Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Коттедж Gerber


Коттедж Gerber

Сообщений 151 страница 180 из 237

151

Предвкушение нового года. Как много и мало одновременно в этой фразе. Казалось бы, каждый из нас, ждет этого праздника, как нечто волшебное. Сам образ нового, следующего года - некое маленькое счастье, которое без твоих усилий кардинальным образом изменит твою жизнь. Глупая ложь. Ничто не дается так просто, по желанию. Даже те самые желания, который каждый хранит в своем сознании и загадывает под бой курантов. Снова придется стараться, прилагать усилия и рваться вперед, пока ты еще жив. И целей добиваться придется своим трудом. Но почему бы не погрузить в эту атмосферу абсолютной отчужденности от бед и грусти? Придумать всем вместе волшебство, даже если на рассвете оно осядет на землю и исчезнет, как утренний туман. Праздники, они как жизнь: рождаются и умирают, как люди. Им знакомы минусы взлетов и моменты падений. У них есть свои подъемы и спады. Они, как и мы, блистают, а затем обращаются в прах. У праздников, как и у нас, не бывает завтрашнего дня.
- Но много тоже не жри, а то вон разнесёт, как Дэвида!
- Закройся, Маршалл, ахах. - слегка поморщившись, с улыбкой отмахнулся Колд и почесал мочку уха. Зеленые глаза мельком, незаметно проследили за Таней, что подошла к Насте со спины. На удивление девушки хорошо ладили; Гербер сказала его брюнетке что-то подбадривающие и нежные губы Виконт тут же обнажили белые зубки. Увидев эту милую (по другому Дэвид не мог ее назвать), мужчина облегченно выдохнул, но потом тут же отвернулся в другую сторону, будто сильно заинтересовавшись каким-то клипом по телевизору. Таня, как пчелка засуетилась, стараясь всем угодить и напоминала про угощения. Все давно уже оживились: Джилл первая принялась за трапезу, Эм не умолкал ни на минуту, а Настя изредка говорила что-то, временами кидая взгляды на Дэва. А что сам Колд? Он слегка отклонился на стуле и с еле заметной улыбкой наблюдал за всей этой праздничной суматохой, взглядами и улыбками. И, кажется, ни в ком из присутствующих не было фальши. "Неужели все нормально?" - не верилось ему. Наконец-то он расслабился и, привстав, положил в свою тарелку разных закусок и салатов. Причем заметив, что не взял Настиных вкусностей, поспешил исправить свою ошибку. У него наконец-то пропало ощущение скованности вокруг, а главное ощущение вины. Все это время ему казалось, что некоторые здесь хотят его казнить. Правда, Дэв еще не был уверен на счет Насти, но надеялся, что она забудется и проведет время хорошо.
- Девочки, очень вкусно. Постарались, дядя Дэвид оценил! - смеясь, обратился он к девушкам и к Джилл тоже.
Особенно все вокруг оживились, когда похождения Маршалла и Дэвида были опубликованы и раскрыты. Таня с Настей тут же обменялись союзническими взглядами, отчего Колд улыбнулся.   
- Помнишь, ты как-то спрашивала, откуда у меня столько синяков и ссадин, а сказал, что в меня врезался велосипедист? А вообще я здорово тогда Дэвида отделал! - обратился рэпер к своей девушке, открыто издеваясь над самолюбием Дэйва.
- Ах ты ж козел лживый. - цокнув языком, сверкая зубами отозвался Колд, бросив мысль о том, чтобы отшутиться в ответ. Но тут Натся встала на его сторону.
- Куда свои синяки и ссадины прятал?!
Дэвид легко удрил себя ладонью по коленке и немного поднял руку, указывая на Маршалла:
- Да у него удар, как у моей бабушки, какие синяки, Настя. - рассмеялся он и ехидно глянул на приятеля. Вообще Колду тут же вспомнилось, как он прятал от брюнетки ушибы на спине, доставшиеся и от Эминема и от дубинок суровых копов. Рэпер продолжал рассказывать, а Колд решил промолчать. Тем более его история не была такой захватывающей и интересной. Но все таки в тот раз именно он их вытащил из под ареста. В словах рэпера промелькнуло что-то о блондинках и задницах и Настя тут же это прокомментировала. Дэвид сразу признал в ней свою любимую ревнивицу и, рассмеявшись над ее словами, положил руку ей на талию. Когда все успокоились начала говорить самая юная из присутствующих. Джилл снова говорила внятно и выразительно, так что все тут же замолчали. слушая. Дэвид слегка сощурился, облизав губы. Создавалось ощущение, что эта девочка внутренне старше своих лет. А может быть просто характер у нее такой или может пережила многое. Так бывает, дети взрослеют, когда в какой-то момент предоставляются самим себе.
- Значит тут конники собрались? Да. Наверное за этот год я исполнила мечту всей своей жизни. Я стала обладательницей прекрасного существа, чему безумно счастлива.
- М! - тут же оживился Колд, прожевывая салат, только что отправленный в рот, - Это ты обо мне, да? - с довольной модой лица спросил мужчина, повернув лицо к девушке.
Между тем Джилл предложила наполнить бокалы и произнести тост. "Ну наконец-то." - подумал Дэвид, проследив за взглядом Виконт и посмотрев на часы, которые показывали без четверти одиннадцать. Быстро время, однако, летит. Вообще, создавалось ощущение, что программу тут создает только Джилл. Ребенок, организовывает и придумывает занятия взрослым. И все были довольны, поразительно. Еще больше Дэвиду нравилось, что Насте очень помогает эта девчушка. Хотя, если они еще и с Таней сдружатся... "Стойте-ка... Моя бывшая с моей настоящей? Лучшие подруги?! О Господи..."
Тогда я на разливе. - поднялся со стула Колд, дотянулся до бутылки Хеннесси и, открыв ее, стал наливать в рюмки, - Так, значит, кто чего другого хочет, подавайте бутылку. Заканчивая, так сказать, разлив, на соке для Джилл, он обратился к рэперу, - Дедуль, тебе может тоже, сочку? А то смотри. -довольно лыбясь, он поставил сок на стол и выпрямился. Ну, тост оставалось сказать ему.
- Ну что. Я желаю всем здесь собравшимся, чтобы в новом году в вашей жизни была и любовь, и заботы, и сомнения. - подняв глаза на всех, он продолжил, - Чтобы вам никогда не приходило в голову, что вы что-то в этой жизни упустили., - потом поднял свою рюмку и приблизил ее к центру, чтобы чокнуться со всеми и громко произнес, - До свидания! Трезвыми мы с вами сегодня больше не увидимся!

Отредактировано David Cold (2012-27-01 23:06)

+3

152

Ну вот и пролетели первые полчаса их совместного времяпрепровождения. И, раз пока еще никто не вскочил со стула, махая ножом или, например, тяжелой салатной ложкой, то, значит, все шло как минимум нормально. А улыбки на лицах гостей и домочадцев давали повод призадуматься-а может и не такая плохая идея была-пригласить Настю и Дэвида на праздничный ужин. Ведь, если подумать, нельзя вечно продолжать войну, напряженный конфликт, пусть даже позабытый обеими сторонами. Погруженный глубоко под рутину нашей жизни, проблем. Он все равно живет в нас, а встречаясь с объектом этих противостояний начинает пожирать изнутри, забираясь в душу... очерняя ее. И, вовремя нужно оборвать эту нить, не позволить ей запутаться в клубок. Тогда, поняв кого-то, простив кого-то.. да и самого себя... ты начинаешь немного по-другому видеть свою жизнь, расценивать свои действия. 
Таня навострила уши на разговоры и первые тосты, что уже наклевывались в компании, ожидая напитков. 
И вот, Дэвид первый не выдержал испытания трезвостью и вытянул бутылочку Хеннеси из-за кофейного стола. Таня на этом разочарованно уставилась в свой пустой бокал. Сегодня ей не суждено было выпить достаточное количество, чтобы новый год прошел как самый веселый праздник в году. А-а-а! мне сока..-девушка закрыла ладонью рюмку и покачала пальцем, когда Дэвид принялся разливать бутылку. Отставив стеклянное пустое изделие в сторону, Гербер дотянулась до бокала. Она легонько сощурилась, когда блик от яркой люстры отразился в чистом стекле. 
С другой стороны, один бокальчик шампанского еще никому не вредил-тихо произнесла себе под нос брюнетка, откупоривая одну из трех бутылок шампанского в золотой обертке. Пузырьки неуемно подплывали к поверхности и оставались на стенках стакана, а их шипение растворялось в музыке, что фоном играла в телевизоре. Оттуда снова, с экрана, показалась утренняя репортерша и принялась рассказывать в последнем выпуске новостей за 2011 год о том, как Лос-Анджелес проводит последние часы старого года. 
Джилл говорила. Иногда улыбалась, а иногда глаза ее застывали где-то в одной точке. И говорила она.. с неким упоением рассказывая, как много обрела и потеряла. Сказать честно-Гербер не улавливала каждое слово, доносившееся с разных сторон стола, как часто бывает в компании, но последнюю фразу она услышала достаточно отчетливо и, сначала застыв взглядом на серебряной вилке, тут же перевела теплый взгляд черных глаз на Джилл. 
Очень многое произошло за этот год. Я, например попрощалась с туманным Лондоном и привычной жизнью. Зато теперь я обрела отца и маму. Девушка широко улыбнулась и обняла девочку, избегая помятых причесок и испорченных макияжей. Ох уж эти девушки... А ведь действительно, может из нее вышла бы неплохая мать..?
Задумавшись над этим, Таня вскользь посмотрела на Маршалла. Вот уж повезло ребенку заиметь столь безбашенных родителей.
Над столом повис первый тост и все схватились за сои бокалы. Таня широко улыбалась и вместе со всеми слушала короткий тост Дэвида. В ушах зазвенел звук стекла, задорно побрякивающего от ударов бокалов друг о друга. До свидания! Трезвыми мы с вами сегодня больше не увидимся!
Воистину!-рассмеялась девушка, сопроводив смех небольшим глотком шипящего напитка. 
Кстати, мы купили фейерверк! После праздника можем пойти пускать салют-прожевав кусочек свежего помидора, заметила Таня.

+3

153

Маршалл, отвлёкшись от застольной праздничной беседы, обратил свой взгляд на руки, в которых под столом как школьник держал телефон. Сделал вид, что кому-то пишет, на самом деле лишь пролистывая длительный список контактов. Всё на что-то он будто бы решался, потеряно блуждая взглядом по столу, наполненному угощениями. Угораздило же вас двоих! Эминем вздрогнул от её звонкого голоса, мельком пробежался взглядом по присутствующим: Да, действительно. Воспользовавшись паузой, Джилл проговорила что-то вроде небольшой речи, подводя итог прошедшего года: Я, например, попрощалась с туманным Лондоном и привычной жизнью. Зато теперь я обрела отца и маму.  Думаю, год был, хоть и не слишком удачным, но очень много хорошего принес он в наши жизни. Новые друзья, лошади...  У вас у всех ведь есть кони, не так ли? А, впрочем это не важно. Важно другое - то, что мы есть у друг друга. Это нельзя упустить. Маршалл был растроган этими словами, правда. Особенно его тронуло то, что дочка назвала Таню мамой, а его самого своим отцом.  Уже совсем семья. А Джилл вроде совсем меня не стесняется – привыкла. Молодец, девочка. – подумалось рэперу, он от души улыбнулся, по-прежнему находясь в каких-то своих мыслях. После, достаточно серьёзно сказал, глядя, как Таня обнимает Джилл: Как же я вас люблю. И он ещё жив? Мне кажется за одну блондинку с задницей можно было уже убивать. – рассмеялась Настя. Маршалл, смерив её наигранно-строгим взглядом, ответил: Я не убиваем, да! Всё-таки присутствовала в отношениях Тани и этого рэпера некоторая отдалённость. Достоинство и непринужденность, с которыми он себя держал, заставляли девушку соблюдать дистанцию, границу, отделяющую его личное пространство. Маршалл обладал удивительно сильным энергетическим полем, испуская в большинстве случае волну негативных эмоций. Поэтому и «лошади рядом с ним бесятся», потому что нет устойчивости, спокойного руководства.
Ехидство Дэвида рэпер как-то спустил на тормозах .Да у него удар, как у моей бабушки, какие синяки, Настя. Лишь пробормотал: бабушка, наверное, терминатор. Гости уже достаточно развеселись, и не было необходимости в его прежней суетливости, с избавлением от которой Эм почувствовал облегчение. Лениво он ворошил вилкой положенный ему в тарелку салат, краем уха слушая разговоры за столом. Вроде им достаточно весело и без меня – и, слава богу. Затем, Джилл предложила первый тост и Дэвид, взяв на себя роль разливать напитки, быстро принялся за это дело. Бутылка Хеннесси вскоре была открыта, и Колд разлил её содержимое по бокалам. Таня смиренно отказалась от этого напитка, что вызвало улыбку на губах Маршалла. Он приобнял рукой её талию, утешительно прижимая к своему боку. Всё правильно, да. – сказал он ей на ухо. Сам рэпер не решил, будет он пить или нет – пока решал – Дэвид уже налил. Ну ладно, попробуем этого пойла. Тут и нокия, дрогнув в кармане, зазвонила. Маршалл пресно поздравил кого-то с праздником и обратился к гостям: Ничего, если я не выключу телефон? я жду звонка. Больше в подробности он не вдавался. Рэпер ждал звонка от Хэйли, но почему-то ему думалось, что Джилл и Таня будут ревновать его к той, другой жизни, что была оставлена им в другом штате.
Приятель его весьма неудачно пошутил насчёт «дедули». Маршаллу, очевидно, не понравилась эта шутка – в серьёз не понравилась. Было видно, как глаза его вспыхнули тем едким противным огоньком, но впрочем, он успокоил себя. Только-только всё  наладилось, и нельзя было вдруг нарушать сложившуюся атмосферу какими-то злобными выпадами. Таня тем временем успела налить себе шампанского, на что рэпер одарил её укоряющим взглядом. Немного только, я слежу. – отметил Эм, обращаясь к своей девушке. Дэвид вытянул свою руку к центру стола, предлагая выпить, Маршалл достаточно живо принял это предложение, предварительно пристально поглядев на стакан Джилл, убеждаясь точно ли там сок. Угощать её шампанским, али не угощать? Старательно чокнувшись со всеми, рэпер с видом крайней задумчивости попробовал на вкус напиток. Хм, не дурно. Пощекотав горло, алкоголь прошёл в его закалённый подобными вещами организм, не вызвав ровно никакого отклика. Да, мне надо, пожалуй, много выпить, чтобы это как-то сказалось. А вот не надо – поберегу себя, не тот случай, чтобы нажираться в хлам. 
О чём мы там говорили? – решил поддержать беседу Маршалл. О лошадях? Я тоже несколько раз ездил, правда, без особого фанатизма. В последний раз вообще круто упал! - он сказал это, просто упомянув, не вдаваясь в подробности, так как истинную трагичность той ситуации знал только он сам и Таня, которая тогда, можно сказать, спасла ему жизнь. Ненароком, он кому-то позвонил, но, видно, остался недоволен короткими гудками, раздавшимися из трубки. Эминем ничего не объяснял, решив, что это его сугубо личное дело. Сталкивание двух семей не самое благоприятное, что может быть. Маршалл знал, что всё равно когда-нибудь ему придётся объяснять своим девочкам, что у него есть ещё родственница, ничуть не менее любимая, разве что отдалившаяся от своего отца под воздействием определённого набора факторов.
Телефон зазвонил вновь, и Маршалл заметно померк, когда увидел адресата, но ответил, медленно выползая из-за стола, отходя чуть в сторону. Его громкий голос, даже не повышаемый сейчас, легко перекрывал новогоднюю суету телевизионной программы:
Да, это я.  – слышался его размеренный голос. Я звонил буквально только что, но сеть была занята. Паузы разбивали его фразы в то время, пока он слушал собеседника. Или собеседницу. Вам хватает денег?Хорошо. Рэпер немного бродил по комнате, стараясь не встречаться взглядом ни с одним здесь присутствующим. Нет, я не один, у меня своя семья. А ты, как я предполагаю, осталась с тем, от чего уходила? На лице рэпера отразилась едкая усмешка, он в каком-то отражении азарта пощёлкал пальцами. Ким… Так, Ким, послушай меня. Впрочем, ты же никогда меня не слушала. Ладно, пусть будет так. А как она? Хм. С друзьями? Я рад, что у неё много друзей. Вот, почему был занят её номер. Да, но позже. Обязательно приеду, но позже. Не говори ей – пусть будет сюрпризом, understand? По всей видимости, праздновать она уже начала. Маршалл тяжело вздохнул, останавливая ненароком остекленевший взгляд на Тане. Кимберли, ты пьяна. Тебе потом будет неловко за эти слова. Рэпер усмехнулся. Всё пока. Через небольшую паузу: Всё в прошлом, с праздником. Эм нажал на отбой, облегчённо вздохнув. Эминем спокойно вернулся на своё место рядом с Таней, а потом вдруг резким движение осушил практически полную рюмку до дна. Кашлянув, он запальчиво втянул лёгкими воздух, затем, проронил: Бывшая жена. Натянув улыбку, он потянулся за салатом, который вскоре оказался у него на тарелке и стал потихоньку уничтожаться. Стресс заедал что ли?

+3

154

Вечер был необычен не только поводом - празднованием Нового Года, но и какой-то особой атмосферой. Такое ощущение, что все люди, тут собравшиеся, как будто праздновали по отдельности, каждый внутренне. А внешне очень скованно вели себя. Нет, беседа поддерживалась, но не такая, как в кругу близких друзей. Не было того самого веселого гомона атмосферы веселости. Это потому, что еще все трезвые. - ехидно кольнула она, но тут поняла, что из трезвых останется только она и Таня. Мда... - Джилл представила себе картину, как она пытается с Таней вдвоем растащить бесчувственные тела по койкам, или пытаются утихомирить разбушевавшегося. Жутковатая вышла картинка. Надеюсь, они не напьются до свинского состояния. Иначе мне уже проще тоже вместе с ними напиться - так веселее. - думала она, слушая веселые истории и байки прошедшего года.
Сама она думала о своем. О Англии, и о том, что те родители были все же славные, но эти тоже ничего. Двое безбашенных, каких только можно представить, они служили неким идеалом в мозгу юной барышни. Она всегда в последние месяцы сравнивала себя с ними, старалась жить по их стандарту. Даже Таню она уже считала своей матерью.
Таня обняла ее и Джилл послушно зарылась ей лицом в волосы. Как же хорошо, что они есть друг у друга. Маршалл тем временем произнес: Как же я вас люблю. - это было сказано вполне серьезно, и на шутку не походило. Девочка лучезарно улыбнулась всем присутствующим. Настя, которая сидела рядом, чувствовала себя скованее всех. С этим надо что-то делать. - решила она. Нужно было быстро доставать конкурсы.
Тем временем, Дэвид уже закончил розлив крепких спиртных напитков и сока. Дедуль, тебе может тоже, сочку? А то смотри. - ухмыльнулся он. Эээ, какой он дедушка! Пока еще папа! - возмутилась она. Первый тост был по своему красив. Без пафосных и шаблонных фраз. "От души, как говорится." Девочка тоже протянула вперед руку и чокнулась со всеми. После майонезных салатиков дико хотелось пить, и уже осушив весь стакан, она услышала: До свидания! Трезвыми мы с вами сегодня больше не увидимся! - произнес Дэвид. Ну это как сказать. - возразила Джилл - Вот я вас прекрасно увижу, во всех состояниях - она подмигнула. Кстати, мы купили фейерверк! После праздника можем пойти пускать салют - сказала Таня. Джилл согласно закивала, ибо набила в рот ложку салата и разговаривать было крайне затруднительно. Вспомнив свое намериние про конкурсы, она метнулась в свою комнату. Там, перерыв все полки в вещами, она наконец нашла листочки и коробку с предсказаниями. Из коробки торчали ниточки, на обратном конце которых были прикреплены бумажечки, распечатанные ею недавно.
Вбежав в комнату, но обнаружила, что Эминем разговаривал по телефону. Прислушиваться она не стала, а только прикатила из угла журнальный столик и принадлежности, которых к слову, было немного. Когда он договорил, Джи услышала: Бывшая жена. - Ясно. - немного вяло подумала она, но вернулась к роли хозяйки. подкатив столик к народу, она произнесла: Тамада прибыл, веселуха начинается! - очень серьезным голосом. Первое испытание - гороскоп на грядущий год! - с этими словами она дала каждому вытянуть себе по ниточке. А теперь читаем вслух! - командным тоном заявила она.

Синяя ниточка|оп

Даря своей любимой(ому) букет из ромашек, пересчитайте все лепестки. Должно быть: любит!

Желтая ниточка|оп

Улыбайтесь всегда! И никто не назовет вас мрачным человеком. Молчите! И никто не назовет занудой.

Черная ниточка|оп

Вы счастливчик! Поэтому будьте скромней и не хватайте больше счастливых билетов.

Красная ниточка|оп

Ожидая плохого события, не крутите пуговицу: она обязательно оторвется.

+3

155

Атмосфера была хорошей. Нет, правда. Конечно, не сразу Таня и Настя смирились с тем, что задумали их мужчины на этот Новый год. Но сейчас девушки улыбались друг друга, не стеснялись, тогда и Дэвид с Маршаллом смогли расслабиться, хотя первый понимал, что его женщина может еще ух как отплатить ему за такого кота в мешке. Хотя даже такие мелкие ссоры и выяснения отношений были нужны в жизни. Может быть за это Кол и любил Настю, за ее «не пассивность». Жаль только боялась она ему полностью открыться, когда он прижимал ее к своей широкой груди, прямо к горячему сердцу, не защищенному больше ничем.
Теперь, когда много лет прошло и Дэв все испытал, он думал, что не горе дает нам понимание жизни всей во всем родстве, как он ее понимал в моменты смерти близких или жутких неудачах, а все-таки радость. Что горе как плуг, только пласт поднимает и открывает возможности для новых жизненных сил. Но есть много наивных людей, кто понимание нашей жизни прямо приписывают страданию. И мужчине тоже было тогда не сладко, как будто болью своей он вдруг стал все понимать. Нет, это не боль, а радость жизни открывалась в нем из более глубокого места – души.
Когда выпивка была открыта, а тост произнесен, Дэвид осушил свою рюмку и, морщась от крепости коньяка, потянулся к ломтику лимона. Закусив, он между тем услышал, как Маршалл говорит Тане, мол, много не пей. Колд не предал большого значения тому, что Гербер отказалась от Хеннесси и попросила налить ей соку. И даже то, что она самостоятельно, втихаря, открыла бутылку шампанского и налила себе в фужер – тоже не тревожило Дэвида. Но вот эта фраза Эмма. Что-то тут было не то, прищурившись, подумал он, но быстро отвлекся от этих мыслей, даже не успев в них углубиться. 
- Кстати, мы купили фейерверк! После праздника можем пойти пускать салют
- Ха, мы кстати тоже. – тут же с улыбкой подхватил Колд, уже посадив наконец свою пятую точку на стул. Тут же в голову пришла мысль о подарке для Джил и мужчина глянул на часы. «Как бы не забыть вручить…» - потом его глаза шмыгнули к не очень громоздкой, но нарядной и яркой елке, - «Точно.»
Все уже успели хорошо расслабиться. Но Маршалл как-то потускнел, хотя Дэвид не сразу заметил, что его друг притих. Только вот минуту назад он любовно смотрел на свою немного нестандартную на первый взгляд семью, состоящую из Тани и Джил. А тут на тебе. Что-то там пишет в телефоне, с сосредоточенной миной на лице.
Между тем он продолжил тему о конном спорте, как бы говоря этим, что он все еще со всеми, здесь. Настроение у рэпера как-то поникло и Колд хорошо это почувствовал, отчего тут же просил свои колкости и шутки.
- И ты тоже, значит? Ничего себе. – Дэв усмехнулся и опустил взгляд улыбаясь. – Тогда и присоединяюсь. Давно ездил в последний раз, к осени ближе, но коняга мне скачки устроил хорошие. Бедная моя задница.
Насте он вообще ни разу не упоминал о том, что он как-то вообще связан с лошадьми. Может только, когда девушка рассказывала Колду, она могла заметить, что ему понятно и интересно то, что она говорит о своем коне. Неизвестно, почему сам Колд никогда ей не рассказывал о своем увлечении, и не скрывал он этого вроде.
Поправив ворот свитера, мужчина сел поудобнее и отправил в рот небольшой ломти колбасы. Негромкая музыка поднимала настроение. Зелеными глазами Дэвид поглядывал на Настю. Все шло хорошо, но потом кто-то позвонил Эминему. Он заранее предупредил, что ждет звонка, поэтому Дэвид не обратил внимания на то, как рэпер встал из-за стола. В этот момент Колд подумал, что ему тоже нужно позвонить друзьям и матушке. Дэв был рад, что не смотря на смерть отца, она не будет праздновать праздник одна. Тем более ехать вместе с Настей в родительский дом… Это было не для него. Он вообще не особо любил выставлять на показ свои отношения.
Голос Маршалла стал громче, и Дэв пару раз кинул на него взгляд исподлобья. Особо он, конечно, не вслушивался в слова, но по одной интонации голоса можно было догадаться – разговор не из приятных. Внешне абсолютно спокойный, Колд сочувствовал Маршаллу безмолвно. Не приятно, наверное, в Новый год вспоминать фрагменты из далекого прошлого, а уж особенно бывшую жену. «О да, может мне тоже бывшей женушке позвонить?» - усмехнулся он своим мыслям, глянув на Виконт и прикинув, как она отреагирует, если узнает.
Вскоре Джил сорвалась с места и незаметно исчезла из комнаты, а после вернулась с какой-то коробкой в маленьких руках.
- Тамада прибыл, веселуха начинается! Первое испытание - гороскоп на грядущий год!
По иронии судьбы, девочка приблизилась к началу стала, где как раз сидел Колд, мужчина улыбнулся, подняв взгляд на девочку, чьи волосы были ухоженно зачесаны назад:
- Я первооткрыватель прямо сегодня.
Дэв опустил взгляд на ниточки и сначала хотел было взять черную нитку, но потом все же склонился к более приятному цвету, который, из общего набора нравился ему больше всего. Он взял синюю нитку. Маленькая хозяйка тут же скомандовала прочитать то, что было написано на бумажке.
- Даря своей любимой букет из ромашек, пересчитайте все лепестки. Должно быть: любит. – Дэв сдержанно улыбнулся, подняв брови и все еще смотря на листочек, потом поднял взгляд, - Да это ж сколько мне сидеть, считать то придется. – он рассмеялся и обжог Настю смеющимся, но пронзительным взглядом.

Отредактировано David Cold (2012-04-02 21:28)

+4

156

Как-то все ненадолго наладилось. В кармане Эминема забренчал телефон. Он с отрешением от мира, негромко бормотал что-то в трубку. Насколько можно было понять-звонила Ким-бывшая жена Маршалла. Речь зашла и о Хейли, звонка от которой, видимо, Эминем и ждал. Та девчушка, дочка Маршалла, которая занимала основное место в его сердце, с которой не в ровень было самой Гербер. Джилл еще, наверно, и не знала о сестре, хотя, я уверена, в ее сердце поселилась бы хоть крохотная ревность. Таня смиренно смотрела на вставшего из-за стола Маршалла. Попутно она ловила отголоски речей за столом и даже пыталась участвовать в диалогах, но глаза ее непрерывно смотрели именно на мужчину. Сопереживание и грусть отразились в ее теплой еле заметной полуулыбке. Судя по новоприобретенному тону разговора, жинка затронула в разговоре что-то очень неприятное.
Когда вдруг его глаза остановились на миг на Тане, девушка чуть качнула головой вверх и по губам можно было прочесть беззвучное "все нормально?" Она искренне сочувствовала его взволнованному и немного разбитому состоянию после звонка Ким, но и в ее сердце, как и должно быть, нашла себе местечко маленькая женская ревность, ярость. Наверно, на будоражащую его спокойствие бывшую женку, на то, каким обещает быть его настроение теперь, после этого не совсем приятного разговора, на то, что.. Сложно объяснить. Просто это выше понимания, ей никогда не занять местечко рядом с его дочерьми. А это, хоть и логично и справедливо, но все же немного обидно.
 Почувствовав, как он садится рядом, девушка молчаливо положила тонкие пальчики на его плечо. В то же время, желая быть примерной хозяйкой, Таня не отрывала долгих и счастливых взглядов от сытых и радостных гостей. Несмотря на скованность, они уже ощущали себя лучше, чем по приезду. Конечно, этот вечер априори не мог стать лучшим праздником в их жизни, но скорее всего это станет огромным шагом навстречу счастливому повествованию о новой дружбе, теплому примирению двух сторон, которые и задумали этот праздник...
Пытаясь наколоть на вилку увертливый кусочек огурца, Таня обратила внимание на Джи. Девочка с волнением прибежала со второго этажа, неся в руках какую-то коробочку. Таня сразу же признала в этой затее любимое детское развлечение с предсказаниями. 
Вслед за Дэвидом, который опередил всех, Гербер вытянула красную ниточку и, пробежав глазами по незамысловатому тексту, с наигранной разочарованностью прочитала: Ожидая плохого события, не крутите пуговицу: она обязательно оторвется.-брюнетка сделала паузу и от себя добавила-И отлетит в глаз! 
Таня, слушая, как другие читают предсказания, встала из-за стола и, сев на колени возле камина, открыла горячую стеклянную дверцу. Обугленные угольки вместо деревяшек с треском догорали, доживая свой век. Таню обдало жаром пламени и она поморщилась, несмотря на то, что это тепло было невероятно приятным. По всей гостиной разлетелся запах тлеющих дровишек и, подхваченный запахом хвои, он облетел людей. Девушка быстро достала из-под специальной каменной полки под камином еще пару расколотых толстых дровишек и кинула в огонь. Он тут же заскрежетал, засвистел, затрещал, подхватывая новую порцию дерева. 
Тааак! Время! Без десяти двенадцать!-Таня спохватилась, вспомнив про ягодный пирог, который томился в холодильнике. Она быстро притащила его к столу, развернув фольгу и обнажив творение для гостей. 

Отредактировано Tania Gerber (2012-07-02 16:16)

+4

157

Маршалл с удивительной быстротой поедал всевозможные закуски, приготовленные его заботливыми хозяюшками, очевидно, пытался заесть коньяк. На удивление, в голову не дало. Когда аппетит рэпера несколько угас, он, наконец, обратил своё внимание на гостей, разговоры между ними. Этот осадок горечи, осевший в его горле после разговора, был ещё ощутим и, скорее всего, не так легко будет в который раз проглотить то, что всегда тревожно щемило в сердце. Но Эм знал, что, по сути, никому нет дела до чужих проблем, не хочется их выслушивать, нет желания в них лезть, да и зачем? Он должен остаться со своими проблемами один на один, не влияя ими на настроении и мысли других близких ему людей. Джилл принеслась с какими-то ниточками, шумно подвинула к ним журнальный столик, разложив свои какие-то странные приспособления. Нитки? Первым на это дело повелся Колд, потянув за синюю нитку. Затем, Джилл сказала ему прочитать, что написано на бумажке. Услышав это, Маршалл рассмеялся: Насть, теперь он тебе всегда букеты из одной-трёх ромашек дарить будет! Была очередь Тани, которая потянула за красную нитку. Всё происходящее стало понемногу увлекать рэпера, он с интересом выслушал, что сказала девушка.
Протянув руку, Эм на момент задумался: осталось две нитки: чёрная и жёлтая. Чёрный цвет ему импонировал больше, но не хотелось казаться ещё более мрачным в глазах других на этом празднике. Чуть дрогнувшей рукой он вытянул жёлтую нитку. Улыбайтесь всегда! И никто не назовет вас мрачным человеком. Молчите! И никто не назовет занудой. – прочитал он. Потом, весело глянул на Джилл, приподняв брови и забавно сморщив лоб, сказал: Что же, приму как руководство к действию!
Таня отошла, поворошила камин, и по комнате распространился приятный запах домашнего уюта, который рэпер постарался вдохнуть полной грудью. Девушка его несколько засуетилась, объявив, что «знаменательный час» уже совсем близко. Маршалл более оживился, налил себе шампанского и, чуточку подумав, взял чистый бокал, налил туда совсем чуть-чуть и, задорно подвигнув, поставил бокал дочке под нос. Предварительно, он слегка поболтал пузырчатую жидкость, давая ей немного выветриться. Боже, я начал спаивать свою дочь, какой же ты козёл, Маршалл. Хаха! Ну, пусть приобщается!
Выслушав слова других, Эминем выпрямился с бокалом в руках. Не обошлось, конечно, без зазвеневшей задетой им тарелки и смачного звука, с которым стул поскрёб поверхность пола. Была у этого рэпера некоторая неуклюжесть. Изящность и грация – не его конёк. А теперь я. Маршалл приятно улыбнулся, обводя взглядом присутствующих здесь. Посмотрел на Джилл, на Дэвида, на Настю, задержал свой взгляд на Тане, остановив этот миг в соприкосновении взглядов. Казалось, его предстоящая речь обещала быть долгой. У каждого из нас есть цель, ведь правда? Это был риторический вопрос, во время которого, Маршалл принял более надменный и величественный вид. Человек без цели – человек без мечты, а значит, и без души. Когда есть цель, нужно стремиться к ней, преодолевая любые трудности. Чтобы дойти до цели, нужно, прежде всего, идти. Я хочу пожелать всем вам, чтобы этот путь у каждого был лёгок, без горя и страха, унижений и пороков, которые навязывают нам. Маршалл, с прежним величием, обвёл взглядом притихших гостей. Его голос был приятен, спокоен, и даже пронзительный цвет его глаз, казалось, приутих, превратившись в тихий омут. Even if it sounds corny... don't ever let no one tell you, you ain't beautiful.(Даже если это прозвучит банально... Не позволяйте никому говорить вам, что вы не прекрасны.)  - Эти слова прозвучали по-своему просто, по-своему, они были наполнены каким-то глубоким смыслом, его собственной философией, отношением к жизни. Этот человек – боец и, пусть сейчас он не на ринге, сила его духа была с ним всегда. Казалось, всё самое яркое: и радость, и горе, и боль, и страдания душевных мук, и смерть, которой он называл кому. Всё было и прошло. И Маршалл чувствовал, что в этой жизни осталось не так уж много того, что может его удивить, что он устал… от жизни? Навеяно это лишь внезапным настроением, которое у него менялось так резко, или же, ещё что-то – это покажет время. В конце концов эти люди, что сейчас собрались вокруг него, слушают его речь – они толкнули его в новый порыв. Подхваченный попутным ветром, Маршалл втянулся в свою рабочую жизнь. Кто знает, хорошо это или плохо, если учесть, что Эм часто предпочитал идти против даже самых сильных ветров.
Когда утих в уютной гостиной последний отзвук звенящего бокала, Эминем мастерски куда-то исчез, незаметно проскользнув мимо гостей. Лишь мелькнул на второй ступеньке лестницы, в мягком свете люстры. Быстро поднявшись наверх, он вошёл в свою комнату, слыша, как под ногами его зашуршала скомканная бумага. Растеряно оглядев комнату, он почти что судорожно откопал где-то невзрачную упаковку таблеток и принял одну из них. Да, так будет лучше. Пару секунд он не двигался, затем, спохватившись, стал доставать приготовленные к празднику подарки. Когда он, взяв всё это в руки, посмотрел на себя в зеркало, его губы тронула шальная улыбка, да зеркальным блеском сверкнули опустевшие глаза. Голова была пуста от мыслей, где-то внутри рождалась искусственная радость, впрочем, внешне это было совсем незаметно. Маршалл не думал, что сейчас кто-то, увлечённый подарками будет особо приглядываться к нему.
Спустившись вниз, он громко объявил: Ну чё, Санта прилетел, снимайте носки! Первой его целью была Джилл – самая маленькая, которая, небось, больше всего ожидала подарка. Присев рядом с её стулом на корточки, Маршалл смотрел ей в глаза снизу вверх. Ты хорошо себя вела в этом году!? Я знаю, ты ведь совершала ужасные поступки! – Эминем шутил, хотя что-то отдалённо агрессивное было в нём сейчас. Поднялся на ноги.  А впрочем, держи!  - сделав вид, что передумал, рэпер протянул девочке несколько подарочных больших пакетов. Там был комплект зимней тёплой одежды для верховой езды, попона и кожаный недоуздок для лошади какой-то известной фирмы. Я же неправильный Санта. – сказал он на тон тише, глядя, как девочка рассматривает его подарок. Рэпер наклонился к Джилл и чмокнул её в макушку, после, взял что-то ещё и направился к Тане. Это гипноз, Таня, это гипноз. Смотри мне в глаза. – растянуто говорил он, потом, поцеловал её в губы. Во время сего действа, он одел на её руку изящный браслет из серебра и жемчуга. Когда же внимание девушки обратилось к подаренному, он, зайдя сзади, застегнул на шее Тани тонкую серебряную цепочку с кулоном в виде дракона. Надеюсь, не слишком скромно?  - самодовольно прошептал он её на ухо. Обернувшись к гостям, Маршалл усмехнулся. Ну а вот как же мне оставить своих друзей без подарков, а? Эминем обошёл стол и положил рядом с рукой Насти толстый женский журнал. Красота, мода стиль – он в этом плохо разбирался, но в магазине сказали, что девушке должно понравиться. Дружески приобняв её тонкие плечи, он сказал: ну теперь-то я на хорошем счету? Не дожидаясь ответа, он, выпрямившись, обратил своё внимание к Дэвиду. Ну я же сказал, не  м о г у  оставить своих друзей без подарков. Пожав плечами, он вдруг протянул Колду огромный рулон плотной бумаги, свернутой рисунком вниз. Ранее он стоял прислонённый к стене и не обращал на себя ровно никакого внимания. Расхохотавшись над явным недоумением друга, Маршалл пояснил: Мой портрет! Можно на всю стену наклеить! Круто! Я знал, что тебе понравится!
Рэпер отошёл на прежнее место, не удержался и спросил у девушки, шепча ей на ухо: Ну что, я угадал?

+3

158

Так получилось, что Джилл ближе всех стояла к Дэвиду. Он улыбнулся, что-то буркнул про первооткрывателя и потянул на себя синюю нитку. Она послушно скользнула из щели между коробкой и крышкой. Девочка заранее знала, что та написано и улыбнулась Насте. Мужчина послушно прочитал: - Даря своей любимой букет из ромашек, пересчитайте все лепестки. Должно быть: любит. Да это ж сколько мне сидеть, считать то придется. - Добавил он последнюю фразу уже от себя. Результат того стоит. - заверила Джи, лучезарно улыбнувшись. Насть, теперь он тебе всегда букеты из одной-трёх ромашек дарить будет! - прокомментировал батя. Джилл хотела возразить, он промолчала. Настала Танина очередь, и уже красная ниточка покинула свое лежбище. Ожидая плохого события не крутите пуговицу - она обязательно оторвется. - такое досталось Тане предсказание. Затем она весьма пессиместично добавила что-то про глаз. Джи не понравился такой настрой, казалось у ее мамы упало настроние. Ой, да брось! Если и отлетит, то только в глаз этой самой неприятности! - попыталась подбодрить ее девочка. Настала очередь Маршалла. Его рука сначала потянулась к черной нитке, но вытащил он все же красную. Улыбайтесь всегда! И никто не назовет вас мрачным человеком. Молчите! И никто не назовет занудой. - Вот и правильно! - поддержала девчушка.
Но тут батя решился произнести тост. Он зачем-то налил девочке стакан шампанского. Джилл в ответ лишь задорно рассмеялась. Тост был большой и глубокий. Девочка встала, когда слушала, и невидящим взглядом смотрела в салатик. Действительно, многое изменилось. Джи подумала про Айву, кобылу, которая осталась в Лондоне и к горлу подступил комок. Но нужно было держать себя в руках, ведь тут гости и вообще праздник. Айве, скорее всего сейчас хорошо. Она спит сладким сном в деннике. Нужно было немедленно отвлечься. Все потянулись чокаться, и Джилл тоже протянула свой бокал. Выпив содержимое, она не почувствовала алкоголя. Хотя, съела кусочек сыра. Так, на всякий случай. И тут обнаружила, что Маршалл и Таня сбежали. За подарками, наверное. - мелькнула у девочки мысль. Она не переживала по этому поводу. Все подарки лежали на том же журнальном столике, готовые к дарению. Она с нетерпением ожидала момент, когда вручит подарки. Ей было интересно узнать реакцию этих людей.
И действительно, рэпер вернулся с полным пакетом, а Таня принесла торт, который они сегодня приготовили. Он был затейливо украшен фруктами, и девочка почувствовала немедленное желание его съесть. Но ее внимание вернулось к отцу. Ну чё, Санта прилетел, снимайте носки! - Какая жалость - на мне колготки! - веселым сожалением произнесла девочка. В глазах плясали чертики и было жутко интересно узнать, что же такое приготовил для нее батя. Ты хорошо себя вела в этом году!? Я знаю, ты ведь совершала ужасные поступки! - жутким голосом воззвал он к Джи. Та лишь рассмеялась, показывая ямочки на ухоженных щеках. А впрочем, держи! Я же неправильный Санта. - и протянул ей несколько больших пакетов. Мне ты такой больше нравишься! - рассмеялась она и обняла его. Тут же засунула нос в пакет. Там были теплые вещи для верховой езды, попона и кожаный недоуздок. Вывалив все богатства на пол, она принялась их рассматривать. Спасибо огромное! - искренне поблагодарила она.
Джилл решила подарить свои подарки уже в следующем году, до которого оставалось немного времени. Обама уже начал свою речь. Джи подскочила к пульту и прибавила громкость. Быстрее, сейчас все пропустим! - воззвала она и начала разливать всем шампанское, не обделив и себя.

+4

159

После Колда, каждый по очереди стал читать то, что было на их бумажках, мастерски приделанных к веревочкам разного цвета. Дэвид наблюдал за каждым, не переставая улыбаться каждый раз, когда слышал содержание предсказания. Эминем прокомментировал его слова на счет букета из ромашек, на что мужчина рассмеялся, согласно кивая. Джилл так же с задором в светлых глазах наблюдала за всем деянием. Колд оживленно смотрел на других, но сам немного задумался. Все, что сейчас происходило, дарило его душе странную эйфорию. Прежде, его рай предполагал постоянную смену событий, впечатлений и ощущений. В идеале, это, выходит, дорога. Комфортное, неспешное странствие по разным местам-мирам-городам; великое множество приятных, но необязательных знакомств. В его раю мыслящие-осознающие существа радуются всякой встрече, не замечают расставаний, с наслаждением трындят о пустяках. И еще пусть оказывают друг другу мелкие необязательные услуги, это всегда приятно. Но, бывает, в жизни наступает переломный момент, когда ты взрослеешь и пускаешь все это по ветру. Когда долго не углублялся в такие понятия, как отношения, настоящая дружба и семья, а вместо того гуляешь где тебе вздумается, как кот, становится худо. Временами становится тяжело быть самому по себе. Наступает время серьезных решений и величайших испытаний. Наверное, время обладает способностью уплотняться в самые напряженные периоды твоей жизни, когда же наступает расслабление. Тогда невидимая пружина, которая с умной жестокостью сжимала все - и время, и события, и всю жизнь - тоже расслабляется, и уже ветры не дуют, не поторапливают события, унимаются даже дьяволы непокоя, наступает тишина, ленивая разнеженность, никчемность, чуть ли не угасание. А поэтому, для настоящего человека спасение только в напряжении, в вечном неудовлетворении достигнутым и сделанным. Возможности идти вперед бок о бок с друзьями и любовью.
Таня, тем временем, поднялась и ушла к камину. В воздухе повеяло воистину чем-то домашним. Колду, до конца осушившему свою рюмку, все больше нравилась атмосфера. Еще немного алкоголя и напряга совсем не останется. На самом деле он даже подумывал о том, чтобы перестать пить так часто. Лучше на здоровье это не скажется, а ему теперь есть ради чего жить и стараться. Не всю же жизнь класть на развлечения и свободу, забивая на себя.
Вскоре подошло время тоста. И первым его решил начать Эминем, как истинный хозяин и человек, который вообще все это затеял. Дэвид встал вслед за ним, вовремя поддержав свой стул, который чуть не упал на пол. Подлив в бокалы тем, у кого закончился алкоголь, Колд взял свою рюмку доброго виски и тут же подумал, что позже надо будет перейти на коньяк, который они с Настей привезли. Подняв глаза на Маршалла, мужчина заметил, как лицо его друга сменилось. Он был не таким, как обычно, и говорил не так, как всегда. Видимо, по локти залез в свою душу и вытаскивал от туда слова, шедшие от всего сердца. Колд даже зауважал его. Раньше, ему казалось, что рэпер только стебаться хорошо умеет, а нет. Видимо есть недурные мыслишки в этой черепушке.
Когда Маршалл закончил, наступила молчаливая пауза, которую Дэв тут же развеял:
- Молодец, чувак. – сказал он рэперу, смотря на него без тени улыбки, а потом последовал стук бокалов и звон рюмок.
На фоне играла музыка, бокалы снова были опустошены. Ненароком, взгляд Дэвида сошелся с Таниным и он улыбнулся ей. В комнате снова оказался Эминем, мастерски исчезнувший пару минут назад и начал раздавать подарки своей семье, а Дэвид, в этот же момент пошел к пакету, что привез с собой. Незаметно он оставил под елкой, в самом укромном уголке сверток, в котором был новогодний вариант зимней попоны. Потом, как ни в чем не бывало, оказался перед Настей, сунув ей в руки бежевую коробочку. Там были часы в виде браслета:
- Это Джилл. От тебя, - шепнул он брюнетке на ухо, закрыв ее своим телом. Потом, собираясь отстраняться, положил ладонь на ее талию и быстро поцеловал в шею, под ухом. Развернувшись, он тут же встретился с Маршаллом. Он вручил Насте какой-то женский, толстый журнал, а потом обратился к Колду, вручив ему «подарок».
- Ах ты скотина. – смеясь в шутку сказал Дэвид, сменив недоумение на улыбку. Затем дал этим же свертком ему по башке. – На тебе, хаха.
Джилл засуетилась и стала доливать всем шампанского. Смотря на ее старания, Дэвид невольно улыбнулся и открыл еще одну бутылку, ибо не хватало на всех.
Как только часы пробили двенадцать, Колд, громко поздравляя всех, выпил содержимое бокала. Желание? Да, загадал. Давно не делал этого, так как просто не верил, но сегодня почему-то решил вспомнить детство. Потом вышел из-за стола и спешно достал из пакета петарды и салют.
- Ай да на улицу! – махнул он ребятам, улыбаясь и вскоре все вышли во двор. Мужчина принялся ставить фейерверк, подключив к этому и Эминема. Вдвоем они быстро с этим справились и отошли обратно к девушкам. Через пару мгновений, в воздухе взорвался фонтан разноцветных брызг, потом снова, на этот раз золотые. Яркие цвета отражались на лицах людей, задравших головы к темному небу.
Прямо таки настоящий праздник. Главное, чтобы он ничем не омрачился…

+4

160

Через какие-то минуты молчания и тихого чавканья в гостиную зашла Джилл с невероятно огромными, блестящими глазами. Настя положила вилку на тарелку, наблюдая за девочкой, которая по-хозяйски отодвигала кофейный столик. Тамада прибыл, веселуха начинается!  Виконт скромно улыбнулась, кинув взволнованный взгляд на Колда. " Гороскоп на грядущий год значит...Хм.." брюнетка всегда скептически относилась ко всей этой астрологической ерунде, но сегодня ей было действительно интересно поучаствовать во всем этом, мало ли, да и здесь дело случая, что вытянешь, то и получишь. Первым осмелился действовать Дэвид, его выбор пал на синюю ниточку. Настя с интересом заглядывала в лицо мужчины, когда тот принялся читать, - Даря своей любимой букет из ромашек, пересчитайте все лепестки. Должно быть: любит. – Виконт засмеялась в голос с Колдом, - Да это ж сколько мне сидеть, считать то придется. – Настя пододвинулась к мужчине и подбадривающе хлопнула своей ладошкой по его широкому плечу, - Ничего ничего. Посчитаешь. - зелёные глаза на секунду обожгли лицо Дэвида, могло показаться, что в них вспыхнул какой-то странный, злостный огонёк, но он тот час же угас, когда Эминем прикинул свой ответ, Насть, теперь он тебе всегда букеты из одной-трёх ромашек дарить будет! Девушка ещё раз рассмеялась закивав головой в знак согласия. Очередь пришла за Таней, девушка выбрала красную ниточку. " Конечно в глаз. Правильно Джилл подметила, в глаз самой неприятности. " заулыбалась Виконт, переводя глаза на Маршалла. Пришёл его черёд, он медленно и разборчиво пытался определиться с цветом, и его пальцы потянули жёлтую. " Воооот, хорошее пожелание. " девушка приходила в азарт, наконец пришла её очередь вытаскивать последнюю, свободную ниточку, ею оказалась чёрная. Вы счастливчик! Поэтому будьте скромней и не хватайте больше счастливых билетов. Виконт секунду посверлила глазами бумажку, а после медленно, осторожно повернула голову на Дэвида, - Вот жадные, я то думала на тебе одном не останавливаться, а вот оно как. Буду скромней, мой счастливый билетик. - брюнетка подвинулась к Колду, и взяв мужчину под руку прижалась к его боку, положив голову на плечо.
Стрелки часов вдруг заспешили, на часах оставалось совсем немного времени для того, что бы проводить старый год. Мужчины быстро соорентировались и каждый из них выпалил по хорошему тосту. Бокалы были испиты до дна, все обитатели дома начали с крепенького, разве только Джилл было налито шампанское, оно и понятно. А вот Таня тоже скромничала, она ограничилась шампанским, и то, всего одним бокальчиком. " Ну кто знает, может не хочет человек пить?! " Настя же быстро хмелела и становилась раскованее, в ней появлялась какая-то нереальная смелость и наглость. Но сегодня она казалась весьма тихой, возможно атмосфера остужала ее темперамент, а может люди, которые окружали её. Всё таки бывшая Дэвида и Звезда Мирового масштаба, кто бы мог подумать, что Анастасия Виконт будет праздновать Новый Год с такими людьми?! Сказали бы ей об этом раньше, её реакция сошлась на одно лишь "Пффф...".
Брюнетка и не заметила, как Эминем исчез из-за стола, его новое появление ее обескуражило. -Ну чё, Санта прилетел, снимайте носки!- Виконт тут-же лучезарно заулыбалась и по-детски захлопала в ладоши, сопровождая его появление коротким криком. На заднем фоне играла музыка с телевизора, какой-то новогодний мотивчик, в доме все играло огнями и было так уютно. Насте безумно нравилось как Маршалл обращается со своими дорогими людьми, как он интересно общается с Джилл, по современному, без телячьих нежностей. Как трепетно он относится к Тане, играя глазами и подходя к ней танцевальной походкой. В этот момент Виконт без конца была уверенна, что Гербер его любимая девушка. Но чёрт возьми, что-то всё-равно кусало за горло, не давая вздохнуть целой грудью. Настя всё так-же была на страже. Ну а вот как же мне оставить своих друзей без подарков, а? сердце ёкнуло, улыбка померкла молнеиносно. " Зачем?! Блин... Мы ничего и не приготовили. Боже мой. Как не красиво..." волнительно взглянув на Дэвида девушка быстро обернулась на приближающего Эминема, однако Колд быстро разрулил ситуацию, протягивая Насте бежевую коробочку с часиками в виде браслета, - Это Джилл. От тебя, - Виконт кивнула, озадаченно вглядываясь в лицо Колда. Но на этот момент Эминем уже был близко, совсем. Он дружески приобнял Настю за плечи и положил рядом с её тарелкой интересный журнал, ну теперь-то я на хорошем счету? - Подкупаешь меня?! Давно был на хорошем. Спасибо огромное. - Виконт лучезарно заулыбалась приобняв Маршалла. Затем, пока мужчины были заняты своими братскими отношениями, Настя вышла из-за стола и подошла к девочке, которая с таким любопытством разглядывала конные вещи. Виконт присела рядышком, и с интересом начала разглядывать фирменную уздечку, - Счастливица. Твой конь будет в восторге. - сделав небольшую паузу Настя улыбнулась, оторвавшись глазами от падаренного Эминемом, конного комплекта, -Джилл, мы бы хотели с Дэвидом тебя поздравить с Новым Годом. Ты такая красивая юная леди. И замечательная хозяюшка. Пусть все твои мечты исполнятся. - в этот момент Анастасия протянула девочке ту самую коробочку и приобняла ее за плечи.
Тааак! Время! Без десяти двенадцать! громко проговорила Таня, и убежала на кухню. Виконт решила пойти за ней, так...на всякий случай, может что нибудь нужно будет помочь принести. - Замечательный праздник. Спасибо тебе за такой шикарный стол! Тебе помочь?!- наверное это было зря, поскольку Таня вытащила из холодильника огромный торт и вполне себе управилась сама. Вот он то и стал самым настоящим украшением стола. Виконт была не голодна, но от одного запаха сладкого творения хотелось тут-же заняться им. Стрелки сумрачно неслись к цифре 12, все засуетились, собирая фейерверки и накидывая на себя польта и куртки, Быстрее, сейчас все пропустим! - Это точно! - засмеялась Настя одевая на ноги свои сапожки. Через мгновения волнующую тишину начали нарушать количественные взрывы петард. Город просто свистел ими, тут-же было спокойнее, но все окружающие дома тоже пускали ракеты. Наконец, Дэвид и Маршалл зажгли и свои фейерверки, и быстро вернулись к девушкам. Настя стояла с бокалом шампанского, на её лице царило какое-то детское замешательство. Глаза были такие умиротворённые, на губах плясала опьяневшая улыбочка. Виконт прильнула к Дэвиду, надеясь на то, что тот её крепко прижмёт к себе и не отпустит никуда. В небе яркими огнями разрывались салюты, свистели ракеты где-то рядом, вскоре запахло палёным и небо затянулось огромным облаком туманного дыма, в котором до сих пор танцевало огромное количества цветных огней.

+3

161

Время вдруг сорвалось с неподвижной точки и рвануло куда-то вперед. Считанные секунды оставались до наступления нового года и это мгновение гулко отсчитывал стук секундной стрелки. Ровно, но торопливо, как сбившийся метроном. Затрепетало все внутри, как в далеких детских годах, в предвкушении чего-то волшебного, долгожданного.
Девушка торопливо натянула сапоги и, укутавшись в куртку, выскочила вместе со всеми на улицу. Еще с утра власти города обещали грандиозный салют. 
Шаг за дверь, и прямо перед ними, над крышей соседского дома, только чуть вдалеке, взорвалась канонада ярчайших огней. Они с неистовым грохотом разлетелись по небу и ознаменовали начало нового года. 
Каждая искристая струйка цветных огней разлетелась на части еще и еще. Спустя считанные доли секунды этот фонтан цветов озарил небо, как в солнечный день. И тут же угас. Вместе с гулом и свистом, падая на землю. Стоило заснуть одному залпу, как за ним поспешили второй, третий, четвертый. С разных сторон, сопровождаемые криками и свистом людей. Но, самый красивый и яркий салют, разумеется, свистел в красном зареве ночного неба над городом. Но в этот час и здесь, за городской чертой, праздник был не хуже, чем в самом Лос-Анджелесе. 
Сквозь грохот, и суету на улице, Таня протиснулась чуть ближе к домочадцам, но встав подле гостей, не забывая об их присутствии. Она с трепетом обняла за плечо Джилл и шепнула ей-Твой подарок от меня ждет под елкой. Я надеюсь, ты любишь шмотки-девушка хохотнула и ласково улыбнулась девочке-Не обижайся. У меня всегда были проблемы с выбором презентов. 
Но больше, чем за подарок для Джилл, она волновалась за подарок для Эминема. Молодой девушке можно угодить парочкой ярких фирменных юбок-блузок-платьев и блеском для губ, а вот как поздравить мужчину-этот вопрос для нее так и остался загадкой. Девушка с улыбкой сунула руку в карман и, достав оттуда что-то, пододвинулась к Эминему. Эй,-она негромко окликнула Маршалла, обратив его внимание на себя-Во-первых, одевайся теплее-Таня, еле сдерживав смех, протянула ему теплые шерстяные носки, обвязанные красной ленточкой-Во-вторых я пошутила.-на этот раз ее лицо раскрепостила теплая улыбка и из второго кармана девушка достала синюю коробочку. Открыв ее, Таня со скромной улыбкой извлекла оттуда золотой медальон в виде весов, как знака зодиак. Она не верила во всю эту чушь, но на эту вещицу можно было посмотреть и по-другому-Это ведь твой знак. Я в это не верю, но весы, как символ того, что любое твое решение примет только одну из сторон-перевесит добро или зло. В твоих руках сила вершить свою жизнь, я только хочу, чтобы ты не забывал о том, что в твоих силах, так же, делать правильные выборы. А еще, прости, я не умею выбирать подарки...-Таня рассмеялась, вкладывая медальон в ладонь Маршалла и закрывая ее своей рукой. Она стояла рядом с ними-Джилл и Эминемом-все время салюта, а по окончании извинилась перед гостями-Мне очень неудобно, но я не знала, что вы приедете. Я не приготовила подарков, так что можете требовать с меня в другой раз двойной, а пока буду задабривать вас угощениями. Таня даже почувствовала, как покраснели ее щеки, чувствуя некий конфуз в отношении подарков, но, к сожалению, она не могла сейчас сделать что-либо еще. 
Брюнетка пригласила всех снова в дом, потому как по телевизору начинался новогодний концерт, куча тв-шоу, а на столе стоял вкуснейший пирог, который весь день Джилл и Таня старательно готовили и прятали от папаши. 
Девушка открыла входную дверь и оттуда на улицу хлынул запах уюта, тлеющих в камине дров, душистый запах ели. Так манило внутрь тепло очага, но уходить в дом одной, если гости пожелают прогуляться-как минимум не прилично. Так что Таня стала ждать действий Дэвида и Насти, укрывая от морозного ветерка горло широким шарфом. Девушка с теплом на сердце прижимала ладонью шарф к ключицам, где красовалось ожерелье, подаренное любимым. Ноги немного подмораживало, но не столь критично, чтобы можно было ломануться в дом и лишить себя просмотра мирной идиллии в кругу друзей. 
А салют все грохотал, выждав паузу. То дальше, то прямо над их головами. И теперь он не прекратится до утра, пока все гуляки не расползутся по своим постелям.

+2

162

Какая жалость - на мне колготки! Маршалл рассмеялся в ответ: Да, думаю в колготки это точно не запихнётся. С улыбкой он наблюдал, как она рассматривает вещицы, радуется подаркам. Она весело смеялась и обняла его. Рэпер где-то в каком-то месте растрогался, но, впрочем, из-за принятого им, не мог вдаваться в какие-то философские рассуждения - мысли просто не заходили в его голову. К слову, Маршалл заметил, что Настя перестала дуться и, прочитав предсказание, обняла Дэвида. Ну вот, вроде сковородой не получит после сегодняшней ночи.
Эм направился поздравлять других. Всем вроде всё понравилось, Настя его даже приобняла в ответ, разве что Колд отхреначил его «подарочком» по голове. Хорошо, что это свёрнутый гигантский плакат, а не обойного типа. Ахаха, помню, на меня посмотрели как на идиота, когда я попросил распечатать свой портрет в таком размере! Ах ты скотина. Хаха, нет, я заботливый. Заботливая скотина?
Часы шагнули на знаменательный час, Колд поднялся, стал всех поздравлять, впрочем, Маршалл присоединился к его поздравлениям, иногда (а на самом деле почти всегда) заглушая громкими выкриками голос друга. Изящество – это конечно, не его, но зато – голосок мама не горюй.
Наконец, все стали опустошать свои бокалы, и мужчина не отставал от остальных, впрочем, не стремясь выйти в лидеры, так как пьяницу-Колда было не реально обойти без вреда для здоровья. Бдительный, он заметил, что Джилл сама себе наливала, кинул на неё парочку строгих взглядов, но ничего не сказал. Ладно уж – праздник всё-таки. Наконец, кем-то было объявлено, что пора выходить на улицу, Маршалл вместе со всеми пошёл к вешалке, оделся, вышел из дома, застыв, запрокинув голову вверх. От этого незатейливого занятия его оторвал Дэвид, который принялся ставить фейерверки. Ну чо, установили, подожгли, отбежали к девушкам. Затем, глазели, как в ночном небе, к прочим салютам добавился их, не самый скромный и, не поспоришь, красивый. Когда вконец затекла шея разглядывать салюты, что гремели над Лос-Анджелесом, Маршалл обратил коварный взгляд на Колда, подумывая о том, чтобы столкнуть того в сугроб, но, к некоторому сожалению, рядом с ним стояла Настя и обнимала своего благоверного. Считай, что тебе повезло пока что. В этот момент на небе вспыхнула новая яркая композиция красных оттенков. Рэпер смотрел на неё, когда его окликнули: Эй. Мужчина вздрогнул и, обернулся на Таню, смотря на неё через плечо. Затем, развернулся к ней, заинтересованно вглядываясь в эмоции её лица: мало ли чего там задумала его коварная женщина. Во-первых, одевайся теплее. И девушка протянула ему шерстяные носки. Маршалл умиленно улыбнулся, принимая подарок. Спасибо. Он уже потянулся к ней, чтобы поцеловать, но она как осекла его, копошась в другом кармане. Не всё ещё что ли? Ну зачем ты на меня тратишься, чего у меня только нет. Его взгляду показалась синяя коробочка, откуда извлеклась блеснувшая золотом подвеска в виде весов. В меру массивная, на крепкой цепочке. Рэпер пододвинулся к девушке вплотную. И опять она не далась себя благодарить, начав грандиозное поздравление: Это ведь твой знак. Я в это не верю, но весы, как символ того, что любое твое решение примет только одну из сторон - перевесит добро или зло. В твоих руках сила вершить свою жизнь, я только хочу, чтобы ты не забывал о том, что в твоих силах, так же, делать правильные выборы. А еще, прости, я не умею выбирать подарки... Таня вложила в его ладонь холодную вещицу, загнув пальцы мужчины. От тепла его рук подвеска быстро нагрелась, обжигая край ладони покачивающейся свисающей цепочкой. Спасибо.  – сказал Эм, опустив глаза вниз, и, казалось, смутившись. Ковырнув снег носком утеплённых зимних кроссовок, рэпер обнял девушку и нежно поцеловал её губы. Да, спасибо. – сказал он на тон тише, когда отстранился. Маршалл избегал смотреть Тане в глаза, какая-то всё ему чудилась подозрительность. Будто она уже знает, что он что-то принимал, уже корит его за это. А ещё он почему-то боялся ссориться, не сейчас, так после. Рэпер улыбнулся и накинул себе на шею Танин подарок, положил носочки в карман.  Ты угадала! После чего, бочком-бочком смылся к Дэвиду. Аккуратно оттеснив от него Настю, Маршалл столкнул того с крыльца в мягкий сугроб. Правда, ступеньки оказались скользкими, и рэпер сам загремел вслед за другом, не удержав равновесия. Снег! Сцука, снег! За шиворот!! ААА!!!  - его многозначительные вопли раздавались на всю округу. Не теряя времени, они с Колдом успели устроить в этом сугробе грандиозное бесилово, без злости борясь друг с другом. Странно было бы смотреть сейчас на эти игры, помня о том, как жестоко они дрались, запертые за решёткой местного отделения полиции. Тогда, каждый готов был убить своего соперника, а сейчас, как ни странно, стали друзьями.
Через некоторое время, охая и что-то ворча, рэпер выбрался из сугроба вслед за Дэвидом. Оба были похожи скорее на двух пьяненьких ети, чем на людей. Оооооо, наверное, снег даже в трусах! - объявил Маршалл, с гуманным выражением лица вынимая целый сугроб из капюшона. Переведя взгляд на Джилл, он усмехнулся, протягивая к ней руки. Идииии ко мне. Да, это действительно был какой-то подвох. Рэпер стал в шутку теснить дочь с тропинки, впрочем, кидать он её туда не хотел – обидится ещё. А ещё хуже, разболеется. После чего, слепил снежок и кинул в Таню, попав в макушку. Состроив испуганное лицо, он быстро отвернулся «аля а это был не я» и уже лепил комок спешл фо Настя. Попав ей в плечо, порадовавшись свой меткости, рэпер объявил: всё! Я оттаивать! Оказавшись в доме, он тут же создал около себя лужу из растаявшего снега, впрочем, чистотой дома не озаботился, и предпринимать какие-то меры в виде розыска тряпки, не стал.
Время шло своим чередом, Эм по-хозяйски распилил на части приготовленный Таней тортик. Кстати, употреблять он его стал в тандеме с соком, который вообще-то предназначался для дочери, но что-то как бы ему так захотелось. Стал заметно клевать носом, сонно хлопая длинными светлыми ресницами. Ну что, гости, давайте я вам комнату покажу. А вы уж сами как хотите потом. Увлекая за собой Дэвида и Настю, Маршалл поднялся на второй этаж, энергично вламываясь в свою комнату. Увидев усеянный скомканной бумагой пол и, частично, кровать, Эм вздохнул и приподнял одну бровь, морща лоб. Убираться было в ломак. Ну что, это же не обёртки от шоколада… Хотя, они тоже имелись, правда, на прикроватной тумбочке. Эээээ….. протянул он. Я тут работал. Ну, ничего, представьте, что это снежки. Небрежно скинув с покрывала «снежки» он по копошился в шкафу, вскоре извлекая из него чистый комплект белья. Положил аккуратной стопочкой на кровать. Ну, сами вставите тогда, я так спать хочу. Показательно зевнул, хитро щурясь на гостей. Затем, резко положил руки на бёдра, приняв позу «руки в боки»: Не трахаться тут. На моей кровати. С наигранной строгостью просмотрел на Дэвида, потом перевёл точно такой же взгляд на Настю. Оставив их разбираться в ситуации самим, Маршалл нехотя спустился вниз, к своим родным. Сделав вид, что очень умаялся, Эминем заявил, что Таня, нам нужен лифт. После чего: Спокойной ночи. Чмокнув в щёку Джилл и Таню, рэпер обратился к дочке: долго не засиживайся, смотри. Спать, спать.
Развернувшись, убрёл в комнату своей девушки, с наслаждением стянув с тела слегка влажную после снежного побоища одежду. Завалился на кровать, под одеяло, бесцеремонно расположившись на всю кровать, как-то по диагонали. Ничего, придёт – подвинет.

+3

163

Множество разноцветных огней устремлялись в небо снов аи снова. Люди во дворах соседних домов кричали и поздравляли всех с новым годом. Было шумно, будто весь квартал – одна большая праздничная вечеринка. Дэвид тоже подхватил всеобщи крики своим, а потом стал любоваться фейерверком, пущенным ими с Эминемом. Слегка приоткрыв рот, он улыбался воистину детской улыбкой. На самом деле Колду следовало поменьше скрывать свои чувства: когда у него есть причина для печали, он должен быть печальным и ни на чьи шутки не улыбаться; когда он голоден, он должен есть и никого не дожидаться; когда его ко сну клонит, должен спать, не заботясь ни о чьих делах; когда ему весело, смеяться - и никогда не подделываться под чье бы то ни было настроение.
Часто ему хочется разодрать себе грудь и размозжить голову оттого, что люди так мало способны дать друг другу. Увы, если в самом Дэйве нет любви, радости, восторга и жара, другой человек не подарит ему их, и, будь сердце мужчины полно блаженства, он не сделает счастливым того, кто стоит перед ним, бесчувственный и бессильный. Люди страдали бы гораздо меньше, если бы не развивали в себе так усердно силу воображения, не припоминали бы без конца прошедшие неприятности, а жили бы безобидным настоящим.
Его бока кто-то коснулся. Колд опустил голову и повернул ее на Настю, широко улыбнувшись, разглядывал ее лицо, отливавшее разными цветами из-за ярких фейерверков, танцующих в небе. «Красивая ты у меня, сил нет.» Дэвид вздохнул и положил тяжелую руку на ее плечо и, прислонил черноволосую макушку к губам. Погладив девушку по плечу, он снова устремил глаза в небо. Сейчас он, кажется, стоял с Настей вдвоем. Все остальные стали какими-то расплывчатыми пятнами, а музыка и смех людей казались каким-то нереальным фоном. Но тут его внезапно оттеснили от брюнетки. Колд и глазом не успел моргнуть, как упал в снег. Даже заорать не успел. Неуклюже пытаясь встать и выбраться из сугроба, он замотал головой:
- Все. Тебе жопа. Ух, какая тебе жопа.
Но Марсшалл спустя мгновение и сам отправился в сугроб, задев Колда рукой. Ну вот и началась «битва титанов». Благо, на этот раз они боролись в шутку, опрокидывая друг друга в снег. И недели не прошло с того момента, как они жестоко дрались в обезъяннике, были готовы глотки друг другу порвать. А сейчас, как ни странно, Дэву совсем не хотелось как-то покалечить рэпера. Ну, по крайней мере сильно, чтобы доставить тяжкую боль. В конце Колд опрокинул Эминема на спину и хорошенько натер ему лицо снегом, но и сам хорошо получил: свитер весь промок от снега. Причем даже больше изнутри. Когда они вылезли, наконец, из сугроба, рэпер направился к дочери, намереваясь обнять ее. Дэвид рассмеялся, вытрясая снег с одежды и с жестких волос. Когда он стал подниматься по лестнице, мимо его головы пролетел снежок. Он ошарашено обернулся, но тут полетел еще один. Он попал в Настю.
- Маршалл, тебе больше не наливаем! Вытащи уже батарейки из задницы, хаха.
Вскоре все оказались в доме. Колд поспешил стянуть с себя свитер, оставшись в одной рубашке и галстуке. Последний начал сдавливать горло и Колд его расслабил. Заиграла музыка, похожая на итальянскую, и Дэвид, моментально приосанился, скорчил теотрально-важную морду лица и притянул к себе Виконт, положив одну руку ей на талию. Изображая великого танцора, он не в попад завальсировал с ней в гостиную. Покрутив ее, он отпутсил девушку, проронив легкий смешок. Хватанув какую-то закуску со стола, он обнаружил Эмнема, с скоростью мангуста поедающего пирог, приготовленный заботливой Таней.
- Эй! Все то не жри, а. – с этими словами, он уселся за свое место и решил тоже попробовать. Не обижать же хозяйку. Спустя некоторое время на Колда начал действовать алкоголь. Нет, он, конечно, не шатался, но легкий румянец все же пробивался через смуглую кожу и щетину на щеках. Вспомнив, что кинул полусырой свитер на диван, Дэвид взял стул и пододвинул его поближе к камину. Повесил серую материю на спинку, чтобы побыстрее высохла. Дальше Эминем, который уже явно притомился, решил отвести Настю с Дэвом в комнату. Колд пожелал Джилл и Тане спокойной ночи и отправился вслед за Маршаллом и Настей.
- О, кто-то тут баюшки захотел? – чуть ли не сюсюкал мужчина, в попытке насолить рэперу, но потом усмехнулся и вошел в комнату. Он пока еще не хотел ложиться, но и веселиться уже тоже не хотелось. Пришло время спокойного отдыха и уединения с Настей. А главное, выдача ей подарка.
Я тут работал. Ну, ничего, представьте, что это снежки.
Дэвид сдержал смех, потер рукой свой подбородок, сдавленно улыбаясь.
Ну, сами вставите тогда, я так спать хочу.
Колд не обошелся без пошлой шуточки.
- Вставим, вставим, ты иди. – подозрительно спокойно отозвался Дэвид и прошел к кровами. Рэпер ввел запрет на секс, а Колд, зяв в руку скомканный лист бумаги, швырнул его в лоб Эминему, который как раз сонно потягивался. – Ну… снежок же.
Дэвид невинно поджал плечами, потом поспешил закрыть дверь за Эминемом. Не поднимая взгляда на Настю, он вдруг быстро поменялся в лице. Сведя брови, он напряженно смотрел в пол, о чем-то размышляя, прошел в другой конец комнаты, случайно сбив ногой одну из валявшихся бумажек. Спустя пару минут, он вдруг подял голову на Настю:
- Ты, думаю, уже поняла… что я хочу поговорить - как-то скованно почесав затылок, Колд прошел к Насте и взял ее за руки, смотря на них, ласково перебирая ее пальчики своими. – Пойми, я… не хочу только спать с тобой…
Из уверенного и неукротимого строптивца Дэвид моментально превратился в мальчишку с нежной душой и скованностью. Будто впервые звал девчонку на свидание. Слова ему давались необыкновенно сложно и он вдруг резко выдохнул.
"Ладно. Надо чтоб было красиво, а то не комильфо." Пустив руку в нагрудный карман рубашки, предварительно расстегнув его пуговицу, он сжал что-то в кулаке. Встал на одно колено и закончил свою фразу, подняв глаза на брюнетку:
- … Я хочу жениться, чтобы делить с тобой все, что у тебя внутри.
Его ладонь раскрылась, являя миру блестящую вещицу.
Сердце билось бешено, неутомимо. Оно вскрикнуло громко, пронзительно и это отразилось в зеленых глазах, которые теперь не смели отвлекаться от лица юной красавицы.

+2

164

Свист фейерверков потерялся за голосами и криками людей из соседних домов. Настя совершенно по детски смотрела в небо придерживая в озябших пальчиках хрустальный бокал с игристым шампанским. Зелёные глаза казались неестественно бирюзовыми, в них отражались яркие вспышки и...счастье. Настя наслаждалась этим моментом. " Боже мой, кто бы мог подумать, что я встречу Новый Год в компании своего любимого человека..." взгляд скромно поднялся на Дэвида, когда тот приобнял её и поцеловал в макушку. По влажным губам поползла мягкая улыбочка. Романтику отставил на второй план Эминем. Он, с хитрющим выражением лица потеснил брюнетку в сторону, а сам продвинулся к Дэвиду. Девушка же с интересом наблюдала за Маршаллом, за каждым его действием. Ждать не пришлось, Эминем выпихнул своего приятеля с крыльца и тот полетел в снег. Виконт только и успела, что рот открыть да глаза. - Ээээй! Вы там осторожнее! - сквозь смех проговорила Настя, слегка вытягивая шею, что бы убедиться, что с её мужчиной всё впорядке. Только она успокоилась, как  по ступенькам покатился сам Эминем. Вот тут то девушка не удержалась и заливисто засмеялась, осторожно прошла к лестнице, заглянула вниз, вроде жив, здоров, - Агаааа! Бог всё виииидит! - И тут то началась игра двух взрослых мужиков. Смотрелось это весьма комично, Настя то и дело бросала какие-то фразочки, даже снежки лепила, но не попадала, да и вообще, им наверное не до неё было.
Игрища двух амбалов закончились. Виконт уже озябла, да и волновалась за Дэвида; разгоряченный, весь мокрый от снега, и на морозе стоит. - Хватит, пошли..заболеешь мне ещё. - и только Настя отвернулась, как в неё полетел снежок. Девушка театрально сдвинула брови и медленно обернулась через плечо, - Кому то надоело жить?!- и хищно улыбнувшись Виконт нырнула в дом.
Лицо обожгла уютная теплота, красные пальцы отставили бокал и неуклюже принялись расстегивать пуговицы своего полушубка. За ней ввалился и Дэвид, девушка обернулась и прислонив свою ладонь к холодной щеке Колда поцеловала его в губы. - А теперь снимай промокшие вещи и топай греться. -
Пройдя в комнату Настя скромно осмотрелась и сделала музыку немного погромче, а то в доме стояла недопустимая тишина. Какого же было удивление Насти, когда на своей талии она почувствовала сильную руку. Девушка просто таки распласталась в удовольствии,  моментально схватила ритм и стала двигаться в такт мужчине, ласково обнимая его за плечи. Насытившись танцем Дэвид приблизился к столу, а Настя тем временем прошла в прихожую.
Там, где-то под небрежно кинутыми вещами Дэвида и Эминема, лежала маленькая сумочка, в которой находился один единственный телефон. Брюнетка быстро вытащила вещицу и лицезрела на экране 3 пропущенных звонка.
Тут же Настя накинула на себя куртку Колда, и напялив на ноги первые попавшиеся тапочки девушка вышла на крыльцо, уже слушая гудки телефона.
- Алё?- послышался грубый, женский голос.
- Тётя Мари! С Новым Годом Вас поздравляю! Счастья, здоровья, успехов в Новом Году! Как вы там?! Я вот хоро... -
- Настя, ты куда запропастилась, ей Богу!!! - взволновано перебила женщина, - Ты чего нам не звонила?! Мы уж думали, номер потеряла, или что?! Мы всё таки беспокоимся!
- Всё хорошо со мной! Правда. Я счастлива сейчас как никогда. Я позвоню, обязательно позвоню.. Простите, мне надо идти...С Праздничком Вас ещё раз. Всем привет! -
- Мы сами звонить будем, тебе - дорого! С Наступившим, милая. До связи! -
Настя улыбнулась услышав короткие гудки. На душе полегчало, скорее больше от того, что разговор был коротким и не прихотливым. Глубоко вздохнув девушка ещё раз осмотрела мутное небо и зашла в дом. Там жизнь шла своим чередом, всё было так-же как и всегда. Дэвид подкалывал Эминема, а тот в свою очередь его. " Большие дети.." ухмыльнулась Настя снимая куртку Колда и вешая её на крючок. Пройдя в гостиную девушка поняла, что все собираются на боковую. Эминем деликатно проводил их до комнаты, где и оставил, сказав парочку комментариев. Последний задел самолюбие Виконт и брюнетка показала Маршаллу кулак, - Вот теперь на зло будем кувыркаться на твоей кровати. - ухмыльнулась Настя играя бровями, прижавшись к Дэвиду.
Их оставили наедине. Виконт тут-же опустилась на кровать, широко раскинув руки и прикрыв глаза. - Я устала. Я ничего не делала и я устала... Что это, а?! - но Колд почему то её не слушал. Он бродил по комнате, неуверенно спотыкался о листы бумаг. Настя тревожно открыла глаза и слегка сдвинув бровь поинтересовалась, -  Тебя что то тревожит?!- в этот же момент Дэвид поднял на неё свой взгляд - Ты, думаю, уже поняла… что я хочу поговорить - " О чём?" громко крикнула в голове мысль. Девушка приподнялась на локтях, а затем и вовсе села с недоумением вглядываясь в какое-то потерянное лицо мужчины. – Пойми, я… не хочу только спать с тобой… к горлу начал подкатывать ком, огромный, колючий. Но Виконт продолжала сверлить скованными глазами его лицо. Дэвид взял её за руки и начал ласково перебирать пальчики, наверняка он почувствовал как девушка напряглась. На лице виднелась тревога, губы тихонько шевелились, скулы вздрагивали.
Через мгновение Колд потянулся рукой в карман своей рубашки и встав на колено тихо проговорил, - … Я хочу жениться, чтобы делить с тобой все, что у тебя внутри.- и его большая ладонь раскрылась. Из красной коробочки на девушку смотрело кольцо, а Виконт смотрела на него не понимающими глазами. Губы расплылись в широкой, чистой улыбке. Лицо совершенно поменялось, в его выражении появилась какая-то трогательная неожиданность. Девушка почувствовала, как глаза наливаются слезами, слезами счастья. Вот, о чём она мечтала всю свою сознательную жизнь. Кажется, стоит только протянуть руку и сказать своё "Да!" и твоя дорога к счастью открыта. Но что то её держало.
Виконт стиснула зубы и опустила голову, закрыв лицо рукой. Между пальцами скользнуло несколько слезинок, оставляя за собой мокрые дорожки, послышался тихий писк. А через несколько секунд Виконт распахнула ресницы, и взяв заветную коробочку сползла с кровати к Дэвиду.  - Я готова делить с тобой всё... Я люблю тебя. - последнее было сказано невероятно тихо, прямо на ухо. Виконт приблизилась к Дэвиду и рьяно впилась в его губы, обнимая за шею и притягивая к себе. Возможно она ещё не понимала, что сейчас произошло, но ответ был произнесен.

+3

165

Snow Patrol – Set The Fire To The Third Bar

Вспоминая, как все начиналось, все внутри наполнялось изобилием чувств и эмоций. Помниться, когда-то они шипела на него, как кошка сверкала глазами и была готова выпустить когти. А он терпел, но после рычал, как волк и был готов ее придушить. Но, как оказалось, дикой кошке всего лишь нужна была нежная, но решительная рука, которая бы пригладила ее вздыбленную шерсть. Мужчина долго добивался ее доверия, и вскоре все образовалось как нельзя лучше. Если отдаешь кому-то частичку своего сердца, то этот человек начинает полностью занимать твои мысли и ни для чего другого уже не остается места. И это нормально. Ведь это один из обликов душевности. Но Дэвид совершил непростительную ошибку и все испортил. Влюбился. Влюбился всерьез. Вот дурак, отказался от своих прежних принципов и образа жизни в целом. Изменил самому себе. Нет ничего хуже подобных недоразумений - когда для одного из двоих любовное свидание остается лишь очередным приятным приключением, а для другого становится началом настоящей большой любви. В лучшем случае несчастным остаётся один, в худшем - оба. Мы не властны над своими чувствами, но мы можем, хотя бы, не поддаваться иллюзиям…
Но в какой-то момент Колда осенило. Его словно по голове ударили чем-то тяжелым или влепили пощечину по самое не горюй, чтобы он, наконец, прозрел. Все мужество растаяло в любезностях, доблесть - в комплиментах, и нынешние мужчины превратились в сплошное пустословие и краснобайство. Теперь Геркулес тот, кто лучше лжет и клянется. Когда столько времени живешь во тьме – радуешься даже лучику света. В голову приходят странные мысли и их надо осознать. Может судьба зовет тебя куда-то, а ты и не слышишь… у тебя перед носом скрытое послание, а ты его не видишь…. Может это последний шанс? Воспользуешься ли ты им? Или так и ляжешь в могилу с непрожитыми жизнями?
«Здравствуйте, мои до боли знакомые грабли, давненько я на вас не наступал...» - первая мысль, которая мелькнула в голове Дэвида Колда, когда он был в ювелирном отделе пару недель назад. Тогда выбрался в город, якобы для каких-то запчастей для Импалы. Да, по молодости он уже побывал в браке, но это было не то. Нет. Совсем не то. Когда ты молод, твоя кровь горит, протекая по жилам и заставляет твое и без того пылкое сердце биться сильнее. Он был падок к осуществлению чувственных желаний еще больше чем сейчас. Они всегда странам образом его успокаивали, возвышали. Он, безусловно, колебался. Сейчас, будучи уже зрелым мужчиной, Дэв осознавал всю серьезность своих намерений. В один момент он прекратил дорожить своей «свободой» и утерей разгульной жизни. Ему самому хотелось слегка сбавить обороты и просто на просто отказаться от беспечности и легкомыслия. Сам он меняться, конечно, не собирался. Но считал, что сказанное перед этим просто необходимо для брака. Нельзя сказать, что Колд изменился ради Насти. Но она делала его лучше. Нет. Она – его повод быть лучше.
Сейчас, видя ее глаза, постепенно наполняющиеся слезами, взгляд Колда стал еще напряженнее и внимательнее. Он искал что-то в глазах девушки. Дэв не сомневался, что она любит его. Можете назвать его самодовольным или через чур уверенным в себе, но он просто это видел и чувствовал. Ведь ему, в отличии от женщин, не нужны были слова. Девушки плохо скрывают свои чувства: когда они смотрят на тебя, касаются тебя, целуют тебя, само ощущение любви и заботы проникает в тебя и не дает пульсу успокоиться. И позор тем, что научились ложью, подделкой вызывать это ощущение. Колд боялся отказа, но не от недостатка чувств, а, может быть, страха перед чем-то, не готовностью к такому серьезному шагу или противостоянию родственников за океаном. Он боялся, что она решит, по крайней мере, повременить, не решится отказаться ради него от возможного появления проблем и трудностей. Не расстанется со страхом. Дэвид чувствовал, что в этом случае просто разочаруется. Задеть его чувства, было бы непростительной и очень болезненной ошибкой. Он просто откажется принимать и понимать какие-то объяснения
Между тонких пальчиков протекли слезинки, Дэв тут же свел брови, будто сильно сожалел о чем-то. Он часто доводил ее до слез и не всегда это были приятные моменты. Однажды это была ссора, однажды он пел ей на гитаре в гостиной, или сейчас… Когда ставил перед выбором.
- Ну-ну… - проговорил мужчина и коснулся пальцами ее рук, протирая большим мокрые маршруты.
Но вот она убрала руки от лица и взяла с ладони Дэвида коробочку. Она, будто была сделана из ваты, слезла с кровати на пол. Нетерпение так и горело в зеленых глазах мужчины и он поставил второе колено на ковер, так было легче держать равновесие.
- Я готова делить с тобой всё... Я люблю тебя.
Он резко приблизилась к смугловатому лицу Колда и впилась в его губы. Мужчина не сразу опомнился, но после подхватил ее поцелуй. Его руки мягко стали обвивать ее плечи и он крепко прижал ее к себе за спину. Буря эмоций горели у него в груди, голове и он выплескивал их через поцелуй, делая его все жарче и жарче. Но, спустя какое-то время, понял, что сейчас страсть неуместно. Но разве это можно объяснить пылким чувствам, что горели внутри и не давали оторваться от брюнетки?
Все же, взяв себя в руки, а заодно и плечи Насти, он отстранил ее, слегка наклонив голову, чтобы, их глаза были на одном уровне. Потом опустил глаза, облизав нижнюю губу:
- Эм… - сказал он неуверенно, нахмурив брови, его рука аккуратно забрала из пальчиков девушки бархатную коробочку, - Я честно очень волновался, но…- он достал бриллиантовое кольцо, продолжая сомтреть в пол, и аккуратно надел его на пальчик девушки. Погладив ее безымянный палец своим большим, он, наконец, поднял взгляд:
- Потом я подумал: «Хэй, раз каждый день, каждую секунду я думаю о ней и улыбаюсь, значит, встреча с ней, знакомство с ней и, главное, любовь к ней были самым большим добром в моей жизни.»
Думаете стало легче? Да, действительно стало! Среди множества чувств, которые проснулись у Колда, радость прорвалась на первый план. Его глаза неожиданно блеснули задором, и он широко улыбнулся. Схватил Настю за плечи и встал вместе с ней. Затем резко подхватил ее под ягодицы и поднял на руки, заставив ее обнять свой торс ногами:
- Как тебе фамилия Колд, м? Анастасия Колд. Звучит! – радостным тоном и уже громче сказал Дэвид, смотря на девушку снизу вверх.

Отредактировано David Cold (2012-09-03 19:41)

+3

166

Неужели Настя согласилась на это?! Она - сторонница свадебных церемоний, предпочитающая жить в свободных отношениях, ни от кого не зависеть и дорожить своей свободой. Неужели Виконт согласилась на такой отчаянный шаг? Да. Потому что она полностью растворилась в этом человеке. Говорят, что любовь вытесняет головной мозг, мешает трезво оценивать ситуацию, правильно мыслить. Может быть именно чувства подтолкнули Настю дать согласие. Внутри царил беспорядочный хаос. В груди произошло извержение пламенных эмоций, которые так и рвались наружу.  Девушка выплескивала их в горячем поцелуе, рьяно впиваясь своими пальчиками в его широкую шею. Дэвид ответил взаимностью, но его что то сдерживало. Настя чувствовала, как в нем колеблется нечто потустороннее, робкое. Возможно действительно был не подходящий момент для страсти, но брюнетка, привыкшая отдаваться своим чувствам не сдерживала себя. Просто не умела. Колд всё таки сумел оторваться от её алых, влажных губ. Настя с непониманием распахнула веки и глотая губами воздух расплылась в широкой улыбке. Каждая эмоция на её лице самовольно диктовала свои правила, то это была улыбка, то лисий прищур глаз, то аккуратное движение бровями.
- Эм… - протянул Дэвид, поменявшись в лице, его широкая ладонь забрала от Насти заветную коробочку - Я честно очень волновался, но…- едва трясущимися пальцами он достал элегантное колечко с бриллиантом и так-же робко надел его на пальчик девушки. На её руке обручальное кольцо смотрелось более чем изыскано. Настя тихонечко выдохнула при этом поднимая голову на лицо Колда. Тут-то они и встретились глазами. Его взгляд казался каким-то другим. На момент, когда им посчастливилось познакомиться Дэвид был заполнен озорными мыслями о блуде, в его глазах плясали бесенята. Но теперь, на смену всего этого пришёл какой-то близкий, родной огонёк, невероятно тёплый и притягательный. Девушка вздрогнула от эмоций, что бурлили в её теле, и слегка склонив голову взяла Дэвида за руки, - Потом я подумал: «Хэй, раз каждый день, каждую секунду я думаю о ней и улыбаюсь, значит, встреча с ней, знакомство с ней и, главное, любовь к ней были самым большим добром в моей жизни.» Настя издала тихий смешок и опустила голову. К глазам вновь подступили слёзы. От чего же она так много плачет?! Счастье... Существует неведомая грань от обычного счастья и эмоционального. Сегодня её организм жаждил выплеснуть всё наружу. Каждую частичку её радости и восторженности. Справившись с собой Виконт поморщила носик и резко подняла глаза на Дэвида. В её взгляде зажглась искра, дикая, схожая с той, что сейчас заблистала в глазах мужчины. Колд взял Настю за плечи и поднялся вместе с ней. Ноги казались ватными, не настоящими, девушка едва не пошатнулась, но Дэвид быстро соориентировался подхватив брюнетку за ягодицы. Виконт тут-же обхватила мужчину за шею и выгнувшись в спине широко заулыбалась. - Как тебе фамилия Колд, м? Анастасия Колд. Звучит! –
- Анастасия Колд! А не слишком ли холодно?! Я привыкла быть горячей. - ухмыльнулась Настя, взмахом головы откидывая длинные локоны тёмных волос в сторону. - Боже мой. Я буду носить ТВОЮ фамилию. Ты точно всё хорошо обдумал?! - слегка поиграв бровью спросила девушка, приближаясь лицом к щеке Дэвида, Предложение и кольцо возврату не подлежат, так что...- заулыбалась Настя снизив свой голос до шёпота. Её губы медленно, жарко забродили по горячей коже Колда, касаясь смуглой шеи.

+2

167

В жизни вообще гораздо больше плохого, тяжёлого и неприятного, чем хорошего и приятного… Это не неправильная жизнь, она просто так устроена… Поэтому не следует отчаиваться, сталкиваясь со страданиями, и думать, что тебе не повезло, и что на тебя все сыплется, и что тебя бог наказывает неизвестно за что. Неприятности – это нормально И страдания – это нормально. А вот всё хорошее нужно уметь видеть, ценить и радоваться этому, сколько есть сил, радоваться каждую секунду, понимая, что по законам мироздания завтра может начаться черная полоса, и желая успеть насладиться счастьем сегодня и запомнить это чувство надолго. Хорошего - меньше, плохого - больше. Так устроен мир.
- Анастасия Колд! А не слишком ли холодно?! Я привыкла быть горячей.
- О даааа, поверьте, мадмуазель, я то знаю. – он поиграл бровями, потом заулыбался. Даже приятно стало вспомнить, как и когда Настя показывала себя, как «горячую» плохую девчонку.
- Боже мой. Я буду носить ТВОЮ фамилию. Ты точно всё хорошо обдумал?!
Девушка стала приближаться к нему, а Дэвид, в свою очередь, всерьез воспринял ее вопрос и, смотря вперед, сказал уверенно и четко:
- Я уже все решил.
Настя была счастлива и то, что она этого совершенно не прятала, подпитывало Колда. Он чувствовал, что сделал все правильно, а улыбка брюнетки своим сиянием рассеивала любую тень его сомнения. Не смотря на свое свободолюбие, он не думал, что быть в отношениях это какое-то бремя. Любить и быть любимым - это прекрасно, потому что у тебя есть тот человек, с которым ты всегда можешь разделить свое счастье.
Предложение и кольцо возврату не подлежат, так что... – шепотом закончила она и Дэв расслабился.
А еще больше он расслабился, когда нежные губы Насти так пылко и медленно стали целовать кожу на его шее, медленно, но верно разжигая в мужчине должный огонь. Колд закрыл глаза, сглотнув, слегка опустил голову, чуть ли не касаясь лбом ключицы девушки.
- Насть… - с придыханием сказал он, - Настя.
Улыбнувшись, он мягко спустил ее обратно ножками на пол, слегка присев. Выпрямившись, он снова вырос перед ней и, улыбнувшись, по-хозяйски, но несомненно любовно, взял ее подбородок пальцами своей руки, приподняв лицо брюнетки:
- Не буди во мне зверя. – он коротко чмокнул ее в розовые губы и сладко улыбнулся. Потом опустил руку и обернулся на пастельное белье, сложенное на кровати:
- Так, невестушка. Давай-ка гнездо стелить.
Вместе они застелили кровать, которая, кстати говоря, была очень даже просторная. В одно мгновение Колду пришла плохая мысль в голову по поводу запрета Эминема. Но все же, Дэв решил, что сегодня нужно воздержаться. И даже не из-за друга, а больше из какого-то уважения к Тане. Все-таки тихо заниматься сексом надо уметь и очень хорошо контролировать ситуацию. Эти же двое плохо держали себя в руках, когда отдавались друг другу.
Раздевшись, Дэвид остался в одном белье и забрался в кровать к Насте. Уложив голову на подушку, он повернулся на бок, лицом к девушке. Свет они погасили, но в окно светили неяркие огоньки, которыми были украшены соседние дома и улица. Мужчина смотрел на лицо со светлой кожей, выразительные большие глаза, сладкие губы, что он так много раз жадно целовал, и все ему было мало. Дэв умиротворенно положил руку на оголенный плоский животик Насти, мягко поглаживая его. Сейчас стало совершенно ясно, что Колд давно уже шел к Насте -  а она к нему, хотя они и не подозревали о существовании друг друга. Какая-то бездумная уверенность, скрытая глубоко под неведением этих двоих, и привела их друг к другу. Как две одиноких птицы, они парили над великой равниной, подчиняясь некоему небесному расчету, и все годы, прожитые ими, нужны были для того, чтобы они наконец встретились.
Дэвид вздохнул, все еще не отрывая глаз он Насти и заговорил спокойно, слегка опустив отяжелевшие веки:
- Ты принадлежишь мне. Я сделал тебя своей, и ни в одной сказке нет женщины, за которую сражались бы дольше и отчаяннее, чем я сражался за тебя с самим собой.
Его взгляд вдруг стал серьезнее, чем пару минут назад, но не было той жесткости, которой он пользовался, когда был в напряжении.
- Иди суда. – уже улыбнувшись сказал Колд, ложась на спину и открывая перед девушкой свои объятия. Когда он сцепил Настю в своих объятиях, его глаа стали неминуемо закрываться сами собой…
Сегодняшняя ночь была яркой и незабываемой, совсем как фейерверки, которые устремлялись вверх, в небо. «Никогда, никогда, не позволяй никому говорить тебе, что ты можешь и не можешь. Докажи, что циники ошибаются. Это их проблема, что у них нет воображения. Единственный предел - это небо. Наше небо. Наш предел…»

+2

168

Дальше ночь шла своим чередом, как любая другая-гости и хозяева устали от шума и праздника; пришло время расползаться по кроватям. Мысленно Таня приготовилась краснеть за гостевую комнату, в которой периодически спал Эминем, если не было сил или настроения доползать до спальни девушки. Зная Маршалла и его уникальную способность засирать любое слишком чистое пространство вокруг себя, Гербер, краснея, ушла в кухню, вымывать посуду, пока он провожал Дэвида и Настю в комнату. 
Девушка, сняв с ног утомляющие мышцы каблуки, с облегчением вздохнула. Она оперлась правой рукой о стеклянный обеденный стол и решила, что в кухне от всей этой суеты и долговременной варки-жарки очень душно. Приоткрыв широкое окно, украшенное с той стороны под самым наличником цветными гирляндами, рассыпающимися в темноте своим светом на огненные всплески, Таня устало дотянулась до моющего средства. 
Салаты и другие угощения, которых осталось такое количество, что можно было бы накормить всю Эфиопию, она разложила по стеклянным тарелкам и отправила в холодильник. И хотя на ее ладонях уже появились красные пятна от моющего средства, слегка разъевшего кожу рук, но девушка не ушла спать, пока последняя тарелка не заскрипела от чистоты. 
Таня без сил плелась по лестнице, собирая по дороге разнесенные на ногах конфети от хлопушек. В голове выла какая-то новогодняя мелодия и неясные слова, как на заевшей пластинке. Таня еле перебирала ногами, поднимаясь и левой рукой потирала висок. Девушка почти прошла мимо своей комнаты, когда встретилась боковым взглядом с приоткрытой дверью. Она вдруг вспомнила, что собиралась завалиться спать. 
Таня вползла в спальню и, закрыв за собой дверь, обратила беспомощный взгляд на тушку рэпера. Он свободно развалился по диагонали на кровати. Девушка не долго колебалась и, в конце-концов, принялась двигать его на правую часть постели. Вот ведь жирная жопа, Маршалл!-негромко воскликнула Таня, перетягивая его за ноги в сторону. Наконец, место было свободно, и она с наслаждением перелезла через мужчину, сонно чмокнув его в холодную голую спину; она окунулась в прохладные одеяла. Наступало утро...

+4

169

Под утро, когда где-то там, над лесом уже начинало лениво просыпаться солнце, Маршалл почувствовал, что его тело куда-то двигают и возмущённо замычал, взбрыкнул ногами. Ещё лишь раз толкнув, рэпера оставили в покое, и он облегчённо умиротворённо вздохнул, подгребая под себя подушку. Спина ощутила какое-то особенно нежное прикосновение, правда, Эминем был слишком сонным, чтобы осознать что это и потребовать ещё.
Ночь прошла на удивление спокойно, не снилось никому никаких кошмаров, не скатывался никто на пол. Тем лучше.
Был уже полдень, когда мужчина открыл глаза и увидел перед собой лицо спящей Тани. Сев на кровати, он сладко потянулся и снова посмотрел на неё. Было слегка зябко, так как он заснул поверх одеяла, хотелось натянуть что-нибудь на плечи. Что-нибудь тёплое и живое – Таню например. Маршалл усмехнулся этой мысли и  медленно, слегка хриплым спросонья голосом протянул: Таааааань. Но чёрт, она не просыпалась. К слову, судя по царившей в доме тишине, он один не спал. Потянувшись к телефону, рэпер удивлённо констатировал тот факт, что уже дохрена времени. Вот сурки, а. Таааань!  - уже настойчивее произнёс рэпер, его голос стал более приятным и чистым. Наконец, смекнув и хитро улыбнувшись, Маршалл подполз к девушке и мягко поцеловал её в губы. Что она увидела, когда открыла глаза? Ха, ядовито улыбающегося Эма. Это была явно не добрая улыбка. Он, продолжая всё так же улыбаться, сел, поджав под себя ноги; с минуту о чём-то думал, а потом неожиданно выдал: Добрый полдень, моя сковорода, я – твоя выхухоль. Не давая паузы для вопроса о собственной адекватности, рэпер пошёл в наступление: Как дела у балалайки? Ты уже узнала, насколько далеко уплыл наш носорог по федеральной трассе? Сегодня именины Скромного Лыжника, не забудь поздравить! После всего выговоренного с крайне серьёзным выражением лица, Маршалл не выдержал и истерически расхохотался на весь дом. Поднимаясь с кровати, он обнаружил, что из мужской одежды в Таниной комнате только то, что он надевал вчера, слегка сыроватое. Пррройдусь-ка я до… Рэпер задумался, как ему сказать, что он идёт в душ …до водопада.
До водопада Эм действительно прошёлся, принял душ. Затем, обмотавшись ниже пояса полотенцем, босыми ногами преспокойно прошлёпал в комнату, где спали Настя и Дэвид. Бесцеремонно распахнул дверь, так, что она ударила ручкой о стенку, и громко объявил с порога: Добрый полдень! И прошёл к шкафу, поворачиваясь к парочке спиной и копошась в вещах. Пока он был в душе, в его голове уже родились некоторые планы на сегодняшний день, и одежда для них была нужна соответствующая. Откопав то, что нужно, а именно чёрные спортивные штаны, тёплую кофту и достаточно тёплую куртку в цвет штанам, он остановился, бросив вещи на кровать, около ног друзей. Сморщив лоб, он обратился к полкам одежды, которая по большей части была новая, так как он ходил обычно в чём-то одном, пока вещь не испачкается. Куда же Таня дела мои трусы? И стал ворчать себе под нос, открывая другой отсек: Знай, Колд: никогда не подпускай женщину к своему шкафу – потом вообще ничего не найдёшь. Наконец, отрыв то, что ему было нужно, рэпер сгрёб вещи в охапку и, подмигнув Насте, вышел было из комнаты, но остановился на пороге, обернувшись к друзьям. А вы хорошо смотритесь вместе. Похожи на... Рэпер призадумался, ладно, оставлю это сравнение при себе! Хохотнув, Маршалл отправился обратно в душ, где оделся, а потом, сошёл вниз, перед этим тихонько заглянув в комнату Джилл, но та спала, и отец предпочёл её не беспокоить.
Спустившись в кухню, Маршалл самым беспощадным образом атаковал холодильник, наевшись вдоволь. После, чуточку посидев-переварив, сходил наверх к Дэвиду и Насте, но на этот раз, безмолвно, взял какую-то сумку. Там было то, что обходимо для сегодняшней цели: деньги, ключи от машины, какой-то завалявшийся с прошлого раза рафинад. Туда же был положен и телефон.
Вскоре, рэпер вышел из дома и, сев в машину, уехал в неизвестном никому направлении. На холодильнике осталась записка: «Пойду прогуляюсь; (Маршалл)»
Мужчина уверенно рулил в сторону конного клуба. Сегодня свершится задуманном им приключение – поездить на рыжей коварной лошади Алиенто Диабло.
--------->конюшня, денник Алиенто.

+4

170

Опустившись в объятья Колда, девушка почувствовала, как его пальцы мягко сжимают её плечи. Даже эти, привычные движения его рук, сейчас казались настолько другими, что девушка невольно улыбнулась поморщив свой носик. Закрыв глаза Настя суматошно думала о сегодняшнем вечере. Слишком много событий, слишком много волшебства и нереальной суматохи. Неужели Виконт могла подумать о том, что будет праздновать Новый Год с Эминемом?! Или куда лучше... С бывшей девушкой её теперешнего жениха. Сказал бы ей кто об этом ранее, брюнетка бы брезгливо повела у виска и сочла бы человека чокнутым. Но случилось так, как случилось.
Неожиданное предложение Дэвида застало Виконт врасплох. Не рановато ли?! Не слишком ли он торопится?! И надо ли мне всё это?! Вдруг зачастили неосмысленные вопросы. Настя всегда была таким человеком, который скажет, а после подумает. Но ведь она уже дала согласие, а бросаться этими вещами просто так нельзя. К тому же, разве ей что-то мешает?! Что её держит?! Может чувства, которые подозрительно долго не остывают? Или разговоры на стороне?! Хотя. Незаметно для себя девушка уснула в раздумьях.
Никаких кошмаров, приключенческих событий, ничего не тревожило её крепкий сон. За окном уже светало и комнату озарило приятной серостью. Ох, этот посленовогодний момент. Когда выходишь на улицу и видишь город пустым, видишь огромное количество использованных фейерверков, оставленные бутылки с шампанским. А всего пару часов назад здесь всё гудело. За всё утро девушка просыпалась два раза. Первый раз её привлекло скуленье щеночка, что бродил по коридору, а второй раз мысль о том, что они спят уже слишком долго. Зелёные глаза уловили на часах каких-то 9 утра и снова опустили веки.
Вдруг резкий стук заставил Виконт вздрогнуть. Она невольно открыла глаза и обернулась на Эминема, пряча своё лицо за копной тёмных, вьющихся волос, -Добрый полдень!- Девушка сонно протёрла глаза и натянув на себя одеяло побольше, уселась в кровати, - Добрый...Добрый... - хрипловато проговорила девушка себе под нос, ласково улыбаясь. Маршалл тем временем по хозяйски зашёл в свою комнату, сверкая торсом и голыми пятками. Пока он открывал шкаф, девушка снова нырнула под одеялко и уложила голову на подушку, нежно обнимая Дэвида. - Дэвид, мы кажется едиснтвенные сегодня сонные тетери. Надо вставать пожалуй...- и трепетно поцеловав ключицу мужчины Настя сладко потянулась. Она даже и не заметила, как Маршалл оставил кучу своей одежды на краю кровати, да её бы это и не смутило ни разу. -Знай, Колд: никогда не подпускай женщину к своему шкафу – потом вообще ничего не найдёшь.- Виконт тихо цокнула и покачала головой, - Когда мы у шкафа, в шкаф начинают помещаться не только трусы с футболками. Вас же никто не учил как складывать рубашки. - улыбнулась девушка сверля Эминема изумрудными глазами. Мужчина тем временем нашёл то, что искал и захватив всю свою кучу в охапку пошёл вон из комнаты. Девушка уж было хотела отвернуться к Дэвиду, как Маршалл остановился на пороге окинув этих двоих подозрительным, изучающим взглядом. - А вы хорошо смотритесь вместе. Похожи на... - Виконт приподняла бровь и вопросительно склонила голову, - На? - с нетерпение подхватила брюнетка, -ладно, оставлю это сравнение при себе! - Виконт заулыбалась, и прежде чем Маршалл покинул комнату, она успела ему высказать своё, -Засранец!-
Они снова остались с Дэвидом вдвоём в этой уютной, небольшой комнатке. Серый свет пробивался сквозь окно, на часах было без-двадцати двенадцать. - Солнышко, встаем. -сладко прошептала Настя, наваливаясь на Колда своим хрупким телом. Оказавшись на нем девушка хитро заулыбалась сверля лицом своего любимого мужчину.

+3

171

Таня проснулась в третьем часу дня. Большие окна ее спальни были занавешены плотными темными шторами. И тишина стояла во всем доме. Вместе с приятным чувством наступившего нового дня. На календаре, кажется, начало мая. Кажется.. 
С этой беременностью она совсем потеряла счет времени. Целыми днями то гуляла, то готовила, то спала. Было откровенно скучно. 
Девушка лежала на спине в мягких перинах. Она смотрела в белый потолок. Вся ее комната была светлой, чуть менее раздражающей, чем все остальные. И в этом белом интерьере, на шелковых подушках цвета нежных сливок лежала Таня, чуть только приоткрыв сонные глаза. Ее волосы сильно отросли-черная копна длинных волос небрежно, но очень художественно раскинулась по подушкам. Немного ломило в пояснице, но это было не так ощутимо, пока девушка находилась в горизонтальном положении. 
Изредка изнутри она чувствовала  сильную, но очень быстро стихающую боль. И если она прикладывала руку к животу, то очень отчетливо чувствовала, как дитя толкается, всеми силами показывая, что пора бы покушать. 
Как же странно это все было. Конечно, уже шел шестой месяц, но до сих пор Гербер не смогла свыкнуться с мыслью, что она станет мамой. Это было странно, порой неуютно и даже страшновато, но, тем не менее, ничто не могло сравниться с тем чувством любви, которое Таня чувствовала к этому ребенку. Казалось, это было выше всех тех жизненных путей, которые она проходила. Намного любимее и теплее. Словно что-то, не из ее истории, не для нее предназначенное, но на нее свалившееся.
Пора было вставать. В доме были гости. Настя и Дэвид. Но, судя по тишине, гуляющей по коридорам, гости или тоже спали, или скромно боялись разбудить хозяйку. Спала, как казалось девушке, и Джилл. Таня просто не смотрела на время. Джилл стала для Тани уже давно подругой, любимым ребенком, но все-равно она старалась не лезть в ее воспитание. Все-таки Джилл-дочь Маршалла, да и не малышка уже, а юная, почти самостоятельная девушка. 
Как странно было. Смотря, иногда, на все происходящее со стороны, Таня все чаще удивлялась-как её угораздило ввязаться в такую Санта-Барбару? Но, знаете, какой бы странной не была эта жизнь с дорогими, но все-равно иногда словно чужими ей людьми, она ни разу не пожалела об этом. Ведь мы живем всего раз. Порой смотря на Эминема она ужасалась самой себе-как она, по природе своей нуждающаяся в постоянной заботе и любви, могла столь искренне полюбить человека, словно прилетевшего с  другой планеты? Изменчивого, замкнутого, не разобравшегося, даже, в себе. 
Таня неспешно повернула голову и, не найдя рядом Маршалла, решила, что пора уже подниматься. Где он там гулял.. Почему-то с течением времени девушка все реже волновалась за этот вопрос. Может, наконец, поняла, что у каждого из нас должен быть свой личный кусочек времени, в который не следует лезть ни при каких обстоятельствах. Не привязан же он к ней. Такую птицу тяжело в клетке удержать, да и не к чему. Она только от этого свою уникальность потеряет. И как хотелось бы, но нельзя, иначе то будет уже не Маршалл.
Таня добрела босиком до окна и открыла занавески. В комнату скользнули яркие, обжигающие солнечные лучи. В стекло скреблись ветви, которые были уже щедро украшены изумрудными листьями. И синица щебетала где-то неподалеку. Таня открыла створку окна. Тут же порыв легкого, теплейшего ветерка влетел в спальню и затрепетал по разложенной стопочке листочков на тумбе. 
Девушка накинула легкий бежевый халат и вышла в коридор. Она шла неспешно, наслаждаясь затянувшимся для нее утром и его нерушимой тишиной. Волосы она на ходу заплела в немного неопрятную, но очень густую черную косу. 
И тихо спустившись, заварив себе чай и схватив помытое ярко-зеленое сочное яблоко, девушка вышла на задний двор участка. Она раскрыла большой навес на крыльце и, усевшись в мягком кресле, стала не спеша отпивать теплый чай. 

+2

172

Вот уже и новогодняя ночь прошла. Они с Таней совсем немного посидели после всех. Вот и девушка, утомившись, пошла в свою спальню. Немного посидев в теплом кресле у камина и чуть было не задремав, Джилл решила, что и ей пора на боковую. Стащив со стола вазочку с фруктами и поднявшись к себе, она включила ноутбук. Зашла в фейсбук и поздравила всех знакомых с Новым годом. Джилл жевала яблоко и читала цитаты с конной группы. Я уже целых четыре дня на конюшне не была! Завтра обязательно съезжу. - мелькнула у нее мысль. Ловя себя на том, что сейчас отрубится, девочка выключила компьютер и доползла до кровати. У нее даже не было сил раздется и смыть с себя косметику. Завтра встану, как чучело. - это было последнее, что она подумала в эту волшебную новогоднюю ночь.
Джилл потянулась под лучами солнышка. Протерев глаза она бросила взгляд на будильник. Время - одиннадцать часов утра. Обнаружив растрепанную прическу и смятое платье, девочка встала перед зеркалом и начала приводить себя в порядок. Когда она закончила, то получилось очень даже ничего - вся вчерашняя косметика смылась специальным молочком, Волосы были заделаны в небрежную косу, сама девочка оделась в черный бархатный спортивный костюм. Все вполне прилично, даже очень. Джилл осталась довольна собой и спустилась на кухню. Не обнаружив в холодильнике ничего съестного, девочка опять поднялась, на этот раз в гостинную. там ухватив кусок пирога и пару бутербродов, она залила весь импровизированный завтрак соком. Немного подкрепившись, Джи пришла к себе.
Немного поиграв в компьютер, она решила, что так больше жить нельзя. Переодевшись в старые джинсы, потрепанную водолазку с высоким горлом и заделав тугой высокий хвост, она села писать записку. В общем-то, всего пара строк о том, что мобильник с собой и волноваться за нее не нужно - она на конюшне. Прилепив цветной яркий стикер на дверь своей комнаты снаружи, девочка съехала вниз по перилам  и напялив старые кроссовки, вылетела из дома.
Дотопав до метро, девочка спустилась вниз и отправилась в самое дорогое ей место - на конюшню.
--------------Денник Илианоры.

+2

173

На голову мягкой пушистой пеленой легло успокоение, сделав пронзительный взгляд более мягким и, наверное, снисходительным к этой ситуации. Лекарства, разносясь с кровью по протравленному насквозь организму, неумолимо делали своё дело, расслабляя раздражённые нервы, уряжая бешеный ритм сердца.
Остался позади шлагбаум на дороге, ведущей к коттеджам; Маршалл неожиданно заметил, что прежний заменили на более новый. Проводил их сонным взглядом сторож, полу дремлющий с разгаданным наполовину кроссвордом в свете яркой жёлтой лампы, наполняющей своим светом его уютную «конурку». Такой знакомой и родной казалась эта дорога, которая, приведёт к такому знакомому коттеджу, с которым связано так много мыслей и воспоминаний, все из которых завязаны на главном действующем лице – темноволосой девушке, что шла рядом, сжимая покрасневшими от холода тонкими пальцами прорезиненную ручку детской коляски. Соседние дома, стоящие вдоль пустующей улицы бросали на асфальт и деревья с облетающими листьями ровные вырезки света, кое-где перекрывающиеся расплывчатым светом высоких фонарей. На неровном асфальте были небольшие лужицы, которые мужчина почему-то не замечал, шагая по ним; благо пока не промокли кроссовки.
На его вопрос Таня ответила отрицательно, но Маршаллу почему-то показалось, что девушка сказала ему неправду. Ну и ладно. Вздохнув, рэпер на ходу поднял голову вверх. Небо не было звёздным – ночные светила скрылись за пеленой серых дождевых облаков, растворившихся на фоне ночи. На его лицо мелко моросили капли, стекали с него, противно попадая на губы и в глаза, заставляя моргать.
Таня! Заходи на чай, у нас пирог. – донеслось с какого-то балкона. Мужчина ухмыльнулся; это всегда интересно наблюдать за окружением другого человека, тем более, такого близкого. Ведь говорят, друзья определяют твою личность, ведь ты сам выбираешь с кем тебе завязать какие-либо дружеские отношения, а кто тебе вовсе неприятен. Может, она хотела бы пойти развлечься, развеяться, но не может оставить Рокси? Хотя, мне показалось, Таня недовольна, что её позвали.
Вот и такой знакомый забор, от которого веяло первым теплом дома, что изнутри светился своим теплом и уютом. Мужчина тоскливо подумал, что сейчас он проводит Таню и всё. И всё. И пойдёт назад той же дорогой, под теми же окнами чужих домов, под тем же моросящим дождём, который покажется противным, мерзким. Пойдёт той же дорогой что и шёл сейчас, только в обратном направлении. Пройдёт мимо уже уснувшего сторожа, нелепо положившего седовласую голову на не разгаданный до конца кроссворд. Пойдёт вдоль дороги, мимо слепящих глаза пронзительных огней машин; мимо неприветливой аптеки со скрипящей на ветру вывеской, пройдёт через пустынный осенний парк, мимо палатки, наглухо закрывшей своё маленькое оконце. Найдёт свою машину, что обыденно ответит приветственным сигналом; взревёт мощный двигатель, увозя мужчину в большом и пустом кожаном салоне в какую-то гостиницу с одинаково услужливым персоналом, задымлённым кафе, полным дешёвого алкоголя и дыма сигарет, непроглядным туманом стоящим уже перед дверьми заведения. А потом пусть хороший и дорогой, но неуютный номер; накрахмаленное бельё постели, ровно сложенные лаконичной стопкой полотенца, такие же хрустящие после стирки, со странным неприглядным запахом.
Мотнув головой, Маршалл обратил внимание, что они уже практически дошли; вот уже в метре от него нужная калитка. Те мысли и та тоска никуда не делись, отступив лишь на шаг в сторону, дав немного свободного места размышлениям о том, что сказать Тане перед тем, как развернуться спиной к этой теперь закрытой для него двери. Помоги мне затащить коляску. – девушка вывела его из задумчивого оцепенения; мужчина стал помогать весьма энергично, но осторожно, и будто бы стараясь лишний раз взглянуть на дочь. Таня с Рокси была дома, Маршалл тихо остановился у крыльца, глядя на её тёмный силуэт, стоящий против света, заливающего коридор. О чём он думал?  - Наверное, о том, что этот день подарил ему удивительную встречу, оставившую в душе одновременно и домашнее тепло, которого так не хватало и, в том числе, кровоточащую рану.
Ты чего тормозишь? Давай в дом. – бодро сказала Гербер, и Маршалл, целая логическая цепочка мыслей которого только что рассыпалась в прах; чуть помедлив зашёл. Знаете, как чувствует себя уличный мальчишка, с грязными ботинками, взъерошенными косматыми вихрами и порванным о гвоздь на заборе рукавом старой куртки, оказавшись в безупречно чистом больничном коридоре, зайдя проведать какого-то товарища? Примерно тоже чувство смущения, затмевающего мысли, и неловкости овладело и мужчиной. Маршалл, казалось, не собирался снимать со своих плеч мокрую от дождя куртку, всё-таки промоченные кроссовки; будто не зная, можно ли ему только на пороге постоять, или немного больше. Великолепно, что принятые лекарства не позволяли ему нервничать, навевая ложный покой и сонливость. Мужчина смотрел то на Таню, то на Роксану, и будто прислушивался – не раздастся ли где-нибудь на втором этаже лёгкий топот крепких ног его Джилл, вышедшей встречать воротившихся с прогулки Таню и малышку.

+1

174

Тихо, монотонно, витала в комнате пелена молчания. Девушка с удивлением смотрела, как растерянно топчется в прихожей мужчина. Как быстро он менеяется в своих поступках и настроениях... Вот строгий, решительный, дерзкий, а вот уже потерянный, удивлённый, истоптанный собственными приключениями, творящимися в его неразборчивых для чужого взора мыслях. Такому человеку сложно найти свой путь, и еще сложнее определиться с тем, нужно ли ему сопровождение в этом жизненном пути. Есть люди - перекати-поле. Им удобно жить на обстоятельствах, приспосабливаться (и, надо сказать, вполне неплохо для себя) к условиям и людям. Или приспосабливать окружение к себе. Иногда хочется общения, иногда покоя. Порой хочется любви, а временами и слышать невозможно обо всех этих нежностях. Главное, что всё это человек перекати-поле может преобразовать в благоприятную для себя среду обитания.
Девушка обессилено повесила руки вдоль тела. Ну что ты топчешься
у двери?
Таня легонько скинула с плеча красный шарф и перехватила его второй рукой. Это движение было лишено энерги, будто делалось по заведенной и давно изученной привычке, устало и нехотя. Еще и промокшая верхняя одежда сковывала и угнетала.
Всё было как-то тихо, смущённо; Таня невольно прислушалась. Странно... Глубокая тишина дома окутывала всё вокруг, как мягкое одеяло. Она забиралась во все уголочки большого коттеджа и таилась там, как мышь. Не слышно было скрипа дверей, шороха половиц или чего-то еще в этом роде. Всё было тихо. Джилл, может, спала. И звать её повидаться с блудным отцом Таня побоялась. Ну, кто знает, как воспримет это девочка? 
Таня протянула руки к коляске, которая осталась стоять в углу и высыхать от дождя. Ребёнок, сладко сопящий в маленькой желтенькой шапочке, едва заметно шевельнулся в руках мамы и издал негромкий, больше похожий на довольный вздох, звук. Таня скинула с себя уже растёгнутые сапоги и, почувствовав наконец-то под ногами не ту промозглую слякоть, а тёплый паркет, с явным удовольствием проскользнула в бледно освещенную гостинную. Окна, все до одного, были зашторены. Стоящие восзле дивана и кресел несколько настольных ламп на высоких столиках, едва заметно сияли оранжевым светом. Он живописно расплывался в воздухе по темноте и образовывал вокруг ламп тусклый ореол уюта. Таня обожала это чувство единения со своим домом. Да-да, именно так. Великое наслаждение - иметь свою берлогу, в которой можно спрятаться от непогоды на улице и в жизни, но еще больше этого наслаждения она получала, когда в редкие минуты могла позволить себе забыться в этой уютной пелене бледного теплого отсвета.
Сев с Роксаной на руках на диван, Таня почти сразу хотела без сил откинуться в дрёму, но шорох в коридоре вернул её в происходящее. Девушка обернулась через плечо, сидя на диване, и посмотрела на Маршалла. Проходи, ты чего жмёшься-то? - мягким и плавным движением головы брюнетка указала на кресло. Говорила она с явной усталостью и различимым шёпотом, потому что каждый новый звук сопровождался движением закрытых глаз Роксаны. Она еще не спала так крепко, чтобы можно было производить какой-либо шум. 
Тихо тикали часы. Это слегка нервировало в сложившейся ситуации, и Таня нервозно убаюкивала девочку, качаясь из стороны в сторону, как маятник.
Если ты сейчас не сядешь, я запульну в тебя подгузником. - девушка повернулась в половину, оказавшись в профиль к мужчине, но её слова были явно предназначены ему. Она слабо улыбнулась.
В темноте было видно только одну бледно освещенную половину ее лица, от этого черты его, искаженные ложными тенями, казались острыми и холодными. Сонный, уже порядком потерявшийся взгляд блуждал где-то в самой темноте, не обращаясь к Эминему.
Наконец, Маршалл проехался по уже немного намоченному её следами паркету и сел в кресло рядом. Девушка, скрипнув креслом, сразу привстала и молча передала дочь в руки рэперу. Аккуратно и нежно, боясь тревожить этот хрупкий сон.
Покачай её немного. Я чаю пока нам заварю.
Девушка распрямилась, смотря сверху вниз на эту картину - озадаченный Мэттерс и его дочь. Такая кроха, маленькое существо, елозящее в руках мужчины и сам он, как-будто испуганный такого близкого знакомства с девочкой. Хотя, кто его там разберёт - что он себе думает.
Таня поплелась на кухню. Обессилевшая за этот длинный день, сонливая, почти утратившая все мысли. Каждую минуту быть с ребенком... Только те, кто хоть один день проводил с грудничком, требующим максимум внимания к себе, сможет понять насколько это порой неблагодарная и тяжелая работа - быть мамой. Жизнь распоряжается по-своему, она скидывает нам на плечи те проблемы, к которым мы подчас не готовы, но никогда не подкидывает нерешаемых задач. Просто, надо признать, так устроен человек. Мы не стараемся относительно всех своих сил, не вкладываемся даже на 90% из 100. А потом жалуемся на усталость и отсутствие сил. А ведь сложилось так, что больше всего сил покидает нас в то время, когда мы ничего не делаем.
Таня долго скрипела на кухне дверцами стеллажей и стучала чашками по столу, но в конце-концов наступила несколько искусственная, словно изолированная тишина. Гербер просто прислонилась рукой к шкафчику, висящему над разделочным столом, и положила свою голову на неё. Она издала протяжный вздох и застыла вот так прямо стоя на ногах. Можно было бы подумать, что она уснула, но девушка подскочила на месте, когда раздался щелчок вскипевшего чайника.
Брюнетка быстро разлила горячую воду по чашкам, оставив половину на столе, но это сейчас меньше всего волновало Таню. Возможно, что уставшая и опухшая от постоянного напряжения голова девушки просто перестала "варить". Потирая ладонью лицо, она достала какой-то запечатанный пирог с лимонной начинкой из стеллажа и отправилась обратно в гостинную. Девушка небрежно выронила из рук упаковку с пирогом и та приземлилась прямо на столик. Таня вздохнула и поставила туда же чашки с теплым чаем.
Прости, это всё, что сейчас есть, я сегодня была не в состоянии идти в магазин. - Таня продолжала держаться за лицо рукой и периодически почесывать ею растрепанные волосы. Она села на мягкий диван.
Давай, я возьму её.. - предложила девушка, вытягивая вперед руки, чтобы взять ребенка.

+1

175

Маршалл, сделал небольшой шажок назад, прислонившись спиной к косяку двери; сквозь небольшой зазор между дверью и стеной сочился холодный воздух, разбавляя атмосферу уюта в коттедже. Таня  машинальными движениями разделась, вынула дочь из коляски и, тихо ступая по тёплому паркету, ускользнула в гостиную. Сев на диван, она обратилась к рэперу: Проходи, ты чего жмёшься-то? И кивнула на кресло напротив неё. Мэтерс кивнул и скинул с ног промокшие кроссовки, повесил на знакомый крючок чёрную куртку, с которой медленно стекали прохладные капли осеннего дождя. Замешкавшись, он, стоя спиной к Тане услышал: Если ты сейчас не сядешь, я запульну в тебя подгузником. Угроза подействовала – усмехнувшись, громким шёпотом проговорил Маршалл, двигаясь к тёплому неяркому свету настольных ламп. По пути он обязательно поскользнулся, тихо чертыхнувшись. Сев в кресло, он медленно утонул спиной в мягкой спинке; тёплый свет сглаживал не самые приятные черты его лица, визуально делая добрее. Не успел Маршалл расслабиться и заснуть, как Таня приподнялась с кресла и вручила Роксану ему в руки, которые он тут же бережно подставил. Покачай её немного. Я чаю пока нам заварю. Хорошо, спасибо. – прошептал мужчина. Так и осталось непонятным не понятым, за что он поблагодарил девушку – за грядущий чай или за то, что дала подержать ему Рокси. Теперь на руках Эминема лежал маленький тёплый спящий свёрток. Многое забывается избирательной памятью человека, но только не родительские чувства. Ребёнок вырастет и, быть может, избавится от родительского тепла как от чего-то ненужного, но сами родители, пусть станут стариками, пусть станут серебристыми их виски всегда будут бережно лелеять и хранить своё чадо; приносить в жертву ему своё время, свои так и несбывшиеся желания. Свою жизнь. Бережно, согревая собой свою маленькую дочь, Маршалл нянчил её, как нянчил когда-то Хэйли, как нянчил бы Джилл, знай мужчина о её существовании раньше, чем через двенадцать лет. И сейчас, всем своим естеством рэпер осознавал, что ради этих драгоценных мгновений он и должен жить, что нет ничего более ценного, чем семья в жизни человека, и насколько низким был его поступок. Поступок в прошлом, но пустивший корни в будущее.
Таня вернулась с кухни, уронив на стол запечатанный в целлофан покупной пирог, поставила чашки. Прости, это всё, что сейчас есть, я сегодня была не в состоянии идти в магазин. Она передо мной извиняется? За что? Да ладно… Неловко приглушённо проговорил Маршалл. Я схожу; сейчас или попозже. 
Девушка села на диван, перебирая пальцами смольные тяжёлые пряди, затем, предложила взять дочь, протянув к ней руки. Давай, я возьму её… Мужчина с некоторой неохотой передал Роксану в руки матери, затем, осел обратно в кресло, царственно положив руки на подлокотники.
Через некоторое время девушка ушла спать; опустела большая прихожая на первом этаже коттеджа. Рэпер ещё некоторое время сидел и в одиночестве медленно тянул чай из большой кружки. Затем, встал и немного походил, пытливо рассматривая, что изменилось с момента его последнего здесь присутствия. В неярком свете ламп он замечал мельчайшие детали – небрежно разлитый на кухонном столе чай, неприбранная посуда, несколько хаотичный порядок вещей – так бывает, когда человек занят жутко важным делом и практически не замечает мир вокруг себя. Обнаружив ключи на тумбочке, Маршалл, поёжившись, сунул ноги в мокрые кроссовки, накинул на плечи куртку и вышел из коттеджа, закрыв за собой дверь на ключ. Он направился в магазин, откуда вернулся примерно минут через сорок, учитывая дорогу туда и обратно. Выстроив в холодильнике своеобразные пирамидки из приобретённых продуктов (ребячества в нём ещё никто не отменял), Маршалл принялся мыть посуду, вытирать стол. Выбросив мусор, он, наконец-таки, угомонился и с чувством выполненного долга завалился спать на диван, укрывшись пледом. Завтра Джилл спустится на кухню чтобы поесть перед школой и увидит меня. Интересно, что она скажет? Улыбнувшись в пустоту помещения, он выключил ночник и практически моментально провалился в сон, тревожный, но в то же время по-своему захватывающий.

+1

176

Сладкий сон, дымкой распавшийся в объятиях наступающей ночи, уже утащил за собой ребенка. Девочка, прикусив розовыми губками одеяльце, спала на руках Тани. Комната была пустая от всего, что могло напрягать: от лишней мебели, острые углы которой торчали раньше тут и там, от тяжелых, будто пропитанных пылью палантин на окнах, которые прежде позволяли поспать с утра подольше, не пуская свет в спальню (теперь до обеда спать нельзя, нет), даже от звуков, раньше наполнявших дом, эта комната была пуста. В этой величественной тишине, среди темноты, которая прерывалась только дребезжащим светом фонаря у окна, на широкой кровати лежала Таня, в окружении трех мягких подушек и с дочерью на руках. В этой теплой, но душащей одиночеством  тишине.
Негромкое кряхтение девочки во сне, немного расшевелило засыпающую в тухлых мыслях Таню. Смотря в глаза дочери, она всегда улыбалась. А сейчас улыбка хоть и ласково, но неприятно ущипнула перенапряженные мышцы лица. Сразу и правый глаз от чего-то заболел, и голова,  и все на свете.
Девушка осторожно поднялась с постели и скользнула к окну, напротив которого стояла детская кровать. Рокс уже видела десятый сон, так что нарушить его могла разве что иерихонская труба. В этот момент по босым ногам пронесся ледяной ветер, который прямо в ту же секунду и стих, ознаменовав свой побег хлопком входной двери на первом этаже. Таня с любопытством выглянула в окно и увидела, как Маршалл выходит за забор, направляясь прочь от дома.
Что ж… - разочарованно прошептала Таня, провожая мужчину взглядом. Честно сказать, она и не ожидала его возвращения. Особенно сегодня. О походе в магазин она уже давно забыла. Сразу, как это прозвучало в диалоге с Маршаллом. В голове вообще ни одной мысли не осталось - слишком сильно Таня устала на сегодня от недосыпа и тяжелых обязанностей, которые изо дня в день требовали от нее полной самоотдачи.
Она немного потопталась возле окна и, увидев, как в последнем соседском доме гаснет свет, безмолвно улеглась спать.
Правда, головная боль покоя не давала. Она сверлила череп, будто издевательски танцевала чечетку внутри головы. Часы тихо постукивали в темноте, и это раздражало еще больше. То жарко было, то холодно, и лежать на одной стороне не получалось, потому что тогда всё тело начинало болеть и ломить. Таня лежала, уткнувшись от безысходности своего положения, лицом в подушку, но продолжала мечтать о сладком сне. И наконец, тот пришел. Он издевательски медленно забирал девушку с собой. Она засыпала долго, отчетливо слыша все вокруг, каждый шорох, но затем наступил покой. Драгоценный и долгожданный. Он редко и почти незначительно прерывался, когда вернулся Маршалл, когда он гремел посудой внизу, но едва открыв глаза, Таня вновь засыпала, даже не отфильтровывая свое пробуждение. Наверно, слишком тяжело далась ей эта внезапная встреча в парке, так что организм охотно восполнял потерянные силы и нервы во сне. Роксана тоже спала. Крепко и беспробудно. Говорят, что ребенок очень тесно связан с матерью какой-то незаметной, но сильно ощутимой для них двоих связью. Если плохо маме, плохо и ребенку, а мать безмятежна, то и дитя спокойно.
Уже и ночь наступила. Дома было очень тихо. Даже на первом этаже больше не раздавалось ни единого шороха.
Тане что-то снилось. Сначала она улыбалась, затем начинала тихо-тихо смеяться, но чем дольше длился ее сон, тем громче она хихикала.
Посреди ночи, часам ближе к четырем, она медленно и рассудительно села на постели. Глаза были совсем сонные, но само выражение лица было крайне серьезным, будто Таня готовила диссертацию. И тут, сотрясая тишину негромким, но настойчивым голосом, Гербер непонятно к кому обратилась, при этом подняв вверх указательный палец: "А я...., - недолгая авторская пауза, - пою в мюзикле" и с этими словами она вновь упала на подушку, словно ничего подобного и не было сейчас.
Впрочем, в остальном ночь прошла без происшествий. Часов в семь-полвосьмого Таню разбудил крик ворон на дереве за окном и отборная брань соседа, который нашел на своем газоне дерьмо чьей-то чужой собаки. Не понятно только, как он различает дерьмо собственных и посторонних собак.. На вкус, наверно. О, да заткнись ты! Ребенка разбудишь... Таня недовольно перевернулась на спину и, заложив руки за голову, уставилась в потолок. Она ждала. Вот сейчас, уже скоро... Роксана по утрам очень чутко спит, так что крик соседа должен был поднять её. Минута, две.. Тихое кряхтение, затем более настойчивое и, вуаля - по комнате прошлась первая волна детского стона. Издав почти недовольные "Оооо...!", Таня села на кровати. В глазах еще все плыло после сна, но надо было вставать. Сунув ноги в черные меховые тапки не на ту ногу, она ощутила легкое покалывание холода на коже. По утрам особенно тяжело вылезать из тепла. Вдвойне обидно, когда тебе вроде и на работу не надо, а вроде вот она твоя работа - лежит в кроватке и сопит. И тут ты понимаешь, что это и есть твоя не самая легкая перспектива на ближайшие лет восемнадцать...
Едва завидев маму, девочка стихла. Она широко-широко улыбнулась, показывая язык и ямочки на щечках. Голубые глаза  её искренне сверкали в ярком свете, который тянулся длинными лучами из окна. Плач сменился задорным смехом, и Роксана протянула свои ручки к лицу наклонившейся к ней Тани. Все, что есть в детях , прекрасно. На это нужно равняться взрослым, которые уже настолько поросли своей злобой и проблемами, что даже разучились улыбаться. А дети любят жить. Они, может, и не до конца еще понимают то, что происходит с ними, но ребенок готов познавать новое, он открыт для всех. Даже новый день дети встречают улыбкой. Они быстро забывают обиды. А мы?.. 
Таня покачивала девочку на руках, прислонив к себе. Открыв дверь локтем, она вышла в коридор. Комната Джилл была закрыта. Таня еле-еле коснулась кулаком двери и постучала. Джи.. Ты спишь? В ответ последовала тишина. Уж не заболела ли она? Второй день из комнаты не выходит.. Потоптавшись у двери, Таня развернулась. Ладно, зайду попозже. Еще совсем рано, да, Рокси? - Гербер склонилась над девочкой и чмокнула ее в розовую щечку, - Пойдем-ка вниииз!
Таня стала спускаться вниз. С лестницы она увидела спящую в гостиной на диване фигуру Эминема. Брюнетка безмолвно улыбнулась этому мирному зрелищу. Такая тишина, поглощающая все вокруг, и умиротворенное в глубоком и, видимо, добром сне, лицо Маршалла; по подоконнику дробью стучал дождь, но как летом, он сопровождался теплыми лучами солнца. Таня положила Роксану в спрятанный в дальнем углу комнаты манеж. Внутри было обилие мягких игрушек, а над головой крутилась карусель из пластиковых зверей. Она ненавязчиво присвистывала какую-то мелодию, так что ребенок с восторгом следил за этим зрелищем.
Оставив дочь на попечение плюшевых нянек, Таня вышла в кухню. Она взъерошила черные смоляные волосы рукой, как любила делать это каждое утро. Девушка так увлеклась своим затянувшимся пробуждением, что даже не сразу заметила чистоту, которую навел тут Эминем. Однако, обратив на это внимание, при этом сладко зевая, Гербер удивленно выручила глаза. Она прошлась ладонью по поверхности стола, заглянула во все шкафы, открыла холодильник. Ого! - с усмешкой вырвалось у нее, когда девушка увидела заботливо сложенные в холодильнике пирамиды из продуктов. Но вдруг её одолело кошмарное смущение. Стало дико стыдно за тот бедлам, который был на кухне вчера вечером. Будто бы тут год не убирались. И хотя ей было известно и понятно, что в некоторые будни просто не оставалось сил для уборки, бывало такое, что спать заваливалась прямо на диване, или засыпала в полете на подушку, но со стороны-то это все равно выглядело неприятно. Плохая хозяйка, плохая мать, ну и далее по нарастающей в глазах людей... Вчера как-то не было сил для того, чтобы беспокоиться на счет того, что подумает Маршалл, увидев беспорядок, даже мысли не возникло, а вот сейчас, на свежую голову - да. Щеки покрылись стыдливым румянцем.
В раздумьях об этом Таня стояла у холодильника, который все еще был открыт, а свободной рукой она держалась за голову. Немного собравшись с силами, девушка набрала в руки продуктов. Она выложила их на стол. За полчаса Таня успела сделать неплохой завтрак для начала дня - блинчики с ветчиной и сыром, чай. Для Джилл уже лежал в холодильнике готовый школьный ланч. Собрав это все на столе, девушка достала детское пюре и, опередив тот момент, когда Роксана начнет орать и требовать свой завтрак, накормила девочку.
Почти сразу после еды голубоглазая малышка вновь уснула прямо в манеже. Там было тепло, но на всякий случай Таня накрыла дочку одеяльцем. Спи, моя радость. - шепнула Гербер, облокотившись о край манежа и смотря на спящую Рокси.
Весь дом спал.. Честно говоря, Таня ненавидела такие моменты, потому что в одиночестве и тишине ей было откровенно скучно, нечем заняться. Она слонялась из угла в угол и ждала только того, что кто-нибудь проснется. Сначала она стояла у окна и наблюдала за тем, как серые тучи то стягивают небо, то отступают. Потом она развесила свои мокрые вчерашние вещи, которые насквозь промокли под ливнем. Мокрые ботинки Маршалла Таня повесила на электрическую сушку для обуви. А потом опять стала ходить туда-сюда. То вздыхала, то напевала себе тихо-тихо что-то под нос... Наконец она вышла в большой зал, где находился заброшенный ею давно крытый бессейн и, освободив ноги от тапочек, девушка села на край, свесив ноги в теплую воду.

+2

177

Джилл встала и подошла к окну. Темное небо с яркими мохнатыми звездами, похожими на новогодние блестки, висело над ночным Лос-Анджелесом. Под окном расстилались белые скатерти девственного снега. Снежинки летали в воздухе, танцевали невообразимые па, кружась парами и поодиночке. Окна комнаты выходили в сторону города, над которым висело светло-желтое зарево огней. И Джи, забываясь, тоже видела себя снежинкой, не обремененной людскими заботами и проблемами. В белом невесомом платье она кружилась и медленно летела к земле.
Сейчас она жалела, что не в Лос-Анджелесе. Пол царства за то, чтобы не находиться в этом доме сегодня ночью. Ее комната расположена точно над кухней, временами девушке казалось, что она слышит тяжелые вздохи человека, родного ей лишь по крови. Зачем он пришел сейчас? Чтобы причинять им новую боль?  Она знала все про него: где родился, где рос, как продвигался по жизни (насколько это возможно в сети интернет). И лишь в одном была уверенна: где бы он ни появлялся, за ним тащится след из боли и страданий.
  Первые дни после его ухода Джилл не верила, через месяц рыдала, уже через 2 месяца боль сменилась ненавистью и раздражением. А спустя год лишь глубокая обида и равнодушие. А он лез в их с Таней мирок, такой шаткий и хрупкий, который они весь год выстраивали. Ему, наверное, нравилось причинять боль людям.
За 14 лет в ее жизни, из которых 4 месяца она знакома с ним, он успел предать ее 2 раза. Этого она не могла ему простить. Таня стала ей самым родным человеком, хотя она-то казалось, не причем. Джилл не могла объяснить себе, почему брюнетка не выгнала ее, когда Маршалл ушел. Ведь, грубо говоря, Джи ей никто. Просто ребенок ее бывшего мужчины, который осмелился привезти ее сюда и бросить на Таню.
Самая настоящая кукушка. Подкидывать другим птицам в гнезда свои яйца и улетать в лес куковать. Джилл успела смирится с этой мыслью за прошедший год. И она успела полюбить свою приемную мать, хотя и никогда не говорила этого.
Она уже боялась открывать кому-то душу. В нее любой дурак может плюнуть. А больше всего она не хотела страдать. Джи не замкнулась в себе только благодаря Тане. Их вечерние посиделки раз в неделю с чаем и выпечкой оставляли в душе проблески надежды.
А еще была Роксана. Девушка безропотно взяла на себя помощь по хозяйству, брюнетка не могла разрываться везде. Джилл готовила, помогала убирать квартиру, временами сидела с девочкой, которая была точной копией ее приемной матери.
  Мечты о большом спорте так и остались мечтами. Чтобы найти тренера, нужны были деньги и силы. А ни того ни другого у нее не было в достаточном количестве. Они очень подружились с Полонезом. Чем больше девочка пропадала на конюшне, тем меньше общалась с людьми. А еще ей очень хотелось  наконец-то выкупить Полонеза, но она не позволяла себе таких трат.
И сейчас, всю эту хрупкую и налаженную жизнь Маршалл мог легко разрушить. Как сломать песчаный замок – достаточно просто толкнуть. Джилл представила себе перекошенное от ярости лицо репера и усмехнулась.
Когда он ушел, она сломала все диски с его песнями, разорвала все плакаты с ним, отнесла на чердак его оставшиеся вещи.  Девочке не хотелось самой видеть это лицо, эти вещи, слышать этот голос.  Он просто перестал быть ей отцом. А был ли когда-то? – усмехнулась она.
Нервы дали трещину. Джилл бросилась на кровать и пролежала так часа 3-4, не уронив ни одной слезинки, просто глядя в потолок. Она уже знала, что сделает утром.
Лежа в таком положении, она и услышала голос Тани: - Джилл... Ты спишь?. Девочка не нашла в себе сил ответить и через минуту услышала удаляющиеся шаги. Брюнетка так и не заходила в ее комнату без стука и разрешения, как и в первые дни. Сколько раз Джилл пыталась ее переубедить первые месяцы, но сейчас и сама привыкла.
Нужно было вставать, цеплять на себя улыбку и идти красится. Джилл быстро приняла душ, даже не наслаждаясь водной процедурой, наложила легкий мейк-ап. Надев спортивные штаны и футболку с фотографией Полонеза, она быстро спустилась вниз и чуть помедлила перед дверью в кухню.
Чего она боится? Хуже уже не будет. Смело девочка толкнула дверь. Маршалл спал. Он примостился на диване, накрывшись любимым пледом Джилл. Это разозлило ее. Но внимание отвлек завтрак, заботливо приготовленный Таней. Самой хозяйки, вопреки ожиданиям, тут не было.  Роксана мирно посапывала у себя в манежике. Локоны упали ей на лицо, и Джилл заботливо поправила их.
Нужно было найти Таню. Сегодня Джилл не пойдет в школу. Она уже так решила. Училась она сносно, прогуливала изредка, так что выходной могла себе позволить. Еще раз взглянув на Эминема и Рокси, она вышла из кухни, прикрыв за собой дверь.
Услышав всплеск, она направилась к бассейну, где и нашла Таню, сидящую на краешке. Закатав штанины, она присела рядышком. Доброе утро, – пробормотала девочка.
Честно говоря, она не понимала, почему брюнетка не прогонят Маршалла. Этот человек столько страданий принес в ее жизнь, а она готова все простить? Это больше похоже на мазохизм, чем на здравый смысл.
Но Джилл знала – Таня сильная. Гораздо сильнее ее самой. Она воспитывает ее и Роксану, содержит в порядке дом. Джи не смогла бы так. Она сильно выросла за этот год, и была достаточно честной, чтобы признаться себе, что она давно бы сдала детей органам опеки и жила бы для себя.
По лазурной воде бежала рябь. Джилл, не глядя на Таню произнесла: Тань, зачем он здесь?

+3

178

Беспорядок мыслей и эмоций кружил его раздражённый разум в причудливом танце, кидая из одной крайности в другую. Картинки калейдоскопом сменялись в его сне, так быстро, что слегка кружилась голова. В таинственной тишине спал дом, правда, ближе к четырём часам ночи Маршалл вынужденно проснулся. Дело в том, что во сне он безутешно пытался добраться до чего-то светящегося в длинном и тоскливом коридоре темноты. Предпринял отчаянную попытку задержать этот свет в своих пальцах, рэпер инстинктивно сделал резкое быстрое движение и, как следствие, загремел с дивана. С минуту полежав на полу и сообразив, что с ним произошло, он всё-таки смог адекватно расценивать реальность, хотя в причудливых тенях комнаты ему всё мерещился этот маленький огонёк, таящий за собой искренне чувство надежды. Он сел на полу, обняв руками колени; в этот момент, едва уловимо из-за закрытых дверей и толстых стен, раздался Танин голос: А я.... пою в мюзикле. Далее в доме вновь воцарилась тишина. Сдержанно рассмеявшись, Маршалл возвратился на диван, где более или менее нормально проспал до утра.
Сказать честно, Маршалл проснулся ещё тогда, когда слух его тронула ругань соседа. Сощурившись от утреннего солнца, заглядывающего в окна, он не стал вставать, прислушиваясь к тому, что происходит наверху. Слышал, как встала Таня, как после, видно держа Рокси на руках, она зашла в комнату Джилл. Теперь уже он намеренно не собирался вставать; новый день означал новые трудности для него; новые разъяснения, теперь уже и перед дочерью. Хорошо, что Роксана ещё слишком мала для того, чтобы обижаться. Почему всё в моей жизни происходит не по-человечески? Сам я, наверное, какой-то нечеловечный. Сквозь узкие щелки полу сомкнутых век, мужчина следил за действиями девушки. С некоторым удивлением она наблюдала последствия вчерашнего пребывания здесь Маршалла. Но ей понравилось, да. Рэпер сдержался, чтобы не улыбнуться этой маленькой для него победе над прошлым. Пока он не хотел выдавать того, что не спит.
Таня готовила, и с кухни доносились живительные ароматы, которые, казалось, и мёртвого должны были разбудить. Святые тексты Тупака, как же хочется жрать! Накормив дочку, Таня оставила её в манеже с игрушками, сама, как по последующим звукам понял мужчина, ушла в бассейн. Честно говоря, он уже и забыл о существовании такой функции в доме Тани. Здорово будет учить Рокси плавать в этом бассейне, ну, разумеется, когда она немного подрастёт. Чуть пошевелив затёкшёй ногой, Маршалл задумался: Плохо быть таким как я. Ведь я вроде бы не хочу, чтобы всё получалось так, как оно у меня получается. Нет, совсем не тот вывод. Плохо быть таким и осознавать это. Может быть, я просто не могу жить по моральным законам, принятым в мире? Вся печаль состоит в том, что когда я нахожусь в положительной роли, я делаю как бы маленький подвиг, но потом обратно возвращаюсь к своей, наверное, истинно-хреновой сущности.
Наверху послышались шаги, которые, затем, стали слышны на лестнице. Джилл идёт. Мужчина затаился, притворяясь спящим, он чего-то мучительно ожидал. Но от выражения лица дочери повеяло холодом, кажется, она была очень сердита, завидев его на кухне.
Когда Джилл удалилась к Тане, рэпер медленно сел на диване, спустив ноги. Задумчиво глядя на деревянный пол, он чувствовал, что растерял все остатки того положительного настроения, которое осталось у него ещё с вечера, когда появилась возможность стать для этой семьи, его семьи, нужным и полезным.
Арррабская нооооочь, волшебный востооооок… Резко встав, да так, что вступило в голову, рэпер быстренько, но тихо скинул с себя кофту, обнажив свой торс. После чего тихонько, на мысочках, по крался к двери в бассейн. Тихо отворив её, мужчина, оставаясь незамеченным, увидел двух своих девочек, сидящих спиной к нему и о чём-то говорящих. Подойдя ещё чуть поближе, он с приглушённым (поскольку спала Рокси) УУУУАААУ! Прыгнул в воду, подняв кучу брызг. Самодовольно достав руками до дна, чувствуя всю мерзость намокших джинс, мужчина вынырнул на поверхность вблизи Тани и Джилл. Хээй, я не хочу плавать один! С этими словами, он стянул в воду дочь, а затем, почти сразу же и девушку.  Ухмыляясь и наслаждаясь случайными прикосновениями к телу Тани, которая была для него так близка, но в то же время, так далека, Маршалл хоть чувствовал себя вовлечённым в эту жизнь, чувствовал себя к месту. Вода приятно холодила татуированную кожу, по неопределённому выражению его лица бегали светлые блики, придавая яркости и без того пронзительному цвету его голубых глаз. Он переводил взгляд то на Таню, то на дочь, ожидая каких-то слов; пусть даже слов укора, но хотя бы не молчания. Вспомнив то случайно подслушанное им Танино ночное  заявление, Маршалл хохотнул и спросил: А давно ты в мюзикле-то поёшь?

0

179

Пустота, которую сложно было назвать умиротворением, искала свое место среди тишины. Зарываясь все глубже в подсознание, мутное наваждение из мыслей пропитывало её. Девушка молча смотрела на широкую рябь на воде, боясь оставаться с самой собой наедине. Сейчас опять начнут мелькать перед глазами обиды и воспоминания. Опять тонкая нить тепла грубо оборвется глубоко затаившейся душевной болью, червоточиной, прорвавшейся из самых недр души. Вокруг не было никого, даже ее самой - уже было поздно сопротивляться, оставалось только терпеть до тех пор, когда эмоции не отступят. Мучительное единение со своим подсознанием где-то под пленкой застывшей на лице обиды. И только. Не было ни единой мысли притворяться мученицей, более того, стараясь держать себя под контролем, Таня ждала, чтобы не упустить момент, когда сюда войдет кто-нибудь, чтобы успеть натянуть на лицо эту счастливую, преисполненную искренней доброжелательностью улыбку.
Стеклянная дверь щелкнула магнитным замком и с легкостью открылась. Из гостиной в комнату проник теплый сквознячок, а вместе с ним и Джилл. Таня обернулась на нее через плечо и сразу отметила болезненно-усталое выражение ее лица. Я чувствую себя виноватой...
Протянув к Джилл руки, она взяла девочку за мягкие ладони и посадила рядом с собой. Утро добрым не бывает.-Таня нежно заправила выбившуюся прядь длинных волос Джилл ей за ухо и приобняла девочку за плечо. Я волнуюсь, Джи. Ты не заболела?-Таня искренне интересовалась здоровьем девочки, хотя был в этом и отвлекающий маневр-говорить про блудного отца с Джилл она не могла и не стала, пока  Джи сама не подняла эту тему.
Тань, зачем он здесь?-Таня приоткрыла рот, чтобы дать ответ. Она ожидала этого вопроса, но так и не нашлась что ответить. Сколько не прокручивала в голове она этот предстоящий разговор, сколько не копалась в истине, ища ответы, не нашла. Она осеклась и замолчала. Девушка мрачно посмотрела на подсвеченную лампами голубую воду.
Мысленно она уже корила себя за свою глупость. Как по-идиотски было привести его сюда, да еще и позволить Джилл его увидеть! Но ведь в ее мыслях не было ни единого злого умысла, она просто не подумала об этом вчера и теперь терзала себя за свою ошибку. Тут уже речь шла не только о ее чувствах и нервах, а о моральном состоянии ребенка, за которого Таня отвечала своей головой, которому она желала только самого лучшего.
Господи, какая я дура, Джи...-убрав руку с ее плеча, Гербер схватилась в свою голову. Согнувшись над водой, она вжалась лицом в подобранные колени.
Но даже сопротивляясь всеми своими силами, она не смогла удержать эмоции внутри. Частые слезы заторопились по краснеющим щекам.
Как назло именно сейчас сзади раздался щелчок двери и тут же всплеск теплой, голубой воды. Открыв глаза, она вскинула голову и увидела, как Маршалл с криком погрузился под воду, оставив на поверхности лишь сбившуюся в пену, бурно шумящую волну. Таня вскочила на ноги, чтобы скорее уйти отсюда, чтобы только он не видел ее слез, чтобы у него не возникло и мысли, что она сломалась, что она слаба настолько, что позволяет себе пускать слезы в его присутствии. Чтобы Джилл не видела этого съедающего Таню горького гнева.
Но мужчина протянул руки к бортику и, сначала стащив в воду Джи, бодро схватился за ногу Тани.
Гербер погрузилась под воду, но вскоре вынырнула, хоть и успела наглотаться воды, разбавленной хлоркой. Жадно вдохнув холодного, в сравнении с водой, воздуха, она принялась убирать с лица налипшие черно-смоляные пряди волос. Длинная ночная рубашка, в которой была Таня после сна, вся до последней нитки пропиталась водой и мерзко липла к коже. Хотя вода была более чем теплая, само то, что Таня сейчас с трудом доставала до дна, ее не радовало. Судорожно хватаясь за попадающиеся руки Джилл и Маршалла, девушка то и дело норовила навернутся на скользкой плитке, которой было выложено дно. Таня нащупала его ногой и встала у более низкого бортика бассейна, по грудь оказавшись в воде.
Разразилась несносная тишина. Она прерывалась только кроткими взглядами людей, которые они все кидали друг на друга. Слышно было, может быть только Танино сопение и периодические всплески воды, когда кто-то из них совершал движения. Таня первая опустила взгляд вниз. Терпеть виноватое молчание ей было сложно, и, наверно, потому что здесь ключевым был нагрянувший разговор дочери с отцом, Гербер чувствовала себя особенно не к месту.
Каждое нелепое прикосновение к его телу вызывало дрожь в коленках, мурашки, которые врассыпную бегали вдоль позвоночника. И недоверчивые движения в сторону, прочь от его рук.
Действительно, это было мазохизмом. Привести потенциальный раздражитель обратно в дом, позволить себе думать о нем, рассуждать о том, какое место он теперь занимает в ее сердце и занимает ли вообще. Даже оставаться рядом, когда его руки, случайно дотрагивающиеся до ее рук, могут случайно попадаться на пути снова и снова.
Таня виновато посмотрела на Джилл. Понять, что именно испытывала девочка: грусть, обиду, злость или все это вместе, было сложно со стороны, но и копаться там, где и без нее было много ран, Тане не хотелось.
А давно ты в мюзикле-то поешь?-странный вопрос получил в ответ такой же странный взгляд. Таня как-то не нашлась что ответить, поскольку ничего из своих ночных видений она не помнила.
Посмотрев на Джилл еще раз, Таня молча задала вопрос одним взглядом. Мне оставить вас одних?-читалось в нем.

+1

180

- Утро добрым не бывает. Я волнуюсь, Джи. Ты не заболела? - произнесла Таня в ответ на невняное бурчание Джилл.
Вот уж с этим она была полностью согласна, согласнее просто не придумаешь. Сделав вид, будто она не расслышала последнюю фразу, девочка приобняла брюнетку, вложив в объятия все свои чувства к этой сильной женщине. Та отреагировала на ее вопрос более чем странно. Джилл ожидала либо ответа "потому что", либо долгих и сложных объяснений, причем последнее было маловероятнее. За год жизни с Таней она слышала от нее нравоучения лишь несколько раз. И то по таким поводам, из-за которых стоило вообще из дома выгнать.
Но сейчас она услышала совсем не то, что ожидала. Гербер как будто прорвало. Джи ни разу не видела ее слез. А сейчас она просто не могла смотреть на рыдания девушки. Не могла. Девочка тут же развернулась к ней лицом и крепко-крепко обняла, поцеловав в лоб. Она не знала, что говорить в данной ситуации, слова вылетали сами собой, как по мановению волшебной палочки. Злой волшебник. Неправильный.
-Танечка, не плачь, родная...если ты считаешь нужным...значит все правильно...не плачь...я же тебя люблю! - эти слова, которые она не могла произнести целый год так легко произносились сейчас.
Этот детский лепет вряд ли мог успокоить Таню, но молчание раздавило бы обеих. Ох, как же не вовремя раздался щелчок двери. Почти сейчас же всплеск и тишина. Джилл всю забрызгало. Внезапно на нее накатила ярость. Какого черта он ведет себя как у себя дома?! - распалялась она.
Этот человек дважды нанес им боль. Сначала - своим уходом, а сейчас он вернулся, вскрыв больную рану, покрытую едва успевшей вырасти пленочкой. И сейчас он ведет себя так, будто ничего не произошло.
А для него наверное так и было. Какая разница, есть у него две дочери или нет? Какая разница, как им живется? Это же классно: бросить ребенка на свою девушку, дождаться, пока девушка забеременнеет и уйти к какой-нибудь шлюхе!
Джилл медленно сжала правую руку в кулак и мысленно проговаривала свой разговор с отцом. Ей не хотелось выглядеть в его глазах истеричкой - нужно было изложить все свои мысли лаконично, предельно вежливо и очень твердо. Этому она научилась недавно, но этот прием всегда оказывал убойный эффект.
Но додумать она не успела. Сильная и крепкая рука потащила ее вниз, в воду. От неожиданности Джилл не успела набрать в легкие воздух и чуть не поперхнулась хлорированной водой. Вещи противно прилипли к коже, девочку зазнобило. От нахальства рэпера у нее пропал дар речи. Если бы она могла говорить, на него бы обрушился поток таких грязных слов, какие он, пожалуй слышал лишь от матерых преступников. Но шок был так силен, что мат застыл в горле.
Молча она доплыла до Тани и облокотилась на бортик. Женщине было удобно стоять, а вот у Джилл с ростом не задалось. Немая тишина молча взирала на них из-под потолка, отражалась в бликах голубой волны, пряталась за приоткрытой дверью.
Если ты думаешь, что я сейчас с радостью буду веселится с тобой, то ты ошибаешься, Маршалл Брюс Мэттерс, - выговаривая каждое слово, с тихой враждебность произнесла Джилл, глядя отцу в глаза. Переведя взгляд на Таню, она хватнула воздуха и продолжила, чуть более спокойно. - Если ты в этом доме, то только из-за того, что тебя не прогоняет Таня. Скажи ей спасибо, - сделав многозначительную паузу, она опять продолжила, теперь уже совсем ровным тоном. - Будь моя воля, твоей ноги бы тут не было. Если она захочет, ты тут останешься, если нет - ты уйдешь. С меня притом пинок под зад, - подмигнув Тане, она опять надела равнодушную маску, - А больше я не желаю с тобой вести переговоров. Если у тебя хватило смелости явится сюда, то учти - ты тут гость, а не хозяин.
Чтобы эффектно закончить, ей требовалось уйти под занавес, но она не хотела оставлять брюнетку наедине с Маршаллом. От колючих зимних глаз исходила..опасность. Оперевшись на руки, Джилл вылезла из теплой воды и присела на краешек бассейна.

+1


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Коттедж Gerber