Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
Наши Баннеры
HorsePowerHorsePower
Наши Партнеры

Наши Друзья


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Места для прогулок » Лес


Лес

Сообщений 151 страница 180 из 197

151

Мне нравится как Ты удивляешь меня, мне нравится, что рядом с Тобой я чувствую, что сказки могут оживать, мне нравится, что ты каждый день все глубже и глубже в моем сердце...
Эминем сдержанно кивнул головой. Потом, девушка ответила на его вопросы и запела. Голосок её был тонок и нежен, Эминема показалось, что он тонкой иглой вонзился ему в висок и остался там, заставляя кровь тонкой струйкой стекать по лицу и капать на нежную зелень лесной поляны. Живое чувство капли, текущей по виску, заставило его схватиться за щёку, но она была суха. Чёрт знает, что это было. Предчувствие или галлюцинации. А может быть, начиналась ломка. Резкие перепады его настроения, как были как порывы ветра.
Я отменно некрасив, я выходец из беднейших слоёв населения. У меня нет никакого образования. Ты ещё будешь утверждать, что я чем-то кого-то могу удивить? Говори, отвечай на мой вопрос. Он был необычайно холоден, голос его отдавал яростью и невменяемой злобой.
Да что же ты молчишь!?
Парень порывисто и резко вскочил на ноги, глядя на ней сверху вниз. Потом, махнул на девушку рукой и, отойдя на пару шагов в сторону, буквально рухнул на траву. Сел, обхватив голову руками и цепляясь пальцами в короткий ёжик своих волос.
Из положения сидя, он вдруг упал на бок, скорчившись будто от боли. Тело его мелко тряслось, будто от рыданий, но на самом деле плоть исходила дрожью от дикой необузданной злобы. Злобы на весь этот проклятый мир.
Нет больше Слима Шейди. – прошипел он сквозь сомкнутые зубы. И плевать ему было с высокой колокольни, что скажет Саша, что подумают, эти серые звери, что удивлённо косили на него свои большие выразительные глаза.
Накопившееся внутри зло требовало выхода. С трудом совладав с собой, Эм, сев, обернулся на Сашу. Взгляд его был по-прежнему невменяем и не было никаких гарантий защитивших бы её от очередного взрыва. Забудь всё, что я сейчас сказал, если сможешь. Говорил вроде бы спокойно, лишь судорожная мимика его лица показывала, насколько трудно ему сейчас себя сдерживать.
Рядом протекал небольшой ручей – он был здесь как раз кстати. Эминем поднялся и подошёл к нему. На удивление, его почти не шатало. Умыв лицо, парень почувствовал, что остыл. Теперь надо было как-то налаживать отношения с Сашей.
Подойдя к ней близко, он нежно и мягко приобнял её за плечи. Такое бывает. Извини. 

+1

152

Когда Саша закончила петь, она оглянулась вокруг: на цветущую поляну, на ручей с прозрачной и чистой водой, на небо, на котором сука не было ни одного облака, которое смогло бы прикрыть палящее солнце.
Я отменно некрасив, я выходец из беднейших слоёв населения. У меня нет никакого образования. Ты ещё будешь утверждать, что я чем-то кого-то могу удивить? Говори, отвечай на мой вопрос. -
девушка обернулась, глаза её были полны холода, какой-то лжи и удивления от всего услышанного. Каждый красив по-своему, тем более Эм казался девушке довольно привлекательным и красивым. Молчание, задумчивость, какие-то непонятные мысли в голове крутятся всё время.
Да что же ты молчишь!? - опять послышался совсем рядом его голос, такой резкий,
грубый и пронзительный до боли.
Алекс отвернулась от него, ей было не очень-то и приятно услышать всё это.
Она вспомнила себя, той уродливой, худой девчонкой, над которой все издевались в школе, на которую сваливали все провинности. Хотелось сейчас зареветь, но гордость не позволяла, Саша лишь прикусила губу до крови, смахнула кровь пальцем. Позади слышались какие-то вздохи, чьи-то движения, но Ли не поворачивалась больше к нему.
Потом чьи-то руки дотронулись до плечей девушки, обняли её, послышались слова извинения. От этого стало еще противнее и гадко на душе. Саша вскочила, чуть оттолкнув от себя Эминема, со злостью и ненавистью в голосе сказала все, что хотела кому-нибудь сказать уже давно.
Какого черта ты винишь себя в этом?! пауза... Разве это проблемы?! - девушка махнула рукой, Если бы ты видел меня какой я была в школе! Как надо мной издевались, сваливали все на меня! Но и этот тоже не проблемы!
Девушка говорила это на "одном дыхании", на одном тоне.
Потом, конечно прошло некоторое время после того, как Алекс закончила школу, поступила в университет. Она очень сильно изменилась с той поры... Она будто из гадкого утенка превратилась с белого лебедя.
А она все так и стояла у него "над душой", яростно смотрела в глаза, готова была сделать пару шагов назад, если у него опять будет этот приступ ярости, из-за которого он опять ударит девушку. Лекс протерла кровь с губы, провела ладонью по щеке, на которой была то ли царапина, то ли ушиб.

Отредактировано Alexandra West (2011-06-06 20:20)

0

153

Это такой принцип поведения, когда в ответ на злость и грубость, ты отвечаешь сторицей. Девушка закричала на него:
Какого черта ты винишь себя в этом?!
Разве это проблемы?!
Если бы ты видел меня, какой я была в школе! Как надо мной издевались, сваливали все на меня! Но и этот тоже не проблемы!

И опять, едва совладав с собой, он разгорался снова. Не стоило орать на него сейчас, когда его состояние близко к бешенству.
Какие твои-то проблемы!? За твоей спиной всегда была основа, твои родители. А у меня никого нет, не было и не будет, понимаешь, НЕТ.
Тебя не били за то, что твоя кожа другого цвета, на тебя не стряхивали пепел, когда ты пыталась пробиться, тебя не били головой об унитаз, ты не лежала пять дней в коме. Ты не боролась, как боролся я. За жизнь, за существование!

Гневные выкрики, грудью вперёд с отведёнными назад руками, с до боли сжатыми кулаками. Какие-то остатки разума оставались в его помутневшем рассудке. Возможно, поэтому он не ударил её сейчас.
Вы все слабые, изнеженные людишки, вы не умеете цепляться за жизнь.  Судорожно выкрикнув последние слова, он уже отвернулся, едва контролируя телодвижения. С невероятной злостью он ударил кулаком в дерево, в то самое, к которому был привязан Анжел. Боль от встречи кожи с шершавой корой дерева легонько возвращала к реальности. Тонкий ствол растения противно вибрировал, будто трепеща перед каким-то человеком, который посмел ударить его.
Он тяжело, даже сипло дышал, находясь к Саше спиной. Эминем, чуть пошатываясь, подошёл к лошади и с расстояния нескольких шагов протянул к серому жеребцу руку. Ему казалось, что сейчас тот шарахнется или ударит его копытом.
Нервно сглотнув комок в горле, Эминем прислонился боком к тёплому плечу лошади. Что сказать, это его успокаивалось. Это тёплое дыхание, жар, исходящий от большого тела коня.
Я тебя не ударю. Произнёс Эм, сжимая в пальцах клочок серой гривы. Хотелось прижаться к чему-то тёплому, но Саша, видимо, стала уже не тем существом, к которому можно было приблизиться на близкое расстояние.

+2

154

Эй, парень, походу тебе это нравится!? Ан лишь довольно фыркнул Я в полном восторге ! и еще больше прибавил. Голова вытянута, ушки прижаты, тело словно пружина - кайф , а не жизнь. Скачка была не долгой, но видимо понравилась обоим. Через некоторое время парень потянул повод и Анжел послушно перешел в шаг. Вот это я понимаю тренировка, а то постоянно пыльный манеж и ограничения в скорости
Люди решили устроить привал и спрыгнули с лошадей. Непонятно что именно , но что-то притягивало в этом странном человеке серого. Пока тот отпустил подпругу и вытянул железо из рта, он все время всматривался в человека. Он не плохой, а только хочет , чтоб все так думали . Зачем ему это? многое было интересно коню в наезднике, но тут раздался голос кобылы. Уши жеребца резко остановились , он даже на несколько секунд перестал дышать .Мне не послышалось? Так ты не немая? Это радует, а то я уж грешным делом решил, что ты просто не можешь говорить. почему-то Ан слишком быстр перенимал поведение всадника Я - Анжел Рок. Расслабься красотка, таким кобылам не стоит грузить себя дурными мыслями он совершенно не стеснялся своего похотливого взгляда. А зачем стесняться, если это природно.
Жеребец вошел в прохладную реку и улегся в воду, он просто пытался смыть с себя пот, который на такой жаре подсох и противно стал чесаться. Вода нежно омыла жеребца и полностью намочившись, он вернулся к Пандоре. Ну рассказывай. Что у тебя стряслось, что ты на таком умнике?
Люди в это время общались между собой. Разговор видимо не сильно клеился и парень временами переходил на крик. Что это с ним?  сейчас коню захотелось уткнуться носом в шею человека и бархатной губой пощекотать его, чтоб тот расслабился. Эминем словно прочитал его мысли и подошел к серому вытянув вперед руку. Ангел резко сделал шаг вперед и носом ткнулся в ладонь человека . Всаднику было плохо на душе и жеребец это чувствовал. Когда тот прижался к коню боком, серый уложил голову ему на плечо и тихонько гугукнул Я рядом

Отредактировано Анжел Рок (2011-06-06 22:42)

+2

155

Какие твои-то проблемы!? За твоей спиной всегда была основа, твои родители. А у меня никого нет, не было и не будет, понимаешь, НЕТ.
Тебя не били за то, что твоя кожа другого цвета, на тебя не стряхивали пепел, когда ты пыталась пробиться, тебя не били головой об унитаз, ты не лежала пять дней в коме. Ты не боролась, как боролся я. За жизнь, за существование!
- крик раздавался по всем лесу, даже, наверное в конюшне можно было услышать грубый голос Эминема. Ли молчала, смотрела ему в глаза, в животе что-то сжалось до боли - девушка издала какой-то непонятный то ли всхлип, то ли вздох, отвернулась от Эма и подошла к кобыле. Нервно теребя её гриву в руках, Саша смотрела на то, что делал. Явно, действия были необоснованны, резкие, выплескивающие всю злость, которая скопилась внутри за все эти дни.
Алекс лишь облокотилась спиной о дереву, съехала вниз, опять закусила губу.
Зачем всё это, зачем?! Задавалась девушка вопросом чуть ли не каждый день, каждая секунда, должно быть была занята только им, тем человеком, который вот так резко влился в жизнь белокурой красавицы.
I'm so lonely, broken angel
I'm so lonely, listen to my heart
One and only, broken angel
Come and save me, before I fall apart

Девушка запела песню, сама не понимая того - зачем? Голос её был нежным, будто прося прощения о всем том, что сейчас произошло, хотя она не считала себя виноватой в чем-то...

+1

156

Казалось бы – просто скотина, а что-то понимает. И Эминему показалось, будто бы конь сочувствует ему что ли, понимает, или пытается понять. На плечо опустилась тяжесть лошадиной головы. Анжел Рок был чуть влажный, поскольку искупался, пока люди выясняли отношения.
Лошадь издала странный звук. Эм удивлённо приподнял одну бровь и бережно погладил бархатный нос. Спасибо, братан. – сказал человек. Его по-прежнему слегка трясло, словно в истерике, и движения были чуть судорожными.
Девушка неожиданно запела, что заставило Эминема отвлечься от уединения с конём, но от лошади он не отошёл. Девушка театрально сползла спиной по дереву и запела. Слова были чем-то знакомы, возможно, Эм где-то слышал эту песню.
Аккуратно убрав с себя тяжёлую голову Анжела, Эминем уверенно подошёл к девушке. Возможно, она сейчас будет царапаться, кричать, залепит ему пощёчину, или вообще ногой промеж ног, но Эминем всегда делал всё по первому велению спонтанной души.
Сев рядом с ней на траву и обняв, парень нежно целовал её губы, чувствуя солёный привкус крови, которая крошечными капельками выступала на её губе. Оторвавшись от девушки, Эминем спросил:
Поедем в клуб? Я так хочу.
Странная у них была прогулка. С одной стороны куча приятных впечатлений от прогулки верхом, новое увлечение, а с другой ссоры и его бешенство.
Не дожидаясь ответа от девушки, Эм подошёл к свои штанам, слетевшим с дерева, и извлек оттуда мобильник. Устарелой марки, зато прочный – весь корпус аппарата был исцарапан, словно его много раз кидали о камни. Даже после купания в реке тот неохотно засветился своим экраном, порадовав владельца. Эм подошёл к Саше и подмигнул ей.
- Хочу.
- Девок?
- Шмоток.
И вызов окончен. Этот пацан всегда понимал всё с первого слова. Он поймёт, куда собирается парень, и что ему для этого нужно. Под словом «шмотки», понималась не только одежда, но и охрана, без которой здоровье его подвержено опасности нападения.
Домой тогда надо будет заезжать? Вы же, девочки, любите наряжаться в клубы.
Уныло посмотрев на количество пропущенных вызовов, и несметные смски, Эм вздохнул и показал эти цифры Саше. Вот так всегда у меня. Не разберёшь завал? – нагло спросил Эминем, усмехаясь. Ему самому-то лень удалять сообщения с неизвестных номеров, содержащие либо угрозы, либо послания поклонниц.
Только Хэйли не удаляй. – сказал Эм и всунул свой телефон Саше в руки. Наверное, он ей доверял, раз был уверен, что после чистки сможет прочитать сообщения дочери.
Боюсь смотреть, что она написала.  – насупился парень, ковыряя пальцем землю. И Кимберли удаляй -  задрала уже с*ка.
Может быть, ей будет интересно покопаться в моём телефоне? Заодно помиримся.

+3

157

Прижимаясь к парню, конь от удовольствия стал похрапывать. Он смотрел в глаза человеку и пытался понять , что же тревожит Эминема. Спасибо, братан. произнес всадник Тебе спасибо, за то что ты есть отфыркнулся жеребец и прижался щекой к щеке Эма. Что-то я разнежился
Ссора между людьми не нравилась коню и он кидал на девушку сожалеющие взгляды. Вот парень наконец-то решился подойти к Саше и чтоб тот не передумал , Ан носом подтолкнул его в спину. Парень чуть быстрее сделал шаги в сторону девушки и конь весело встал на свечу. Ему хотелось хоть как-то развеселить людей, но если девушка иногда улыбалась, то Эм был всегда строг. Люди начали общаться и в этот раз они не ругались , что не могло не радовать. Серый облегченно вздохнул и повернулся к кобыле
Ну так что? Будем общаться или так и будем рыб изображать? в ответ все та же тишина и отойдя на пару шагов, жеребец решил лечь. Нет, ну а что ему еще оставалось делать? Он лег так, чтоб ему ни чего не мешало и опять вопросительно посмотрел на серую Всяких видел, но эта красавица - еще тот фрукт. Ну ни чего , я настойчивый.

+1

158

Анжел Рок показался кобыле не плохим малым. Мало того, даже очень забавным, хоть и настырным. Серая улыбнулась ему, не только черными губами, но и глазами.
- Возможно и так. - отозвалась Пандора, пару раз пошевеля губами из стороны в сторону. Жеребец вошел в воду и лег, ополаскиваясь. Серая смотрела на него все с той же, еле заметной улыбкой, но искренней и чистой улыбкой. Правда она моментально померкла, когда Ри услышала громкие звуки. Она повернула голову к хозяйке и увидела, как бушует этот парень. Лошадь напряглась, по плечу пробежала дрожь, уши строго навострились. Было наверное удивительно наблюдать, как спокойная Пандора, вдруг так неожиданно и буквально мгновенно становится жесткой и даже немного агрессивной. Стальной взгляд следил за Эминемом, который мало того что орал (к этому, впрочем даже лошади уже привыкли) так еще и орал на Сашу. Последняя же в свою очередь в основном молчала и говорила не так громко. Пандора не была сторожевым псом, но она все же считала Алекс своей хозяйкой. Первой хозяйкой за такое долгое время. Наивная лошадь дорожила этой девушкой, как самой дорогой подругой, как своей родной сестрой, с которой их когда-то разлучили. Ри уже ощутила на себе горечь разлуки много-много раз, но усвоила то, что чем ближе тебе существо, тем тяжелее становится, когда вас разлучают. И серая в яблоках лошадь совсем не хотела, чтобы этот психованный парень отнял у нее Сашу. Ри дорожит Сашей, Саша дорожит Эминемом, Эминем... Черт знает, чем дорожит этот репер. Анжелу важен его хозяин. Круг, однако, никак не замыкается, увы. Хотя после недавнего времени Пандора все больше замечала, что никакого круга, треугольника или еще какой-нибудь геометрической фигуры нет и быть не должно. Есть только луч, на котором отмечена точка, наименуется она Полонезом. Да, начало луча - сама Пандора, отрезок до точки, где стоит черный, статный жеребец, а дальше путь, который они пройдут вместе.
Серая не успела ответить на вопрос Ана, так как к нему подошел его дерганный хозяин. Да и честно говоря Ри не очень-то и расслышала, что спросил жеребец, так как сильно волновалась за Сашу и следила за действиями парня. Впрочем и сейчас она постоянно покашивалась на него и то и дело разворачивала уши назад, но не прижимала их к голове. А вот и Саша. Ри стояла неподвижно и смотрела на парня, когда рядом оказалась ее хозяйка. Лошадь сделала два шага вперед и отвела переднюю ногу в сторону, будто отгораживая Алекс. Девушка села у ствола дерева дерева и сладко запела. Ее голос даже успокаивал кобылу и она подумала о том, что хорошо бы было, если бы Саша почаще пела ей на прогулках, да и вообще. Кобыла опустила морду к макушке девушки и стала вдыхать ее запах широкими ноздрями, раздувая светлые пряди волос.
Ну так что? Будем общаться или так и будем рыб изображать? - отстранившись от хозяйки, к которой подошел Эм, она сразу ответила:
- Я не против общения с тобой. Мне не нравится, что он, - серая кинула недовольный взгляд на парня, а потом закончила, уже более тихим голосом - кричит.
Лошадь отряхнулась, взмахнув пышным черным хвостом.

+1

159

Все же Эминему удалось совладать с собой, он подошел к Саше и поцеловал её, потом сказал уже совершенно другим голосом из которого пропала та жесткость. Теплое дыхание было совсем-совсем рядом, оно не было человеческим - слишком тяжелое и сильное. Девушка краем глаза заметила рядом со своим лицом морду лошади, легко провела по ней рукой...
Поедем в клуб? Я так хочу. - Ли с удивлением посмотрела на Эма. Они только куда-то на природу выбрались, а теперь куда-то уходят, туда где тучи народа, клубных девок, пьяных мужиков. Что будет в клубе? Конечно девки, которые будут кидаться Эминему на шею, предлагать провести ночь; пьяные мужики, которые то и дело будут тянуть свои грязные руки к Алекс; но все-же там можно хорошенько оттянуться и повеселиться.
Нуу...я не против.... - неуверенно проговорила она, сжимая руки в кулак. Эминем достал из кармана свой мобильник - набрал чей-то номер, проговорил буквально пять секунд и сбросил. Потом протянул телефон и попросил разобраться в оповещениях. Конечно, девушке было интересно - о чем там ему пишут его поклонники, сообщения дочери Ли даже и не собиралась читать. Первым делом Алекс удалила Кимберли из контактов, и то делала она это долго, пока пролистала всё...
Арр, хорошая была ночка, да? Я жду тебя, мой дорогой :* - было написано в одной из смсок. Девушка посмотрела на Эминема, потом опять в телефон. Ну что поделаешь? Звезда ведь... А что в клубе-то будет?
Домой тогда надо будет заезжать? Вы же, девочки, любите наряжаться в клубы.
Сначала тебе в...магазин, как я поняла, а там уже не на долго домой. - спокойным тоном проговорила девушка.
Ну теперь можно было действовать - девушка отвязала Пандору от дерева, перебрала ремешки, поводья, забралась на кобылу и сверзу посмотрела на Эминема. Тебе помочь или сам справишься? - в кармане зазвонил телефон, но не Сашин, а Эминема. Ли вытащила его из кармана и сбросила, тем более номер не был определен. Потом еще пару десятков смсок было удалено. И все же, девушка не стала ждать - послала кобылу рысью к левадам, где наверное её ждал любимый жеребец...
-летники

Отредактировано Alexandra West (2011-07-06 21:37)

+2

160

Нуу...я не против.... сказала Саша. В её голосе сквозила неуверенность. Может быть, она думает, что я забуду там про неё?
Пока девушка копалась в телефоне, Эм несколько раз глубоко вздохнул, чтобы окончательно прийти в себя. После, стал наблюдать за девушкой, за тем, как менялось её лицо, когда она, видимо, читала смски.
Сначала тебе в...магазин, как я поняла, а там уже не на долго домой. Девушка разобралась со снаряжением кобылы и легко забралась в седло. Эм, с некоторым запозданием сказал:
Да не, поехали сразу домой. И пошёл одевать свои штаны. Справившись с этим делом, а особенно с непослушной пряжкой на ремне, которая вела себя крайне странно, Эм подобрал с травы снаряжение и подошёл к Анжелу, который лежал на траве. И как его теперь поднимать? Я, конечно, качаюсь, но такую тушу мне не поднять.
Пока он лежал, Эминем кое-как приладил к его морде уздечку. Ну, вставай, давай! Анжел! И, уже начиная злиться: Поднимай свою жирную задницу! Быстро! И потянул за повод, но опасаясь, что уздечка и вовсе соскользнёт с его морды, Эм тянул не сильно.
Когда животное соизволило подняться на свои четыре лапы, увенчанные копытами, Эм коряво расположил на его спине седло, поглядывая на то, как посёдлана Пандора, стараясь соорудить что-то похожее.
Вдохни. – «хихикнул» парень и крепко затянул подпругу. Вот как-то так… вроде нормал. И вскарабкался наверх. Это оказалось не сложно, даже когда тебя никто сзади не подталкивает. Просто взяться руками за седло, подтянуться и ногу перекинуть. «Отлично» - подумала задница этого парня, снова хлопнувшись в седло. И было это противное ощущение сырости, которой были пропитаны штаны. Не, поганец, я те припомню когда-нибудь то купание!
Саша ехала впереди, копаясь в неожиданно зазвонившем телефоне. Эминем заинтересованно поднял голову, но Саша сбросила звонок. Потом, сидя на лошади, что-то смотрела в мобильнике. Когда Анжел поравнялся с Пандорой, Эм выхватил телефон их рук Саши и набрал другу смс, в которой указал адрес Саши.
Вот таааак. И присвистнул, увидев, что количество сообщений уменьшилось вдвоё. Едва опустив аппарат в карман, парень почувствовал, как тот завибрировал. Эминем опять вынул телефон и прочитал только что пришедшую смс.
Вот что это за вопросы: « Ты правда Эминем?»? Нет! Я Элвис Пресли! И удалил сообщение. Потом, когда Саша поехала рысью, Эминем и своему коню пяткой рёбра пересчитал, чтобы тот побежал рысью.
---------> за Сашей.

+2

161

Серая наконец-то продолжила разговор и Ан слегка улыбнулся ей Да, он кричит, но видимо по другому не может высказаться. Знаешь мне кажется я начинаю его понимать . Он замолчал на секунду Он хороший, но очень глубоко это прячет.
Жеребец перевел взгляд на Эма, который странными движениями пытался натянуть на себя сырые джинсы. Конь от такого зрелища слегка заржал, ну ни как он не смог сдержаться. Все таки в нем что-то есть и я это что-то найду серый подмигнул Пандоре.
Вот парень взял збрую и направился к коню, Анжел спокойно лежал и показывал всем видом, что он полностью доверяет всаднику. Поднимай свою жирную задницу! Быстро! серый вскочил на ноги и угрожающе поднял заднюю ногу Вот только не барзей Кое как Эм подседлал англичанина, но можно было сказать . что на село пойдет и влез в седло.
Почему-то сейчас коню захотелось посмешить девушку и Пандору. Когда они поравнялись с дамами и парень вырвал из рук девушки телефон, Ан поднял высоко голову и испанским шагом , показывая всю важность, прошел пару шагов. Тем самым показывая, что пора бы всем расслабиться.
Саша выслала в рысь кобылу, но жеребец уже разошелся не на шутку. Когда человек дотронулся до его ребер, тот рванул галопом , гугукая по дороге Держись братец, мы же мужики
офф: сорри, больше не выдавил из себя :blush:

Отредактировано Анжел Рок (2011-08-06 18:01)

+3

162

- Наверное... - только и отозвалась Пандора, последовав примеру Анжела и недоверчиво посмотрев на Эминема, - Во всяком случае хорошо, что ты видишь в нем хорошее.
Это действительно помогает, когда лошадь и всадник понимают друг друга. наверное, если бы Саша на первой прогулке посадила Эминема на Ри, успокаивая тем, что кобыла отлично слушается и не носит, то сильно бы ошиблась. Кобылица конечно выделяет Сашу из других людей, но она сама по себе весьма спокойная лошадь. Но этого парня она точно бы сбросила. Ну не может она копнуть глубже и разглядеть в чем хоть что-то хорошее. Он выстроил железную стену, сквозь которую серой в яблоках кобыле, увы, не пройти. Анжел видимо как-то смог это сделать, а вот Пандора - нет. Да и зачем ей это? Жеребцу - для того, чтобы быть его конем, Саше - чтобы быть его любимой, а Ри не нужно было искать в нем хоть что-то святое. Благо она была свободна от его недобрых чар, которыми были опьянены Анжел Рок и Алекс.
А вот и Саша подошла. Она начала поправлять всю амуницию и приготовившись отправится в путь, Пандора нетерпеливо переминалась с ноги на ногу и то и дело взмахивала хвостом. Девушка, слово птица вспорхнула в седло и села как влетая. Ри повернула голову и посмотрела на нее. Надеюсь с ней все в порядке. Мягкий посыл в рысь и ответный, мягкий темп лошади. Серая с особым трепетом ждала каждой команды девушки, для того чтобы угодить ей и просто чтобы делать свою единственную работу хорошо. Они не стали ждать "жеребцов", что изрядно удивило Пандору, поэтому он согнула шею и как смогла поосилась одним глазом на Анжела и с легким визгом заржала:
- Догоняй, друг! Конь наверное считал ее скучной, но Пандора крикнула ему, что бы сказать. что не забыла про него. Он хороший.
Саша все еще держала лошадь на рыси. Потом в поле зрения кобылы показалось опрокинутый ствол дерева. Его ветки давно срубили, так что можно было спокойно идти вперед. Но Ри хотела прыгать. Она уже забыла как ее тренировали, но у нее это было в крови. Прости меня. С этой мыслью кобыла поднялась в мягкий галоп и не слушая команд всадницы сошла на обочину тропинки, еще немного разогналась и прыгнула через ствол дерева. Приземлившись, она почти сразу перешла в рысь, радостно мотая головой и громко гугукая. Она надеялась, что Алекс не будет злиться, кобыле ну очень уж хотелось это сделать.
===> Летники.

+1

163

- Большая общая левада.
Ари бежала не оглядываясь назад. Она с каждым вздохом ощущала запах свободы. И почему я так раньше не делала? Подумала кобыла, не останавливаясь ни на секунду. Вот, она уже была в лесу. На секунду ей показалось, что она перегнала коня, с которым недавно познакомилась в леваде.  Но потом она поняла, что она его даже не догнала. Кобыла остановилась на минуту, что бы осмотреться, нет ли поблизости этого жеребца, но поблизости никого не было. Поэтому Ари решила просто отдохнуть под деревом. Кобыла не устала, просто надеялась, что её знакомый найдёт её сам, в чём она сильно сомневалась. Но всё же встала под деревцем, опустив голову к траве, стала жевать зелёную, вкусную траву. Она прислушивалась к каждому шороху, к каждому хрусту ветки на земле. Кобыла продолжала ждать этого незнакомца. Ей было скучно одной на свободе, ей захотелось поговорить. С ней давно никто не разговаривал. Ей даже понравился конь, но больше симпатии к нему, ничего она не испытывала. Он первый с кем она подружилась, он первый кто не оскорбил её, по крайне мере вслух, ей в глаза. Жеребец дал ей надежду на новую хорошую жизнь.  Ну, что же пора поискать его. Где он пропадает? Она резко сорвалась с места и побежала куда глаза глядят. Она пробежала большой круг и вернулась к тому месту где стояла. Она его не нашла. Ну, где же он? Сама себе задавала она вопросы. Кобыла всё время крутила головой взад и вперёд в надежде, что из кустов сейчас покажется этот элегантный, красивый жеребец. Но никто не появлялся. Поэтому она легла на бок и опустила голову на землю. Ари стала просто ждать чего то, сама не знала чего. Просто ждала.

0

164

Девушка положила руку на его плечо, следуя рядом к калитке. Я думаю, что пешком было бы интереснее. Пошли в лес, а? Там сегодня должно быть очень красиво! Ну пошли. – немного недоверчиво сказал Эм, собиравшийся до этого пройтись с ней пол квартала и обратно. Вырулив за пределы участка, они вполне медленно пошли вдоль оград других участком. Наверное, рядом с ним идти было не удобно, так как подстроиться под его размашистый, но сейчас медленный широкий шаг было почти из ряда фантастики.  Так… А почему ты не вернешься к себе домой? – вдруг спросила Таня. Эм перевёл на неё свой взгляд, он был чуть задумчивым, отдавал философским настроением. А ты хотела бы отправить меня домой? – этот вопрос, наверняка, должен был прозвучать резко, но слова, утонувшие в тихом шелесте листвы и отдалённых голосах детей, показались мягкими и чуть растерянными. Он чётко шёл по прямой траектории, замечая дорогу перед собой лишь краем глаза, так как голова его была повёрнута на Таню. Маршалл смотрел на её профиль, когда поворачивала голову, то впивался взглядом в глаза. Несколько гектаров земли, большой дом, пруд размером с этот дом, бассейн, теннисный корд…. Охрана на входе, отбивающая территорию от фанатеющих от меня людей. Домашний телефон постоянно выключен, либо, постоянно звонит. Садишься в свой «форд» и едешь по делам, на «Shady Records» или ещё куда-нибудь. Возвращаешься в пустой дом. Из радостей только соседские дети, которым я позволяю играть на своей территории. Дела, дела, дела, дела… Я сбежал в Лос-Анжделес от проблем, последней каплей тогда было то, что я… с дочуркой поссорился. После трёх концертов опять вернулся сюда. Из-за Далиласа, впрочем. Мой кот – моя ответственность. Барса можно попробовать провезти, но что-то не хочется ввязываться во всю эту мороку. И потом… Здесь не так осаживают на улицах. Многие не узнают. Маршалл улыбнулся в завершение своих слов.
Девушка, засмотревшись, оступилась и Эминем со своим сварливым
«осторожно! Я  т а к  и  з н а л!»
подхватил её, чтобы темноволосая фурия не упала на асфальт.
Пара мирно дошла до конца участков с выстроенными на них коттеджами и сошла на широкую тропинку, ведущую в лес. Тут до этого разъезжали на машине, так что Маршалл с Таней вполне себе спокойно умещался на дороге и никому не приходилось вышагивать по высокой траве, что росла вокруг тропинки.
А вот и лес, под свод которого они нырнули. Чистый свежий запах, птички поют. Эх, красота, однако.
Эминем что-то притих, азартно пиная ногой какой-то камешек, что с глухим стуком скакал по земле, подгоняемый кроссовком рэпера. Однако, эта забава была не долгой, так как камешек улетел куда-то в траву, а останавливаться и искать было как-то неудобно при Тане. Всё-таки, какие-то правила приличия Маршалл умудрялся знать. Немного, но знал. Хотя, многое он знал, лишь делал каждый раз недоумённый вид, когда на него смотрели искоса как на придурка.

Отредактировано Eminem (2011-22-08 00:56)

+1

165

Тихий лес сводился над их головами целым небом. Длинные ветвистые деревья переплетались где-то вдалеке, создавая серые очертания непроглядной чащи. А бывало, что на глаза по дороге попадались и одиноко стоящие деревца. То молодые елочки, то вековые дубы. И все же, как странно, все они-и одиночки и целые семьи были записаны всего одним емким словом в нашем понимании. Лес. Вот так, под общую гребёнку запихнули и тех, кто даже сквозь толстый слой коры яростно желал убежать от надоедливого общества.
В шелестящих ветвях щебетали лесные птички. Какие-то очень звонкие, но очень смущенные появлением двух людей на их тихой тропинке.
Под ногами была земля. Да, надо же, обычная земля, целиком и полностью состоящая из сухой грязи, шишек, листьев-колючек и другого природного мусора, который пожелал остаться инкогнито, не представляясь.
Было тихо. Очень тихо. Только разговор этих двух разносился гулким эхом над тропинкой, по всему лесу.
Впрочем, эта тишина была зыбка. Так же как и все остальное, как и все, что лежало под их ногами, все, что сводилось небосклоном над их головами.
Медленная пара людей, идущих вдоль цепких кустов, растущих по краям неширокой тропы, следы лошадиных копыт в сухой земле отпечатались вечной хваткой, высокая, но редкая трава продиралась сквозь кустарники.
Двое людей, идущие в неизвестном направлении о чем-то трепались. Не слишком громко, словно было страшно нарушить этот покой окружающей природы. Их фигуры удалялись все дальше в серую чащу, освещаемую пробивающимися сюда сквозь ветви лучами.
А еще, если прислушаться, можно было бы услышать их шаги и то, как подол красного сарафана елозил под ногами, тревожа прошлогоднюю листву.
Таня вдумчиво слушала слова Маршалла и потом молчала до самого леса. Наверно, не знала, что ответить. Ведь он вполне ясно объяснил причины. Дочка.. Вот так, мужик хоть и бежит от жизни, которую выбрал сам, а все же в чем-то состоялся. Дочка. Взрослая, небось уже. А мне уже 26, да только ни семьи, ни даже каких-то материальных ценностей.
Девушка, перебирая левой рукой темные волосы, шла рядом с Маршаллом. Он тоже, наверно, о чем-то думал. Иногда обращая внимание на его задумчивые глаза, ей казалось, что он о чем-то давно философствует в своих мыслях.
Сколько лет твоей дочке?-хлопая ресницами, девушка отвела взгляд в сторону. Да, она знала, что эта тема для него как вскрытая рана, а она не была садисткой, но все же сейчас сыпала туда соль. И честно, без злых умыслов.
Вторая её рука все так же крепко обвивала его талию, а голова была чуть наклонена в сторону Эминема.
Тихое сопение носом уже должно было слиться с остальными звуками вокруг, но все же Таня его отчетливо слышала.
Вот так и шли. Медленно, разговаривая и размышляя. Пока брюнетка в красном платье не остановилась около одинокого пенька, стоящего на высохшей земле посреди дубовой листвы. Посмотри-вытянув указательный пальчик в сторону пня, Таня радостно подергала Эма за плечо. Не сильно, чуть ощутимо.
Там, посреди этого невысокого пенька суетилась рыжая белка и, не обращая ни капли внимания на любопытных людей, таскала добытые орешки на соседний дуб, что стоял поодаль в чаще.
Таня умильно улыбалась, выискивая в пустых руках своб сумку. О черт, я сумку забыла. И мобильный..-А, к черту. Такая милая белочкааа!-Таня, стащив с пенька один орешек, когда белка побежала в дупло, относить часть "добычи", тут же протянула ладонь с угощением рыжему существу, когда оно вернулось.
Бери-утвердительно ткнула ладошкой с орехом Таня.
Но белка, посчитав эту мадам более чем странной поспешила с визгом удалиться в дупло.
Неудачница, бля.-угрюмо посмотрев на орех в руке, выругалась девушка.

+1

166

Они мирно, спокойно шли, Эминем  глубоко о чём-то задумался, глядя себе под ноги. Кроссовки мягко ступали по природному настилу из опавших иголок, прошлогодних листьев и сухого дёрна. Где была чуть более сырая земля, Маршалл различил отпечатки лошадиных копыт и удивлённо присвистнул. Впрочем, чему тут удивляться? Я же ездил на Анжеле в этом лесу. Анжел Рок, как он там, интересно? Да что с ним случится – торчит в своей клетке.  Клетки, клетушки… Ему хорошо – он физически ограничен. Плохо, когда ты абсолютно свободен, но не знаешь что делать с этой свободой, ставишь рамки, запираешь замки, хороня потаённые желания… О чём это я? Что опять не так? – нет, всё так. Я иду по лесу, мне хорошо тут. Рядом со мной девушка Таня – моя фанатка. Нет, она уже больше чем просто фанатка. Мне не хочется её оставлять для прогулки в одиночестве. Привязаться к ней? – да уже. Страшно. Опять сковывать себя, терять свободу, а всё во имя чего? Ладно, разберёмся.
Сколько лет твоей дочке? – подала вдруг голос Таня, нарушая затянувшуюся между ними паузу. Маршалл, как что-то давно заученное, охотно ответил: двадцать пятого декабря будет уже целых шестнадцать. Решив не затягивать начавшуюся паузу, задал свой вопрос: А у тебя, что же, нет никого? Кроме меня. Маршаллу хотелось быть более грубым, более жестоким, более собранным что ли. Чтобы как всегда, а потом жалеть и пенять на судьбу злодейку. Он сейчас чувствовал себя не в своей тарелке, не в состоянии перекинуться на одну из сторон. Либо отдаляться от неё, объясняя ту ночь внезапно вспыхнувшей похотью, либо пускать всё в бесконтрольный полёт. Парень торчал где-то посередине, в попытках разобраться в какую же ему всё-таки сторону лететь. Не верил он уже в любовь, не верил. Для него любовь была лишь пустым словом, набором букв и не более. Он мог кричать это слово, так же как и тысячи других, не замечая разницы. Кто она ему? Он даже пока не знал, может ли назвать её своей девушкой. Чего-то не хватало. Быть может, какой-то беспечности.
Пока Маршалл скрипел мозгами, девушка притормозила у какого-то пня и задёргала его за плечо. Посмотри. Ну чтооо ты там нашла? … Ух ты, белка шоле?  - заинтересовался Эм, разглядывая существо, скакавшее с пня на дерево. О черт, я сумку забыла. И мобильный…. А что, ты ждёшь звонка? – спросил парень и в голосе был отголосок ревности. Мало ли, чьего звонка она ждёт. Может, какой-нибудь хахаль. И пусть она занимает в его жизни какое-то не совсем определённое место, рэпер не собирался делить её с кем бы то ни было.
Эминем с улыбкой наблюдал за Таниными действиями: как она ухватила себе орешек, как протягивала его белке, как зверёк, заверещав, рыжей стрелой взвился по дереву верх.
Неудачница, бля. – угрюмо сказала вдруг девушка. Маршалл улыбнулся и, прижав к себе рукой, игриво дотронулся пальцами до её губ. Красивые губы должны говорить только красивые слова. Он продолжил идти по дороге вперёд, увлекая Таню за собой. Так и до КСК дойти, наверное, можно. Кстати о КСК.
Это мы по идее к конному клубу выйдем? Я тут вообще не ориентируюсь, если честно.

+1

167

Нет, просто не привыкла ходить без телефона,-равнодушно произнесла девушка, смотря в след убегающей рыжей белке. А чего ей ждать? Звонка мамочки? Да нет, это врят ли. У "мамочки" слишком много дел, да и Таня уже не ребенок. Или, может, позвонит какой-нибудь тайный поклонник?.. Это даже не смешно.
Черные жемчужины её глаз проводили зверька до самого дупла, а когда животное исчезло в широком дубе, Таня тихо выругалась.
Красивые губы должны говорить только красивые слова.-сильная рука прижала девушку к тёплому телу Эминема.
В силу своей болезни Таня чувствовала слабость и озноб, который хорошенько леденил кожу и голову. Но, умело это скрывая от заботливого Эма, который требовательно просил ее остаться дома, девушка только старалась получать как можно больше этого тепла от намеренных и даже случайных прикосновений.
Не мой формат-загадочно подмигнув Эму, Таня указательным пальцем, вырвавшись из его обжиманий и счастливо улыбаясь, указала вперед, в чащу леса. Впереди виднелся просвет в кронах деревьев.
Она давно не была счастлива по-настоящему. Но не сейчас. Теперь, пока он шагал рядом, одной рукой прижимая девушку к себе, она чувствовала счастье, понемногу тянущее ее на дно... В омут. Но такое счастье было непостоянно. То металось прочь от его глаз, когда парень смотрел на нее, она чувствовала подвох, недоверие, то потом вдруг обжигало внутренности, когда девушка чувствовала на своих губах его поцелуй. Наверно, в силу неопределенности и нерешенности сложившейся ситуации. Она не знала, кто теперь этот человек для нее, кто она сама для него. Ночь-всего лишь ночь, увы, в наше время это совсем еще ничего не обещает для двух молодых людей.
Как огонь, с каждым вдохом кислорода, тепло внутри разгоралось сильнее, стоило только Эму подойти ближе некой запрещающей границы, которую расчертила для себя Таня. И вот сейчас он был слишком близко. Девушка так хотела этого, но его прикосновения ножом рвали ее внутреннюю плоть.
Да, вон там будет КСК. Можно напрямую пройти. Ааааа, ты хочешь наведаться туда?-разочарованно произнесла брюнетка, ожидая конец совместной прогулки.
Ну вот, сейчас скажет "Спасибо, Таня, но я должен идти, а дальше ты уж сама как хочешь". Тогда я точно стану мужененавистницей!
Девушка послушно следовала за Маршаллом, прочь от пенька, в даль, прямо по дорожке, огражденной кустами и высокой наполовину увядшей травой. Несмотря на приближение осени в лесу все еще чувствовался запах лета, слышался его беспечный свист, когда резвый ветер прогуливался по тропкам, задевал сваленные кучей коричневые листья.
Таня медленно перебирала ногами и обдумывала все сказанное им сейчас.
"Двадцать пятого декабря будет уже целых шестнадцать. А у тебя, что же, нет никого?"-всплыл вопрос, на который она так и не дала еще пока ответ. Даже самой себе.
Наверно сейчас только ты и есть. Что же это я, влюбилась в тебя? И что дальше? "Извини, так получилось"?
Целых шестнадцать... Она, наверно, очень похожа на тебя..-опустив глаза под ноги, на сухую землю, где в листочках копошились муравьи и жучки, Таня говорила тихо, так, чтобы даже сидящая на ветви сосны сова не услыхала их разговора-А у меня... Да, у меня есть только я и Мэрая. Она мне и сестра и дочь.-не хотелось, верно, чувствовать себя одиночкой, хотя так долго она и стремилась к такому, так что Таня быстро перевела разговор обратно к теме Хейли-Наверно, это чудесно-чувствовать себя родителем?-как-то вот так легко она задала непростую тему для разговора, пока они медленно приближались к КСК. Впереди, в просветах между березами и елями виднелось уже это огромное светлое здание. Оттуда доносились отголоски чьей-то речи, бунтующий визг лошадей, стук молотка. Жизнь, обыденная и простая, кипела там-на границе леса и города. А чем дальше Таня и Эминем уходили из чащи, тем менее различимым становился её летних воздух. Здесь он уже охотно перемешивался с зудящим запахом выхлопных газов и, конечно, с запахом большой конюшни.
--КСК--

Отредактировано Tania Gerber (2011-23-08 16:58)

+1

168

Лошадка шла не шибко-то и спокойно, грохоча копытами по асфальту дорожки, которая, чуть виляя, огибая большую леваду, вела к лесу. Эм конкретно висел на поводе, изредка, когда ему казалось, что лошадь совсем выходит из-под контроля, начинал дёргать повод, что в его сильных руках имело не слабое воздействие на рот рыжей кобылы. Да не скачи ты, блоха. – раздражённо прошипел Маршалл, когда до конца асфальта и начала лесной тропы оставалось ещё совсем чуть, а ему уже лошадь достаточно сильно не нравилась. Эх, надо было ему по-хорошему повернуть это рыжее безумие в конюшню, и пойти поесть пончики в кафе. Но нет. Он поставил себе цель прокатиться, значит, будет её достигать. Да и вернуться назад, значило изнасиловать свою гордость, что Эм делать не стал. Стало ясно, что о душевном разговоре и успокоении нервов тут речи нет. Какой тут расслабляться, главное бы не слететь. Дам ей поскакать, может тогда она успокоится?
Услышав, почувствовав и вняв команде Маршалла, Алиенто рванула вперёд, взрывая копытами по-осеннему размякшую землю, укрытую мягким цветастым ковром опавших листьев. Эм, вися на поводе и хватаясь за короткие пряди рыжей гривы, первое время молчал, не в силах даже выругаться, вышибаемый на каждом темпе из седла. Тише ты, скотина! – наконец раздался его вопль. Кое-как приноровившись к ней, что будто стремилась выскочить из-под него, Эминем встал в подобие полевой посадки, чтобы задница не так уж отбивалась об поверхность седла. Это, пожалуй, было уже лучше.
Живые языки пламени, сплетаясь в мощную огненную кобылу, неслись по лесной тропе, оставляя после себя лишь вдавленные в почву отпечатки копыт. Рэпер всё же боялся отдавать ей повод. Было такое чувство, что эта большая скорость вовсе для неё вовсе не предел, что она может ещё быстрее, ещё стремительнее, ещё злее могут мелькать стройные мускулистые ноги, отдаваясь тихим гулом по грешной земле. Она, казалось, олицетворяла скорость, мелькая молнией, яркой вспышкой из-за стволов деревьев. Хоть Маршалл и притормаживал её, он находил некоторое наслаждение в этой скорости, азарт, даже, адреналин.
Тропа, однако, стала менее различима, Эминему постоянно пригодилось нагибаться к самой шее лошади, чтобы ветка не хлестнула его по лицу или, вовсе, сбила со спины Диабло. Начиная сворачивать лошади челюсть, натягивая на себя повод, максимально набирая его на себя, Маршалл пытался её тормозить. Стоять! Стой! Алиенто! Шагом!  - короткие выкрики, которые срывались с его уст каждый раз, когда его позвоночник терпел удар при приземлении задницы на седло. Кое-как, Эм довёл рыжую кобылу до шагающего состоянии. И вовремя – они забурились уже непосредственно в лес, а не шли по тропе. Ну вот. Ещё не хватало потеряться в этом лесу. Вот куда ты меня тащишь, спрашивается? Вообще-то, меня надо слушаться. Вот все вы, особи женского пола, с приветом нынче. Кошмар какой-то. Хрен поймёшь вас.
Высказавшись, Эм, не делая никаких послаблений поводом, так как Алиенто вполне ожидаемо могла понестись вперёд, как только повод станет свободнее, оглядывался по сторонам. Пока они шагали, можно было даже чуть-чуть подумать о его нынешней ситуацией с Таней, что он и планировал вообще-то делать на данной прогулке. Но, кто же знал, что его выбор будет столь неудачным и падёт на крайне строптивую лошадь? Разговаривать с Диабло как-то не хотелось. Она была какая-то неразговорчивая, неприветливая. Да и кобыла. Вот разболтает ещё потом всем мои мысли. О боже, кобыла-сплетница. Пожалуй, такая ненормальная мысль может прийти исключительно только в мою голову. Тяжко, однако. Таня, Таня…. Ещё и Джилл. Вот зачем она мне сказала про своих родителей? Теперь я постоянно думаю о ней. Как она, где она, а мало ли что? Моя бы воля, я бы мог даже её удочерить…. Но у неё есть сестра. И она прекрасно справиться без меня. Мне не нужно так беспокоиться о ней. Таня… я не знаю, что делать. Извиняться? Но блин, в чём я виноват опять? Я же её не ударил, в конце-то концов. И не назвал, шлюхой, например. Мммм, я всего лишь отсрочил свой ответ. Мне нужно всё обдумать. А она должны была понять меня. Я не рядовой мальчик ей вообще-то! Но, бл*…. что делать то? Купить ей букет и сказать что всё хорошо и взаимно? Ага, а если она меня на порог не впустит? – а пох всё равно ж пройду. Мне жить сука негде, деньги на карточке, карточка в сумке, сумка в комнате, комната в доме Тани. Ой бл* ну и логическую цепочку я замутил.
Путь-дорога, тем временем, более или менее расчистился. Ты рысью-то умеешь, непутёвая кобыла?  - долетел его саркастический вопрос до рыжих ушей. Несмотря на её непокорность, она всё-таки ем-то ему нравилась. Наверное, именно своим огнём. Быть может, он испытывал гордость, ощущая, что укрощает такую силу, подчиняет резкое строптивое и стремительное животное своей воле. И, даже получается!

Отредактировано Eminem (2011-19-10 22:11)

+1

169

Над головой золотились листья. Они были подобны искристой шкуре кобылы, что взбивала лесную пыль под неудержимой скоростью мощных ног.
Давненько она не чувствовала такой свободы. Но ведь эта свобода не полная, если всё твое рвение идти вперед сдерживает одна незначительная причина. Она может быть столь крошечна для тебя, как всадник в седле изворотливой лошади, что ты можешь с небольшой долей сложностей быстро избавиться от неё и спокойно пробиваться дальше по своему пути. Но что-то мешает. Совесть? Не думаю. Страх получить ответ за свои действия? Никогда. Тогда что, может что-то настоящее, спокойное, что осталось в её грязной душонке?
Острые пинки в ребра постоянно подначивали идти вперед. Сквозь пену, вырывающуюся изо рта скрипела жгучая боль от холодного железа, но разве это могло остановить кобылу? Вы знаете ответ. Ноги такт за тактом оставляли отпечатки в сыроватой земле лесной дороги, а та, в свою очередь, с каждой долей секунды уходила куда-то в сторону. Здесь они свернули с положенного маршрута и углубились в чащу лесного массива. Вверх, все выше и выше вырастали сосны и березы, смешанный лес пестрил цветами, как новогодними гирляндами.
На бегу Али жадно хватала струи свежего воздуха, которого так не хватало ей в конюшне. На каждом скачке казалось, что всадник вот-вот вылетит из седла. Он периодически хватался за гриву и ловил выпадающие стремена, но эта сумасшедшая огненная сила рвалась вперед в чащу. Ветви царапали бока и круп кобылы, а иногда попадали и в лицо наездника.
Мужчина с опаской выкрикивал что-то, но до тех пор, пока трение железа о челюсть Али не стало похожим на небольшой жаркий костерок, что обжигал полость её рта, Диабло даже не думала о том, что её обезумевшее состояние принесет какому-то человеку кучу неудобств.   
Стоять! Стой! Алиенто! Шагом!-повод был собран уже столь сильно, что даже на галопе, прикладывая все силы, она не могла вытянуть шею и повод из рук мужчины, столь сильно он сжимал кожаный ремешок в руках.
Лошадь с усилием останавливая инерцию, которой её тащило вперед, словно ледяная статуя быстро встала посреди дорожки, а затем побрела шагом, порывисто дыша. Серые клубья пара вырывались из её ноздрей и исчезали где-то выше их с мужчиной голов. Всадник молчал. О чем он думал-почем ей знать, да и на кой черт? Все эти люди, да они одинаковы. В них нет ни доли разума, честное слово. Они приходят и уходят из жизни лошади, каждый день-новые лица. У каждого свои проблемы и варианты решений этих проблем. Все стараются выговориться, пожаловаться. А этот-он странный. Что у него, проблем чтоли нет?.. Молчит. Всё? Выдохся? Давай, работай всеми мышцами, господин Костлявый Зад!-своевольно выйдя в рысь, Али старалась идти ею как можно быстрее, постоянно подталкивая чуть запаздывающего мужчину вверх и встречаясь шеей с его руками.
Давай, давай. Раз хочешь рыси-будем рысить. Смотри как я умею!-ехидна, сидящая где-то в её оскале, вырвалась наружу с мощным толчком о землю передней парой ног. Встречный ветер подхватил гриву и длинных хвост Диабло и она со всей силой оторвалась от земли, преодолевая какое-то мнимое ей препятствие. Быть может-просто сухую ветку, развалившуюся посреди тропинки.

+1

170

Ветер тихо колыхал оголяющиеся ветки, подхватывая сброшенное ими оперение и мягко кружа, то опуская наземь, то вновь вовлекая в причудливый танец осенней природы. Маршалл был далёк от созерцания красоты внешнего мира – он был слишком сосредоточен на своих мыслях, воспоминаниях и физических ощущениях, не давая себе расслабиться – уж слишком велик был риск упасть с этой своенравной лошади. Руки обжигал повод, который Алиенто пыталась вырвать, и Маршаллу подумалось о перчатках, которые могли бы быть здесь очень кстати.
Диабло, которую казалось, не занимали никакие размышления, которая будто желала только быстрого перемещения в пространстве, поднялась в рысь. Сильные ноги совершали быстрые, бодрые пи размашистые шаги, делая рысь не очень-то удобной и чересчур быстрой. Рэпер заметно не поспевал вслед за своей лошадью и неуклюже переваливался на ней, вышибаемый из седла пренеприятными толчками. Эй! Нормально не можешь!? - раскритиковал Алиенто Маршалл, стараясь её притормаживать, но в связи с тем, что руки тряслись и периодически долбились о шею, совершать какие-то манипуляции поводом было трудновато. Это что урок выживания мне!?
Эминем не понял толком, что произошло, но вдруг кобыла дернулась куда-то вверх, а он, в полёте, отстал от неё. Тяжело шлёпнувшись обратно в седло, рэпер вывалился вперёд – на рыжую шею, при этом феерично теряя оба стремени. Хорошо, однако, что руки его, не смотря на критичность ситуации, не отпустили повода и Маршалл, быстро сориентировавшись, с силой натянул его на себя, пытаясь предотвратить бешенный старт Диабло и, как следствие этого, собственное падение. Это ему удалось. Не меня положения рук, Эминем медленно выпрямился в седле и поймал ногами стремена. Ну, ты, подруга дней моих суровых, даёшь! Это вообще что было!? Ладно, вижу, с рысью не вышло. ШАГОМ СКОТИНА, ЧУТЬ НЕ ГРОХНУЛСЯ С ТЕБЯ!
Маршалл легонько толкнул её ногами в бока, требуя шаг, и направился к просвету между деревьями, предполагая, что там тропинка. Так оно и оказалось. Опань-ки. Вот теперь можно и поскакать. А потом, когда ты, наконец, устанешь, я отдохну.
Чуть-чуть пройдя по этой тропинке, рэпер заметил, что она вполне прямая и широкая, после этого, просто отдал Диабло повод. Ну, поскакала!
Быстро приноровившись к её быстрым темпам, Эм приподнялся над седлом, всем своим телом чувствуя скорость и бьющий в лицо ветер. Эх, надо было куда-нибудь в поле ехать. А что тут – тут везде ветки. Хотя, а остановил бы я её потом, если бы она по прямой бежала в поле? – Сомнительный момент. Мне кажется, она может быстрее….
Эминем с головой погрузился в азарт, в голову бил адреналин. Одно дело, ехать в два раза быстрее на машине, а другое дело вот так вот, с дикой качкой, с топотом копыт. С опасностью наперегонки. Точно стрела из лука пущенная летит. – подумалось вдруг рэперу. Нет, не стрела. Пуля.
Ему определенно нравилась такая скорость, такая, щекочущая нервы обстановка. И вроде бы, не такой уж и молодой, а всё хочется адреналина. Всё почему-то нет страха за собственную жизнь. Быть может, Маршалл чувствовал силу этой лошадиной спины, которая несла его, окутывая своей обманчивой безопасностью. После того, как Алиенто внезапно подпрыгнула, да и после предыдущей её скорости, рэпер не боялся скорости. То, как замирало в радостном трепете сердце, когда Маршалл нагибал голову, над которой проносилась какая-нибудь ветка, тут же оставаясь далеко позади. То, как он слышал её тяжёлое, но равномерное дыхание. Это составляло некоторую совокупность счастья. Какого-то несколько ложного, сомнительного, подкованного внезапной злостью на окружающий мир. На Таню, на Сашу, да пусть даже на Ким. Маршалл, сам того не осознавая, олицетворял лошадь, чувствуя, как с каждый ударом копыта о землю, в грунт втаптывается частица его боли. Быть может, и боли Алиенто. Кто знает, какие душевные муки бывают у лошади? Тревожит ли сердце этой огненной лошади что-нибудь? Или, она просто живой механизм, жаждущий в этой жизни лишь бега? Кто знает – кто знает….

+1

171

Ветер подхватывал это летящее рыжее облако и охотно толкал его вперед, вдоль разросшихся, но уже на половину оголенных кустарников. Острые длинные их прутья, похожие на прообразы спортивных хлыстов для лошади царапали друг друга и колыхались на ветру.
Из-под копыт с характерным чвакающим звуком вырывались комья земли. А следы, оставшиеся под кованными копытами с особой жестокостью втаптывали в сырую почву последние пучки зеленой травы.
Перетерпев часть пути через лесную дорожку, полную кочек и камней, рыжая кобыла стрелой вылетела на огибающую огромный дуб, тропу. А оттуда на широкий перелесок, спрятанный глубоко в лесной чаще от людских глаз.
Неистовая злость и рвение к зовущей прохладе осеннего леса сипением вырывалась изо рта лошади. Когда-то робкие шажочки новорожденной Диабло из года в год превращались в самоуверенные такты её неудержимого галопа. В один момент она просто забыла что такое шаг. Просто не существовало в ней понимания чего-то другого-размеренного и безопасного, Алиенто с давних времен погружена в то, что ей навязали. Да разве же она просилась когда-то стать скаковой кобылой? Разве не люди сами придумали ей ту маску, которой теперь боялись посмотреть в глаза? А этот, в седле, он, к своему счастью не предполагал даже, что таится за неотрывно сканирующим тебя обжигающим самолюбие взглядом англичанки. Та боль, с которой она несла каждую жалкую человеческую душонку на своей спине, одиночество, скрытое в потаенном кармане её души, связанное с постоянным пребыванием вне человеческой заботы.
Так или иначе, Диабло давно не знала другой жизни-весь её план был построен на одном-не сдаваться, если есть цель. Вперед или назад-в обходную-не важно. И сейчас, сминая под ногами траву широкой поляны, кобыла вдруг почувствовала манящий запах свободы. Он был уже здесь-только шею вытянуть, но человек все еще упорно цеплялся за седло и удерживал равновесие.
На этом перелеске сплетались все лесные тропы, запрятанные за разросшейся высоченной травой, доходящей Али аж до самых боков. Сквозь этот океан желтеющих травинок не видно ни зги, лишь изредка сквозь колосья усушенных лесных сорняков проглядывала черная земля. Обычно в такая высокая трава таила в себе обилие ям и канав, которые были сплошь и рядом заселены ядовитыми змеями и прочими гадами. Благо, предвещая холодную зиму, все они давно исчезли отсюда.
Тем не менее, за всю свою жизнь Диабло еще ни разу не встречала чего-то более пугающего, чем гадкое, шипящее прямо под твоим копытом существо, что вот-вот может кинуться и впиться острыми зубами в кожу. Этот потаенный страх подбивал Диабло ступать по изрытой канавами почве ступать еще быстрее. Буквально на пределе всей своей возможности, с тем сумасшествием, что не всегда даже одолевало её в минуты скачки.
Мужчина буквально висел на волоске, чтобы не вылететь из седла к чертовой матери, и Ди чувствовала это каждой мышцей своего тела, но не на секунду не притормозила. Лишь неслась вперед, описывая огромный круг по поляне.
Как я и сказала, вся местность тут была похожа больше на поле боя-оставленные после многочисленных дождей овражки буквально полностью заполняли дорогу через перелесок. На такой скорости Алиенто постепенно переставала чувствовать собственный ритм-он сбивался в непонятное перебирание ног и уже с трудом удерживал её саму на границе равновесия.
Копыто передней левой ноги случайно зацепило торчащий из земли и скрученный корень, что вальяжно выполз на тропу. Али в секунду поймала это чувство, буквально вспомнила это позорное ощущение провала-когда со свистом падаешь о холодную землю, утаскивая за собой всадника и последние силы.
Лазурное небо по готовности лошади перевернулось и она, с диким ржанием упала на землю, перевернувшись при этом вокруг своей оси. На пару минут она было потеряла сознание, но, очнувшись даже не обернулась на лежащего в  траве седока. Как только темнота в глазах прошла, Али снова поманила зыбкая свобода и она, гордо вскинув голову, зарысила прочь с поляны обратно в лес. Такая уж привычка у нее была-бежать. От людей, от старта, главное к цели. А там уж..

+1

172

Крутой вираж вокруг старого дуба, широко раскинувшего свои ветви, чуть было не выбил Маршалл из состояния шаткого равновесия, которое он неустанно ловил, пытаясь соответствовать бешеному темпу горячей рыжей кобылы. Она казалась неукротимой бурей, стихией. Человеку свойственно пытаться всё изменить, переделать, вот и Эминем в глубине души чувствовал, что хочет сделать эту лошадь покорной, уничтожить её дикость, сломать. Быть может, это было не правильно, но он этого хотел. Анжел, что Анжел, он покорный мне. И Алиенто будет такой же. Покорить её? – казалось невозможным. Но даже время можно остановить, хоть на миг. Рэпер не пытался понять Алиенто, причины её поступков, он лишь, приноравливаясь к чему-то, с чем-то смиряясь, алчно шёл к своей цели.
Неистовая лошадь вынесла Маршалла на практический свободный от деревьев перелесок. Кочки, рытвины, высокая трава, порой хлеставшая по кроссовкам. Казалось, Диабло, подхлёстываемая под бока этой травой, разозлилась и летела всё быстрее и быстрее. Эминем даже не предпринимал попыток её остановить. Пусть она устанет, тогда-то я сильнее её буду. Сам-то он, конечно, тоже уставал, затекали ноги, руки болели от постоянного жжения шершавого кожаного повода,  но всё же, именно кобыла шпарила по пересечённой местности, а не он на своих двоих. Однако, временами, за твёрдой решимостью, проступал страх, когда лошадь, будто выжимая из себя всю скорость, на которую была способна, рвалась вперёд ещё быстрее и тогда, Эминему казалось, будто рыжая бестия выскальзывает из-под него. Казалось всё – предел, но каждый раз, словно опровергая свои физические возможности, кобыла оказывалась быстрее. Разве стала бы адекватная лошадь бежать с бешеной скоростью по такой местности? – вряд ли. Да она сумасшедшая! – мысленно осознал Эм, глядя вниз, на неровную землю, что так быстро уносила назад, что невольно начинала кружиться голова. Заставив себя оторвать взгляд от мелькающей бурой массы, Эм уставился вперёд, на прижатые к голове рыжие уши. На долго ли её ещё хватит?
Вдруг, однообразие их прогулки поспешило нарушиться. Маршалл уловил звук глухого удара копыта обо что-то, и тут же, ответом на это, шея кобылы стала стремительно уходить вниз. Всё происходило стремительно – доли секунды. Маршаллу бы отцепиться от неё и, отлетев по инерции, упасть где-нибудь в стороночке от лошади, но, быть может, от страха, он вцепился в падающую Диабло всеми конечностями, будто это могло как-то спасти ситуацию. С диким криком, Алиенто встретила удар о землю, напротив, рэпер лишь в ужасе зажмурил глаза и стиснул зубы. Неплохо так, с размаху приложившись к земле, Эм сразу же почувствовал на себе небывалую тяжесть, что означало лишь одно – рыжая умудрилась придавить его. Сдавленно застонав, Маршалл свободной рукой попытался оттолкнуть лошадь, но такая тяжёлая туша, да ещё и в состоянии аффекта вряд ли вообще что-либо почувствовала. Через короткий промежуток времени, поверженная Диабло зашевелилась и, в придачу, заехала рэперу копытом по голове. Что было потом: как ушла с «поля боя» рыжая бестия, куда она пошла – всё это было Маршаллу не известно. Он потерял сознание, лёжа неестественным чёрным свёртком в чёрной куртке среди поломанных стеблей сухой лесной травы и какого-то мелкого кустарника, что бросал на лицо мужчины причудливую корявую тень. Глаза Маршалл были закрыты настолько мирно, будто он спал здесь, посреди перелеска. Лишь помятая одежда, присыпанная взбитой копытами землёй, да узкая неглубокая царапина, пересекающая его щёку и, маленькими капельками сочащаяся из неё кровь кричали о трагичности ситуации.
Не понятно, как долго он пролежал так. Лишь несколько раз он на короткий миг приходил в себя, но эти пробуждения были настолько коротки, что Маршалл не чувствовал себя, не мог осознавать реальность. Перед глазами стояла лишь неопознанная темнота, медленно завладевающая его сознанием и крайне неохотно отпускающая его мысли в реальность.

+1

173

Нет ну ты только посмотри, а! Круг сделала!-выскочив наперегонки с ветром на знакомую тропу, огибающую столетний дуб, кобыла остановилась.
Она тяжело дышала и с напряжением всматривалась в каждую деталь окружающего её пейзажа. Уши навострились, вслушиваясь в птичьи трели и шелест падающих листьев.
Над головой англичанки широко раскинулись тяжелые ветви, а лазурное небо становилось все ярче с каждым часом, словно в теплый летний день. И действительно, погода больше напоминала августовский вечерок, чем октябрьский золотой полдень. Солнце грело там, куда попадали его лучи, а в тени уже не чувствовалось того мороза, что гулял по улицам с раннего утра.
Англичанка высоко вытянула шею и грациозно изогнула её, внимательно наблюдая за просветом в чаще лесного массива, откуда только что вынырнула на тропинку. На виднеющемся кусочке поляны, где Диабло недавно оставила своего всадника было пусто. Уши, словно два локатора, беспрерывно ловили каждый звук, вплоть до щебетания лесных птиц, еще не сваливших нафиг в теплые края. Даже скрип далеких сосен и скрежет белки возле своего дупла доносились до её чуткого слуха. Но тщетно среди всех этих лесных мелодий кобыла пыталась уловить единственные важные звуки-человеческих шагов. Кровь бурлила и всю её одолевало волнение погони. Будто вот-вот появится в просвете леса человек и с воплями примется догонять скрывающуюся за горизонтом лошадь. И где он?-каждый шорох куста заставлял напрячься мышцы кобылы и всем видом своим она показывала, что готова продолжить побег, дай только повод. Но, кажется, без зрителей это становилось не интересно...
Внезапно обрушившаяся на лес тишина позволила Али услышать собственное сердцебиение, но так и не появился на горизонте её "жокей". Что он, сдох там что ли?!-опустив голову к багровой земле, усыпанной коричневыми листьями и хвоей, Али вдохнула струящийся по земле порыв свежего ветра. Он сквозняком пролетел через этот участок леса и убежал куда-то дальше.
В этом напряженном молчании протекла минута, затем еще одна. Бежала бы уже, Али? Что стоишь, тебя ведь так тянуло на свободу? Уж не проверить ли его...? Нет. А если это засада? Да, точно, он меня там уже поджидает в кустах и.. Надо проверить. Черт ненавииижу свою совесть! Слышишь?! Сдохни, тварь, тебя не должно быть в моей голове! Тебя не существует!-собрав размякшие от долгого стояния на месте мышцы "в кучку", рыжая медленно стала шагать обратно к поляне. Невысокие и огромные деревья смешивались в густую чащу, но чем ближе становилось поле, тем реже мелькали в её глазах отражения сосен и берез. Вскоре кованные копыта уже резво набирали шаг по грязной тропинке посреди поля. Поначалу взгляд лошади улавливал лишь однотонную желтую массу сухой травы, что хлестала её бока, но затем на горизонте появилась черная фигура мужчины, что неуклюже свернулась на земле. Затаив дыхание, чистокровка сократила шаг и осторожно двинулась ему навстречу. Идиотка, бежать надо, а ты тут спасательную операцию затеяла. Черт возьми.-недовольно гугукнула Али, когда её опущенная к земле морда наткнулась на умиротворенное лицо человека в черной куртке. Он без сознания валялся под её ногами.
Словно собака, кобыла подтолкнула его носом. Мужчина так и не сдвинулся с места вопреки ожиданиям Али, и кобыла тяжело вздохнула. Нуу воот. Он сдох. Как Кайл. Помню был такой. Эх хороший парень, только придурок. Так мечтал взять кубок дерби!-рыжая как-то даже впрочем забыла о мужчине, лежащем у нее под копытами и окунулась в сладкие воспоминания, с иронией производя монолог-Но все хорошее когда-нибудь заканчивается.-без доли сожаления, кобыла даже немного улыбнулась и, вскинув хвост, обошла человека, став прямо за его головой. Али даже попыталась потыкать его головой в плечо, но оставив эту затею, стала понемногу отходить в сторону леса, иногда оглядываясь.
Черт знает, что он только что пыталась сделать. Верно, без экстрима ей никуда, так и ищет себе приключений.. Сердцебиение все еще доносилось внутренним стуком в ушах огненной лошади и она готова была нестись прочь, только похоже вся эта возня становилась пресной без сторонних наблюдателей. Ведь вся её жажда обычно подстегивалась вовсе не хлыстом и шенкелем, а бурей эмоций толпы, что с напряжением ждали положенного исхода соревнований. Эта буря словно магнитом тянула кобылу поскорее вырваться из бокса и рвануть вперед, на встречу к положенным ей лаврам.

---Хрен знает куда---

+1

174

---Денник Цеце---

Тихие шаги понемногу начинали проваливаться в мягкую размокшую землю. Асфальтовая дорожка комплекса уходила в глубь появляющихся на обочине все чаще и чаще деревьев, а затем и вовсе превратилась в лесную дорогу. Поначалу девушку и её коня встречала у входа в лес лишь поросль молодых осин и елей, что вряд ли превышали метра в высоту, но с каждым шагом чаща леса становилась все гуще и выше.
Вдвоем они молчаливо ступали нога в ногу, никуда не торопясь. Девушка любовалась осенним великолепием природы, а Цеце, кажется, был увлечен собственными раздумьями. Иногда сдавленный лепет доносился до ушей девушки, казалось, мерин все понимает и даже отвечает ей.
В один момент, когда девушка столь глубоко закопалась в собственные мысли и практически остановилась, Бианте легонько боднул её в бок. Пустой холодный взгляд скользнул по мордахе коня и остановился на темных глазах Цеце. Нет, всё нормально.-Таня задумчиво улыбнулась и потрепала разросшуюся гриву коня. Надо бы тебя в порядок привести... брюнетка глухо шлепала ботинками по черной земле, смотря себе под ноги. Она действительно не торопилась залезать на мерина, в этом была своя прелесть. Доверие, может так можно назвать это чувство. Ей может хотелось показать ему мир, жизнь вне душного денника и ограниченной высоким неприступным забором левады. Был ведь и другой. Подобно человеку, запертому внутри себя был Цеце. Закрытый, угрюмый, не без оскорбительного чувства юмора.
Девушка мирно потягивала Бианте вперед, уверенно держа в руках повод.
Так они шли долго, практически минут 20, любуясь природой и дыша свежим воздухом. Чаща леса сгустилась настолько, что впереди не виднелось ничего кроме редких просветов голубого неба без единого облака. А еще с утра наплывали облака...-расстегнув немного кофту, девушка глубоко вдохнула прилив свежего ветерка и остановилась. Завтра 17 числоо.. Что же делать-то а...-потупив взгляд черных глаз прямо в грязную смесь сухих листьев и веток, Таня вдумчиво что-то промычала себе под нос. Иногда её умиротворенное состояние прерывалось тяжелыми мыслями о чем-то постороннем, то вдруг её пробивала неудержимая злость на саму себя и весь мир.
Ну, попробуем? Я, кажется, тебе по росту- сдержанно улыбнувшись, Таня наступила сначала одной, а затем и второй ногой на трухлявый пень, стоящий на обочине тропы. Пальцами рук зажав повод и гриву мерина, она ловко перекинула ногу через его неширокую спину, наконец, поудобнее уселась на скользкой попоне. Ничего, на Бурана-то залезла, а с тобой, красавчик вообще проблем нет. Думаю, не страшно, если свалюсь.-наконец искринки радости мелькнули на ее лице. Таня с уверенностью чуть подобрала повод, тем не менее оставив его висящим. Все равно скакать галопом она не спешила. Надо будет не забыть взять на стирку его попону и...-брюнетка посмотрела на стертый старый повод в ее руках-Прикупить амуницию..
Сидя наконец на Цеце, Гербер почувствовала, что за внешней миниатюрностью скрывался довольно крепкий зверек. Она легонько прижала пятку к его боку и ласково произнесла "Шаагом."
Легкий теплый ветер дул в лицо и темные волосы девушки элегантно развевались за её спиной. Убедившись в размеренности шага мерина, она доверчиво отпустила повод и обеими руками принялась сплетать гриву мышастого в тугую толстую косу. Ахаха не обижайся, Цеце, но ты очень мил с такой прической. Одна за другой разнотонные пряди сплетались причудливым узором в длинную косу, идущую вплотную у шее мерина.
Закончив плести, она подобрала повод и продолжала наслаждаться тишиной, охватившей лес. Впереди была большая поляна, но до нее еще предстояло добраться, а пока эти двое неспешно уходили все дальше и дальше от городского шума, набирающего обороты к полуденному часу.

+2

175

Какова была утренняя тишина осенних деревьев? Их верхушки задорно покачивались, с щедростью отдавая в плен свои последние, золотые листья. Шаги мерина были аккуратными, как у кошки, не смотря на свои габариты и угловатые изгибы Цеце всё таки был элегантен. Казалось, что он продумывает каждое движение. Словно старается покрасоваться перед девушкой, набить себе цену.
Увы, в голове мышастого были иные мысли. " Неужели я иду в руках у этой девицы? Даже подумать стыдно. " Бианте на секунду отвёл голову в сторону, проверяя хватку Тани. К его сожалению, кулачок девушки был плотно сжат, и повод предательски дёрнул его на место. " Ну вот... А я обрадовался." свесив уши по сторонам мышастый закусил железо и с обиженным выражением лица поплёлся за брюнеткой. Нет, он был конечно рад такому стечению обстоятельств. Стоять в душном деннике порядком наскучило, а гулять в леваде с кобылами, которые его за мужика не считают - вообще унизительно. Уж лучше он с Гербер пройдётся по засыпающему лесу, авось, прозевает коня, так он и удерёт. Да, пожалуй эти мысли его радовали и подбадривали. Он  в очередной раз ткнул девушку своей мордой, а в ответ на это брюнетка потрепала его по лохматой гриве, - Надо бы тебя в порядок привести... - Бианте наморщил ноздри и оттянул верхнюю губу, -Э нееет подруга. Не думай меня кромсать, а то любят. Всё отрезали! Всё что можно. Теперь я недомужик. С меня хватит, ага. - громким гугуканьем завёлся мышастый, обращаясь глазами к Тане. Башкир всегда славился своей надоедливой говорливостью, только не с каждым он делился своими мыслями по какому-то поводу. Видимо Гербер была такой-же как и он - немного чокнутой, безбашенной, смелой, и конечно же она не думала о последствиях. Как говорится - два сапога пара.
Углубляясь всё дальше и дальше в объятия природы, Цеце становился всё раскрепащеннее и увереннее, он уже не шагал попа к попе с девушкой, его кирпичная голова вертелась из стороны в сторону, выискивая вкусные листочки, которые ещё были покрыты утренней росой. Что говорить? Как был дичком, так им и остался. Попона тесно прилегала к телу, согревая его своей флисовой подкладкой, бинты не давали намочить ноги, трензель был весь в слюнях и пене, но Цеце не мог не жрать. Он, будто с голодного острова, только что вернулся, и как зачастую бывает, корчил из себя  голодную, умирающую скотинку.
Вскоре, девушка подтянула повод, и вовсе остановилась, обходя Бианте с левой стороны, -Ну, попробуем? Я, кажется, тебе по росту- Её тоненькая ручонка облокотилась о его холку, и тут-то мышастый понял, что к чему, " А всё так замечательно начиналось. Ну разве надо такой фигнёй портить весь день? Ох уж эти двуногие женщины, как и кобылы - вас не поймёшь. То - пойдём погуляем, а тут... Сам дурак. НИКОГДА НЕЛЬЗЯ ДОВЕРЯТЬ ЖЕНЩИНАМ!" башкир плотно прижал уши к голове, когда девушка перекинула к нему на спину ногу, однако остался стоять не колыхнувшись, всё таки женщина - существо хрупкое. Да и Гербер не особо была похожа на тех быдло баб, которые любили восседать на его спине. Вскоре мышастый почувствовал как крохотная попа заюлила на попоне, " Ага, вскарабкалась таки, как таракан. Я даже не заметил."-Ничего, на Бурана-то залезла, а с тобой, красавчик вообще проблем нет. Думаю, не страшно, если свалюсь.- - Ну да, я же клоп. Какие проблемы? - профырчал башкир, прижимая уши к голове, - А вот если свалишься - это и вправду, не страшно. - закончил мышастый, привыкая к лёгкому весу Гербер.
Через секунду девушка пощекотала пятками бока Бианте, и тот сомнительно выслался в шаг, неуверенно переставляя конечности. Всё бывает, давно на нем не сидели, да ещё так смело - в лесу, без шлема, хлыста и седла. Цеце вообще очень надёжный в шагу, для новичков самое то, вот только дальнейшие аллюры слегка непредсказуемы, башкир приходит в замешательство и просто перестаёт реагировать на реальность, пытаясь слиться с природой в единое целое, без всадников, сёдел, уздечек и тому подобное.
Пока мерин шагал, на протоптанной чьими то ногами тропке, Танины руки нахально лапали его длинную, густую гриву, - Эу, дамочка, я вам позволял распускать ваши клешни?! У нас ещё не настолько серьёзные отношения, что бы вы мне причёски делали. - гугукал Бианте, водя ушами из стороны в сторону, он конечно мало надеялся на ответ Гербер, но всё таки ждал, -Ахаха не обижайся, Цеце, но ты очень мил с такой прической.- " Ну нормально вообще? Где мои пакли?! " мышастый чувствовал, что грива превратилась в тугой пучок волос, и поэтому, не стал выжидать момента, он  просто остановился и вытянув шею хорошенько отряхнулся. Сильная вибрация пробежала от кончиков ушей до хвоста, но на удивление, тугая коса осталась непоколебимой, да и Таня не сползла с попоны - чудо какое то!
- Ох уж эти бабы, спасибо, хоть попону не розовую одела. - Так они и шли, долгое время просто шагали. Копыта всё глубже и глубже проваливались в рыхлую и влажную землю, густая дымка развеялась, похоже и утро уже прошло.
Цеце расслабился, и шагал на повисшем поводе, его шея была вытянута, как у змея горыныча, ноздри спокойно втягивали прозрачный воздух, и всё бы ничего, как башкир неожиданно вздрогнул. До его храпа донёсся резкий запах кобылицы, а через мгновение послышался чёткий топот лошадиных копыт. Этот звук был такой яростный, жестокий и дерзкий, что Бианте едва не поддался искушению, что бы последовать за ним. Его ноги буйно впились в грунт, уши стреляли за каждым шорохом, а сердце забилось барабанной дробью. Вскинув голову мерин ещё раз прислушался прислушался, жадно втягивая запахи" Точно, шаги лошади, видать кобылка, ох..резвая чертовка..." - Пошли! Пошли догоним! - этот жуткий ажиотаж набирал обороты, Цеце уже слабо контролировал себя и был готов податься искушению. Впившись зубами в железку, он таки не смог устоять своему желанию, и отдёрнув повод из рук девушки, огромным скачком вырвался вперёд, за звуками, за кобылицей... " Я её не вижу, но я слышу, я догоню тебя!" И плевать ему было на всё остальное...

+2

176

Внезапно вся идилия трещиной расползлась бог знает куда. Мерин рывком понёсся в сторону, в какие-то редкие кусты и вместе с ним, едва не сползая под мельтешащие копыта, неслась и Таня. Не столько страх упасть, как неожиданный скачок вперед заставили девушку с ужасом что-то выкрикнуть. Руки крепко вцепились в кожаный ремешок, а в мыслях девушка уже была готова встретиться задницей с какой-нибудь корягой. Но похоже было, что сама того не понимая, она всё больше и больше приспосабливалась к более быстрому аллюру мерина. Тело было напряжено, ручонки неумело перехватывали повод, когда он начинал провисать слишком сильно.
Глаза постоянно встречали черную землю, перемешанную с сухим лесным ковром из опавших листьев, вымазанные копыта Бианте и собственные ноги, беспризорно болтающиеся туда-сюда. Цеце, стой! Хватит же! Куда ты рванул!?-с этими окриками, разносящимися звонким эхо по всему лесу, они выскочили сквозь колючие ветви кустарников на огромную поляну, огороженную со всех сторон могучей стеной деревьев. Поляна эта, огромная и какая-то... незаметная что ли, находилась глубоко в лесу. Дойти сюда было уже целой историей, а выйти и того интереснее.
Высоченная трава, едва не достающая до колен Тани, сидящей сейчас верхом, то покалывала, то, играя на ветру, щекотала ноги даже сквозь плотные штаны девушки.
Таня почти не смотрела вперед. Лишь под ноги и куда-то в бок, постоянно будучи уверенна, что вот-вот полетит на землю, но с каждым нарастающим темпом она всё увереннее сидела на скользкой попоне.
Цеце!-снова приняла попытку вразумить мерина Таня, но казалось, что он даже не слышал, как девушка кричала ему практически на ухо. Он даже вовсе и не чувствовал чего-то лишнего на своей спине-несся непойми куда, как одичавшая зебра, разгуливающая на свободе.
Последний шаг, который почувствовала Таня пришелся как раз на кочку, коварно спрятавшуюся под слоем листьев. На этот момент она как раз попыталась передвинуться на спине Бианте поудобнее, когда почувствовала скачок и в секунду повисла на шее мерина, звонко голося чтобы он остановился. Ноги уже болтались под копытами и волочились по земле, перебирая костями по неровному каменисто-земляному грунту. Чувствовалось, как горит кожа на правой ноге, в том месте, где, упав, девушка сильнее всего притерлась к корню дуба, выплывшему на серединку тропы.
О, как она жалела сейчас, что все-таки залезла ему на спину. Ну какого черта ей не шагалось спокойно на своих двоих?
Пролетя в таком неудобном положении около метра в сторону, Гербер удосужилась не выпустить из рук ни на секунду несчастный повод, чтобы не дать ни малейшего шанса Цеце скрыться где-то в чаще леса.
Хотя, случись такое, можно было бы с уверенностью сказать-так красиво лошадь еще никто не упускал.
Наконец, прекратив кружение по земле, девушка с ужасом замерла, уткнувшись лицом в руку, испачканную по локоть в земле. Громкое сердцебиение и дикий, как не странно, восторг пробирал Таню. Она, тяжело вдыхая прохладный воздух, негромко засмеялась. Взгляд, полный ужаса и радости одновременно, впился в Цеце. Ей казалось, что все еще может повториться и девушка поспешила встать на ноги. Крепко повесив кулак на поводе, второй рукой она наскоро отряхнула прицепившиеся в кофте и особенно штанам листья, мелкие палочки, хвою. Всё, что могла, она собрала на своей одежде.
Смех, что по-нарастающей набирал громкость, был ли он порождением волнения и адреналина, не хило хлестнувшего девушке прямо в лицо, или что-то другое? Наверно это было больше схоже с искреннем восторгом. Покачивая головой и улыбаясь, она сказала-Ну, Цеце... ну и свинья же ты!-негромкий смешок пронесся в её голосе и девушка встала возле коня. Она расправила скошенную набок попону. Я бы тебе врезала, будь ты каким-нибудь бультерьером-Гербер, закончив наведение чистоты и порядка, пристально стала всматриваться в окрестности, попутно что-то говоря. То самой себе, то Бианте. Когда голос её стих, до ушей донесся крик лесных птиц, что задорно щебетали о чем-то на верхушках могучих деревьев.
Глазами девушка без устали ловила каждую новую деталь пейзажа, что попадалась ей и с восхищением глубоко дышала, пытаясь восстановить нормальный ритм сердцебиения.
Высокая трава колыхалась. Под действием неуёмного ветра она то склонялась к самой земле, то раскачивалась подобно веревочному мостику. Периодически, нагибаясь настолько низко, насколько смел сгибать тростинки лесной ветерок, они опускали занавес, за которым скрывалась остальная часть поляны, уходящей то в гору, то под неё. В одну из таких секунд, когда выжженная за знойное лето трава прильнула к земле, глаза девушки поймали посторонний темный объект, что лежал как раз на тропинке, уходящей влево чуть поодаль от Цеце и самой Тани. Девушка с удивлением вытянулась на цыпочках вверх, но колосья, снова поднявшиеся в полный рост не позволили разглядеть ничего более. Гербер успела уловить только очертания чьего-то тела.
Цеце, там человек....-увлекаясь вперед, она настойчиво потянула повод за собой. Неширокими шагами девушка уже вскоре приблизилась к человеку, что лежал на тропе, огороженной высоченной травой с обеих сторон. Вот так укатись он в сторонку и не заметил бы никто. А тут вот Таня... Героиня, мать её, так и тянет её на спасение утопающих.
Напряжение, стучащее в ушах, становилось все сильнее с каждым шагом, преближающим её к человеку.
И что потом?
А потом она чуть было не шмякнулась в обморок, когда разглядела столь знакомые черты лица, разукрашенные черной грязью и алой кровью. В ужасе открыв глаза столь широко, сколь было возможно, Таня поначалу чуть было не потеряла равновесие, но вовремя облокотилась о спину Цеце и с полминуты всматривалась потрясенным взглядом в лицо рэпера. Сначала медленно отойдя в сторонку от Цеце, Гербер мысленно твердила что-то вроде "спокойно, спокойно, всё нормально", а затем стала медленно ступать вперед к лежащему на земле Маршаллу, которого, похоже, вообще никакие шорохи не беспокоили. Глубоко в мыслях за эти считанные секунды девушка успела придумать что он умер/покалечился, но на деле оставалась бледна и недвижима. Наклонившись на колени, Таня присела возле Маршалла и взяла его левую руку с свою. Пульс прощупывался отчетливо, что дало ей повод хотя бы вздохнуть с неким облегчением. Тем не менее, этого было мало. Глаза неустанно сканировали лицо рэпера и ждали чего-то. Рука столь крепко вцепилась в повод, удерживающий Цеце, что если бы она потянула его на себя, то без усилий бы свернула мерину челюсть. Таня молчаливо и с полными ужаса глазами, обратила взгляд вверх, на морду мышастого, а затем снова на лицо Маршалла. Метэрс, поднимайся... Ты слышишь меня?! Поднимайся, черт возьми!-черные глаза настойчиво впились взглядом в прикрытые веки мужчины.

Отредактировано Tania Gerber (2011-28-10 21:43)

+2

177

Темнота, лишь все поглощающая засасывающая своим могуществом темнота, подкрепляемая мутными звуками ощущения мира. Размытый шум казался чем-то спасительным, быть может, лишь он хоть как-то соединял Маршалла с реальностью, что печально роняла на него осенние, влажные листья. Его и не увидеть сразу было – высокая сухая трава практически скрывала его от посторонних глаз, и лишь подойдя к месту происшествия достаточно близко, можно было видеть эпицентр драматичного действия. Для сгущения красок, Диабло оставила после себя памятку – смачный отпечаток копыта на сырой земле, практически в десяти сантиметрах от головы рэпера. Мда, а Алиенто чуть было его не убила. Интересно, как будет мыслить Маршалл, придя в себя? Для начала, конечно, ярость и желание немедленно пристрелить обидчицу, а потом-то что? Неужели, его желание сломать дикий нрав рыжей бестии окажется сильнее страха повторить сегодняшнюю ситуацию?
Порывы усилившегося ветра сердито качали уставшие от лета деревья и потихоньку окутывали Маршалла ворохом жёлтых листьев. Как одеялом, но заснуть здесь было нельзя, ведь, не собирался, же он умирать. Где-то там, в нём, шла борьба между реальностью и забытьем, и пока, с перевесом, выигрывало второе. Он лежал беспомощно, безвольно, как-то неестественно скорчившись на сырой холодной земле. Сжатая в кулак кисть его руки упиралась во взрытый Алиенто грунт. До сих пор, он не разжал пальцев, которые не так давно с отчаянием впились в гриву падающей лошади. Ветер легонько трепал зажатые между пальцами не длинные волоски рыжей гривы. Маршалл невольно выдернул их, когда упал.
Отзвуки лошадиных шагов гулом раздавались по земле, и Эминем даже отдалённо слышал их.  Дважды. Сначала, когда рыжая кобыла вернулась посмотреть на тело своего поверженного всадника, потом, когда непонятно откуда, приближалась к месту происшествия какая-то пара человек-лошадь.
Через некоторое время, разрезая темноту, сгустившуюся вокруг рэпера, что-то кричала какая-то девушка, или мужчина – Эм не мог разобрать. Первое что он сделал, это издал сдавленный стон, приоткрывая глаза и неловко слабо размахивая рукой. Толи отгоняя от себя девушку, толи, наоборот, пытаясь схватиться за что-нибудь, с целью подняться. Чуть приподнявшись, к слову цепляясь для достижения этой цели за сидящего рядом человека, Маршалл, мысленно ругая, на чём свет стоит, рыжую кобылу, прислонился спиной к какому-то пню, поросшему молодыми ростками. Чёртова кобыла! – беспомощно воскликнул он, слабо приложил правую руку к своей многострадальной голове. Рэпер ощущал на себе чьи-то руки, но помутневшее зрение предательски давало ему размытую картинку окружающего мира. Он смутно видел лицо человека, склонившееся над ним, неподалёку небольшую лошадь, но это явно была не Диабло – размер маловат. Я плохо вижу – одиноко и как-то жалобно прозвучали эти слова в сравнительной тишине осеннего леса, что коварно ронял ему за шиворот холодные капли. Маршалл, беспомощно похлопав длинными светлыми ресницами, принялся поочерёдно сгибать-разгибать конечности и пересчитывать пальцами рёбра, всей душой надеясь, что обошлось без переломов. Через некоторое время, которое Маршалл проводил, тряся головой, моргая и щурясь, картинка стала более чёткой – как обычно. Так, вроде ничего не сломано. Теперь, осторожно, кто это меня нашёл?
Маршалл медленно поднял голову на Таню и даже вздрогнул, искренне ей удивившись. Наверное, это судьба. – как-то сдавленно сказал Эминем. Ну а как иначе можно объяснить их встречу? У этого конного клуба огромная территория, но почему-то, Таня, будто её вело сердце, поехала именно в лес. Будто, предчувствуя какую-то беду, что могла стрястись с её Маршаллом, она направила своего симпатичного мышастого конька именно в лес. Именно сегодня, она заехала так далеко, определённо в этот перелесок она свернула с какой-нибудь чистой тропинки. А всё почему? Вероятно, кто-то свыше, бесконечно могущественный, переставляет людей, словно фигуры на шахматном поле, преследуя какие-то свои цели и спонтанные веления настроения. Уж сколько раз Маршалл доходил до каких-то предельных точек, края своих человеческих возможностей, часто, его организм работал на износ, но его собственный, особый ангел хранитель, предано хранил своего подопечного, каждый раз протягивая ему свою руку как последний шанс выжить. И, вероятно, богу нравилась исключительная живучесть этого рэпера, раз он посылал его душу в самые странные и опасные переделки. И сейчас, олицетворяя Таню этим шансом, всевышний снова хотел, чтобы Маршалл ощутил, как ему всё-таки дорога эта жизнь. И да, Эминем это ощущал сейчас. Ведь, ты начинаешь ценить что-либо тогда, когда, чуть было, не теряешь это, либо, теряешь насовсем, безвозвратно. Порой, кажется таким странным: один человек выйдет живым из-под пуль, другому на голову с крыши дома упадёт кирпич и всё – летальный исход. И, пожалуй, это и есть судьба. Разве справедливо, когда бог позволяет умереть всем родным маленькой девочки? Зачем ей жить? Ведь она, возможно, вырастет неполноценным человеком. Но, это утверждение ошибочно. Ведь, ничего происходит в этом мире просто так. Раз она выжила – значит, её существование нужно человечеству. Значит, она ещё должна сыграть какую-то из ролей, начертанных для этого жалкого мира.
Сообразив, в какой ситуации он, собственно говоря, находится, Маршалл перешёл от счастливых размышлений по поводу цельности и сохранности своего тела к действиям:
Голова болит, но соображает. Это, пожалуй, плюс. Помоги мне встать, пожалуйста. Воспользовавшись помощью темноволосой девушки, Маршалл неуклюже поднялся на ноги, рукой опираясь на Танино плечо. Ну, хотя бы не сломал ничего. Подобие ухмылки тронуло уголки его губ, разбавляя маску боли, что отражалась на его лице. Даже рёбра целы, удивительно даже – она упала на меня. Слова прозвучали как-то одиноко, как жалоба, но рэпер не хотел, чтобы Таня считала так. Маршалл отчаянно пытался казаться сильным. И холодным, как по характеру, как по принципам, по заданной с утра траектории поведения. Но в этой ситуации, в этот момент ему пришлось забыть о своей гордыне, даже, об утренней ссоре.
Беспомощно оглядевшись вокруг на своеобразное «поле боя», Эм ухмыльнулся: Усвистала поди уже до китайской границы. Да и х*й бы с ней.  Маршалл перевёл взгляд себе под ноги, на настил из сырой земли и сухих поломанных стеблей лесных сорняков. Кое-где были отчётливо видны вдавленные в мягкий грунт следы ускакавшей Диабло. Сейчас, сейчас. Нет, падла, сейчас ни шагу назад, только вперёд. Шмыгнув носом, Эминем, не поднимая глаз на Таню, заговорил с непривычной хрипотой и дрожью в голосе: Ты знаешь, мне вдруг сейчас стало страшно. Если бы кобыла попала не по черепушке, а в висок, я бы уже никогда не смог сказать…. что люблю тебя. На последних словах, Маршалл, сделав над собой титаническое усилие, посмотрел Тане в глаза. Ничего не выражающие холодные осколки, но лишь за коркой льда, заглянув поглубже, можно было увидеть скрытую боль. Нет, не физическую – душевную. Прости… - тут Эм снова потупил глаза в землю, как провинившийся школьник. За то, что было с утра. Я не хотел прямо так обижать тебя. Отсрочить ответ хотел, обдумать всё. А оно вишь как получилось…. От всех отношений, которые были в моей жизни, мне было больно потом. Наверное, я не хотел причинять себе боль снова.  – объяснялся, буквально оправдывался Маршалл, бегло посмотрев на девушку, а затем, наконец, заметив лошадку, что стояла рядом. Это был невысокий по меркам Маршалл конёк, на вид смирный и милый. Шерсть его была интересной расцветки, чуть светлее, чем густая, кажущаяся пушистой грива, частично заплетённая в толстую косу.
Да, он сравнительно быстро оклемался, наверное, сначала его стимулом была неизвестность: глаза не могли дать ему информацию о том, что стоит перед ним. А ведь это мог быть и Дэвид, который наверняка поспешил бы свести счёты со своим врагом или Настя, которая, воспользовавшись полной безоружностью когда-то грозного человека, не погнушалась бы его добить. Потом, узнав в нашедшей его девушке Таню, Эминем пытался казаться сильнее, чем он был сейчас на самом деле, уверенным, пытаясь вселить в Таню ощущение того, что всё в порядке, всё хорошо. Да, пожалуй, ему было больно, его тело не хило так болело, после того, как приняло на себя удар такой туши, как упавшая лошадь. Но пожалеет рэпер себя потом, когда останется в полном одиночестве. Сейчас же, он с раздражением провёл рукой по поцарапанной зудящей щеке, с удивлением обнаружив на пальцах кровь. Даж не почувствовал. – выразил своё удивление Эм, украдкой стряхивая с рук впившиеся в кожу волосы рыжей конской гривы.

+2

178

Звуки в ушах померкли. Ничто, абсолютно ничто не в силах было заставить Таню хоть на секунду прекратить нервничать. Эминем все еще лежал без сознания около неё. Каждая такая секунда, наполненная острым ожиданием, которое сжимало всё внутри, тянулась словно вечность. Сжимая в ладони его левую руку, девушка мысленно повторяла такт пульса, с остервенением бьющего по стенкам вен. Она просто не знала, что ей делать. Растерявшись, она просто сидела, влажной ладонью зажав его руку и прислонив её к своим губам. Ну же, поднимайся.-в голове словно тикали часы и отсчитывали секунды.
Сказать честно, Таня даже подзабыла про Цеце. Вторая рука уже привычно цеплялась за повод, не отпуская его. Милый ну же, ну...
Сдавленный стон, наконец прорезавшийся скрежетом со стороны Маршалла сейчас же оживил Таню. Она чуть было не подпрыгнула на месте от неожиданности. Слова и кряхтения о том что за гадина-кобыла Гербер пропустила мимо ушей, не вдаваясь в подробности сейчас. Какая к черту разница-упал ли он с какой-то там кобылы, с Анжел Рока или другого беспокойного коня.. Да хоть с ослика, черт бы с этим животным!
Я плохо вижу.-Таня удержала на его напряженном лице остекленевший взгляд и отпустила руку, которой он так усердно пытался отмахиваться. Не вставай только резко. У тебя сотрясение может быть. Голова кружится, тошнит?-брюнетка заглянула в съежившийся, напряженный взгляд синих глаз рэпера.Господи, ну что ж ты за несчастье у меня такое. Постоянно калечишься.-тыльной стороной ладони брюнетка легонько провела по измазанному лицу Маршалла и обнаружила, что на руке ее остался нехилый слой дорожной пыли, только что сковывающей лицо Эминема.
Позабыты были все обиды. Хотя какие там к черту обиды... Внутри всё равно нескончаемо, всё сильнее и сильнее сжималось девичье сердце, открытое для этого человека. Всё равно, несмотря на полученный с утра отпор, в Тане еще били через край чувства, которые так не хотелось закапывать глубоко в себя.
Наверное, это судьба.-с этими словами Маршалла, девушка выдохнула горячим паром воздух, осознав, что мужчина хотя бы приходит в себя и узнает лица. Скромно улыбнувшись, Таня негромко спросила, переведя тему на нечто более важное сейчас, чем обсуждение судеб. Ты не переломался? Совсем с ума сошел, а если бы она тебя убила? Ты посмотри...-девушка было хотела указать Маршаллу на вдавленный след от кованного копыта прямо возле его головы, но потом посчитала это ненужным и замяла все свое негодование сложившейся ситуацией.
Голова болит, но соображает. Это, пожалуй, плюс. Помоги мне встать, пожалуйста. Даже рёбра целы, удивительно даже – она упала на меня. Маршалл, не теряя времени даром стал предпринимать попытки подняться на ноги не без помощи Тани и постепенно они, шатаясь и раскачивая друг друга, выпрямились над местоим, где недавно и произошла "авария". Усвистала поди уже до китайской границы. Да и х*й бы с ней.-морщась, высказался Эминем и поглядел куда-то в землю. Таня, все еще не в состоянии адекватно оценить ситуацию, бросила ледяной взгляд на острые скулы мужского лица, всем своим видом показывая, что ничуть не шутит. Еще раз так сделаешь и я сдохну.-сделав акцент на последнем слове, Таня принялась заботливо отчищать куртку от пыли и грязи непойми зачем. Она коротко и тепло посмотрела на Цеце, что послушно стоял чуть в стороне, наверно охреневая от этих двоих.
Молчание, обрушившееся на лес над головами людей и коня, сгущалось. Пение птиц исчезало где-то далеко в чаще и его было почти не разобрать, будто во всем лесу обитала всего одна стая голосистых певцов, а все остальные давно скрылись за горизонтом где-нибудь возле теплых морей.
Хриплый мужской голос выпустил горячий пар. Поправляя невысокий воротник куртки Эминема, Таня молча слушала с трудом вырывающиеся из его уст слова. Ты знаешь, мне вдруг сейчас стало страшно. Если бы кобыла попала не по черепушке, а в висок, я бы уже никогда не смог сказать…. что люблю тебя. Последние слова, остались эхом в воздухе. Таня молчаливо потупила взгляд вниз, к земле. Улыбнулась. Прости...За то, что было с утра. Я не хотел прямо так обижать тебя. Отсрочить ответ хотел, обдумать всё. А оно вишь как получилось…. От всех отношений, которые были в моей жизни, мне было больно потом. Наверное, я не хотел причинять себе боль снова. Казалось, сердце вот-вот остановится. Сумасшедшее биение глухо стучало в ушах. Таня, осторожно, словно боясь сломать и без того потрепавшегося сегодня мужчину, обняла его талию и подняла голову, уткнувшись подбородком в его ключицы. Я не хочу, чтобы ты считал себя виноватым. Прости и меня...-горячим воздухом окутав его шею, девушка немного помолчала, с трудом выбирая слова.-Я боюсь падать в омут с головой.. Но. Черт, ты сломил мой страх. Ты ведь знаешь, что я тебя.. люблю.-Гербер опустила голову и немного постояла так, греясь, как ни странно, о холодного Эма. Отпустив, наконец хватку, Таня медленно подошла к Цеце и потрепала его мохнатую гриву, немного спутанную и в некоторых местах сохранившая плетеную косу. Цеце, ты прелесть. Ведь, не вытвори мерин тот финт, не понесли он Таню вперед, куда глаза глядят, вряд ли бы девушка пошла по тропинке, где валялся недавно Эминем и все бы это.. Осталось в стороне? Да, скорее всего. В очередной раз Таня поверила в собственное убеждение того, что ни одна вещь, происходящая с тобой не проходит бесследно, не исчезает в памяти, не оставив свой след. Зачем ты взял какую-то сумасшедшую лошадь?-почесывая серую шею мерина, Гербер обратилась к рэперу. Пожалуй, теперь у нее будет много времени расспросить мужика о том-о сём.

Отредактировано Tania Gerber (2011-29-10 10:10)

+2

179

Башкир нёсся со всех своих ног в неизвестность. Он как-то умудрялся миновать сучки, пни и ветки, без единой царапины. В этом деле он был конечно мастер, но своё мастерство сегодня он использовать и не думал. Если честно, то его расположение духа было как раз таки очень вменяемым, что в таких прогулках является полнейшей редкостью. Быстро переменая ноги Бианте нёсся по неведомым ему тропинкам, срезал кусты, прыгал через поваленные деревья, но бежал. Он едва ощущал девушку на себе, она мастерски, перелетала с одного бока на второй, при этом держась за его мясистую шею двумя руками. Но что башкиру было до неё? Свалится? Ну и слава богу. Останется на нём? Героиня, что ещё сказать.
Мышастый мерин нёсся мелким тайфуном, оставляя за собой только трески, сломанные ветки, мятую траву и листья, которые в отличие от разъярённого коня, плавно порхали за ним. Цеце не слышал, что ему там кричит Таня, он даже не чувствовал, как она на нём удерживалась, видимо попона заглушала ощущения, которые бывают обычно, да и подпруга не врезается в пузо. На что мерин не смог не обратить внимание, так это на то, что Гербер не повисала у него на рту, и не рвала уголки губ. В который раз мышастый сомневался в том, что брюнетка всё ещё держится на его спине. Скосив шальной глаз назад, он в удивлении заметил, что Таня всё ещё сидит, или висит(?), плотно прильнув к его шее и спине, " У неё хватка покрепче чем у детенышей обезьяны. Я кажется пооонял, почему людей называют обезьянами. " Но свои раздумья башкир быстро оставил, обнаружив, что за плечами остался густой лес, а впереди завиднелась опушка. Да она была такая необычная, вся проросла травой, которая чуть выше его самого, усеяна множеством холмов.  Бианте пришёл в смятение, завидев всю эту красоту, его ноздри перестали улавливать запах кобылицы, а уши перестали слышать стук копыт. Ноги быстро сбавили скорость, переходя с галопа на более резвую рысь, а затем резко на шаг. Вскоре мерин и вовсе остановился, принявшись вслушиваться в нужные ему звуки. Ни-че-го. От кобылы и след простыл, как будто ничего и не было. На секунду башкир невольно подумал о том, что мало ли он ошибся? А Таня всё таки слетела, видимо так резко менять аллюры ни одной её лошади не приходилось. Однако девушка удосужилась не отпустить повод, а напротив, она впилась так яростно своим кулачком в кожаный ремешок, что Цеце чуть не не потерял трензель, через правый уголок рта. Дыхание сбивчиво сопело, его ноздри были влажными от соплей, грудь вздымалась с каждым глубоким вздохом, сердце колотилось с такой бешеной скоростью, что казалось, что девушка может ощутить его вибрацию на себе сквозь повод уздечки. И плевать ему было на всё сейчас,  как-же! Он потерял след кобылы. Метая уши из стороны в сторону, он таки закусил железо, и задрав башку потрусил назад, таща за собой девушку. Только не тут-то было. Гербер неуверенно встала на ноги, и что самое странное, она улыбалась. Мышастый был готов получать люлей, да хороших таких, с ноги тоже можно было. Поэтому, когда девушка подошла к нему, наматывая на кулак повод, он почему-то вскинул свою голову, и сцепив зубы, прижав уши, принялся косится на брюнетку. -Ну, Цеце... ну и свинья же ты!- Мышастый недоверчиво повёл ухом в сторону Тани, - И это всё?! - прогугукал мерин, удивлённо хлопая белесыми ресницами. Девушка обошла его стороной, и ухватившись за скатившуюся попону, поправила её на место, - Я бы тебе врезала, будь ты каким-нибудь бультерьером- " Слава Богу, что я не бультерьер. Кстати, а кто это?! " Мышастый ласково ткнул девушку носом в бок, мол, не сердись, и продолжил приводить дыхание в норму. Таня же в это время осматривала окрестности, явно стараясь понять, где они находятся, и какими обходными путями им придётся возвращаться. Ведь обратно они не пойдут по тем-же падшим деревьям, по грязи по колено, через ёлки и сосны. Нет, Бианте был бы не против, но что касается девушки - дело каждого. -Цеце, там человек....- мышастый театрально навострил уши и устремил свой взор куда-то вперед. Да какое ему дело до какого-то там человека? " Э.. Куда тянешь то так! Постой... Иду я! Иду!" башкир нервно фыркнул, и стегнул себя хвостом, плетясь за девушкой черепахой. Сейчас он на удивление медленно переставлял конечности, они всё ещё горели от неожиданной пробежки. Наконец, и мышастый увидел ту самую причину Таниной расторопности. "Ну мужик, ну лежит он там где-то в траве, ну рожа слегка помята, и что?! " Они подошли практически вплотную, когда Бианте разглядел следы от небольших копыт кобылицы. - Я знал! - прогугукал Бианте, изучая тропку, по которой вот-вот недавно скакала рыжая бестия. Девушка же тем временем уже упала на колени, пытаясь вернуть в чувство неизвестного дядьку. Шальная мысль проскользнула в мозгу у лошади, а почему бы не сигануть сейчас?! Возможность хорошая. Однако мерин быстро отказался от этой затеи, как только его морда слегка потянула в сторону. " Ну нифига себе. Такая глиста, а держит как бодибилдер.  Ладно, я лучше здесь постою, покараулю, так и быть."
Через некоторое время, мужчина начал издавать не понятные звуки, то ли стоны, то ли ещё что, " Ага, вот ещё одна причина, почему их сравнивают с обезьянами. " мерин повёл уши в сторону людей, и вылупив глаза принялся наблюдать за этой сценой. Странно, но вместо того, что бы наводить панику, эти человечки принялись щебетать о какой-то судьбе и чувствах. - Я не понял, где тут мясо?! - прогугукал мерин, напоминая о себе, - Цеце, ты прелесть. - мышастый поймал на себе глаза Тани и демонстративно отвёл уши к затылку. - Я знаю, мы вообще с чебурашкой лучшие друзья. - но девушка, кажись даже не расслышала его трепетного гогота. " Нет, ну я кому тут говорю, а?! -

+2

180

Ты не переломался? Совсем с ума сошел, а если бы она тебя убила? Ты посмотри... – девушка не договорила, да ему было и всё равно, куда смотреть. Главное – что глаза на месте и всё видят. Всё нормально, всё хорошо. – попытался убедить сам себя Эминем в собственных словах. А действительно, а если бы она его убила? Ну что же, тогда бы мир лишился одного их великих людей, которых так мало по сравнению с остальным народом. Мда, не без лишней гордости.
Поднявшись на ноги, рэпер некоторое время балансировал, разумеется, с Таниной помощью. Вскоре, он уже более или менее крепко стоял на ногах.  Еще раз так сделаешь и я сдохну. Ахаха, это угроза?
Маршалл чувствовал её руки, с особой заботой поправляющие короткий воротник его чёрной куртки. Пожалуй, если бы не было в нём столько выдержки и достоинства, с которым он почти всегда смотрел на мир свысока, Маршалл бы прижался грязной щекой к этой тёплой руке и мурлыкал бы подобно коту. Лишь это проклятое терпение – томление самого себя сладкой пыткой заставляло его оставаться недвижимым, строго смотря только вперёд.
Он всё сказал, и чуть дрожали губы, быть может, от волнения, хотя внешне ему удавалось держать крайне холодный вид. Чтобы не выглядеть слабым, как ему казалось сейчас. И что теперь, ты пошлёшь меня куда подальше, обижаясь на меня? Ты меня сломала! Что ты сделала со мной!? Маршалл чувствовал, как его медленно охватывает паника. Но в момент его, уже готового распсиховаться, успокоила Таня - лёгким движением рук, которыми она аккуратно прижала к себе рэпера. Я не хочу, чтобы ты считал себя виноватым. Прости и меня... Я боюсь падать в омут с головой.. Но. Черт, ты сломил мой страх. Ты ведь знаешь, что я тебя… люблю. -  говорила она, проницательно глядя в глаза. Губы тронула улыбка, Эм почувствовал облегчение. Конечно, где-то там, в мыслях всё ещё витало пресловутое « а если…, а что если….?». Не тороплюсь ли я? Всё ведь будет как всегда. Сначала любовь, когда мне хорошо, потом скандалы, когда мне плохо. Я так хотел отношений без обязательств, и вот теперь что? Почему меня всё время куда-то тянет? А быть может, вот она – моя судьба, счастливый билет? Но кто знает, что будет дальше. А стоит ли пытаться быть счастливым? Ведь чем больше ты ждёшь – тем сильнее обламываешься. Я не буду больше ничего ждать. Авось и повезет на этот раз.
Тан неожиданно отстранилась от него и подошла к своему коню. Быть может, это очень глупо, но Маршалл почувствовал в этот момент, как к горлу подкатывается ком ревности. Испепелив взглядом мышастого конька, Эм шагнул вперёд, пытаясь осознать, насколько разрушительной оказалась сила рыжей кобылы Диабло. Мне бы жить  в теле этой дьяволицы и я бы уничтожил этот мир к чёртовой матери! – мысленно воскликнул Эм, морщась от боли, которая током прошлась по его телу всего лишь после одного шага. Мдааа….
Зачем ты взял какую-то сумасшедшую лошадь? – обратилась вдруг к нему Таня. Маршалл открыл рот, быть может, для того, чтобы пожаловаться, но потом решил сказать несколько иначе. Вдруг, сквозь боль он широко улыбнулся, даже засмеялся. Ответ прост -  понравилась. Почему ты не спросишь у меня, почему я выбрал какую-то сумасшедшую девушку? Да и, я вообще считаю, что лошадь и всадник должны подходить друг другу. Ну, вот и выбрал себе под стать. Хехе.
Наверное, очень глупо ревновать девушку к лошади, но как же мне хочется покалечить тебя, пони! - шныряло в голове Эминема, когда он смотрел, как Таня ласково перебирает пальцами эту густую тёмную гриву. Почему-то сразу в памяти всплыв врезавшийся туда образ Диабло. С её пылающими гневом глазами, огненной ярость, с которой она прижигала копытами землю. Алиенто, наверное, затоптала бы его…. Чёрт, с чего мне так не полюбился этот конь? Эм всё пытался уверить себя, что это глупо, но эта мордаха, которая, как казалось Маршаллу, ехидно ухмылялась, просто выводила его из себя. Быть может, и на внешний вид не понравился. Это был явно не его типаж – какой-то низкорослый, мохнатый. Рэпер посчитал его каким-то неказистым. Быть может, потому что ему самому нравились другие лошади: длинноногие, статные, высокие. Стремительные, молниеносные. Как Диабло. Алиенто? Я думаю о ней. Наверное, она придёт в конюшню самостоятельно, когда жрать захочется. Одно я зная точно – я ещё вернусь. Ещё повоюем, пока я жив.
А теперь надо подумать, как мне добираться домой.
Эм сделал несколько неуверенных шагов в ту сторону, откуда не так давно появились Таня на Бианте. Теперь надо добраться до дома, пожалуй. Не удержавшись и смерив животное презрительным взглядом, Маршалл всем своим видом показал, что на такого коня он свою драгоценную задницу не посадит. Не того сорта всадник, ага.

+2


Вы здесь » Horsepower » Места для прогулок » Лес