
Тренер взяла повод в руки и пошире открыв дверцу денника, потянула Харри в проход. Когда эти чистые килограммы красоты и мышц двинулись с места, послышался характерный стук тяжелых копыт. Конь был неспокоен, но не прям уж чтобы крайне. Возможно Поли придется самой сесть на него, чтобы настроить на работу, а уж потом и Эминема сажать. Хотя, лошади чувствуют, кто на них садится. На выкрутасы второго «мужчины», этого здорового животного, Паола так же не обращала внимания. Какие лошади ей только не попадались, у них у всех свои заморочки и свои размышления. Они ведь все понимают.
Морел встала рядом с рэпером и протягивая ему повод, показала своими руками, как его правильно держать:
- Вот, этой рукой берите здесь, ага, а левой – здесь. – глянув на шайра, а затем на Маршалла, она отметила, что вышла забавная парочка для работы. Неизвестно почему, но действительно забавная. Не в силах сдержать улыбки, она проговорила:
- Ведите. – Затем развернулась и направилась к манежу, призывая обоих идти за собой. «Эти оба по-моему сами не хотят работать друг с другом. Ну ничего. Отобьем и лень и страх. Или что-то там препятствует хорошо провести сегодняшнюю тренировку?»
Оказавшись у малого манежа, Паола открыла широкую дверь, дождалась «сладкой парочки» и пропустив их вперед, зашла следом и закрыла манеж.
- Ну что ж…- промолвила девушка, подходя к Харри и Маршаллу, - Теперь, пожалуй самое сложное, да? – задорно прищурилась тренер, обращаясь к рэперу.
Подняв крыло, она еще на две дырки подтянула подпругу (сразу она никогда сильно ее не затягивала), распустила путлище и сделала стремена как можно ниже.
- Стремена готовы к работе. Вы же знаете, как залезать? – не принимая ответа «нет» сказала она, забирая повод из рук рэпера. Перекинув его через могучую, мускулистую шею, Паола продолжала придерживать шайра, стоя рядом с ним, лицом к шее, при этом следя за действиями ученика.

+2

36

Девушка, лицо которой освещалось ярким теплым светом манежа, находилась прямо возле вороного, стоя чуть в сторонке, чтобы дать возможность Эминему и Харрикейну освоиться в компании друг друга, но все же достаточно близко, чтобы в любой момент помочь советом или даже движением хрупкой, но упертой женской руки. Она была действительно красивой. Красивейшее утонченное лицо, укутанное спокойствием, таким редким для молодых дам, белокурые длинные волосы, словно настоящая шведка, такая утонченная и светлая. Смотря на так и оставшуюся незнакомкой, девушку, Харри как-то очень по-человечески обомлел. Нижняя губа оттопырилась вниз, расслабившись и взгляд застыл на её теплых глазах. 
Но теперь он осмотрелся вокруг. Харри часто бывал в таких манежах за последние пару лет, но вот уж точно никогда не замечал за этим помещением такого очарования.
Прогуливающаяся вдоль трибун тишина, опустение и вечерняя дымка, проникающая сквозь окна, незаметно приближающийся вечер.
Вороной шайр увлеченно посматривал в оконца, где уже сгущалась пригородная ночь. Нет, вечер, разумеется, но только вот освещенный звездами небосвод, виднеющийся в окна, пустое помещение и негромкие разговоры двух людей между собой, а еще равнодушное сопение Харрикейна придавали ощущение позднего ночного часа.
Жеребцу было по большому счету уже все-равно, будут ли его таскать по манежу или нет, а может будут практиковать технику подпрыгивания на спину гиганта... Все равно. Он уже достаточно расслабился и отключился от мира, грустными лошадиными глазами глядя в сторону доносящегося с улицы накрапывающего звука. Иногда, когда его стук усиливался, по коже проходил морозный холодок, но стоило передернуть плечом, как этот мороз проходил вместе с умными мыслями, навеянными таким лирическим настроением. Харрикейн же просто иногда встряхивал головой с густой черной гривой.
Теперь, пожалуй самое сложное, да?-голос тренера, негромкий, вдруг опрокинул вверх ногами сложившуюся гармонию тишины и спокойствия. По такому голосу любая лошадь могла определить человека умеющего и обучающего. В нем всегда присутствовали командные нотки.
Руки девушки посильнее затянули подпругу. Её движения оказались неожиданными для шайра и он, будучи крайне впечатлительным, рванул вперед прыжком, при этом издавая глухое остервенелое ржание, похожее на тяжелое и очень громкое сопение. Его увесистое тело отскочило в сторону, опираясь на огромные копыта.
Отпрыгнул настолько, сколь далеко позволила совесть тащить за собой ни в чем невинного Эминема. Харри, пусть и не доверял всем вокруг, но однако же голова его не была забита простой солянкой и мыслить в правильную сторону конь умел. Никогда бы, честное слово никогда, не стал бы кусаться или бросаться на человека.
Словом, упрыгали они недалеко.
Харри поспешно осекся и вкопался тяжелыми копытами в песок, замерев на месте. Великан недоверчиво покосился на болтающегося с той стороны чамбура рэпера и испуганно выпучил глаза, тяжело дыша и восстанавливая ритм дыхания.
Эй эй эй! Пошел нафиг!-шайр стал коситься в сторону как только увидел приближающееся к его телу рэпера. Нога потянулась к стремени, выглядело это со стороны невероятно смешно, а сам шайр, похоже, не находил это забавным. Он всячески изворачивался, не позволяя даже на секундочку ноге удераться в стремени. Вороной кружился вокруг рэпера, прихватив с собой его ногу, наконец поставленную в стремя, и не собирался останавливаться, чувствуя одолевающую панику.
Так они и кружились, как два клоуна, сами того не желая. Все сотрудники конюшни и проплывающие мимо манежа любители останавливались у входа, сдержанно посмеивались. 
Кыш, кыш, кыш, не трожь спину!-Харри молниеносно реагировал на новые попытки мужика закинуть ногу в стремя и тут же уносил его куда-нибудь в сторону, волоча за собой как тряпку, привязанную веревкой. Подтягивал мужчину к стенке, вытаскивал на середину неспешно, но вполне целенаправлено освобождаясь от всяческих прикосновений.

+2

37

Дверь денника посредством тоненькой женской ручки распахнулась шире, и Маршалл понял, что сейчас ЭТО наконец-таки сдвинут с места. Эм предусмотрительно отошёл подальше, чтобы эта туша не задела его своими никудышными габаритами, но едва чёрное чудовище загрохотало громадными копытами по бетонному полу прохода, как Паола притормозила Харри. Вот, этой рукой берите здесь, ага, а левой – здесь. Это что я ещё с этим рядом идти должен!? Спокойствие, только спокойствие. Эминем с видимой боязнью взял повод так, как показала ему тренер, но встал от лошади настолько далеко, насколько позволяла длина его руки. Уж не хотелось ногами рэпера прочувствовать на себе вес такой лошадиной тушки. Да в нём не меньше тонны будет!  Ведите. И резво так пошла вперёд. Эй! Ты куда! Стоять! Ты чо меня с ЭТИМ одного оставишь!? Мда, почему-то Эминему было совсем не страшно тогда оставаться наедине с барсом, после нападок которого кожа на руках повисала безвольными клочьями, а вот остаться один на один с этими килограммами, которые могут его просто раздавить, было боязно. Напустив на себя маску ложной поверхностной уверенности, Эм сердито дёрнул повод и зашагал вперёд. Этот поступок, скорее всего к счастью для Эминема, остался за спиной Паолы. Горе всадник совсем не запомнил куда они шли, как долго они шли – его внимание было приковано к этим мохнатым конским ногам, и он очень старался не попасть под копыта.
Наконец, они выперлись в манеж и Маршалл остановился, осматриваясь по сторонам. Даже вздрогнул немного от того, что Паола появилась откуда-то сзади, закрывая двери манежа. Захлопнулись двери моего спасения…. Эээээх. Ну что ж… Теперь, пожалуй самое сложное, да? Эм встрепенулся и кинул на девушку недовольный взгляд, явно выказывая, что ему не нравится сложившаяся ситуация. Вот только не надо ехидничать! – со сделанной шутливостью в голосе сказал Маршалл, а затем пробурчал себя под нос что-то вроде: «сама-то на него не подтянешься».
Паола начала возиться с седлом, а Маршалл уже вовсю подумывал, как бы отсюда свалить с меньшей потерей достоинства и чисто мужского самолюбия. В этот момент, Эм смутно увидел и осознал, что его, со страху впившегося пальцами в кожаный ремешок повода, потащило куда-то в сторону сильное и огромное животное, которое он в какой-то момент увидел мутным чёрным комком тефтелей. Маршалл шумно вдохнул в лёгкие побольше воздуха и упёрся ногами в грунт. Быть может, он собирался что-то заорать, но в последний момент передумал делать это. Какое-то внутренне упрямство и пробивной характер лидера заставили его надменно поджать губы и подойти к лошади сбоку, пытаясь вставить ногу в стремя, а руками зацепиться за клочок гривы. Едва нога устойчиво расположилась в стремени, как что-то пошло не так: громадина вдруг начала отступать от него. И чихать ему было на Паолу, которую надо было бы размножить в десятеро, да и то, не факт, что удержали бы Харри десять Паол. Со стороны рэпера было непривычное гробовое молчание и он, хотя искренне опасался, что животное отдавит ему ногу, которая всё-таки стоит (вернее прыгает) на грунте манежа, что, кстати, был вязким и неудобным для ходьбы. Стоять, скотина. – наконец сдавлено прошипел Эм, к горлу которого уже подкатывала злость. Это была злость и на самого себя, на неловкость ситуации, на тренера, которая нехрена не может сделать. Мощным рывком, Эм дёрнулся наверх, вцепившись руками в седло и гриву. Несмотря на то, что лошадь вертелась под ним, рэпер разразившись крайне нецензурными ругательствами, всё-таки перекинул ногу через круп, что пикантно разделялся на две половинки. Оказавшись в нормальном для всадника положении, Эминем молниеносно вцепился руками в повод, быстро набирая и натягивая на себя. Только после этого он позволил себе чуть расслабиться, выдохнуть и с философским выражением лица, произнести: Вот бля, да я Эверест покорил! Чёрт, я только сел на эту лошадь, а она уже мне сильно не нравится. О май гад, зачем я только ввязался во всё это! Что мне дома с Таней не сиделось!?
Эминем посмотрел вниз и у него чуть расширились глаза. Высоковато, однако. – заметил рэпер и стал напряжённо шарить ногами по большому вороному боку, пытаясь на ощупь найти ногой стремена. Лицо его изображало полный аут и грандиозное «фи». Как будто на тележку с говном сесть заставили, честное слово!

+2

38

"Мне очень нравится этот глагол - «сопротивляться». Сопротивляться тому, что нас душит, сопротивляться предрассудкам, поспешным выводам, стремительно судить других, всему плохому, что сидит в нас и только и ждет случая вырваться наружу; сопротивляться желанию бросить всё и всех, жажде сочувствия окружающих потребности говорить о себе, забывая о других, модным веяниям, нездоровым амбициям и царящему вокруг хаосу. Сопротивляться... и улыбаться. Да."
- Вот только не надо ехидничать! - отозвался рэпер. Паола, улыбнувшись, подняла и ладошки вверх, опустив взгляд, мол "я что? я ничего." После этого, девушка краем взгляда коснулась морды шайра и заметила что-то неладное. Светло-голубые глаза, моргнув, поднялись на карие лошадиные очи. Харрикен смотрел прямо ей в глаза, с какой-то свойственной лошадям печалью. В одно мгновение, улыбка исчезла с лица тренера, а брови слегка свелись. Поглощенная проницательными и внимательными глазами коня-гиганта, она упустила повод из руки, которая и так слабо держала его. Конь в этот момент начал "скакать" и крутить пятой точкой, порой напоминая циркуль. Эминема он утащил за собой. Паола, было, сделала шаг, чтобы поймать коня и усмирить, но тут поставила ногу, облаченную в ботинку и краггу на место. Скрестив руки на груди, она улыбалась про себя. "Ничего. Справится, не ребенок." Паола следила за парочкой, слегка исподлобья. Мягким его назвать было уже нельзя.
- Резче, Маршалл, резче. - подсказывала она ему. Рэпер, конечно вряд ли ее слушал, ну а вдруг. Так или иначе она должна была потребовать себя слушать. А иначе тогда зачем ему вообще тренер?
Вокруг собралась пара-тройка зевак, с улыбкой и смешками глядели на пару, крутившуюся в манеже. Паоле же, да и Эминему, было не смешно. Неизвестно о чем думал мужчина, но Морел была полна надежды на то, что ученик ее все же справится. Так и случилось. Роняя с губ матершину, он таки взобрался на коня. Нужно признать, что верхом на шайре он выглядел лучше, чем рядом с ним. Если бы Поли села на Харри, то выглядела бы никудышно, ведь она вдвое уже Маршалла и ниже на несколько сантиметров. Да, ругательства такого рода Паоле приходилось слышать не раз, но у нее вяли уши от подобного тона. Тем не менее Поли широко улыбнулась и подходя к паре, говорила:
- Я знала, что вы справитесь сами. - оказавшись рядом, она смотрела на Рэпера снизу вверх. Ее лицо плавно, но быстро перестало быть беззаботным. Теперь в выражении читался ум и опытность в конном спорте. Ну и взгляд и голос тренера, конечно. Она делала это не специально, просто теперь была настроена более чем серьезно. Она дотянулась до рук рэпера и развернула кулаки вертикально, (один кулак, т.к. до втрого было уже не достать). Повод, как ни странно, он держал верно.
- Не хватайтесь за повод, то может взволновать лошадь. Отдайте его чуть чуть. - глянув на шайра, она продолжила, помогая мужчине с регулировкой стремян, - Руки- самое тяжелое и самое мягкое в управлении лошадью. Не нужно слишком усердствовать, ведь у коня железо во рту, - спокойно молвила девушка. Когда стремена были подогнаны, Паола сделала шаг назад. - Двигайтесь по стенке. Шагом.  Сама же встала на месте, скрестив руки на груди и поставив ноги вместе, не сгибая их в коленях. Сейчас она даже не следила, она рассматривала жеребца и восседавшего на нем мужчину. Чуть склонив голову вбок, она произнесла:
- Выпрямите спину, расправьте плечи, прижмите колени к седлу... Покажите себя во всей красе. "Да, с посадкой, конечно, проблемы." - думала девушка, медленно перешагивая с ноги на ногу, чтобы быть всегда лицом к своему ученику и Харрикену.

+2

39

Ну ты идиот чтоли?!-шайр взволнованно попятился назад, взмахнув огромной и тяжелой головой, чтобы отскочить от очередного "нападка" рэпера, но теперь счет складывался не в пользу вороного.
Парень, усердно цепляясь ногой за повисшее стремя, поспевал за жеребцом и после многочисленных попыток наконец смог ухватиться руками за самого коня.
Эминем резко дернул руками его за гриву, при том грозно приказывая остановиться. Этот рывок оставил крайне неприятные ощущения на коже великана и он раздраженно передернул холкой.
Тем не менее, с горем пополам, бравый хлопец перекинул-таки ногу через спину шайра и Харри почувствовал незначительный в сравнении с ним самим, но все же ощутимый вес у себя на спине.
Вот бля, да я Эверест покорил!-донеслось восторженное восклицание до ушей вороного.
Да не гони, засранец!
Его выражение морды тут же скрючилось, уши плотно прижались к затылку и Харри не думая потащился в сторону, впечатавшись боком в стену. При этом по всему малому манежу разнесся смачный хлопок, будто кому-то на голову упал метеорит и, казалось, парня в седле это должно было немного встряхнуть.
Чувствовалось некое неумение. Иногда перебирая повод и потягивая его слишком сильно в своих руках, рэпер создавал большее подобие новоиспеченного (но, кстати, на удивление тяжелого) куска мясца на лошади. Ты идиооот.-умозаключение негромко просопело под носом Реда и он показушно хлестнул себя густым хвостом. Вы как надоедливые мухи. Вы все такие. Предпочитаете мусорные кучи и любите приставать к лошадям.
Ноги рэпера стали елозить по бокам вороного и выискивать стремя. Сзади, придурок. Шайр сейчас был смирен как никогда. Встряску он уже устроил, вывел новичка из себя, наказание от тренера не заработал. Счастье есть, господа.
Если бы жеребец был человеком, то допустимо было бы сказать, что он довольно улыбался. Умиротворение снова окутывало коня с головой, когда до подвижных ушей донеслось знакомое "шагом".
Жеребец немедля встрепенулся. Знакомая команда, серьезный тон. Кажется, они не шутили?
Великан нетерпеливо замялся на месте, ожидая со всем прискорбием, как сейчас этот мешок с... понтами...начнет дергать повод туда-сюда-обратно и даже заранее стиснул зубы, снова ощутив металлический привкус постороннего предмета во рту. Давай уже, командуй, двуногий. Шумное ворчание вороного шайра донеслось до людей.
Его взгляд был настойчиво устремлен в окно. Оттуда поддувал ветерок и немного даже клонило в сон, но жеребец не придал этому значения. Быть может, эта "тренировка" окажется полезной и для него самого, хотя, конечно, Рэд всячески сопротивлялся этой мысли.
Ой идиии ты, а. Еще год думать будешь, да?-вороной пережевал железо и шагом тронулся по стенке, выписывая круг по манежу.
Глаза, укрытые темными ресницами, не торопились углядеть каждую деталь интерьера или расслышать каждый доносящийся с улицы звук. Мало ли сколько ли ему придется находиться в этом помещении. Быть может час, два. Еще все успеется, а сейчас, размеренно ступая по песку, вороной равнодушно сопел себе под нос.

+1

40

Как же я потом отсюда слезу…? Я знала, что вы справитесь сами. Ну это же я. – браво воскликнул Эминем, а затем, усмехнувшись, заворчал: а вообще могла бы и помочь. Он окинул её лицо, обращённое к нему внимательным взглядом. Наверное, сейчас уже и начиналась эта та самая тренировка?  Эй-эй! Куда ты прёшь!? – заголосил Эм, судорожно дёргая то правый, то левый повод. Судно мощно ударилось о стену, и Маршалл покачнулся в седле, чего-чего, а такого развития событий он совсем не ожидал. Однако, этот корабль дальнего и медленного плавания больше с места не двигался, что давало хоть какую-то надежду на дальнейшую адекватность Харикейна. А Паола тут же, магическим образом очутилась рядом и зачем-то повернула кулак, чьи пальцы крепко зажали повод,  вверх. Маршал смотрел на неё чуть удивлённо, не понимая для чего это вообще нужно. Не хватайтесь за повод, то может взволновать лошадь. Отдайте его чуть-чуть. Ага, значит чтобы он бежал быстрее – нужно его волновать. Руки - самое тяжелое и самое мягкое в управлении лошадью. Не нужно слишком усердствовать, ведь у коня железо во рту. Эм слушал молча, и эти её слова натолкнули рэпера на мысль, что лошади вообще несчастные прелести которых надо жалеть. Однако, окидывая трезвым взглядом наглый затылок, что маячил перед глазами впереди, никакой жалости в душе Эминема не возникало. Разве что наоборот, желание как-нибудь коня подстебать за те выкрутасы, вытворяемые Харри, когда он карабкался на спину лошади. Тем временем, женские тонкие ручки Паолы возились со стременами: как оказалось – девушка сделала их короче. И это было значительно удобнее. Вроде дела даже налаживались. Конь, как показалось Маршаллу, гневно, что-то мычал внизу, но не двигался с места. Вокруг них суетилась блондиночка. Эм задумался о чём-то совершенно постороннем. Двигайтесь по стенке. Шагом. Ну вот, весь кайф от моей мысли обломала. Ну, умеют же глупыеженщины доставлять кайф и сами же его ломать.
То ли, рэпер ещё не вышел из состояния задумчивость, то ли забыл, как лошадь нужно сдвигать с места, но он на некоторое время завис в нерешительности, раздумывая о том, чтобы ему сделать дальше. Встрепенувшись, словно воробей на ветке, которому за шиворот упала капля ледяной воды, Эм бодро, уверенно и сильно пнул коня пятками. Животное, как оказалось, умело ходить шагом, хотя, по представлению Эма, шагом должно было бы всё и закончиться, так как рэпер откровенно не верил, что ЭТО умеет рысью и, тем более, галопом. Дела пошли, можно даже сказать, хорошо: конь пёр как танк вдоль стенки и, слава богу, делал это совершенно самостоятельно. Из разочарований – Паола осталась в центре круга и, вероятно, вырабатывала там уже какой-то свой коварный план.
Выпрямите спину, расправьте плечи, прижмите колени к седлу... Покажите себя во всей красе. Эм впрочем то, сносно попытался выполнить то, что она сказала. Несмотря на свой дрянной характер, ехидность и «вежливость» по отношению к другим людям, он всё-таки пришёл сюда чему-то научиться. Вот только пока он приводил в порядок одну часть своего тела, другая неизбежно расслаблялась и возвращалась в прежнее, удобное ей положение. Более или менее собрав себя в кучку, рэпер больше не шевелился и даже счёл нужным пошутить. О, да! Я выполнил команду под названием «окостеней». Паола волнуется раааааз, Паола волнуется двааааа, морская фигурка - придурок на Харри – замри. Самолюбие Маршалла тешил только тот факт, что раз Паола тренер – то к ней часто приходят такие как он. И, следовательно, ей не смешно смотреть на его начинания. Как мне там Саша объясняла? Левый ремешок – поворот влево, правый – вправо. На себя – тормоз. По идее, это даже легче, чем водить машину. А с Анжелом это ведь работало! Эх, зато машина не уезжает от тебя, когда ты открываешь дверцу, чтобы залезть в салон. Это несомненный плюс «железных коней».
Чуть освоившись в седле на большой спине вороного шайра, Маршалл осторожно, чтобы не разрушить композицию: «спина-плечи-колени», вертел головой, рассматривая место, в котором он оказался. Это был явно другой манеж, явно не тот, в котором совсем недавно он с Таней целовался. При воспоминании этом, внезапно пришедшим в его голову, Эм украдкой облизнул ставшие сухими губы. Этот маленький жест можно было трактовать по-разному, но сам Эм не зациклил на нём своего внимания. Манеж был меньше чем тот, где рэпер уже был. Хм, наверно, хорошая акустика в таком помещении. Спустя некоторое время, что бесследно убежало туда – в прошлое Маршалла, Эм задал Паоле интересующий его вопрос: А зачем всё это нужно? Какая разница-то как сидеть? Главное не свалиться, а остальное, я думаю, совсем неважно. Она что из меня участника конной гвардии английской королевы сделать хочет? Мда, только мундира не хватает. Вообще не понимаю, какое же от верховой езды тогда можно получать наслаждение, если должен сидеть как манекен. А ещё у меня наверняка какая-нибудь конечность затечёт. Вот.

+2

41

Она смотрела на Эминема, следила за его посадкой, смотрела за Харрикеном. Жеребец уже успел показать себя "во всей красе", хорошенько прислонившись к стенке манежа. Мужчина, что сидел верхом, естественно, отреагировал не совсем адекватно. В этот момент Паола отметила для себя, что он все-таки еще очень-очень плох. По-началу она подумала, что если уж рэпер ездил на Роке, да еще и впервые и вполне нормально отзывается о нем, значит он знает самые азы и вполне себе уверенно сидит в седле. Но теперь она видела, что он далек от уверенности в себе, когда под ним лошадь. Возможно, конечно, на него так габариты шайра влияют. В общем Морел поняла, что переоценила силы своего ученика. Точнее знания. Силы у него как раз надо бы поубавить. А то в панике еще порвет рот Харрикену. Так же юная девушка осознала, что этому человеку с бурным темпераментом свойственны резкие движения и громкие возгласы. Не удивительно, что лошади, как он говорит "бесятся" рядом с ним. Ему однозначно нужно было успокоиться. А чтобы осуществить это, надо чувствовать себя уверенно в седле.
Между тем Эминем делал явные успехи с посадкой. Паола слегка довольно улыбнулась. Ему, может быть не было видно разницы, но со стороны артист выглядел теперь совершенно иначе. До благородного рыцаре на огромном коне конечно было далеко, но одна гордая постановка головы чего стоила. Из его слов, Паола поняла, что ему крайне непривычно и неудобно сидеть правильно. Да это было заметно. "Ничего, привыкнет."
А зачем всё это нужно? Какая разница-то как сидеть? - задал вопрос Маршалл. Морел, делая небольшие шажки вдоль манежа, но при этом находять в центре, чтобы сильно не отдалятся от своей парочки, посмотрела вперед:
- Во-первых, это красиво. - вымолвила Паола, являясь сторонницей всего красивого, - Во-вторых, так вы лучше сядете в седло и почувствуете лошадь. Управлять вам так же будет легче, пусть пока это и не осязаемо. - девушка подняла взгляд на Эминема, - Как тренер я требую от всех своих учеников правильной посадки.
Ох уж эти мужчины. Они слишком физиологичны. Они любят пищу, женщин, они нечистоплотны, мнительны и эмоционально упрощены. Если для мужчины важна суть переживаемой им эмоции, для женщины важны оттенки, нюансы, антураж. Для женщины важно не что происходит, а как.
Спустя минут так 5-7, Паола посчитала, что пора посмотреть каков Маршалл в рыси. Неожиданно сквозь окна манежа прорвались солнечные лучи. Тренер невольно повернула голову, слегка прищурившись. Ее волосы и даже ресницы и брови мгновенно стали отливать золотом. Красные лучи заходящего солнца разлились по всему манежу. Морел развернулась вполоборота и посмотрела на пару. Харри стал выглядеть как-то ярче, отблески на его мышцах слепили девушку. Хитро улыбнувшись глазами, Поли глянула на Маршалла. "Может быть его солнышко сможет растопить?" Удержавшись от смешка, она отвела взгляд и опустила руки. Странно, что перед ночью облака разошлись. В голову Морел тут же поспешили ворваться бытовые идеи и она на секунду отвлеклась от занятия. "О, не придется шлепать под дождем до остановки. А то представляю, как бы я добиралась до дома без зонта."
- Покажите мне, как вы ездите рысью. - опомнилась Паола и обратила все свое внимание на Маршалла и Харрикена, что ставил ноги-колонны так умеренно и лениво. Глядя на шайра, девушка уже подумывала о том, чтобы прихватить бич.

+2

42

С несколько минут, вышагивая вдоль трибун, жеребец чувствовал на себе мешок мяса. Просто тяжелый мешок мяса. Он бултыхался туда-сюда, чуть покачиваясь на каждом движении, но хотя бы не тянул повод сильнее положенного. Однако, после совета со стороны светловолосой девушки, этот мешок подсобрался, облегчив, наконец, свое пребывание на широкой спине шайра.
К слову о трибуне-благодаря высокому росту Харрикейна, восседающий сейчас в седле мужчина, проплывал значительно выше бортика трибуны и мог в кой-то веке почувствовать себя "большим". Ха-ха, да, с высоты Харри любой казался крохой, а тем более такой худой малый, как рэпер.
Поворооот!-гугукнул Рэд, вновь прижавшись к стене и совершая на ходу поворот на 180 градусов.
Какой смысл катать свою задницу по этой комнатушке? Она же маленькая. Гулять надо на природе, около озера, например. Хотя, куда вам. Вы, скорее, предпочтете покрасоваться с большой лошадью в парке, так ведь?-насколько возможно, он повернул огромную голову в сторону стоящей посреди манежа девушки. Её сосредоточенный взгляд будто очаровывал жеребца и он, забывая обо всем, шагал еще более медленно и лениво.
Совсем никак не обозначив свое поведение, Харри стал понемногу сходить в сторону центра манежа и быстро оказался возле тренера. Шайр упрямо остановился в паре шагов от девушки и внимательно уставился в ее лицо своими темными глазами. Ты вроде как..Хорошая, чтоли.-мысленно шептал себе вороной, заглядывая в глаза Паолы.
Конь вытянул шею чуть вперед, чтобы большая голова оказалась прямо возле плечей девушки, и неаккуратно, но со всей слоновьей нежностью подтолкнул её в руку своим лбом, а мягкие губы стали щарить по карманам, пытаясь обнаружить там хоть что-нибудь вкусное.
Давай, выворачивай карманы, женщина!-разочарованно отпрянув от ее одежды, сделав вывод, что этот человек жадина-говядина и ловить здесь нечего.
Вороной печально понурил взгляд на теплый песок и стал отступать обратно к стене.
Заняв исходное положение возле стены, жеребец двинулся в сторону, противоположную его предыдущему направлению. Так ехать ему нравилось больше и теперь вороной заметно прибавил в шаге. Энергия стала стремится по венам, разгоняя кровь и теперь уже тяжелые шаги слона были больше похожи на лошадиный аллюр-более грациозный.
Густые белые щетки на ногах сметали песок под копытами и вместе с сильными ударами их о грунт, этот песок разлетался в стороны и создавал небольшое облачко пыли под ногами.
Из окна показались вечерние лучи Солнца, осветив манеж еще более теплым и мягким свечением. Под этими широкими лучиками его кожа блистала своим гуталином-чернющей мастью, подаренным природой. И несмотря на давний слой пыли, перемешанный с пролинявшими волосами, и прилипший к коже благодаря недавнему дождю, конь смотрелся по-рычарски гордо и велико.
Многие зеваки, остановившиеся возле манежа или пробравшиеся на трибуну, зачарованно следили за этим дуэтом-маленького человека и здорового коня.
Интресно, что мало кто из них был знаком с Харрикейном, зачастую все конники молча проходили мимо его пыльного денника, даже не обращая взгляду к уставшему вороному коню, что смиренно пригрелся в тёмном углу.

+2

43

Действительно, с Анжелом было как-то лучше. Может, потому что он был поживее, более предсказуемым, что ли. А Харрикейн этот, разве это вообще лошадь? Огромный своевольный диван, но сидеть не так уж и удобно. Да ещё, наверное, я «слегка» непропорционально на нём смотрюсь. Но, увы, на турнике висеть, чтобы соответствовать какой-то скотине я не собираюсь. Во-первых, это красиво.  Во-вторых, так вы лучше сядете в седло и почувствуете лошадь. Управлять вам так же будет легче, пусть пока это и не осязаемо. Как тренер я требую от всех своих учеников правильной посадки. Так, ну на красоту я клал с высокой колокольни. Ага, щас, я уже когда-то хорошо себе задницу отбил на Роке. Это что значит, что сегодня под чёткими указаниями Виолы я буду из манежа уползать?
Да куда ты прёшь? – со вздохом обратился к коню Маршалл, когда шайр развернул свои телеса в сторону Паолы и направил их туда без воли на то Эминема. Со зверским лицом сворачивал коню челюсть на бок в попытках повернуть – вполне обычное действие для новичка. Конечно же, руки он не держал на месте, думая, очевидно, что если указать Харри направление движения рукой, то конь догадается быстрее. Да слушайся ты меня скотина глупая! – не выдержал Эм, когда жеребец остановился вплотную с тренером. Чёто нифига ему не больно. Иначе бы повернул, наверное. – сделал вывод горе-наездник, обращая свой взгляд вниз – на Паолу. В это время, лошадь старательно ощупывала ртом девушку. Вот бабник. Кобыл ему мало – за девушек принялся. Тут лошадь опять куда-то двинулась и Маршалл, предприняв ещё две-три попытки свернуть лошади челюсть, уныло вздохнул и покорно позволил коню вести себя куда угодно этой лошадиной скотской душонке. Хм. Я всегда думал, что именно мне нужно управлять лошадью. А лошадь должна меня слушаться, а не я её. Эм устремил скучающий взгляд в грунт, подумав, что на ходу он в любом случае не спрыгнет с лошади. Какая скука. Лучше бы я один куда-нибудь верхом направился – оно веселее было бы. А то сделаешь что-нибудь не так, так девчонка ругацо будет. Как же мне хочется огреть эту раздвоенную жопу чем-нибудь. Желательно, тяжёлым. Такое положение дел его окончательно разочаровало и он, абсолютно расслабившись и задним числом соблюдая некоторые условности посадки, откровенно зевал.
Ещё и народ набежал смотреть. Что, никогда Эминема на лошади не видели? Но и, правда, не видели. Вот твари, хоть охрану выставляй у дверей этого загона.
Покажите мне, как вы ездите рысью. Эм оборвал свой зевок и повернул голову на тренера. Хреново я езжу рысью. – констатировал рэпер. Ему больше нравился галоп, но тяжёлое животное под ним окончательно лишило его всякой надежды на быстрое перемещение в пространстве. Кое-как собрав в кучку своё желание чему-то научиться, Эминем стал яростно шпынять мягкие пухлые бока ногами в надежде разогнать лошадь до рыси. Разумеется, вся его посадка полетела к чертям, а повод был сильно отпущен – как понял Эм из общения с Анжелом – повод нужно отпускать. Хотя, наверное, это было актуально только для скаковой лошади. Что же, возможно между этими лошадьми оказалось больше различий, чем Маршалл думал поначалу.
Честно говоря, чувство лоха, которое одолевало Эминема верхом на Анжеле, в данной ситуации приумножилось в десятеро. У рэпера было ощущение, что он просто напросто бьётся головой об стену, чем вызывает смех окружающих и ощущение собственного бессилия. Он начал нервничать и попилил рот коню трензелем, подверг его ещё одному напору жестоких пинков.
Наконец, рысь. Но не было какого-то чувства удовлетворения, что вот – получилось. Лишь грусть о том, что ему ещё долго здесь мучиться. Собственно, все его внутренние желания и мысли отражались на лице, воплощаясь в скорбном выражении великого мученика.
Однако, как бы Эм не болтался в седле, он заметил, что спина у Харри более мягкая и не так трясёт. Руки бестолково болтались над холкой, и Маршалл непроизвольно постоянно дергал повод. Заметив этот немаловажный факт, он опустил руки и зажал между пальцами прядки гривы. Что-то вспомнив, а быть может, просто устав цепляться ногами за седло, чтобы не подпрыгивать, рэпер стал коряво приподниматься над седлом, облегчаясь порой не в темп коню. И куда спрашивается делось его чувство ритма?

Отредактировано Eminem (2011-11-09 21:04)

+2

44

Паола стала замечать в своем ученике недовольство. Нет, конечно он и раньше не сиял от счастья, а уж когда впервые увидел своего "скакуна", так вообще весь приуныл. Теперь, пристальней взглянув в выражение лица рэпера, пока он не смотрел на нее, молодая женщина видела явное негодование. Будто ему не нравилось все, что происходит, не нравилась лошадь, манеж, тренер, да все. "Э какой привереда..." - сразу проскочила в голове мысль и Паола неслышно фыркнула, отведя взгляд от Эминема. Зачем тогда вообще пришел, отнял у нее час времени? Будто у нее работы мало. Еще учиться хотел, что-то по лицу не сильно заметного того рвения, с каким приходят новички, которые действительно хотят учиться. "А он наверно рассчитывал, что все так просто. Как с машиной, завел и катайся в свое удовольствие?" - Поли вздохнула, "- Поэтому иногда смотрю на людей - и становится тошно. Почему они не пытаются стараться? Палец о палец не ударят, а только кричат на всех углах о несправедливости." Снова на мгновение задумавшись, Морел опустила взгляд и слегка голову вниз. Брови ее вдруг свелись в напряженных мыслях. "Я бы не хотела жить в таком мире, где никто ни о ком не заботится. То есть не о своих близких, а о каждом, кто нуждается в помощи. Я не могу никого переубедить или заставить поступать по-моему, но я могу сама делать то, что считаю нужным... Не знаю, нужна ли Маршаллу действительно моя помощь... Может стоит относиться к нему помягче? Хотя куда мягче. Паола, так ты размякнеш, как кусок хлеба воде... Может тогда жестче? Нет. Нельзя. Иногда мне кажется, что не стоит даже пытаться изменить человеческое восприятие. Люди просто повернутся к тебе спиной, вот и все. Лучше предоставить им информацию и пусть разбираются с ней как захотят и когда захотят."
В этот момент она услышала приближение тяжелого тела. Потом лишь ее глаза "ожили", с них исчезла задумчивая дымка. Рядом с ней оказался Харрикен и ворчачий верхом на нем Эминем. Человк что-то говорил, возмучался, но Паола не слушала его. Надоели ей порядком его капризы и вредность. Она лучезално улыбнулась и глаза ее тут же вспыхнули каким-то внутренним радостным изумлением. Шайр, такой большой, сильный, совершенно не слушаясь своего горе-всадника стоял напротив девушки, а потом и вовсе потянул к ней увесистую, большую голову. Тренер приподняла брови, с улыбкой спросила у коня:
- Ну? И чего ты пришел? - коняга, ткнулась мордой в руку юной девушки и приступила к осмотру карманов... В голосе Паолы прозвучала укоризна, но она говорила насмешливо: - Нет, Харри, нету у меня ничего. Словно поняв ее с первого слова, Харрикен понуро двинулся обратно и Поли ласково пришлепнула его по крупу: - Иди, иди.
Легка улыбка не сходила с ее лица и девушка, убрав аккуратными пальцами волос, выбившийся из прически, посмотрела на Маршалла. Он демонстративно зевал, что ой как не нравилось тренеру. Артист принялся разгонять Харрикена, делая попытки поднять его в рысь. Вид великого мученика не покидал его ни на секунду. "Что, скучно тебе? Ну ладно, ладно..." - рассердилась Паола, сжав губы в тонкую полоску. Потом разжала и стала говорить громче, так как пара находилась в этот момент в другой стороне манежа.
- Наберите повод! Ваши руки должны быть в постоянном контакте с ртом Харрикена! - последнее предложение она продиктовала, как лекцию. В голосе ее неожиданно зазвучали те самые стальные нотки. Когда конь и мужчина оказались ближе к тренеру, она продолжила. Немного тише, но тем же глубоким, требовательным тоном:
- Попробуйте не приставать некоторое время. Поймите его ритм и тогда вставайте. - смотрела на мужчину тренер, слегка сведя брови. На нежных губах больше не было и намека на улыбку. "На галопе возьму его на корду." - сразу решила для себя Морел, скрестив руки на груди и все так же пристально следя за учеником. Вокруг манежа собрались люди, но не так много, чтобы их можно было назвать толпой. Пятеро человек в разных сторонах огромного помещения стояли у бортиков и откровенно хихикали всячески рассматривали Эминема, ожидая новых приключений. Паолу же это совсем не радовало, а уж парочка, рассмеявшаяся над чем-то прямо у нее за спиной, не заставила тренера долго ждать. Она обернулась на них:
- Вы мешаете занятию! - укоризненно произнесла она и медленно повернулась обратно. Вскоре оба человека ушли.

+2

45

Нудное шагание вдоль стены было, наконец, обращено во что-то более энергичное-тяжелая туша шайра перешла к новому аллюру, хотя выглядело это ужасно-рэпер, казалось, готов был ногами проломить бока коня, пытаясь поднять его в рысь. Переход получился, мягко говоря, скомканным и небрежным. Харри пришлось практически заставить себя идти рысью, неравномерно при этом перебирая ногами.
Усложняло сложившуюся ситуацию еще и постоянное бессмысленное подергивание повода. То влево, то вправо, то и вовсе назад. Впрочем, вороной быстро воткнул, что реагировать на подобные телодвижения не нужно, если сверху не слышится что-то вроде "тупая скотина, я приказываю тебе остановиться!!!"
Следущим испытанием для Рэда стал все тот же мешок костей и мяса, безтолково болтающийся в седле. Да, Машалл возобновил попытки расслабиться, сидя верхом.
Что ж, коню оставалось только терпеть, при этом то и дело стараясь выровнять сбитый темп. Но ноги не поддавались и все происходило так, как происходило-вороная туша беззвучно стучала копытами по песку и обходила очередной круг.
Глупый двуногий, да соберись же ты!
На очередном повороте, собираясь наконец с силами, Харри сначала небрежно оступился, но вовремя собрался, не упал и продолжил движение уже с более-менее нормальным темпом.
Тело наверху продолжало бултыхаться как кошка в стиральной машине и постоянно невовремя опускало свою жопу в седло.
Да-чтоб-те-бя-кон-ту-зи-ло-на-га-ло-пе мысленно проклинал ученика Харрикейн, снова и снова не попадая в ритм.
Ноги-колонны путанно ступали на песок и оставляли в нем практически не различимые вмятины. Они бытро засыпались новым слоем сухого песка и, казалось, будто тут и не ступало ноги лошади.
Сейчас, изнемогая от постоянных потягиваний железа во рту, Харри мечтательно прикрыл глаза, отвлекаясь от болезненных ощущений, проходя знакомый путь уже практически на автомате. И перед глазами поплыли романтичные картины летнего зеленого леса. Сквозь богато украшенную листвой крону проникали широкие и яркие солнечные лучи. Когда нога ступала на освещенную этим лучиком часть лесной тропинки, по коже сиюминутно пробегало теплое прикосновение Лета, а оказавшись в тени, это прикосновение исчезало как мимолетное видение. Так и потерялись в его глазах строгость и пустота огороженного манежа, потерялись люди на трибуне, их голоса, потерялось седло и всадник, потерялась Паола, сурово поглядывающая за дуэтом. Не было слышно её требовательного голоса, и то было даже хорошо. Спустя минуту, ноги уже подстроились под этот странный ритм и даже получалось работать вместе с мужчиной в седле. Этот идиотский дуэт, наконец, стал превращаться во что-то вменяемое и понятное.
Расплывалась и картинка лесной тропы, ей на смену приходило цветущее поле, его резкий запах полевых соцветий и звук ручья вдалеке.
Шайр стал сбавлять темп, понемногу остановившись и закрыв глаза. Сейчас ляжет!.. послышалось с трибуны, за спиной у вороного и тот мысленно согласился. Он стал склонять голову к земле и постукивать копытом в песок.
Вы мешаете занятию!-грозный голос девушки вдруг пронзил слух и Харри встрепенулся, открыв глаза.
Глаза испуганно нашарили на манеже Паолу и, не теряя времени, шайр возобновил движение.
Вот так уснешь и не заметишь...

+1

46

Командный строгий тон, серьёзное, как мог видеть Маршалл, выражение лица. Общая строгость, но спокойствие, выражающееся в каждом её жесте или повороте головы. Нет, она вовсе не бегала за ним как собачонка, не следила, чтобы мировая знаменитость не грохнулась своей драгоценной головкой о грунт. Паола относилась к нему как к совершенно обычному ленивому человеку. Постепенно, к Эму приходило осознание того, что он должен работать. Да, работать. Чтобы получить какой-то результат, в любом случае надо познать процесс работы. Он почувствовал то же, что чувствовал, приходя с утра на студию. Пусть даже не выспавшийся, пусть не успел позавтракать. Но включали музыку, а это значит, что надо творить. Работать.
Нельзя строить дом на земле, без фундамента, ему нужна крепкая опора, так и знания не можно прямо взять и начать с пустого места. То, что знал рэпер о лошадях – это были слишком поверхностные знания. Значит, ему нужно было базироваться и отталкиваться от того, что он знал. Танцор бы, на его месте приравнял лошадь к танцу, психолог, пытался бы понять животное, что смиренно трудится под ним. А Эминем свёл всё к рэпу, ведь это, собственно говоря, то, чему он посвятил свою жизнь. Если принять вот эти потряхивания за какой-то темп, а удары копыт за ритм… То по идее, это можно понять. Это как чужой незнакомый мне язык! У него иная интонация, чем у моего, значит, вроде, можно подстроится под это. И Маршалл честно пытался подстроиться под лошадь, кои-то веки проснувшись. Он мысленно анализировал происходящее, своё собственное «удобно-неудобно», так сказать – методом тыка. Он был таким человеком, что когда был серьёзен, почти никогда и ничего не просил от окружающих. Капризность – да, вредность – да, но это было его легкомыслие. Теперь же, заручившись врождённым упрямством, Эм с головой окунулся в рутинный процесс освоения коня как некого спортивного снаряда. Но эдакая ниточка, которая связывала его от практики до теории была – он всё же одним ухом слышал, что там может сказать Паола. Дойти до всего самому – это, конечно, хорошо, но, зачем же, изобретать велосипед?
Близился поворот, вот, входя в него, Маршалл вдруг осознал, что лошадь как-то ухнула вниз и вместе с ней, как показалось Эминему, опустилась добрая половина его внутренностей. Впрочем, этот странный инцидент, во время которого взгляд рэпера из-под кепки стал чуть испуганным, никак не отразился на дальнейшем ходе лошади. Придя в себя и силой воли прогнав неприятный холодок, что тысячами ледяных иголок пробежал по хребту, Эм возвратил своё внимание к рукам, которыми всё пытался уцепиться за гриву покрепче, чтобы они не мотались из стороны в сторону.  Маршалла самого нервировал этот факт, что же про коня тогда говорить?
Получаться стало даже лучше, но на лице и так давно уже не было того уныния и распиздяйства, которые были в начале. Сосредоточенность и хладнокровная решимость. Как-никак, он себя преодолел, когда решил всё-таки попытался тренироваться на этой лошади, значит, преодолеет и другое. Главное, как говориться, чтобы голова пролезла, а тело как-нибудь да просочиться. Рэпер пытался проникнуть в этот совершенно незнакомый, но привлекательный ему мир верховой езды.
Посадка, впрочем, часто терялась, но резко вспоминая о ней, рэпер ставил ногу на место, выпрямлял спину. Лишь одно оставалось неизменным – гордый чёткий профиль его головы, вздёрнутый чуть надменно длинный нос и взгляд, что слегка бегал по окружающим его вещам, сосредотачиваясь в основном, то между ушей лошади, то на руках. На редкие единицы людских душ, что скопились за бортиком манежа, рэпер не обращал внимания, заставив себя не отвлекаться на такую ерунду.
Харрикен стал замедлять бег, но Маршалл обратил на это внимание уже только тогда, когда конь перешёл в шаг. Первым решением было его хорошенько пнуть, но потом Эм подумал, что конь быть может устал. Или вообще так надо. Сейчас ляжет! – раздался чей-то гнусавый голос совсем рядом. Жеребец наклонил голову вниз, и Эминем, совершенно неосознанно, поступал правильно, пытаясь рывками повода и пинками ног сдвинуть лошадь с места и поднять ей голову. Скорее эти действия были вызваны нежеланием свалиться с лошади рядом с этим человеком, которого Эм тут же записал в длинный список врагов. Да и отсутствие привычной картины перед глазами, включающей в себя мохнатые уши шайра создавало несколько неприятное ощущение.
То ли, вороной жеребец действительно внял его отчаянным попыткам, то ли окрик Паолы на него подействовал, от которого, кстати, вздрогнули все трое: Харри, Эминем и посторонний гнусавый человечек. Но жеребец снова почапорил вперёд, а рэпер поспешно набирал повод, который был выдернут из его рук, когда Харрикен опустил голову к земле. Движение рысью по кругу возобновилось в прежнем темпе, Эм быстро забыл про инцидент, только что произошедший на манеже. Опа, по-моему, у меня получается в такт привставать. Лёгкая улыбка тронула уголки его губ и осталась там, но тот настрой на работу ровным счётом никуда не делся. Получалось, уж значительно лучше, во всяком случае, удалось хоть чуть меньше дёргать руками и, что самое, как посчитал Эм, прикольное – он попадал в темп жеребца.

+2

47

Это небольшое слово грандиозно по своему значению. Это "сезам, откройся" для любых ворот, философский камень, который превращает весь неблагородный металл человечества в золото. Глупого он делает умным, умного - блистательным, блистательного - упорным и уравновешенным. Юношам приносит надежду, зрелым мужам - уверенность, пожилым - отдых. Это не только пробный камень прогресса, но и мера успеха в повседневной жизни. Это слово - труд. В школе ученику важно быть не только трудолюбивым, но и усердным. В конном же спорте необходимо умение терпеть. Терпеть, когда что-то не выходит, не бросать все, так и не закончив, испугавшись неудач или, может быть, думая что "дальше - хуже". Истинное терпение предполагает стремление не причинять вреда, и заботу о себе и ближних. Это то, что дает силу, воодушевление, целеустремленность и сосредоточенность. Это воистину важно.
Паола в очередной раз посмотрела на свою пару подопечных. Теперь правда только на мужчину и слегка свела брови, задумавшись. Все прогнозы бурей и торнадо улеглись глубоко внутри девушки и она шумно выдохнула. Тренер еще раньше заметила в Маршалле агрессию Один внешний вид его и порой взгляд, кричали об этом. Но ведь гнев - это состояние ума, в котором мы хотим причинять вред и наносить обиды. Терпение - это состояние ума, в котором мы удерживаемся от того, чтобы причинять вред и наносить обиды. С гневом тяжелей всего совладать, терпение тяжелей всего развить. Но только терпение может победить гнев. Поэтому в Паоле ярко разгорелось желание ну хоть чему-то научить этого неспокойного человека. Вообще она не верила, что в душе Маршалл такой же, каким хочет казаться для всех. Конечно, Паола во всех обязательно видела что-то хорошее, но вот в рэпер, она этого еще не нашла, не нащупала. Но была в полной уверенности, что это есть. Точно. Ей даже стало интересно, каков все-таки звезда рэпа - Эминем на самом деле. Но сейчас Морел не стала заострять на этом внимание и быстро забыла об этих мыслях.
Ученик тем временем действительно делал успехи. Но вот жаль Харри нельзя было назвать лошадью-учителем. И здесь снова сыграла свою роль черта Паолы видеть в каждом свою искорку. Девушка была уверена, что эта большая плюшка на самом деле чистой воды добряк. Мало того невероятно понимающий и душевный! Но почему-то не особо этого показывает. Интересно, а лошади могут понимать, что быть добрым в наше время опасно...?
Да, рысь Харрикена заставляла желать лучшего. Когда парочка проезжала за спиной тренера, она не стала поворачиваться к ним и ждала, когда они появятся с правого боку. Но их все не было. На секунду нахмурившись, она вдруг услышала: - Сейчас ляжет.
Паола тут же обернулась, но не успела открыть рта, как Маршалл неумело, но все таки выслал вороного, здорового, но такого ленивого красавца вперед. Внутри вдруг все возликовало, когда артист, восседая на могучем коне с весьма сносной посадкой двигался вперед.
- Молодец... - промолвила Паола не громко, но и не себе под нос. Вообще у нее это вырвалось, но вместо шепота получилось открытое восклицание. С Эминемом она почему-то не могла показывать свою радость, которая зачастую возникала из мелочей. Она боялась, что он посчитает ее глупой и как тренера ни во что не будет ставить. Прошло некоторое время и Паола решила, что пора закончить с первой рысью.
- Хорошо, Маршалл, теперь шагом. - говоря эти слова, девушка уже направилась в сторону дуэта, смотря куда-то под ноги. Оказавшись рядом, когда Харрикен уже шагал, Паола погладила его могучую шею, смотрела вперед, продолжая идти:
- На второй рыси будем пробовать не сложные элементы и перемены направления. - обратилась она к Маршаллу, потом приостановилась, одной рукой слегка потянув за повод шайра, заставив его прекратить шагать. - Итак, на поворотах не забывайте работать ногами. Если вы поворачиваете налево, правая нога ваша должна как бы оттолкнуть лошадь от стены легким посылом. Повод, естественно левый, но правый так же не должен оставаться без внимания. - светло-голубые очи впились в такие же светлые глаза Маршалла. Тренер на мгновение отвела взгляд от его лица и приложила правый повод к шее Харрикена. - Его не нужно тянуть, но он должен прилегать к шее коня, не пускать, дабы у него не было соблазна не слушать ваших указаний или вообще не сделать поворот. - она глянула на морду шайра, чьи крупные глаза вроде бы косились на нее, слегка улыбнулась. - А пока шагайте. Повод не забудьте отдать и огладить коня.
Пока Харрикен и Эминем шагали, Паола задумалась о бытовых проблемах. Солнышко, что выглянуло на несколько минут из-за облаков, уже зашло. Так быстро. Не смотря на то, что погодка сегодня была не очень-то теплой, но к вечеру температура понизилась. Паола почувствовала легкий озноб, но куртки никакой не взяла. Жалко. По голым рукам пробежали мурашки, но почти тут же исчезли. Девушка поправила блузку для верховой езды, а потом подняла глаза на пару.
- Теперь снова рысь. И сделайте перемену направления на середине манежа. - скомандовала (правда весьма спокойным и ничуть не надменным тоном). Ноги немного затекли и Морел направилась к бортику у трибун. Облокотившись на нее спиной, она скрестила руки на груди. Плечи ее сейчас незаметно приподнялись, будто голова желала вжаться в них. От неприятного холодка наверное.

+2

48

Маршалл слегка улыбнулся в ответ на одно, но такое ёмкое слово, сказанное негромко, но и не тихо. Молодец... Эм переложил поводья в одну руку, а другой, теперь свободной, будучи спиной к девушке, показал большой палец. Я знаю! – задорный такой крик, что даже голубь, сидевший на бортике, подлетел и пересел чуть подальше.  Хорошо, Маршалл, теперь шагом. Рэпер, вняв её словам, перестал привставать в седле и, сев, натянул на себя повод, вынуждая животное замедлить темп движения. Паола притопала к ним и теперь шла рядом с конём, поглаживая шею жеребца. Ну вот. А кто больше всех старался? Могла бы и меня погладить. На второй рыси будем пробовать не сложные элементы и перемены направления. Рэпер согласно кивнул, решив для себя, что ещё минут десять не заумного кружения вдоль стенки ему порядком наскучат. Тем временем, девушка притормозила коня и развернулась к ученику лицом.  Итак, на поворотах не забывайте работать ногами. Если вы поворачиваете налево, правая нога ваша должна как бы оттолкнуть лошадь от стены легким посылом. Повод, естественно левый, но правый так же не должен оставаться без внимания. Не хрена не понял. Ну ладно, разберусь. Тут Паола проникновенно посмотрела ему в глаза, и эти голубые осколки напомнили ему самого себя. Нет, нет. Совсем другие. В её глазах не было того полярного холода, вызова, который он бросал окружающему миру ежесекундно. Да и, взгляд у Эма был несколько бегающий. Да, с тяжёлыми наркотиками он завязал, но последствия всё равно остались. Одного взгляда в его глаза, на его записи хватало. – было понятно, этот человек если не сумасшедший, то неадекватный, так это точно. Быть может по этому, порой он скрывал свою болезненность за маской каприза. Физически-то он был «ого-ого», а вот психика была порядком расшатана. Не самые большие воздействия извне и он начинал нервничать и, как продолжение – бесноваться, размахивать руками и орать. А так вообще этот рэпер очень хороший человек, хехе.
Его не нужно тянуть, но он должен прилегать к шее коня, не пускать, дабы у него не было соблазна не слушать ваших указаний или вообще не сделать поворот. Что-то сложно всё. Ай, ладно, разберусь! А пока шагайте. Повод не забудьте отдать и огладить коня. Пихнув ногами бока лошади, Эминем слегка ослабил повод. Слегка, наверно из соображения безопасности для собственной тушки. Неловко провёл ладонью по шее Харри. Прошло некоторое время и Паола, переместившаяся к бортику манежа, зябко потёрла голые руки и поёжилась. Маршалл, быстро вспомнил, что свою куртку он оставил на бортике рядом с закрытыми воротами. Сам-то он бодрячком рассекал с голыми от плеча руками и совершенно не мёрз. Идея, весьма спонтанно пришедшая в его мозг, заставила притормозить коня около нужного места, целиком и полностью игнорируя команду тренера о рыси. Кое-как ухватив куртку за край, что с такой высоты было сделать не так уж и просто, так как бортик был заметно ниже, Эм, шурша ею по вороному плечу коня, подтянул наверх. Проезжая рядом с Паолой, он вполне аккуратно скинул свою одежонку ей на руки. Возражения не принимаются. Окоченелый тренер мне не шибко-то нужен. Всё было сказано в довольно-таки шутливом тоне, с лёгкой улыбкой, но с нотками повеления в тоне. Куртка была чёрной, кожаной, как всегда казалось Эму – тёплой. Одежда для него никогда ничего не значила. Быть может, в силу материального достатка. Испачкай, оторви молнию, да хоть домой ты в ней, Паола, уйди – для рэпера это не имело ровно никакого значения.
Чуть-чуть отъехав дальше по стенке, Маршалл бодро попинал бока шайра, заставляя его подняться в рысь. Тело быстро вспомнило, как ему нужно поступать и быстро подстроилось под коня. А вот и середина, как корявенько определил рэпер, лихо натягивая левый повод. Однако желаемого результата не возникло – конь лишь чуть голову повернул в указанную сторону и протопал по прямой. WTF!?

+2

49

--малая левада--
Когда в леваду заводили не знакомого коня, Ан грудью оттолкнул конюха и карьером рванул по территории. Он перепрыгивал канавы , заборчики с клумбами и наконец-то влетел в какие-то двери. Громкий цокот подков по бетону и англичанин очутился в менеже. Взгляд его был перепуган и растерян .Где я , куда меня занесло? он мотал головой и тут его взгляд остановился на шайре. Вороной тяжик важно вез на себе любимого хозяина Анжела.
Серый прижмурил глаза и прижав уши , рванул к этой паре. Пролетев в нескольких сантиметрах , от Харри, серый потдал задом  - показывая свое недовольствие .
Хорошо понимая, что от шайра можно получить , Ангел свернул резко в сторону и подбежал к девушке , которая тренировала их. Он копнул ногой землю и вытянулся перед ней на свече, махая практически над ее головой мощными копытами. Опустившись, он лишь нервно фыркнул и уставился на девушку

0

50

Анжел Рок,
офф: эммм... а как Анжел попал в манеж через закрытые ворота? Оо типо Патрик Свэйзи, да? хд

0

51

Собрав терпение в огромную чашу, Харри слушал повод и шенкель, пытаясь ровно наигрывать копытами темп по манежу. Человек в седле подсобрался, стал заметно активнее работать и ощутимее стараться.
А старания и терпение, как известно, всегда вознаграждаются. Их наградой стала слаженная работа и связавшийся, наконец, единой нитью, контакт между человеком и лошадью. Этот контакт и связал их двоих во что-то единое, один большой организм, работающий слаженно и практически правильно. Ну, по крайней мере, в правильную сторону.
Тренер, довольная сообразительным учеником, похвалила Эминема и потребовала шагать.
Шайр, обративший взгляд вперед, на свой протоптанный путь, повел ухом. Шагом? в этот момент тело рэпера опустилось обратно в седло всей своей массой и повод потянулся назад. Шайр, на ходу переменяя ноги, постепенно сошел на шаг.
Суставы слегка потягивало, быть может из-з отсутствия в последнее время вообще всяческихз нагрузок, а может сказывалась породная проблема великана-слабые суставы. Но это было не столь ощутимо, чтобы заострять внимание, поэтому, шайр, увлеченный глубокими размышлениями, мирно шел вдоль стены, пока в поле зрения не появилась Паола. Ее рука потянула повод и тучные глухие шаги в манеже прекратились.
Свой полусонный взгляд вороной устремил на подоспевшего тренера. Она поправила повод, который до сих пор был слегка натянут и что-то сказала своему ученику.
Харри почувствовал вечерний холодок, пробежавший по коже. Сейчас, пока он находился в обездвиженном состоянии, эта прохлада казалась во много сильнее, чем на рыси или даже на шаге.
Этому тюфяку безумно хотелось выйти с манежа и потопать к себе в денник, устроиться там в темном уголочке и уснуть, развесив ушки. Совершенно забылась тяга к человеку, к желанию гулять и наслаждаться так называемой свободой. Он свыкся с состоянием самодостаточного одиночки, в котором, порой, все-таки побеждало желание быть нужным. Но обычное его состояние вечной измены, недоверия, оно сковывало его по рукам и ногам. Вернее, по ногам и ногам. И, как-то так повелось, что Харрикейн стал довольствоваться тем, что имел-своим маленьким денничком, где можно было по ночам высматривать тени, а днем ходить кругами и размышлять. Желание быть одним самим с собой и желание все-таки окунаться в заботу и любовь давно уже балансировали на грани друг с другом, и как только великан делал шаг в определенную из этих сторон, вторая тут же упорно и целеустремленно, затягивала его обратна на этот канат под куполом цирка, где вечный баланс-это решение между жизнью и смертью. Хотя, конечно, это сравнение утрированно.
Снова шаг. Они прокатили мимо трибуны, снова и снова. По коже на шее великана проскользнула рука рэпера, но это прикосновение осталось почти не ощутимым пятном и шайр даже не повел ухом. Эминем, тем временем, лихо так сполз на бок, пытаясь дотянуться до куска ткани на бортике и сам, казалось, сейчас так же повиснет на нем. Но нет, бравый хлопец не просто удержался седле, но еще и быстро возобновил нормальную посадку.
Они ехали как раз мимо тренера, когда Эм вальяжно скинул свою тряпку ей в руки  и, затем, послал шайра в рысь.
На середине, на середине.-мысленно повторял себе шайр слова девушки. Ему вдруг захотелось побыть, хоть и сонным, но зато покладистым конем. Быть может и его туша сможет чем-то помочь человечеству. Например, обучить этого пацана не паниковать при виде слонов, высоты и неожиданных ситуаций.
Подумав об этом, шайр вдруг гордо поднял голову, и заметно прибавил в темпе.
Мысленно, он уже прикинул где следует поменять направление, но..? Эй чувак поворот же был?-недоуменно посматривая в сторону, Харри буквально пролетел к повороту и продолжил круг. Нет команды-нет действий.
Как раз выходя из поворота, вороной вдруг увидел пронесшегося перед глазами серого коня. Он был явно встревожен и недоволен. Чувак, уйди, а? Чего надо? Не видишь-занятие у нас.
Придурок чтоли? Куда лезет, под копыта прямо.-шайр как вкопанный остановился, плотно прижав уши и издал какое-то недовольное ворчание.

+2

52

Маршалл заметно приосанился. Да и Харри стал бежать иначе. Конечно, до идеальной работы было еще далеко. Хотя и самой Паоле не всегда удавалось стать со своей лошадью единым целым, так сказать кентавром, но сейчас она с уверенностью могла сказать, что артист постарался. Жеребец конечно тоже взбодрился, начал слушать команды и не позволял себе вольностей. Поли понимала, что шайру не легко с рэпером, ведь его команды были неточными и коню самому приходилось додумываться, что от него хотят. Это было видно невооруженным глазом. «Ничего Харри, - думала девушка, так же наблюдая, хотя нет. Любуясь своей парой. – Скоро он научится.»
Сначала в этом дуэте молодой тренер не смогла найти ничего привлекательного, но теперь очаровывалась. Красота - она не только по телевизору, или в рекламе, или даже в художественных галереях. Все гораздо глубже и проще. Надо лишь видеть скрытую красоту всего на свете и стараться сделать этот мир чуточку лучше, чем он был до тебя. Надо ценить то вдохновение, которое он тебе дарит, и стараться воодушевлять других. Скульпторы, поэты, художники, музыканты - принято считать, что именно они приносят Красоту в мир. Но ее с такой же легкостью может создавать садовник, фермер, слесарь, сиделка. Главное - делать свою работу с воодушевлением, гордиться ею, в чем бы она ни состояла. Хорошо бы понимание этого приходило к каждому в таком же юном возрасте, в котором была Морел.
Взгляд светлых, голубых глаз девушки был опущен вниз, когда она вдруг увидела рядом с собой огромные копыта Харри. Она подняла глаза и тут же к ней полетела какая-то одежда. Поли поймала ее и разглядела, сведя брови. В первую долю секунды ей подумалось, что Маршалл вконец обнаглел и решил снять с себя куртку, подкинул ее тренеру. Но хватило короткого взгляда на артиста, чтобы вспомнить, что он был в одной майке, открывающей его сильные руки и мышцы. Паоле было не ловко и она, приподняв брови, взглянула на Эминема исподлобья:
- Благодарю. – слегка улыбнулась девушка и принялась скованными движениями расправлять кожаную материю в женственных руках. Полностью одевать ее Паола не решилась, слишком бы это было демонстративно. Поэтому тренер накинула куртку на плечи, хотя те самые «плечи» были не на месте, а слегка свисали. Это говорило о том, что одежда Паоле явно приходится не по размеру, а сам Маршалл значительно шире ее в груди и спине. Честно, она не ожидала он него подобное, и ее догадки на счет внутреннего мира этого человека подтвердились. Вообще она посмотрела на него другими глазами. Конечно это не означало, что она испытывала к нему ярую симпатию, как к человеку. Но ведь с другой стороны… Если у мужчины нет мозгов, он дурак, если нет сердца - злодей, если нет желчи - тряпка. Если же мужчина не способен взорваться, как туго натянутая пружина - в нем нет мужского естества. Это не мужчина, а пай-мальчик.
Вот Маршалл выслал шайра в рысь. При чем бодренько так выслал и про посадку не забыл. Прямо по головушке погладить надо.
- Поворот! – напомнила Паола, когда пара уже проскочила определенную букву. Усмехнувшись, девушка позвала обоих, дабы не кричать через весь манеж дальнейшие напутствия: - Подъедьте ко мне.
Морел опустила голову и взгляд, отпрянула от стенки и сделала шаг на встречу дуэту, но… вдруг из конюшни послышался оглушающий цокот копыт. Через секунуд туша пролетела через двери манежа, где-то в пяти метрах от Паолы. Серый конь понесся прямо к Маршаллу и Харрикейну. В нем тренер узнала Анжела Рока. Она тут же метнулась к воротам манежа и слегка перевесившись через них крикнула в дальнюю часть конюшни:
- Генри, уздечку! Быстрей!
Конюх, уже бежавший к манежу, резко завернул к амуничнику, столкнувшись там со вторым. Нет. Ни о какой панике не было и речи. Морел знала нрав этого жеребца достаточно хорошо, но она не знала, что он может учудить по отношению к ее излюбленной парочке. Когда она развернулась обратно, то остановилась, как вкопанная. Тело ее напряглось, как у настороженной лани, шея вытянулась, а глаза расширились. На нее несся Анжел Рок. Все произошло за доли секунд и вот лошадь резко тормозит перед девушкой. Морел, вжалась в стену, допустив огромную ошибку, оставшись на месте. Это было, словно стоять на пути торнадо, каждой клеткой своего тела впитывая смертоносность момента, ощущая собственную ничтожность перед ликом разрушительной мощи первобытной стихии. Ты понимаешь, что в следующую секунду можешь умереть – и не можешь пошевелиться, не можешь отвести взгляд, загипнотизированный оком урагана, парализованный ласковым дуновением какого-то жуткого страха. Копыта летали всего в каком-то метре от лица девушки, может меньше… В считанных сантиметрах! Девушка слегка приоткрыла рот и прижала руку к груди, прижимая холодную молнию на куртке Эминема к своей коже. К счастью жеребец опустился обратно на все четыре конечности, но Поли не сразу отошла от шока. Через секунды три, ее глаза «ожили» и она осторожно отпрянула от стенки. Выпрямившись, в мгновение прогнав свой страх, она вытянула руку и коснулась ганаша Анжела:
- Анжел Рок, - укоризненно, но спокойно произнесла она, - Откуда ты здесь взялся? Брови девушки свелись. Вдруг ссади ее, через ворота высунулась мужская рука с протянутой уздой. Не успел конюх войти в манеж, как тренер забрала у него уздечку и снова посмотрела на жеребца. Один из конюх вдруг запротестовал, обращаясь к тому, что передал уздечку и снова закрыл дверцу:
- Ну что стоишь, входи! Ловить будем.
- Нет… Паола сама справится. – усмехнулся Генри, слегка улыбнувшись.
Девушка, тем временем, гладила могучую шею и тихо, почти шептала коню слова. Это были не ласки, а разговор, точнее монолог. Она успокаивала серого. Через мгновение, она накинула повод на его шею и спокойными, но стремительными движениями быстро облачила его в уздечку.
- Ну вот и все. Тихо, тихо, мальчик. – проговорила Паола и повела жеребца к выходу, где его с распростертыми объятиями ждали два конюха. Наказывать Рока уже не было смысла. Делать это нужно было не позже пяти секунд спустя то, в чем он провинился. Отправив жеребца в конюшню, Паола закрыла дверь и тихим шагом направилась к Эминему и Харри. На лице ее не выражалось ничего лишнего. Она снова мягко улыбнулась и посмотрела наверх, в глаза ученика. Хотя в душе, страх от того, что она была так близка к опасности и что копыта могли прошибить ей череп, до конца не прошел. Только сейчас она увидела песчинки песка на куртке Маршалла. Наверно с копыт Рока. Тем не менее, она проговорила.
- Продолжим. Сейчас попробуем еще раз на шагу. – она обогнала шайра и, обернувшись, остановилась. – Так теперь поворачивайте налево. Морда Харри снова повернулась в нужную сторону, но он продолжал идти на встречу к Паоле.
- Нет, нет, нет, Маршалл. – сказала она и отошла с пути. – Вы совсем забыли про ноги. Правой ногой досылайте его. Активнее, активнее…   

Отредактировано Paola Morel (2011-15-09 19:11)

+2

53

Поворот! – безнадёжно просигнализировала Паола. Но куда уж там! Пролетели так пролетели!.  Подъедьте ко мне. Ага, как я к тебе подъеду, если оно отказывается поворачивать? Эминему ничего не оставалось кроме как растолкать щайра в рысь, чтобы по кругу доехать до Паолы. В этот момент, стало творится что-то странное. В манеж ворвалась непонятная озлобленная лошадь, она, серой стрелой пролетела мимо них, и Эм почувствовал, как песок из-под копыт животного зашуршал по его ноге, скатываясь вниз. Задние ноги, мощно подброшенные конём вверх были в такой опасной близости рядом с плечом Харри. Пожалуй, рэпер ещё долго будет вспоминать эти два копыта, так близко мелькнувших рядом с ним. Харрикен резко остановился и Маршалл, по инерции сполз ему на шею. Паола что-то кричала, к кому-то обращалась, но Эм почти не слышал этого. Кое-как вернувшись с шеи вороного жеребца обратно в седло, Маршалл пригляделся к коню, который был уже около Паолы и с удивлением опознал в нём Анжела. Вот как значит. Я к тебе хорошо относился, а ты меня чуть копытами не пришиб. Хорошо всё-таки, что я не покупал эту дрянную лошадь у клуба. Да это просто подлость какая-то. 
Дальше, стали твориться ещё более непонятные и мягко говоря, ужасающие вещи. Анжел Рок поднялся на дыбы, размахивая копытами рядом с лицом Паолы. Боже, каким же беспомощным Эм себя чувствовал. И какое же отвращение он почувствовал к Року. Это странное чувство страха. Нет, не за свою шкуру. А за то, что сейчас могут убить человека, а он не знает и не может как-то этому помешать. В этот самый момент, рэпер думал о пистолете, оставленном дома на тумбочке в спальне, которую выделила ему Таня. Честное слово, окажись сейчас в его руках огнестрельное оружие, Маршалл бы без сомнений его использовал. Любовь к животным – это, конечно, хорошо, но эта любовь ничто по сравнению с жизнью человека. Рэпер просто оцепенел, судорожно вцепившись в повод и туго набрав его на себя, будто боясь, что Харри сдвинется с места, несмотря на то, что жеребец и так стоял непоколебимо как скала.
Последующие секунды, кажущиеся для рэпера вечностью, повергли Эминема в небольшой шок. Едва лошадь опустилась на все четыре ноги, как Паола совершенно бесстрашно подошла к коню. Ей подали уздечку, и она быстро одела её на Анжела. Подоспели конюхи и увели бунтаря.
Девушка, закрыв за уходящим серым крупом двери манежа, сразу же отправилась к нему. Маршалл как-то робко улыбнулся. Он был, собственно говоря, рад, что конь не покалечил девушку, что она жива и здорова. Наверное, она прекратит занятие. Какие уж тут после такого объяснения.
Но нет. Когда она подняла своё лицо к Эму, тот на нашёл на нём страха – девушка мягко улыбнулась ему. Продолжим. Сейчас попробуем еще раз на шагу. Ага. – пробормотал Эм, встряхивая головой и лихорадочно перебирая в руках поводья. Проводив взглядом тренера, которая проворно оббежала Харрикена и остановилась впереди, поджидая их. Маршалл не стал медлить и одним требовательным пинком выслал Харри в шаг. Так теперь поворачивайте налево. Впрочем, его неудачная история повторилась. Жеребец лишь повернул голову в нужную сторону. Маршалл ухмыльнулся и пожал плечами, глядя вперёд на Паолу, которая, к слову, весьма забавно смотрела в его куртке, так как та была ей явно не по размеру. Критически оценив его действия, девушка отошла с дороги и заговорила: Нет, нет, нет, Маршалл. Вы совсем забыли про ноги. Правой ногой досылайте его. Активнее, активнее… Право-лево, сено-солома. Бля. Попинав лошадь правой ногой, Эминем вдруг с удивлением обнаружил, что зверь поворачивает и, следовательно, он – Маршалл, просто молодец. Конь мирно чапал налево, глухо ступая огромными копытами по сухому грунту манежа. Рэперу захотелось даже похвалить его за это, но сюсюкать это животное при Паоле не хотелось. Как-то по-другому он стал к ней относиться. Его мучил вопрос: И что, неужели, она совсем не испугалась?  Неужели такая хрупкая девушка может быть такой отважной? Несмотря на то, что она была его младше, несмотря на то, что сначала он позиционировал её для себя как прислугу, она стала нравиться ему как человек. Хотя, быть может, он думал всё это зря. Маршалл чувствовал, что она многогранный человек, он видел лишь несколько её сторон. Кто знает, хороший ли она друг, хорошая ли она хозяйка. Хранит ли она верность своему любимому.
Доехав до стенки, Эм почти что автоматически правильно повернул жеребца на стенку, мысленно порадовавшись этому факту. Но долго по стенке он не проехал. Новая возможность его порадовала и заинтересовала. Эм пустился нарезать бессмысленные корявые траектории по манежу, поворачивая животное то в одну, то в другую сторону. Понял, называется хД

+2

54

Казалось, что после того странного дня с Пандорой в леваде, у серого сильно изменилась жизнь. Он чувствовал странную неприянь людей и некоторых лошадей к своей персоне. Именно сейчас он вспомнил про Андорру, про ту самую его любовь , которую он предал.
Ангел смотрел на девушку и в уголках глаз начали собираться слезинки. Паола аккуратно приблизилась к жеребцу и он покорно опустил голову ниже, чтоб она не подумала, что он хочет ей зла. Девушка нежно поглаживала жеребца по мускулистой шее и от этого он закрыл глаза и тихонько стал пофыркивать.
Довольно быстро принесли уздечку и передали тренеру , но Ан даже не собирался сопративляться, он лишь еще ниже опустил голову, чтоб ей не надо было дотягиваться до коня и спокойно принял в рот железо. Холодный трензель мягко лег во рту англичанина, не причиняя ему ни какого дискомфорта.
Повод был передан конюху и серый понял, что ни какой работы с ним не будет, его лишь , словно лишнее звено - убирают. Уже при выходе из манежа Ажел посмотрел на Эма, в глазах читалась грусть и немного обиды. Вытянув шею он тихонько заржал и тряхнув головой пошел за человеком. Сзади хлопнула дверь манежа, но серому было все равно.
--денник Анжел Рока--

Отредактировано Анжел Рок (2011-16-09 08:55)

+2

55

что-то я пишу херню.
Вороной жеребец, почувствовавший на своей шее тяжесть, от тела налетевшего на него Эминема, как памятник стоял на месте, глубоко зарыв копыта в сухой песок. Он недоуменно, но вполне спокойно смотрел за развернувшимся на манеже представлением. Иногда он брезгливо фыркал. Цирк какой-то у вас здесь-из его широких ноздрей шумно рассеялся воздух и откинул в сторону прядь гривы, свисающую до этого момента прямо на глаз.
Как-то совершенно равнодушно Харри посмотрел на исчезающую в дверях манежа серую задницу. Наверно сказывалась его природная пофигистичность и нежелание ввязываться во всяческие разборки. Он всегда был простодушным тюфяком. К чему ему эти игрульки в отважных жеребцов, размахивающих копытами.. Ему было не понять, хотя 
Шайр, посматривая на тренера, пережевал железяку во рту, при этом активно шевеля губами и мохнатым-бородатым подбородком.
Вся эта суета осталась позади и возобновилась тишина. Быстрые шаги Паолы Харри ухватил ухом почти сразу, но не повернул на нее голову. Вороной гигант терпеливо стоял на месте и поглядывал вокруг. Голая стена, таблички с буквами, трибуны. Все-еще обтающие там, но уже в меньших количествах, люди, яркий свет ламп, который пробирался во все, даже самые дальние уголочки манежа.
Пинок в бока. Черная туша глухим топотом обозначила свое движение. Он иногда пофыркивал, шумно сопел и шел ровно, с положенной ему тяжестью. Еще один пинок. О ну наконец-то. Я уже устал ходить кругами-покачивая на ходу своей могучей шеей, шайр завернул влево и, не успел доехать до тренера, как новый энергичный пинок упросил повернуть еще раз влево. Затем еще. Еще и еще. То вправо, то влево. Харри недовольно пожёвывал трензель, мысленно уже вынашивал план маленькой мести, но все так же равнодушно выполнял пожелания своего седока. Ой блин какой же ты дураааак. Похвалил, огладил, послал вперед. Чего ты тут танго устроил?-повиляв на манеже шайр наконец устал от кружащегося в глазах пейзажа и туго потянулся вперед, демонстративно отказываясь откликаться на любые пинки и ругань, исходящую от репера. Тяжеловоз идет вперед, хватит уже пинать мои бедные бока. Тебя бы кто-нибудь так ласково посылал бы ногами. Совсем охренели.-вороной скорчил идиотскую рожицу и отвесил губу вниз. Он чуть ли не жалобно скулил, поглядывая на тренера, но продолжал идти прямо.
Девушка постоянно комментировала движение и действия работающей пары, но все ее последние слова он пропускал мимо ушей. Только когда из уст блондинки вылетало слово "поворот", Харрикейна чуть ли не передергивало и он что-то бурчал себе под нос.
Не сыпь мне сахер на хер-если бы он был человеком, на морде вороного можно было бы сейчас обнаружить негодование и даже высунутый набок язык.
О я знаю...-ехидно улыбнувшись где-то в глубине души, шайр стал заметно активнее шагать круг по манежу, а проходя мимо Паолы, нарочно вытянул губы и стащил с её плеч кожаную куртку рэпера, при этом пережевывая ее как сочную весеннюю былинку. Отмееенно-вороной, с укоризной поглядывая на Паолу, ехидно прибавил в шаге, почти перейдя в рысь, удаляясь подальше от девушки.

+1

56

Большинство людей проживают свою жизнь, идя указанной дорогой и боятся исследовать другие. Но время от времени встречаются и такие, которые сметают все преграды, которые появляются у них на пути. Люди, которые понимают, что свобода воли - это дар, которым не научишься пользоваться, если не будешь за него бороться. Наверное настоящий план Бога в том и заключается, что, может быть, однажды план станем писать мы сами. Из всех атрибутов нашего духа, мы, разумеется, больше всего гордимся своей свободой. По мнению философов, человеку присуща свобода воли - он действует по собственному произволу. И из нравственной независимости людей вытекает их ответственность за совершаемые поступки. На этом основном принципе базируются все учения о наградах и наказаниях.
На улице было уже темно. Большие окна больше не служили источником света, а лишь отражали свет лапм манежа. Вот мимо пробежал вороной жеребец, везший на себе усердного ученика, который теперь совсем почни не разговаривал и тем более не буянил. Паола сладостно прищурилась и улыбнулась, довольная тем, что Маршалл так углубился в работу с лошадью. На самом деле девушка осознавала насколько ему должно быть сложно. Сам рэпер, в силу своей неопытности, может и не замечал этого, но глаза тренера были ясны. Главная сложность была в том, чтобы научиться работать в первую очередь над собой. Над посадкой, руками, шенкелями и при том не теряться, уметь управляться со всем этим слаженно. Тогда с животным образуется некий союз, который нужно совершенствовать.
- Мягче повод. – произнесла Паола, когда пара проезжала мимо. Когда архитектурная попа Харри поехала дальше по стенке, Морел лишь улыбнулась и посмотрела в окно. Там отражалось лишь ее слегка размытый силуэт и лицо ее вдруг стало грустным. Она опустила взгляд и повернула голову обратно. Откуда-то из конюшни подул сквозняк и она медленно натянула рукой съехавшую куртку обратно на плечо. Светло-голубые глаза вдруг застыли на одной точке. «Я пришла к пониманию того, что жизнь соткана из множества событий. Как мы реагируем на них, как мы осуществляем то, что некоторые называют свободой воли – есть главное. Выбор, который мы делаем на крутых поворотах своей судьбы, делает нас теми, кто мы есть.» - задумалась тренер на минуту как вдруг… кто-то очень большой пробежал мимо и ловко стащил с узких плеч кожаную куртку. Паола недоуменно распахнула глаза и, развернувшись, попыталась схватить одежду, но ее изящный кулачок закрылся в воздухе. Она выпрямилась, лучезарно улыбаясь:
- Харри! – рассмеялась она, потом крикнула ученику, - Маршалл, давайте, тормозите его.
Стремительными шагами она направилась к парочке и оказалась рядом с ними. Рукой она взялась за рукав куртки, но животное никак не хотело отдавать ее. Не в силах держать своего заразительного, красивого смеха, Морел слегка тянула рукав. Харрикейн сейчас напомнил ей собаку, такого большого-большого ротвейлера.
- Ну верни же. -  в последний раз усмехнулась девушка и все-таки забрала куртку. Подняв руки и расправив ее, Паола скорчила брезгливое лицо, но при этом на губах была улыбка. Да, слюней у шайра было ох как не занимать. Кое как напялив на себя обслюнявленную куртку, которая была еще и немного в песке, девушка направилась к воротам манежа:
- Идите в центр манежа.
Выйдя из манежа, она сняла с крючка корду  и взяла бич, что стоял рядом с дверцей. Вернувшись обратно, она положила бич под ноги и подойдя к вороному жеребцу пристегнула карабин. Придерживая его за повод и будто робко поглаживая пальчиками широкую проточину, она смотрела на Маршалла:
- Чтобы поднять лошадь в галоп, нужно набрать повод, - тренер натянула правильную длину и подала Эминему, - Сейчас мы будем ехать налево. Значит нужно придержать левый повод, и дотолкнуть правой ногой. После подъема не отпускайте левый повод, отзывайте коня. – девушка отвернулась, чтобы пройти в центр, но потом вспомнила кое что и снова посмотрела на мужчину, - Это значит слегка натягивать повод, буквально сжимать и разжимать кулак. Нет ну мало ли. Может он не знает, что такое «отзывать» лошадь. Ведь он только учится.
Улыбнувшись, она встала в центр предполагаемого круга, растянув корду и взяв ее как надо. Бич продолжал преспокойно лежать у ног.
- Посылайте его интенсивным шагом. – скомандовала Паола, явно сосредоточенная, - А теперь, подъем. Галоп Харри!

+2

57

Животное покорно вертелось из стороны в сторону, под нечётким руководством рэпера, обрадованного тем, что животное под ним неплохо поворачивать. Однако в какой-то момент, Харри перестал отвечать на его пинки и команды повода, а просто попёр вперёд. Это что же, система сломалась что ли? В этот момент, проходя мимо Паолы, вороной жеребец стянул с неё куртку. Его молодую тренершу явно повеселил этот факт, она, с улыбкой, смеясь, воскликнула: Харри!  Маршалл, давайте, тормозите его. Эм, усмехаясь и поглядывая вниз на девушку, что стремительно догоняла их, натянул на себя повод, надеясь, что конь остановится всё-таки. Паола оказалась рядом и во всю уже пыталась вытащить из огромной пасти Харрикейна куртку рэпера.  Ну, верни же. – вконец уже попросила девушка коня. Когда ей удалось освободить вещь, она, брезгливо, но с улыбкой, надела куртку на себя. Эминем рассмеялся и, сквозь смех проговорил: Ахаха! Эти слюни тебе очень к лицу! Ну, зато моей девушке будет, чем заняться. Делать Тане больше нечего, как отстирывать мою куртку от лошадиных слюней. Ну, ничего, посмотрим какая она домохозяйка. Жена, блин. Жена? Нет, я не люблю это слово.
И на самом деле, Маршалл не думал, что когда-нибудь сойдёт с ума настолько, чтобы жениться в третий раз. Пожалуй, это было бы мои последним в этой жизни безумством. Снова скандалы, быт, раздел моих денег и походы жены налево. Нет, я ни в коем случае не желаю этого повторить. Таня просто девушка, подружка и это ни к чему меня не обязывает. Я свободен и ценю эту свободу.
Идите в центр манежа. Маршалл послушно кивнул и порулил конягу по указанию тренера в цент манежа. Неужели Харри умеет бегать галопом? Пол то под ним не провалится? Тем временем, девушка воротилась к ним достаточно быстро и пристегнула шайра на какую-то длинную верёвку. Боится, что убежит? Сдвинуть бы его для начала с места. Длинный бич в её руках так же не вселял доверия. С наигранной опаской, рэпер поинтересовался: Надеюсь, ты этим не меня погонять будешь?
Паола отняла у него повод и, выбрав правильную силу натяжения, вложила в его пальцы. Чтобы поднять лошадь в галоп, нужно набрать повод. Эм согласно кивнул, уже спокойно принимая тот факт, что шайр – это совсем не Анжел, который был готов нестись вперёд, как только представится возможность. Сейчас мы будем ехать налево. Значит нужно придержать левый повод, и дотолкнуть правой ногой. После подъема не отпускайте левый повод, отзывайте коня. Маршалл ещё раз кивнул, мол я всё понял. А что значит отзывать? Как будто прочитав его мысли, а быть может, у рэпера был слишком недоумевающий взгляд, Паола пояснила:  Это значит слегка натягивать повод, буквально сжимать и разжимать кулак. А, понятно. – коротко обронил слова Маршалл и потвёрже уселся в седле. Паола отошла от него на порядочное расстояние, разворачивая по пути верёвку, что была пристёгнута другим концом куда-то к уздечке Харрикейна. Посылайте его интенсивным шагом. Эм несколько раз активно толкнул ногами бока лошади, затем, повернув голову на тренера, терпеливо ожидал какой-нибудь команды или дальнейших объяснений. А теперь, подъем. Галоп Харри! Маршалл с силой пнул жеребца шенкелем и, видно, в этом пинке было столько желания и цели, что конь всё-таки поднялся в галоп. Вполне себе мягкая качка. Как на игрушке-качалке. – заметил про себя Эм. Как он понял, делать тут было особенно нечего – катайся себе кругами, как на карусели. Сидел он абы как – несмотря на мягкость аллюров Харри, Маршалла не хило так подбрасывало. Мелькнула мысль сесть точно так же, как на Анжеле, то есть приподняться над седлом, но Эминем забраковал этот вариант, решив, что Паола, наверняка, не оценит это. Рэпер уже совсем привык что то, что он вроде бы знал, оказывалось совершенно неправильным.
Не прошло и круга, как рэперу пришлось вспомнить те ощущения, которые он испытал, когда на рыси Харрикейн оступился. Только в несколько раз острее. Эм почувствовал, как конь будто бы ухнул вниз и сильно отстал от седла в этот момент. События разворачивались очень быстро, можно даже сказать – стремительно. Доля секунды и Маршалла уже перебросило набок, где он повис, вцепившись руками в чёрную гриву. Следующие секунды две прошли в осознании того, что нужно либо как-то карабкаться назад, либо падать. А падать было страшно, но и наверх, подтянуться не получалось. Эм сконцентрировался и свернувшись в клубок, отпустил пряди конской гривы. Не было даже привычного для него ора и мата. Лишь удар о землю он встретил гулким выдохом и тут же поспешно поджал под себя конечности, чтобы вероятность того, что на него наступят, уменьшилась в максимальное количество раз. Страшная туша прогрохотала где-то рядом и не задела его. Эминем приподнялся и сел, с усмешкой глядя на лошадь. Вы всадника-то не забыли!?  - а что ему ещё оставалось делать в такой ситуации? Разве что пошутить, да посмеяться над собой. Рывком поднявшись на ноги, Маршалл с радостью обнаружил, что ничегошеньки себе не отшиб, грохнувшись с такой высоты. Правда теперь везде чувствовался песок. Особенно много его было под майкой. Не долго думая (он всегда думал недолго), рэпер через голову снял с себя майку и стал вытрясать из неё песок. Затем, ладонью, стряхивал то, что прилипло к оголённому торсу.  Переведя взгляд на Паолу, Маршалл рассмеялся, и улыбаясь, спросил: Я тебя смущаю, наверно? Извини. Окончив вытрясать отовсюду песок, Эминем оделся и подошёл ближе к девушке и лошади. Уверенно положив руку на плечо вороного шайра, Эм посмотрел в глаза тренеру. Попытка номер два? Это был характер и упрямство, которое теперь сквозило в его взгляде. Несмотря на падение, он казался очень уверенным в себе. Быть может, из-за того, что падать теперь не так боязно. Первый блин комом, как известно.

Отредактировано Eminem (2011-19-09 20:14)

+2

58

Годами живя в обществе с самим собой, человек частенько начинает замечать, что у него в голове благополучно складывается и цветет свой маленький мир. Пусть и не настоящий, однако свой, собственный. В нем все как-то совершенно внезапно приобретает яркость и сочность, несмотря на обыденную серость нашего реального мира. Люди сходят с ума от постоянного нахождения в обществе самих себя, ведь мы-существа социальные, точно как и животные. Просто они не умеют ныть и плакаться в жилетку первому встречному, интересующемуся их делами. Они терпеливо держат все в себе, а даже если и выговариваются нам, то далеко не каждый способен услышать их.
С каждым днем, открывая глаза и видя перед собой железные прутья и тяжелую на "подъем" дверь денника, Харри приходил в непроизвольное уныние. Он уверенно двигался к состоянию унылого говна, коим и стал за последнее время. Однако, и у него был свой мир. Этот просторный светлый денничок, утопающий в солнечных лучиках, летними деньками проникающих сюда. С одной стороны дверь была просто дверью, оградой от внешнего мира. А с другой-это была этакая стена, ограждающая его Личное Пространство от назойливых людей. У него, получается, был свой дом. Свой собственный, где он мог делать все, что захочется. Мог ходить кругами, и ловить языком летающие пылинки, мог облизывать прутья, мог даже тянуться к окну и заглядывать одним глазом туда, высматривая шелестящую листву. Важно восприятие и отношение к этому.
Вороной шайр, который сейчас покорно ожидал, когда тренер вернется с новыми поручениями, думал о том, как хорошо было бы прогуляться по лесу. По свежему, еще пока не грязному от осенних дождей, лесу. Вообще, по натуре своей он был простодушный мечтатель. Фаталист-сказали бы о нем, как о человеке. Верил в судьбу и никогда не тягался с ней, но любил мечтать о лучшей жизни, представляя все вокруг намного более человечным, чем есть на самом деле.
Глазами Харрикейн сканировал манеж и практически незаметно, но верно сдвигался боком к стеночке. В руках у Паолы уже красовался бич и корда. Жеребец осмыслил происходящее вполне быстро и недовольно заложил уши к затылку, пятясь назад. Ах, Паола, как оказалось, была мирно настроена и длинный бич шлепнулся о песок, оставшись лежать под ногами тренера. Да-да, оставь свою штуку там.-судорожно передернув холкой, конь по инерции повел головой в сторону. Уши вернулись в нормальное положение, когда светловолосая девушка подошла ближе и прицепила корду. Недоверчивое и разочарованное ворчание раздалось со стороны жеребца. Ах ну конечно..
Морэл провела пальцем по проточине на здоровой голове шайра и тот размок как сушка в чае, подтолкнул ладошку девушки, как бы подлезая под нее своей большой мордахой.
Они стояли практиииически в центре. Осталось только отойти подальше от стены. Ведь все это время у Харрикейна возникало непреодолимое желание пустить рэпера по той самой стеночке, да так, чтобы на всю жизнь запомнил. Хотя, это было на уровне фантазий. Шайр последовал чуть за девушкой и остановился на расстоянии от нее. Как и следовало бы лошади, он прекрасно знал, чтог следует делать на корде и как только все ЦУ были розданы, а шенкель настойчиво пнул мясистый бок жеребца, он постепенно поднялся в мягкий галоп. Тяжелый стук копыт глушил зыбкий сухой песок и ощутить бегущего великана можно было лишь когда он проезжал неподалеку, а под ногами чувствовались колебания.
Такт, второй, третий, по-новой. Такт, второй, третий... Словно машина, он отрабатывал знакомые движения, знакомую траекторию.
Объезжая круг возле задней стены манежа, тяжелую тушу шайра вдруг повело не туда, словно автомобиль, скользящий на ледяной дороге и за долю секунды был сбит весь темп, а нога пошла не туда и вот-седок оказался на земле. Вороной, по инерции продолжил движение, чуть было не задев огромными копытами своего "падшего" всадника. Вскоре почуяв непонятную легкость на спине, Харри остановился и оглянулся. Эминем, поднимающийся на ноги, вполне задорно посмеивался над этой маленькой неудачей. С облегчением вздохнув, сам перепугавшийся жеребец, расслабил напряженный взгляд и добродушно "ухмыльнулся". Неваляшка ты.
Репер, в общем, не торопился снова карабкаться в седло и тяжеловоз расслабил напряженные мышцы ног, потоптался на месте. Представляю, как бы мне досталось, если бы я ему голову проломил по неосторожности. Вот веселье было бы...-малыш повел ухом в сторону девушки, которая, по-идее, должна была наблюдать такие кульбиты ежедневно.
Я тебя смущаю, наверно? Извини.-Ты меня смущаешь. Ага, извинения приняты.-шайр сделал пару шагов и развернулся в сторону Эминема, осторожно пнув его лбом в живот и пощекотал его живот губами, пытаясь нашарить там что-либо съедобное. Но нет. ТТолько песок. Уныло отпрянув от рэпера, Харри пожевал железяку во рту. Попытка номер два?-легкая рука мужчины легла на плечо. Ага, давай, мало тебе риска. Еще раз плюхнуться решил..

+2

59

Люди взрослеют по-разному: кто быстро, кто медленно, а кто - в момент. И живут все по-разному. Не то чтобы специально, а в силу обстоятельств. Чем эти обстоятельства сильнее, тем больше высота полета или глубина падения той или иной судьбы. Куда лететь - вверх или вниз - каждый решает сам. Но выбор есть всегда. Может случиться, что происходит с тобой какое-то событие, которое заставляет тебя совершать определенные поступки и принимать определенные решения, причем у тебя есть свободный выбор - хочешь, сделай так, хочешь, этак. Но если ты примешь правильное решение, то дальнейшие вещи, которые с тобой будут происходить - это уже будут не просто случайные события… Они будут обусловлены тем выбором, который ты сделал. И если ты опять встал на перепутье и опять принял нужное решение, потом перед тобой встанет выбор, который тебе уже не покажется случайным, если ты, конечно, догадаешься и сумеешь осмыслить его. И твоя жизнь перестанет постепенно быть просто набором случайностей, она превратится… в сюжет - все будет соединено некими логическими, не обязательно прямыми связями, и вот это и будет твоя судьба. И настроение, с этими мыслями, незаметно потускнело. Жизнерадостная Паола запряталась куда-то глубоко в свое тело, в само свое существо. Внешне, конечно, этого было не разглядеть, да и сама девушка не особо сейчас копалась в себе. Но, так или иначе, все то, что происходило, продолжало усугубляться. Странное уныние стало охватывать ее и Морел по-началу упорно сопротивлялась, а после сбросила все на усталость, хотя не сказать, что сегодняшний день ее был очень тяжек. Обычный день, абсолютно такой же, как и другие (ну ладно, конечно не каждый раз встречаешь самого Эминема на шайре, но все же). А может, как раз поэтому и была эта усталость? Паолу никогда ранее не напрягала повседневность... неужели что-то изменилось?
Маршалл в это время бултыхался в седле, да так, что Харрикейн, казалось, бежит ну очень резво и неудобно. На самом деле всадника трясло сильнее и резче, чем двигался жеребец. Паола, медленно переходя с ноги на ноги, описывая небольшие кружочки на мягком грунте манежа, что взрыхлял шайр, не отрывала глаз от своих подопечных.
- Сядьте в седло. - в очередной раз сказала девушка, но у Эминема по-прежнему выходило не очень. Конечно, каждый ученик сидит подобным образом, когда только начинает ездить этим пусть и мягким, но непривычным аллюром. Для Паолы это все было обычно, тем не менее в глазах ее читалось упорство; будто это она сейчас учится ездить галопом и во всю старается правильно держаться в седле. Голубые глаза смотрели на сильные руки мужчины, выражение его лица, то, как двигаются его ноги, как качается и подскакивает тело с непривычки... рэпер делал много ошибок. За частую Паола даже не успевала сказать об одной, как нужно было указать на другую. Но в то же время девушка понимала, что так сразу справиться с ними ни у кого бы не получилось. "Ты человек, а люди ошибаются и стараются исправить ошибки. И это правильно."
Лишь только тренер успела подумать об этом, как Харри неожиданно оступился, слегка дернув корду. Его нога будто подкосилась (Паола, как ни странно не успела рассмотреть). Но вот то, как Маршалл моментально съехал на внешнюю сторону, она не могла не заметить. Она испуганно вдохнула, рашрив глаза, так как не ожидала такого поворота событий:
- Держись! ...Эх. Ну что же вы... - с сожалеющей улыбкой протянула последнюю фразу девушка, когда Эминем, оказавшийся на песке, уже сел. Харрикейн в это время вдруг остановился. Заметив это, Морел тут же указала ему кордой команду:
- Шагом, Харрикейн. Нечего коню после галопа на месте стоять. Вредно для его же здоровья.
Снова обратив свое внимание на всадника, Паола с радостью для себя заметила, что он пребывает в совершенно благополучном состоянии; даже на лице его сияла улыбка. От этого Морел тоже улыбнулась. Затем, правда, артист мигом вскочил и снял с себя майку, оголив великолепный торс. Да, глаза Паолы после этого секундного взгляда на тело ученика, тут же опустились куда-то под ноги, а улыбка незаметно померкла. Нет, она конечно не волновалась, как девчонка, но почему-то именно его она постеснялась. Девушка скрестила руки на груди и, наконец подняв голову, смотрела куда-то на ворота манежа, будто ее там что-то очень заинтересовало. Вообще она была удивлена такой простоте, которой руководствовался Эм. Она всегда слишком много думала, обдумывала каждый шаг и такие неосторожности в поведении были ей чужды... ну, почти. И в Морел есть маленький чертенок, прятавшийся глубоко в океане ее богатой натуры. Все мы не без греха.
- Я тебя смущаю, наверно? Извини. - послышался голос улыбающегося артиста. Паола посмотрела на него и неаккуратным движением руки случайно уронила куртку, которая была до ужаса широка ей в плечах, на пол. Почувствовав себя еще более неудобно теперь и из-за своей неуклюжести, девушка поспешила спрятать взгляд и быстро присев на корточи поднять куртку.
- Ничего. - наконец отозвалась она, надевая злосчастную куртку, и, развернувшись к шайру, подошла к нему. Пока она остановила его, мягко огладила по шее, Эминем уже оказался рядом, одетый, вычистившийся от песка.  Харрикейн тут же потянул к нему морду и не хило так толкнул в живот. Но эта была его особенная ласка, Паола уже поняла это. Когда шайр отпрянул, девушка обратилась к артисту, при этом в руке у нее появилось печенье и она, не глядя, поднесла его на открытой ладони к губам жеребца. Будто делала что-то шаловливое, втихоря, пока никто не видит.
- А вы молодец. - оглядев мужчину, вымолвила девушка, - Конечно. Запрыгивайте. Предоставив хлопоты со "скалолазанием" самому всаднику, тренер отвернулась к лошади и стала гладить его храп, иногда с улыбкой играя с его подвижной верхней губой тонкими женственными пальчиками. Когда Маршалл снова оказался в седле, Паола снова ушла в центр круга.
- Хорошо, дубль два. Теперь она уже не собиралась как-то помогать рэперу с подъемом. Разве что чуть-чуть. Когда послышался размеренный трехтактный аллюр, девушка приступила к советам. Да, теперь она почти не умолкала, постоянно напоминая Эминему о посадке, о том, что нужно сесть в седло, прижимать колени к седлу, не допускать чтобы ноги ездили в разные стороны. Да все. Спустя минут пять таких напряженных учений, Паола, наконец, сама выдохнулась.
- Уже лучше. Шагом. Не буду больше вас обоих мучать. - уже подходя к ним сказала она. В момент отцепив корду, девушка хлопнула маленькой рукой по крупу Харри и направилась к воротам манежа, прихватив с собой и бич, который, к счастью не понадобился. Оперевшись локтями о бортик, тренер подождала, когда пара отшагает. "Ну, вот и конец занятия."
- Подходите суда. - крикнула она Маршаллу, а когда шайр притопал к выходу из манежа. - Ну, как вам занятие? Понравилось? - последнее Паола спросила с какой-то хитрой улыбкой. На последнем галопе она не давала артисту и продохнуть. Девушка стояла рядом с ними и ждала, когда Эм спешится.

+2

60

Ничего. – коротко сказала девушка, поднимая с грунта манежа уроненную куртку. Мда, Тане придётся постараться, отстирывая слюни с песком. Эээээх, вообще у меня в штанах тоже песок.  – шутливо признался Эминем, представив какова была бы реакция Паолы на то, если бы он снял не только майку. Впрочем, он был доволен произведённым впечатлением.
Харри встретил его, бодро толкнув носом в живот. Ну, спасибо, приятель, ты опять меня чуть с ног не сбил. – скептически заметил Маршалл, хватаясь рукой за плечо Паолы чтобы не упасть. Девушка обернулась на него и, не глядя протягивая жеребцу печение, промолвила: А вы молодец. Молодец, ага. Не меняя скептического тона, отозвался Эм, провожая взглядом печение, которое быстро исчезло во рту Харрикейна. Конечно. Запрыгивайте. Уже карабкаюсь. – пробурчал Маршалл, подпрыгивая как можно выше и стараясь держать равновесие, подтягиваясь наверх. Паола не стала ему помогать, а стояла у морды жеребца, видно, поглаживая его. Заметив, что Эминем уже сидит в седле, суетливо вставляя ноги в стремена, девушка снова размотав корду, ушла  на середину манежа.  Горе всадник, тем временем подбирал повод и, не дожидаясь каких-либо очевидных команд со стороны тренера, выслал вороного шайра в шаг. Хорошо, дубль два. Маршалл понял, что поднимать жеребца в галоп он должен самостоятельно и медлить не стал. После нескольких сильных пинков рэперу удалось это сделать. И всё началось по новой, разве что Эм после падения был больше напряжён и сильнее цеплялся за лошадь ногами. Его всё подмывало подняться на стременах над седлом, как он делал на Анжеле, но вот незадача, справедливо думал, что Паоле это придётся не по душе.
Время тянулось в бесконечных попытках сесть в седло и не подпрыгивать, не вываливаться вперёд на шею коня. Паола постоянно командовала, советовала, требовала и, пожалуй, Эм за эти пять минут устал от ней больше чем за всё занятие в целом. Плюсом ко всему, стало побаливать плечо, на которое рэпер упал. Однако сегодня он не был склонен себя жалеть и не сказал ни слова о том, что у него что-то болит и что вообще хватит его на сегодня мучить.
Уже лучше. Шагом. Не буду больше вас обоих мучить. Эм натянул на себя повод, сильнее отклонившись назад, и облегчённо выдохнул, когда большая чёрная туша пошла шагом – аллюром, который лучше всего подходил к его образу. Никаких команд больше не было, Паола отошла к воротам и осталась там, облокотившись о бортик. Эминем бесцельно и лениво разъезжал корявыми кругами по манежу, пока не услышал новую команду девушки. Рэпер уверенно повернул коня в сторону девушки и, подъехав к ней вплотную, остановил лошадь.  Ну, как вам занятие? Понравилось? Спросила Паола, смотря вверх на своего подопечного.  А, значит, наконец-таки закончился этот час. Эм посмотрел вниз и поёжился. Высоковато, однако. Спрыгнув с него, рэпер еле удержал равновесие, вовремя схватившись рукой за седло. Переведя взгляд на Паолу, Маршалл ответил:
Ну как бы так сказать. – нахмурился рэпер, неопределённо покачивая рукой. Не сказать, что я дико устал, но всё-таки ты меня замучила. Он, прищурив глаза, посмотрел на Паолу, однако, сообразив, что его прищуренный фингал смотрится как нельзя забавно, усмехнулся и стал напряжённо рыться в карманах своих штанов.
Где-то тут… Из кармана извлёкся пакетик с нарезанными яблоками и морковью, но Эм был сейчас явно не намерен угощать Харрикейна – рэпер искал что-то другое. Вручив этот пакетик, а чуть позже телефон и две свои визитки в руки девушки, «ученик» наконец отрыл в кармане плотно свернутую купюру. Забрав обратно всё у Паолы из рук, Эм вложил в её раскрытую ладошку деньги и сжал её пальчики. С лёгкой улыбкой на губах. Заработала.  Расплатился он весьма щедро, но, всё же счёл нужным заметить: Если недостаточно, то придётся тебе со мной до машины дойти.
Ухмыльнувшись, он почесал свой многострадальный синяк под глазом. И где же сейчас Таня с её мазью?
Скормив несколько кусочков коню, что всё это время настойчиво пытался добраться до пакета, Эм мысленно пожалел, что нельзя отдать лошадь сразу целлофановый пакет с едой и пусть уж сам выскребает оттуда как хочет. Не ловил он особенного кайфа в том, чтобы стоять лох-лохом и подавать лошади жратву. Однако, к счастью, Харрикейн жрал быстро.

+2


Вы здесь » Horsepower » Манежи » Крытый Манеж (малый)