Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
Наши Баннеры
HorsePowerHorsePower
Наши Партнеры

Наши Друзья


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Коттедж Gerber


Коттедж Gerber

Сообщений 61 страница 90 из 237

61

Слушая его сухой рассказ, девушка иногда выдавала что-то вроде смачного зевка. Не нарочно, просто не выспалась.
А получив порцию утреннего ехидства от Маршалла, показала язык и встала из-за стола, оперевшись спиной о холодильник. Так было видно всю кухню и большую часть гостинной. А главное, отсюда смотря на Эминема, она не чувствовала его недовольный взгляд на себе в той мере, в которой чувствовала бы, находясь за столом, напротив него. 
Ну, ты и говнюююк. Я-то тебе чем не угодила?-девушка подняла бровь и улыбка как-то быстро скрылась с её лица. А ведь взрослый мужик. Нет, она конечно знала, что Эм-довольно эмоциональный человек порой, но получать по башке ей было не за что, как раз наоборот, и покормила, и спать уложила...
Повернувшись спиной к своему гостю, девушка долго копалась в холодильнике, тихо-тихо, будто боясь, что Маршалл может услышать, напевала Hailie's Song, и перекапывая продукты. Какой-то кусок мяса аж с прошлой недели не сварен и не пожарен. Теперь есть куда его применить.. Таня потерла красный правый глаз и достала тяжелый кусок мяса на тарелке. Переложив его во что-то пластиковое, брюнетка поставила "миску" на пол. Не трави животное печеньем. Вон мне продукты девать некуда, пускай ест. все-еще не повернувшись к собеседнику, говорила девушка. Налила в глубокую тарелку воды, поставила рядом с мясом. Надеюсь, он не заразный.
А закончив с кормлением двух животных, принялась вымывать посуду. Честно сказать, делать это она не любила. Скучно, мокро, да еще и неприятно.
Намыленой вместе с посудой рукой, Таня иногда убирала со лба каштановые прядки волос, что-то терла, аж до скрипа и смывала шелестящей водопроводной водой.
Ты сегодня куда-то собираешься? Может..-девушка прекратила натирать посуду, сжав крепко в ладони губку, из которой сочилась пена. К чему это она спросила? Наверно, хотелось предложить помощь... Но почему-то она испугалась продолжать. Таня, как, наверно, любой человек, не любила оскорблений. Пускай и не сказанные специально, вырвавшиеся, или даже не серьезные, но она боялась слышать в свой адрес что-либо не приятное. Наверно потому и притихла, снова продолжив намывать тарелку.
And now it don't feel like the world's on my shoulders
Everyone's leanin on me
Cause my baby knows that her daddy's a soldier
Nothing can take her from me
все так же тихо, сливаясь с шумом воды, она напевала одну из любимых песен. И даже не специально, чтобы он услышал и порадовался, мол, какие преданные фанаты. Просто таковым было настроение-под эту песню.. А она и не считала, наверно, себя его фанаткой. Любителем-да. Фанаткой? Нет. Точно нет. Она никогда не хотела его трахнуть, не мечтала, чтобы он расписался ей на заднице и не желала сфотографироваться с Эминемом, чмокнув его в щеку. И как забавно-именно она стала знакомой Маршалла. Не какая-нибудь из тех фанючек в клубе, а именно она..
Закончив с посудой, девушка стряхнула с рук воду и все же села обратно на стул.
Тишину в доме разбавлял сейчас стук ее ногтя по столу и шаркающие шаги Далиласа где-то в соседней комнате.

+2

62

После того, как Маршалл закончил говорить о том, что же всё-таки привело его мятежную душеньку в дом Тани в два часа ночи, девушке неожиданно подразнилась и, встав, ушла куда-то к холодильнику. Тот лишь проводил её недоумённым взглядом, не поняв значения этой выходки. Ну, ты и говнюююк. Я-то тебе чем не угодила? А ведь взрослый мужик. Чавооо!? – возмутился Эминем, как обычно остро реагируя на оскорбления. Хотя это он посчитал сказанным более в шутку, чем с целью задеть. Не, почему же, всем угодила вроде. – он не понял, с чего бы ей задавать такие вопросы и упёрся взглядом в её спину. Я же не обижал её ничем. Или она всё сетует о том, что я силу тут нахлебником и стул занимаю? Она извлекла из холодильника мясо и поставила его на пол. Это явно было угощение для барса, а не для рэпера, с чем ему пришлось смириться.  Не трави животное печеньем. Вон мне продукты девать некуда, пускай ест. Эм сдержанно кивнул головой, соглашаясь с её словами. И добавил от себя: Он и Китекет ест – проверено.
Таня принялась мыть посуду, в то время как гость её задумчиво стучал печенькой по чашке, о чём-то раздумывая. Тут, как раз она спросила: Ты сегодня куда-то собираешься? Может… В последнем слова он не услышал предлога, да и вообще фразу как лёгкий намёк не воспринял, он решил, что пора уже молоть языком, напрашиваясь на то, чтобы продлить гостеприимство Тани. Пока он размышлял, как же ему всё провернуть и какие слова сказать, девушка уже закончила мыть посуду и села напротив него. Всё это время, пока мыла за собой и рэпером тарелки, она что-то напевала. Но слова, перекрываясь шумом воды, показались Эминему знакомыми, но думал он на тот момент о других заботах, так что не обратил внимания на то, что напевает-то она не просто какую-то песню, а его песню. Наверное, это бы ему польстило.
Да… в общем то, мне некуда собираться. – несколько нерешительно и с ноткой грусти признался рэпер. Действительно, куда? Только если к коню, но после оживлённого вчерашнего дня и половины ночи, ему не особо хотелось опять колесить куда-то на машине. Затем, из защиты он перешёл в бешенное наступление. Весьма странным образом. Вдруг резко улыбнувшись, он, грохоча стулом по полу, поместил своё тело впритык к ней. Ловкие сильные руки мгновенно обвили её талию, а кочан примостился на плече. Маршалл, всё ещё улыбаясь от своих проделок, заговорил: Тань, а Тань, тебе мужик в дом не нужен? Не сильно породистый, но дорогой. При деньгах, знаменитый. ДРЕССИРОВАННЫЙ, нэ? Нет, я не пристаю к своим фанаткам. А ещё я часто вру самому себе. Эта выходка была больше озорством с его стороны, игрой. Да он и не отрицал и явно показывал своими манерами, что хочет напроситься на сожительство на неопределенный срок. Форма этого «напрашивания» подразумевала, что паинькой сидеть он в своей комнате не будет. Может и приставать, и быть властным. Была в нём какая-то грань. Когда он переступал её, то мгновенно превращался из забавного безобидного озорника в тирана. Отследить этот момент было тяжело, особенно, если знать его мало времени. Это сейчас он добрый, но с его милой привычкой плохо или нарочно не контролировать свои эмоции, Маршалл бывал порой не выносимым.
В связи с её поведением, не сильно похожим на то, как вели себя его девочки-поклонницы, в голове парня пронеслась мысль: Может быть ей неприятно, что я так близко, так лезу? Навязываю близкий физический контакт.  Однако, руки и подбородок, которым он упирался в её плечо, остались на месте. Кроме того, он наступил её на ногу под столом. И не поспешил убирать свой валенок с её ноги. Придержал, так сказать, ещё и снизу. Чтобы уж точно никуда не делась и не ушла от ответа в прямом смысле этого слова.
Как-то тихо было. Маршалл даже слышал своё чуть сопящее тяжёлое дыхание и лёгкие едва различимые шажки Далиласа, когда тот перемещался по дому. Когда он втягивал когтей – его было хорошо слышно, но едва это орудие пыток втягивалось в шёлковые подушечки, как он становился пятнистым призраком, неслышным и коварным.

+1

63


Тишину не нарушало ничто. Её голова была забита пустым пространством, его-похоже, что какими-то мыслями.
Какая-то робко-брошенная фразочка. И вдруг он как ошпаренный сорвался с места, пододвинувшись к Тане.
Та слегка отпрянула, но когда ее талию сковали как капкан его руки, а снизу еще и прижали ногой, Таня засмеялась, выражая этим заливистым смехом всю неловкость сложившейся картины.
Тань, а Тань, тебе мужик в дом не нужен? Не сильно породистый, но дорогой. При деньгах, знаменитый. ДРЕССИРОВАННЫЙ, нэ?
Говорил он это как-то особенно забавно. Как будто выброшенный пес, просился переночевать.
Ахаха, я поняла твой очень тонкий намек, который ты так умело завуалировал-девушка широко улыбнулась, открыв свои белые зубы и из-под них при таком близком рассмотрении виден был пирсинг в языке. Такая крохотная блестящая штучка, которая доставляла много неудобства. Таня освободила плечо от натиска его тяжелой головы и, повернув на него свой черный взгляд, тихо добавила, чуть не шёпотом. Ты можешь остаться у меня. Только припаркуй свою машину в гараже, мой бедный газон пора уже похоронить! И, пожалуйста, постарайся быть милашкой.-лучезарная, гостеприимная улыбка сняла сейчас все ее недовольство с лица, девушка замолчала.
Я просто уверена, что еще трижды прокляну этот день, когда разрешила ему пожить у меня, но что сделано, то сделано.
Ты точно поддаешься дрессировке? Или мне придется жить с невоспитанным кобелем?-девушка освободилась от этих просящих объятий и встала позади Маршалла.
Это было, наверно, первое ее спонтанное решение. Раз-и согласилась незнакомому мужику уступить местечко в своем доме. И черт с ним, что еще пожалеет о своем решении. Это ведь будет потом.
И что ты собираешься целый день делать в доме?-раскинув руки, как будто охватив в объятия весь свой дом, девушка сдвинулась в бок и встала в дверном проеме. Ей на месте долго не сидится. Брюнетка прислонилась к косяку большой арки и, ожидая очередной ответ, преисполненный издевками или иронией, полуприкрыла глаза.
Ты на самом деле, такой странный. Не в смысле, что странный-ненормальный, а просто странный. Такой переменчивый. И это я знаю тебя всего ничего... это был скорее монолог. Она всего лишь открыла свое мнение. Пустое, ни о чем. Монолог, говорю же.
Кот куда-то пропал. Как будто его и не было, только когда воцарялась гордая тишина, его мягкие шаги слышались в доме. А это животное-Далилас-ты к нему вроде как привязался?
Он был скрытный, очень странный и неопрятный в брошенных словах, говорил что думал, но тем он и был прост.
Чужая душа-потёмки. Такая скрытая, как в глубокой норе, её за хвост не вытащить.
Было бы даже интересно найти с ним общий язык.

+1

64

Таня залилась очаровательным смехом, слабо пытаясь освободиться от его рук, которые цепко держали её. Плюс, не стоит забывать про то, что ещё и ногой придерживал. Мда, вцепился он на славу. Ахаха, я поняла твой очень тонкий намек, который ты так умело завуалировал.  – она улыбалась и Маршалл ответил тем же. Да ты меня раскусила! – с наигранным весёлым возмущением воскликнул он. Ты можешь остаться у меня. Только припаркуй свою машину в гараже, мой бедный газон пора уже похоронить! И, пожалуйста, постарайся быть милашкой. В мыслях он глубоко выдохнул и поспешил отплясать дикий танец с бубном, радуясь тому, что ему не придётся  ночевать с котом в салоне автомобиля. Однако, на деле лишь улыбнулся. Она убрала своё плечо, так что голове пришлось вновь утруждать работой шею, чтобы держаться на нужной высоте. Коварно, противно улыбнувшись, он нагло заявил: На милашку и не надейся. Хотя, когда я сплю, меня, наверное,  ещё можно назвать, кхм, так. Ты точно поддаешься дрессировке? Или мне придется жить с невоспитанным кобелем? А она не робкого десятка. Совсем не робкого десятка. Маршалл даже слегка оторопел от такого вопроса, так как не собирался развивать «собачью» тему дальше. Попробуешь. Уже умею «сидеть» и «лежать». – пошутил Эм, не сильно сопротивляясь, когда девушка вдруг стала снимать с себя его руки. Значит, всё-таки неприятно. Она встала позади него, и парень сразу же откинул голову назад, доверчиво скользя глазами по её лицу.  Что он пытался увидеть в этих тёмных манящих глазах? Может быть тайное желание, сомнения, или же намерение заколоть прямо тут кухонным ножом с целью высадки нового газона за деньги из кармана известного рэпера. Надо будет посадить ей газон. – пронеслась тревожная мысль в его голове и тут же забылась, затерявшись в этих потёмках, среди других таких же, порой странных идей. Спонтанных идей, которые, частенько уходили прочь, мимоходом посетив голову, а порой застревали глубоким клином, и от них было мучительно сложно отвязаться и приходилось потакать своим же прихотям, какие бы они не были порой глупы и бессмысленны. И что ты собираешься целый день делать в доме? – эта фраза резко выдернула его из размышлений. Девушка бочком вышла из-за его спины и встала лицом к рэперу в дверном проёме. Эминем тоже встал из-за стола. Сейчас я переставлю джип, заодно выну из него вещи. Ты на самом деле, такой странный. Не в смысле, что странный - ненормальный, а просто странный. Такой переменчивый. И это я знаю тебя всего ничего... Маршалл деловито пожал плечами, уже ставя ногу на первую ступеньку лестницы, что вела на второй этаж. Уже со второго этажа он громко спросил, разыскивая ключи от машины в кучке того, что вывалил на тумбочку вчера. А тебя это не устраивает? Пожалуй, хорошо, что она всего этого не видела. Оружия, смотревшегося в утреннем свете как-то неприятно в этой милой и нежной обстановке комнаты. Плюсом мусор. Надо бы, конечно, разобрать. Пистолет и кастет куда-нибудь засундучить, а мусор выкинуть. Но не сейчас. Сейчас лень.
Эминем добро спустился с лестнице, привычным движением вертя на пальце ключи. Ну, конечно же, это закон жанра. Они улетели у него под диван, и вскоре он на карачках ползал вокруг него, неразборчиво матерясь и сплющивая руку между полом и дном дивана, в попытках достать ключи. Когда это удалось, он, взъерошенный и слегка сердитый, был встречен вопросом: А это животное – Далилас - ты к нему вроде как привязался? Мягко улыбнувшись, Маршалл бросил взгляд на барса, прогуливающегося где-то рядом. И вкратце рассказал историю появления у него Далиласа: Я Сашу встречал из аэропорта на машине. Был сильный ливень с молниями и плохая видимость на дороге. Я чуть не переехал комок чёрт знает чего. Остановился – вышел посмотреть. Тогда и подобрал. Сначала хотел сдать куда-нибудь, затем привык и теперь не хочется отдавать. Раньше реально сильно царапался он – вон руки до сих пор не зажили. Чем меня только не мазали – всё равно пришлось отпрыгать два первых концерта в куртке. Маршалл усмехнулся и потёр чуть зудящие теперь следы от когтей детёныша большой кошки. Ты не бойся. Я оставлял его с Сашей на неделю одного... Жива осталась и вроде не поцарапанная. Наверное, после меня он считает всех остальных людей более или менее адекватными! При последних словах Эм расхохотался и, проходя мимо Тани к двери, нарочно притёрся боком, чуть пошатнув её.
Дёрнул за ручку, но дверь что-то не пожелала открываться. Что я вчера сделал с дверью? Удивился Маршалл, рассматривая непрезентабельный вид косяка. Затем, упёрся ногой в стену и дёрнул по сильнее. Чуть не грохнулся, но дверь всё-таки открыл. Мне кажется, что со вчерашней ночи у тебя теперь сломанная дверь. – и, сокрушаясь, развёл руками, мол мне тоже очень жаль.
Постояв на пороге в носках, он, поленившись засовывать ноги в кроссовки, одел первые попавшиеся тапочки. Розовые и пушистые. Ну да ладно, пофиг.
Джип задорно подмигнув, отозвался на зов хозяина. Парень, забавно мелькая розовыми тапочками, пошёл к машине. Из багажника была извлечена большая спортиная сумка, набитая шмотьём, которое было почти всё новое и ни разу не надетое. Помните, как он прогонял тоску, когда Саша улетела в Филадельфию?  - шмотки покупал. Это всё было с того раза.
Эм принёс эту сумку в дом и скомандовал Тане: ну, что стоишь – гараж открывай. Сам же тут же развернулся на пятках и пошёл обратно к авто. А эти тапочки не плохо скользят.

+1

65


Ах ты вредина!-Таня смеялась, сгибаясь втрое, закрывая лицо руками, когда стояла у входной двери и видела эти семенящие по газону розовые тапки.
Он был похож на клоуна сейчас, как будто нарочно вызывал её смех.
Девушка прислонилась к сломанному наличнику двери и пригрелась на солнышке, наблюдая за выходками Маршалла.
Какой клещ в нём зудит?-девушка улыбалась своим мыслям и всему увиденному. Она протянула руку с брелком в сторону ворот гаража, и нажала на кнопочку.
Те, свистя, поднялись вверх, оголив полу-пустое пространство гаража. Слева стояла запылившаяся Супра. Она давно уже никуда не выезжала. Место справа было свободно.
Надеюсь, ты водишь лучше, чем общаешься с девушками-Таня произнесла это сравнительно громко, но думаю, что гул мотора помешал мужчине услышать её слова.
А даже если и не так, то девушка не стыдилась говорит все как думает. Для неё не существовало границ и рамок между обычными людьми и такими, как Эминем.
Кажется, я ввязалась в огромную непонятную хуйню под названием "помоги другу". Ох, надо морально подготовиться к такому стрессу для моего организма.-она улыбалась и о чем-то думала, а убедившись, что джип Эма теперь в гараже, Таня зашла в дом, уселась на диван перед телеком.
Все, а что еще? Обслуживать его больше она не собиралась, и сам он мальчик уже большой.
Кстати, о больших мальчиках...
Эм, я так понимаю, ты теперь тут на неопределенное время завис.. Я тебя только очень прошу-не води ко мне в дом подружек, хорошо?-вывернув голову на вошедшего в дверь Маршалла, сказала девушка и подняла на него большие черные глаза. Только что она была серьезна, но привидив, как ехидно улыбается этот зверёк, Гербер и сама еле сдерживала себя, чтобы не заржать.
Какой-то сильный заряд позитива он превносил в ее день.
Щелкнув пультом, девушка уставилась в телевизор.
Ну же, садись уже. Говори, спрашивай. Что стоишь в дверях?-осечка. Она тут же заткнула себя.-Дура, прекрати. Пускай творит что хочет. Попробуй только подумать, что...-она тряхнула головой, словно заставила себя вернуться из раздумий в наш мир.
Набивая ногтем по деревянной тумбочке у дивана такт, девушка что-то выискивала в теле-программе. Новости-не то, фантастика-не то. Комедии-не то. Музыка.. Возможно.
Ну куда ей еще и об этом думать? Он был ей, ведь, даже не другом. По крайней мере она думала, что для него это так. Он закрыт в себе, Маршалл, похоже, не открывается каждому.
Может долго говорить об ужасном прошлом, но в душе, глубоко, наверняка остается что-то о чем он никогда никому не скажет. Потому что он закрыт от людей.
Может это и правильная позиция. Ведь так у тебя не появляется шанса встретить кровопийцу-друга, прилипалу, которая пользуется тобой. Когда ты закрыт от всех, ты закрыт от агрессивного мира.
Перебирая струящиеся по плечам волосы, девушка сидела на диване, утонув в мыслях. Указательный палец наматывал прядь волос снова, снова и снова, а потупившийся в экран зомбоящика, взгляд был пуст. Он отражал только внешнюю сторону мира. В черных глазах отражалось холодное спокойствие, а внутренние бури взгляд полусомкнутый, всегда скрывал от назойливых людишек.
Она некогда казалась людям загадкой. Магические, как две черные жемчужины глаза, вечно ровный взгляд, чуть скошеные вниз уголки губ, прямые мысли, которые она говорила в лоб, все вроде-бы открыто для людей, но внутри неё сидел маленький огонек, который она прятала ото всех вокруг. А когда кто-то начинал копать глубже, находил этот скрытый огонек с секретом, она тут же выгоняла этого человека из своей жизни. Не могла позволить, чтобы кто-то рядом видел любые её чувства. Конечно, это не относилось к особым людям ее жизни, к родным, любимым. Эти видели ее всякой. И настоящей, и наигранной, и уставшей искать нужный образ.
Для всех остальных её мысли частенько оставались лишь догадками.

Отредактировано Tania Gerber (2011-13-08 05:25)

+1

66

Ах ты, вредина! Сама такая! – живо отозвался Эм, залезая в машину. Как раз в это время, дверь гаража медленно и плавно поползла вверх, открывая взору два парковочных места, одно из которых было занято чёрненькой симпатичной Супрой. Надеюсь, ты водишь лучше, чем общаешься с девушками. В этот момент Эминем уже заводил джип, но эти слова всё равно были им услышаны. Участок был оглашён его возмущённым воплем. Я всё слышал! После этого восклицания, рэпер мягко тронул авто с места и без каких-либо трудностей припарковал машину в гараже, освободив газон от её на нём присутствия. Вылез из джипа, чуть-чуть походил вокруг него, рассматривая царапины, заработанные джипом вчера, когда хозяин его был не в адекватном состоянии. На эту машину было сложнее поставить вмятину в связи с тем, что она бронированная, но краска царапалась точно так же, как и на всех остальных авто. Закончив «тех осмотр», Эм постарался затвердить в памяти, что надо будет заехать на заправку, так как бензина осталось маловато. Затем, не спеша пошёл в дом. Чем себя занять он не знал, но бросал заинтересованные взгляды на поваленный и местами проломленный забор. Хотя был не очень уверен, что сможет починить что-либо качественно, а не так, чтобы держалось на добром слове. Но сейчас он шёл в дом, так как именно там у него было чрезвычайно важное занятие. Когда он вошёл, девушка, сидящая перед теликом, обернула на него голову и проговорила: Эм, я так понимаю, ты теперь тут на неопределенное время завис…. Я тебя только очень прошу - не води ко мне в дом подружек, хорошо? После этих слов она повернулась обратно в телевизор и защёлкала пультом. Маршалл звонко хлопнул ладонями и подошёл к Тане сзади, навис над её головой, опираясь руками в спинку дивана. Мааааать моя женщина! Зачем мне подружки, если есть ты? Я и к тебе пристать могу. Ехидно, коварно улыбнувшись, он отошёл, взял сумку и потащился на второй этаж. Там он не долго возился в комнате, раскидывая по ней вещи, вынутые из сумки. Наконец, нашёл то, что искал – бритву. Щетина его совсем не радовала, так что он реши избавиться от неё. Вскоре, потопал в ванную, где проторчал довольно-таки продолжительное время. Потом, спустился вниз к девушке. Он был весь такой из себя посвежевший, чистенький, побритый и отменно пах ежевикой. Кожа приятно блестела. – он любил обмазываться всякими «гелями после душа». К слову свои многострадальные чёрные джинсы рэпер красноречиво оставил на стиральной машине, а одет был сейчас в серые спортивные штаны. Ну, это его стиль – шмотки на два размера больше его. Всё болтается, нигде ничего не жмёт – фантастика. Плюс мягкая приятная к телу ткань. Наверх он по-прежнему ничего не одел. 
Вот такой вот весь прикольный, с ещё влажным ёжиком волос, что росли на его наглом кочане, Эм плюхнулся на диван рядом с девушкой, ехидно усмехаясь тому, как она подскочила и теперь мягко покачивается. Заняться ему было откровенно нечем, после посещения ванной не хотелось идти во двор и поднимать забор, чтобы снова пачкаться. Хотелось как-нибудь к Тане пристать, но он пока не знал как. Маршалл привык к тому, что чаще всего девушки сами первыми лезут к нему, а он только вяло отвечает и наслаждается. Канал был музыкальный, но его там не показывали, поэтому экран не зацепил его внимания. Поёрзав на диване он, абсолютно не думая, что данная выходка может не понравиться Тане, удобно расположил ноги на журнальном столике. Сказала, что я странный.... Но разве это плохо быть не похожим на остальных? А для меня быть может она странная. Вообще, все люди, которые придерживаются строгих рамок для меня странные. Задумчиво потирая подбородок, он обратился к девушке: Чем займёмся? Ты когда одна – что делаешь?

+1

67

Мааааать моя женщина! Зачем мне подружки, если есть ты? Я и к тебе пристать могу.
Таня многозначительно открыла рот, как бы говоря "аааааа, ну все поняятно" и кивнула головой, обозначая этим, что поняла, в какую задницу попала. Насмешливый взгляд рэпера не внушил ей, что парень мог бы говорить серьезно.
Он поплелся наверх, долго оттуда доносились шорохи, шмыганья сумки по полу, хлопки дверью и наконец, вниз к девушке спустился посвежевший Эм.
Можно было бы сказать, что для этого человека не существует возраста.. В свои 38 он выглядел на 20 с небольшим и отлично вживался в роль паренька-озорника.
Спускаясь сейчас с высокой лестницы, с голым торсом и свободными штанами, он, как показалось девушке, надменно осматривал "собственные владения".
А может она себе слишком сильно накрутила картину совместного проживания с такой капризной натурой?
Зверёк- так теперь хотелось называть его Тане-плюхнулся рядом с ней, поерзал на диване, молчал, а потом решил поговорить.
Девушка оперлась на ручку дивана спиной, развернувшись лицом к собеседнику.
Вообще-то дома я обычно не сижу. Хожу куда-нибудь.. Ну, а если получается все же так, что я остаюсь здесь, то либо валяюсь полдня на кровати, либо мою машину, либо смотрю телевизор, в интернете сижу... Скучная моя жизнь-потирая мокрый лоб рукой, девушка перечисляла всю ту ерунду, которой любила заниматься.
Девушка неохотно встала с дивана и, недовольно скорчив рожицу, сдвинула ноги Эминема со столика. Конечно, не ему же потом отмывать следы от своих конечностей со стеклянного кофейного стола.
Не свини. Ты, все же не у себя дома-девушка попыталась сказать это серьезно, намекая, что было бы неплохо соблюдать некоторые границы. Эта была только первая попытка, коих будет еще, возможно, много, но думаю, что все её старания приучить его к "лотку" не увенчаются успехом.
Боооже, что за свинка-шутливо потрепав его мокрый ежик на голове, девушка встала сзади репера и сцепив руки капканом на его шее, стала будто бы душить его, при этом похихикивая и широко улыбаясь.-Будешь свинячить, значит будешь отрабатывать. Исправительные работы, так сказать.
Да, так ей было, конечно, значительно веселее, чем в гордом одиночестве, но все же это был только первый день их соседства в одном доме.
Наклонясь над его ухом, Таня укрыла его лицо волосами, и сказала, с каждым словом говоря все тише:
А еще, тебя ждет удивительный сюрприз... Скажу по секрету, этого никто не должен знать.. Тебе придется вернуть мой забор на положенное место-и брюнетка громко засмеялась, отпрянув назад, чтобы не оглушить парня.
Вернувшись на исходную позицию над головой гостя, Таня нагло уложила свой подбородок на его макушку и стала стучать зубами. Должно быть, это было не самым приятным ощущением для Маршалла, когда тебе по башке стучат челюстью.

+1

68

Девушка, устроившись на диване определённым образом, позволила Эминему видеть свой фейс, а не гордый профиль. Вообще-то дома я обычно не сижу. Хожу куда-нибудь.. Ну, а если получается все же так, что я остаюсь здесь, то либо валяюсь полдня на кровати, либо мою машину, либо смотрю телевизор, в интернете сижу... Скучная моя жизнь. Маршалл несколько раз кивнул головой, будто собираясь что-то сказать за место этих кивков, но, всё же, не сказал. Быть может, это было через чур не приличным. С жутковатой улыбкой извращенца, рэпер всё же что-то проговорил: Ну, вот теперь будем вместе валяться. Тем временем, Таня столкнула его ноги со столика. Э! Не свини. Ты, все же не у себя дома. Недовольно что-то буркнув, Маршалл уставился пустым взглядом в телевизор. Ему не понравилось, что Таня ещё раз напомнила о том, что всё-таки существо бездомное. Боооже, что за свинка. Эм хмыкнул и всё-таки решил не раздувать скандала из-за того, что его в очередной раз назвали свиньёй. Но в глубине души обиделся и, будучи злопамятным, решил её как-нибудь это припомнить. Таня потрепала его по голове – рэпер и сейчас ничего не сказал, только мотнул головой, мол чего трогаешь, мешаешь сидеть и фигнёй страдать. Девушка встала сзади него, и Маршалл зря на этот раз проигнорировал инстинкт самосохранения. Её ручки обвили его шею. Всё бы ничего, но эти объятия сжимались, как змея своим телом сжимает жертву. Э! ты чего!? Не выдержав таких таинственных действий, Маршалл под конец, схватил руками её руки. А то мало ли – заиграется и в самом деле задушит. Будешь свинячить, значит, будешь отрабатывать. Исправительные работы, так сказать. А, так то, что ты меня душишь – это и есть исправительные работы? На самом деле ему это нравилось, она сама же шла на контакт. Эта таинственность прибавляла остроты обычным объятиям. Тут мир закрылся её волосами. Эм чуть подёргал головой, пытаясь освободиться, а потом, возмутился. Мне твои волосы в рот лезут! Но тем временем, Таня снова заговорила: А еще, тебя ждет удивительный сюрприз... Скажу по секрету, этого никто не должен знать.. Тебе придется вернуть мой забор на положенное место. Начало Маршаллу очень понравилось, и к концу речи девушки он уже успел нафантазировать себе яркий секс ну, или, на крайний случай, что-нибудь очень вкусное. Тьфу ты. Круто обломала, однако. Она расхохоталась и отпрянула от него, наконец, дав возможность избавиться от волос во рту. Да ну тебя. – разочарованно протянул Эминем и вывернул голову назад, на неё. Однако там ничего интересного его взору не нашлось, и Маршалл вернул голову в исходное положение. А зря. Тот факт, что девушка положила ему что-то на голову напряг Маршалла, но когда ему по макушке ещё и стучать чем-то начали, тогда он потерял терпение. Ну, ёлы палы! И цепко схвативши её голову руками, сместил себе на плечо. Вот так. На плече ещё можно. Как попугай. А на голову мне не лезь. Голова – это святое. Конечно, же он не обошёл без того, чтобы над ней постебаться. Например, он держал её так крепко, что она, словно дикая лань, попавшись в капкан, не могла вырваться. А он бы мог так ещё долго просидеть, безучастно смотря в телевизор и удерживая голову Тани у себя на плече. Лишь бы ничего не делать, лишь сидеть, валять дурака и чувствовать свою власть над человеком, который слабее его. Но, легонько хлопнув её по лбу пальцами, отпустил. Гуляй уж. – разрешил Эминем и привычным движением закинул ноги на столик. Мол, ты запретила, а я всё равно сделаю так, как мне заблагорассудится. На лице нарисовалась вредность.

Отредактировано Eminem (2011-13-08 22:21)

+1

69

Вот так. На плече ещё можно. Как попугай. А на голову мне не лезь. Голова – это святое.
И её легкая голова, которая только-только удобно пристроилась на его макушке была сдвинута на плечо.
А чего у тебя там-в голове-ценного-то?-девушка улыбнулась, ведь она совсем не хотела сказать это с упреком или оскорблением.
Ну не дурак же он, должен понять, что девушка только шутит.
Его руки сильно сцепили Таню, а та начала дергаться-выкручиваться.
Ты пользуешься тем, что я не могу тебе наподдать сзади ногой! Ааа отпустите! Мучают!-звонкий голос охватил просторное помещение, пробежался по этажу и вернулся к ней.
В конце-концов девушка получила по лбу смачный щелчок. Танечка, немного подурачившись, скосила глаза на лоб и стала старательно втирать в него ладонь, прогоняя назойливое ощущение синяка.
Гуляй уж.
О! Снизошел! Благодарствую-и несильно наподдав ему по затылку легкой ладошкой, она вернулась к столику.
Вредный и ехидный взгляд Эминема пробирал её. Девушка настояла на своем-ноги рэпера снова опустились на ковер усилием её рук.
Тяжеловато, конечно, ворочать его оконечности, но настоять на своем она все-равно хотела.
Ты попробуешь со мной потягаться в упрямости?-коротко, лаконично, четко обозначая границы.
Хотя сама она понимала, что не хочет ни с кем спорить, хочет спокойно жить с кем-то или без кого-то. А тягаться с миром ей уже порядком надоело.
Доказывать свою точку зрения? Да кому она нахрен нужна, эта точка зрения?
Глупый вопрос. Потому что никому.
Девушка мутно посмотрела на парня и ее глаза улыбались. Хотя губы выражали нейтральное спокойное настроение.
Жопа так и тянулась сесть рядышком с новым соседом.
Ей, конечно, нравилось вся эта возня. Нравилось какое-никакое внимание к себе, общение.
Итак, рассказывай, какие планы у тебя. Все же. Или это секрет?
Таня поправила волосы, как бы просто так, ведь они мешались, но что-то было в этом элегантном движении руками по голове.
Глаза, конечно, жутко сдавали её. Такой радостной Таню, наверно, никто не видел. И даже когда она пыталась настроиться на серьезность, один взгляд на такого взъерошенного, небрежного Маршалла будил в ней какой-то огонек забавы.
Да, он казался ей забавным, хотя и был вредным. Но что можно говорить сейчас, когда они знакомы только пару-тройку недель?
Пока, увы, ничего. Все покажет только время.

Отредактировано Tania Gerber (2011-13-08 23:00)

+1

70

После того, как парень сдвинул голову девушки себе на плечо, она задала вопрос, не сильно польстивший его самолюбию: А чего у тебя там - в голове - ценного-то? Маршалл и на самом деле решил не обижаться на это, но, всё же, для себя запомнил. В какой-нибудь критической ситуации, он обязательно всё вспомнит и упьётся своей маленькой местью. Эта голова, девочка, рождает гениальные тексты. – проворил Эм, делая рукой театральный взмах. Девочкой назвал он Таню потому, что слабо намекал, что ему всё же неприятны такие вопросы. Ну, вот и он намекнёт, что она его младше. В отместку, так сказать. И он только сегодня такой добрый и спускает ей всё с рук.  О! Снизошел! Благодарствую. Во-во, всегда бы ты так со мной говорила! –  зацепился за её слова Маршалл. Но тут же получил не сильный подзатыльник и сопроводил этот её поступок громким Э! Наконец, она появилась в поле его зрения, рядом со столиком, но тут же спихнула ноги на пол. Маршалл немного этого не ожидал, поэтому конечности с глухим стуком упали на пол, как будто никакого пресса, никаких кубиков на животе у него не было. В кристаллах его голубых глаз тут же промелькнула какая-то недобрая искорка. Хотя он ещё не сделал пока ничего ни плохого, ни хорошего, по его виду можно было догадаться, что рэпер планирует в скором времени воплотить в жизнь одну из своих спонтанных, порой ненормальных идей. Ты попробуешь со мной потягаться в упрямстве? Состроив любезное выражение лица, Маршалл ответил: Я хотел задать этот вопрос тебе. Он-то мог до бесконечности класть свои ноги на стол, пока не добьётся своего. Итак, рассказывай, какие планы у тебя. Все же. Или это секрет? Она всё так же стояла и смотрела на него, вальяжно развалившегося на диване. Почему-то, перед тем, как ответить на её вопрос, он задал свои: Ты чего стоишь-то? Боишься меня? – при последних словах, Эм состроил, по его мнению, страшную рожу, а затем расхохотался. Н и к а к и х. Чеканя каждую букву, но с каким-то загадочным выражением лица, сказал рэпер. Никаких планов у меня нет. Иди ко мне штоле. И, схватив за руку, властно притянул к себе, заваливая на диван рядом со своей тушкой. К чему вся эта власть и насилие, которыми были пропитаны его действия?  - Быть может, он так показывал, кто теперь в этом доме хозяин. Это был ещё только первый день их совместного проживания, а Маршалл уже конкретно наглел на глазах. Впрочем, посадил он её рядом с собой для другой цели. Он ехидно заулыбался, прикидываясь хитрожопой лисой и, развернувшись, плавно лёг на спину. Улыбка стала ещё шире и коварнее, когда он величаво возложил свои прекрасные ноги ей на колени. А так было даже удобно – не дует в шею из-за приоткрытой двери. Плюс, мягко и комфортно. И женским вниманием не обделён. Конечно, эта выходка, наверняка, не понравится Тане, но теперь ей будет в два раза тяжелее сталкивать с себя его ноги для того чтобы встать. Так вот лучше, может быть, на столик!? Это знаете, как психологический нюанс – всегда проси большего, тогда получишь меньшее. Подложив под голову руку, чтобы кочан был повыше и для того, чтобы было удобнее смотреть на девушку, Маршалл задумчиво произнес: Чёт лежу, такое ощущение, будто на кушетке у врача. С чего бы это…? Может потому что она мне вчера укол делала? Решив выяснить для себя несколько интересующих рэпера вещей, он спросил: А ты откуда так классно уколы колоть научилась? Мне даже не больно было совсем. – добродушная улыбка в конце свидетельствовала о том, что он сейчас её похвалил. Медсестрой подрабатывала? – и некая издёвка во взгляде. Ну, и конечно, пошлость, куда же без неё.

Отредактировано Eminem (2011-13-08 23:49)

+1

71

Ты чего стоишь-то? Боишься меня? Н и к а к и х. Никаких планов у меня нет. Иди ко мне штоле.
Девушка в общем-то и не успела ничего ответить, как её за руку потянуло вниз, на диван. Хитрожопый взгляд на себе она поймала в тот момент, когда убрала с глаз волосы. Они прилипли к лицу во время падения девушки на мягкие подушки дивана. Устраиваясь поудобнее в этом утопающем в мягких тканях и матрасиках-подушках предмете интерьера, девушка широко раскинула руки, одну из который положила на спинку, а вторая опустилась на подлокотник.
Вопрос про столик девушка все же проигнорировала, надеясь не влезать в словесные споры с Маршаллом. Лучше действовать, чем говорить. Если положит, она их снова любезно опустит, а вообще эти его ноги мало интересовали Таню. Черт с ним, пускай беснуется. Когда-нибудь, может, и надоест кидать пустые издевки.
Вальяжно расположившись возле девушки, Эм все-еще поглядывал на Таню. Она находила это не самым приятным ощущением-видеть как тебя с ног до головы оценивает чужой взгляд. Но тем не менее, она не рыпалась, как будто на её коленках стояла хрустальная ваза и в любой момент она могла упасть на твердый пол.
Задумчиво смотря на рэпера, она покачивала головой. И вот я здесь. Желаешь о чем-то поговорить?
В ответ прозвучал вопрос.
А ты откуда так классно уколы колоть научилась? Мне даже не больно было совсем. Медсестрой подрабатывала?
Таня усмехнулась как-то неловко, может потому, что её сейчас прижали к дивану, практически "выпытывали" информацию..?
Я много лет жила с собаками. Приходилось им колоть. Да и тем более, нельзя-Таня подтянула спину поближе к подлокотнику-эээу.. жить одной и не уметь оказать себе первую помощь. Уколы-не самое сложное, чему я училась по жизни. Издевка на лице, хитрый чуть скошенный мимо его глаз взгляд. Улыбка превратилась в какую-то гнусную лыбу, вынашивающую заподлянский план.
Доля ехидства всегда доставляла девушке несоизмеримую с чем-либо радость.
Если ты намекаешь, что пора помассировать тебе королевские пяточки, то вылизывать тебя будет твой барс.-хитрожопо подмигнув ему, девушка повернула голову к экрану, развернувшись профилем к Эму.
Там играла какая-то заводная мелодия, и ноги девушки рефлекторно слегка постукивали по паркету в такт.
Таня как бы про между прочим намекнула, что пора бы заборчик поставить, но похоже слова не подействовали на рэпера. Скорее, это конечно был повод позлить бравого хлопца, что расположился перед ней на диване.
Как, интересно, я без забора жить буду? Ко мне тут соседи бегают и через забор, а тут им такая радость-Танечка забор снесла, можно теперь и проходной двор устроить. Вон, смотри-ка. Миссис Дейлз решила выгулять там свою шавку. Таня подтолкнула парня слегка-слегка ногой, выглядывая в окошко, открывающее вид на передний двор.
Окинув его внимательным взглядом, Таня скрестила руки на груди, а потом так же не потеряв пристальность, сказала, обращаясь к Маршаллу. Ты такой худенькиииий..! Хочется тебя накормить. Чем отужинаете, ваше величество? Вороний прищур уже определил дорогу до кухни, которую придется проделать, когда желудок гостя потребует жратвы на стол.
А так не хотелось вставать с пригретого места.
Где твои друзья-амбалы? Я думала, вы неразлучны. Вроде как один большой организм-девушка даже не поленилась привстать, чтобы ткнуть пальцем в ребра, выступающие с боков его торса.
И да, еще кое-что.. Не ходи в таком виде по дому. В смысле сильно не оголяйся. Я, знаешь ли, натура ранимая и одинокая. Возьму да и ночью тебя изнасилую, пока ты спишь. А тебя еще посадят. За совращение малолетних-издав сдержанное "ха-ха", Таня уже настроилась выслушать очередную гадость в ответ.

Отредактировано Tania Gerber (2011-14-08 12:29)

+1

72

Её ответ про собак его вполне удовлетворил, хоть и не сильно заинтересовал. Ты их разводила что ли? – без какого либо интереса спросил Маршалл. Если ты намекаешь, что пора помассировать тебе королевские пяточки, то вылизывать тебя будет твой барс. Нет-нет! Только не пятки! – весело возразил Эминем, начиная вспоминать какие-то забавные моменты своей придурковатой жизни. Я помню чуть не сдох, когда мне какая-то японка массаж делала! Со смеху! Я, блин, лежу ржу как умалишённый, извиваюсь, а она  что-то пищит по-свойски и работу-то свою делает, массажирует! Маршалл улыбался так, будто смех так и пёр из него наружу, но он сдерживал себя. Потом, скосив наигранно испуганный взгляд на девушку, проговорил: Не использовать данную информацию в корыстных целях! Как, интересно, я без забора жить буду? Ко мне тут соседи бегают и через забор, а тут им такая радость-Танечка забор снесла, можно теперь и проходной двор устроить. Вон, смотри-ка. Миссис Дейлз решила выгулять там свою шавку. Ну, соседи отбегались в мой дом. Намекнул так, ага-ага. Да, забор это большааая проблема. Я подумаю над этим вопросом. У него, несомненно, было это чёртово актёрское мастерство, которому он никогда не учился. Ты такой худенькиииий..! Хочется тебя накормить. Чем отужинаете, ваше величество? Ага, а ты такая тооооолстая по сравнению со мной. И обиженно надул губы, мол, его сильно расстроили её слова. Пропустив мимо ушей дальнейшие её слова, изображая глубокую обиду, Маршалл среагировал только тогда, когда его рёбра зачем-то поковыряли пальцем. На лице нарисовалось недоумение. Видимо этого было Тане недостаточно и она сразила его своими следующими словами: И да, еще кое-что…. Не ходи в таком виде по дому. В смысле сильно не оголяйся. Я, знаешь ли, натура ранимая и одинокая. Возьму, да и ночью тебя изнасилую, пока ты спишь. А тебя еще посадят. За совращение малолетних. Маршалл подавился неизвестно чем и жёстко закашлялся и даже сел на диване, потому что, лёжа кашель бы не прошёл. Кое-как восстановив дыхание, Маршалл сладко улыбнулся и, всё же, иногда прерывая слова кашлем, выговорил: Я согласен! Теперь буду ходить в трусах, приближая эту страшную ночь! Затем, задумавшись, ехидно поинтересовался: А с чего это ты подумала, что я не проснусь, если ко мне ночью придёт одинокая ранимая натура, которая страстно меня хочет? Последние слова он уже заведено шептал ей на ухо, изображая неуёмного горячего героя-любовника. Затем, инфантильно бухнулся обратно на спину, на мягкий диван. Посмотрел вверх, на потолок. Там была лампа, обычная лампа, которые обычно вешают в прихожей. Улыбка медленно сошла с его лица. Он вспомнил вчерашнюю ночь. То, что не рассказывал Тане, да и вряд ли расскажет. Вспомнил, как фигурка, стоящая в дверях во время его выстрела, резко упала на пол. Нет, нет сомнений, что он попал именно в лампу, так как свет погас, да и звон стекла был. Тут до него дошло осознание того, что он на смерть перепугал девушку. Я идиот. – убито произнёс Маршалл. Поспешно встав с дивана без объяснения каких-либо причин, скачками унёсся по лестнице на второй этаж. Потом, не спеша спускался вниз, сосредоточенно глядя в телефон. Он строчил смс своей охране, желая достать номер той девушки. Ожидая смс, он сел рядом с Таней и откинул голову на спинку дивана. Кусок дебила. Да, он начал сильно сокрушаться и во всё себя винить. А, может, в неё осколком от лампочки попало? Чёёёрт. Он вспомнил, как она воодушевлённо рассказывала ему о своём коне, показывала приобретённую для того жеребца амуницию. Тогда Настя ещё не знала, как поступит её гость под конец из встречи. От этих мыслей он совсем расстроился и угрюмо хмурился, ковыряя ногтём верхнюю панель своего раздолбанного телефона. Наконец, пришла смс от его людей. Они прислали ему её номер. Где они его достали и каким образом, Эминема не интересовало. Он лишь скопировал его в адрес нового сообщения и глубоко задумался. Решил спросить совета у Тани: Что можно написать девушке, которую я ОЧЕНЬ испугал? Только без шуток. Реально, что ей написать? Извиниться? Как-то пустовато будет. Может, предложить свою помощь? Хах, в чём? В оплате труда психолога!? Можно потом будет сделать что-нибудь для её коня…. Приложить записку, мол так-то, так-то, извини ещё раз. Бред. Где моя фантазия! В какой мусорной яме я её похоронил в последний раз!? РРррроооооо…..

+1

73


Я идиот. Парень вскочил с дивана, как в жопу ошпаренный и улетел на второй этаж. Недоуменно посмотрев ему в след, Таня мысленно сказала что-то вроде "ну ващщщее" и отвернулась к окошку. Ну что ж, забор ей не вернут, издеваться будут ежедневно, а выгнать его уже даже сейчас вряд ли получится.
Ах, какая невезуха. Девушка обиженно надула губы, но услышав шаги на втором этаже, посмотрела на лестницу и забыла, о чем хотела наругать себя. За безалаберность, наверно. Пустила в дом незнакомого мужика, а теперь еще и терпит от него выкрутасы такие.
Оттуда, со второго этажа, неспеша спускался её сожитель, настойчиво тыча в телефон пальцами.
Что это так его заинтересовало? Таня сосредоточенно смотрела на его поведение с  диванчика. Что-то случилось?-обыкновенное женское любопытство, лезущее изо всех щелей. Ответа на этот вопрос она и не ждала получить. Отлично понятно, что в таких ситуациях редко когда люди выкладывают все сразу. Обычно сначало надо провести игры тюленей, повыкобениваться, сказать "Ничего, это не важно", но потом все-равно выложить все на витрину перед жаждущей ответов публикой. Кусок дебила.
Да, спасибо за ответ. Как я и ожидала.-нахмуренные бровки, надутые губки, сцепленные замочком на груди руки, непонимающий взгляд. Девушка подвинулась на диване поудобнее.
Что можно написать девушке, которую я ОЧЕНЬ испугал? Только без шуток.
Таня сильнее сдвинула брови и с минуту подумала. Напиши, что ты осел. Обычно прокатывает.-Таня поднялась на руках в сидячее положение, когда её ноги опускались на ковер, а само тело не занимало половину дивана. Вздохнув, как обделенная мясом кошка, Таня встала ножками в тапочки и, обойдя с другой стороны столика, поплелась в ванную.
Покопалась в тюбиках с пастой, закинула в стиральную машину полотенце, которое итак искрилось чистотой и было выстиранно только пару дней назад. Потом она собрала в тугой хвост волосы, покрутилась у зеркала, отмывая от него брызги воды..
Я почему-то решила, что у тебя более эластичное чувство юмора.-вспомнив недавние издевательства над собой, мысленно надулась девушка.
Притащив свое тело на кухню, Таня достала из нижнего шкафчика широкую доску, из мойки вытащила острый нож. Помыла три большие помидора, огурец, перец. Все это вывалила на широкий стол для готовки. Попрыгав по кухне в поисках салатницы, Таня вывалила на себя пустую кастрюльку, что неустойчиво держалась на верхней полке, просыпала часть заварки из пакета. Но салатница была все же найдена и извлечена из шкафа.
Выглянув в окошко, девушка тихо выматерила все, что думала, про своих соседей, которые вот уже третий день подряд пытаются организовать в своем саду собачью свадьбу, мать их. В первый день-это Таня запомнила отлично-"невеста" сбежала к какому-то кобелю, что проходил мимо их забора по чистой случайности.. Бедняжка "жених" тогда с горя нажрался угощений со стола. На второй день в "свадебный торт" жених выблевал остатки вчерашнего свадебного угощения и знаменательную дату снова переместили на завтра. И вот оно завтра. Что же произойдет на это раз?
Надеюсь, вы наконец пожените их, мать вашу. Гребаный дурдом, а не соседство.-выглядывая из-за занавески в окно тихо проговорила девушка, держа в руках тонкий нож
А, хер с вами,-сейчас Таня поймала на себе взгляд соседки-как раз хозяйки всего этого бессмысленного нервотрепания-и, натянув приветливую улыбку, сжимая в руке как оружие кухонный нож, помахала женщине во дворе напротив.
Строгая как механизм помидоры и другие овощи, девушка настойчиво глядела в салатницу, как будто пыталась там будущее увидеть.
Овощи настроганы, Таня стала перчить всю эту овощную массу и невольно чихнула пару-тройку раз. Тонкий "чих" был совсем не похож на ее голос-очень тонкий и как будто вырвавшийся не из ее уст.
Эм, салат в холодильнике-на ужин.-как бы просто чтобы не оказалось потом "ой, а он тебе нужен был, да? Я его еще в обед съел...."
Отодвинув стул подальше от края стола, скрипя ножками по плитке, девушка прошлась голубой тряпочкой по его поверхности, счистив в руку все крошки, оставшиеся от обеда.
Потому-то она и не любила сидеть все сутки дома. Здесь нечем заняться. Все какое-то цикличное-поел, убрался, посмотрел телек. Захотел поесть, потом надо снова убраться и не остается ничего делать, как смотреть телек. И так до ночи, пока уже тошнить от одного вида холодильника не станет.
Присев на свободный столик для готовки задницей, девушка с интересом наблюдала, как в очереднадцатый раз соседка надувает розовый шарик и пытается приколотить его за веревочку к крылечку. И вся эта беготня.. Вот такая жизнь у людей-придумывают себе праздники, радуются им.
Подав с кухни измученный вздох, девушка вернулась в гостинную.
Подвинься.-поколебавшись, девушка добавила-Пожалуйста. И закопалась лицом в спинку дивана, пытаясь выпрямить ноги. Продрыхнуть бы сейчас, часика два.

Отредактировано Tania Gerber (2011-15-08 03:56)

+1

74

Маршалл нервно теребил пальцами кнопки, но так и не нажимал на них. Чего бы написать? Впрочем, она в любом случае меня пошлёт куда подальше. Напиши, что ты осёл. Обычно прокатывает. Дав ему такой своеобразный совет, Таня встала с дивана и удалилась на кухню. Её шаги сопровождались задумчивыми словами рэпера: Нееее, не прокатит. Я же не осёл. Мда, потрясающее умозаключение. Ну, зато у него есть свой стиль, свои манеры разговора. Эминем начал медленно сочинять послание Насте, постоянно стирая то, что уже написал, а Таня явно что-то готовила. Умница. Уууумница. Всё правильно делаешь – мужика надо кормить. Тем более меня. Я ведь больше чем мужик, ведь так? О да, несомненно.
На парочку секунд отвлёкшись от смски, Эминем поднял взгляд на девушку, что с ножом в руках помахивала соседке. Смотри, испугаешь человека. – счёл нужным предостеречь Маршалл. Как раз для него это наболевшая тема. Привычным движением закинул ноги на столик, совершенно забыв, что только что боролся на эту тему с хозяйкой дома. Медленно, раздумывая, сообщил: Пусть денег просит, или связей. Так легче всего выкрутиться. Эминем наконец-таки отправил смс и небрежно кинул телефон на стол. Крепкий аппарат скользнул по поверхности стола и с глухим стуком упал на коврик. Ну, хотя бы не на плитку, как в прошлый раз, и не в воду, как неделю назад.
Эм, салат в холодильнике - на ужин. Ага, ладно. Спасибо.  – Маршалл чуть-чуть обрадовался при слове ужин, но вскоре осознал, что ещё не вечер и есть-то, не хочется. Таня, тем временем, воротилась к нему на диван. Пока Маршалл размышлял, чем себя занять, девушка вполне вежливо попросила его подвинуться и упёрлась согнутыми ногами ему в бок. Неприятно, но она, наверно не нарочно. Эминем встал с нагретого места и некоторое время просто бесцельно слонялся по дому. Потом, подошёл к Тане, собираясь пристать к ней с разговором, но она уже спала. Умиляясь этому зрелищу, Эм порылся в шкафу, где отыскал мягкий плед, и укрыл им спящую девушку. Она была совсем не похожа на Сашу, нет, она не была тем белокурым ангелом, чьи кудряшки феерично разметывались по подушке. Чёрные прямые, кажущиеся жёсткими волосы. Обычные что ли. Эм присел на корточки рядом с диваном, параллельно к её голове и со странной улыбкой на лице, потрогал её волосы. Совсем легонько, чтобы не разбудить. Кончиками пальцем. Мягкие, мягкие. Они оказались мягкие. Да и сама Таня в целом казалась мягкой, совсем не той, что минут двадцать назад упрямо скидывала его ноги со столика. С чего бы такой прилив нежности со стороны Маршалла? Да он и сам не знал. Не знал, он много чего не знал о самом себе. Для кого-то, чужая душа – потёмки. Для него же, своя собственная душа была кромешной тьмой. Сумасшедший, может быть. Столько бороться, столько пройти и ради чего? Чтобы отдыхать в чужом городе в чужом доме как списанный со счетов. Нет семьи, нет любимой. Есть только глупая привязанность. И кот.
Эминем поднялся на ноги и медленно вышел во двор, взяв с собой телефон. Осторожно прикрыв дверь, чтобы её хлопок не смог пробудить девушку, Эм дошёл до поваленного забора под внимательным взглядом соседей, которые явно интересовались этим странным человеком, появившимся у их соседки Тани. Пока этот человечек дошёл до того, что именовалось остатками изгороди, он несколько раз споткнуться. "Да Танька тут ещё и притон устроила для пьяниц!" – мысленно возмутился каждый из соседей. Но это было не так. На самом деле, газон был сильно изрыт и Маршалл, забывая смотреть под ноги, спотыкался о рытвины. Тем более, по такой местности не походишь в розовых тапочках. Но отправляйся в это замечательное путешествие, он одел именно их.
Парень, кусок забора-то поднял, но едва изгородь отпустил, как она, издав скрипучий стон, рухнула обратно наземь. Отлиииично. Неприятное чувство идиота. Когда же я научусь быть невменяемым, но в тоже время ездить аккуратно? Кроме того, чуть подальше, был кусок забора который всё-таки стоял, но и он обрывался замечательной дырой. Так, это точно не я. Ну, не мог же я проломить забор в двух местах одновременно при условии, что я от неё ещё не выезжал. Не кругами же я катался. Хотя… чёрт знает, я не помню не хрена. Но следов от шин нет, только копыта. Отлично, этот кусок пусть чинит её конь. И мне всё равно как он это сделает. Пусть хоть собственной жопой будет гвозди заколачивать. А вообще позвоню ка я ребятам. Если им доплатить сверх зарплаты, авось и сделают.
- Эхххх, Дэшон, подгони ко мне всех ребят, только не шумите. С собой возьмите инструменты. Таким был его краткий телефонный разговор. Вскоре, те приехали. Они приобрели себе новую машину, взамен той, которую оприходовал под себя Маршалл. Впрочем, Эма не интересовали «обновки» охраны. Выслушав его  так сказать желание, они наскоро его побили, поставив замечательный фингал под глазом, но за дело принялись. Плюс, нагнали замечательных таджиков, которые под тщательным надзором тихо сдирали старый газон. Все вели себя тихо, и если и дрались, выясняя отношения, то перепалки проходили с выразительными гримасами, но без слов. Эминем строго-настрого наказал не разбудить девушку. Ему хотелось сделать ей сюрприз.
Соседи небольшой группкой собрались и теперь крайне опасливо осматривали набежавший народ и сплетничали между собой. Кто-то даже выдвинул мнение, что девушку зарезали в собственном доме, а это, какой-нибудь дальний родственник вступил в наследство.
Тем временем, работа кипела и, несмотря на то, что Эм почти ничего не делал, кроме как подносил различные инструменты в нужный момент и получал тумаков, он вроде был как при деле и тоже перепачкался в земле, когда зацепился своим замечательным тапком за рулон свежего газона и рухнул на только что очищенный таджиками участок. К слову, мирные товарищи-таджики едва не положили на него сверху газон. Однако тихий мат и грандиозные взмахи рук, и они пошли класть газон в другом месте.
Под горячий шёпот «Мы дибилы, мы всё сможем», они подняли забор и вскоре негры уже весело его забетонировали. Пожалуй, если сейчас кто-нибудь врежется в него, то он несладко придётся только машине. Подняли даже ту часть забора, которая была проломлена предположительно конём.
Напоследок, негры хотели ещё раз хотели его поколотить, но увидев унылое табло Маршалла, украшенное замечательным фингалом, поржали и уехали. Вскоре, таджики доложили газон и потребовали на водку. Удивлённые щедростью своего «работодателя» они заявили, что могут ещё раз переложить газон, но были наскоро прогнаны за переделы территории. Эминем раздобыл в пристройке отличный садовый шланг и теперь неспешно прогуливался по участку, поливая редкие цветочки и новый такой свежий газон. Вооо, эт я мужик. И забор поставил, и газон посадил! Осталась только дверь, но если я начну её делать, пожалуй, Таня проснётся. Ееее! Прямо подвиг совершил! Стоит ли говорить, что Маршалл был очень доволен и горд собой? Ну…. А фингал… Это он якобы об забор ударился.
Постепенно, Эминем заметно увлёкся поливкой и стал вырисовывать водой в воздухе какие-то магические знаки. Потом уже стало пофиг да и под ногами всё прекрасно чавкало от хорошего полива. Маршалл решил немного дом помыть. Как раз сейчас, он поливает крылечко….

+|-

http://s012.radikal.ru/i321/1108/07/2615dda3d6bd.jpg

Отредактировано Eminem (2011-16-08 16:07)

+1

75


Девушка уснула, сама того не ожидая. Дневная дрёма, хрупкая, легко разрушимая. Снилось что-то невнятное, смутно запомнившееся. Во сне она то бежала вдоль огромной реки, падая с водопада в конце, то искала какую-то безумно важную ерунду. Последним приснился кошмар, давно мучающий её. Но она проснулась, в этот раз не пожелала досматривать до конца, где её всегда убивает какая-то ползучая по стенам хрень.
Первое пробуждение произошло через минут сорок пять, после того, как она уснула, но в доме было так тихо, ни единого звука, так что эта гробовая тишина снова убаюкала Таню. Покорчившись на диванчике, девушка сползла ногами вниз на ковер, а голова осталась лежать на подушках. Почесывая левую руку правой, Таня что-то бормотала и засыпала.
Второе случилось уже пару часов спустя.
Когда, покрутившись из стороны в сторону, девушка открыла глаза, Солнце за окном уже скатывалось к линии леса на горизонте. Медленно, неспешно, словно прогуливаясь по небосклону. Вечер не торопился наступать.
Тишина прямо резала ухо. Телевизор отключен-то ли девушка по привычке отключила его, то ли Маршалл постарался. Дом утопал в молчании.
Непонятливо сморщив лоб, девушка сглотнула собравшийся в горле ком. Левая нога сильно затекла, ведь девушка лежала именно на ней, и вставая на ноги, Таня тихо стонала от боли.
Наконец, та прошла и девушка, чуть покачиваясь, но вполне уверенно, стала подниматься по лестнице.
Эм? Ты здесь?-она слегка качалась из стороны в сторону, поднимаясь на каждую новую ступеньку и терла глаза рукой.
Девушка, вполне ясно, не понимала куда делся гость и его зверь. Может уехал?
Эээээм? Маршалл, ты где? Выходи, подлый трус.-хмыкнув сонным голосом, девушка подошла к закрытой двери его комнаты.
Негромкий стук-Эм, ты здесь? Зайти можно?-не услышав ответа, брюнетка неловко приоткрыла дверь. Сначала только чуть-чуть, а потом зашла в пустующую комнату.
Ну, пустующей её, конечно, называть нельзя-на полу, в открытом шкафу, на постели и тумбах были разложены вещи мужчины.
Значит не уехал.-дернув бровью, девушка уже развернулась, чтобы выйти в коридор, но мимо глаз промелькнула тумба, завешанная, как рождественская елка, его майками и штанами. А сверху, заложенные легкой белой безрукавкой, выглядывали в сторону окна сваленные кучкой металлические блестящие предметы.
Тане бы и в голову не пришло никогда лазить по чужим вещам, но именно сейчас почему-то она сделала шаг к тумбе. Еще пару шажков и девушка пальцем отодвинула майку. Под ней, сложенные кучей, валялись различные предметы обороны-нападения. Пистолет, кастет, еще куча всего.
Сердце ёкнуло, девушка отпрянула на шаг назад. О, черт возьми. Кого я пустила в дом? ..
Выпучив глаза, девушка поспешила покинуть комнату, прикрыв обратно майкой оружие и закрыв дверь.
Поспешно спустившись на первый этаж, девушка снова подала голос
Маршалл!-Таня натянула на ноги тапки и быстрым шагом направилась к входной двери, по ходу потеряв один из пары. Даже незаряженное ружье раз в год стреляет... Опершись рукой о косяк входной двери, девушка ногой потянулась к тапочку и, одев, выскочила на крыльцо.
В лицо хлынула струя ледяной воды. И хотя на улице было очень жарко, но такой контрастный душ совсем не был вовремя. Выставив вперед руки и заорав, девушка боролась с водой, фигачущей прямо в глаза. Маршалл!!!! Что ты тут устроил!?-и когда наконец струя воды прекратила бить в ладони, девушка открыла свое лицо парню. Тот стоял весь такой довольный и удивленный, с фингалом под глазом, под вечерним солнышком, а Таня, крайне недовольная таким пробуждением, никак не могла закрыть рот то ли от удивления, то ли еще не прокричалась.
Двумя руками выжав воду из волос, она испуганно-удивленно посмотрела на парня.
Что здесь..-Таня охватила суровым взглядом весь двор, но, заметив что что-то поменялось, тут же замолчала.
По лицу катились ледяные капли и девушка слизывала их, если те закатывались в рот.
Новый, свежий и зеленый газон, забор, стоящий на положенном месте...
Это ты сделал?-девушка удивленно наклонила голову, заглянув парню в глаза. Обнаружив большой синяк, Таня удивилась еще сильнее.
Что с глазом?-улыбка, скрывающая белые зубы разразила ее суровое выражение лица и девушка, заплетаясь в мокрой до последней нитки одежды, шагнула вперед из лужи. Но ноги тут же угодили в чавкающую землю и Таня лихо навернулась лицом и руками в сааамую грязь.
Тишина.... А потом дикий хохот девушки раздался по всему соседству.
Черт, ну как обычно!-подняв грязную голову с таким же грязным, но веселым лицом, брюнетка вытерла с глаз коварную жижу из травы и земли.

+1

76

Симпатичная дверь. Сейчас она станет ещё симпатичнее – подумал Маршалл и чуть зажав шланг рукой, чтобы струя воды была сильнее, стал поливать крыльцо. Тут, совершено случайно, эта самая абсолютно чистая дверь, совершенно случайно открылась. И совершенно случайно, Эминем этому удивился и ещё несколько секунд ошарашено поливал вышедшую на крыльцо девушку водой. Наконец, когда он резко осознал, что сейчас захлебнёт бедную Таню, что на свою голову приютила такого ебонтяя как он, Маршалл дёрнул рукой, отводя напор воды в сторону. Маршалл!!!! Что ты тут устроил!? Ну, поливаю как бы. Дверь.  – скромно и тихо сказал Эминем, что заставило расслабиться любителей телеканала НТВ, собравшихся посмотреть через забор на скандалы, интриги и расследования. Тем временем, девушка осматривалась и постепенно осознавала, что что-то в привычном ландшафте изменилось. Эм смотрел на Таню и искренне улыбался, наблюдая, как с неё медленно стекает вода, скапливаясь в лужицу под девушкой. Ожидал похвалы. Это ты сделал? А как же! – горделиво сказал тот и на несколько секунд отошёл, чтобы выключить воду. Он снова вернулся на исходную позицию и смотрел на девушку снизу вверх, так как та стояла на крыльце и была значительно его выше. Скрестив руки на груди, он всем видом своим показывал, какой он молодец, совсем забыв про свой глаз, который слегка, почти незаметно побаливал. Что с глазом? О, боже, что он опять сделал с моей рожей!?  - подумал Маршалл. Да, это... на меня забор упал. – правдоподобно соврал рэпер, выражением лица показывая, что он герой, которого чуть не убило забором и его, несомненно, нужно пожалеть. Мда… Больше никогда не буду резко поворачиваться лицом к Дэшону в тот момент, когда он замахивается для того, чтобы дать мне подзатыльник. Так вот они, суки, почему ржали, когда уезжали!!!
Тем временем, Таня решила, видимо, к нему подойти, но не успел Эминем и фингалом своим моргнуть, как она бухнулась в самую грязь. В этом месте как раз таджики-халтурщики не очень хорошо положили газон, плюс, большой полив превратил оплошность рабочих в грязь. Эминем, к слову, в уже промокших насквозь розовых тапках, посеменил к Тане, которая разразилась диким хохотом радиусом на три квартала во всех направлениях. Черт, ну как обычно! А, то есть я не один, всё время попадаю в нелепое положение? – заржал Маршалл, чавкая по луже поближе к девушке. Он помог ей подняться, а потом, видимо, опасаясь, что она упадёт ещё раз и забрызгает его королевское величество грязью, ловко подхватил на руки. К слову, и до этого он был грязненький, так как уже успел поваляться на земле, сейчас он стал ещё и мокрый от девушки, с которой по-прежнему капала вода. Ух, увесистая! – оценил Маршалл, лихо подкидывая девушку на руках. Держись за шею, но не душить! И сразу вспомнил, как она уже однажды придушила его, когда он сидел на диване спиной к ней.
Осмотр территории!  - браво объявил Эминем и понёс Таню в сторону от крыльца, к забору. Она была, конечно, не пушинка, но зато есть отличный шанс вспомнить тренировки с гантелями и штангой. Мышцы у него были, руки сильные. Он лишь прикидывался, что слабый. Дойдя до забора, Эм приостановился. Ну, как тебе!? – тон не терпящий каких либо возражений или неудовлетворительного ответа. Плюс, он хорошенько пнут ногой изгородь, показывая, что она даже не шатается. Правда чуть не грохнулся, но «чуть», как известно, не считается.
Маршаллу стало зябко от холодной мокрой тушки на руках и, представив, что Таня вот целиком мокрая, решил, что пора нести её в дом. Греться, как бы пошловато это ни звучало. На самом деле, всё ещё слова и поведение свидетельствовали о том, что она ему не даст. Ей надо раскрутить, париться короче.
Тем временем, Эм широко шагал к дому и, мило промочив розовые тапочки в сотый раз, взошёл на крыльцо. С трудом открыв дверь, так как руки сейчас заняты, Маршалл случайно стукнул девушку головой об косяк, но, увы, не заметил сего момента. Мало того, что он последние минут пять не отпускал её с рук, так и теперь он покрепче прижал её к себе, чтобы не рыпалась, и вскарабкался по лестнице наверх. Ну, задался он целью донести Таню до ванной. Что же поделаешь. В ванной он всё же девушку отпустил на пол и деликатно закрыл за ней шторку. Сам же, не выходя из ванной, разделся до трусов, так как в грязной одежде ему было неприятно находиться и, наклоняясь над раковиной, стал мыть свой замечательный фингал. Ну и в зеркало рассматривать. Нехило забор ко мне приложился… - прокомментировал процесс Маршалл, не глядя на шторку. Да и чего глядеть, всё равно закрыто. Шум воды медленно успокаивал его от того всплеска положительных эмоций, которые прямо-таки нагрянули в его души, когда рэпер нёс Таню на руках. Ему это было приятно. Он и раньше бы не отказался её поднять на руки, но повода не было. А вот сейчас был. Чего он торчал в ванной, рассматривая свой фингал? Он мог бы давно уйти вниз, но почему-то ещё торчал здесь.

+1

77

Девушка на минуту прекратила ржать как лошадь, чтобы вытащить изо рта ком нового газона, но не успела закончить процедуру, когда увидела семенящие к ней мокрые розовые тапки. Засмеявшись еще сильнее, девушка уткнулась лицом в руку, которая в свою очередь неплохо так устроилась в луже, и, всхлипывая, смеялась. Маршалл любезно помог ей подняться и когда девушка успокоила свой смех, собравшись осмотреть наконец обновленный двор, почувствовала, как то ли падает назад, то ли ноги от земли отрываются.
Мужчина, радостно улыбаясь, поднял Таню на руки и скомандовав осмотреть территорию, посеменил с ней на руках к забору.
Ну, Эм, если это ты сделал, то можешь получить заслуженную порцию комплиментов. Из тебя бы вышел хороший работник-заулыбавшись, девушка посмотрела, как Эминем чуть было не уронил её обратно в грязь вместе с собой, решив продемонстрировать насколько крепкой оказалась его работа.
Ахах, осторожнее, спаситель, а то еще одного падения в грязь мой пузырь смеха не выдержит!-девушка стряхнула с рук налипшую черную грязь-Как же тебя так приложило в глаз?
Что-то тут не ладное, девушка сразу поняла, но не показала сомнений. Что ж, он очень хорошо поработал. Наверно. Всмысле, наверно он.
Ну, как тебе!?-парень, видно, очень старался, раз так ждал похвалы. И Таня закрыла глаза на все косяки в сколоченном заборе, чавкающем газоне. Отличная работа!
Таня почувствовала, как её снова куда-то понесли. То ли падать все же собрался, то ли еще сюрприз какой. Мало ли, может он еще и полу-сломанный кран на кухне починил?
Девушка прищурила глаза, когда её буквально тащили в дом. Солнце ведь светило прямо в лицо.
Миновав промокшее насквозь крыльцо, коридор-гостинную, ударив Таню головой об косяк сломанной дверцы, Маршалл уверенно шагал мокрыми тапками к лестнице.
Тут девушка почувствовала, как руки, только что державшие её не слишком крепко, но надежно, буквально впились в кожу, прижав Таню телу. Тепленький, агаа. Сам-то не помылся-девушка говорила негромко, чуть хрипло. Голос, наверно , пропал после громкого смеха и холодной помывки.
Остановился Маршалл только возле ванной, хотя девушка надумала слезть с его рук уже в коридорчике.
Опускаясь на холодный кафель, Таня не успела ничего сказать. Прямо перед её лицом шаркнула занавесочка и Эминем отошел к раковине.
Все, конец путешествия?-то ли вопрос, то ли заключение. Как-то совсем непонятно произнесла это девушка, высунув голову из-за занавесочки.
Таня улыбнулась в зеркало, куда смотрел сейчас парень, к слову намывающий свой фингал в одних трусах. А ведь она же предупреждала. Да еще и так близко стоит, подлец. Но, наверно, он не увидел ее в зеркало, даже ухом не повел.
Эм, ну что ты, а. Я же тебя просила-девушка как бы закрыла глаза ладошкой, но если бы присмотреться, то можно было увидеть, что сквозь пальцы девушка ехидно посматривала на Эма и нагло улыбалась.
Фингал не трогай, а то долго не пройдет-спрятав голову обратно за занавеску сказала девушка.
Она включила теплую воду, но так и не разделась, оставшись стоять в грязной одежде под хлещущем в спину душем. Грязь и трава быстро сливались в канализацию вместе со струйками воды, а Таня зажмурила глаза. Глубоко вздохнув, она отодвинула штору на нужное место и, преодолев невысокий бортик душевой кабины, чапая пятками по плитке, дошла до раковины, где стоял Маршалл.
Господи, да не трогай ты этот синяк.-легкой ладонью отодвинув его пальцы от фингала, Таня открыла шкафчик, висящий около двери и достала какую-то мазь. Ничего вы, мужики, сами сделать-то не можете.-выдавив на правую ладонь небольшое количество белой мази, она аккуратно нанесла её на глаз Маршалла, второй рукой придержав его голову. Может немного пощипать, но ты ведь мальчик уже большой, плакать не станешь?-подняв подбородок чуток вверх, девушка тщательно втирала крем в лицо рэпера до тех пор, пока тот не впитался в кожу. А вообще, спасибо-как то совсем неловко глянув ему в голубые глаза, Таня чмокнула его в щеку, не занятую синяком, спускающимся с глаза. Брюнетка улыбнулась и, брызнув в него каплями воды, стекающими с пальцев, поспешила отойти на шаг назад. Ну мало ли, что он там подумает. А вдруг, решит, что это не позволительно для нее.
Кто она ему такая-то вообще? Никто. Приютившая жалостливая девушка, которая умеет делать уколы и достаточно грубо разговаривает, когда что-то её не устраивает. Ну, и пожалуй, она один раз накормила его кота-переростка, который, кстати, начал нравиться Тане своей незаметностью в доме. День уже прошел, а кота как и не было. Ни разу в её поле зрения не попал.
А так, больше ничего. Фактически вынудила сделать этот чертов забор, а теперь еще и благодарит.
Что вот она хотела показать этим? Он ей нравиться? Возможно. Ведь она очень быстро поддается положительным эмоциям. Но так ли это сильно, чтобы всеми силами сейчас приставать к нему? Ха-ха. Как знать.....

+1

78

Она оказалась хорошей пассажиркой и не рыпалась с его рук, не смотря на трудности, такие как косяки и лестницы, с которыми приходилось встречаться буквально на каждом шагу. Вот теперь, он мрачно рассматривал фингал и промокал полотенцем. Эм, ну что ты, а. Я же тебя просила. Маршалл поднял взгляд вверх, где в зеркале отображалось ехидное Танино лицо, высунувшееся из-за шторки. Она задорно прикрыла глаза ладошкой. Эминем улыбнулся и вновь перевёл внимание на свою проблему. Глаз опух и даже, как казалось ему, стал медленнее вращаться. Девушка включила воду и Эм на удивление, не увидел вылетающей из-за шторки одежды. Она что всегда в одежде душ принимает, или меня стесняется? Или, думает, что я с дикими воплями помчусь её лапать, когда она разденется? Пока он размышлял, шторка, слегка шурша по тому, на чём ей пришлось висеть, отодвинулась и Таня, отменно мокрая, подошла к нему. Со свойственной ей деловитостью, оттолкнула руки рэпера и, быстро нашла какой-то тюбик. Очевидно, мазь. Ничего вы, мужики, сами сделать-то не можете. Конечно! Сварливые женщины нам в помощь! Эм слегка отвёл голову в сторону, когда к нему приблизилась рука с мазью, но Таня, уже наловчившись лечить подобного рода зверей, придержала его рукой. Да ещё и слегка поднимая подборок вверх. Тут уже, к сожалению, только если вырваться и убежать. Так что парень вполне себе прилично перенёс процедуру, лишь злой глаз в красивом красном обрамлении показывал, что ему всё-таки больно. Может немного пощипать, но ты ведь мальчик уже большой, плакать не станешь? Ооооо, оно ещё и щипать будет? Простонал Эм с крайне страдальческим видом, пропустив про «мальчика», на что можно было бы и обидеться для порядка. А тут, неожиданно: А вообще, спасибо. И короткое прикосновение её нежных губ, которое он словил на своей щеке. Как-то неловко посмотрев ему в глаза, Таня улыбнулась, и её босые ноги сделали шаг назад от него. Испугалась? Что не так? Маршалл тоже был босым, так как промокшие насквозь тапки остались ещё внизу, около лестницы, где он их сбросил.
А вообще, пожалуйста. – наконец, изрёк рэпер, пристально смотря на девушку. Взгляд, впрочем, добродушный, где-то вдалеке затаилась игривость и похотливость. Шагнув к ней, отрываясь, наконец, от стенки, к которой был прижат спиной, Маршалл оказался впритык к Тане, едва ли не наступая ей на ноги. И это всё? – коварный шёпот в её ухо, прикрытое непослушными прядями мокрых волос.
Чуть наклонив голову, так как был немного выше девушки, Маршалл забавно потёрся с ней носами. Будто собираясь поцеловать в губы. Руками же он властно придерживал Таню за талию. А то мало ли, вырвется и убежит жаловаться барсу на его хозяина. На его губах играла загадочная улыбка. Ему была приятна такая с ней близость. И пусть, стоял на холодном кафеле, а не находился в комнате из красного бархата со смазливой «рабочей лошадкой». Всё равно он почувствовал тоже самое. Возбуждение, радость, озорной холодок, пробежавшийся вдоль хребта. Не было того чувства омерзения, которое он испытывал к проституткам. И это ему нравилось. Что она такая простая, но в тоже время держит его на расстоянии. Что не готова отдаться прямо здесь сейчас и в какой хошь позе. Эта была девушка, с которой у него был барьер, которую надо раскрутить. Увлекательный азартный спорт – вот как он называл это для себя. Нет, он не стал её целовать, он лишь по-прежнему нагловато касался своим кривым носом её лица. То носа, то щёк.
Тем временем, руки, державшие талию девушки, ожили. Цепкие пальцы с наигранной небрежностью стали приподнимать мокрый, прилипший к телу красный топ. Да, он намеревался его снять. Подняв непослушную материю до груди, он ласково скользнул тыльной стороной ладони вниз по её влажному животу, и чуть усмехнувшись, легонько потянул за верёвочку, которая ослабила бы положение чёрных спортивных штанов на бёдрах темноволосой девушки. О боже, он был чертовски мил в этот момент!

+1

79


И это всё? Он навис над ней тенью, как стена, ограждающая от остального мира.
Холодный кончик носа парня прикоснулся к ее щекам, носу. Он был слишком близко для дружеской беседы, и пока еще слишком далеко для чего-то большего. Да, она ждала этого, где-то в глубине души, но пытаясь сохранить внешнее удивление, Таня попыталась податься еще назад. Ее спину тут же сцепили как капканом руки рэпера. Девушка закрыла глаза, когда расстояние между ними сократилось-она шагнула вперед. Босые ноги очень хорошо уловили, как нашарили на кафеле его голую ногу, пальцы.
Он был так близко, девушка даже поддалась его игре. Закрыла глаза и, потянувшись чуть вверх, чтобы быть наравне с Эминемом, приткнулась горячим лбом к его голове.
Теплый..-повторила она недавние свои слова девушка.
Но вопреки её ожиданиям, он не сделал чего-то большего. Он все еще терся носом о ее щеку.
Промокшая недавно насквозь, под "дождичком", девушка стала согреваться. Её охватило тепло. Тепло от положительных чувств, или может даже от другого тела рядом, не знаю. Но она почувствовала себя уютнее.
Правая рука поймала его ладонь в тот момент, когда она начала тащить вверх промокший до последней нитки топ, но другая его рука, похоже, уже подуспела развязать веревочку от отменно мокрых спортивных штанов.
Душ, так и не отключенный девушкой хлестал воду в пол и та уносилась в отведенную ей трубу канализации. А, ну и черт с ним, с душем этим.
Таня терпеливо выжидала момент. Особенно сейчас, находясь в каких-то сантиметрах от его губ, девушка постоянно ловила себя на мысли, что хочет быть еще чуточку ближе.
Однако, холодный нрав Маршалла заставил ее остановить свои желания там, где им место.
Губы дрогнули чуть ниже его щеки, но так и не дотронулись до кожи.
Чертовски соблазнительно..-второй рукой поймав его шею с задней стороны, Таня не тянула его к себе, только предлагала. Да, с ней еще и договориться надо. Эта игра затягивалась, если конечно, это была игра.
Нет, ну а что он хотел? Девушка его неоднократно предупреждала, выражала таким образом некую симпатию к нему. Но не взять же ей сейчас, черт побери, и не начать натягивать обратно штаны, суетливо завязывая веревочку, испугавшись, что не правильно все поняла?! Он сам виноват, а Таня.. Таня, она божий одуван черного цвета. Совсесть постоянно в режиме "Вкл", хотя высказываться особо не мешает.
А рука шаловливо проскользила по торсу мужчины, невзирая на спутанные мысли девушки относительно его поведения и мнения об этом всем.
Но, ребята, черт возьми, и скажите мне, что сейчас все его действия не могли завести её. Не просто "могли", а так и сделали.
Девушка сумрачно свела брови и заглянула в глаза своему.. а черт, уже и не скажешь "соседу". Разве ж соседи часто снимают со своих сожителей маечки и штаны? Думаю, не так уж часто.
Таня стояла под "навесом", которым служил Эм, здесь становилось трудно дышать, так это все близко.. Участилось дыхание, сердцебиение.
И все это время она думала. Думала, как правильно поступить. И сдалась, отдаваясь с головой нахлынувшим нежным чувствам.
Подсохшие губы коснулись его кожи щеки, терпеливо спустившись к губам. Они были сладкие, да, наверно так можно сказать. Так ей показалось. 
Таня водила холодной рукой по его спине и, создавалось впечатление, что она только как мама-кошка, мурлыкала над котенком. Невиданная до этого нежность проснулась в холодной с виду девушке.
Подгоняя ступней его босые ноги, она шагала вперед, прижав, наконец, парня к стеночке. Ох, ну и попал же, подлец...
Ну ну, скромняжка, еще парочка таких выходок и я привяжусь к этому человеку.
Я тебя никуда не пущу, ты в курсе?-дернув бровью, девушка состроила чертовски серьезное выражение лица и принялась водить его рукой, сжатой накрепко ладонью по своему животу, бедрам, играя, бросая вызов.

Отредактировано Tania Gerber (2011-18-08 04:56)

+1

80

Дыхание не участилось, оно просто стало более тяжёлым и глубоким. Кожа, покрывающаяся до этого приятными мурашками, теперь становилась всё теплее и теплее с каждой минутой. Словно, какой-то мощные двигатель внутри этого человека набирал обороты. Теплый... – проговорила девушка, бросив прежние попытки освободиться. И даже в этот момент он не отказал себе в том, чтобы поспорить с Таней. Горячий – прошептал он ей на ухо. Он не говорил, он лишь громко шептал, будто у него сел голос. Эминем почувствовал, как Таня схватила его руку чуть выше запястья и мысленно расстроился. Оттолкнёт? Чертовски соблазнительно... Улыбка вновь защекотала его губы, иногда легонько касающиеся её щёк. Но он, томя Таню ожиданием, всё время ходил вокруг, да около губ. Чего он хотел этим добиться? Чтобы она его хотела. Не то, чтобы он был настолько ленив для каких-то решительных действий, но он предпочитал либо полный контроль, либо направлять чужую энергию в нужное ему русло. Шея ощутила захват сзади, а взгляд уловил её, такой проницательный, томный и манящий. Она, быть может, тоже играла в какую-то свою игру, ведь была живой, заинтересованной и её горячие руки, шарившие по голому торсу, накаляли Маршалла ещё сильнее. Неет, это был далеко не предел, он хотел ярче, сильнее. Эйфории, сравнимой с действием экстази. Эминем желал экстаза, взрыва чувств, но он был привычен к сексу, привычен к девушкам, привычен ко всему необычному. То, что близкого общения с девушкой у него было уже давно, подливало масло в огонь. Саша, ну что Саша. Он мог её лапать, прижимать, целовать, но те поцелуи были пустыми, наигранными. Он не чувствовал тогда того, что чувствовал сейчас просто прижимаясь к Тане. Помнится, он даже успел качнуть Алекс несколько раз, но и это не принесло ему удовольствия, тем более, после этого она вырвалась, ускакала отвечать на звонок, что само собой он считал недопустимым. Потом ещё и истерику закатила. Да ну, даже вспоминать не хочется.
Таня, не выдержав более этой сладкой пытки, коснулась его губ своими. Эм чуть прикрыв томные глаза, вяло шевельнул губами в ответ, но без особой инициативы. Это была часть его игры. Он не ставил себе целей, не ставил для себя важным присосаться к ней, раздеть или тупо трахнуть. Он ловил кайф от каждого мгновения, от ощущения близости, от того огонька страсти, что неистово обжигал внутренности. Внезапно, Маршалл почувствовал наступление, она стала стремительно забирать его пространство, слегка наступая на ноги. Рэпер стал послушно отступать, пятясь назад. Наконец, его голая спина коснулась холодной стенки и парень, не имея возможности больше отступать, выпрямился, прижимаясь спиной к стене. Прямо-таки исправление осанки!
Я тебя никуда не пущу, ты в курсе? Эминем глубоко вдохнул, словно пытаясь прийти в себя, немного отрезветь, но это было бесполезно. Всё просто. – по-прежнему шептал Маршалл. Ты – моя женщина, я – твой мужчина. Он чуть наклонился к ней, отстраняя затылок от стенки, защекотал тяжёлым дыханием нежную кожу её шеи. А тем временем, Таня, крепко сжав его руку в своей, будто играла в робота, направляя его конечность так, как ей было приятно. Маршалл не сопротивлялся, тем более вторая рука у него была оставалась свободной. Он был напряжённым, но сильного сопротивления Таня не встречала, ведь если бы он зафиксировал руку в одном положении, то она бы вряд ли её вообще с места сдвинула. Несколько минут ничего не менялось, лишь Маршалл слегка подталкивал пальцами её штанишки вниз, но они, вот незадача, будто приклеились к ногам Тани. Это его немного злило, тем более, занятость второй руки осложняла ситуацию. Наконец, Эм снова взял обе конечности под контроль и сделал ловкий жест кистью, выкручиваясь из её пальцев. Владея обеими руками, он уверенно занялся топиком. Движения были плавными, но отдавали свойственной ему деловитостью. Для начала, он поднял материю выше шикарных форм Тани, открывая для себя увлекательный вид на её лифчик. Затем, он мягко ласкал пальцами её грудь, но не пошло и, особо не увлекаясь, а вскоре, окончательно снял топик через голову девушки. Откинув его на пол, как что-то крайне ненужное, Маршалл прижал её к себе, наслаждаясь соприкосновением своего торса и её почти голого тела. Далее, руки медленно скользили по её бокам, пока, наконец, не наткнулись на штаны, что продолжали верно цепляться за их счастливую обладательницу. Эх, а всего-то для этого удовольствия надо было позвонить охране и таджикам, чтобы они поставили забор и переложили газон. Всё до странного просто.
Освободив-таки её зад от штанишек, Маршалл, начиная клонить всё в шутку, стал щипать девушку за филейные места. Придерживая, а то ещё упадёт, запутавшись в собственных штанах. Надо было либо завершать на позитивной ноте, либо переходить из ванной, допустим, в спальню. В глазах блестело озорство, когда его пальцы на короткий миг сжимали кусочек её попы. Вряд ли, больно, хотя, кто знает, может он плохо соизмеряет свою силу?

+1

81

Тело парня приняло ровную поверхность стены как собственную плоть, приняло ее прямую и холодную стойку. Теперь, когда он уже не нависал над Таней, а выпрямился во весь рост, он был заметно выше девушки.
Всё просто.Ты – моя женщина, я – твой мужчина. его дыхание нежно пощекотало шею. В ее глазах загорелась новая искра, яркая, обжигающая. Знаешь, а..-что-то хотелось ответить, что-то трещало но языке, готовилось вырваться из уст, но, поддавшись наслаждению, Таня решила ничего не говорить сейчас.-А, ладно. Забудь. Потом Эм еще и пожалеть успеет за эти произнесенные слова. Скажет "нет, только не подумай, что это все всерьез!" Но наслаждение его теплом, его присутствием рядом уже слишком далеко завело девушку. Останавливаться было поздно, просто невозможно. Теплыми губами Таня касалась его шеи, елозила по плечу, руками играла на прессе, щекотала губы. Нет, он не должен сейчас остановиться.
Все эти "шуточки" уже давно вышли за дозволенные границы, дальше начиналось огромное не обследованное ею поле под кодовым названием "Эминем". И оно всеми силами держало Таню рядом, шумело какими-то особенными колосьями. Свободолюбивый ветер, что частенько прогуливался вдоль этого поля порой занимал главенствующую роль в степи, но тем он и был ей интересен.
Вот сейчас девушка почувствовала, как, скользнув по телу, рука парня освободила ее от куска мокрой материи. Если это еще игра, то этот парень точно имеет свои взгляды на правила.
Девушка молчала, закрыла глаза. Разве что только тяжелое дыхание выдавало ее возбужденность. Маршалл ловко выкрутился из ее капкана и попытался совладать с непослушной прилипшей тканью на ее ногах и бедрах.
Но увы, он действовал слишком мягко, чтобы покорить сковавшую девушку одежду.
Таня снова перехватила его руку, но не одернула в этот раз, только положила свои ладони на его, чтобы чувствовать его лучше. Немного усердия и даже черные прилипшие к ногам штанины покорились четырем ладоням, упорно стягивающим их вниз.
Ручки Тани легко обвили его голову и шею, прижимая его ближе, еще ближе. Так, чтобы уже не было возможности отступить. На сегодня.. На сегодня ты точно мой.
Что-й то осмелела ты, Танюша.
Она произнесла эту фразу тихо, еле дыша, как свойственно было бы любой девушке, находящейся в ловушке чувств и эмоций. Женская доверчивость и наивность, может быть, сейчас владели ею больше, чем сам парень.
А за окном вечер уже вступил в свое правление. Они и не заметили, как сгустились сумерки, как взошла неполная Луна над Лос-Анджелесом. Обратив внимание на этот факт, Таня терпеливо тянулась вместе с Маршаллом назад, к двери. Щелкнув выключателем, она цепко впилась пальцами в ежик на его голове, вдохнула побольше воздуха.
Что чувствуется?-пытаясь выровнять сильно сбившееся дыхание, девушка прижалась всем телом к Эму и обратила внимание, как красиво сейчас осветилась ванная, укутанная лунным светом и редкими огнями улицы. Вода в душе хлестала, не знала меры.
Ладошкой и тыльной ее стороной, водя вниз и вверх по торсу мужчины, Таня получала новую порцию экстаза. Снова на коже выскочили мурашки, девушка открыла ногой дверь и, вывалившись в коридор, почувствовала, как ее одурманил этот холодный вечер. В ванной-то уже и надышали, и вода нагрела воздух, а здесь было свежо, прохладно, даже, можно сказать, холодно. Вымокшее тело девушки сжалось как клубок, прочно и напряженно. Стало морозно.
Пойдем.-выхватив его руку из-за косяка двери, Таня потянула Эма в коридор, ехидно улыбаясь, желая поскорее снова прижаться к его теплому торсу, рукам.-Мне холодно здесь.

+1

82

Ееее, ему нравилось то, что она сама помогала ему освободить собственное тельце от прилипшей одежды. Она не отставала, активно принимая участие в ласках. Потом, Таня обвила руками его шею и голову, заставляя невольно нагибаться к ней, что Эминем и сделал. На сегодня… На сегодня ты точно мой. Нет сомнений – горячо прошептал Эм и сообразил, что девушка потихоньку подтягивает его к двери. Странно, рэперу казалось, что именно он руководит парадом. Быть может, этот спёртый воздух в душевой так действовал на него? Они были уже почти у двери и вот, наконец, она распахнулась с пинка Таниной ноги. В маленькое помещение ворвался холодный воздух, отозвавшийся на коже стайкой мурашек. Эминем улыбнулся, но тут девушка выключила свет, на несколько секунд парень был дезориентирован. Плюс, он почувствовал её руку на своей голове. Почувствовал, мягко сказано. Что чувствуется? Вообще-то больно. – скептически заметил Маршалл и впервые за это время, что они провели в ванной, сказал это в голос. В ответ, она лишь прильнула к нему. О да, её пышное тело дышало жаром, Маршалл хорошо чувствовал это и сам  был таким же. Девушка быстрее него адаптировалась в темноте, а он… первую минуту можно было видеть его широко раскрывшиеся глаза, которыми он что-то пытался увидеть без света. И так хреновое зрение, ещё и свет выключили. Обезоружили, так сказать. Маршалл доверчиво потянулся вслед за девушкой, но перед этим он нашарил рукой краник и остановил воду, ведь незачем оставлять прямо так. Он – умница, ведь так?
Таня уверенно вытащила Эминема в коридор, приостановилась, маня его к себе. Мне холодно здесь. Рэпер шагнул к ней, уже привычным движением кладя руки на её талию и бодаясь с ней лбами. В этот момент в его мозгу скользнула мысль ну совсем не подходящая к ситуации, в которой он сейчас был. Салат в холодильнике есть, ага. Чёрт, а пока придётся забыть. Маршалл стал теснить девушку дальше по коридору, почти, что наступая ей на ноги. Всё сопровождалось тяжёлыми вздохами от обоих людей и тихими шажками Далиласа где-то не так далеко. Но сейчас было всё равно на кота. Эминем жарко скользил руками по её телу, перейдя в активное наступление. Могло показаться, что он просто бесцельно толкает её по коридору, но рэпер постепенно приближался к спальне, которую Таня определила ему.
Наконец, он спиной распахнул до этого слегка приоткрытую дверь. Тут было не на много теплее, чем в коридоре. Что же, Маршалл мог значительно её погреть. Движением руки, Эм скинул с кровати сумку и раскиданные шмотки, затем, крепко прижимая к себе девушку, опрокинулся спиной на кровать. Таня оказалась сидеть сверху, почему-то Маршаллу не захотелось прижимать её, сидеть на ней, что он частенько вытворял раньше с Сашей. Интересно, почему он всегда пытался сравнить Таню с Сашей? Быть может, потому что эта тема была жива в его сердце. Где-то в машине, в бардачке лежал большой блокнот, в котором несколько страниц были исписаны  текстом той песни, которую он писал, когда ещё считал Алекс своей девушкой. Быть может, это не давало ему покоя. Да не время сейчас думать об этом.
Она сидела на нём сверху, Маршалл положил ей руки на бёдра, слегка придерживая. Что дальше делать – слезть с него и лечь рядышком спать, или же продолжать начатое – решать, пожалуй, ей. Почему он был так благосклонен? А фиг знает. Его тело исходило мелкой дрожью возбуждения, что было видно даже самым невооружённым глазом. Он чуть сузил глаза, почувствовав, как неприятно его фингалу, про который он до сей поры совершенно забыл. Комната лежала в слабом лунном свете, Маршалл протянул руку к тумбочке и включил ночник – так ему было уютнее и интереснее разглядывать причудливые чёткие тени, которые отбрасывались на одну из стен. Заодно, ему пришлось вспомнить, про оружие, которое он сложил на той же самой тумбочке. О, там кастет острый, не напорись. - опять же в голос предупредил Эминем. В пистолете-то был один патрон, но он покинул это временное убежище ещё тогда, когда Маршалл стрелял в лампочку на участке Дэвида. Дополнительные патроны в беспорядке валялись вокруг, некоторые и вовсе на полу. Неряха.

+1

83

Мне холодно здесь.
Незамедлительно парень шагнул к ней навстречу и охватил теплыми руками её талию. Кожа тут же учуяла это прикосновение, Таня потянулась ему навстречу, но девушку стали стеснять его уверенные медленные шаги. Он подталкивал её к двери гостевой комнаты, куда только вчера девушка предложила ему заселиться.
Как интересно. Всего один вечер вместе и вот они уже копошатся друг с другом, выискивая какие-то позабытые эмоции, ощущения.
Дверь в спальню Маршалл открыл, толкнув ее спиной, в этот момент находясь лицом к Тане. Девушка широко улыбнулась и, подавшись вперед, ввалилась вместе с Эмом в заваленную вещами комнатку. Здесь было темнее, чем где-либо еще. Занавески-то все еще были задвинуты.. И холоднее, чем в коридорчике.
Легким усилием, Эминем сбил девушку с ног, и они вдвоем упали на мягкую перину кровати.
Падая, Таня несильно приложилась лбом о край кровати.
Ну вот еп! Как обычно! Теперь мы оба инвалиды..-девушка злобно скалясь терла лоб, но острая боль быстро скрылась. Теперь, немного освежившись, она наконец посмотрела на парня другим, более адекватным взглядом, не жаждущим похоти. И ей показалось, что он заметно померк.
Эй, что-то не так?-да, она уже собралась слезть с его тела, если он скажет..
Эм? Что-то не так?-она повторила свой вопрос.
Маршалл небрежно нащупал в темноте светильник и включил ночную лампу, согревающе-желтого цвета. О, там кастет острый, не напорись.
На этих словах, Таня заметно оживилась, расслабилась. Слезать с него ну совсем не хотелось, не сейчас... Брюнетка наклонилась к его лицу и всем телом прижалась к Маршаллу.
Давай не будем сейчас париться о чем-либо, хорошо?-заботливо проведя ладонью по его лбу, Таня намурыкала ему что-то в ухо. Склонясь вот так над ним, ее темные волосы закрывали голову парня в двух сторон.
Со стороны, скажу я вам, это лежбище котиков смотрелось крайне эротично. Не похотливо-сексуально, и вовсе не порнографично. В мутном свете ночника линии тел крайне азартно переплетались и прятались друг за друга. Навеянная вечером эротика струилась вокруг девушки, укутывала её.
От сомнений не осталось следа, она хотела быть вот так близко. И если сейчас все зависело бы только от ее решения, Таня бы продолжила начатое.
Не мерзнешь?-заигрывания, эта забота разбавляла напряженную обстановку, когда два голодных взгляда уже давно где-то в мыслях трахали друг друга, а на деле только тихо сходили с ума от этой зыбкой, как песок, близости двух тел.
Девушка подвинула бедра ближе к его корпусу и, склонив голову набок, чтобы пряди мокрых волос не попадали в глаза "её мужчине", Таня опустила губы на его шею, лениво проведя кончиком языка вниз, к ключице. А вот мне все еще холодно...... Двумя изящными ладошками, Таня обвила его лицо, минуя синяк, чтобы не сделать больно, не отвлечься.. Кончик языка нащупал его губу, игриво прикусив её зубами-не сильно, чуть уловимо, девушка устроилась поудобнее, раскинув ноги вдоль его ног, его тела.
Так стало очень жарко. Два тела, как слиплись, горели, в глазах игрался Чертёнок.
Таня, скользя ладонями вниз по его телу, как кошка выгибала спину. И все равно возвращалась к его губам. Сладким. Как ей казалось.
Две свободные руки, тихим сапом, щекотя длинными ногтями его кожу, продвигались вниз. Губ она завтра, наверно, не сможет чувствовать, это тоочно. Так нежно и так долго она давно уже никого не целовала. Иногда она игриво прикусывала его ушко, губу, язык. Но самое остренькое, оставила на десерт.
Сейчас казалось, что парадом командует она, хотя может это и было бы правильно. Всю кашу-то заварила сама девушка.
Одним ноготком она, еле дотрагиваясь, водила по боку Маршалла, по выступающим с той стороны ребрам. Она знала, как это возбуждает кожу, как становится не по себе от бегающих вдоль ребер мурашек.
Все происходило в гробовой тишине. Не было слышно чего-либо, кроме глубоких вздохов.
Наконец, она отпрянула от его губ, уперлась лбом в него и томно посмотрела в глаза. Не моргала, не отводила в сторону, метилась прямо в Маршалла. Его голубые глаза были так близко. Каких-то несколько сантиметров отделяли их.
Не отвлекаясь глазами от Эма, девушка дотянулась правой рукой до широкой белой резиночки его трусов, которые как недлинные шорты свободно болтались на нем все последнее время. Почему-то эту немаловажную сейчас часть гардероба девушка заметила только что...
Поиграв пальцами этой резинкой, девушка приобщила к общественной деятельности и вторую руку, которая теперь на пару с первой, медленно стягивали серо-белое одеяние Маршалла.
Чуть-чуть, меедленно-медленно. Она даже не закончила, оставив начатое на середине процесса..

+1

84

Эминем почувствовал, как Таня всем телом прижала его к кровати, впрочем, он опасался лишь за то, как бы она в порыве страсти его не придушила, вспоминая тот момент на диване в холле. Давай не будем сейчас париться о чем-либо, хорошо? Ну, ехидство-то далеко не пряталось даже в такой момент. И он это доказал: И будет у меня девушка с дырками от кастета, ага. Дальше, Таня игриво спросила: Не мерзнешь? Быть может, это был лёгкий намёк с её стороны, что Эминем мог бы быть и по активнее принимать участие в их совместной игре. Чуть-чуть. – нагоняя наигранное жалостливое выражение на лицо. В сочетании с замечательным фингалом, это смотрелось даже убедительно. Всё могло бы так и застрять, на такой ноте. Так как Маршалл не был настроен проявлять какую-либо инициативу. Ему не хватало только подушки под голову – тогда была бы как раз такая поза, которую он принимал, когда заказывал девочек. Но тут… ой-ой-ой! Она меня облизывает! – с каким-то детским восторгом подумал Маршалл, улыбаясь и начиная руками в ответ гладить её спину. Но эта приятное чуть щекотное действие продлилось не долго, и вскоре девушка возвратилась к его многострадальному лицу и аккуратно взялась за него руками. Таня чуть прикусила его губу – не больно, это ему понравилось. Он не был сторонником отношений, которые сейчас модно называть садо-мазо. Парень, поймав её голову рукой, в тот момент, когда она собралась куда-то ещё и поудобнее устраивалась на нём, углубился в жаркий поцелуй, активно работая губами и языком. После глубоко вдохнув воздух, откинул голову обратно, туда, где лежала до этого. Ему нравилось это, то, что она в умеренной форме покусывала его, это было увлекательно. Главное, не перестараться. Длинные ногти девушки, скользя куда-то вниз, защекотали е бока рэпера, заставляя сдержанно хихикать и не менее сдержанно дёргаться. Ну, Эм же предупреждал, что боится щекотки. Вроде бы, неприлично – у девушки экстаз, чувства и всё такое, а он извивается как уж на сковородке, но, что поделать, товарищи…. 
Когда девушка ненадолго возвращалась к его губам, он неизменно прихватывал её голову сверху рукой, и сам чуть приподнимался, напрягая пресс. Наверное, её это возбуждало, эти кубики, чётко проступающие на животе. Сам Эминем довольно вяло принимал участие в процессе, лишь в нужный момент хватая её голову, да щекоча пальцами бёдра, если ему была особо приятно то, что она делает с его телом. Одним ногтём в районе ребёр, ой, он совсем стал извиваться под ней, давясь смехом. В отместку, он весело щипал её за зад, порой очень даже ощутимо.
Наконец, всё более или менее успокоилось, и Маршалл поймал на себе взгляд её тёмных, как две чёрные бусины, глаза. Он потянулся к девушке, намереваясь поцеловать, но у неё были другие намерения. Таня шаловливо потрепала резиночку на его серо-белых труселях, чуть приспустила их вниз. Движения этой ткани по коже вызвали в нём новый всплеск чувств и эмоций. Маршалл приподнялся, садясь на кровати. Так было чуть-чуть не удобно, если принимать во внимание, что всё тело чуть ниже бедра контролировала Таня, так как просто там сидела. Издав какой-то тихий рык, он уткнулся лицом в её шею, медленно скользя языком вниз – к груди. Руки тем временем, как заведённые шарили по спине, пока не наткнулись-таки на застёжку лифчика. Несколько секунд возни и невнятного Эминемовского ворчания и сей привлекательный предмет расслабил свои оковы. Маршалл легко снял с Таниных плеч лямочки и лифчик незамедлительно полетел куда-то за пределы кровати. Мда, потом придётся постараться чтобы его найти среди его вещей, которые были так живописно здесь раскиданы. Рэпер шаловливо облизнулся и стал ласкать её грудь, языком, губами, руками…. Не так часто можно увидеть его так активно заинтересованного в таких играх. Ему доставляло радость, что ей приятно, он чувствовал, как вздрагивает её тело, если он через чур прикладывается зубами к чему-то очень нежному.  Слух приятно ласкали редкие стоны, которые срывались с её очаровательных и таких страстных сейчас губ. Остановившись просто из-за того, что не хватало дыхания, Маршалл медленно опустился на спину, как прежде, подтягивая тело Тани к себе. Уже лёжа, он галантно подпихнул её коленкой под зад, вынуждая подниматься на четвереньки. Тогда-то он и протянул цепкие пальцы к последнему элементу её гардероба. Черная материя, кстати, чуть влажная (ога, полив из шланга дошёл и до труселей), была медленно стянута вниз, по горячим ногам, чётко до колен. Дальше он уже не дотянется. Ну, она сама как-нибудь от них избавится – решил Маршалл. Ну, теперь он оставлял ей плацдарм для разворота деятельности, так как сам с себя трусы снимать не собирался.
Теперь же его загребущие ручки то оглаживали её шиииикарные формы, кстати, ему очень нравилось, что всё такое округлое, плавное и кости не торчат, то тянулись вниз по её животу, ближе к истине, так сказать. Он задышал чуть прерывистее и опять подпихнул её под зад коленкой к себе поближе. Так было удобнее перебирать пальцами упругую попу. Ееееее…. 

+1

85

Пребывая в экстазе от того, как холодный язык скользил по ее шее, груди, Таня закрыла глаза и как марионетка опустила всю хватку, повисла на плече Эма тряпичной куклой. Он был очень горячий сейчас и таким ей еще не довелось видеть парня. Дотрагиваясь до его рук, шеи, тела она чувствовала, как то ли в нем, то ли в ней самой скачет температура. Тело покрывалось мурашками все чаще, а вот от последнего его движения кистью, освободившего Таню от черных трусиков, и вовсе не пожелали пропадать.
Получив легкий пинок сзади, девушка незамедлительно подняла свою задницу с Маршалла и, выгибаясь как собака передними лапами вперед, она, дразня, только щелкнула своими губами о его, издав такой простой дружеский чмок. Дотянув уж до конца повисшую меж коленей ткань, она сделала такой легкий бросок в сторону шкафа, состроив при этом довольно-удивленное лицо, вроде как делали раньше на картинках пин-ап.
Ладошки игриво стучали по прессу парня, то взбираясь повыше, то подбираясь обратно к его одиноким шортикам.   
Коварно посматривая на рэпера, девушка повернула голову в полоборота к нему и наклонила подбородок. Ах эти бестыжие черные глазки, ах, вы бы видели, как они горели. Лицо ехидно плыло в улыбке, такой широкой, что были видны даже ее белые клыки. Облизывая сохнущие губы, она оголяла зубки еще сильнее, а главное-поблескивала такой маленькой кругленькой металлической хреновиной в языке. Водя ею по коже рук парня, девушка сама мысленно сходила с ума. Хотя, и не только мысленно.
Подвиннувшись тем же способом-изогнувшись и потянувшись к его голове, Таня села на покрывало кровати, около коленей рэпера. Коварная лыба не сходила с ее лица, казалось, она так долго оттягивала этот момент, наслаждаясь каждой секундой рядом с Маршаллом.
Длинные ногти, выкрашенные матовым цветом в черный подцепили ту замученную её руками резиночку и как нечего делать стянула их по ногам парня, прочь куда-то на пол.
Правая рука зацепила его плечо и потянула все его тело к себе, призывая сесть. И когда Эм, послушно выполнил ее пожелание, какая-то совершенно неземная любовь нахлынула на нее. Что-то путанное-перепутанное. Похоть, нежность, симпатия, игра, шарм, даже в некотором смысле привязанность. Брюнетка всем телом прижалась к "своему мужчине",-как пожелал называть себя сам Маршалл-медленно возвращая его в лежачее положение, но теперь перевернув его таким образом, что ее спина прильнула к постели, а силуэт парня навис над ней, прижавшись и расплачиваясь теперь за свое лежание пластом в течение последнего времени.
Не тебе одному получать удовольствие, лёжа бревном-девушка засмеялась, выгнув спину, но тут же вернув её назад.
Дыхание было теперь еще тяжелее, а рассудок просто отказывался возвращаться к ней. Девушка горела как огонь, разожженный на спирту и огонь этот распространялся по комнате.
Глухой свет ночника придавал всей этой феерии романтики. Сквозь толстый занавес сюда еле проникал лунный свет, огни в соседских домах только-только погасли. Там начиналась спокойная и безмятежная ночная пора, здесь разжигалось пламя и они оба прекрасно знали, что горят им.

+2

86

Окончательно освободив свои ноги от оков нижнего белья, Таня игриво откинула их за пределы кровати. Маршалл, сияя одобрительной улыбкой, лежал пластом на спине, и слегка пощипывал девушку за филейные части тела. Порой, глядя на него, создавалось впечатление, что он на некоторое время выпадает из процесса, о чём-то глубоко задумываясь. Вот сейчас был как раз такой момент, но в голове не было ни одной мысли, Эм лишь видел перед собой эти плавные изгибы женского нежного тела в мягком свете ночника и никакие думы не атаковали его мозг на этот раз. Девушка, играя, барабанила ладонями по его телу, а он лишь в ответ ласкал руками её грудь и напрягал пресс, когда руки девушки постукивали по животу. Дальше, его ждало ещё одно приятное удивление, в связи с которым в глазах вновь блеснул тот самый огонёк восторга. Маршалл почувствовал, что девушка лижет его руку, касаясь кожи чем-то чуть более холодным. Ой! Лижетсяяяя! Сначала, он не понял что это, но ему понравилось, и лишь потом заметил, что в языке у неё пирсинг. Вообще, этого Маршалл не очень одобрял, но тут было даже прикольно. 
Слегка неожиданно, Таня стала с него слезать. Эм попытался её притормозить, но рука безнадёжно соскользнула с её бедра. Куууда? – протянул рэпер, капризно прищуривая глаза. Он подумал, что она возможно, испугалась логичного продолжения их игры и решила что пора закругляться и спать. Однако, её вариант продолжения  понравился Эминему гораздо больше, чем собственные мысли. Темноволосая фурия ловким небрежным движением сдёрнула с него надоевшие труселя. Маршалл, улыбаясь как кот у миски с молоком, поёрзал на кровати, как раз в это время девушка, зацепившись за плечо рукой, просила встать. Эминем, к слову чувствующий себя без трусов ровно так же уверенно, как бы с ними, сел на кровати, безропотно отдаваясь её ласкам. Совершив несколько хитрых манипуляций, девушка занырнула по него, меняясь с Маршаллом ролями. Хитрюга! – воскликнул Эминем и вполне небрежно наполовину лёг на неё, яростно углубляясь страстным поцелуем в её сладкие губы. Не тебе одному получать удовольствие, лёжа бревном. Вооот как! – со сделанным возмущением воскликнул Маршалл, впрочем, тут же замолчав, заняв рот чем-то более важным. Например, крепко примкнув влажными губами к её груди, он слегка раскачивал её вперёд-назад просто так, чтобы раскалить её ещё больше. Вернее, Маршалл сам покачивался в такт, имитируя движения, а так как они крепко сцепились руками и ногами, то и девушка чуть-чуть ездила по одеялу. Он всячески оттягивал кульминацию этой игры. Казалось бы, она вся горит, жаждет, уже можно, уже пора, но нет. Эм с лёгкой улыбкой садиста не поднимался  выше определенного уровня, рамки которого задавал сам.
Тут, одна из его рук ушла чуть ниже, лаская сначала живот, затем, всё ниже и ниже. Маршалл, задышал чуть прерывистей, чувствуя, что его партнёрша испытывает тоже самое. Это загорелое тело, что в жёлтом уютном свете ночника казалось просто шоколадным, покрывалось мурашками, а  из подсохших губ вырывалось тяжёлое дыхание. Заметив это, Эминем тут же потянулся к ней целоваться, на миг оставив прежнее увлечение. Затем, вернувшись назад, стал легонько, пальцами, щекотать внутреннюю сторону её ножек, побуждая девушку более расслабиться. После того, как барышня раздвинула ему свои прекрасные ножки, Эминем наглым резким движением, согнул и приподнял их. Казалось, вот оно, кульминация их часовых действий, но не тут то было. Рэперу было непременно нужно облюбовать для поцелуев её лодыжку. Делал он это крайне неторопливо. Ну что же, Таня, оказавшись внизу, ты отдала ему руководство парадом, не подумав, что Маршалл тот ещё ебантяй и подстебатель. Оставив, наконец, её ногу в покое, Эминем, в плотную придвинулся к ней, чувствуя, как ноги девушки прижимают его талию с обеих сторон. Не тут-то было! Опять полез с поцелуями, решив очевидно, что её губы сильно соскучились по его. Проведя рукой по горячему телу, Маршалл, наконец, бросил ломаться и одним сильным толчком соединился с Таней в физическом смысле этой фразы. Он тяжело задышал, как чайник перед закипанием и откинул голову назад, неловко шаря по извивающейся под ним девушкой руками, вроде бы ещё лаская её, чтобы не превращать контакт в чисто механический набор действий. Но это уже получалось не так красиво и изощрённо как несколько минут назад. Руки чуть дрожали, от возбуждения чётко обозначились вены на теле. Маршалл равномерно покачивал Таню, ничего ровным образом не имитируя. Пока что он был мягок, но это могло быть лишь сиюминутное желание. Кто ж его знает?
Глубоко и тяжело дыша через рот, Эм почти не смотрел на её лицо, покрывшееся маской экстаза. Он смотрел либо по сторонам, либо за её живот. Как же ему было до ужаса приятно осознавать, что он, часть его в ней сейчас. И это приносит ей удовольствие.

+2

87

Запирая в себе долгое время какие-то чувства, эмоции, решения, взгляд на мир, Таня стала "одичавшей зверушкой". Никто давно уже не пытался приручить ее, не целовал, не любил. Последняя капля была тогда, с Дэвидом. После, она зареклась не кидаться в омут с головой. Но опять осеклась. Опять на те же грабли, снова горит синим пламенем, выгибаясь под мужским телом и его теплом. Для нее это стало тенденцией-терять то, что любишь. И она боялась. Боялась потерять что-то новое, что-то, что раззадорило сейчас в ней огонь.
Только никуда не уходи..-поддаваясь его игре, девушка руками захватывала его плечи, шептала на ухо, тяжело дыша.
Зачем она сказала это? Сиюминутное желание? Пустая мысль пролетевшая в бездумной сейчас голове, или что-то, что постаралось крикнуть сердце?
Таня не желала разбираться в этом сейчас. Да, наверно и вообще. Пускай все идет как идет.
Он играл с ней, или же хотел быть рядом подольше-как она могла знать?
Брюнетка тихо сопела на ухо, когда он расцеловывал ее ноги, прикрыв глаза, иногда посматривала на его коварное лицо, а когда Эм приближался к ее губам, не теряя минут прижималась к нему, мечтая продлить этот момент.
Когда целовал ноги, Таня сходила с ума. Руки елозили по покрывалу и простыне, сворачивая их в один большой ком под собой. И время от времени, когда тело было слишком близко, чтобы перейти в наступление, она закрывала глаза, довольствуясь каждой секундой с ним, каждым его прикосновением.
Тишина, охватывающая дом, с треском ломалась, когда новое приближение тела Маршалла, оказывалось крайне близким. Она даже успела удивиться, как это еще не прибежал посмотреть, что же там делает его хозяин, Даллилас.
Девушка нежно трепала его ежик на голове левой рукой, а бархатистые руки парня, изрезанные сеткой выступающих вен без устали скользили по беспомощному, но жаждущему телу Тани.
Когда-нибудь это должно было начаться, то, к чему они медленно шли, что согрело бы их еще сильнее. И поддаваясь его желаниям, ритму, телу.
Черт, как же приятно ей было снова почувствовать страсть, почувствовать жар атакующего мужчины.
Эээм!-вдыхая его воздух, девушка напряженно, чуть выкрикивая говорила-Ты, кажется, кое-что забыл..-остановив сейчас же уже начавшийся процесс, Таня снова перевела командование в свои руки, но, кажется, ненадолго..
Она рукой подвинула Эминема в сторону и села на кровати, к нему лицом.
Да, все же не стоило бы забывать обо всем на свете в порыве страсти, а то потом еще принесешь ему подарочек под сердцем. Оно пока не надо никому из них двоих.
Впереди была, казалось бы, целая ночь, столько времени для них, но так не терпелось захватить каждую минутку, каждый вздох.
Руки девушки сильно вспотели, так что ладони, вытирающие ее же шею, скользили по коже, как по маслу.
Давай же быстрее, чего ты там возишься.-Таня нетерпеливо обежала кровать и, охватив телом его спину, медленно и соблазнительно стала целовать плечи, шею.

+1

88

Только никуда не уходи... Маршалл, подбираясь к её лицу, ехидно проворчал: И не надейся, никуда я не свалю. Вновь углубившись в увлекательный мир её сладких губ, рэпер удивился, что до этого, целуя её, не замечал пирсинга. Теперь, даже новое развлечение нашлось – найти во рту у девушки эту маленькую железную хреновину. Отрывался он от неё лишь тогда, когда начинал задыхаться, поскольку одного носа для дыхания теперь не хватало.
Она была чертовски сексуальна, и в этой привлекательности не было места глупой пошлости и разврату. Во всяком случае, Маршалл видел эти эмоции настоящими, они шли от сердца, от души, а не проходили тщательную проверку и корректировку в девичьих мозгах.
Ёрзая по кровати, умудряясь, однако, с неё не сваливаться, Маршалл и Таня окончательно сбили покрывало, одеяло и простыню в какой-то трудно разделимый комок. Тишину, которая воцарилась в доме, нарушал тихий шелест тел по постели и громкие стоны, причём с обеих сторон. Эм тоже начинал расходиться и уж если он что-то выдавал, то выдавал громко. Ну, певец как-никак.
Эээм! Ты, кажется, кое-что забыл... Маршалл не сразу принял во внимание её слова, и был слегка удивлён, когда Таня оттолкнула его рукой и села на кровати. Секундное промедление, и вот он уже сообразил, что она имела в виду. Не очень то ему это понравилось, Маршалл нахмурился и с недовольным бурчанием стал копошиться в карманах своих штанов, что как и всё остальное, валялись на полу. Давай же быстрее, чего ты там возишься. Таня сделала какой-то странным манёвр вокруг кровати, и оказалась сзади, всем своим голым горячим телом прижимаясь в его спине. Когда я постарею, она мне будет так лечить радикулит. Улыбнулся Эминем и наконец, нашёл то, что искал, стал уныло натягивать на себя. По его скорбному выражению лица было видно, что этот гость на его теле крайне нежелателен. И ему тут не рады. Вот только ради тебя. – прошептал Эм, вертя головой на девушку, пытаясь поймать её губы. Всё, больше к нему претензий быть не должно. Рэпер развернулся к девушке и, крепко обвив пылающее тело руками, стал целовать её грудь, потом, завалил обратно на спину, чуть жёстко и резко. Что же, хорошо, что они на мягкой кровати.
Состроив страдальческое выражение лица, жалостливо и просящее глядя Тане в глаза, Эминем повторно соединился с ней, но на этот раз, особо не церемонясь, грубее. Ну не нравилось ему одной рукой презерватив придерживать! Собственно, это отражалось на его лице, он даже постанывать перестал. Но, вскоре, смирившись со своей нелёгкой участью, наш бравый молодец, увеличил темп, включая звук и учащая дыхание. Забив на некоторое неудобство, стал получать удовольствие от процесса, подумывая выпихнуть девушку наверх. С одной стороны, ему самому хотелось поваляться, с другой стороны, её что-то жалко было обламывать.
Раскрытым ртом Маршалл жадно ловил воздух, а одной рукой вяло лапал её за грудь. Теперь, увлекаясь чисто физическим процессом, он приходил в экстаз. Несмотря на жар, который окутал этих двоих, Эминему было легко. Ну, прямо балериной себя почувствовал и сейчас готов был бы танец маленьких лебедей станцевать. 
Ни на секунду не давая ей отдыха, Маршалл, продолжая совершать не трудные движения телом, полу лёг на неё, тяжело дыша, и устало утыкаясь в поцелуй, глуша общие стоны. Этот спорт, пожалуй, здорово выматывал. Эминем был уже в полу обезумевшем состоянии и почти что судорожно дёргался, то ускоряя, то уменьшая темп. Он уже почувствовал до этого, как Таня достигала высшей точки наслаждения, но сам всё карабкался и карабкался в горку, никак не находя этой точки. Оргазм был так близко, но Маршалл умудрялся уже несколько минут ходить вокруг да около, какими-то дёрганными урывками. Под конец, он стал уже похож на калившийся на плите кипящий чайник: весь взмок, с присвистом захватывал ртом воздух и еле держался на той руке, которой упирался в кровать чтобы не упасть на Таню. Всё-таки, он достиг этого чувства. Маршалл, будто бы обессилив, рухнул на свою темноволосую обольстительницу, весь мелко затрясся, а затем затих и, не в силах даже нормально отдышаться, еле сполз с её тела. Лениво переворачиваясь на спину, он глубоко дышал ртом. Хорошо ты отблагодарила меня за забор и газон! Ты всегда вот так поступай.
Мда, что-то я совсем расклеился. Надо почаще этим спортом заниматься, а то что-то дыхания не хватает.
О боги, он был доволен, и эта довольная нахальная лыба сейчас царствовала на его лице. Сняв то, что стало мешаться, Эминем выдернул из-под девушки свернутый ком из одеяла, расправил и накинул сверху на них двоих. Позаботился вон даже о девушке. Я – молодец. Он уже почти отдышался и успокоился, прижался к её ещё не остывшему до привычной температуры телу и, уткнувшись носом в плечо, блаженно прикрыл глаза, уютно примыкая к ней. Вот так то, настоящий мужик – сделал дело и спатеньки. Тем более, сгустившаяся над крышей дома ночь как раз располагала именно ко сну. Ох, Таня, уморила ты его. Ведь он даже забыл про салат, одиноко ожидающий его в холодильнике! А это, по крайней мере, подвиг.
Маршалл протянул руку и щёлкнул выключателем ночника, погружая комнату в темноту, разбиваемую только лунным светом, что еле-еле пробивался сквозь занавески на окнах. Постепенно, дыхание рэпера выравнивалось, затем, едва слышное сопение выдало то, что он устал и спит. Во сне чуть-чуть подёргивался глаз, тот самый, вокруг которого был очаровательный ареол фингала. Что-то нервное, наверное.

+1

89

Высушив себя всю, она почувствовала, как тяжелое тело Маршалла без сил свалилось сверху и затем, медленно сползло в сторону. Чувства ее были такими же, как, похоже, и у него.
Возле уха донеслось тяжелое дыхание и тихий шёпот. Хорошо ты отблагодарила меня за забор и газон! Ты всегда вот так поступай.
Таня усердно хватала ртом воздух, выгнувшись на кровати в неестественной позе. Молчание, вдруг воцарившееся в комнате резало слух хуже крика.
Сверху горячее тело укутало легкое одеяло, и Таня почувствовала руку парня, которая заботливо накрыла её. Словно рыба, оказавшаяся на суше, девушка жадно хватала воздух губами. И, наконец, когда кожа остыла, девушка повернулась лицом к Маршаллу.
Тот уже выключил ночник и устроился спать.
Непременно..-с долей иронии, но как-то по-особенному нежно прошептала девушка, услышав его сопение возле лица.
Вспотевшая ладонь сначала обтерлась об одеяло, а затем, тыльной стороной прошлась по умиротворенному лицу рэпера, мирно спящего у нее под боком.
Таня широко открыла глаза, всматриваясь в темноту, поелозила по своей части постели...
Улица уже давно спала, весь пригород спал, только Таня не могла сомкнуть глаз. То ли перевозбуждение острое, то ли что-то волновало её..
В итоге, девушка уснула только через 40 минут. Её сон был ровным и по-детски нежным, выдавал эту настоящую, слабую и доверчивую девушку. Увлеченная ночным приключением, она бессильно иногда шуршала ногами, руками...
Утро наступило не скоро, сегодняшний сон был особенно тихий и долгий. Яркое солнечное свечение пробивалось даже через плотные шторы на окнах. За окном пели птицы, вдали, пробиваясь сквозь утреннюю тишину, журчала река. Город был далеко, сюда не доходил его обеспокоенный гул.
Таня лениво приоткрыла глаза. Сначала тяжело вспомнив, сном ли была вся эта безумная ночь, девушка даже немного смутила саму себя. Но, обнаружив перед своим лицом мирно сопящего Эминема, Таня приглушила свое шумное дыхание. Он был такой тихий, нежный сейчас. Светлый, и озаренный утренним сдержанным светом. Наверно, таким его можно увидеть только во сне. И даже его синий фингал добавлял парню очарования.
Девушка аккуратно положила на него свою ногу, тихо, чтобы не разбудить. Приятное пробуждение испортил только нехилый насморк, который уже сейчас решил одолеть Таню. Ну еще бы, сначала так измазаться в грязи, промокнуть под садовым шлангом, потом еще полу-принятый душ и наконец горячая ночь. От таких перепадов температур, а еще сквозняка, гуляющего по дому, девушка и засопливила.
Заложило весь нос, и девушка усилием производила вдохи и выдохи. Чувствовалось бессилие. Такое случалось каждый раз, когда девушка заболевала. В этот раз, похоже, надо было срочно начать лечение.
Я бы тебя с удовольствием поцеловала, но, боюсь, ты тоже заболеешь..-улыбаясь, она говорила совсем тихо, стараясь не нарушать сложившуюся тишину. 
Таня собрала под собой ком собравшийся из постельного белья и села на край постели. Глубоко вдыхая ртом холодный воздух, она огляделась. По комнате чего только не валялось. И вещи, и сумки, и прочая ерунда..
Резко встав с постели, Таня почувствовала, как в голову вступила дикая боль, в глазах все померкло и поплыло. Давление, черт его возьми. И будто тяжеленную гирю надели ей на голову вместо шляпы-температура, повышенная от вступившей в тело болезни, заложенный нос.
Черноволосая девушка добежала до соседней комнаты, чуть скрипнув дверью, и облачив себя в белый тонкий халат, вернулась в комнату Эма.
Подойдя к запыленному зеркалу, Таня долго простояла напротив и с ужасом всматривалась в красные водяные глаза, красные горячие щеки и нос.
Нет, сил не было совсем, да и лень одолела. Однако, совершая усилие над собой, Таня наклонялась каждый раз, когда под ногами оказывалась куча наваленных вещей, и не успокоилась, пока через полчаса не вылизала всю комнатку. Вещи были сложены, постель с ее стороны расправлена, Маршалл заботливо прикрыт одеялком, скинутым на пол.
Девушка тяжело дышала, когда уже выходила в коридор и еще тяжелее, когда спускалась по лестнице. Давление скакало пуще прежнего и Таня, постоянно потирая вспотевший лоб, без сил плюхнулась на стул в кухне, заварив себе теплого чаю.
Его сладкий запах разлетался по первому этажу, а пар струлся в окно.
Таня молчаливо смотрела на улицу, где светило яркое солнце, где по дороге ездил мальчишка-почтальон. Там было все так радужно, так тепло, а в ее теле чувствовался только озноб. Она подняла ноги и вместе с ними уселась на стуле поудобнее.
Суровые мокрые глаза вдумчиво посматривали на чашку. Только вспоминая ночь, она улыбалась, высматривая отражение в чае.

+1

90

Зелёное огромное поле, на горизонте сходящееся в ярко оранжевым небом, по которому плыли сиреневатые облачка, формой смахивающие на лицо его продюсера – Дре. Белобрысый пацан, нездорово улыбаясь, вприпрыжку бежит, раскинув руки по сторонам. Пальцы скользят по конопле, что мирно покачивалась под лёгкими дуновениями странного ветра, приносящего в своих объятиях сладкий запах ванили… Ваниль? Стоп, какая к чёртям ваниль? Маршалл резко открыл глаза. Перед собой он видел лишь край подушки и все нездоровые фантазии, навеянные нездоровым сном, тут же улетучились. Это же ахренеть, целое поле, ПОЛЕ конопли приснилось. Круто! Так, а что было вчера? Эминем медленно сел на кровати, потом приподнял одеяло и осознал, что совершенно голый. Свесившись с кровати, чтобы найти какую-нибудь хрень в виде одёжки, Маршалл понял, что Таня всё куда-то убрала. К слову, и сама смылась, разровняв за собой свою сторону кровати. Эминем, которому было крайне лень вставать, залез под одеяло по самый нос. Втянул запах и, улыбаясь, понял, что от одеяла пахнет девушкой. Еееее! Поворочавшись под одеялом, Эм всё-таки встал, долго искал, а затем и  долго выбирал какие же трусы ему сегодня надеть. Потом, плюнул на это, одел первые попавшиеся, тоже самое было и со штанами. Мягенькие, из синей приятной к телу ткани. Ему показалось, что нынче прохладно, поэтому напялил ещё и майку, которая была явно не его размера, но всё вместе смотрелось прикольно и даже слегла забавно. Впрочем, чисто в его стиле, который он никогда не хотел ломать на что-нибудь более подходящее его возрасту, который неумолимо увеличивался. Печально, но что поделаешь. Всё мы когда-нибудь станем тем, по чему ходим. Просто одни умирают легендами, а другие остаются в памяти лишь у малой группы людей. Такова жизнь, парень. 
Затем, он лёг на кровать, на спину, вспоминая вчерашние впечатления и ощущения. Улыбнулся, глядя в потолок. Помнится, той ночью он тоже сканировал его взглядом периодически. Ну и что сейчас? Привет Таня, или с добрым утром моя дорогая? Непонятно, даже как к ней теперь обращаться-то. Мдааа, она уже явно не просто сожительница и явно не просто фанатка. Не, ну он, конечно, таскал иногда фанаток в постель, но в этих случая всё проходило несколько иначе. Отбросив все эти мысли и пустые сравнения, Эминем поднялся с кровати и протопал в ванную, где внимательно рассмотрел в зеркало свой фингал, который заметно потемнел. Послав своё отражение нах**, ибо ничего более хорошего в эту голову сейчас не пришло, рэпер пошёл вниз, на кухню. В конце лестницы, он притормозил, а потом, едва слышно прокравшись чуть ближе, выглянул из-за косяка, глядя на Таню. Она сидела и смотрела в чай. Эм показался ей, наконец-таки и бодро объявил: С добрым утром… тут он замялся, и повторил уже менее уверенно: с добрым утром… Подойдя к ней поближе, Маршалл увидел, что у неё чуть красные глаза. Тогда рэпер как-то неловко обошёл её сзади и приобнял, ногой пододвигая стул и садясь на него. Ты чего это? Он подумал, что она плакала, и искренне удивился. Я тебя как-то обидел вчера? Непонятно. Ну, совсем непонятно. Чего то она? Может подальше отойти, пока не разоралась и не выгнала к чертям? Противореча своим мыслям, парень легонько коснулся сухими губами её щеки, быть может, напоминая самому себе, как ему было хорошо с ней вчера. В этот момент так ярко вспомнились события вчерашней ночи! Маршалл даже почувствовал лёгкое возбуждение, но быстро отогнал эти мысли в сторону. Во-первых, утро, во-вторых, девочка на что-то обиделась. Может, решила, что я попользовался и всё? Может, она денег хочет за вчерашнюю ночь? Да не похоже, не думаю, что такая девушка как Таня хотела бы денег за проведённую со мной ночь.
Не ну правда, чё случилось? – всё думал Эм. Он встал со стула, заваривая себе чай. Душистый аромат мелисы наполнил его лёгкие приятным теплом, когда тонкая струйка кипятка из изящного носика чайника, потопила в большой оранжевой чашке пакетик. Оранжевая чашка? Хм. Оранжевое небо над полем конопли…

+1


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Коттедж Gerber