Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Левады » Малая общая левада


Малая общая левада

Сообщений 31 страница 60 из 104

31

Ступая тяжёлыми ногами по талому снегу, Цеце тащил вслед за собой конюха. Большая, пушистая махина направлялась к левадам с такой надобностью, как-будто знала, что его там кто-то ждёт, а может он и вовсе мечтал дать дёру и сейчас, как это обычно с ним бывало. Тугой недоуздок впивался в переносицу кирпичной морды, мужчина "висел" на верёвке, не позволяя башкиру брать над ситуацией вверх. - Слышь, потише мохнатый. Тебе сегодня радость. Компания на тебя нашлась, посмотрим, что ты учудишь. - На это Бианте лишь лениво скосил глаз, и деловито фыркнул, " То же мне, почесть. Срать мне на эту компанию. Сено моя компания, ага. " За это время мерин достаточно поправился. С момента приобретения его Таней, лошади приходится больше внимания. Конюхи изрядно его вычищают, добавляют в завтрак полезные гранулы, следят за копытами и сегодня решили познакомить его с компанией лошадей. Правда как воспримет это башкир их довольно сильно волновало. Последняя прогулка закончилась печально, обе лошади были покусаны и покалечены. У Бианте до сих пор в области лопатки содран кусок кожи. Впрочем, под такой плотной шерстью ничегошеньки и не видно. Зима диктует свои правила, башкир - порода суровая, степная, готовая к любому климату. Вот и сейчас нельзя было сказать, что мышастый обладает каким-то говнистым характером, на глаз плюшевая пони, очень здоровского цвета, с мохнатыми, чёрными ногами. Грива стала еще гуще и длиннее, в общем парень похорошел.
Подходя к леваде мерин тут-же заприметил лошадей. Тут его смелость сжалась в комочек и убежала куда подальше. Он впился ногами в землю и на отрез отказался двигаться дальше. - Это с этими мне гулять?! - взвизгнул мышастый, вскинув голову и раздувая ноздри. Его уши локаторами метались из стороны в сторону. " Скачут там что-то, романтика. Фу, противные. А этот...Глистообразный, у него видно худоба последней степени. Спасать привезли. Бедняга. " - Ну! Что встал как дебил?! Пошли! - захватив пальцами недоуздок дёрнул мужчина причмокивая губами. Мерин словно вспомнил о существовании человека рядом, " Что мне до твоих чмоков? Чмоки оставишь на кого нибудь другого, я тебе не пусимуси." глаз нервно моргнул, заприметив, как сбоку полетела верёвка чомбура, видимо конюх не выдержал, и взмахом попытался сдвинуть с места мамонта. " Иду я иду. Верёвки то зачем сразу. Иду." Сцепив покрепче зубы, мерин теперь плёлся позади человека, иной раз пытаясь поддёрнуть мордой, вдруг посчастливится и ему повезет удрать от греха подальше. Не повезло.
Через некоторое время они наконец добрались до небольшой, огороженной территории. Калитка недоверчиво скрипнула под напором конюха, и тот вошёл во внутрь затащив вслед за собой Цеце. - Иди, гуляй. Недоуздок не сниму, мало ли буянить начнёшь. Тут лошади дорогие, радуйся. - с этими словами конюх потрепал мерина по холке и перелез через забор, оставшись оттуда наблюдать за действиями башкира. Какое то мгновение мерин недоверчиво таращился на незнакомцев. - Что глаза вылупил? Лошадей не видел?! А ну пошёл! - с нахальной улыбкой сообразил мужчина, швырнув в круп лошади снежный комок. Ну такого нахальства Бианте не ожидал, он взвизгнул по поросячьи, и прижав уши рванулся вдоль ограды. " Ну посмотрим, как ты меня завтра из денника будешь выводить, я тебе всю конюшню разнесу, говнюк. " с этими мыслями мышастый летел по вытоптанной тропинке, оставляя за собой собранные кусочки снега. Его ноздри жадно втягивали воздух, перерабатывали и возвращали обратно паром, глаза изредка косились на лошадей, которые были в совсем другой стороне левады. " Нахер мне не нужны эти...Дорогие лошади, тьфу ты. Что мне радоваться? Скажет тоже...У меня другая причина радости. " Цеце уже заприметил сено, которое мирно пожёвывал гнедой "сосед". В голове уже прокрутился план того, как мышастый будет отвоёвывать свою половину, только предварительно нужно обязательно изваляться в снегу, и оставить на нём свой запах, что бы те, не известные ему личности, не начинали претендовать на квадратные метры этого места. С галопа мерин плавно перешёл в рысь, и уже приближаясь к сену перешёл в шаг. Он не стал расхаживать господином, а тут-же повалился на бок и начал кататься из стороны в сторону, вытягивая задние конечности настолько, на сколько это возможно. Мышастый сладостно похрюкивал и пищал. Перевалившись на своё отъевшееся пузо, мерин неуклюже встал, подскользнувшись на заднюю ногу,и вытянув шею активно отряхнулся. - Ну, теперь я готов к славному обеду. - Прижав уши плотно к затылку, и наморщив ноздри Бианте направился на гнедую лошадь, с видом воина, защищавшего свою родину. Тот не стал искать приключений на свою задницу, и спокойно отошёл в сторонку. Возможно, он уже набил своё брюхо и его это сено больше не интересовало, а Бианте сразу принял это на свой счёт, посчитав, что это он такой грозный и устрашающий конь.

0

32

Тонкая шкура, которую защемила своими челюстями Алкида, словно старалась ускользнуть от неё, переливаясь бликами в негреющих лучах зимнего солнца. Зовут меня, Император. Иных имен люди мне пока не давали. – проговорил вороной жеребец. Алк хотела было уж отпустить его многострадальную холку, но тут тек дотронулся до её плеча и, напирая своей жеребцовской мощью, потеснил куда-то в сторону. Рыжая вся сжалась, ещё больше смутилась и робко перебирала пушистыми ногами, однако, отпустить его не догадалась. Наконец, тот остановился и пихнул её носом. Кажется, мне полагаться сдаться? Алкида резко отпрыгнула в сторону, разжав челюсти. Ах да! А я подумала уж, что императоры не сдаются! – лукаво заметила кобыла, едва заметно гарцуя на месте. Тракенка сделала несколько шагов, а затем поднялась в галоп, покружив немного вокруг жеребца, затем, подкинув задом, пробежалась в конец левады, но и назад она воротилась. Проносясь мимо, Алкида притёрлась боком к ахалтекинцу, толкнув его. К чему были эти шалости? Быть может, он ей понравился чем-то, и она хотела лишний раз прикоснуться к этой лоснящейся шкуре? – кобыла не отдавала себе отчёта. Её захватывал текущий момент, с его прелестями и лёгким смущением. Боже, что же я творю? Можно подумать даже, что я пристаю к нему! С чего бы это? После той стычки с Фридериком я вообще себя так не вела, какой позор, что он подумает обо мне? А с другой стороны, другая её половина жаждала какой-то игры, приключений и задора. Внимания жеребца, его прикосновений. Странно, вроде бы до весны ещё далеко. Предновогоднее настроение? – что же, если она вдруг забеременеет, это мало будет похоже на сказку.
В леваду, однако, прибыл ещё один «сожитель». Это был невысокий конь, пониже поджарой Алкиды, мышастой масти, обросший густой зимней шерстью. Как у меня, только гуще. – подумалось кобыле, когда она провожала сей причудливый объект взглядом. Незнакомец атаковал и быстро отвоевал себе сено, кучей сваленное в другом углу левады. Хм, а я даже на это сено и внимания не обратила. С чего оно ему сдалось? Бока-то вон, какие, упитанные, а всё ест. Пф. Смешной такой. 
Алкида вернула своё внимание к Императору, внимательно посмотрев на него, будто увидев в первый раз. Кто он? Зачем он? Почему он? А стоит ли задавать себе эти вопросы? Кобыла втянула его запах, широко раздувая свои аккуратные ноздри, вокруг которых шерсть была намного темнее, чем на теле. Может, ты расскажешь мне о себе, Император? – спросила Алк, интеллектуально склонив голову чуть в сторону. Или для этого мне нужно как-то уважить ваше королевское высочество? – подшутила вдруг она, залившись мелодичным смехом.
Она приготовилась слушать какую-то историю, осознавая, что игра-то прошла и остаётся обычная беседа, хотя она бы не отказалась, сверкнув подковами на солнце, пронестись вдоль ограды, легонько подыгрывая крупом, будто с невидимым всадником. Я так давно не носила на своей спине человека, не одичала ли я за всё это время? Как-то даже странно так жить. А Император? Быть может, он просто выставочный конь. Мне как-то не вериться, что на его такой тонкой спине ездят люди. Какой-то он нереально тонкий и изящный, будто созданный исключительно для того, чтобы выпустить его в левадку и любоваться из-за ограды. Хотя, наверное, я ошибаюсь.

0

33

-Ах да! А я подумала уж, что императоры не сдаются! - Кобыла окончательно разрезвилась, заражая жеребца бурлящей энергией игры.
-Ну что Вы! Встречалось много императоров?-Снялся с места жеребец и погорцевал вперед, иногда посматривая за Ал. Пробежав пару метров, он поднялся в высокую свечку, вытягиваясь вверх и оглашая округу радостными эмоциями, распирающими горячую душу. -Кроме того, мой титул еще пока не оправдан! - Подшутил вороной, тяжело опускаясь обратно на землю, от чего из под копыт разлетелись хлопья снега и ледяная крошка. Он еще хотел что-то сказать, да тут на сцене появился еще один актер, явно не в настроении и уже доканал конюха почти насмерть. Сказать по правде, миловидное существо, похожее на пуфик больших размеров, да вот явно с крутым характером. Как только башкира завели, конюх сказав ему что-то на прощанье и потрепав, перелез через забор, но не ушел. На это Император фыркнул под нос.
"Ну ведь ни за что не догадается, что попона бы лишней не была"-Хоть теки и могли выдерживать морозы, однако в сильные, предков Императора даже в юрту к людям заводили, лишь бы конь был в тепле. Что же делается в современности. Безобразие. Новоприбывший в леваду, первое время просто смотрел на лошадей, от чего словил комок в круп.
"Какое хамство"-Снова фыркнул ахалтекинец, недовольно помотав головой и взмахнув черным хвостом. Он очень не любил наглых и хамоватых существ, он предпочитал нечто изысканное и прекрасное, а такого в мире маловато осталось. От снежка, башкир начал бегать в другой стороне левады, изредка поглядывая на других обитателей. После этого наблюдать за мерином стало куда интереснее, император даже развернулся корпусом. Черноногий начал валятся в снегу, издавая забавные звуки, а потом быстренько приготовил любимого себя к обеду. Кстати говоря...Он пошел сразу же на штурм сена, а не спокойно и аккуратно, как бы сделал это ахалтекинец. Переведя взгляд на кобылу, император усмехнулся. Она тоже обратила на него внимание и кажется, на упитанность. Ал снова перевела взгляд на него, судя по всему решив продолжить знакомство.
-Может, ты расскажешь мне о себе, Император? Или для этого мне нужно как-то уважить ваше королевское высочество? - Засмеялась новоиспеченная знакомая.
-Хм...-Хмыкнул ахалтекинец и театрально шаркнул передней ногой склонив немного голову.- Боюсь...Моя аудиенция просрочена.-Посмеялся над своими же словами конь, но ответил:-Рассказать я о себе мало что могу. Родом из России, холодного местечка...-Несколько протянул жеребец, будто припоминая.-Мда...Ловлю себя на том, что не знаю что сказать, впервые приходится говорить о себе.-Признался Император.-Единственное, что было особо запомнившимся в моей жизни так это то, как начались первые соревнования и то...Как меня украли.-Сказал жеребец, но уже без грусти как много лет назад. Теперь это всего лишь память.-Так что...Мое величество,-Хихикнул вороной, пародируя Ал -Побывало еще и рабом-покатушником.
"Он мне несколько напомнил будденовскую парочку из России"-Улыбнулся своими "азиатскими" глазами текинец, взглянув на поедающего сено башкира, и немного закинув голову заржал, приветствуя его. Не все же ждать, когда с тобой первым заговорят? И не нужно игнорировать чье-то появление. Нужно и самому делать какие-то порывы, пусть ты тут и новичок.

+1

34

Цеце без определенной надобности жевал честно "отвоёванное" сено и изредка косился на весёлую пару. Где-то с завистью, а где-то с небольшим презрением. Жеребец, сухого телосложения теперь выглядел куда симпатичнее, чем тогда, когда мышастый увидел его за пределами этого забора. Шкура ахалтекинца отражала блики снега, он был настолько гладким, словно его каждый божий день чесали да стригли. - Какие цацы, боже ты мой...- не выдержал мерин, отворачиваясь от незнакомцев. Безусловно, он как обычный конь, жаден до внимания, и нуждается в общении с сородичами, но тут, казалось, люди делают всё для того, что бы уничтожить это маленькое, волосатое существо морально. " Нет, ну я не понимаю. Нафига меня сажать с такими ЖЕРЕБЦАМИ в одну клетку. Да ещё в присутствии дам. Это они точно пытаются понизить мою самооценку, козлы. " Бианте повёл ушами в сторону, уставившись на мужчину, который  обеими руками облокотился о деревянную перекладину и следил за процессом "стабунивания" буйной, маленькой лошадки. - Шёл бы ты, без тебя тошно. - скрипнув зубами прогугукал башкир, обращая свой взгляд на конюха.
Впрочем, он предпочёл заесть свою печаль сеном, и дальше наслаждаться прогулкой. В конце концов надо познакомиться с этой змеевидной лошадью, да и его подруга мерина интересовала ничуть не меньше.
Его желание, словно услышал кто-то свыше, и вороной незнакомец поприветствовал Бианте грубоватым ржанием, которое эхом отозвалось по всей округе. Башкир тут-же вскинул голову и весь напрягся, устремив пушистые уши в сторону незнакомцев. Уже через секунду Цеце отозвался, правда его ржание было не столь величаво. Неуверенно переставляя конечности, мерин начал приближаться к двум незнакомцам окружными путями, он миновал сугробы в обход, выискивал тропиночки, аккуратно перешагивал навоз, и вообще был весь из себя скромняга. Конюх поглядывал на него с явным прищуром, выжидая некого подвоха от этой толстозадой скотинки. Но ничего не произошло, Цеце добрался до пары без приключений. Оказавшись совсем близко к лошадям, мерин остановился. Его копыта впились в топтанный снег с такой силой, словно ему хотелось провалиться куда-то под землю. - Ээээ... Ну чё. Приветствую. - Снизу вверх взглянув на коней пролепетал мышастый. Да, по сравнению с ахалтекинцем он ощущал себя лилипутом, при чём цирковым. Кобылица тоже была на пару сантиметров его выше. А со своей шубой он ещё казался и толстым. - Не, вы не думайте. Я пушистый просто такой. Не толстый. Ага. - " Ёлки. Что это я тут перед ними распинаюсь. "  Опустив глаза на ноги жеребца, башкир достаточно детально его изучил, - А вот ты, что то худоват и лысоват. Тебе в морозы будет тяжко. Где твоя чудо-шуба?! Если ты перед бабой так выголяешься, то зря. Я тебе по секрету скажу...- мышастый подошёл поближе к Императору, и вытянув морду к его шее, чуть слышно, шёпотом пролепетал, - Отращивай шубу, или останешься без чудной штуковины. У меня так друг, лишился коечего. -, всё это было сопровождено ехидной ухмылкой, и нахальным взглядом на кобылицу, что стояла поодаль. Закончив с вороным, Бианте поспешил к Алкиде. - А вы, мадемуазель, весьма чудно выглядите. -

+1

35

Ну что Вы! Встречалось много императоров? Разумеется. – прищурилась Алкида, Меня окружают только лучшие лошади, ага. Игриво склонив голову набок, рыжая сорвалась с места легонько подкидывая крупом. Кроме того, мой титул еще пока не оправдан! – сказал Император, глухо топнул передними ногами по утоптанному снегу, опускаясь со свечки.
Жеребец обратил внимание на мышастого коня, наблюдая за его действиями и телодвижениями мальчишки-конюха, который, как показалось Алкиде, задорно запульнул снежком в упитанный круп мохнатого незнакомца, что остался явно сердитым после этой выходки человека. А я бы хотела так. Это же снег, а не камень. Человек кидал бы снежки, а я бы уворачивалась, резвясь и пытаясь отбить эти снаряды копытами! Эх, иногда, я всё же так скучаю по человеческой ласке. Что это? С утра огладят, когда выведут в леваду, вечером усталой рукой конюх проведёт по моей шее, да и всё. Разве это жизнь, я мечтала о другом: о верном друге, о победах, которые бы я приносила ему. Мне не важны все эти кубки и медали, но раз они проносят радость людям, то я должна стараться, чтобы добыть их.
От трепетных размышлений Алкиду отвлёк Император, он ответил на поставленный её вопрос весьма скудно, хотя кобыла и не ожидала длиннющего рассказа. Украли? – навострилась Алк, неужели? Это действительно ужасно. – с искренним сочувствием произнесла тракенка, посмотрев впервые в глаза своему ахалтекинскому другу. Он не спрашивал у неё её историю, но Алкида начала сама: Семь лет, нет, уже почти восемь лет назад, я жила в прекрасном месте, окружённая любовью и лаской. Я помню свою маму, и те прогулки, когда мой будущий тренер садился на её спину, и она бежала широкой рысью по лесным тропинкам, а я бежала за ними, мечтая, что когда-нибудь стану такой же как она, буду служить людям. Потом, мне было года три и моя мечта сбылась легко и играючи, как же я была счастлива и горда! – кобыла сдержанно улыбнулась, опустив смущённый взгляд в снег, взбитый тяжёлыми конскими копытами. Я и мой тренер много времени проводили вместе, играли, работали, смотрели, как работают другие именитые лошади, кони-чемпионы. Тут Алкида продолжила на тон ниже: Но чемпионкой я не стала. В сломанный забор зашёл какой-то жеребец и совратил меня.  Люди решили, что жеребёнок получиться дурным и продали меня. Я попала к хорошим людям, но там мы были просто "лошадьми для души." Целыми днями мы гуляли, изредка, на нас ездили. Но и это кончилось, когда хозяйка тяжело заболела, и ей стал нужен чистый горный воздух, чтобы было легче дышать. С собой хозяева не могли нас взять. Меня перепродали как раз сюда, моих товарищей в какое-то другое место. Так я и оказалась здесь. Сначала вроде бы хотели определить меня в спорт, но люди являлись ко мне всё реже и реже, пока, наконец, не стали просто выводить меня в леваду каждый день с утра до вечера. Прямо как сейчас. Алкида грустновато улыбнулась и топнула копытом о мёрзлый грунт. Не сказать, чтобы воспоминания сильно ранили её, наоборот, она была рада поговорить с кем-нибудь об этом.
Император приветствовал новенького, того самого мышастого, который, ответив на приветствие, пошёл по направлению к ним. И зачем он тебе, этот, смешной?
Незнакомец подошёл и нелепо поздоровался, затем начал какой-то странноватый разговор, особенно, он показался Алкиде странным, когда завёл речь про «шубу» и «кое чего». Кобыла неловко опустила нос к снегу, замешкавшись – то ли отойти, то ли остаться. Мышастый конь казался ей каким-то слишком нелепым, ограниченным, но и отойти от них было как-то некрасиво, не вежливо. Поэтому она осталась на месте, словно впившись в снег копытами.
А вы, мадемуазель, весьма чудно выглядите. Это он про меня? Ах да, про меня. Да, спасибо. – коротко ответила Алкида, подняв голову. Её сильно смущала речь новенького, уж слишком непривычна она была. Как будто…. Жеребёнок? Или нет, как будто опьяневший человек, случайно забредший в леваду.

+1

36

-Разумеется. Меня окружают только лучшие лошади, ага. - Продолжила играться Алкида, но после остановилась в раздумьях. -Украли? Неужели? – На это Император кивнул головой, мол да, именно так все и было...- Это действительно ужасно.
-Да это уже не столь важно, важно то как есть сейчас. – Замолкнув, Император погрузился в раздумья от слов кобылы, поведовавшей свою историю жизни, которая совпадала с его - отсутствием человека любимого и единственного.
- Семь лет, нет, уже почти восемь лет назад, я жила в прекрасном месте, окружённая любовью и лаской. Я помню свою маму, и те прогулки, когда мой будущий тренер садился на её спину, и она бежала широкой рысью по лесным тропинкам, а я бежала за ними, мечтая, что когда-нибудь стану такой же как она, буду служить людям. Потом, мне было года три и моя мечта сбылась легко и играючи, как же я была счастлива и горда! Я и мой тренер много времени проводили вместе, играли, работали, смотрели, как работают другие именитые лошади, кони-чемпионы. Но чемпионкой я не стала. В сломанный забор зашёл какой-то жеребец и совратил меня.
"Мерзавец."-Молча прокомментировал рассказ Император, хотя...А будь он на месте того жеребца, как было бы в истории с его участием? Нет..Бывают и среди зверей, отбросы...Если самка не желает, нельзя навязывать себя и свои прихоти, пусть и сильные. Отвратительно...
- Люди решили, что жеребёнок получиться дурным и продали меня. Я попала к хорошим людям, но там мы были просто "лошадьми для души." Целыми днями мы гуляли, изредка, на нас ездили. Но и это кончилось, когда хозяйка тяжело заболела, и ей стал нужен чистый горный воздух, чтобы было легче дышать. С собой хозяева не могли нас взять. Меня перепродали как раз сюда, моих товарищей в какое-то другое место. Так я и оказалась здесь. Сначала вроде бы хотели определить меня в спорт, но люди являлись ко мне всё реже и реже, пока, наконец, не стали просто выводить меня в леваду каждый день с утра до вечера. Прямо как сейчас. - Расстроилась..А так все хорошо начиналось. Оставив назревшие вопросы в голове, вороной осторожно переступая ногами, особо крутые кочки снега, приблизился к таркенке, поднося бархатный нос к шее Ал и фыркнул, обдав теплым паром дыхания, а после, приподнял губу и слегка прикусил ее шею, подбадривая.
-Не пристало столь красивой особе так расстраиваться. Еще будет спорт, еще будет человек. На таких как ты, он всегда найдется, нужно просто немного подождать.-Сказав это, он обернулся куда-то в бесконечность, смотря вперед, меж стволами деревьев. Ахалтекинец - лошадь одного хозяина, как говорят о них. А вот у Императора, его не было. Он понимал ощущения Алкиды, это было ужасно. ...Был, но не считался хозяином....
Обернувшись снова на собеседницу, он увидел новое выражение. "И зачем он тебе"-Так и написано было на мордашке кобылы, что немного развеселило вороного.
Животное всегда чует возраст другого животного, будь то щенок алабай, огромного роста перед пожилой таксой и уважать будет не меньше если бы было все совсем наоборот. Это люди смеются над одноглазым, толстым, тощим одноногим, тупым или просто странным. Например называя рыжих бездушными, азиатов калькуляторами.
- Ээээ... Ну чё. Приветствую.-Таки подошел и поздоровался, правда немного странновато для Императора. -Не, вы не думайте. Я пушистый просто такой. Не толстый. Ага. - Добавил он после, на молчание парочки.
-Как угодно.-Кажется улыбка с азиатских и темных глаз не слезала сегодня, а может быть всегда?
- А вот ты, что то худоват и лысоват. Тебе в морозы будет тяжко. Где твоя чудо-шуба?! Если ты перед бабой так выголяешься, то зря. Я тебе по секрету скажу... - Император даже впал в легкий ступор и ничего не ответил, но завидив как башкир приблизился, немного наклонил голову, что бы услышать, что он там ему нашепчет. - Отращивай шубу, или останешься без чудной штуковины. У меня так друг, лишился коечего.
"О боже мой." - Пронеслось в уже поднятой голове ахалтекинца. "Какой кошмар" - Для него такая форма разговора была в новинку, в России конечно он повстречался со всякими, от хамов до заносчивых, да вот этот жеребчик весьма озадачил вороного, а сам же ехидно усмехнулся.
А вы, мадемуазель, весьма чудно выглядите. - Обратился мерин уже к Ал, в то время как тек невольно дернул шкурой и повернул голову, покосившись глазом на свой бок.
-Признаться у меня не бывало длинной шерсти...-Задумчиво сказал он уже сам себе, помня что всегда укрывали попоной от подобного. Взмахнув хвостом и всхрапнув от того, что уже довольно сильно продрог.
-Да, спасибо. - Отозвалась таркенка башкиру. Император же подождал, когда между фразами башкриа и Алкиды появится пауза, спросил:-А Вы у нас?..-Нужно же знать, как зовут эту симпатичную тушку в пуховом "комбинизончике".
"Он такой миловидный"-Зажмурился вороной, отвернув голову от пары и усмехнувшись.

+1

37

- Да, спасибо. – мышастый опешил от краткословия, " И это всё? Пффф..." на чёрных губах появилась улыбка, он тут-же потерял интерес к яркой, рыжей кобылице. " Она меня не хочет, ну и я её хотеть не буду. Тоже мне, дива..." Странно, что он этого не сказал вслух, возможно побоялся получить по морде от ахалтекинца. Конечно он не сомневался в своей прыткости, и тем более, он не сомневался в том, что уделает эту вороную лошадь, но... Это всего лишь его догадки. Как обычно. Бианте вскоре обошёл жеребца и встал точно напротив, да ещё и поодаль, что бы голову не приходилось поднимать. -Признаться у меня не бывало длинной шерсти...- - Как это?! - только и сообразил Цеце. В его понимании не иметь зимой густого подшёрстка - извращение природы, или же людей. Холодно ведь, мороз. Сощурив тёмные глаза башкир недоверчиво дёрнул мордой в сторону, - Да бред всё это. Тут два варианта, либо у тебя лишай...- голос был серьёзен как никогда, но бесенята отбивали чечётку в его нахальных глазах, - - Либо... Люди тебя целуют в попу, и при прогулке вечно одевают покрывало. - " Я всё же склонен к первому варианту. Ведь если бы его целовали в задницу, он бы был в какой нибудь розовой, обшитой стразами шубке. Хехе.." За свою жизнь мышастому приходилось иметь дело с попоцелованием. Хозяйку так раздражала его волосатость, что при любой прогулке она оставляла на нем попону, которая держала тепло, тем самым обманывая организм. И к её радости, тело мерина оставалось гладким, как летом, только ноги обрастали, но тут она его стригла. " Извращенцы то..." Выходя из ступора глубокого мышления, мерин всё так-же, озадаченно разглядывал жеребца. Император казался каким-то нереальным, блестящим, подтянутым, глаза с дикой харизмой. Не удивительно, что Алкида так сухо ответила ему, какой тут коротышка, когда рядом стоит такой знойный красавчик. Даже мышастому сейчас был интересен незнакомец, ежели кобылка. -А Вы у нас?..- - Мы у нас... Бианте. - " Да, величавое имя, схавал?!" явно гордый собой, мерин набычился и высоко поднял шею. В этот момент жеребец слегка улыбнулся, на что башкир ответил лишь ушами, которые отправились к затылку. " Я его шкурку быстро разукрашу, если будет скалится тут, ишь... Нашёлся."
Калитка левады пискляво скрипнула, Цеце невольно обернулся. Сюда завели ещё одну лошадь, не знакомую совершенно, по всей видимости жеребец. - Мда. - глухо пролепетал Бианте, и вытянув шею потрусил в сторону, куда-то поближе к Алкиде. Незнакомец приближался, плавно переставляя конечности. Цеце не особо интересовала эта личность, да и вообще, он ощущал атмосферу монотонной и занудной. " Лучше бы я сено жевал, с тем.. гнедым. Странный он какой-то, от всех поодаль, скучный. " - Здравствуйте. Вы не против…-  - Э! - взвизгнул башкир, делая шаг на встречу, - Куда пошёл?! Не против, не против. - последнее он говорил уже тише, буравя взглядом удаляющийся круп.
- Да чего вы такие скучные? Кто-то умер?! - раздув ноздри не выдержал мерин, касаясь глазами то ахалтекинца, то тракенки. У Алкиды была совсем кислая морда, потому башкир осторожно подошёл, и подтолкнул кобылу своим плечом в бок, - А ну ка! В пляс! Живо живо! - тут-же он метнулся к вороному, и слабо цанув его за лопатку потащил следом. " Как старые бабки да дедки, "дорогие лошади"...ХА!" Хватка челюстей тут-же ослабилась, а Бианте вскинул свой зад, и с места рванулся в обезумевший галоп. - Подскользнётся же, дурень! - прокричал конюх, весь напрягшись. Он, кажется, понимал, что вот, начались их игрушки, главное, что бы кто-то не заигрался и не поранил никого. А вообще Бианте было всё равно. Он словно ошалел, взвизгивал, храпел. Его коротенькое тельце оставалось на месте, лишь ноги, смешно смешно переменались. Хвост флагом парил следом, из ноздрей, как из паровоза, клубился молочный пар. Проскакивая мимо новой, не знакомой лошади, Цеце играючи цапнул незнакомца за круп, и вновь дал дёру.

0

38

Император слушал внимательно, сопереживая её рассказу. Чутко заметив перемену настроения рыжей тракенки, вороной жеребец подошёл ближе к ней, щекоча шею тёплым паром своего дыхания, что вырывалось их узких ахалтекинских ноздрей. Алк почувствовала, как его губы слегка сомкнулись на её шее, прищемив частичку бархатной шкуры. Кобыла лишь робко улыбалась, вдруг вытянув нос и дотронувшись до его груди, такой гладкой и лоснящейся. Оставалось лишь прикрыть глаза и растаять, но какой-то страх, что зародился в ней ещё давно, когда потерпела она насилие от того жеребца, не позволял ей расслабиться.
Не пристало столь красивой особе так расстраиваться. Еще будет спорт, еще будет человек. На таких как ты, он всегда найдется, нужно просто немного подождать. Ага… - тихо прошептала кобыла. Он отступил, и кобыла еле скрыла своё разочарование под маской грустноватой улыбки.
Алкиде стало окончательно неуютно в этом обществе жеребцов, когда в леваду завели ещё одного, пятую лошадь в этой леваде. Да ёлкин куст, они решили всю конюшню чтоли сюда вывести. Новоиспечённый ей совсем не понравился, Алк притёрлась боком к Императору, чувствуя всем телом его тепло, что успокаивало её. Она как бы говорила: « я с ним, не троньте меня». Однако, взгляд её, что ложился поверх голов этих лошадей был горделив и независим. Лишь одного она желала – убраться отсюда как можно скорее. Конечно, Император, он замечательный. Алкиде понравился её новый знакомый. Жеребец общительный, воспитанный, с позитивным настроем. Новоприбывший же, возродил не самые приятные воспоминания в памяти кобылы. Почему-то ей вспомнился до нельзя приставучий Феникс, что бегал за ней, словно отслеживая каждый шаг. Господи боже, чует моё сердце ещё кого-нибудь приведут. Заберите меня отсюда!
Мышастый, тем временем, оказался весьма задиристым. Он по-прежнему говорил нагло, предлагая какие-то вычурные вариации того или иного. Алк чуть прищурила глаза, по-прежнему держась рядом с тёплым вороным боком, будто навязываясь быть его спутницей. Кобыла будто спала с открытыми глазами около Императора, отрывками улавливая разговор, предостерегающе прижав уши к рыжей голове. Бианте? Красивое имя, впрочем. Красивое имя. – оживлённо повторила она вслух, взглянув на мышастого.
Кобыла не ожидала толчка, поэтому пошатнулась, случайно толкнув вороного, когда Бианте вдруг прилетел её плечом в бок. Зажала уши, но впрочем, на самом деле не особо то и, разозлившись, Алк встала прямо, глядя вслед удаляющейся взвизгивающей толсто-пушистой заднице.
Возможно, всевышний услышал её просьбы, ведь к ограде подошёл знакомый кобыле человек. Это был пожилой конюх, строгий, но добродушный, как обычно, Алк пришёл забирать именно он. Как хорошо! Рыжая улыбнулась, навострив аккуратные ушки на человека, который приоткрыл ворота, остановился и громко призывно свистнул. Это за мной, обрадовано сказала Алкида, обращаясь к Императору. До встречи, мне было очень приятно твоё общество. Кобыла легонько потёрлась о его щёку своей щекой, обворожительно улыбнулась. И вам до встречи – обратилась кобыла к мышастому коню, который невзначай проносился мимо неё.  Затем, легко сорвавшись с места, она резкой рысью миновала тот самый отрезок пути до приоткрытой калитки. Конюх бесцеремонно, но по-своему ласково, взял её рукой за челку, не утруждаясь одевать недоуздок. Из-под его руки, Алк ещё раз посмотрела на Императора. Наверное, он посчитал, что меня сейчас унижают. Но, это ведь, так… мило.
Тракенка умиротворено фыркнула и покорно, полностью расслабленно почапала вслед за мужчиной. Через некоторое время, тень конюшни скрыла под собой её огненно рыжий круп. В конюшню, в денник.
------------> в конюшню.

+1

39

- Как это?! -  Это явно изумило мышастого. - Да бред всё это. Тут два варианта, либо у тебя лишай...
-У всех, кто относится к моей породе, так вот уж повелось. Даже кровеносные сосуды видны, что уж тут.-Сказал Император, в паузе жеребца. - Либо... Люди тебя целуют в попу, и при прогулке вечно одевают покрывало. - Порой казалось, что башкир так и норовит зацепить Императора, наверное его скоро разочаровывать начнет то, что он все не бесится. -Хм..Признаться сейчас я бы от попоны не отказался.-Улыбнулся жеребец, сощурив глаза. Тут наконец незнакомец представился, с легкой толикой усмешки, на "мы".
- Мы у нас... Бианте. - На его ответ, да еще и гордый жест поднятия шеи и новой позы, Император довольно расфыркался, радостный новому знакомству. Ему определенно нравилось в этом местечке. Несмотря на величественную позу мерина, он все же внутренне ворчал, это было видно по ушам. -Император.-В свою очередь представился "схававший", миролюбиво кивнув.
Вдруг снова скрипнула старушка-калитка, привлекая внимание лошадей, которые так разговорились, что не услышали, как был подведен еще один жилец местных конюшен. Бианте же потрусил поближе к Алкиде.
- Здравствуйте. Вы не против…- Между тем, Ал прильнула боком к Императору, явно нервничая, а потом и случайно толкнула жеребца, на что он разумеется не обиделся.
- Э! - взвизгнул мерин, ступив навстречу. - Куда пошёл?! Не против, не против. - Вставить слово Император не успел, так как снова заговорил мышастый. - Да чего вы такие скучные? Кто-то умер?!
"Умер..Скоро умрет рассвет..."-Впал в романтику текинец, делая три шага вперед и вытягивая морду к небу, словно желая коснутся черным носом солнце, которое не грело зимой, а лишь создавало иллюзию себя.
"Наверное сейчас в конюшне России на него смотрит мой отец, мой брат, моя мать...."-Закрыл черные глаза вороной, не ощущая взгляда башкира на себе.
... Живо живо! - Даже не все слышал текинец. Неожиданно его романтизм пропал и он вздрогнул, дернувшись и  отпрянув в сторону, с громким фырком:
-Ну что Вы, что Вы.-Мотнул мордой вороной, словно желая отпихнуть от себя назойливый пуфик. -Не балуйтесь. - Стерпел шутку вороной. Когда же челюсти отпустили его нежную кожу, ахалтек поднялся в низкую свечку и громко заржав опустился, рысцой отбегая в противоположную часть левады.
- Подскользнётся же, дурень! - А вот и конюх занервничал. Да, носится в такую погодку...Гололед практически!
Император с улыбкой наблюдал, как Цеце тяпнул новенького скромняжку.
-Это за мной, до встречи, мне было очень приятно твоё общество.-промолвила Алкида, собираясь уходить из левады.
- Рад нашему знакомству,-Кивнул вороной.-Надеюсь еще увижу Вас в этой леваде. - Улыбнулся Император, тихонько всхрапнув от того, что кобыла потерлась об его щеку своей, выражая дружелюбие.- И вам до встречи
Правда Императору показалось, что человек обижает таркенку, да потом посмотрев на ее реакцию, понял, что ошибся. Так..Что то новичек там притух..Явно у него что то на душе не так или он просто не смел?
-Не скромничайте, присоединяйтесь!-Приветливо гукнул Император новенькому в вольере и мотнул головой.
"Быть может и мне как то разрядить обстановку?"-Легкой рысью, Император приблизился к конюху облокачивающемуся на заборе.
"Хм...Как же там..."-Присмотрелся текинец, на удивившегося человека, который не понял что это тому надо.
-Я смертельно извиняюсь, но мы, кажется, играем.-Сказал человеку император и резко схватил зубами того за шапку, потащив на себя и сорвав с его головы, причем с клоком волос, это случайно вышло. Лошади любят все таскать...Помнится по молодости у императора был любимый сапог. Уже с шапкой в зубах, вороной побежал на башкира, на году опуская голову словно бык на радео.
"Кажется я лишил человека куска его гривы"-Приметил он выпавшие на снег волосы, от чего остановился.

+1

40

Быстро переставляя конечности Бианте несся вдоль забора, оставляя вслед за собой лишь талые ошмётки снега. Погода явно радовала. Затянутое белой пеленой небо было спокойно, медленно и аккуратно приземлялись снежинки. Никакого намёка на холодный и агрессивный ветер. Хруст под ногами вселял в башкира какие-то позитивные эмоции, они возбуждали его к играм, к пакостям, заряжали бесконечной энергией. Наконец, добежав до конца левады, мерин резко затормозил задними ногами слегка осев. Его выражение морды было крайне удивлено, завидев под "одеялом" пушистого снега деревянную перекладину. " Как всегда. Я ведь и снести могу. Жалкие людишки, ничерта не умеют." прижав уши к голове Бианте вдруг встал как вкопанный, упираясь своей мощной грудью о забор. Его ноздри жадно втягивали морозный воздух, на ресницах таяли хрупкие снежинки, дыхание превращалось в молочный пар и всё казалось таким не настоящим.
Аккуратно скосив взгляд на пару незнакомцев Цеце не обнаружил кобылицы. - Пффф... И ради чего теперь весь этот цирк?! - пробурчал он себе под нос, обрушив все свои надежды. Хотя, впрочем, не так он был расстроен. Сегодня ему совсем не до отвоевания территорий, да и ахалтекинский жеребец слишком добродушен до его язвительства.
Скрипнув зубами мерин досадно повернулся и вяло переставляя ноги направился обратно к вороной лошади. Ему не получилось "завести" лошадей, ну и фиг с ним. Конюх, который привёл башкира в эту леваду был крайне изумлён таким покладистым настроением Бианте, на его лице сияла улыбка, кажется он теперь знает с кем можно выпускать Цеце на прогулки. Медленно впиваясь тяжелыми копытами в промёрзший снег мерин протаптывал себе дорогу. В его глазах было некое безразличие, прижатые уши к голове говорили о его досаде. " Тоже мне, выпустили погулять с какими то недолошадями. Один дистрофик лысый, второй вообще, " чёрные глаза сверкнули в сторону Калинеро, который так-же продолжал смотреть куда-то за горизонт, " у него наверное душевная болезнь, конечно. Жизнь дерьмо, надо повесится на недоуздке.. " про гнедого он даже вспоминать не стал. Тот казался совсем странным, одичавшим, что ли. Пока Бианте был по уши в своих мыслях, Император оживился. Яростный звук скачка заставил башкира поднять взгляд на жеребца. Император уже несся гибкой ланью в его сторону, при этом у него во рту была какая-то странная штуковина. Мерин не сразу понял, что он там притащил, но матюгающийся конюх, потирающий свою макушку ответил на все вопросы. - Ахах.. Красаааавчик! - заулыбался мышастый, когда Император подошёл совсем вблизь. Упавшие на снег тёмно-русые волосы развеселили башкира ещё больше. - Да ты зверюга... Чуть мужику голову не отхватил. А притворяешься интеллигентом. - Цеце легонько боднул своей макушкой лопатку вороного, мол, одобряет. - Хах.. Это он поймёт теперь, какого это без шубы, и лысым быть. - В самом деле, конюх весьма смешно материл лошадей, и потирал свою голову.

+2

41

- Ахах.. Красаааавчик! - Кажется Цеце был доволен выходкой Императора, который только весело заржал. Самому было смешно от происходящего. Обернувшись на конюха, жеребец махнул длинным хвостом.
-Кажется, уважаемый не сильно доволен.-С усмешкой заметил ахалтек.
-Да ты зверюга... Чуть мужику голову не отхватил. А притворяешься интеллигентом. - Боднуслся башкир, одобряя.
-Кто ж знал, кто ж знал...-Наигранно несчастно вздохнул вороной.-Я думал, у людей грива держится по прочнее, да вот не рассчитал, кусок выдернул.-До чего забавно, нужно будет повторить. И чему он тут учиться? Где твои манеры, Император!
- Хах.. Это он поймёт теперь, какого это без шубы, и лысым быть. -Несмотря на угомонившихся жеребцов, мужик продолжал крыть их трехэтажным матом без остановки. Император не сводил глаз и ушей с злющего конюха, которому подгадили настроение.
-Слушай...-Слегка наклонил голову к уху знакомого Император:-Тот чудак что-то непонятное говорит, это он на каком языке говорит то? Немец поди?-Предположил текинец.
-Ты чего бесишься, с утра по раньше? С кровати рухнул?-Показался в поле зрения второй конюх, он пришел за Императором.
-Да эта скотина...Ты погляди что сотворила?-Показал лысину один человек другому-Да еще и скомуниздил мою шапку. Обслюнявил поди.-При этой фразе император насмешливо фыркнул и бросил шапку себе под ноги.
-Император велит забирать от его ног!-Засмеялся второй конюх и хлопнул сослуживца по плечу.-Ладно тебе, нечего на животин дуться, подвигаться тоже полезно.
-Это за мной.-Узнал конюха Император, разворачиваясь.-Приятно было с Вами познакомиться, Бианте.-На прощанье улыбнулся ахалтекинец и легкой рысцой потрусил к открытой калитке. До чего же скрипит, смазали бы. Переступая длинными ногами кучки снега, жеребец дошел до человека, который огладив его длинную морду заметил:
-Этот черт тебя и не укрыл еще, пойдем ка согреешься.-С этими словами, он увел Императора в его личные покои.

--------------------Денник Императора.

0

42

- Нет, нет, нет! Сначала оденьте меня, ну я же замерзну! - гугукала кобылица, не желая выходить из конюшни. Конюх тянул ее, но Нирвану жутко смущал этот белый свет за приоткрытой дверью и морозец, тысячами иголочек пробегавший по ее спине и груди.
- Упрямица! Пошли, кому говорю.
Протяжно фыркнув, она наконец-то сдвинула с места свои тонкие ножки и маленькие копыта снова застучали по полу. "Ну ладно, ладно... Но если я заболею..." Яркий свет вдруг слегка померк, когда они вышли на улицу. Нирвана тут же навострила уши и широко раскрыла выразительные карие глаза. "Снег!" На нос упали первые снежинки, тут же расстаяв, потом на спину, застревали в легкой гриве и подолгу не таяли, придавая волосу какой-то волшебный блеск. Нирвана осматривалась по сторонам, не смотря на дорогу, полностью доверив свою дорогу конюху. У нее не было сомнений, что человек не поведет ее на лед и не даст упасть. "А вроде и не холодно" Между прочим так заметила кобылица и тут же повеселела, шаг стал активней. Довольной вышагивая чуть ли не вперед конюха, Нирвана продолжала осматриваться, только теперь с более живым интересом и поднятой маленькой головой со слегка щучим профилем. Ей здесь нравилось. Пока что. Нева прибыла сюда вчера вечером и ее уже ждал теплый денник и свежий корм. Она быстро заснула и вот, уже новый день. Она, конечно, еще ничего не могла сказать о лошадях, что тут проживают, но она не видела ни одного пони. Это не напугало ее, но кобылка уже привыкла к тому, что ей чаще приходиться доказывать, кто она такая и на что способна. Ведь в мире, если ты маленький, значит слабый. По жизни Нирвана всегда оспаривала это суждение и продолжает упираться до сих пор.
Впереди показались деревья, высокие. Запах хвои тут же проник в чувствительные ноздри пони и она стронула плечо конюха. "Куда это ты меня ведешь, м?" Потом Нева увидела ограждение, еле заметное в этой белоснежной пелене. "Неужели левада? Совсем не похожа на те, где я раньше проводила время." Послышался скрип калитки, кобылка поглядел в строну звука. У входа кто-то толпился: два человека и длинноногий темный конь. Барышня тут же приосанилась, заметив, что жеребец много выше ее. Его вывели из левада, а Нирвану наоборот, впустили, при этом пришлепнув по крупу. Соловая прошла буквально два темпа рысцой и тут же остановилась. Обернувшись на уходящих людей и жеребца, она навострила короткие ушки, потом отвернула одно в сторону и шагом пошла вперед. Большими глазами она смотрела себе под ноги: светлые копыта рыхлили не глубокие сугробы там, где лошади еще не протоптали узорчатые тропинки. Мягкий снег завораживал ее воображение и она на ходу опустила голову и попробовала его на вкус. Весело фыркнув и остановившись, оттого, что крупица защекотали ноздри, Нирвана чихнула. Тихо хихикнув, кобылка замотала головой, отряхнулась. Потом неожиданно встрепенулась и выпрямилась, подняв хвост. Краем глаза она заметила кого-то. Украдкой повернув голову, Нева разглядела, что это башкир мышастой масти, но тут же отвернула голову прямо. Будто и не смотрела в сторону другой лошади. Она думала, что одна тут. В любом случае, она не могла так с ходу идти и знакомится. Тем более она не любила навязываться и вообще подходить к чужим, непонятным лошадям. Опустив хвост, но не голову, кобылка направилась к изгороди, что была ближе к конюшне. Встала напротив и стала смотреть, как ходят туда сюда конюхи и иногда лошади, которых старался укрыть своим плащем белый снегопад.

+1

43

Бианте был жутко возмущён поведением конюхов. " Боже! Божеее! Бедный суповой набор! Его наверное за такие проделки на суп и повели. Охохо..." фырча и выделываясь перед мужчиной, который уводил Императора, он и жопой швырял, и толкал рабочего в бок. Его игрища стали совсем не узнаваемы, когда пара наконец дошла до калитки. Ох, как он нахохлился сейчас. Весь из себя, такой деловой, с высоко задранным, тёмным хвостом Бианте втёрся к ахалтекинцу в бок, и скрываясь за ним уже строил в голове грандиозные планы своего побега. " Вот вот, сейчас откроешь калитку, а я с вами выйду. Ну не гений ли я? Теперь главное не привлекать внимания. " Как жаль, как жаль. За действиями мышастого хитрожопа уже наблюдал "облысевший" от проказов ахалтекинца конюх. Он выучил Бианте как облупленного, знал каждую проказу и умел воздействовать на это самовлюбленное животное не только лопатами да вилами. Мужчина пробрался через забор к калитке, и выпуская своего коллегу с лошадью, тут-же навалился на дверцу левады всем своим телом, тем самым противостоя Цеце. Мышастый совершенно опешил от такой наглости, секунду он пытался надавить на калитку своей грудью, что бы в конце концов удрать отсюда, но не тут то было. Конюх треснул ему по морде, и матюгнул хорошенько. - Ах ты сука такой! ПШЁЛ ПРОЧЬ! - вздёрнув ногой мужчина взрыхлил снег, что лежал под его сапогом да и запульнул им в Бианте, спуская башкира с небес на землю. Мышастый оскалился, высоко задрал бошку, он прижал уши плотно к голове, и одним скачком отпрыльнув от забора понёсся огромными скачками по кругу левады, то и дело выдавая смачных козлов в сторону человека. Ох, он чувствовал себя униженным, но утешался только тем, что в деннике он даст этому жалкому человечишке просраться.
Скрипя зубами, негодуя, визжа, психуя, мерин и не заметил того, как в леваде появилась столь интересная особа - нежного, золотистого цвета. Сказать, что Бианте облизнулся от её появления - ничего не сказать. Он впился всеми четырьмя в снег, и вылупив огромные глазищи на миниатюрную, холёную незнакомку захрюкал " Вот она! Вот она задница моей мечты!" Сам не понимая своих действий, мерин по жеребцовски согнул шею баранкой и напрягшись, втянув в себя живот и вздымая хвост, пританцовывая, направился к прелестной даме. А какие звуки он издавал, конюхи собрались целым зрительным залом, наблюдать за любовными играми грубияна. - Не?! Ну вы посмотрите как порхает. Фея! - все засмеялись, но Бианте даже ухом не повёл. Он целенаправленно шёл на кобылицу минуя снега, лужи, грязь, навоз и даже сено. Приблизившись к золотистой незнакомке, он не прилично близко подошёл к ней, и коснувшись мордой её гибкой шеи жадно втянул сладкие ароматы, - Привет, Персик. - горячо зашептал Цеце, всё ещё оставаясь в своём брутальном, мужском обличии.

0

44

"Хм... Интересно, приживусь ли я тут? Конюшня такая большая, элитная. Пф, моя все равно была не хуже... А тут так много других лошадей и люди тоже другие. А они тут проводят соревнования? Надо будет узнать." - мысли в голове соловой сделали выражение ее мордочки озадаченной, отчего она иногда шевелила губами, тихо хлопая ими. Сделав два шага вперед, она вплотную подошла к изгороди и, согнув шею, стала губой трогать снег так, чтобы он спадал вниз. От нечего делать она даже заинтересовалась этим процессом, навострив уши. Но тут ее слух поймал еле уловимый топот копыт. Снег был мягкий и легкий, рассыпчатый, отчего делал незнакомые шаги почти бесшумными. Поэтому Нирвана напугалась, когда мышастое нечто оказалось прямо сбоку от нее и дерзко зашептало, щекоча кошу под коротко стриженной шерстью:
- Привет, Персик.
Нирвана, прижав уши. приподняла верхнюю губу и клацнула зубами совсем рядом с храпом невежды, но тут же снова выпрямилась, притопнув ногой. Сделав два шага в сторону от башкира, она с презрением смотрела на него, все еще прижимая уши к голове. "Да что ты себе позволяешь, кусок колбасы!" У нее просто в голове не укладывалось, как с ней могли себя так нагло вести. Карие глаза придирчиво осмотрели мерина, уши немного расслабились и медленно перешли в обычное положение. Конь был крупнее Невы, сбитый, а из-за показушно выгнутой шеи казался еще и каким-то коротким. Хотя раскраска у него была заманчивая. И этот ремешок на спине. "Пхе, считаешь, что я из тех, кого можно вот так вот цеплять? Ха, я тебе покажу..."
- Персики на рынке. - фыркнула соловая, взмахнув хвостом и обратив взгляд в сторону, потом снова на незнакомца, - А я Нирвана.
Кобыла в один момент непонимающе посмотрела на башкира, насупившись. Навострив уши, она слегка вытянула голову вперед, слегка развернула ее вбок, разглядывая мерина спереди. Потом выпрямилась, хмыкнув, с явным оценивающим взглядом стала спокойно обходить мышастого вокруг. Вообще обычно она не вела себя так при первой встрече. Но на дерзость могла ответить тольео дерзостью, если не агрессией. У нее было хорошее настроение и лишь только от этого она сразу не послала этого наглеца куда подальше. Хотя и куда здесь слать? Вот еще один момент. Его не выгнать, не прогнать и рождалось чувство, что если Нирвана уйдет в другой угол, так просто от незнакомца она не отделается. Посмотрим, что будет дальше, хорошо.
- Ха, надо же. - сладко, но остро произнесла пони, вышагав и очутившись снова перед башкиром, почти боком, - Я думала мерины не такие наглецы, как жеребцы.

+1

45

Возле уха клацнули зубы, Бианте даже отдёрнуть морду не успел, но ответно прижал уши и сжал челюсть как только мог. Его ноздри наморщились гоняя молочный пар в воздух, странный гогот прекратился, но тело было напряжено. - Персики на рынке. - Мерин расширил свои карие глаза, и слегка ухмыльнувшись подумал, " Так она ещё дерзить удумала, тоже мне, цаца какая. Пффф" Мышастый на миг потерял холодный взгляд кобылы, но её глаза снова коснулись его морды, - А я Нирвана.- Бианте самодовольно фыркнул, потопчась на месте,
- Познакомиться захотела? Дерзкая ты какая-то. но никакая ты не Нирвана, ты Персик. - Мерин потянул морду к утончённой мордашке новой знакомой, и шлёпнув пару раз губами совсем близко к её ганашу резко отдёрнул голову, от греха подальше. Кобылица в свою очередь подалась вперед, оценивающе разглядывая башкира. Хоть Бианте был безумно самовлюбленным и считал в себе всё прекрасным, то сейчас он немного напрягся. Его смущали такие пристальные взоры, по началу он пытался поворачиваться вместе с Нирваной, следуя за её шагами, но после плюнул на эту затею и замер, впившись острыми копытами в снег. За ней следил его хитрый глаз, а мозг уже накручивал, как на вилку спагетти, различные мысли. Почему-то его бросило в жар, когда соловая проходила его с боку. Цеце уже не раз был унижен кобылицами по поводу своего единственного и сокровенного, возможно именно поэтому он так обозлился на мир. Но сейчас он надеялся, что от "Персика" подобные шуточки не посыпятся.
- Ха, надо же. - Сердце вздрогнуло, тяжело скрипнув зубами Бианте повёл уши к затылку и прикрыв глаза приготовился выслушать вердикт новой знакомой, - Я думала мерины не такие наглецы, как жеребцы.- " Пошутила?" мышастый заулыбался такой едкой улыбкой, приоткрыл глаза и сквозь прищур посмотрел на соловую кобылицу, - Ох, ты так ошибаешься, деточка. - сладким шёпотом пролепетал мерин, подходя к Нирване на не приличное состояние. Эта чертовка здорово била по его самолюбию, но что-то в ней было притягивающее. Неужели внешность?! - А ты аппетитно выглядишь, одна твоя задница чего стоит, - Что же с Бианте? Неужели внутри заёкали жеребцовские мотивы? Мышастый всё ещё выгибал свою толстую шею, втягивал живот, фыркал. Он был готов и по щам получить, и по брюху. Конюхам было всласть смотреть на Цеце, интересно было к чему же это всё приведет. Доставучий мерин вряд ли отлипнет от столь прелестной особы.

+1

46

- Сам виноват. - тут же фыркнула Нева, - Нечего нарываться на дерзость.
"Значит, тебе можно,а мне нельзя? Ха, какой самодовольный." -  с легкой раздражительностью на морде думала соловая. Сейчас она пока-что была спокойна, но разжигалась очень быстро. Особенно, если это касалось ее собственного отношения. Она люто ненавидела тех, кто относится к ней без всякого уважения, а чего хотел этот тип она вообще не понимала. Но между прочим, она заметила, что секундный гнев, который незнакомец вызвал у нее, оказавшись вплотную, сильно пошатнул ее собственные рамки, которых она придерживалась. Она могла бы и врезать ему, но силой заткнуть рот дерзкому - это не значит еще снять с себя оскорбления, изреченные дерзскими устами. Упертость и своенравие никогда не делали жизнь Нирваны проще, она всегда добивалась, чтобы ее слово было последним в любом конфликте. Если уж ее задели, она не замолчит, пока не закроет рот другому.
Мерин неожиданно заулыбался, отчего Нирвана внутренне слегка растерялась, приоткрыла глаза шире, но потом снова насупилась, развернув уши назад и прижимая подбородок к себе, отклоняя голову назад. Этот наглец снова сделал расстояние микроскопическим. Соловая, было, хотела сделать снова шаг назад, то тут вдруг выпрямилась, не желая больше отступать. "Вот еще! Ни шагу назад не сделаю. Сам уйдет..." Поглощенная развитием событий и отвоевыванием своей гордости, она скрипнула зубами, услышав слова про свою "задницу". "Мерзавец..." Вовремя опомнившись, она тут же слегка прикрыла глаза, смотря на мышастого сквозь ресницы и еле заметно, театрально улыбнулась:
- Наглость - второе счастье. А когда нет счастья первого, естественно, тогда наглость вдвойне дорога. - поразительно ласково, но едко произнесла пони, медленно моргнув. Глаза ее потихоньку стали гореть чем-то не добрым. Она умела жалить. Ядовито и метко. И сейчас она совершенно забылась, не понимала, что показывает себя с худшей стороны. Она говорила все это не умышленно, не придумывая, не играя. Это был тот яд, который она хранит с особой тщательностью в себе. Все самое худшее, что было в ней, медленно но верно выходило наружу. Это обычно отталкивало любого и часто Нева делала это намеренно, чтобы отгородиться от всех. Потому что потом она каким то чудом снова была окружена друзьями и приятелями.

Отредактировано Нирвана (2012-21-01 13:34)

+1

47

Бианте насупившись глядел на новую знакомую. Честно сказать, кобылица по страшному начала его раздражать. Не потому-что она такая дерзкая, а потому, что она умеет постоять за себя. Мерин насупил ноздри и стиснув зубы впился глазами в глаза персиковой барышни. " Чертовка какая. Я бы тебя оприходывал, что бы не выделывалась, да морать не хочу. " казалось, Цеце захотел было отступить. Ведь произвести на соловую кобылу впечатление не получилось. Только негативное, а этого Бианте не добивался. Огонь в глазах башкира заметно угас, его тело снова размякло, шея  вытянулась, круп упал, хвост опустился. Как-то безнадёжно  фыркнув Цеце с прищуром заглянул в глаза Нирваны, и заметив в её выражении морды улыбку слегка опешил, кобыла явно блефовала таким поведением, что побудило мышастого насторожиться.
- Наглость - второе счастье. А когда нет счастья первого, естественно, тогда наглость вдвойне дорога. - Да, такие заумные речи Бианте было сложно переварить. - Для меня счастье - это...- вдруг огрызнулся мышастый, не дав закончить кобылице, через секунду он совершенно поменялся в морде, сердце ёкнуло, " А что для меня счастье?! Никогда не думал об этом..." прижав уши плотно к затылку, Цеце с ярой злобой посмотрел на Неву и стегнув себя хвостом медленно потрусил от кобылы в сторону. Приближаясь к забору башкир слегка наклонил морду в сторону новой знакомой и слегка прикрикнул, - Один-ноль, в твою пользу. - и обернувшись к деревянной перекладине он пробурчал себе под нос, - Ты никуда от меня не денешься. Победа всё равно будет за мной. - . Сейчас он выглядел совсем по другому, из плотного жеребца Цеце превратился в щуплого мерина, впрочем, коим он и являлся. Прислонив чёрный храп к заснеженной перекладине мышастый задумчиво коснулся губой снежной поверхности. Лишь иногда он бывал таким задумчивым, заблудившимся в своих мыслях. " Что для меня счастье? Неужели и правда наглость?! Ну неееет. И не в яйцах счастье тоже, или она именно на них акцентировалась? "

+1

48

Горящими карими глазами Ниравана сверлила мерина, иногда даже прищуриваясь. В такие моменты казалось, что она сама вот-вот захлебнется от своего же яда. Но как же у нее все заныло и перевернулось внутри, когда она увидела, как сменился взгляд дерзкого незнакомца. По ним можно было понять, что она задела его, выполнила то, что хотела и умела делать в совершенстве. Никогда она не вела себя так с едва знакомыми ей существами, но сегодня она почему-то была очень едка на слова. Тем не менее, ее глаза перестали гореть и щуриться, широко раскрылись, а мягки губы слегка разомкнулись. Башкир замолчал, так и не закончив свое предложение, и прижал уши к затылку. Развернувшись, предварительно зло глянув на кобылу, он ушел проч, взмахнув хвостом. Соловая стояла все с таким же растерянным выражением морды, но потом фыркнула, упрямо смотря на удаляющийся круп мерина.
- Один-ноль, в твою пользу.
Нева взяла в легкие больше воздуха, но потом, опустила взгляд и рассеяно развела уши в разные стороны. "Что-то я перестаралась..." Легко ранить другого, но гораздо труднее вытащить шип обиды из его сердца. Отчего кобыла была такой? Это был щит. Нева изобрела его давно, когда была в другой конюшне. К людям всегда относилась хорошо, так же как и они к ней, но лошади часто недолюбливали просто из-за того, что она - пони. И считали нормальным то, что нарекли ее объектом для издевок. Научившись защищать себя, Нирвана присвоила себе уважение, но она знала, знала какого это. Когда ты считаешь себя важной частью чего-то, а потом тебя бросают. Мир движется вперед, а ты как-будто стоишь на месте. Как в клетке. С каждым днем ты все больше и больше погружаешься в пучину забвения, но никто этого не видит. Эти ее шипы не приносили ей счастья. Она как еж выставляла их наружу, когда ей угрожала хоть малейшая опасность, отчаянно пряча уязвимое место - мягкий, нежный живот.
"Я стану воплощением всего того, что тебя раздражает, и ты не сможешь сказать ничего такого, что бы обидело меня, и не сможешь оскорбить меня." - говорила про себя Нирвана, смотря на башкира вдалеке, глаза отчего-то стали слезиться.
- Потому что со дна можно подняться только выше. - всхлипнув, прошептала соловая и повернувшись к забору сглотнула образовавшийся ком в горле. Ей было жутко обидно за себя саму и за то, что она слишком гордая, чтобы теперь подойти и попросить прощения. Конечно, он сам вел себя не лучшим образом, но он хотя бы не пытался глубоко обидеть Неву. А она это уже сделала.

+1

49

- Потому что со дна можно подняться только выше. - Бианте дёрнул шерстяным ухом на слова, но так и не разобрал их в завывании зимнего ветра. Смеркалось, вдоль левады замерцали тусклые лампочки. Мышастый вопросительно обернул свою кирпичную морду на соловую кобылицу. Что-то поменялось в её выражении морды, глаза потускнели. При свете мерцающих лампочек Бианте заприметил в них дрожь. " Что это?! Плачет?!" мерин нервно отвернулся, боясь поймать на себе взгляд Нирваны.
" Это я плакать должен. Но не буду, я ведь мужик. А чё она ревёт?! Ох...Женщины. " прижав уши к затылку башкир ещё раз свёл челюсть, стегнув себя хвостом по волосатому боку. Какое-то угрызение совести или чувство вины впилось ему в сердце сильными клешнями. " Да не пойду я к ней. Она меня чуть ли не кастратом назвала, которым только наглостью похвастаться можно. Пусть ноет.  Поделом ей." любопытный глаз не смог удержаться, и слегка наклонив морду, мышастый обнаружил кобылицу стоящий близ ограды, отвернувшись от него. Клешня впилась ещё сильнее и глубже, " Э нееееет...Не пойду. "настоятельно отвернувшись подумал Цеце. Тогда странное чувство треснуло его по грудаку так, что стало тяжело дышать. Приоткрыв рот, мерин глубоко втянул морозный воздух и отфыркнувшись повернулся на Нирвану.
- Ох, Доброта моя..-  мелкие шажки проделывали в сыпучем снегу небольшие углубления, ноги вязли, идти было неудобно. В его навострившиеся уши свистел холодный, северный ветер, ресницы прикрывали глаза от снега. Наконец, сравнявшись с кобылой, мерин, как будто невзначай, начал есть снег, что лежал на перекладине ограды. - Персик, остынь. Поешь со мной снегу лучше, хоть остудишься малёк. - с этими словами башкир миловидно заулыбался оторвавшись от скудной трапезы. Его густая чёлка упала на глаза, гриву тормошил ветер, хорошо, что шкура была спрятана под плотным меховым покровом, иначе Бианте пришлось бы не сладко.
- И вообще. Не обижайся на меня. Люблю я Дам с такими формами, а ты сердишься. - мышастый боднул кобылицу в шею, но тут-же отстранился. Ведь кто может предугадать её настрой? Быть может, она сейчас не будет церемониться и даст ему по челюсти задней, изящной ножкой.

+1

50

Тем временем все холодало. Было холоднее, чем у соловой в сердце. Снег валил с такой силой, что
казалось, что сами небеса готовы упасть на землю. Нирвана переступила с ноги на ногу, но окоченелые конечности плохо двигались. Стоя на одном месте долгое время, она немного замерзла. Непонятные чувства, скопившиеся в эту минуту в душе Невы, сильно тревожили ее. Они были не свойственные ей, но, в тоже время, лежали в основе ее существа. Сейчас она занималась тем, что старалась успокоить себя, не давая ни одной слезинки выбраться из глаз. Вместо того, соленые капли набирались, но длинные ресницы служили преградой. Кобылица понимала, что ведет себя глупо. Точно так же как те бестолковые кобылы, не способные держать все в себе и выплескивающие каждую свою эмоцию наружу. Нева и сама, конечно, редко сдерживала гнев, но чтобы плакать из-за какого-то пустяка... Да и вообще, плакать! Никогда бы не подумала, что эта боевая пони, будет терять слезы из-за того, что обидела какого-то хамоватого первого встречного.
И все же она никак не могла успокоиться, но ее моментально освежил внезапный голос башкира:
- Персик, остынь. Поешь со мной снегу лучше, хоть остудишься малёк.
Напугавшись, она резко повернулась к нему мордой, широко расставив передние конечности, глаза широко раскрылись и предательская, одна единственная слеза все же скатилась по ганашу. Нирвана заморгала, опустив взгляд. "Стыдно, как стыдно...!" Теперь у нее в голове не укладывалось, как кто-то мог увидеть ее такой размазней. Ветер пробежался по спине, заставив ноги слегка задрожать. Башкир смотрел на нее из под челки, но она не могла поднять взгляд и тоже старательно пряталась за легкой, но густой молочной челкой.
- И вообще. Не обижайся на меня. Люблю я Дам с такими формами, а ты сердишься.
Нева уже набрала воздуху, чтобы ответить что-то, но толчок в шею, заставил ее пошатнуться и произнести какой-то неожиданный, не громкий вздох. Здесь почувствовался ее нежный голос, который на самом деле искренне нежным бывает очень редко. Даже такая мелочь могла рассказать о том, что в моменты, когда она не контролирует себя, не выставляет шипы, кобыла на мгновение становится мягкой. Тут же опомнившись, соловая отошла на пару шагов в сторону от мерина, подняла на него взгляд, откинув челку. Ее было и не узнать. Она снова напряженно нахмурилась и глубоким, непоколебимым взглядом смотрела на башкира. Только лишь глаза были слегка покрасневшими.
- А что, другие не сердятся? - под конец ее голос возмущенно повысился, но кобылица вздохнула, - Ладно, я все таки извинюсь. Прости. - сказала Нева, но звучало это все равно а ля "ты сам виноват, гадкий, вредный башкир"
Поднялся сильный ветер. Пони, прижав одно запястье к другом, наклонила голову и закрыла один глаз, безуспешно пытаясь спрятаться от зимнего ветра и снежинок, так и рвавшихся попасть в глаза. Потом она посмотрела на мерина снизу вверх.
- Мне, кстати, не важно есть у тебя причиндалы или нет. - она выпрямилась и что-то игривое мелькнуло в ее глазах, но губы не показали и тени улыбки, - Я бы тебе язык отрезала.

+1

51

По её светлой щеке покатилась солёная капля. Бианте перевёл свой взгляд от кобылы куда-то в сторону. Ну не мог он сейчас ей посочувствовать. Поэтому легче было сделать вид, что он и вовсе не заметил слёз Нирваны. Ярый ветер мучил двух небольших лошадей, дерзко трепал густые, длинные гривы, пробирался сквозь зимнюю шерсть к коже. Но они стояли рядом друг с другом и Бианте искренне надеялся на обычный разговор, который в будущем поможет ему обольстить персиковую незнакомку. " Что там надо, что бы понравится бабе? Ах да... Быть жутким романтиком и понимать её. Ну что же, попробуем. "
В эту секунду мерин поймал на себе глубокий, сверлящий взгляд чёрных, как ночь, глаз. Внутри его передёрнуло, бросило в жар от такого пронзительного взгляда соловой Нирваны, - А что, другие не сердятся? - - Не сердятся, - быстро подхватил башкир говоря полнейшую ложь. - Ладно, я все таки извинюсь. Прости. - конечно, это не звучало так, словно кобылица валяется у него в ногах, но для начала Бианте и этим был очень доволен. - Да и ты прости. Не удержался просто, слишком аппетитная попка у тебя, - мерин скосил глаза на яблочный круп. Да, о таком только мечтать, кругленький такой, на две половинки. В глазах Бианте мелькнула похоть, но он управился с нею быстро, вспомнив, что кобыла может без задней мысли треснуть ему по роже, и ведь она будет права.
- Мне, кстати, не важно есть у тебя причиндалы или нет. - мышастый обалдел от услышанного, он выпучил глаза в пять копеек, раздул ноздри и стегнул себя хвостом, делая шаг к кобылице, - Ну ничего себе, новости. Твои слова, да всем кобылам в уши. - мерин улыбнулся, надеясь получить ответное расположение Нирваны. Но её выражение морды не поменялось, лишь в глазах заплясали бесенята, - Я бы тебе язык отрезала.-
Башкир чуть наклонил морду, раздумывая её решение, - Что ж. Справедливо. - сделав небольшую паузу, мышастый сделал ещё один шаг в сторону Невы, и играюче цапнув кобылу за молочную гриву, потянул на себя, не сильно, нежно и аккуратно, - Значит Персика зовут Нирваной? А дотошного мерина-наглеца называют Цеце. Или Бианте, как тебе больше нравится. - Ветер подул с новой силой и заставил башкира зажмурится. Он повёл ушами в сторону и опустив локоны соловой, встал поперек неё, тем самым закрывая от ветра. - Такую щепку ветер сдует. -

+1

52

Да и ты прости. Не удержался просто, слишком аппетитная попка у тебя.
- Что есть, то есть. - фыркнув отозвалась Нева, опустив надменный взгляд куда-то в сторону.
Услышав слова Нирваны, мерин заметно "порозовел" и оживился. И смотря на его радостные глаза, Нева ехидно улыбнулась про себя. "Ага, значит все-таки это твое слабое место, да? Будем знать..." Ей и вправду было наплевать мерин конь или не мерин, но у нее вошло в привычку узнавать слабые места других, чтобы если что, дать ответный удар или защититься острым языком.
- Что ж. Справедливо. - согласился незнакомец.
Нева посмотрела на него и с ужасом для себя заметила, что расстояние между ними испарилось, но не успела она подозрительно прищуриться, как он взялся зубами за ее гриву. Нева уже прижала уши, чтобы ну по крайней мере спугнуть приставучего клацаньем зубов или еще лучше взмахом аккуратного копытца. Но решила повременить на первый раз. "Кто это тебе разрешил такое вытворять со мной? Я тебе никто и ты мне далеко не друг. В следующий раз схватишь, я тебе обещаю." Заметив, как ловко и незаметно башкир приблизился к ней и снова потихоньку начал наглеть, Нева отметила для себя, что ему верить нельзя ни в коем случае. "Хитрожопый засранец." - ухмыльнулась сама себе соловая, при этом подозрительно разглядывая мерина, будто это была первая минута их знакомства.
- Значит Персика зовут Нирваной? А дотошного мерина-наглеца называют Цеце. Или Бианте, как тебе больше нравится. "Ооооооочень дотошного." - грива наконец была на свободе.
- Бианте мне нравится. А вот второе тебе не подходит. - она посмотрела ему в глаза и улыбнулась, а во взгляде снова заплясал адский огонек, - Мухи не бывают такими большими и толстыми, - тут же сделав шаг в сторону она рассмеялась, - Ладно, ладно, ты просто пушистый. "Толстый." - она мельком оглядела его снова, - "Коренастый. Ой, вроде и мускулы вон проступают. Ну... Может и не совсем толстый..."
Вдруг Нирвана заметила, что на нее больше не дует с такой силой. Она подняла взгляд и морду и увидела, как Бианте встал к ней боком, спасая от ветра. Нам мгновение ее взгляд смягчился, когда она смотрела на него снизу вверх. Конечно, она была не на много ниже, но по всем параметрам отставала от башкира, да и костяк у нее был более тонкий. А коротко постриженная шерсть делала и вовсе совсем миниатюрной на фоне Бианте и без него. Опомнившись, она фыркнула и неожиданно отскочила назад:
- Пусть попробует! - бойко отозвалась она и, тихо засмеявшись, развернулась на задник и неспешным галопом поскакала вдоль левады. В тот же момент она слегка обернулась на башкира и, взмахнув хвостом, пригласила его побегать. "Если он побежит, то и я прибавлю ходу!" - решила Нева. Салочки, перегонки, прятки - она не знала во что хочет поиграть. Но разогреться нужно было в любом случае.

+1

53

- Что есть, то есть. - " Ах, чертовка. Не скромная, знает себе цену." уголки чёрных, мягких губ вздрогнули изображая едва заметную улыбку. Цеце приподнял морду, при этом оставляя свой пронзительно-нахальный взгляд на морде персиковой кобылы. Как ему нравился её летний, притягивающий запах. Этот запах был чужим, но дурманящий разум. Ещё бы каплю и тёмный храп коснулся бы лопаток Нирваны. Только вот обладательница этих лопаток ясно дала понять, что ей не нравится такая дозволенность. Башкир быстро всё понял, и отвёл свою голову в сторону. Всё таки получить по челюсти не очень хотелось, да и вроде как, наладился их контакт.
Нева осмотрела мерина с ног до головы, словно это была их первая минута знакомства. Да честно сказать, мышастый уже отправил в архив тот инцидент и возвращаться к нему не собирался. " Я включил мужика, от которого балдеют кобылы. Милый, скромный, обаятельный, заботливый..иии...Ах да. Понимающий. Ёлки палки. Как с ними сложно." Тихонько вздохнув, мерин опустил голову к снегу, - Бианте мне нравится. А вот второе тебе не подходит. - башкир непонимающе поднял глаза, и застал кобылку в весьма задорной гримасе. Её губы улыбались, в глазах плясали хитрые бесенята. Бианте только открыл рот, для того, что бы узнать причину не подходящего имени, как Нирвана тут-же отозвалась, - Мухи не бывают такими большими и толстыми, - Цеце хмыкнул, свесив уши по сторонам и прикрыв глаза густыми ресницами, - Ну конечно. Что я ещё мог ожидать от тебя? -. Его слух уловил звонкий смех, лёгкий, как колокольчик. Будь у него брови, он бы точно их сдвинул на самый нос, но так как у него их не оказалось, башкир лишь сурово уставился на соловую. - Ладно, ладно, ты просто пушистый. - - Так то лучше, - мгновенно смягчился Цеце, - Я же не ты, хоть отрастил себе шубу. А ты тут голая перед всеми пляшешь. Дурочка. - В этот момент Бианте встал поперек кобылицы, препятствуя коварному ветру пробраться к её телу. - Сдует сдует. Ты даже не сомневайся. - весело фыркнул мерин, слегка наклоняя голову.
Но не тут то было, его "заботливость" оказалась вовсе не нужна бойкой пони. Кобылица только ответила, - Пусть попробует! - и бодрым скачком увильнула от мерина. - Ну здрасти, попа новый год. И что тут я стараюсь? Какая тут забота. Она сама забота, себе и всем кому хошь. - мышастый отвёл уши в сторону прослеживая за действиями соловой. Персиковая Нирвана неслась лёгким галопом по протоптанной тропинке, под её светлыми копытцами взрывался снег. Белокурые грива и хвост отдавались во власть ветру, и она была прекрасна. Да, башкир словил себя на том, что он ею любуется. Искренне, тихонько, не подавая виду. " И ничего тут такого. Просто ухоженная лошадка, небось и хозяйка с губами как пельмени. " Однако приглашение соловой побегать, быстро отбросили странные мысли в сторону, и Бианте резво среагировал на просьбу. Неимоверно быстрыми, огромными скачками Цеце нагнал Нирвану и клацнув зубами у её холки, подтолкнул соловую в бок, - Ну что. красотка. Догоняй. - ох, сколько в его глазах заблистало дьявольских огонёчков. Он взмахнул хвостом и вынося своё тело вперед огромным скачком свернул с протоптанной тропинки в самую глубь снега. Туда, куда не ступала ни одна здравомыслящая лошадь, туда, где снегу было по грудак. Первый шаг казался много проще, чем последующие. Однако мышастый не мог оплошать в глазах Нирваны, да и снег был рыхлый, песочный.

+1

54

Взрыхляя снег светлыми копытами, Нева широко раскрыв глаза, бежала вдоль изгороди. Маленькие ушки навострились, кобыла фырчала, то и дело озираясь по сторонам карими глазами. Снег потихоньку начал убывать, в том смысле, что хлопьев, падающих с небес, становилось все меньше и меньше.
Звук, который насторожил Нирвану, издавал Бианте. Несколько резких скачков и он был совсем уже рядом. Нева обернулась, но тут чуть не столкнулась мордой с мышастым. Мерин же, клацнул зубами где-то над ее шеей, на что соловая проворно прижала уши к голове и хотела сделать похожее в ответ, но ее толкнули в бок. Она даже слегка равновесие потеряла, но ничуть не обиделась, а только больше раззадорилась. Це Це резво поскакал вперед и устремился в сторону, в самые сугробы.
- Ну держись. – тихо процедила она, улыбаясь.
Ее буквально проткнули глаза Бианте. Всего секунда, когда он был рядом и смотрел на нее с этими странными искрами в глазах. Но и это жалкое мгновение заставляло ум Нирваны изворачиваться по всякому. В этот раз ей подумалось, что этот мерин кроет в себе широкую душу и большое сердце, но отчего-то прячет это под толстой коркой издевок и наглости. «Это все из-за комплексов, да-да-да.»
Пока Бианте, так сказать, бороздил просторы малой левады, Нева, довольно улыбаясь, с легким прищуром бежала за ним неспешной рысцой. Он уже протаптывал ей неплохую тропинку, отчего кобыле было легко бежать. Довольная своей хитростью, она выскочила за пределы протоптанной Бианте неаккуратной дорожки и тоже поскакала по рыхлому снегу.  Когда она скачками стала обгонять мерина, который все это время «трудился» в этих сугробах, кобыла вдруг прыгнула и оказалась прямо перед башкиром. Предварительно, она развернулась, чуть ли не в воздухе, к нему мордой.
- Попался!

+1

55

Бианте тяжело подбирал под себя ноги старательно вытягивая шею и вынося своё округлое тело вперед. Казалось, что короткие конечности изредка вздрагивают проделывая новый шаг. Конечно, было невероятно сложно двигаться по нетронутому, зыбкому снегу, но что ему? Башкир, да ещё и выпендрёжник - всё в одном флаконе. На самом деле он бы даже "мораться" не стал, но как теперь отступать?! Цеце уже трижды назвал себя болваном, и молил лишь о том, что бы точно так же не подумала малознакомая ему чертовка. Нирвана шла следом, это он уже давно приметил, стреляя ухом и шальным глазом, " Молодец, девочка. Соображает. " Зачем ей "ломать" свои тонкие ножки и застревать по брюхо в снегу, когда впереди тащит идиот с шизой в голове?
Тихонько похрапывая мышастый грудью пробивал себе дорогу, уже жалея о своей затее. Он хорошенько подустал, но отступать было некуда. Буквально через несколько секунд мерин уловил за собой громкое копошение, а остановившись на миг и обернувшись, увидел, что соловая кобылица сошла с протоптанной для неё тропки, и веселыми, огромными скачками обходит мышастого "трудягу". В этот момент мерин пристально следил за её гибким, тонким телом. Он снова ею любовался, любовался её золотым цветом, её огромными, нежными глазами, точёными ножками, одетыми в белый чулок. Всё его пожирание глазами продолжалось ровно столько, сколько двигалась соловая Нева. Через мгновение уэльская кобылица оказалась прямо перед его носом, от чего мерин порядком вздрогнул. Все коварные мысли о её изяществе и красоте засосало словно пылесосом, быстро и бесследно растворив в глубине души.
- Попался! по губам поплыла нахальная ухмылочка, ресницы прикрыли чёрные глаза. Мышастый навострил уши на Нирвану и раздув ноздри шумно выдохнул горячий воздух, окатив аккуратную морду кобылки молочным паром. - Почти. - в тот-же миг Бианте сделал какой-то нереальный скачок в сторону. Со стороны это смотрелось забавно, и как он только смог вывести свою тушу из сугроба? Но дальнейшие действия были комичны. Он, как уж на сковороде, бултыхался в этих самых сугробах стараясь добраться до протоптанного участка, что бы там уже без приключений произвести на миниатюрную дамочку впечатление. - Чёрт бы побрал, эти сугробы...- с досадой процедил мышастый, путаясь в своих же ногах. Бианте так торопился, что к сожалению споткнулся  о свои же конечности и мордой полетел в снег, таща за собой и всю свою тушу. Какого же было его удивление утонуть по уши в снегу. Несколько секунд он даже морды не поднимал, пытался понять, что же с ним произошло. Но когда понял, хотел зарыться поглубже в сугроб, что бы язвительная кобылица не осыпала его едкими шуточками. " А, буду лежать, если что... Так задумано...Скажу, что мне жарко стало."

Отредактировано C.C Biante (2012-24-02 22:31)

+1

56

Дакота послушно цокала копытцами по асфальту вслед за конюхом, пофыркивая и слегка вертя головой по сторонам. Уж очень ей всё было ново и незнакомо. Ей нравились здешние просторы, ласка, с которой люди обращались к ней – никогда в её короткой жизни не было ничего подобного. Коша всё для себя отмечала, и сейчас, заметила, что её ведут туда, где она прежде ещё не была, то есть не в сторону левады при лазарете. Через некоторое время, её привели к закрытым воротам большого загона, в котором уже находились две небольшие ростом лошади. Одна из них – сильно небольшая.  Зебра внимательно, но украдкой рассматривала свою внезапно  «нарисовавшуюся» компанию. Соловая кобылка со светлой гривой показалась очень шустрой и сообразительной, а другой – конь, потемнее и полохматее, казался наглым, даже каким-то неприятным. Дакоте не очень хотелось туда к ним, но конюх, ковыряющий покрасневшими от холода пальцами примёрзшую щеколду на калитке, не оставлял сомнений. Ничего страшного. Я их выше, и ноги у меня длиннее. Убегу если что.
Пока человек отковыривал щеколду, зебра присматривалась к лошадям. К её огромному удивлению, тот самый тёмный и лохматый зарылся носом в снег, будто что-то увлечённо искал внутри сугроба. И это действие продолжалось достаточно долго – он не вставал. С ним точно всё в порядке? Всё-таки, встреча этих двух положительно повлияла на её самооценку. Она одна здесь полосатая, но, хотя бы, не самая маленькая. Наконец, её завели вовнутрь и оставили наедине с двумя соседями. Некоторое время Дакота неуверенно стояла на месте, косясь на лошадей, а потом с места дёрнулась в отличный размашистый галоп. Полосатые ножки быстро-быстро замелькали, высовываясь из-под попоны; Дакота, разогнавшись, летела на всех порах вдоль стенки. Быстрее и быстрее, жаль, она не научилась притормаживать в поворотах. И вот, в одном из них она пролетела, не удержавшись на ногах, Коша забарахталась в сугробе. Она совсем не ударилась – разве что не сильно приложилась затылком к забору, но было обидно. И как-то неловко перед теми лошадьми.
Зебра зябко подобрала под себя ноги и, опустив чёрный нос к снегу, тихонько грустно фыркнула.

+2

57

На действия Нирваны, мерином ответил еще более интересным маневром. И, наверное, он не вышел бы таким смешным, если бы Бианте был конем, а не коротконогим башкиром. Он вдруг прыгнул в сторону и, запутавшись в своих ногах начал барахтаться в снегу. И делал это так резво и рьяно, что снег летел в разные стороны. В первую секунду Нева даже испугалась, но не за то, что Бианте мог как-то пораниться, а просто в силу своих конских инстинктов. Она и сама прекрасно знала, что такое вот так вот опозориться перед другим и поэтому сама всегда все стремилась делать идеально, чтобы не дай бог не вызвать желание ее покритиковать или усмехнуться. Но сейчас заливисто рассмеялась, невзирая ни на что.
- Бианте! – сквозь смех проговорила она, подходя к башкирцу, который зарылся в снег по самое не горюй, - Ты там что, шею свернул?
Она улыбнулась, перестав хихикать. Но мерин и не думал вылезать. Тогда она вдруг моргнула и ее глаза раскрылись шире. Глаз мышастого она не видела и не знала, что он задумал, но кобыла сделала к нему еще один шаг и аккуратно опустила морду. Решившись, соловая губой стала трогать снег там, где предположительно был лоб Це Це и слипшиеся кусочки снега стали скатываться в общую массу.
Но тут заскрипела калитка где-то за спиной и Нева тут же резко подняла голову, так, что ее легкая грива устремилась вверх и тут же мягко рассыпалась обратно на шее. Чтобы кто-то заметил, как она проявляет знаки внимания какому-то башкиру? Да никогда. Это ниже ее достоинства. И потом… Засмеют еще. В эту же секунду она нахмурилась, выражая неприязнь своим же действиям и, наверное, Бианте, хотя и неизвестно, что на самом деле чувствовала в этот момент.
«Кого там еще привели?» Закатив глаза, подумала Нева, и повернула голову в сторону открывшейся калитки. Она даже оторопела, когда увидела низкорослое, полосатое существо. «Что еще за… чудо-юдо.» У соловой невольно глаза на лоб полезли, когда непонятная лошадь в попоне поскакала вдоль ограждения. Жесткая, как щетка грива, уши-локаторы и хвост какой-то странный. И вся, вся полосатая! Нирвана даже развернулась мордой в сторону незнакомки, отвернувшись от сугроба-Бианте. Ей стало безумно интересно.
- Смотри-ка. – тихо гугукнула она мерину, слегка повернув голову, но не взгляд, в его сторону.
Неожиданно, это странно существо, не справилось с поворотом и тоже угодило в сугроб. Нева рассеяно развела уши и выдохнула, протяжно фыркнув. «И эта туж да же.» Решив, что пора уже двигаться с места, а не стоять между двух любителей поваляться в снегу, Нирвана активным шагом направилась к полосатому чуду. Остановившись в метре, соловая поставила передние ножки вместе.
- Ну и чего не встаешь то? – заинтересованным голом спросила Нева и слегка склонила голову на бок, - Попу не боишься заморозить?

+2

58

- Ты там что, шею свернул?- тоненьким голоском отозвалась соловая кобылица. Бианте громко фыркнул, зарываясь в снег по самое не хочу. Его мышастая шкура вскоре скрылась под снежным одеялом, тёмная морда захлёбывалась в снежных хлопьях, а ноги яростно пытались встать. Оставив всякую попытку мерин смиренно распластался в снежных ваннах и вытянув шею тихонько вздохнул. " Пусть думает, что я отдыхаю. Н-да. Я наивно полагаю, что она не поняла, что я попросту не могу поднять свою задницу отсюда." от своих же мыслей стало смешно. Цеце расплылся в скованной улыбке и подняв шею устремил свой взгляд на Нирвану, которая медленно приближалась к нему. К длинной, густой шерсти башкира щедро прилипли снежные ломтики. Его морду облепило снегом, только наглые глаза выдавали его сущность. На коротенькие ресницы тоже забрались снежинки. Цеце часто моргал, так часто, что бы они скорее растаяли. Когда кобыла подошла мерин на секунду замер шумно выдыхая из ноздрей молочный пар. " Ну сейчас дразниться будет, знаю я таких. "Опустив веки мерин приготовился выслушивать унизительные реплики Невы, но вместо этого ощутил как по его лбу гуляют мягкие, тёплые губы. Резко распахнув ресницы мышастый поднял свой взор на соловую и встретившись с её глазами смущённо опустил голову, увиливая от её действий. Погрузившись в какие-то пространственные мысли Цеце даже не услышал как скрипнула калитка. Более того он даже не заметил как резко отпрыльнула от него Нирвана, выискивая кого-то вдали. - Надо же..Её высочество не побрезгала коснуться моего лба. - бормотал себе под нос Бианте, -Какой прогресс. - вдруг неожиданно громко прокричал башкир возвращаясь в реальность. Мерин медленно скосил свои глаза на кобылу, и проследив за её взглядом уловил какое-то интересное пятно.
- Смотри-ка. – осторожно проговорила соловая, направляясь в сторону к незнакомке. Мерин же воспользовавшись ситуацией побарахтался ещё в снегу и неуклюже вскочил на ноги. Вид у него был сатанический. Глаза лезли из орбит, уши метко стреляли по сторонам, надеясь, что его нелепый скачок никто не увидел. Слава Богу Нирвана была слишком занята странным существом. Вытянувшись струночкой мышастый щедро отряхнулся и быстро поспешил нагнать кобылу, то и дело срываясь в лёгкую рысцу. - Что это за фрукт из тропического сада? - хмыкнул Бианте поравнявшись с соловой. Только сейчас он осознал всю необычность этой "лошадки".  Её ноги были весьма короткими для тела, странная оленья шея, уши круглые и хвост как у мула. Но масть интересного существа поразила Цеце больше всего. - Смотри! Она вся в полоску. У меня только ноги! А она вся! Слушай, может мы какие-то родственники? - фыркнул Бианте, выступая вперед Нирваны.
Зебра привлекла его бОльшее внимание и сейчас ему экзотика была куда интереснее, чем соловая уэльская кобылица. Он пристально наблюдал за тем, как она часто переменала ножки и огромными глазами рассматривала всё в округе. " Надо же! Надо же...Я ДОЛЖЕН С НЕЙ ПОЗНАКОМИТЬСЯ!" только он подумал об этом, как бедняжку угораздило свалиться в сугроб. Цеце повёл ушами в сторону и преступив с ноги на ногу решил пойти вслед за Нирваной.
- Ну и чего не встаешь то? – поинтересовалась соловая. Башкир тем временем пристально изучал шкуру незнакомки и ее запах. - Попу не боишься заморозить?- Цеце как раз остановил свой взгляд на крупе зебры и с явным очарованием произнес, - Попа у неё что надо. Не заморозит. Ты у нас откуда такая особенная?! - на удивление бархатным голосом поинтересовался Цеце делая несколько шагов вперед.

+2

59

Полосатый круп кобылки, под задравшейся попоной, покалывал холодный снег. Всё-таки, Дакота была восприимчива к такой своеобразной для зебры погоде. Пока она лежала, неловко, как-то опасаясь, что ли соседей по леваде. Не то, что бы она боялась, что её будут задирать, или даже, если они окажутся кусачими и злыми. Больше всего Коша не выносила, когда шептались за её спиной, сплетничали, а потом смотрели косо с нахальными улыбками. Она отдалённо слышала голоса этих лошадей, но они были на другом конце левады, и зебра даже своим чутким ухом улавливала только обрывки слов, уносимые ветром.
Совсем рядом раздался скрип снега под копытами – они двигались к ней. Я в попоне, они не увидят тела, ведь. Всё хорошо будет. Если что, я убегу, но вообще, лучше бы для начала встать. Ах чёрт, она забыла, что из-под попоны всё-таки высовываются конечности и шея с головой, которые сдают её с потрохами, а ещё застёжка на груди вот-вот грозила оторваться с корнем – не выдержала видавшая виды попоны такого резкого торможения в сугроб.
Первой в поле видимости появилась соловая кобылка. В породах лошадей Дакота мало что понимала, они делились в её мыслях на два больших типа: большие и маленькие. Незнакомку она отнесла к лошадям малым, а, следовательно, тихоходным. Ну и чего не встаешь то?  Попу не боишься заморозить?  - поинтересовалась она, разглядывая Дакоту. А зебра, в свою очередь, рассматривала её. Кобылка оказалась очень красивая, с мягкой гривой, растрепавшейся по обе стороны не длинной, но изящной шеи. Шерсть её была приятного ровного золотистого цвета, с красивыми светлыми отметинами на ногах. Тут и второй подошёл, зебра так и не смогла скрыть своей недоверчивости во взгляде, когда она смотрела на этого коня. Ей захотелось вскочить и бежать, бежать со всех ног, но чувствуя себя просто жутким образом неловко, Коша осталась на месте, снизу вверх смотря на морды незнакомцев. Она заметила, что лохматый конь раздувает ноздри, вдыхая её запах и слегка прижала к голове уши, предупреждая, что себя в обиду не даст. Правда, этот жест немного противоречил её робкому печальному взгляду.  Надо было что-то ответить кобыле, когда вдруг мерин вставил свои пять копеек в разговор: Попа у неё что надо. Не заморозит. Ты у нас откуда такая особенная?!  И сделал несколько шагов к ней, вперёд. Этого уже Дакота не выдержала и рывком вскочила на ноги, подняв в воздух небольшое облачко снега, взметнувшееся из-под копыт. В процессе, раздался смачный треск попоны. Она и так сбилась на один бок и теперь, потеряв застёжку, легко соскользнула с её мягкой чистой шкуры. Коша предстала перед глазами парочки во всей своей аборигенной красоте, испуганно поджав хвост-метёлку и прижав уши к голове, словно стеснялась своих локаторов перед этими такими ладными и аккуратными созданиями.
Я… нерешительно начала Дакота, я зебра – это уже прозвучало увереннее, даже, с ноткой гордости. Из лазарета я.  – пояснила она, переминаясь с ноги на ногу. Похоже, самое страшное – заговорить с ними, было позади, и Дакота приободрилась, чувствуя себя храброй. Тем более, как оказалось, она получалась даже выше лохматого мерина, что придавало её уверенности в себе. Немного конечно, сантиметров на пять, но всё же!
А вас как зовут?  - спросила Коша, обращаясь к обоим своим собеседникам. Её большие пушистые уши, комично навострились на них. Хм, они казались какими-то нереальными, будто плюшевые.

Отредактировано Дакота (2012-11-03 16:37)

+2

60

Осматривая новую знакомую, Нирвана никак не могла остановить свой беглый взгляд. Такой масти она точно никогда не видела, да и породы тоже. Уши большие, но не такие, как бывают у ослов, хотя хвост похож. Пони не могла додуматься, где же водятся такие, как эта особа. Почему она раньше никогда такого не встречала? Где это видано, чтобы лошадь была вся в полоску! Постойте… Это точно лошадь?
«Таки Диковинка!»
На слова отставшего Бианте Нева ничего не ответила. Сейчас неотесанный наглый башкир перешел на второй план. Но и вторая молчала, ответно рассматривая Нирвану. «Пони что-ли не видела…» Диковинка быстро сменила свой взгляд на более настороженный, когда Бианте оказался рядом. И даже не смотря на это большие чистые глаза полосатой выдавали в ней что-то очень робкое. Нева еще сильнее вперилась в нее взглядом, но потом угомонилась, моргнув и чуть прикрыв глаза светлыми ресницами. Она угадывала в этой особое с экзотической окраской наивную, добрую душу. А может это фарс. Кто знает.
В любом случае, Нева не испытывала никакой скованности, по отношению к незнакомке, а Бианте и подавно, чем стал раздражать соловую.
- Попа у неё что надо. Не заморозит. Ты у нас откуда такая особенная?!
Нирвана перевела на него беглый взгляд, полный презрения, но не стала поворачивать голову. Тихо фыркнула, посмотрев в сторону. «А голос то какой сладкий? Прямо таки баритон; только серенады петь.» - язвила про себя Нева и не важно ей было то, что этого никто не услышал. С ней башкир, даже в первую минуту знакомства, так не разговаривал. Он был резок, дерзок, нагл. Неужели, она заслуживает только такого первого впечатления? Чем она хуже этой полосатой?
Незнакомка все еще молчала, но ей, видимо, стало неприятно смотреть на пони и башкира снизу вверх. Она ловко поднялась на полосатые ножки, одновременно с этим потеряв свою попону, которая буквально стекла с ее спины на снег. И под тканью она была точно такой же! Вся полосатая. Нева не стала смотреть на мерина, но все ее существо так и напряглось, почувствовав, как Бианте обратил всего себя к новой знакомой. Пони тут же прониклась к диковинной кобыле каким-то недоверием. Даже нельзя сказать, что она ревновала именно Бианте (ну, и не без этого, конечно), ей больше не нравилось то, что теперь не она была в центре внимания. Так эта полосатая оказалась еще и выше нее. По поводу роста Нирвана уже давно перестала переживать, но все же…
Я… я зебра. Из лазарета я. – наконец заговорила она.
«Зебра… Что, так и зовут? Какое странное имя. Заморское, да.»
А вас как зовут?
Нева повела ушами и немного улыбнулась. Широкой улыбки не вышло, но натягивать ее она не собиралась.
- Нирвана. Можешь звать просто Нева. – пони заметно приободрилась.
Зла на полосатую она никакого не держала и улыбаться начала совершенно искренне. Просто пони выкинула из головы этого бестолково башкира, который всюду лез со своими фразочками.
Неожиданно кто-то присвистнул, спокойно, заставляя животных обратить на него внимание. Нева тут же обернулась, навострив маленькие уши и увидела конюха у ворот. Потом он позвал соловую по имени. Тогда она повернулась мордой в ту строну. Кампания была не плохой. «Если убрать надоедливого башкира…» Но намокшие ноги стали подмерзать. Пора было возвращаться в конюшню, уже вечер не за горами.
- Ну... – Нева обернулась на двоих оставшихся, - пойду я. Еще увидимся.
Улыбнулась она зебре, потом глянула на Бианте спокойным, беглвм взглядом и резвой рысцой направилась к конюху. «Люди, люди, люди. Как же я вас люблю то а.»
> денник

Отредактировано Нирвана (2012-16-03 20:58)

+1


Вы здесь » Horsepower » Левады » Малая общая левада