Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Коттедж Gerber


Коттедж Gerber

Сообщений 91 страница 120 из 237

91

Громкие стуки в соседском дворе побудили её обернуться, глядя в окошко. Там по-прежнему кипела жизнь. Сосед-мастер-ломастер-хренов-строитель вот уже вторые сутки пытался поставить завалившуюся стену сарайчика. Как она ненавидела этого человека, ооо как ненавидела. Даже смотреть было тошно, и шевеля густыми ресницами вверх-вниз, девушка опять обратилась к чайной церемонии. Там чаинки плясали и кружились, а девушка только скучно ловила в стакане свое отражение. Глаза совсем заплыли, фу, как ей было противно от самой себя. А сейчас вот Эм проснется, посмотрит на неё и скажет, что лучше поживет в гостинице, чем с такой уродиной.
Господи, она невыносима, когда накручивает себя раньше времени.
Вот как раз наверху послышались тихие шаги. Голову девушка не повернула. Может была увлечена этим танцем чаинок, может пожелала привлечь к себе внимание. Краем глаза, который, сказать кстати, плоховато видел из-за отека, она уловила движение на лестнице, и когда знакомый резвый голос окликнул её, Таня повернулась. Чуть склоня голову, боже, ей же было ужасно неудобно за свой внешний вид больной лягушки сейчас.
Но когда она учуяла, как сильный его сладкий запах оказался возле неё, грусть пропала с её лица. Губы расплылись в счастливой улыбки.
Увы, она чувствовала себя сейчас абсолютно слепой. Заплывшие мутные глаза плохо различали объекты. Она не смотрела Эму в глаза, только ушами ловила его голос, доносящийся по всему первому этажу.
Черт, кажется, он увидел мое состояние! Ну конечно, как он мог не заметить, что я расплылась как шоколад на солнышке! Идиотка.
Ты чего это? Я тебя как-то обидел вчера?-такой ошеломленный голос, какой-то недоверчивый. Ох, закопошился-то, закопошился...и коснулся сухими губами ее щеки. Таня успела поймать это прикосновение и, повернув наконец голову к Маршаллу, улыбнулась широко-широко, выказывая свое умиротворенное довольствие.
Его голос доносился сбоку, теплый, возбуждающий воспоминания о вчерашнем дне и ночи, он так неловко приобнял её, что девушка было хотела расстроиться по-настоящему, но решив не придаваться унынию, она легкой рукой провела по его подбородку, поймав сухие скулы и нежно, аккуратно дотронулась своими губами до него.
Нет-нет, Эм! Ты что, я просто заболела. Вчера не высушилась, вот и продуло, а меня быстро при болезни разносит. Сразу лицо краснеет, зрение ухудшается. Просто глаза заплыли, не переживай.
Да, если ты, конечно, переживаешь..
Садись поудобнее, этот стул качается. Я заварю чаю.-девушка почти что на ощупь встала со стула, но виду не подала. Да кому нужны чужие проблемы, а? Мужик если в доме, так его кормить надо, а не жаловаться на нелегкую жизнь.
Неловко вывалив на себя банку с кофе, неаккуратно оставленную в полочке, Таня нащупала подальше заварку. Насыпала, заварила, все как надо. Долив воды, она аккуратно поставила чашку перед Эминемом и, вспомнив о местоположении своего стула, села на место.
Когда Таня подняла голову на парня и попыталась сфокусировать расплывающийся в разные стороны взгляд, она сразу же оставила эту затею. В ее глазах он сейчас выглядил бооольшим темным пятном на фоне светлой кухни. Расплывчатым, но даже так чертовски привлекательным. Ха-ха.
Таня заботливо придвинула к нему тарелку с парой свежих бутербродов и, кося глаза на его руки, сложенные на столе, наконец заговорила, улыбаясь.
Как тебе спалось?
Как эта мадам сейчас была не похожа на себя вчерашнюю. Такая спокойная, стойкая, где-то даже холодная. Но неизменно, как и вчера, снова и снова вспоминая его слова и мерцающие в ночи холодные голубые глаза, она сдержанно улыбалась.

+1

92

Мозг, пребывая в замешательстве, предлагал самые разнообразные варианты того, из-за чего у Тани было такое утреннее расстройство. Чё за хрень в конце концов?
Тонкая нежная ручка взяла него за подбородок и дотронулась до скул. Маршалл слегка улыбнулся, но чуть встревоженные глаза выдавали его мысли и замешательство.  Её губы легонько дотронулись до его, рэпер несколько оторопел, что даже не стал отвечать поцелуем. Нет-нет, Эм! Ты что, я просто заболела. Вчера не высушилась, вот и продуло, а меня быстро при болезни разносит. Сразу лицо краснеет, зрение ухудшается. Просто глаза заплыли, не переживай. Аааааа…. Понимающе кивая своим кочаном, протянул Эминем. Ух ты, испугала, однако. Тааак, как теперь её лечить-то? Садись поудобнее, этот стул качается. Я заварю чаю. Да ладно, нормально. – откликнулся Маршалл и проводил её взглядом. Она уронила на себя банку с кофе, Эм чуть дёрнулся на стуле, видимо собираясь ей как-нибудь помочь, но она уже сама разобралась, без него. Заварила ему чай. Поставила перед ним. Совсем ты плоха, подруга. Я уже с чашкой же сижу. Тань, ты сделаешь из меня водохлёба. – весьма «тонко» намекнул Эм, театрально чокаясь со второй чашкой чая.
Маршалл загипнотизировал взглядом тарелку с бутербродами, размышляя, для него ли это сделано. Оказалось, для него, так как тарелка была подвинута ближе к нему. Уже уничтожавший предложенную еду, Эм услышал её вопрос: «Как тебе спалось?» и поперхнулся. Потом, было какое-то забавное хихиканье, наконец, он приоткрыл занавесу своё маленькой ночной тайны: Отлично! Представляешь, мне приснилось огромное поле конопли, над ним оранжевое небо с сиреневыми облаками! А я весь такой радостный  и, вроде, блондин, бегу сквозь эти заросли. Счастливый! Эминем рассмеялся и одним глотком допил чай. Не тут-то было – ещё одна чашка осталась. Ну, как раз, и бутерброд ещё есть один. Абсолютно без задней мысли, что девушка, наверное, и для себя их сделала, уничтожил всё, что оставалось к сему моменту на тарелке. Затем, сидел пил чай, рассматривая Танино лицо. Ну что же, я тоже красотой не блистаю, когда болею. Хотя, болею я редко.
Рэпер потянулся через стол и взял девушку за руки, ласково поглаживая нежную кожу её пальцев. Где-то в мыслях он отметил, что какое-нибудь изящное колечко будет хорошо смотреться на этом пальчике. Ну, или кольцо уже не интересно. Кольцо он ведь уже для Саши выбирал один раз. Для Тани можно что-нибудь другое придумать, чтобы самому было интересно выбирать.
Давай-ка я схожу в аптеку за лекарствами какими-нибудь. Говори, что надо купить. ВОЗРАЖЕНИЯ НЕ ПРИНИМАЮТЯ! – Эм улыбнулся, грея в своих ладонях её руки. Потом встал и принялся искать, куда же он зашвырнул свои кроссовки. После долгих поисков, один нашёлся под диваном, другой прямо у входной двери. Сбегав наверх к себе, за деньгами, так как брать её был не намерен, кроме того, собирался купить барсу китекета( пусть учится жить как обычная кошка, ага), Маршалл стал обуваться, постоянно роняя из рук бумажку, на которой записал название лекарства, чтобы не забыть и не перепутать. Ладно, я пошёл. Не скучай чтоль. Эм помахал ей рукой и ломанулся в сломанную дверь. Вскоре, уже топал по участку. Калитка оказалась закрытой, да пофиг – махнул через забор. Даже странно - так хорошо прыгнул, даже не упал, не зацепился штанами. Прямо-таки удачный день сегодня у рэпера. Широко шагая, засунув руки в карманы, Эм направился в ближайшую аптеку, где приобрёл этот самый загадочный «Терафлю». После, завернул в зоомагазин – китекет, какая-то забавная фигня в виде игрушки, и расчёска для шерсти. Выйдя из магазина, с улыбкой перебирая в руках купленное барсу, Маршалл решил зайти ещё и в обычный магазин. Что-нибудь вкусненького купить к чаю. Наконец, менее ловкий, так как уже с «грузом», перевалился через уже знакомый забор. Дааа, ребята поработали на славу, хорошо забетонировали – под его тушкой забор почти не качался.
А вот и я! – объявил Маршалл, раскидывая по прихожей обувку. Подойдя к девушке, он поставил рядом с её чашкой то, что она просила. Затем, вывалил на стол всякую хрень в виде печений, пряников и всего на это походящего. Китекет был вывален в кормушку и поставлен на пол. Захочет жрать – вынюхает и подойдёт.
Эм остановился посреди кухни, озадаченно почёсывая затылок. Ну, вроде всё сделал? Предоставив Тане самой разбираться с «добытым» им лекарством, Эм направился к дивану, включил телевизор и по привычке закинул ноги на столик. Ехидный взгляд в сторону Тани, а затем, бесцельное щёлканье пульта, в попытках найти хоть что-нибудь интересное.

+1

93

Давай-ка я схожу в аптеку за лекарствами какими-нибудь. Говори, что надо купить. ВОЗРАЖЕНИЯ НЕ ПРИНИМАЮТСЯ!
Таня оторвалась от опустошенной тарелки, которую уже давно гипнотизировала взглядом и посмотрела на Маршалла.
Эм, мне завтра будет уже лучше! Не нуужно-девушка вскочила со стула вслед за парнем, проскоблив стулом по плитке, но Эминем уже был на втором этаже. Он поспешно собрался и улетел на улицу, выпытав у девушки название лекарства...
Таня осталась стоять в гостинной, смотря за тем, как по освещенной утренним солнцем улице удалялась фигура рэпера.
Вернулся он относительно скоро. В руках несколько пакетов-лекарство, еда для животного, какая-то вкуснятина. Все съестное было вывалено на стол и парень, почесав голову, ушел к телевизору.
Все происходило как-то молчаливо, странно. Таня покрутила в руках коробочку с лекарством. Инструкция, выученная наизусть, была скинута в мусорный бак вместе с использованным пакетиком, а в чашке заваривался ароматный горячий "напиток".
Девушка, хлюпая носом и потирая глаза, разобрала всю еду по полкам, уложила что-то в холодильник, вытерла стол. Ну вот, теперь чисто, можно и отдохнуть.
Схватив горячую кружку, Таня последовала за Эминемом, который сидел в гостинной и щелкал пультом. К слову, ноги его снова были на прежнем месте-на столике, а ехидный взгляд откровенно ржал над Таней.
Отчаянно закатив глаза и всплеснув свободной рукой, брюнетка издала раздраженный рык, и, подойдя к парню, в очередной раз спустила его ноги на пол, села на соседний диванчик.
Выглядела она жалко, даже слишком, но в то же время можно было бы посмеяться над этим. Волосы померкли на фоне красноватого лица, не казались свежими и блестящими.
Она лениво поправила халат и уставилась на парня, как и в прошлый раз, скосив глаза немного в пол.
Ты не занят?-поинтересовалась девушка и оглядела комнату. Вспомнила про кота, которого до сих пор не было видно
Спасибо за заботу-широко растянув уголки губ, Таня погладила его ладонь, которая не была занята пультом. Она была мягкая, теплая, нежная.
Смотря на него затуманенным взглядом, девушка задумчиво копалась в мыслях. Те настойчиво били ей в голову с самого утра и никак не хотели оставить Таню в покое. И кто ты мне теперь? Что это была за ночь, что это за холодное смущение теперь. Бл*, как же мне надоела вся эта путаница в жизни. Почему-то мне кажется, что я одна такая "счастливая"-сначала происходит что-то безумно радостное, приятное, а потом одни разочарования.
Нет нет, еще вчера она и не думала влюбляться в него, чувствовать что-то, но сегодня что-то сломалось. Это не была четкая влюбленность, ведь она не видела его глаз сейчас из-за атакующей болезни и не могла даже догадываться о его мыслях. Как же можно строить себе в голове сказку, когда на деле даже не знаешь отношения к себе? Но в ней точно что-то согревалось, когда он подходил ближе, точно что-то щекотало сердце изнутри и пинало прямо в рёбра.
Таня молчаливо смотрела на его ладонь, перебирая пальцами по костяшкам пальцев и потом скромно убрала свою руку к себе на колено, сложив их замком.
Вдруг, совсем неожиданно, в голове родилась идиотская идея пойти погулять. Все таки целый день сидеть дома безумно скучно, даже если ты болеешь, а Эм, наверно, не так уж и часто выходит погулять на природу. Таня неловко обронила фразу, спрашивая, как у сурового папаши, Эминема:
А может.... Пойдем погуляем? Там так тепло..

Отредактировано Tania Gerber (2011-21-08 17:40)

+1

94

Маршалл краем глаза наблюдал, что там делает девушка. Она копошилась с лекарством, с пакетиками пряников, затем, с чашкой в руках, где было заварено чудодейственное, как надеялся Эм, снадобьё,  направилась к нему. Бл*! Опять его ноги полетели на пол. Рэпер что-то обиженно пробурчал и подобрал ноги на диван. Тебе ещё не надоело мои ноги скидывать?  - поинтересовался он. Его немного рассердил этот момент, впрочем, в серьёз злиться на Таню не получалось. Ему постоянно казалось, что его претензии к ней носят глуповатый характер, поэтому не упёрся рогом сейчас. Ты не занят?
Эм повернул голову на Таню и чуть удивленно отрицательно покачал головой. Чем тут заняться-то? Скучно. Спасибо за заботу. Да не за что.  – отозвался Эм, не считая то, что он для делал каким-то тяжёлым трудом. Вырваться из дома, пусть даже ненадолго в аптеку, ему хотелось. Погулять на свежем воздухе, походить, прыгнуть через забор. Всё же веселее чем сидеть в доме, в этой заболевшей атмосфере. Ему и сейчас хотелось куда-нибудь успешно свалить, но он не хотел огорчать Таню. Всё-таки Эминем чувствовал некоторую привязанность к ней и в тайне боялся этой мысли. Он пытался думать, что это самая обычная девушка, которая ему понравилась и он её просто трахнул. Но и эта мысль ему не нравилась. Он не хотел ни к кому привязываться, тем более испытывать какие-то чувства. Что потом? Потом, когда проходит эта волна эмоций, остаётся быт, остаются ссоры, остаётся холод. Приходит ощущение, что всё, что было раньше, оно было наиграно, было ненастоящим, словно искусственным, поддельным. Противно чувство, я скажу вам. Он чувствовал себя сейчас неловко рядом с ней, не знал, элементарно, как себя вести, как поступать.
Рассевая его сомнения, девушка коснулась его руки, небрежно лежащей на мягко поверхности дивана. Странно. Сейчас, для того, чтобы улыбнуться, ему вовсе не нужно жрать наркотики, ему нужно лишь её прикосновение. Пытаясь отбросить в сторону все свои нелепые предостережения, Маршалл окунулся в то, что он чувствовал.
А может..... Пойдем, погуляем? Там так тепло… Маршалл несколько не понял такого прикола и окинул девушку с ног до головы оценивающим взглядом. Куда же тебе идти? Ты же вся в соплях!
Таааааань…. – проворчал Эм. Только через мой труп! Ты что совсем что ли? И так вся простуженная, ещё и на улицу пойдёшь! Иди-ка ты в кровать лучше – поспи. Эминем поднялся на ноги, подошёл к ней и аккуратно присел на ручку кресла, в котором она сидела.
Лечись. Будь умницей, а? Рэпер улыбнулся и, взяв руками её голову, чмокнул в макушку и отпустил. Ииишь чего удумала! А потом чего? Разболеешься ещё сильнее и в больницу тебя вести!?

+1

95

Пусть она не видела его глаза достаточно четко, но она почувствовала, как тяжелый взгляд окинул её. Парень, как вредный дедуля заворчал на Таню. Таааааань…. Она ожидала такого тона и недовольства, поэтому бодро успела вставить свое Ну чтооо?! с довольной улыбкой на лице. Куда же тебе идти? Ты же вся в соплях!
Таааааань…. – проворчал Эм. Только через мой труп! Ты что совсем что ли? И так вся простуженная, ещё и на улицу пойдёшь! Иди-ка ты в кровать лучше – поспи.

Закатив глаза и недовольно вздохнув, ответила, но довольную мордочку не спрятала.
Ну Ээээээээээм! Ну пожааалуйста, ну я же большая девочка уже! Я не заболею, там ведь так тепло! Да, и к тому же, я отказываюсь валяться весь день в кровати!-она сказала это на одном дыхании и, вдохнув воздуха, она робко добавила-Одна...
О боже, ну ты дуууура!-ворчало подсознание,-Мозг вместе с бельем прокипятила чтоли?! Ты чего несешь?
Девушка поняла, что взболтнула лишнего и тут же, постучала себе по губам ладошкой, резво хихикая.
"Ну пожааалуйста, ну давай, пошли погуляяем!"-просили её глаза. Такой просящий взгляд, мне кажется, мог уломать кого угодно, как у собачки. Очень забавно.
Таня снова повторила попытку:
Эмии...-Это что еще за новое слово?!-Ну пожаалуйста.. Не будь букой. Хуже мне уже не станет, может даже наоборот-на воздухе посвежею
Брюнетка собрала правую руку в кулачок и засунула в карман своего халата, а другой так очень настырно зажала ладонь рэпера.
Не будь букой, нуууу. Я разболеюсь еще сильнее, если буду весь день дома..
Она была настроена серьезно. Таня вскочила на ноги, получив при этом порцию вступившего в голову давления, покрутилось в глазах все вокруг и уложилось по своим местам, а брюнетка нетерпеливо посеменила к себе в комнату.
Остановившись на полпути, на самом верху лестницы, Таня высунула голову вниз и громко сказала
Я сейчас буду готова. Только десять минут. Не волнуйся, я накрашу свою красную морду, народ ничего не заметит. Позориться со мной тебе не придется-очаровательная улыбка ну просто не могла не помочь. Это невозможно. Мужчин всегда можно уломать. Или слезами, или хитрожопой улыбкой. Это нерушимая истинна.
Девушка унеслась к себе в комнату, отперев дверь туда пинком ноги. В лицо ударил свежий ветер, гуляющий по закрытой спальне и Таня как вкопанная остановилась.
В голове отрывками пронеслась вчерашняя бешеная ночь, то сумашествие, которое они творили. Наверно, этот холод стал ассоциацией, которая теперь всегда будет докучать Тане. Девушка глубоко вдохнула воздух ртом и, мотнув головой, отогнала мысли. Нет, нет. Не сейчас!
Девушка резво пробежалась по комнате, вытащила из шкафа длинный красный сарафан, легкий и такой воздушный, что в нем Таня казалась точеной куколкой-ангелом. С ужасной красной и болезненной рожей.
Повертевшись так и сяк возле зеркала, она сделала вывод, что три слоя пудры-это иногда хорошо. И тщательно замазывая красный нос, девушка искала в отражении очертания знакомой, но расплывчатой комнаты.
Волосы она переплела на одну сторону, вторую заколов заколками-невидимками, накрасила ресницы, одела красные босоножки на плоской подошве. Хотя, их все-равно не было видно из-под легкого длинного подола сарафана.
Ровно десять минут, как часы. Таня резво спустилась к Эминему, несмотря на то, что голова нехило кружилась. Но покажи это она сейчас ее ведь никто никуда не пустит. Так что, она молча вытянула парня в коридор за руку.
Прошу, сделай мне приятное. Прогуляйся со мной.-ой нааааглая роожа, ой нааглая. Девушка взяла обе его руки теперь в свои и, надеясь на положительный ответ, посмотрела Маршаллу в глаза.

Отредактировано Tania Gerber (2011-21-08 19:28)

+1

96

Честно сказать, Маршалл не ожидал, что его будут уговаривать, поэтому несколько оторопел, когда девушка стала его уламывать: Ну Ээээээээээм! Ну, пожааалуйста, ну я же большая девочка уже! Я не заболею, там ведь так тепло! Да, и к тому же, я отказываюсь валяться весь день в кровати! Рэпер уже набрал воздуха для того, чтобы сказать свое грандиозное: «ИДИСПАТЬЖИВО!», но Таня с лёгкой робостью в голосе, добавила: Одна.... Эм  выдохнул и задумался, а затем, с похотливой улыбкой сказал: предлагаю тебе свою компанию. В кровати. Несмотря на его заигрывающий вид, он понимал, что в таком состоянии девушка вряд ли его хочет, впрочем, как и он её. Эмии... Ну, пожаалуйста.. Не будь букой. Хуже мне уже не станет, может, даже, наоборот - на воздухе посвежею. Маршалл приятно улыбнулся, хотя рукой в этот момент махнул отрицательно. Эми? Аахахах, это мило! Тем временем, она просящее заглядывала ему в глаза, теребила руку. Эм даже телевизор выключил – тут было интереснее, чем на этом долбаном экране. Не будь букой, нуууу. Я разболеюсь еще сильнее, если буду весь день дома… Девушка перешла к решительным действиям – вскочила с дивана. Немного постояв, она пошла к лестнице на второй этаж. Вот и правильно ты всё решила. Иди в свою комнату и спи. Эм вальяжно расположился на диване и закинул ноги на столик. Не тут то было, с лестницы раздался голос: Я сейчас буду готова. Только десять минут. Не волнуйся, я накрашу свою красную морду, народ ничего не заметит. Позориться со мной тебе не придется. ООоооооох. – только и выдохнул Маршалл. Ну, вот бесполезно ей что-то говорить. Всё равно ведь сделает по-своему. Глупышка.
Через десять минут, как и обещала, Таня явилась вниз, представ перед «сварливым Эми» в новой упаковке.
Тебе, конечно, очень идёт, но я бы предпочёл сейчас видеть на тебе пижаму. – продолжил гнуть свою линию рэпер. Маршалл встал на ноги, причём сам не знал зачем. Может, для того, чтобы подхватить эту даму на руки и насильно доставить в постель? Таня, не теряясь, схватила его за руку и потащила в коридор. Хулиганка – бурчал Эм, стараясь притормозить, цепляясь за всё, мимо чего они проходили.
Прошу, сделай мне приятное. Прогуляйся со мной. Девушка взяла его за руки и опять посмотрела в глаза. Ну, хотелось ему с ней погулять, хотелось. Но он продолжал строить из себя сурового мужика, поэтому отвечал ей многозначительным молчанием и труднопереносимым взглядом. Затем, он в воцарившейся тишине, освободил руки от её хватки и подошёл к двери. Резко, на пятках развернулся и прижался спиной к её гладкой деревянной поверхности. На показ скрестил руки на груди. Нагловатая улыбка скользнула по его губам и затерялась где-то в зрачках голубых запрещающих что-то глаз. Она так на него смотрееела… И выглядела очень даже здоровой под килограммом косметики. Ухмыльнувшись, Маршалл, нагнулся для того, чтобы надеть кроссовки. Ну, лаааадно… Что-то ещё недовольно бурча, Эм обулся-таки и вслед за девушкой вышел из дома. Лето мягко укутало его своим душным днём. Эминем глубоко вздохнул и, видимо пытаясь шокировать Таню тем, какой он ловкий молодец, совершил корявое сальто вперёд.
На машине поедем? Или пешком?  - спросил Эм, одной рукой приоднимая девушку за талию. Как раз, повод был – вдруг, ей станет плохо, и она упадёт? Вот-вот, я предусмотрительный.

+1

97

Ну, лаааааадно... ворчливый голос Эминема донёсся из двери, когда тот потянулся за кроссовками.
Ессса!-шипя, воскликнула девушка и выскочила в дверь сразу же, как только рэпер освободил проход. Сам же он последовал за ней и не успел сделать пары шагов на улицу, когда, решив покрасоваться, сделал сальто. Ох, приятно конечно смотреть, что мужик 38 лет так может, да и не просто, а почти что хорошо, но все эти прыжки никогда не радовали Таню. Дотошная девушка всегда находила подобное развлечение опасным. Она сдержанно улыбнулась, на самом-то деле приятно было видеть, как этот хлопец браво красуется перед ней. Вот сейчас он приобнял Таню за талию, следуя рядом с ней по дорожке к калитке.
Я думаю, что пешком было бы интереснее. Пошли в лес, а? Там сегодня должно быть очень красиво!-словно ребенок восклицала Таня, положив ручку на его плечо. Пускай все идет так.. 
Действительно, как девушка и говорила, выйдя на свежий воздух она почувствовала себя в разы лучше. Теплый ветерок нежно дотрагивался до щек девушки, а свежий воздух заметно прибавил ей сил, прогнал прочь головную боль.
Они шли рядом, укутавшись в летнее настроение, в эту прогулку. Не знаю, может только Таня чувствовала это.
Руки покрывались мурашками, когда её любопытствующий взгляд смотрел на Эминема. Тот, наверно, мысленно вздыхал от этой вредной девчонки.
Улица уходила все дальше и дальше, новый чистый забор её дома оставался позади. Там, чуть подальше, улицы сходились к небольшому круглому пяточку, где обычно днем собирались мальчишки-скейтбордисты.
Так.. А почему ты не вернешься к себе домой?-вдруг настороженно спросила Таня, поглядывая на рэпера и идя с ним в ногу.
Да, не знала она всей этой истории "сбежавшего папаши-знаменитости", который искал нормальную спокойную жизнь. На это у него должны были быть свои объяснения, которые, кстати, он не обязан был ей рассказывать. Но то ведь-женское любопытство! Его не заткнуть даже при всем большом желании.
Шелест летней листвы разбавлял приглушенный крик детей, резвящихся на полянках своих домов. Внутри этих двориков царило семейное спокойствие. Где-то папа-менеджер, отдыхающий после трудной рабочей недели жег барбекю на костре, где-то мама -домохозяйка пекла ягодный пирог, где-то было тихо, как в лесной чаще. Этого семейного тепла никогда не получала Таня, будучи ребенком. И, наверно потому, её так сильно завораживали эти маленькие семейные радости, пусть и не её. Будучи ребенком, Таня всегда с огромной радостью вырывалась к соседским друзьям на праздники, в Рождество наряжала чужие ёлки, а не собственные, в родном доме, да и с подарками бегала к чужим мамам, а не к своей. Нет, конечно и мама Тани получала самодельную розочку из "желтой бумаги, потому что красная закончилась", но это были не те подарки, которые девочка хотела дарить. Ей не давали достаточно семейного тепла, хотя и очень любили Таню. Отсюда, наверно, и вылилась её замкнутость в собственном мире, хотя она сама его и выстроила вокруг чувств. Наверно, это было неведомое желание сбежать ото всех на свете, потеряться в зыбком счастье одиночества, зарыться туда с головой и не вылезать, пока кто-то не потянет за ногу, желая помочь.
Да только Маршалл её и не тянул. Скорее она сама вытянула к нему руку. Может, просто стала задыхаться, погребенная с головой в раздумия, может просто поддалась влечению, а может есть и другая причина, о которой даже она сама не может знать.
Нет, ты только посмотри какая каруселька!-хотелось воскликнуть девушке, проходя мимо одного из домов, но Таня только широко-широко растянула губы в прелестной улыбке и, засмотревшись назад, чуть было не грохнулась с тротуара. Тут то и пригодились объятия Эминема.
Таня, шутливо отряхнувшись, молча продолжила движение вперед по улице и, настороженно обойдя канализационный люк ха-ха, пристроила вторую руку вокруг его тела. Так было не сильно удобно идти для Тани, но, зато, как-то по особенному тепло. А болезнь.. Ну, он первый подошел...
--Лес--

+1

98

------------->в лес

0

99

---Малая Левада---

Желтое такси, постоянно виляя по дороге от "умелого" штурмана Эминема и его указаний. Но, приучившись уже через 5 минут пути понимать, что "направо"-это не "ПРЯМОСЕЙЧАСИДИОТНАПРАВО" а только "где-то там, после какого-то дерева, может после вон того направо", водитель такси терпеливо довез Таню и Маршалла до её дома.
Уже на подъезде Таня завидела свои ворота, новенький-чистенький-ладненький газон и удовлетворенно улыбнулась, прищурив глаза.
Дом был все так же пуст, как и раньше. Вокруг ни одной души, соседи будто слились в город все разом, а по участку девушки гулял какая-то кошка. Дворовая, похоже, но очень красивая. Черепаховый окрас, легкие движения. Она, наверно, боялась ступать по чвакающей траве и земле, а перебраться к дороге было просто необходимо. А то запалят еще.
Девушка, всматриваясь в открытые окна на втором этаже своего дома, лениво выползла из машины.
Ну, вот и дома.
Девушка потянулась и направилась к крыльцу, любуясь зеленым соседским садом. Эх, а у нее такого нет. Правда же говорят, у соседей всегда трава зеленее. Свое не кажется таким интересным, красивым, полезным. Зато чужое говно всегда находит в наших сердцах место для такой легкой зависти.
Точно. Доооома-девушка открыла дверь, подобрав второй рукой подол платья и зашла внутрь дома.
Воздушно. Тут было воздушно. Прохладный ветерок прогуливался по этажу, как единственный властный хозяин коттеджа и не собирался оставлять помещение для людей. С хлопком двери он частично вырвался наружу, но небольшая часть его все равно осталась свистеть под окном.
Таня с ходу, не разуваясь открыла все окна в гостинной и кухне. Пускай и сюда попадет солнечный свет и тепло. А то в последнее время этот дом просто давится холодом и мраком.
Теплый летний воздух тут же ворвался в окно, выпроводив холодный, а солнечные лучики радостно засверкали на глянцевой поверхности стола в кухне.
Лучше чем дома не может быть нигде. Ты чего там топчешься-то, проходи-Таня деловито обернулась, предложив Эму пройти в дом жестом руки. Он то еще не успел войти, это Таня торопыжка такая.
Она сложила ключи на тумбочку, вернувшись к двери. Там она встретилась улыбчивым взглядом с Эмом и, не отрывая от него глаз, пошебуршала пальцами в оставленной здесь сумке, нашла телефон. Хитро сверкнув глазами, она уставилась в экран телефона, проверив, не было ли звонков.
Нет. Только одно смс. Грр. Эти сотовые операторы... Никогда ничего хорошего не напишут. Только вот расстраивают. "На вашем счету осталось меньше 10 долларов"-последние слова она сказала дурацким голосом, скрючив дурацкое лицо и затем, швырнув мобильник обратно в сумку, отошла к дивану.
Таня расстегнула застежку на босоножках и скинула их в первое попавшееся место-под столик, а сама проследовала до арки в кухню и, нетерпеливо сняла прилипшее платье через голову, швырнула его в открытую дверь ванной, точно угодив им в корзину с грязной одеждой. Сама Таня теперь села на стул в кухне.
Здесь было тепло и солнечно. Столовая тонула в солнечных лучах, согревающих каждый уголочек комнаты. Девушка довольно разулыбалась, млея на солнце и, подперев голову руками, обратила взгляд на своего..гостя.
Чай, кофе? Обед?-освещенная мягким желтым светом молодая девушка смотрелась очень приятно. Собственно, пропадало впечатление болезненного состояния Тани. Хотя она и чувствовала себя намного лучше. Вот так постоянно менялось ее состояние, пока девушка болела. То хорошо, то херово.

+1

100

Точно. Доооома. – сказала Таня и пока Маршалл расплачивался с водителем, стремительно утопала в дом. Эм, ещё раз пнув по дороге забор, в который раз проверяя его на крепость, устремился за ней. Когда он, пересчитав  кроссовками ступеньки и непременно споткнувшись на последней, вошёл в дом, то заметил, как из кухни в ванную феерично пролетел красный Танин сарафан.  Грр. Эти сотовые операторы... Никогда ничего хорошего не напишут. Только вот расстраивают. "На вашем счету осталось меньше 10 долларов" Надо положить ей на счёт. – отметил для себя Маршалл, скидывая с ног обувку и неторопливо приближаясь к кухне. Едва его на данный момент нейтральное табло появилось в арке, рэпера встретил вопрос: Чай, кофе? Обед? Эм промолчал, бродя взглядом по её фигуре, не скрываемой теперь сарафаном. Упитанная, надо сказать, за то, есть за что подержаться, а это он ой как любил. Нет ничего хуже торчащих во все стороны костей. На костлявую сверху ляжешь – потом весь в синяках проснёшься. Пф. Сейчас так модна эта анорексия. Бред. На них смотреть страшно. Страшно даже прикоснуться – вдруг рассыплется. Ахаха, если такую трахнуть, она пожалуй в процессе либо меня костями своими заколет, либо развалится как старый скелет в кабинете биологии… что-то я загнул.   Посиди – я сам. – отозвался наконец он, поставив чайник и начиная шуршать пакетиками с печеньками. Вскоре, откопал пирожок. Довольный, разодрал упаковку и принялся нарезать его на ровные кусочки, точно так же как режут пиццу. Заварив себе чай, Эм немного подумал, затем, заварил и Тане. Совершенно случайно грохотнув об стол чашкой перед её носом, Маршалл миролюбиво сел напротив и стал поедать свой пирожок, запивая чаем. Наконец, он решил, что пирога ему хватит и, подпирая голову рукой, медленно пил чай. Взгляд его, до этого блуждавший по комнате, остановился на девушке. Какого чёрта ты такая сексуальная?  - шутливо, с довольной улыбкой на лице поинтересовался Эминем. И на самом деле, солнечный свет приятно ласкал эти формы, делая их какими-то трогательными и ещё более притягательными. Маршалл с грохотом пододвинул к ней свой стул, перетащил чашку. Сидеть рядом с Таней, в лучах солнечного света и с чашкой чая было особенно приятно. Эм вдруг состроил недовольное лицо. Таааааак! И быстро снял с себя майку, которую вскоре через голову нахлобучил на девушку. Замёрзнешь мне ещё! Она была очень забавная в его майке, которая складками висела на её тельце. Руки, не продетые в рукава, были смиренно спрятаны под сковывающей их действия тканью. Это его позабавило и поверх всего, Эм её обнял, крепко прижимая руки Тани к её же телу. А вот сейчас возьму и начну тебя мучить, а ты связанная. – в игриво-шутливой форме сказал Эминем, лицом приближаясь к девушке. Не давая Тане шевелить руками, Маршалл медленно поцеловал её сладкие губы, а затем стал игриво покусывать, то за губу, то за мочку уха. Потом, и вовсе расшалился – в ушко стал дуть. Посмеиваясь, Эм пока придумывал, чтобы с ней ещё забавного учинить. 

Отредактировано Eminem (2011-30-08 00:31)

+1

101

Едва парень появился в кухне, как тут же осадил мужским решительным "Посиди – я сам" все Танино желание поухаживать за ним. Ну, да ладно. Что это она.
Девушка загадочно улыбнулась, оставив голову на надежной опоре-руке. Только глазами елозила туда-сюда, следя за неловким передвижением Маршалла по кухне.
Перед лицом на стол шмякнулась, издав звонкий удар легенькая кружка, наполненная чаем. Простым, черным чаем. Ты пытаешься мне мстить за двойную порцию чая за завтраком?-Таня хихикнула, принимая чашку в свои руки-Я уже пила чай. Буквально пару часов назад-брюнетка опустила улыбчивый взгляд в чашечку, где начала насчитывать чаинки. Это был крайне важный ежедневный процесс, от которого ее нельзя было отвлекать-насчитывание чаинок в чае.
Потому, наверно, услышав вопрос со стороны Эминема, девушка наигранно сжала губы и, шутя, грозно посмотрела на Маршалла. Девятнадцать...Успела насчитать только девятнадцать... Впрочем, расслышав вопрос, девушка быстро расслабилась и даже засмеялась.
Какого чёрта ты такая сексуальная?
Таня, переложив чашку в другую руку, так как первая уже погрелась и даже почувствовала на коже легкий ожог, задорно хлопнула легкой ладонью по столу. Даааа, я такая сексуальная сейчас, прямо не могу. С красным нооосом, глазааами. И ты так вовремя с этим вопросом.-сделав небольшой глоток чаю, Таня поставила кружечку подальше от края стола-Эх, не болей бы я сейчас....-ковыряя пальцем угол стола, то ли от стеснения, то ли от нечего делать, девушка не посчитала нужным заканчивать фразу. Итак все ясно.
Воцарилось молчание. Эм то ли думал о чем-то своем, периодически посматривая на Таню, то ли сказать чего хотел, то ли просто сидел пил чай без единой мысли.
Девушка, недоумевая, снова принялась за старое-Раз, два, три.. А нет, я ее уже считала. Два, три, здесь еще четыре, это семь...
Вдруг, Эм вскочил на ноги и, быстренько стянув с себя майку, приблизился к Тане.
Ты решил, что пускай это будет коллективный флешмоб по снятию верхней одежды?-брюнетка, слегка отпрянув от неожиданного приближения рэпера, захохотала, но, когда ощутила, как тело сковала ткань, натянутая через ее больную голову, тут же попустилась. Да еще и его руки крепко-накрепко прижали её ручонки, отрезая всяческие варианты выхода из сложившейся ситуации.
А вот сейчас возьму и начну тебя мучить, а ты связанная.
Таня легко поддавшись этим заигрываниям, ответила на поцелуй и самостоятельно прижалась к парню. Прощупав сквозь майку его руки, девушка ловко подтянула рэпера к себе поближе и, звонко клацнув зубками возле его уха, отпустила хватку.
О, прошу, не делай этого. Я же такая слабенькая и напуганная!-прикрыв глаза девушка улыбнулась. Такая счастливая улыбка перекрывала сотни других, которые когда-либо блистали на ее лице. По-крайней мере, сама Таня точно могла сказать, что настолько искренне она не радовалась уже давно.
Девушка, усилием встала со стула, вместе с приклеевшимся к ней Маршаллом и лихо перевернулась лицом к нему. Твое коварство с моим рядом не валялось-вытянув руки из-под майки, заодно собрав ее всю чуть выше груди, она легонько подергала рэпера за нос.
В кухне было тесновато для таких игр, да и наверно, состояние не позволяло, так что девушка, лихо подвинувшись вместе с Маршаллом к стене, изрекла:
Знаешь 4-й закон Ньютона?-помолчав, девушка добавила-Тело, прижатое к стенке, не сопротивляется-довольно подмигнув ему, девушка отпрянула назад, не отрывая взгляда от его синих глаз.
Эми, я бы очень хотела повозиться тут с тобой, но уже вечер и я скоро свалюсь, так что ты уж сильно меня не мучай, а через полчасика солнце будет садиться, и я пойду спатеньки.-Таня небрежно шагнула назад сначала, чтобы освободить поле для действий Маршаллу, а потом неспешно направилась в гостинную.
Смотрелась она, конечно, забавно. Эта майка, которая висела на ней ниже бюста как простыня и босые ноги, чапающие по скользкому паркету.
Девушка на секунду застопорилась в коридоре, возле большого зеркала и всмотрелась в красные глаза. Неземная красота. Мдаа уж. Франкенштейн какой-то-оскалившись на собственное отражение, тихо изрекла девушка. Она было собралась идти прочь от этого несчастного зеркала, как вдруг, случайно поскользнувшись на начищенном паркете, девушка стала падать и поймала себя чуть ли не в самый последний момент, зацепившись за вещи, висящие на крючке у двери.
Громкий удар и вся эта тягомотина (Таня и вещи) полетели на пол, вместе с крючками. Дом оглушил громкий мат, адресованный ё@!*&аным производителям скользких полов, ну и конечно же себе любимой.
Недолго думая, Таня стала подниматься на ноги, сгребая в кучу и все сваленные куртки.
Девушка ловко поднялась и кинула кучу вещей на тумбу, собравшись идти в постель, но снова остановив себя, поняла, что её глаза настойчивым взглядом уперлись в лежащую поверх всех куртку. Обычную, кожаную такую. Куртку Дэвида.
Он то ее так и не забрал.
Впрочем, Таня давно подумывала забросить ее в шкаф подальше, с глаз долой, но так и забыла про вещь, заботливо укрыв ее кучей собственной верхней одежды.
Опять ты мне глаза мазолишь! К черту пошел!-злобно оскалив зубы и сведя брови, девушка с взмаха руки отправила куртку куда-то на пол, заботливо потоптавшись по ней, когда уходила.
Девушка, грозно оглядев гостинную, окликнула рэпера и спросила
Эм, а где твое животное? Какого черта его не видно? Он что там, в подвале закопался?
"Добродушно" пнув мысом кусок ковра, за который зацепилась, пока совершала обход территории, Таня остановилась у лестницы.
Впрочем, при чем был тут Эминем. Ее злости была причина, совсем не связанная с рэпером, так что Таня, поймав эту мысль, быстро попустилась и нежно проговорила:
Эм, я очень хочу спать. Тем более уже темнеть начинает. Прости, но у меня совсем нет сил на общение-Таня даже как то взгрустнула, что отразилось на ее, до этого момента, озлобленном лице. Она подошла к рэперу, крепко обхватив его талию руками и прижав голову к его груди. Я пойду спать. Большое спасибо тебе за прогулку. Ты чудо.-легко причмокнув по его ключице, девушка засобиралась на второй этаж и, преодолевая лестницу, Таня задумчиво уставилась в пол.
До своей комнаты она дошла почти что "на автомате", по привычному пути через длинный коридор с большим окном в конце. Влюбилась чтоли, дура? Уж извини, Эм, так получилось. Сам виноват.-мотнув головой, чтобы отсеять спутанные мысли, Таня без сил рухнула на кровать и мгновенно заснула. Прямо посередине постели, прямо в майке Эминема, прямо вот так легко и непринужденно.
Сон быстренько понял, что пора хватать эту "пленницу" и сиюминутно окутал девушку.
Босые ноги свисали с дивана, иногда подрагивая. Ни то снилось что-то, ни то организм освобождался от лишних эмоций, передавая в сон какие-то сумасшедшие картины того, как она оступается и падает с обрыва.

+1

102

Ты пытаешься мне мстить за двойную порцию чая за завтраком? Я уже пила чай. Буквально пару часов назад. Маршалл нахмурился, вспоминая утро, а затем, с улыбкой произнёс: Да и я думать-то забыл про это. И протянул руку, чтобы забрать чашку, но девушка вроде подтянула её к себе, и Эминем не стал отбирать в неё данный напиток. Таня не стала пить, а просто смотрела в чашку.  Даааа, я такая сексуальная сейчас, прямо не могу. С красным нооосом, глазааами. И ты так вовремя с этим вопросом. Эх, не болей бы я сейчас.... Ну твои формы то не краснеют. – ехидно заметил Эм. Хотя, после твоих последних слов им можно было бы и покраснеть. – рэпер усмехнулся перед тем как жадно впиться в её губы. Вот комар, а. О, прошу, не делай этого. Я же такая слабенькая и напуганная! Ты!? Слабенькая!? – в шутливой форме возразил Эм, чувствуя, как девушка подтягивает его к себе руками, удачно выбравшимися из-под майки. Ну вообще ловкая. Другая бы сидела столбом хехе. А так оно и интереснее. Твое коварство с моим рядом не валялось. Девушка рванулась вверх и встала – Эм потянулся за ней, тоже вставая со стула. Таня превратив майку в одну большую складку ткани, свернула её повыше груди, и рэпер игриво облизнулся, но тут же дёрнул головой назад, так как ему зажали нос. Впрочем, чуть-чуть подёргав этот кривой элемент тела Эминема, Таня потолкала его к стенке, к которой он вскоре был удачно прижат спиной. Знаешь 4-й закон Ньютона? Тело, прижатое к стенке, не сопротивляется. Не-а. – весело откликнулся Эм. Я знаю другой закон – хорошо зафиксированная девушка в предварительных ласках не нуждается. Я коварен, ага. Вдруг, Таня отпрянула от него. Эми, я бы очень хотела повозиться тут с тобой, но уже вечер и я скоро свалюсь, так что ты уж сильно меня не мучай, а через полчасика солнце будет садиться, и я пойду спатеньки. Ну ладно, иди отдыхай. – вальяжно разрешил Эм и проводил её взглядом, пока она шла из кухни в гостиную. Шагая по дому, она сопровождала своё передвижение редкими комментариями. Типичная девушка.  – констатировал Маршалл, проигнорировав грохот и матерщину из прихожей. Эм, а где твое животное? Какого черта его не видно? Он что там, в подвале закопался? Да хрен его знает. Едва вон из миски исчезает. Дождавшись, пока Таня сама подойдёт к нему, Эм в ответ на её горячие объятия положил руки на её талию.  Эм, я очень хочу спать. Тем более уже темнеть начинает. Прости, но у меня совсем нет сил на общение.  Я пойду спать. Большое спасибо тебе за прогулку. Ты чудо. Давай, спокойной ночи. – пожелал ей Эм и, шлёпнув девушку вдогонку по попе, завалился на диван перед телевизором, привычным движением закидывая ноги на стол. Нащупав в кармане скомканную бумажку, Эминем извлёк её оттуда и развернул. Этот клочок бумаги был сегодня содран им в кск. Хм. Тренеру что ли позвонить? Виола-Паола. Хех! И Маршалл позвонил, без какой-либо задней мысли постоянно пытаясь назвать бедную, по голосу, девушку, Виолой. Их затянутым диалогом рэпер остался доволен, и ему польстило, что его узнали. Немного поразмышляв на тему завтрашних приключений, Эминем ещё некоторое время не громко и без особого интереса смотрел какой-то футбольный матч по телевизору. Спасть конкретно не хотелось, тем более, мысли лезли в голову и мешали расслабиться. До часу ночи рэпер маялся какой-то фигнёй, то чай себе заваривал, то что-то хомячил, то переключал каналы у телевизора, даже сходил на улицу и под мягким светом фонарей прогулялся вдоль коттеджей. Ну всё, пойду лягу, а то я же до утра так промаюсь и не высплюсь. А перед конём надо, пожалуй, выспаться! Организовав, таким образом, свою деятельность, рэпер, недолго пробыв в ванной, откуда вскоре вышел совершенно чистый. Вскоре, в выделенной ему комнате, Маршалл долго копошился, выбирая наиболее подходящие для верховой езды шмотки. Выбор пал на свободные мягкие штаны чёрного цвета и тоже чёрную бойцовку, что приятно обтягивала его мускулистое тело, открывая взору сильные руки, украшенные посмертными надписями и рисунками. Отложив это в сторону, чтобы завтра было легко найти, Эм завалился на кровать, вроде как спать. Но, вот незадача – толи бессонница опять, толи всё эти мысли он не мог выкинуть из головы… Короче, заснуть он не мог. Помучавшись, Маршалл отправился бестолково бродить по дому, не зажигая свет. Вскоре, мягко опустив ручку и открыв дверь, он вошёл в комнату, где освещённая лунным светом, частично проникающим сквозь занавески, посреди кровати, лежала Таня. В его майке, что скомкано обворачивала шоколадное тельце. Мммммм….. Эминем подошёл к ней и осторожно присел на край кровати, беспардонно разглядывая спящую. От её сладкого сонного сопенья рэпера и самого стало клонить в сон. Маршалл подвинулся к ней поближе и лёг рядом, касаясь своим телом, облачённым на данный момент только в труселя, её.  Немного полежав, парень заботливо укрыл девушку одеялом и сам заполз под него, мгновенно согреваясь. Вскоре, умиротворённо сопели уже двое.

+1

103

Ночь была на удивление спокойна. В окно стучался назойливый ветерок. Кривые ветви большого дерева царапались по стеклу и их исковерканные тени широко растянулись по стене и занавескам. Ночью все обретало какую-то завораживающую силу, словно, как в детских сказках, ночным городом покровительствовала колдунья. Лос-Анжелес не спал. Как и каждую ночь он бодрствовал, зажигая миллиарды огней.
До пригородных участков, где уютно расположился коттедж Тани, доходили только отголоски бушующей ночной жизни. Эхо от громкого мужского голоса, кричащего в мегафон о начале грандиозной вечеринки каждую ночь с понедельника на вторник оглашало всю округу. Иногда в окно пробивался рассеянный луч света, который пускали с какого-нибудь клуба. И каждые полминуты мимо проплывал сигнальный огонек маяка, который стоял далеко на побережье.
Впрочем этим всем могли наслаждаться только люди, страдающие бессонницей или привычные к ночному образу жизни. Тане было все равно. Она спала сладким сном, который вряд ли бы нарушил даже звук отбойного молотка. Такой сон называют лечебным. Когда человек пребывает в состоянии болезни, лучше всего просто лечь и спать. Сон лечит, а особенно, если ты уютно прикрыта одеялком и с одной стороны тебя греет подушка, а с другой-теплое тело, прижавшееся к тебе.
Во сне Таня сложила левую руку под подушкой, а правую заботливо накинула на Эминема, который, кстати, тоже погрузился в сон.
Так и пролетела ночь. Девушка практически не ворочалась, расслабляя приболевший организм здоровым сном.
А Утро сегодня, наверно, само проспало свой пост, потому как Солнце поднималось над горизонтом слишком уж лениво, не торопясь.
Первые признаки жизни девушка подала, когда за окном, в пять с чем-то утра, громко разминая голос, заорали птички.
Таня недовольно подняла голову, как раз обратившись к окну лицом. Она негромко выругалась, перемешав проклятия в адрес птичек с какими-то непонятными и несвязными фразами, только что поймавшими её во сне.
Птицы, словно внимая её недобрым обещаниям свернуть им шеи, замолкли. И Таня быстро заснула снова, перевернувшись на другой бок и поудобнее прижавшись к Эминему. Сейчас она не отфильтровала наличие другого тела в ее постели.
Следующее её пробуждение произошла часов в 12 дня. Не хило так поспала.
Девушка открыла глаза, увидев перед собой только стену и изголовье постели. В каком странном положении я уснула. Хм. Таня неторопливо перевернулась на другую сторону. Пора бы было уже вставать, но, сейчас чувствуя себя прекрасно (в отличии от вчерашнего дня), Таня решила немного поваляться в постели, принимая всяческие ленивые положения тела.
Уткнувшись лицом в мордаху сопящего рэпера, Таня было хотела испугаться, но потом, отфильтровав некоторые моменты, успокоилась.
Он был крайне мил сейчас. Какая сонная мордашка!
Таня умилённо улыбнулась, прижавшись поближе. Теплым взглядом она сканировала его лицо. Длинные ресницы, сжатые губы, серьезный видок. Как будто ему снилось собеседование в крупной компании. Хаха. Девушка, согретая нахождением рядом с его оголенным телом и его дыханием, прикрыла глаза. А, впрочем, куда спешить? Можно и отдохнуть. Работы все-равно пока нет, а больше и вставать незачем. А тут, под одеялом так тепло, уютно.
Она не уснула, только закрыла глаза и в полу-дреме стала дожидаться пробуждения Эминема.

+1

104

Ворчание и ругань на каких-то там птичек заставила его слабо пошевелиться и что-то промычать, но Маршалл не проснулся, а лишь, чуть поудобнее устроив кочан на подушке, продолжил спать. На прижимающееся к ему тельце рэпер реагировал вполне сносно, отвечая тем же, хоть и неосознанно. Глубокий сон безо всяких сновидений – вот в каком состоянии пребывал сейчас Маршалл. Однако всему приходит конец, и ближе в часу дня рэпер слабо пошевелился, зевая, ещё не открывая глаза. Вытянувшись во всю длину своего тела, Эминем сладко потянулся, а затем съёжился, свернулся клубком и глубоко вздохнул. Минут через пять он всё-таки открыл глаза и увидев прямо перед собой Таню с умиленным выражением лица, вздрогнул. Маааатьмояженщина. С добрым утром. – хрипло спросонья сказал Эминем и перевернувшись на спину огляделся вокруг. А как я сюда попал? Мда, комнату он совершенно не узнавал. Приятный стиль оформления, всё просто без вычурности, под типа позолоченных ножек у тумбочки или невиданных кренделей на лампах. Я что вчера выпил, раз не помню, как здесь оказался? Да нет, вроде голову не грузит. Ну лааадно…. Так, а может я лунатиком прибрёл сам? Маршалл постарался отбросить эти размышления и обратил свой взгляд на девушку. Разглядывая Танино лицо, рэпер вдруг прыснул со смеху. Под её недоумённым взглядом, он уткнулся лицом в подушку и был слышен только его приглушённый ржач. Наконец, сев на кровати, парень несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Затем, еле сдерживая смех, сказал: Ну… ты и красааавица! Ты косметику свою вчера смыть забыла! После этих слов, Маршалл снова упал таблом в подушку, трясясь от смеха, что буквально распирал его изнутри. Подползя к Тане поближе, Маршалл крепко схватил её за руку. Ты не обижайся, но это правда, очень забавно! Аахахаххахаххахаххах! Эминем весело боднул Таню головой в плечо. Нельзя меня так смешить, нельзя!  - запричитал он, протирая заслезившиеся от смеха глаза. Задев пальцем фингал, Эминем вспомнил о его существовании и встал с целью рассмотреть его в зеркало.  Эх, пойду на тренировку сегодня с фингалом.  – с наигранным весельем сказал Маршалл и вдруг моментально смылся из комнаты. В уборную захотелось, видите ли. Затем, он решил, что вероятнее всего, Таня сейчас будет смывать то, от чего ему было так смешно, и сообразил, что ей лучше не мешать. Ушёл на кухню, где попивая чаек, он доел свой пирожок. После сих действия, Эминем долго ковырялся в дисках, выбирая для себя какой-то фильм. Выбрав как всегда какую-то хрень, парень уверенно засунул диск в нужное устройство. Не то, что бы было особо интересно. Маршалл закинул ноги на столик, с ехидством поджидая  Таню и изредка смотрел на экран.  Время летело быстро, почти незаметно. Эх, мне скоро уже надо будет собираться на конюшню. Ты меня накорми что ли перед смертью!

+1

105

Не поняв лихого ржача со стороны рэпера, девушка лениво встала и побрела к зеркалу.
А что не так-то?-недоумевая, она повернула голову на Эминема, ожидая ответа. Но, Эм, похоже, был занят разглядыванием собственного глаза, так что вряд ли внял её вопросу.
Девушка, вопросительно взглянув на свое лицо в отражении, стала неспешно стирать всю эту косметику ватой. Ну, тушь немного осыпалась, ну пудра стерлась о подушку, и что?
Странные они, мужики эти.
Эминем тем временем быстро куда-то слинял.
Таня, ворча и усердно стирая остатки туши крутилась возле зеркала, а затем побрела в ванную.
В коридорчике, на полу, если присмотреться под определенным углом, то можно увидеть следы босых ног, которыми Таня тут постоянно портит чистоту. То из ванной босыми мокрыми ногами следы оставляет, то пыльными ступнями после прогулки здесь топчется.
Девушка что-то буркнула, словно поставив напоминание о том, что надо бы вымыть пол. Но это потом. В ближайшем будущем. Как только позволят "государственные дела"....
Брюнетка, со спутавшимися волосами, в этой просторной майке рэпера плелась к ванной. Подергав за ручку, девушка убедилась, что комната занята.
Она, потирая глаза и иногда зевая, уселась на полу возле ванной, прижавшись спиною к стенке. Пара минут и дверь открылась, освободив помещение, оттуда вышел Маршалл.
Ненавижу, когда ванную кто-то занимает.-как бы про между прочим заметила девушка, добро подмигнув снизу рэперу и, поднявшись, потопала на холодный кафель ванной комнаты, захлопнув за собой дверь.
Освежив лицо холодной водой, девушка перестала чувствовать сонное состояние на себе и окончательно проснулась. Красотка, бля.-не стесняясь в выражениях, проговорила Таня, осматривая свою рожицу.
Где-то еще десять минут из ванной то не доносилось ни звука, то только приглушенные возмущения девушки и стук бьющихся об раковину косметических средств.
Ну чтоооо? Твоя душенька довольна?!-лихо прихлопнув дверью о стену, Таня резко появилась в коридоре и, посмеиваясь, спустилась по лестнице.
На середине она остановилась и глубоко вдохнула утреннюю прохладу. Она боком увидала как его ноги облокотились о столик, а лицо скривилось в ехидной лыбе, но Таня не подала виду и, молча ступая по лестнице вниз, затем достигла парня. Проходя мимо, прямо на ходу она спустила его ноги на пол и прошла в кухню.
Ты любишь блинчики? Могу тебе сделать, но на это уйдет около часа. Подождешь?-девушка расположилась за кухонным столом, приготовив ложку, сковороду и кучу всего прочего.
Ты как вообще оказался у меня в комнате? Темноты испугался что ли?-девушка тихо заржала, вжав голову немного в плечи и, не повернувшись, стала мешать негустое тесто.
Таня, неторопливо передвигаясь по кухонке, достала из холодильника варенье, нарезанную колбасу, сметану. Мало ли с чем он там любит кушать. Все это было выставлено на стол.
Через час, как и было обещано, по дому пролетел запах готовых блинчиков.
Выкладывая их на тарелку, девушка даже удивилась своему навыку-те были тоненькие, как ситечко проступали мелкие дырочки. Верх её кулинарных возможностей, хах. Что ж, хорошая работа, Таня.
Девушка, блистая довольной лыбой, окликнула Эминема и позвала его на обед.
Честно, она ожидала услышать что-нибудь приятное от Эминема. Ну хоть что-нибудь, например, какая она умница. Она ведь умница, правильно? И покушать приготовила, и накрасилась, дабы приятно выглядеть и даже одеваться не стала, хехе.
Девушка, вытирая ладошки полотенцем, устроилась возле кухонного стола, прислонившись к нему задницей.
Ты одежду приготовил на тренировку? Уже скоро надо будет выходить. Пока доедешь там, пока оденешься...

+1

106

Оп – ноги в который раз полетели на пол. Маршалл обиженно фыркнул ей вслед и с грохотом положил ноги обратно «на их законное, как он считал, место». Ты любишь блинчики? Могу тебе сделать, но на это уйдет около часа. Подождешь? Эминем мигом прекратил дуться на девушку. Какие тут обиды, когда тебе БЛИНЧИКИ предлагают? Да не вопрос. – ответил Эм и поудобнее разложил ноги на столике, приготовившись ждать. Ты как вообще оказался у меня в комнате? Темноты испугался что ли? Вообще как-то обидно прозвучало, но она жарила БЛИНЧИКИ и поэтому Маршалл с некой примесью недовольства в голосе ответил: Конечно, я у тебя пугливый мальчик. Рэпер поглядывал на то, что она делала, и задумчиво шевелил губами. Аромат, разносящийся по дому, приятно щекотал ноздри, и Маршалл мигом осознал, что, несмотря на остатки вчерашнего пирожка и чай он голоден как волк. Девушка окликнула его и Эм наигранно облизываясь, пошёл к столу, с улыбкой обозревая всё что там стояло. Собственно, сами блинчики, а ещё колбаска, сметана и варенье. Ахахах, после такого обеда подо мной конь подломится.  – пошутил Эм, тем не менее, принялся быстро уничтожать предложенную ему еду. С трудом оторвавшись от блинчиков, Маршалл поднял взгляд на девушку и ощутил на себе её требовательный взгляд. Она явно чего-то хотела и Эм с набитым ртом прошамкал: Шпашибо, Шаня. Ши умшнишца. Собственно, на это его похвалы закончились, видно, на этот раз он решил быть немногословным суровым мужиком. Ты одежду приготовил на тренировку? Уже скоро надо будет выходить. Пока доедешь там, пока оденешься... – спросила девушка, примостыриваясь задницей к столу. Омг, она  задницей покушается на мои блинчики? Доев всё и запив чаем, Эм встал из-за стола, бросая удовлетворённый взгляд на пустую тарелку. Хозяяяюшка. И лёгкий «чмок» в макушку. Да, одежду приготовил. Я здесь переоденусь – так и поеду. Маршалл полез в холодильник, откуда им была успешно  конфискованы три морковки и четыре яблока. Всё это небрежно помылось, и было коряво нарезано и кинуто в маленький целлофановый пакет. Затем, рэпер унёсся наверх, откуда явился уже одетый. Взяв с собой телефон – мало ли придётся охране звонить, чтобы уносили из-под лошадиных копыт, пакет с яблоками и морковкой, Эм поцеловал Таню в губы. Ну, жди спортсмена-супермена. Заученным движением нахлобучив на голову кепку, Маршалл вышел на порог и обнаружил, что на улице нынче дождик. Вот бля. Пришлось опять тащиться наверх и объявлять в розыск куртку. Вскоре, надев капюшон поверх кепки, Маршалл уже бодро шагал под дождём к гаражу, где его смиренно дожидался джип. Обрадовано взревев мотором, машина наконец-таки вырвалась из оков помещения, и бодрячком заколыхались дворники, смахивая с лобового стекла воду. Просигналив Тане на прощание, Маршалл уверенно повёл машину в сторону конноспортивного комплекса. Дождь усилился, Эминем хмурился, стараясь ехать аккуратнее. Мало ли – занесёт на мокром асфальте. О, чёрт, он уже опаздывал. Мда, уже под сорок, а жизнь пунктуальности так и не научила. Ололо.
.----------> на конюшню.

+2

107

Хорошо. Будь осторожен там-как-то по детски-наивно произнесла Таня, в след уходящему Эминему.
Он одел кепку и вышел в гараж. Девушка молча последовала за ним, встала на крыльце.
По крыше барабанил дождь, воздух стал холодный. Промозглая погода не могла радовать. Таня, укутавшись в свою куртку, прижалась к каменному столбу, что подпирал крышу. Ну пока, супермен.-прошептала девушка, смотря, как его джип лихо скользит по дороге прочь от дома.
Дождь монотонно стучался в кровлю, окна, пел свою песню. Приближалась осень, сразу видно. Скоро начнут опадать листья, перестанут греметь грозы и солнце уже не будет столь великодушно радовать людей своим теплом. Город окутает холод и люди спрячутся под куртки. А потом опять зима. Холодная, бесчестная. Не знаю кто и как, но я не люблю зиму, ровно как её и не любит Таня. Холодная пора всегда казалось ей грозной гордой женщиной, особенно, когда маленькая Таня перечитывала сказку о Снежной королеве.
Снег укутает дороги и снова мир погрузится в спячку, будет ожидать лета.
Таня, сумрачно прищурясь, смотрела сквозь дымку накрапывающего дождя далеко отсюда. За крышами соседских домов был пустырь. Огромный и никому не нужный, там дальше начинались горы.
Звук шелестящих капель набирал обороты и кроме него не было слышно совсем ничего. Люди скрылись в домах, под теплыми пледами.
Тишину вдруг разрушил негромкий звон телефона, что раздавался из дома. Где-то там, запрятавшийся в глубине гостинной, этот звонок раздавался почти неслышно, но Таня, уловив этот звон, отпрянула от столба и, закрыв за собой на ключ дверь, зашла в дом. Она, не думая, оставила куртку на спинке дивана и, разыскав трубку телефона, нажала на кнопку ответа.
Я слушаю.
Негромкий, периодически заглушаемый плохой связью, но крайне суетливый мужской голос раздался на том конце провода.
Миссис Гербер?
Допустим, мисс. Я вас слушаю. С кем я говорю?
Добрый вечер, мисс. Меня зовут Марк, я вам звоню из КСК "The Royal Horse Club". Вы не могли бы к нам приехать? Прямо сейчас!
Но яя...
Мисс, у нас здесь аврал и нам очень нужна всяческая помощь!
Я ничего не понимаю, вам деньги нужны что ли? Извините, но у меня вряд ли найдется такая сумма, чтобы помочь вам.
Нет же, мисс! Нам нужна физическая помощь, если так можно выразиться. Очень прошу вас, приезжайте! Я вам все объясню на месте. Спросите Марка на входе, вам подскажут.
Таня, недовольно хмыкнув, медленно провела пальцем по красной кнопке на телефоне и, сев на диван, задумалась.
А если афера какая-нибудь? С другой стороны, мне все-равно нечего тут делать. Можно было бы съездить. Лааадно, чем черт не шутит!-девушка ловко поднялась на ноги и побежала на второй этаж. Подсуетившись, она быстро собралась и причесалась. Темные штаны, кроссовки, кофта с рукавом и маленькая сумка на ремне, висящая на поясе. Туда она сложила найденные в полках кусочки рафинада и печенья. Ну, мало ли, лошадок покормить захочет.
Она лениво осознавала, что сейчас, возможно, ее попросят вычистить чей-нибудь денник или сводить на прогулку какую-нибудь кусачую пони в качестве помощи конюшне. А с другой стороны, она пока еще ни разу не оплатила постой Бурана там, на конюшне, так что может быть хоть так нужно помочь людям.
Девушка, собрав волосы в любимый тугой конский хвост, схватила ключи от машины и, не теряя минут, выскочила на крыльцо.
Она закрыла дверь, перегнала машину на дорогу и проверила дверь в гараж. Вроде все закрыла.
Машина, ожидающая долгого пути, стояла под проливным дождем на дороге и, учуяв, как повернулся ключ, разгорелась жаждой пути. Мотор приглушил шум дождя. Таня включила любимый диск и достала мобильный из кармана.
Я буду на конюшне, срочно вызвали. Не знаю, во сколько вернусь, так что ключи от дома попросишь у соседа. Целую. Удачи.-она строчила смс на мобильный Эминема, второй рукой придерживая руль и то и дело глядя на мокрую дорогу.
----Конюшня----

0

108

---Парковка---
Как надоела эта осень, о. Эти унылые серые дни, однообразные и тянущиеся неразрывной цепью друг за другом. Брезгливый накрапывающий дождичок, падающие обрывки листвы. Наступила тоска по сочному лету. Пора бы. Скоро ведь ноябрь, первый снег и морозный ветер, подстерегающий там и тут, вычурные узоры инея на стекле и оледенелые дороги. О, и запах новых шин, скользящих по льду, цепляющихся за него всеми силами. Быть может даже предновогоднее настроение.
Вывернув со стоянки на широкую дорогу, Таня чуть приоткрыла окно и салон машины охватил шум дорожного движения. Позади, мелькая в зеркале заднего вида, шумел чёрный джип. Но дальше лобового стекла, отражающего пыльный зад Супры, не было видно ничего. Лицо водителя, мелькающие по салону джиппа солнечные блики и все остальное, что оставляло в секрете глухое тонированное стекло.
Левая рука девушки спокойно лежала внизу на руле, чувствуя поток движения, несущего машину вперед. Вторая рука, лежащая выше на руле, просто по привычке согревала кожаную обшивку. Громкая музыка практически заглушила шум встречного ветра, задувающего в небольшую щель опущенного стекла, девушка придирчиво всматривалась в мелькающие белые полосы разметки по обе стороны кузова машины, на спидометре.. не больше 85. Периодически сзади поджимал джип Маршалла, на что низкорослая тойота отвечала суровым подмигиванием аварийки.
Хэээй!-с долей задора и не без улыбки произнесла девушка, в очередной раз уходя чуток вперед от переднего бампера великана.
Дорога не была в этот раз так нескончаема, как всегда до этого. Быть может потому что пуста от других машин.
Знакомый поворот, потом еще один. Звуки музыки мешали уже и ей самой и, верно, соседям, что недобро махали руками вслед проезжающим машинам. Таня с улыбкой вырубила музыку. Ой, да вам не привыкать.-иронично проворчала себе под нос брюнетка, заворачивая на свой участок. Вот уж за что боготворила Таня свою машину-мала, зато в маневренности любой легковушке фору даст. Вот она японская хитрость и изворотливость. Чуть сдвинувшись в сторонку, машина освободила местечко на дорожке перед гаражом для Эма.
Выковорив ключи от двери из бокового кармана, девушка с пару секунд застыла на месте, уже собираясь вылезать из авто. Взгляд насмешливо уставился на ворчащего пристарелого соседа напротив, что махал руками, что-то бормоча о своей больной голове.
Смитт, ладно тебе, посмотри на время!-не обращаясь глазами к занозе-соседу, Таня щелкнула сигнализацией и, улыбаясь, встала возле машины, ожидая когда Эминем вылезет из своего титана-джиппа.
Мельком она осмотрела передний двор своего участка и нашла эту осеннюю пестроту очень даже милой. Если, конечно, не учитывать дождь. А скоро всё укроется белым ковром и...заснёт до весны. Надо бы какой-нибудь шашлычок устроить до первых морозов.. Как-нибудь на досуге.-вздумалось сейчас Гербер.
Приляжешь?-рукой дотронувшись до плеча Маршалла, девушка посмотрела в его глаза, когда мужчина уже вылез из своей машины.-Пойдем, разберу тебе постель.

+1

109

Слабыми отголосками, теряющимися в шуме дорог, доносились до ушей Маршалла обрывки музыки, громко включенной в салоне машины, что ехала впереди. Эминем периодически забывался и едва ли не касался передним бампером неторопливой Супры. О, чуть не покарябал эту пыльную задницу. – с каким-то непонятным раздражением подумалось Маршаллу. Он, быть может, был на что-то зол, быть может – просто по-человечески устал. Как-то вдруг взбесил его тот факт, что он оказался в какой-то определённой ситуации, и ведёт себя как обычный человек. Почему-то не вызвал охрану, почему-то ведёт машину сам, несмотря на усталость и ломоту в теле. Ну да, конечно, скорее, его гордость не позволила ему сесть в машину Тани, чем нежелание оставлять свою машину чёрт знает где.
А вот, он уж и на месте – стоит рядом с воротами участка своего дома. Маршалл апатично наблюдал затем, как Таня парковалась в гараж, затем, с медлительным спокойствием, вкатился туда сам. Пользуясь суровой тонировкой окон джипа, Эминем не палясь перед Таней, старательно рассмотрел себя в зеркало, не заметив каких-то серьёзных изменений с прошлой недели, разве что свежая царапина на щеке, напомнившая о приключениях сегодняшнего утра. Пожалуй, это можно считать не очень плохим. – пришёл к выходу Эм, смотря на своё отражение, и со вздохом выполз из машины. Таня в это время отвлечённо смотрела во двор. Затем, его плечо ощутило лёгкое прикосновение, и Маршалл обернулся к ней лицом вплотную. Приляжешь? Пойдем, разберу тебе постель. Эминем позволил себе даже улыбку, пристально смотря в тёмные глаза своей девушки. Затем, проследовал за ней в дом, что встретил его слегка застоявшимся воздухом – это чувствовалось сразу после улицы. Маршалл скинул кроссовки и, не снимая грязной куртки, пошёл и открыл окно, затем, стал копаться в холодильнике. Выудив оттуда какой-то бекон, и поставив чайник, что тут же приятно зашуршал, успокаивая мозги создающимся уютом, Маршалл устало рухнул на стул у открытого окна. Ну и похер, что с него мусор лесной сыпется на пол с куртки, действительно – девушка есть, она и пропылесосит. Убираться? Не, я такого не слышал. Через несколько минут тепло исчезло из помещения и Маршалл чем-то как будто бы довольный, захлопнул окно, недовольно проводив взглядом свалившегося с карниза дохлого таракана. Тут и Таня появилась в пределах досягаемости. Маршалл счёл нужным пожаловаться: Вообще. Таракан! – и кивнул головой на бездыханный трупик, что живописно лежал на крышке хлебницы. Если выражение его лица представить как ребус, то разгадка была бы такова:  Куда ты меня привела!? Тут антисанитария! Тараканы! А потом будут москиты! И малярийные комары! Меня покусают! И я умру! Я ЭМИНЕМ! УБЕРИТЕ ЭТУ ГАДОСТЬ ОТ МЕНЯ! Однако же, издалека он показался бы вполне спокойным. Смерив Таню подобным многозначительным взглядом, он заглянул в чашку и внимательно осмотрел бутерброд, подозревая, что этот труп может иметь сородичей. Затем, бросил недоверчивый взгляд на карниз и несколько торопливо доел и допил свой небольшой «перекус». После чего встал и слегка прихрамывая на ушибленную сегодня ногу поперся на второй этаж, предоставляя Тане лицезреть труп в одиночестве.
Перед тем, как забрести в комнату, где ему уже должна быть приготовлена постель, Маршалл зашёл в душ, но уныло окинув комнатку взглядом, понял, что ему дико лень что-либо делать и снять с себя одежду в том числе. Поэтому он, потоптавшись на холодном кафеле, потащился в комнату. Знакомое помещение встретило его греющим сердце уютом и распростёртыми объятиями чистого белья. Альпийская свежесть. Не долго она оставалась свежестью и чистотой. Маршалл на выдохе упал лицом вниз на кровать, поленившись снять даже куртку, не говоря уж о не самых чистых штанах, отменно пахнущих конюшней, с прилепившимися кое-где волосками рыжей короткой шерсти. 
Эминем с наслаждением втянул носом запах порошка и устало зевнул. Спать вообще было ещё совсем рано – сейчас только вторая половина дня, но скоро уже будет темнеть, так как надвигающаяся зима несла с собой столь рано наступающие сумерки. Лениво перевернувшись на спину, Эм уставился в потолок. Ощущение того, что скоро должно произойти что-то важное никак не отпускало его подсознание, что неумолимо пыталось отступить куда-то под надвигающееся облако сна. Чуток затуманенный мозг, однако, пытался подводить итоги дня. Итого: он упал с лошади и подвёргся смертельной опасности – крут чувак, ничего не скажешь. Мда, в какой-то мере, это происшествие приподняло на пару сантиметров и так завышенную планку его самооценки.  Разумеется, он был о себя весьма высоко мнения, впрочем, был и самокритичен и резок в переменах настроения. Несмотря на повышенное чувство собственного достоинства он трезво смотрел на себя. Свой талант складывать слова в ладные тексты, ломать эти самые слова, свой голос – он считал тем, что даровано ему богом. На всё остальное он смотрел более трезво. Эминем понимал, что далеко не похож на мачо с картинки, что его взгляд отпугивает, что и по первому впечатлению о нём можно сделать вывод как он наркомане. Но он воспринимал себя таким, каким он, настоящий Маршалл, есть. Со своей бешеной индивидуальностью, гениальностью, самооценкой и порой болезненными заскоками и странностями. Такой он есть, такой и будет. Слишком невозможным является изменить закоренелые моральные устои, какие-то психи и прочие странности. Их лишь можно сгладить, лишь бы Эми был потише и не отталкивал протянутые к нему руки с зажатым между пальцами добром и светлым чувством.
Через некоторое время после несложной борьбы, сон целиком и полностью овладел его разумом, унося куда-то под корку раздражённого подсознания. Быть может, ему что-то снилось – об этом можно было сделать вывод из того, что рэпер беспокойно елозил поверх одеяла, изредка выдавай какие-то тяжёлые вздохи. Подобным образом прошло несколько часов, затем, подло пропищал мобильник, против воли заставив Маршалла открыть глаза. Эх, чёртов телефон. Ну что там ещё? Эминем нехотя приподнялся с кровати и нашарил в кармане грязных штанов телефон. «1 сообщение, отправитель: Джилл» - прочитал Эминем, уверенно нажимая на «открыть». *Есть дело, очень срочное. Так бы не стала тебя дергать, но это ОЧЕНЬ важно! Это касается и тебя и меня. Приходи в кафешку в парке как сможешь, но прошу, не забудь. Офф: это Джилл, если что. * Хм. Может что-то произошло? Я должен ехать. Тяжело и грустно вздохнув, Маршалл поднялся с нагретого места, пытаясь прогнать мысль о том, что сейчас, когда уже стемнело он должен покинуть уютный дом для того, чтобы встретиться с девочкой. С девочкой, просто девочкой, вроде как – своим маленьким другом. Друг. А друзей не бросают. Мало ли, какая беда у неё. Может быть, эта сестра её в ломке или что-то ещё и ей страшно идти домой? Хотя, причём тут тогда её «касается и тебя и меня»? Странно. Размышлял Эм, шаря руками в сумке в поисках наличных. Может, ей деньги нужны. Застряла где-нибудь и на транспорт не хватает. Хотя, тогда я бы подвёз. Кинув мимолётный взгляд в зеркало, Эм с неудовольствием увидел своё сонное помятое лицо, к тому же, ему явно надо было переодеться. Эминем взял в руки телефон и написал краткий ответ: «Сейчас приеду.»И задал несколько вопросов, правда, больше похожих на риторические.  Затем, захватив с собой некоторые вещи, направился в душ, откуда минут через пять вышел уже более или менее чистый, облачённый в чёрные джинсы и светлую толстовку. Второй куртки у него при себе не было, а идти в грязной – не комильфо. Захватив телефон, Маршалл бодро, но, всё же, чуть прихрамывая, направился к лестнице, но у самого её начала притормозил. Так, как бы мне отвертеться от Тани? Что я ей скажу? Как объяснить девушке, что я должен срочно уйти к Джилл? Ещё принарядился…. Ах, да! И где ключи от машины? А, на тумбочке вроде…
Маршалл тихонько, бесшумно спустился по лестнице, затем, на цыпочках миновал расстояние до самой двери и одел кроссовки, взял ключи. Но вот незадача, когда брал ключи – задел рукавом толстовки неустойчивую Танину вазочку. Блять! – громко прошёптал Маршалл, который невероятным ухищрением всё же сумел ей подхватить в нескольких сантиметрах от пола. Установив предмет на место, Эм с облегчение вздохнул. Ну не хера ж себе. – прошептал он и приоткрыл дверь, впуская в помещение холодный воздух поздней осени. Дверь заскрипела, и Маршалл на несколько секунд неподвижно застыл. Было видно лишь, как у него покраснели уши – быть может, от волнения. Затем, он рывком открыл дверь, вышел и аккуратно притворил её за собой. После, в окне обозначился его силуэт, крадущийся по направлению к гаражу. Вскоре, тихо шурша шинами, за ворота выехал чёрный джип, ведущий себя как нельзя тихо – быть может, брал пример со своего хозяина. Мда, полоса препятствий прямо. Ладно, надо быстрее ехать, зачем заставлять Джиллку ждать? Маршалл вдавил газ в пол и тонированная машина, огласив коттеджный посёлок диким рёвом, быстро скрылась из виду, мелькнув яркими фарами за поворотом, ведущим на основную трассу.
--------> кафе в парке

Отредактировано Eminem (2011-29-11 20:33)

+1

110

По-хозяйки, не разуваясь, Таня прошла в кроссовках в центр гостинной и остановилась на ковре, вглядываясь в зеркало. Все равно квартира подлежала генеральной уборке, так что грязь, оставленная сухими следами на паркете совсем не разочаровывала Таню как хозяйку.
Девушка ненадолго заострила внимание на своем чуть помятом отражении. Черную гриву украшали художественно раскиданные по прядям кусочки сухих листьев, еловая хвоя, даже травинки, что вмиг смешались с волосами, стоило только Тане приземлиться головой о землю, пусть и не сильно. Холодная улыбка охватила отражение и сейчас же скрылась с лика девушки. Быть может такой вид показался ей забавным. Последние месяца полтора брюнетка все чаще стала замечать мелькающую скромную улыбку на своем лице. Скромность, как известно, хоть и украшает, однако в её случае кажется скорее нелепостью, чем должной сдержанностью.
Таня было хотела подняться наверх и проследить за тем, как Маршалл лег в постель, отдыхает, но постороннее шуршание, доносящееся с кухни, направило брюнетку точно в ту сторону. Как и ожидалось, на кухне, сидящим возле окна девушка застала ни кого иного, как Эминема с   н е п е р е д а в а е м ы м   выражением лица и огрызком бекона в руке. Вообще, Таракан! Таня невольно поморщилась от этого слова, хотя и не питала особого страха к ползучим тварям. Однако же этот рыжий усушеный труп домочадца-под-прикрытием оказался не самым приятным зрелищем для девушки. Она брезгливо скинула его на пол попавшимся под руку полотенцем и то, кстати, так же незамедлительно отправилось в утиль. В мусорное ведро. Все это сопровождалось с её стороны не сильно довольными воскликами "[bНу фууу, Маршалл, из-за тебя даже тараканы в доме дохнут! И вообще, оставляй своих друзей за порогом дома, пожалуйста![/b]"
Молчание, которым одарил Гербер её дорогой мужчина стоило, конечно, аплодисментов, так как это молчание исполнил сам Эминем, однако вся эта нелепая тишина, которую производил Маршалл всё меньше нравилась Тане где-то в глубине её души, как что-то посторонее, непонятное, ненужное. Как немое кино, сопровождающееся многозначительными, за неимением слов взглядами.
Хромающее тело Маршалла с некой тяжестью поднялось на нижние конечности и, оставив верхними на столе грязную чашку и жирную тарелку от бекона, поплелось, минуя гостинную, наверх. Через минуту шаги его стихли и гулкий хлопок тела о кровать раздался по всем двум этажам.
Тихое ворчание Тани пожелало ему "спокойной" ночи и добавило "Конечно, почему бы тараканам не завестись в доме, где один из жильцов каждодневно и радушно оставляет букашкам на пропитание недоеденные завтраки?"
Ууууу... Уборка, ненавижу уборку. Чёрт.. Чёёёёрт...-бросив еще один брезгливый взгляд на рыжий трупик, Таня с пинка размазала его по кафелю в уголке, под окном. Черт с ним, будет уборка-не будет таракана. А пока пускай отдыхает. Брр.
Грустно окинув взглядом знакомый интерьер гостинной с дизайнерскими новинками "от Эминема", такими как комья грязи, раскиданными хаотично в периметре передвижения Маршалла по дому, девушка пришла к выводу, что уборку откладывать, увы, нельзя. Для начала она открыла парочку окон и впустила в холл холодный воздух, свежий и бодрящий. Он быстро охватил предложенное ему помещение.
Довольно сильно вспотевшая спина тут же охладилась, но преющая под плотной кофтой кожа требовала воздуха, потому Гербер перво-наперво переоделась в домашний костюм-шорты и футболку с незамысловатой надписью.
Дальше тряпка, ведро, химикаты для очистки полов и других поверхностей... Все как надо. Сейчас, оттирая последние впечатавшиеся в пол давнишние следы кошачьих лап, Таня подумала, что хорошо, что всё-таки она не завела собаку. А то опять эта грязь, сжёваная мебель, одежда и...ежедневные многочасовые прогулки... Нет уж, теперь никогда. Никаких животных в доме, пока не обзаведусь парочкой нудящих спиногрызов с желанием завести лохматую брехливую шавку. Тогда я сначала начну ругаться, что "вы не сможете о ней заботиться, так как собака требует больше внимания, чем вы думаете", а потом может быть куплю детям домашних улиток. Может быть. Хм. Я превращаюсь в подобие Маршалла. Что ж, с кем поведешься..
Когда, наконец, последнее пятно было ликвидированно, а тарелки скрипели от чистоты, девушка удовлетворенно прилегла в гостинной на диван. Перед этим затушив свет. Кайф.
Из окна, где солнце уже заходило за горизонт, в комнату проникало желтое свечение соседских фонарей и уличных лучей, озаряющих передний двор коттеджа. Таня молча, погруженная в некоторую усталость и раздумия, начинала понемногу посапывать. Было откровенно скучно. Эм дрых где-то наверху. Честно говоря за эти пару часов Гербер не осмелилась зайти к нему в комнату и нарушить мирный храп, доносящийся оттуда.
Странное ощущение окутало Таню. Вроде бы, что? Ничего. Всё хорошо, любовь-морковь, но.. Да, свое "но" было и у Гербер. Вроде бы не хватало формальностей-более теплых разговоров и объятий, чего-то человеческого и досягаемого, а тут, похоже, она всё-еще стеснялась его в глубине души, как знаменитой недосягаемой звезды на небе. Заманчивой, но далекой, а от того... менее реальной.
Густые ресницы, скрывшие свой истинный цвет за слоем туши, смыкались вместе. Дрёма переходила в сон.
Когда она вдруг проснулась, в комнате было совершенно темно. Навскидку не было возможным даже сказать сколько время. Ближе к зиме, ведь, темнеет раньше. Но глаза, как свойственно, быстро привыкли к тусклому свечению фонаря за окном и уже через минуту с ловкостью улавливали движущиеся по стене слабенькие в своем свечении тени. В полной тишине и темноте она пролежала еще с минут восемь. Снова было накатила волна сна, но на лестнице предательски заскрипела ступень и девушка от интереса сначала вытянула шею вверх, а затем, наоборот, вжалась вместе с телом в диван. Нахмурив брови, Таня ждала что будет дальше. Тихая ловкая тень проскользнула к входной двери, не заметив наличия девушки в комнате. Весь этот долгий и бесшумный поход Маршалла по комнате сопровождался Таниным прихреневшим взглядом с поднятыми аж до линии волос бровями. Девушка, офигев от такой наглости, пару раз удивленно хлопнула глазами и вскоре проводила взглядом скрывшуюся за дверью фигуру Маршалла. Минута и за стеной, у гаража, заревел мотор машины.
Даже знать не хочу, чего он удумал...-всё еще пребывая в шоке от происходящего, Таня перевернулась на бок. Сон и вновь не заставил себя долго ждать.

+1

111

Девочка несколько недоумевала, на что Маршалл, впрочем, не обратил какого-то особого внимания. Затем, дочка всё же нашлась и произнесла: Самый счастливый ребенок - на каждой странице автограф звезды. Эминем в ответ усмехнулся и подхватил шутку. Ага, будешь мисс популярность в школе. Будем с тобой женихов сортировать. И улыбнулся. Получив её согласие поехать домой и, оплатив заказы, рэпер вместе с Джилл направился к выходу. Пока они чапали до машины, его опять затрясло – на этот раз от холода. Мне холодно смотреть на твои балетки, завтра поедем покупать зимнюю обувь.  – заметил Маршалл, с нотками строгости в голове. Вот и машина. Рэпер усадил туда девочку, сразу же включая печку. Мда, пристегнуть её нечем. Эти остолопы только купив машину, выдрали отсюда ремни безопасности. Какая невезуха. Привычно зарычал мотор, и джип сдвинулся с места, скрипя шинами по свежему недавно выпавшему снегу.
Ведём себя естественно, окей? – сказал Эм, обращаясь к Джилл, когда чёрный джип под чётким руководством хозяина зарулил к знакомому коттеджу. Это мой дом… ну, формально мой. – говорил рэпер, заезжая в гараж, что приветливо ожидал его прибытия. Маршалл старался не передавать своей неуверенности девочке, однако, мысленно предчувствовал скандал. И мысленно же пришёл к выводу, что стоит поставить Таню перед фактом холодно и чётко. И она должна смириться с фактом пребывания Джилл в своём доме, хочет она того или нет. Если уж любит меня, то пусть полюбит и мою дочь. – эгоистично заключил Эм. Ну, с богом – пронеслось в его мыслях, когда он, взяв дочь за руку, поднимался по крыльцу. Если Таня не примет Джилл, нам придётся жить в гостинице. А потом. В Детройт. Положив ладонь на ручку двери, Маршалл резко преобразился – выправил осанку, горделиво подняв вверх голову, глубоко вздохнул и принял состояние озлобленного, раздражённого человека – как раз в таком настрое его было невозможно переспорить, или в чём-то переубедить. Эминем уверенно вошёл в дом, правда, его солидность и неприступность несколько пошатнулись в тот момент, когда они с Джилл ломанулись вдвоём в одну дверь. Ну, что ж, гены всё-таки. Сценически «не заметив» присутствия девушки, Маршалл демонстративно повернулся к ней спиной, помогая Джилл раздеться и вешая её куртку на крючок. Затем, произошла некоторая заминка, во время которой Эм бестолково топтался на месте вокруг дочки, затем, собрался и сказал, пристально глядя черноволосой своей девушке в глаза:
Дочь, ты можешь идти наверх – в мою комнату, там открыта дверь. А мы пока с Таней кое-что обсудим…. Голос его отдавал холодом, который он нагонял, пытаясь избежать криков о том, какая же он гулящая скотина. Разумеется, на слове «дочь» рэпер сделал особенный акцент, пытаясь одной фразой заменить монолог объяснений. Произнеся последнее предложение, его губы скривились в едкой колкой усмешке. Он остро чувствовал свой долг и собирался добиваться поставленных целей любыми способами. Даже ссорой.
В этот самый момент, в коттеджу подъехала какая-то машина, пронзительно слепя слабые глаза Маршалла. Светлая тайота аккуратно припарковалась на обочине дороги. Тайота? Кристофер? Щенок? Чёрт! Только не сейчас! Он сломает всю ту логическую цепочку, которую я так долго и старательно тут выстраивал. И Джилл не ушла в комнату – вон, стоит на лестнице. Чёрт, сейчас же начнётся… Собака, собака и ути-пути. Хотя, двенадцатилетнему подростку наверняка понравится Клык, думаю, она сто процентов будет за то, чтобы его оставить. Но чёрт! Может, ещё не поздно!? Маршалл судорожно отыскал телефон и, с трудом попадая пальцами по кнопкам, кому-то позвонил, затем, начал орать так, что стёкла трещали: Не смей! Только не сейчас! Я дам тебе денег! Но фигурка, вылезшая из машины, с пакетами и странным свёртком под мышкой неумолимо приближалась к двери, что-то говоря в трубку. Наконец, оно самое ввалилось в дом. Раздался дикий вопль: Знаешь что, Маршалл!!! Вот тебе половина моего долга! И забирай своё животное!!! Эта тварь мне всю мебель как бобёр изгрызла! Эм пребывал в каком-то нервном молчании, абсолютно безмолвно держа на руках пакеты, деньги и щенка австралийской овчарки – все, что было вручено ему Кристофером, который, побыстрее вышел, очевидно, опасаясь новой порции отменной брани.
Лучше вот сейчас молчи. – несколько пришибленно проговорил Эм, еле сдерживая раздражение от полного провала своей операции. Зато, она сейчас будет пилить меня за щенка, а от дочери я удар отвёл. Да я гениальный батя, чо. Как ни странно, он едва не улыбнулся, когда почувствовал, что Клык лижет его лицо, такое суровое и вечно мрачное лицо своего хозяина. И Маршалла вдруг согрела эта мысль, что каким бы он ни был – жестоким, эгоистичным, крикливым, драчливым – он всё равно остаётся для собаки хозяином. И, как ни странно, Клык его даже…. Любит? Как-то искренне и по-настоящему, по-своему, по-собачьи.
Джилл наверх так и не ушла, и Маршалл нагнал её у лестницы, глубоко вздыхая. Ну, пошли щенка устроим. И тут он решил-таки подлизаться: Ты с нами, любимая? Эминем снисходительно улыбнулся и, с видом «ну уж ничего не поделаешь» чесал щенку пальцем за пушистым ухом.
Когда же вся троица очутилась на втором этаже, в комнате Маршалл, тот, виновник сего действия, аккуратно отпустил щенка на свою кровать, кстати, в хаотичном порядке расстеленную. Сам стал вытаскивать их пакетов то, что принадлежит Клыку. Удивительно! Хотел с кем-нибудь нянчиться – и вот тебе на! Сразу два ребёнка. Маршалл посмотрел на Джилл и шутливо продолжил: Хорошо, что обойдётся без смены пелёнок и сооружения на голове различных композиций из косичек. Затем, скептический взгляд на животное и оптимистичное замечание:  ну, встаю я рано, будет с утра чем заняться. Хотя я бы с большим удовольствием с утра сидел на балконе, закутавшись в тёплый плед, с чашечкой горячего кофе, размышляя о том, что будет, что было, что есть. Что у меня будет? О, несомненно, счастье. Вся жизнь впереди, а позади лишь часть большого детства.
Эминем внутренне собрался – ему нужно было сказать Джилл что-то важное, что он вынашивал с той поры, как узнал о своём родстве с девочкой. Быть может, это было неправильно – грузить чем-то ребёнка, только начавшего привыкать к окружающей обстановке, но Маршалл так решил. Решил сказать.
Я понимаю, что мне не заменить тебе тех, кто больше не может быть с тобой. Что меня не было рядом целых двенадцать лет, что я не самый лучший вообще человек на свете, а если на чистоту, так я вообще эгоистичный наркоман. Но… я уже тебя принял в свою семью и, думаю, со всеми трудностями мы справимся. Маршалл говорил спокойно, мягко, вяло жестикулируя руками в такт своим словам. Рэпер как-то потерянно посмотрел на Таню, в душе, он очень надеялся, что девушка одобряет его слова, что они не пусты, а несут какую-то правильную мысль. Истину.
А, и ещё. – тут рэпер замялся. – если вдруг тебя это волнует… - опять заминка. – то я совсем не настаиваю, чтобы ты называла меня… папой. Затем, как-то поспешно затараторил: Маршалл, Эмыч, Эм, Эми. – произнося последнюю свою «кликуху» он хихикнул. И стал соображать, как бы отойти от этой грустной темы. Нет ничего хуже, чем плачущая девочка. Особенно, если она – твоя дочь. Тань, у нас комната-то есть? Не хотелось Маршаллу, чтобы Джилл открывала для себя удивительный мир его тумбочки, куда был им сложен весь арсенал оружия, которое он при себе имел – начиная от ножа, заканчивая пистолетом. Заряженным.
Эминем порядком устал – сегодняшний день вымотал его и физически и морально. Ему представлялось, будто кто-то сегодня просто вытащил из него все жизненные силы и эмоции. Вообще, хотелось поесть, но в большей степени его клонило в сон. Он всё сказал, вроде, ничего не тревожит. Все живы здоровы, щенок бегает, земля вертится – фантастика! С глубоким вздохом Маршалл привёл своё тело в горизонтальное положение, пытаясь сохранять при этом заинтересованное лицо, чтобы на него тут не обижались. Глаза всё больше и больше превращались в узкие щелки, пока, наконец, окончательно не скрылись за опустившимися веками. Наверное, разбудят, если поесть сделают. Сверху по нему проскакал Клык, но Маршалл уже не осознал этого, не почувствовал – он погрузился в сон.

+3

112

Ночью обычно так тихо, спокойно, умиротворенно. Но не сегодня.
Пытаясь задремать, Таня уже в восьмой раз ловила себя на мысли, что спать, пока твой мужик пропадает неизвестно где-не есть правильно. Обычное состояние вне воздействия Маршалла никогда не позволяло девушке недосыпов. Сон всегда приносил нерушимое и непоколебимое спокойствие. Абсолютно ничто не могло нарушить его. А сейчас вдруг как с ног на голову. Перевернулось. Шум скользящих по асфальту соседских машин, голосящие подростки с ближайшего квартала, грозный лай соседского дога.. Всё мешало, рушило относительное спокойствие, которым она приказала саму себя связать до возвращения Маршалла. Всё мешало спать.
После часа размышлений, девушка стала потихоньку подниматься с дивана, но проваливаясь в мягкие подушки его, получилось запланированное "восстание" только с третьего раза. Как только с плеча неловко соскользнул плед, по коже пробежалась мелкая дрожь. Таня неспеша перебирала ногами в сторону окна и пыталась в темноте не задеть что-нибудь, обо что можно навернуться. Хлопок форточки, и внутри погруженной в темноту гостинной снова стало тихо. Как и всегда. Быстро стих и морозный ветерок, гудящий под окном.
Брюнетка, облаченная в этот самый шерстяной плед от чего-то печально вглядывалась в пустынную дорогу, рассекающую квартал. На ней поблескивал не то расстаявший снег, не то остатки незатейливого дождичка. И больше ничего. Пусто, мокро, холодно. Опустив черные глаза в пол, девушка еще пару минут молча стояла в ожидании. И не зря. Наконец, бледный свет фар осветил окна коттеджа, вывернув из-за угла улочки. Знакомый звук грубого мотора, шумная остановка скользящих по асфальту шин. Гербер вытянулась на цыпочках чуть вверх, сама-то она была не такого уж высокого роста. Расправив плечи, Таня с беспокойством и интересом наблюдала, как из машины вышел  ребенок, уверенно шагая с Эминемом к входной двери. Девушка молниеносно переместилась туда же, встречая их в коридоре. Она легонько облокотилась о косяк двери и, потирая лоб ладонью ждала, когда они войдут. Яркий свет, который она зажгла щелчком выключателя резко снизил видимость, но как только глаза привыкли, Таня обратила непонятливый взгляд на вошедшего Маршалла и его маленькую... кого? Подружку? Родственницу? Ктоо этот ребенок?
Тупое молчание воцарилось в доме вопреки ожиданиям Тани. И, наверно, ожиданиям Маршалла.
Первая не выдержала этой театральной паузы, конечно же, девушка и, дабы не огрести по полной, спросила тихо, без явного раздражения: Эм, что это такое?..м? Ээм...?
Вопрос остался без ответа. Мужчина долго топтался вокруг ребёнка, повернувшись спиной к нависшей за его спиной Таней. Затем он наконец развернулся и холодный голос, как-будто совершенно чужой, изрек непонятную для Тани фразу. Дочь, ты можешь идти наверх – в мою комнату, там открыта дверь. А мы пока с Таней кое-что обсудим….-лицо девушки в этот момент приобрело выражение, похожее на восклицание "какого черта?!" Брюнетка медленно отпрянула от косяка, но всё еще придерживаясь за него рукой, негромко прошуршала: Что?-проводив ребёнка взглядом до лестницы, Таня сделала несколько грозных шагов вперед, к Маршаллу, и заглянув в его бесстыжее лицо еще раз спросила, уже громче: ЧТО? Что это такое, Маршалл? Едкая усмешка пробежалась по лицу рэпера, будто издеваясь, но не давая ответа.
Гербер было открыла уже рот, чтобы снова попытаться вытащить из Маршалла хоть словечко, но в этот момент скрип шин за окном прервал её. Глубоко вдохнув воздуха, она закрыла глаза и медленно протянула-Когооо?-Кого еще там принесло?!?-нервный выкрик вырвался из ее уст. Всё внутри, взбушевавшись, давило само себя. Нельзя скандалить, не зная из-за чего ты скандалишь. Но как хотелось надавать ему по морде за это издевательское молчание. Сжав руки в два небольших кулачка, спрятав тонкие пальцы, она недовольно насупилась, шумно выдыхая воздух через нос. В дверь вошел, нет, влетел пухлый мужичок с куском.. собаки (?) в руках. Он нервозно пихнул животное в руки Эминема и истошно заорал, заставляя присутствующих прищурить глаза от его истиричного вопля: Знаешь что, Маршалл!!! Вот тебе половина моего долга! И забирай своё животное!!! Эта тварь мне всю мебель как бобёр изгрызла! Вы бы видели Таню... Она вернулась в положение "рукалицо" и поморщив лоб, изъявила еще один риторический вопрос-Господи, за чтоо? Ну за чтоо?-печальный вздох и несколько ударов лбом о косяк арки.
Как только истеричное существо покинуло помещение, Гербер развернулась лицом к Маршаллу и строго посмотрела в его голубые глаза. Лучше вот сейчас молчи..Таня было уже собралась молча уйти и послать всех на три веселых буквы, но последнее сказанное Маршаллом с такой злобой так остро ковырнуло её под кожу, что остановившись на полпути к кухне, она на мысочках развернулась и вопросительно уставилась на мужчину. Чтоо? Ты мне еще собираешься условия диктовать?! Объясни, мать твою, что происходит здесь?! Кто эти люди и эта шавка?! Почему ты вообще со мной так разговариваешь?!-внутри все упало, разлетелось на клочки, взорвалось. Всплеснув руками, Таня со злостью смахнула с тумбочки вазу, которую в тот раз на лету поймал Эминем.  Громкий удар о паркет и тысячи осколков разлетелись по блестящему полу. Девушка, резко развернувшись, ушла в столовую. С тяжестью она упала на стул и взялась за голову. Дыхание чуть сбилось, развернувшись спиной к входу в кухню, Таня сидела за столом с закрытым руками лицом. Нет, она не плакала. Злость и обида смешались воедино. Угольно-черные волосы с небрежностью расползались от плеч и спадали уже до самого стола. Проигнорировав приглашение пойти на верх, девушка оставалась в том же самом положении. Но по прошествии минут 10, когда злоба улеглась в душе, брюнетка неспешным шагом поднялась на второй этаж. Остановившись возле открытой двери в комнату Эма, она легонько прислонилась к стене и заглянула внутрь. Плед, все еще болтавшийся на плечах она взяла в руки, согревая пальцы. Никаких слов, она просто наблюдала. Слушала их разговор, опустив глаза в пол. Ей ведь так никто и не объяснил, что происходит. Какая дочь? Откуда она появилась вдруг в его жизни? Вообще, её ли это дело?
Скоро все утихло. Эм уже засопел на кровати, а девочка осталась в комнате с собакой. Наверно, как-то неловко себя ощущая.
На душе кошки заскребли. Ребенок-то точно ни в чем не виноват. Тихими шажками Гербер пробралась внутрь комнаты, и, осторожно взяв девочку за ладошку, сказала. Пойдём. Я покажу тебе твою...твою комнату.
Ребёнок оказался на удивление миловидным. Невысокая светленькая девчушка, лет двенадцати. Таня невольно улыбнулась, чуть растянув уголки губ. Самой-то ей еще не доводилось нянчиться с детьми. Пусть даже такими взрослыми. Может потому она априори питала к Джилл некоторую симпатию. Всё-таки рано или поздно девушке надоедает гулять. Надоедают бойфренды, меняющиеся как перчатки, глупые тусовки, пустые обещания. Приходит время обзавестись каким-то смыслом.
Дойдя до соседней комнаты, она осторожко приоткрыла дверь, выпустив теплый воздух, скопившийся там. Пойдем, не стесняйся.-кивнула Таня головой в сторону комнаты и включила теплый свет, озаривший помещение. Приятный светлый цвет стен, паркет, такой же как и в остальных комнатах, огромное окно с видом на задний двор. И, конечно, широкая кровать. Это Таня любила больше всего в любом интерьере.

Отредактировано Tania Gerber (2011-18-12 14:57)

+3

113

Первый луч солнца, пока ещё такой робкий, пробрался сквозь плохо задёрнутые шторы в комнату рэпера. Словно дразнясь, или, играя в какую-то одному себе известную игру, он упал на спину мужчины и бегло побежал по плотной ткани его одежды вверх – к его лицу, устроившемуся на мягких подушках. Достигнув своей цели, свет ласково коснулся его глаз, словно боясь потревожить, но, всё же, стремясь исполнить свою такую важную миссию.
Маршалл приоткрыл один глаз и закрыл лицо руками, оберегая остатки сна от пришедшего нового дня. Затем, когда глаза-щелки попривыкли к свету, он открыл их, лежа на спине и глядя в потолок. Вот и новый день, новый старт, как говориться. Какие планы на сегодня? Мммм, надо помириться с Таней, это в первую очередь. Я ведь люблю её, правда люблю. И что нашло на меня вчера? Мне даже как-то странно вспоминать это сейчас. Эминем медленно сел на кровати, обняв руками колени, обнаружив, что вчера забыл раздеться и сейчас сидит поверх одеяла в толстовке и джинсах. Ну да, всё равно не стал бы я переодеваться при Джилл, как она, интересно? Освоилась ли? Не думаю, что Таня стала бы обижать её как-то, даже, если бы ревновала ко мне. А пёс где? А, вон лежит.
Маршалл подошёл к окну и задумчиво уставился на открывающийся перед ним пейзаж. Отсюда были видны крыши соседних коттеджей, немного леса, синевой, в лёгком тумане уходящем куда-то вдаль. Жаль сигарет нет под боком, а то чего-то хочется закурить. Ан нет, нельзя плохой пример дочке подавать. Рэпер несколько раз наигранно ударил пальцами по собственным губам и строго покачал головой отражению, проходя мимо зеркала к шкафу. Впрочем, до шкафа он не дошёл, прерванный яростным вибрированием телефона, что грозился в очередной раз упасть с тумбочки. Маршалл поймал его на лету, не глядя, ответил на звонок.
- Я слушаю.
- Маршалл, у тебя сегодня в четыре часа самолёт в Австралию, ты в курсах?
- Теперь да. Концерты?
- Нет, на кенгуру поедешь смотреть. Конечно! Проснись и пой! С Наступающим!
- С Наступающим. – повторил Маршалл, медленно расплываясь в улыбке. Давненько его душа требовала перемены места и состояния. Вот, он снова превратится из Маршалла, обычного рядового человека в звезду и идола, в бога. Его голос будет звучать подобно громовым раскатам, а к каждому размашистому шагу будет прикован добрый миллион глаз. Он будет волноваться перед выходом, так и не избавившись за многие годы от этого трепетного и приятного чувства, что селится в душу прямо перед самым выходом, когда там уже рукоплещет публика и требует своего поэта.
Эминем застыл около тумбочки, не замечая, что абонент на той стороне телефонной связи давно завершил вызов и идут противные гудки, теребящие слух. Улыбка пробила холод его лица и он, сбросив вызов, отложил телефон в сторону. Маршалл медленно подошёл к зеркалу, долго смотрел самому себе в глаза, размышляя о чём-то. Было ещё так мало времени – весь дом был погружён сон. Маршалл улыбался, представляя, как спит в своей постели Тани, как разметались её тёмные волосы по подушке, как по-детски сопит в другой комнате Джилл, просматривая во сне радужные картинки своих снов. Жаль, что мы поссорились.
Эминем тихо приоткрыл дверь, выходя из комнаты. За собой он не стал закрывать, предположив, что Клыку захочется прогуляться по дому. Едва заметной тенью он проскользил краткий путь по коридору и, наконец, оказался в комнате девушки. Как и виделось ему в фантазиях, он сладко спала, разметав чёрные волосы по пахнущей свежестью подушке. Маршалл аккуратно подошёл к ней и легонько прикоснулся сухими губами её губ. Таня чуть пошевелилась, но сон не отпустил её. Рэпер отступил от кровати, поправив одеяло на высунувшуюся из-под него ногу девушки. Затем, вышел из её комнаты, тихо закрыв дверь. Радостные мысли не оставляли его мозга, он желал сейчас сделать приятное каждому. Поэтому, наспех отряхнув грязную свою куртку, оделся и вышел из коттеджа, тихо, чтобы никого не разбудить. Куда он ушёл? – Это будет секретом, но примерно через сорок минут он воротился назад с каким-то бумажным свертком в руках. На кухне Маршалл развернул газеты и достал из них…. Цветы?
На прикроватную тумбочку в комнатке Джилл упала одинокая ярко жёлтая роза. Затем, Маршалл тихонько прокрался в комнату Тани. Хаотично разбросав по соседней пустующей подушке пять крупных нежно-кремовых роз, чей оттенок клонил в жёлтый, Эм сел на пол около её постели и неподвижно застыл, лаская взглядом её сомкнутые веки. Отчего-то на миг, но всего лишь на миг, рэпер огорчился тому, что Таня вздрогнет и на какую-то долю секунды испугается, когда увидит его так близко и внезапно. Бывали моменты, когда вдруг хотелось Маршаллу променять свои осколки на карие, добрые глаза. Это был один из тех моментов.
Знают только сосны и янтарная смола, как в высоких травах заплетаются тела. Моя любовь, ты моя любовь.

+1

114

Вчерашний вечер закончился очень быстро. Определив Джилл в комнату, Таня и сама отправилась в объятия Морфея, последовав примеру Маршалла. Разве что, зайдя в свою комнату, сразу же сняла с себя плотную футболку и штаны. В голове вертелась мысль. Почему бы не пойти к Эму и не поспать там? С утра помирятся, куда денутся. Но садясь на край своей кровати, чтобы поразмыслить, Таня вдруг почувствовала тяжесть в ногах, внезапно обрушившуюся на нее, и без сил опрокинулась на спину, в тепло просторных, утопающих в середине кровати перин. Не в силах противостоять нависшей над ней темнотой и сладкой сонной дрёме, девушка уснула. 
Ночь была тиха и, на удивление, щедра на красочные сонные баталии, происходящие в ее голове. То она бежала по замкнутому кругу озаренного солнцем летнего сада, то встречала закат у морских просторов, где была всего пару раз за всю жизнь. Множество цветных картинок проплыло перед ее глазами за эту ночь. 
За окном холодало с каждым днем, но к утру мороз превращался в свежесть ранних часов.  Таня робко во сне поворачивалась на прохладном оголенном от простыней матрасе. Озноб пробегал по коже и она снова скрывалась под толщей одеяла. Вообще, раскинув руки посреди кровати, когда грива ее угольных волос струилась по золотой шелковой наволочке, она казалась такой крохотной среди огромной постели. 
В середине десятого часа она с упоением вдохнула воздух и веки ее, слипшиеся за время долгого сна, радужно распахнулись. В черных глазах отразился золотистый свет морозного солнечного луча. Вдруг она почувствовала, что чей-то внимательный взгляд безотрывно вглядывается в ее сонное лицо. На полу, где гулял ветерок, сидел молчаливо Маршалл. Холодный цвет его глаз от чего-то казался мягким и согревающим, как чашечка горячего чая в морозный вечер. Таня широко разтянула уголки алых губ и лицо ее приняло совершенно другое выражение, чем до этого. Такое нежное и радостное, каким бывает улыбка матери, склонившейся над новорожденным, какой девушка может встречать любимого после долгой разлуки. Она протяжно зевнула, закрыв оголенные зубы ладонью, а затем с нетерпением протянула обе руки в сторону Эминема. Дай мне автограф-Таня улыбнулась так нежно, что злиться было больше невозможно. Вдруг расплывчатый еще после сна взгляд, скользнув, уловил посторонние объекты на постели и, чуть напряженно вывернув шею в бок, девушка обомлела. Ее глаза поймали разбросанные по шелковым простыням розы. Нос уловил чарующий аромат цветов, от которого кружилась голова. Счастливый вид брюнетки вряд ли подлежал сейчас красноречивому описанию. Она с легкостью вспорхнула и села на кровати, подтянув одеяло на себя.  Белые зубы, похожие на кошачью звонкую, оголились в искренней женской улыбке. Обратив сияющие черные глаза к Маршаллу, Таня негромко произнесла: Спасибо.. а лицо ее засверкало еще ярче.  
Вся она растаяла где-то внутри, хотя и не собиралась продолжать вчерашней ругани. Женское счастье, оно такое незначительное, порой. 
Эм.. Я так тебя люблю.. Не злись на меня, прости. холодные ладони поймали его щеки и прижались к ним, согреваясь.
Решив не дожидаться неловкой паузы, она так же тихо продолжила, интересуясь-Какие у тебя планы на сегодня? Такой день красивый -сверкнув прядью волос цвета вороньего крыла, она ловко развернула голову в сторону окна, озаренного золотым светом. Погулять бы, но теперь в доме ребенок и первая необходимость-заботиться о ней, кормить. Да. Кормить. 
Вскочив с постели, Гербер поднялась вместе с Эминемом, чьи руки уже с минуту сжимала в своих.

+1

115

По гладкой поверхности пола шаловливо разгуливал едва ощутимый ветерок, озонной мальчишка, заглядывающий во все щели. Марщалл зябко поёжился, поджимая к себе ноги и обнимая их руками. Он был одет ровно таким же образом как вчера: Чёрный джинсы, сверху порядком замызганная чёрная куртка, которую так никто и не постирал, она была лишь небрежно отряхнута от грязи и прилипшего лесного мусора. Ну, ничего, я думаю, за мной подъедут прямо к коттеджу, а оттуда уже на самолёт.
Девушка слабо пошевелилась, глубоко вздыхая, и Эминем устремил на неё свой внимательный взгляд до этого рассматривающий какую-то царапину на запястье руки. Она проснулась, раскрыв ещё отуманенные сном темные глаза. Заметив рэпера, Таня, что приятно удивило Маршалла, обрадовалась, улыбнулась. Он-то ожидал, что она, по крайней мере, даст ему чем-нибудь тяжёлым по морде, вспоминая вчерашний день. Мило зевая и потягиваясь, она протянула к нему руки, на что он ответил тем же. Какая же ты у меня красивая! – не без гордости произнёс Маршалл, нежно касаясь рукой пушистых чёрных волос, таких вдохновенно разметавшихся, чуть спутанных, но от этого не менее прекрасных. Дай мне автограф. Ахаха, конечно. Да, действительно, как это я тебя ещё не осчастливил. – рассмеялся Эминем, внимательно следя за реакцией девушки. Ты розы заметишь, или да? А, вот, вроде увидела… - рэпер с улыбкой смотрел, на удивлённое, но такое счастливое лицо Тани, увидевшей, наконец, его утренний подарок. Спасибо…- обратилась к нему она. Эм, мечтательно глядя на девушку, заговорил: Я буду дарить тебе розы каждый день, чтобы твои глаза сияли так каждый день для меня. – сбивчиво сказал Эм, растроганно глядя на девушку, что потянулась к нему и окутала теплом своих ладоней его лицо. Маршалл, положив поверх её пальцев свои, проникновенно глядя в её счастливые глаза. Эм.. Я так тебя люблю.. Не злись на меня, прости. Я тоже тебя люблю, но мне не удобно говорить, когда ты держишь меня за щёки! – рассмеялся Маршалл. Ахахах, теперь ты знаешь что делать, если я говорю гадости!
Таня отпустила его голову, но тут же взяла за руки, Эм совсем не возражал, наоборот, ему было очень приятно это утро и общество Тани, та любовь, с которой эта девушка относилась к нему.
Какие у тебя планы на сегодня? Такой день красивый. Маршалл замялся, уж как-то не хотелось ему вдруг оборвать эту идиллию и заявить, что его ждёт работа. Девушка загляделась в окно, пока рэпер напряжённо крутил мозгами, думая как так представить свой отъезд, чтобы он не сильно огорчил Таню.
Темноволосая красавица поднялась со своей постели, всё так же не отпуская его рук. Собственно, рэпер тоже поспешил встать вместе с ней. Поднявшись на ноги, Маршалл подступил вплотную к Тане и обнял руками её талию, затем, потеревшись с ней носами, углубился поцелуем в её сладкие мягкие губы. Ты прекрасная, моя Таня, но, всё же, меня ждёт работа и я ей рад. Женат я на своей работе, но должна же она понять. Думаю, к Новому Году и Рождеству я как раз вернусь. Поручу Джилл наряжать ёлку, и буду помогать своей коварной женщине стругать салаты. Чёрт, это и есть жизнь, самая настоящая.
Оторвавшись от неё, Маршалл потупил взгляд в пол и на одном дыхании признался: Мне надо ехать. На работу. Затем, вздохнул, всё так же рассматривая свои и Танины ноги. Самолёт в четыре часа дня, думаю, в три за мной заедут. Улыбнувшись совсем слегка, краешками губ, Эм посмотрел девушке в глаза и спросил: Пообещай мне, что не будешь обижаться и сердиться на меня? Не будешь ведь? – последнее было произнесено с задором, искорками игры в голосе. Рэпер ещё крепче обнял Таню, потом внезапно начал щекотать. У нас есть ещё несколько часов, я планирую провести их весело и с тобой! Смеясь, он краешком глаза пошло рассматривал её нижнее бельё, в котором она легла спать. На полу валялись штаны и майка. Нууу одень что-нибудь по сексуальнее, я требую хлеба и зрелищ! Кстати о хлебе, жрать я тоже хочу. Таня, Таня, дорогая моя, у плиты я тоже хочу видеть. ММммм хотя бы три раза в день.

Отредактировано Eminem (2011-31-12 17:15)

+1

116

Некоторые мгновения хочется продлить навечно. День за днем рутинные события наполняют нас до краев, а приятные мелочи порой так много значат для нашего настроения и восприятия, вообще. Наверно, если бы Маршалл не сделал ход конем и не подготовил столь милое начало дня для Тани, то эти слова об его отъезде встали бы у нее поперек горла, но уж не тот настрой, чтобы ругаться. В пору бы поплакать, изображая жену декабриста, да только Таня не сейчас узнала, с кем связалась. Рано или поздно ей пришлось бы признать поражение над главной женщиной Эминема. Работой. И вот, наконец, настал этот момент. Услышав озадаченный тон Эма, Таня заметно поникла, но не отпустила его рук, а только грустно заметила-Я знала, что когда-нибудь ты это скажешь, но сейчас так не кстати... Теплый трепещущий взгляд вырывался из-под ее густых ресниц. К сожалению мой мужчина-трудоголик, у которого полно дел. Брюнетка горячо прикоснулась к тонким губам Маршалла, а затем с заботой собрала розы в охапку. Я отпускаю тебя-легкий чмок в нос Маршалла сопровождался крепким объятием свободной от цветов руки. 
Скажи мне только, что делать с Джилл. Я же о ней совсем ничего не знаю...И пойдем завтракать, я хочу с тобой поболтать.-скользящий поцелуй на лету поймал губы Маршалла, и Гербер с утренней легкостью и свежестью отскочила в сторону шкафа. Выбрав для посиделок дома шорты и топ белого цвета, Таня поспешила одеться и спуститься в кухню с Эминемом. Проскользнув мимо комнаты Джилл, где ленивый ветерок приоткрыл дверцу, девушка увидела сладко спящего ребенка в своих мягких подушках. Ее небольшое личико красиво сочеталось с хаотичным положением ее рук и ног. Мягко улыбнувшись сонной картине, девушка последовала дальше по коридору, а затем на кухню. Она очень красивая у тебя.-Заметила Таня, чуть споткнувшись о тапки, брошенные прямо под лестницей. Вроде как замечталась о чем-то.
На кухне их встретил гуляющий ветерок, но он был так кстати именно сейчас, проветривая сонные мысли и настаивая на бодрое начало дня. Отправив розы в стеклянную вазу на подоконнике, Таня с улыбкой, что все еще блистала на ее лице, прошлась до холодильника. Пусто. Что ж, надо будет проехаться до магазина. Хмыкнув такому положению дел, девушка хитро улыбнулась и на пятках развернулась к Маршаллу лицом. Тонкие ручки почти неслышно захлопнули дверцу холодильника за ее спиной. Придется пить чай...

Отредактировано Tania Gerber (2012-01-01 17:04)

+1

117

***
Открыв глаза и потянувшись, девочка с удивлением обнаружила, что она спит в какой-то незнакомой комнате, которую совершенно точно не помнит. Но, напрягая память, она вспомнила, как оказалась тут. Эминем-Маршал - мой отец? Пить надо меньше на ночь. Да, мам, это я тебе. Потянулась на кровати и стала вспоминать вчерашний вечер. В общем-то ничего особенного не было. Просто она еще в машине почувствовала невероятную усталость. И весь вечер молчала. Кивком поблагодарила Таню, кажется девушку Эми, за комнату, ничего не сказала по поводу щенка в доме. Просто упала на кровать и вырубилась. Что дальше-то делать? - мелькнула мысль. В этом доме она неуютно себя чувствовала. Она никого тут толком не знала, у них была своя жизнь. Нужно было срочно отвлечься на что-то знакомое, родное и теплое. Конюшня. Полонез и другие лошади. - вот на этой мысли она и продержится все утро. Рывком вскочив с кровати, так, что даже в глазах потемнело, Джилл вдруг заметила желтую розу у прикроватной тумбочки. На ней еще не высохли мокрые капли - на улице шел снег От умиления и радости в глазах потемнело. Нужно было поблагодарить батю.  Девочка тихонько приоткрыла дверь и вышла в коридор. Весь дом был изящен и девочке слабо верилось, что тут может жить такой мужчина, как рэпер. Скорее всего, стиль выбирала именно эта Таня. Голоса послышались снизу и дочка знаменитости последовала их зову. Таня и батя сидели на кухне. Доброе утро! - немного заспанным голосом произнесла девочка. Майка на ней была смята, потому что спали прямо в ней. Она прочапала к диванчику и плюхнулась рядом с Эми. Спасибо большое, за розы. Поблагодарила она. Ей и правда было очень приятно. Приобняв батю и легонько чмокнув его, Джи отстранилась и переместилась на дальний конец дивана. Она немного ссутулилась и чувствовала себя неуютно. Не по домашнему. Таня... Э... Вас называть на ты или на вы? - выдавила она наконец. Нужна была ключевая фраза, начало разговора, мостик между ними.

+1

118

Девушка заметно погрустнела, затух в её глазах тот радостный сверкающий огонёк счастья. Она грустно проговорила: Я знала, что когда-нибудь ты это скажешь, но сейчас так не кстати.... Но не могу же я сидеть рядом с тобой пока не кончатся деньги. Это даже глупо, ведь я хочу работать, это для меня удовольствие. К сожалению, мой мужчина - трудоголик, у которого полно дел. Маршалл хотел было её приобнять, но Таня стала собирать розы, нетленно до этого лежащие в хаотичном порядке на шёлковых подушках. Сейчас ты сделаешь из них веник и надаёшь мне по морде? Сурово. Но вместо этого, что сейчас ожидал Маршалл, она сказала: Я отпускаю тебя. И лёгким поцелуем коснулась его губ. Это мне свезло, но ещё бы не отпустила! Эээ, спасибо. – наконец протянул Эм, не знающий, что ему сейчас говорить и что делать, чтобы ни в коем случае не переступить грань, после разрыва которой девушка будет злиться и метать в него вазы. Тем не менее, Таня сама перешла от этой щекотливой темы к другой, более насущной:
Скажи мне только, что делать с Джилл. Я же о ней совсем ничего не знаю....И пойдем завтракать, я хочу с тобой поболтать. Окай. – шутливо согласился Маршалл, заткнутый тут же её лёгким незначительным поцелуем. Гербер надела шорты и топ, вскоре, парочка спустилась на первый этаж, на кухню. Она очень красивая у тебя. Наверное, пошла в мать.  – трагическим голосом откликнулся Маршалл – красивым он себя вряд ли считал. Девушка споткнулась об тапочки. Розовые. Те самые. Осторожнее вообщета. – заявил Эм. Ещё бы, тебе ещё меня кормить, а ты тут ноги переломать собралась! Тем временем, Таня пошарила в холодильнике и вынесла весьма неутешительный прогноз:
Придется пить чай... Ну ладно. – нехотя согласился Эминем, подходя  к Тане, проходя мимо неё и начиная увлекательные поиски чашки. Чистой чашки. Нет, отсюда я уже что-то пил. – рэпер вынес приговор уже пятой чашке, которую брал в руки. Наконец, его попытки стать сыщиком увенчались успехом.
Через некоторое время они вдвоём уже сидели на мягких подушках дивана, что стоял у телевизора, с чашками в руках. Насчёт Джилл… - неуверенно начал Маршалл. Так по идиотски получилось с этой поездкой – теперь оставлять её одну. Ну то есть, конечно, с тобой, но… Выдохнув, Эм начал будто с начала: Я сам о ней мало что знаю. Так полагаю, что её мать скрыла от мужа тот факт, что ребёнок мой. И как бы Джилл росла считая того мужика своим отцом. Что там произошло – я не знаю, но её родители умерли, у неё есть только сестра. Кая, кажется. Я, на самом деле, давненько знаю о Джилл. Первый раз я её увидел в доме этой Каи – я завозил… хм… ну товар. Меня попросили. Ну, в смысле наркотики. Эм смутился, говоря об этом с Гербер, ведь вполне справедливо, что ей не понравятся его пагубные пристрастия, пусть даже они и остались в прошлом.  Помнишь, мы с тобой гуляли летом? В манеж заходили, и там была девочка на вороном коне? – Это была Джилл. Вот так вот. – неуверенно подвёл он итог, но тут же задумчиво проговорил: Сколько ж их ещё может быть…. Но тут же спохватился, подумав, что Таню вряд ли обрадуют такие слова.
Через некоторое время, их молчание разбавили тихие шажки по лестнице. К ним спустилась Джилл, несколько заспанная, в помятой одежде. Ну и кто тебя научил спать в одежде. Ох, а я ведь сам так делаю. Доброе утро! - такими словами были приветственны все здесь собравшиеся. Доброе. – откинулся Маршалл и улыбнулся, аккуратно поставив чашку на журнальный столик. И, как оказалось не зря, так как девчушка незамедлительно плюхнулась рядом с ним на диван. О, а был бы сейчас весь мокрый. Видно, прошлое всё-таки полезно вспоминать – опыт, люди, опыт…. Спасибо большое, за розы. Да не за что. – заулыбался Эм, чувствуя себя героем дня. А всего лишь надо с утра, когда нехер делать, прогуляться до ближайшего цветочного магазина. Пустяк, а сколько ж радости! Эм почувствовал, как тоненькие ручки обнимают его, а потом даже словил на щеке лёгкий поцелуй. Какая прыткая! – в голос удивился Эминем, но поспешил себя заткнуть, чтобы не смутить её. Быть может из-за этого, быть может, руководствуясь какими-то собственными соображениями, Джилл моментально очутилась на другом конце дивана. Маршалл замолчал, потупив взгляд в чашку, задумался. Они с Таней как-то не очень общаются. Как мне их оставлять? А вдруг она из дома уйдёт? А если она захочет поехать со мной? Это же вообще гаси свет, куда я её там дену? В гримёрках будет сидеть что ли. Нет, так дело не пойдёт.
Эээээ… - протянул рэпер, принимая к себе внимание. Постучал ногтём по ручке чашки. В общем так: Джилл. Я сегодня уезжаю на работу. И… надолго в общем. В Австралии, наверное, очень здорово, но у тебя же тут друзья школьные, ээээ…., конь твой, вороной. Я щенка оставлю, будешь с ним нянчиться. Эм театрально жестикулировал рукой, пытаясь извлечь из своего мозга ещё какие-то плюсы. А чего пожрать я успею ещё купить до отъезда. – выдал, наконец, Маршалл. С Таней подружитесь. – уже увереннее продолжил рэпер. Ну и вообще зашибись всё будет. А время быстро пролетит, и я прилечу, ну вернусь в смысле. Ох, давно я не говорил так много замечательного бреда. Чёрт, на какие острова улетел отдыхать мой сочинительский талант.
Эминем поднял голову на большие час, что своим циферблатом ловили солнечные блики. Скоро, скоро, скоро….Твою ж мать, а ведь действительно скоро. Аж не хера не успею! Ой-ёй-ёй, кажется, мне давно пора собираться. Вскоре он уже быстро утопал в свою комнату, оставив наедине дочь и любимую девушку. Затем, его торопливые шаги уже слышались по направлению к ванной. Принял душ, побрился – навёл марафет, в общем. Затем, протопал обратно в комнату.
Если заглянуть сейчас в его комнату, то можно было увидеть рэпера, будто бы в паническом ужасе пытающегося что-то отыскать. Ну да, заботливая Таня ведь как-то сложила его вещи, проснувшись после бурно проведённой ночи. У меня не бардак был, а творческий беспорядок. А теперь нихрена не найдёшь!!! Он не переставал думать и о нынешней обстановке с Джилл. Надеюсь, я её уговорил. Нет, это совершенно невозможно – взять её с собой.
Наконец, увесистая сумка была собрана, а Маршалл с видом победителя осмотрел комнату, по которой были хаотично разбросаны те вещи, которые он с собой не взял. Пожалуй, она меня убьёт. Впрочем, стоит надеяться, что Таня увидит это уже после того, как я уеду. Эх, а жратву не успеваю купить. Ща что-нибудь придумаю.
Эминем быстро набрал чей-то номер:
- Слушай, вы когда за мной поедите – заезжайте в магазин любой, купите что-нибудь пожрать, да побольше. Нет, не для меня – для семьи.
Позаботившись таким образом о Тане и Джилл, Маршалл одел кепку и, не забыв повертеться перед зеркалом, вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Наконец, спустился по лестнице и плюхнулся на диван, грохотнув о пол своей сумкой.
Ну что ребят, бодро начал Маршалл, до скорой встречи. Эх, да у меня тур месяца на два, скорее всего. Вернуться бы к празднику – это было бы отлично.
В незапертую дверь с шумом впёрлось несколько мужчин, все с явно тяжёлыми пакетами. Поставив их на пол, все они поспешили поздороваться с подошедшим к ним Маршаллом. Кажется, все четверо, включая и Маршалла, были чрезмерно рады друг друга видеть, ибо дом наполнился шумом, радостными восклицаниями и дружескими объятиями.
Кто заказывал пиццу? – раздался тоненький, но пронзительный голос. – паренёк лет двадцати стоял с картонной коробкой в дверях. Кто-то из негров расплатился с ним, затем, вся компания переместилась к дивану, к уже находящимся там Тане и Джилл. Маршалл наскоро познакомил свою охрану с девушкой и дочерью, затем,  дружно съели пиццу.
Наконец, этот радостный шум и суматоха немного улеглись, а охрана его, прихватив сумку, отошла к дверям. Маршалл подошёл к Тане, потянул её за руки, желая, чтобы она поднялась на ноги. Когда же она исполнила его маленькое желание, Эм, прижав её к себе, нежно поцеловал, на прощание. До скорой встречи, любимая. Затем, строго прибавил: вот только никаких слёз. Чуть постояв с ней, рэпер подошёл к Джилл. Обнял и её. Не скучай, я скоро приеду. Задорно взъерошив её пушистые волосы, Эм, повысив голос, крикнул: Никому не скучать, продукты есть!
Маршалл обулся, не глядя на них. Он заставлял себя быть сейчас холодным, твёрдым и решительным. Чтобы не подойти и не обнять их ещё раз. Там, его ждало любимое дело, но и от этой тихой семейной идиллии ему тоже не хотелось отрываться. Не сказав больше ни слова, рэпер горделиво поднял голову и вышел из дома в сопровождении трёх своих верных негров, укутанных в несколько слоём тёплой одежды по случаю наступления зимы. Сел в машину. И только из-за тонированных стёкл посмотрел на дом, в его тёплые окошки. Ну, до свидания.

Отредактировано Eminem (2012-02-01 23:19)

+1

119

Обыденный взгляд из иллюминатора самолёта вниз, на уменьшающийся и остающийся в дали аэропорт. И славный город Лос-Анджелес. Помниться, несколько месяцев назад он вот так же улетал из города на работу и тогда его одолевали совершенно другие мысли, нежели сейчас. О чём он думал тогда? – Кажется, о пустоте отношений, что всё вокруг него лживо и противно. Сейчас же он тёплым взглядом ласкал впереди сидящую девушку, тёмные пряди её мягких волос. Это была не Таня, но эта случайная попутчица была похожа на неё со спины. Вот был бы прикол, если бы это была Таня, полетевшая меня контролировать. Маршалл усмехнулся, долго смотрел на эти волосы и в результате заснул. Проснулся он от того, что кто-то усиленно тряс его за плечо, это оказалась стюардесса, которая бегала от пассажира к пассажиру, вереща о том, что пора бы и пробуждаться. Когда она в очередной раз пробегала миом него, Эминем коварно шлёпнул её по заднице, упиваясь собственной свободой. Воооуу! Австралия! Никаких запретов после концертов, хоть сотню фанаток в гримёрку, ну это я дорвался! Правда через пять минут его всё-таки загрызла совесть и он решил снизить размах своего торжества. В конце концов Таня тоже неплохо его удовлетворяет. Прилечу домой – предложу ей трахаться почаще.  Опа, смс пришла. Маршалл нашарил в кармане свой раздолбанный телефон и обнаружил, что сообщение от Тани. О, я ща подшучу. Надеюсь, её там Кондратий не хватит?
Маршалл довольно улыбаясь вышел из самолёта. Тут его уже ждал целый штаб охраны, в спину дышали ещё трое. Пробившись сквозь плотно обступившую данную компанию толпу людей, рэпер очутился в поданном ему лимузине. А чё, солидненько. Не каждый раз на студию на лимузине едешь.
Попутно он переписывался и с Ройсом, который прилетал несколько позже и пару раз случайно перепутывал адресатов. Кому он отправлял эти ошибочные смс? Тане, конечно. Каждый раз тихонько матерился вслух и очень громко про себя.
Наконец, студия, с её радужным приёмом, распевками и ознакомлением с планом концерта. План концерта? Да, порядок и набор треков. Маршалл внёс туда некоторые корректировки и отдал в руки кому-то из организаторов. Время летело быстро и незаметно. Вот он и вечер, сгустившийся над Австралией. Эминем поехал на концертную площадку, без сожаления оставляя позади уютную студию.
Публика встретила его восторженным рёвом, его, резво выбегающего на сцену. Да, годы ничего не значили, они лишь прибавляли солидности и грубости голосу. Эминем с радостным ошеломлением смотрел на своих поклонников, что еле теснила от сцены его охрана. Глаза горели, а горло чесалось в преддверии часа, нет, даже двух часов выступления!
Маршалл неистовствовал, метался, выкрикивал слова, которые он без труда запоминал. Ведь они шли от сердца и были способом самовыражения. Изредка, когда бит ещё громыхал, но текст кончался. Эм подходил к краю сцены и протягивал руки к рукам этих людей. Таких шумных и радостных. Замечал слёзы на глазах у девушек. Вот ненормальные. Зачем из-за меня плакать то?  - думал он, и, выдёргивая руку, уходил обратно, ближе к центру площадки.
Ближе к ночи, Эминем наконец-то очутился в номере своего отеля. Развалившись звёздочкой на мягком покрывале большой кровати, Эм прочитал сообщение Ройса. Как оказалось, его рейс задержали и он прилетит только утром. Впрочем, это не сильно его огорчило, так как радоваться другу уже не было сил. Маршалл решил написать Тане, мол всё хорошо, не беспокойся. Ему было совестно за эти смски, направленные не по адресу. Ревнует, наверное. Напишу, что люблю её. Только как-нибудь не банально чтобы было. Так и завершился его трудовой день. А завтра, и после завтра, и ещё после завтра будут ещё такие дни. Не каждый день, конечно концерты. Надо включать переезды из города в город, время, в которое Эм был предоставлен сам себе. Впрочем, это время он тратил на встречи с друзьями, с которыми вместе выступал и на сцене. Для него дни летели незаметно. Изредка он писал Тане, правда всё реже и реже, так как с головой окунулся в привычную ему рабочую атмосферу. И в какие-то моменты Лос-Анджелес стал казаться ему просто приятным сном, чем-то нереальным. Потому что вот она – реальность. Тяжёлый труд, работа на износ, постоянные переезды. Между делом он всё же не забывал про них, приглядывал подарки на новый год.
Тане приобрёл отличное ожерелье, Джилл дождётся такого подарка как тёплый зимний наряд для занятий верховой ездой, и так же немного причиндалов для самого коня. Маршаллу лишний раз хотелось показать, что Джилл для него дочь, а не просто какая-то приблудная девочка. Он старательно выбирал все эти тёплые вещи, гонял консультантов по магазину, стараясь вникнуть в их речи про какие-то разогревающие гели и супер мази, после который у коня копыта ну просто как у принцессы.
С подарками было, впрочем, всё решено. И Тане были в этих подарочных красочных обёртках маленькие радости.
Прошло уже больше месяца, это была середина декабря. Уже скоро всё кончиться. – думал Маршалл, устало развалившись на мягких креслах машины, которая неспешно перевозила его в другой город. Он изменился внешне – всё чаще на его лице царствовала холодная угрюмость, сбросил вес, который так старательно наготовила ему Таня до отъезда. Глаза стали злее, ожесточённее, из-за того, что лицо тоже чуть похудело, они казались больше и пронзительнее. Он хладнокровно снимал шлюх, вёдрами пил энергетики, на ночь принимал снотворное. Чего бы ещё можно ожидать от его внешнего вида после столько напряжённой жизни организма. Любимой девушке он и вовсе перестал писать, забросив телефон куда подальше. Всё чаще он осознавал, что хочет тех острых ощущений, которые испытывал принимая валиум, или героин, или какие-нибудь психостимуляторы, но всё же себя пока держал.
Маршалл сидел в зале ожидания аэропорта, ожидая, пока объявят посадку на его самолёт. В Лос-Анджелес… Как-то это странно. Их не может быть у меня: Джилл, Тани. Это какое-то счастье, но разве у меня может быть счастье? Наверняка, это ложь, которая опять больно поранит. Любовь? Не бывает её, это всё нереальное. Я хочу в Детройт. Запереться в доме и не видеть никого хотя бы те дни, когда все празднуют Новый год.
Однако вместе с остальными пассажирами он невольно побрёл на посадку. Вот, уже и знакомый аэропорт Лос-Анджелеса, заснеженный, который предстал его взгляду, когда Маршалл сходил по трапу самолёта. Разноцветные гирлянды, подмигивая маленькими лампочками, встретили его усталый, можно даже сказать, изнурённый взгляд. Глубоко вздохнув, Маршалл залез в машину, потом долго ждал, пока охрана притащит его багаж. Там были эти новогодние подарки, которые Эминем оставит у охраны до тех пор, пока не настанет пора положить их под ёлку, что будет так скоро.
Вечер уже опустился на город, по пустой трассе скользила тёмная машина его охраны. Чёрный тонированный джип ведь так и остался грустить в гараже у Тани. Знакомая дорога, знакомый поворот, а Маршалл всё никак не мог решить, хочет он туда или нет. Или ещё не поздно потребовать, чтобы его везли в Детройт.
Но дорога шла своим чередом, Эм молчал, плотно сердито сомкнув губы. Вот, его выгрузили с одной единственной сумкой – с которой он и уезжал. Эминем вздохнул и пошагал к коттеджу. Домик уютно горел жёлтыми окошками, рэперу даже показалось, что он видит силуэт Тани, сидящей на кухне за столом. Это заметно подняло ему настроение, он улыбнулся и гордо высоко вскинул голову. Наконец, уверенно распахнул дверь в дом, громогласно заявляя: А КТО ЭТО ВДРУГ ПРИЕХАЛ!?

+2

120

Джилл извини. Я пыталась тебя дождаться весь вечер. Надеюсь, ты не против, что я написала, что мы подружились)

Почти два месяца. Это очень много? Или очень мало? Смотря для чего. 
Два месяца пролетели как один миг. Не успев моргнуть, пролетела и осень, и незначительная вступительная сцена зимы, с ее непостоянными американскими морозами, с ее холодным ветром, бушующим долгими и одинокими вечерами под окном. Кристально-белый снег похоронил под высокими сугробами зеленую траву и ковер из желтых листьев. 
Холодный, точно стальной женский взгляд рассматривал незамысловатые узоры инея на стекле в гостинной из-за широкого новенького стола кухни. Слушая шорох камина, где с треском временами разлетались горящие головешки, она мысленно отсчитывала стук секундной стрелки вместе с часами. Был уже поздний вечер, за окном стемнело. За целых два месяца её внимательный взгляд остыл, не был больше похож на тот, которым девушка пыталась согревать Маршалла. Пальцы ее руки немощно, с усталостью сжимали помятую бумажку; на календаре было 22 декабря.  
Много произошло за два месяца. Джилл обжилась в доме, они вечерами, бывало, с Таней премило общались, шутили и смотрели комедии. Днем гуляли, ездили на конюшню, в магазины. Тане было хорошо чувствовать опору в Джилл, в каком-то смысле они стали друзьями. Но после того, как девочка уходила спать, в душе опять становилось пусто. Только что-то крошечное и почти незаметное грело ее изнутри. Грело и мучило. То постоянные нескончаемые боли, то холодный озноб. Этому не было конца. Последнее время Таня даже стала отшучиваться  сама с собой мол, хэй, а ты, случайно, не беременна? Но затем забывала о боли, уходила в домашние дела или дела работы, которой теперь она занималась дома, сидя за компьютером. Все проходило, но боль возвращалась. Не выдержав больше, днем девушка обратилась в клинику. 
Вот и наш холодный вечер, горячий камин и треск раздухарившегося огня внутри него. Все вокруг сияло чистотой, на люстре, тихо бренча под гнетом гуляющего по дому сквозняка, висели гирлянды; высокая живая ель стояла в углу вся в цветных украшениях и блестках, снаружи дом был таким же как и любой другой соседский в рождественское время: много кристально-белого снега, яркие огни, обвитые по всему фасаду дома и дым, взмывающий вверх из трубы. В доме и чулки для подарков и радостные праздничные венки на дверях. Все готово было к Рождеству. Всего три дня осталось. Всего три дня.
И вдруг громогласный голос, уже чуть позабытый ею разбежался по дому, донесся до ее ушей. От неожиданного хлопка двери, Таня подскочила на месте, уставившись испуганным взглядом на внезапно появившегося в дверях Маршалла. Худого, уставшего. 
Губы девушки, только лишь она признала в вошедшем рэпера, чутко приоткрылись, но затем с подлостью дрогнули. Черные уставшие глаза все еще от чего-то с скрытым страхом смотрели на мужчину. Задвинув бумажку под блюдце на столе, Таня с вдохом сделала шаг в гостинную, оттуда в коридор на встречу к Эминему. 

+1


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Коттедж Gerber