Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Левады » Малая общая левада


Малая общая левада

Сообщений 91 страница 104 из 104

91

Весенний воздух живительной прохладой наполнил большие лёгкие кобыла, когда та ступила на щебень, уложенный плотной лентой дороги перед конюшней. Не подкованные копыта глухо застучали и заскрипели по мелким камешкам. Давно уже Карди не выходила из своей левады. Лишь изредка конюх садился на широкую спину и проезжал несколько кругов по закрытому манежу. Не посчастливилось соловой завести хозяев, так хоть в прокат взяли. Чувство одиночество не съедало её, не давило на шею большим камнем, лошадь просто смирилась с тем, что она не нашла ещё своего человека, того, с кем она могла бы проводить время, с кем могла бы делиться секретами, хоть и негласно. Ей, как и всем, хотелось иметь того, кто мог бы принести ей вкусное лакомство, кто чесал бы ей нос, любил бы её. Но пока этого не случилось, она просто жила каждым днём, радуясь тому, что имеет Хороший уход и крыша над головой.
Молодой паренёк ковылял впереди, держа кобылу за недоуздок. Прил только быстро раздувала ноздри, ловя свежий ветер. Взбудораживал один вид открытого пространства. Подёргивая ушами, изгибая шею в дугу и водя задом из стороны в сторону, соловая издавала утробное урчание, будто бы злилась на что-то. Её не устраивало то, что этот молодой человек так медленно идёт. Так и хотелось подтолкнуть его мордой вперёд и попросить его идти быстрее. Но, увы, этого не происходило в силу того, что Капри слишком хорошо знала, что бывает, если ты не слушаешь людей. Да и вообще она не любила и не хотела кого-то просить что-то делать. Кобыла уж было приготовилась слегка толкнуть носом парня в плечо, но тот как будто понял, чего хочет испанка, и ускорился, проворнее перебирая ногами. Мышцы приятно загудели, готовясь к свободному движению, глаза забегали по округе, а хвост неистово хлестал по бокам и крупу. Вокруг было сыро и грязно – весна. Кое-где уже просматривалась жухлая осенняя трава, наполовину утопленная в воду от растаявшего снега. На крышах ещё лежал снег, дорожки были убраны, а подъездная площадка для машин казалась самым сухим местом.
И вот, наконец, конюх подвёл Прил к малой леваде, в которой уже находился жеребец. Что-что, а отличить жеребца от кобылы Капри умела. Деревянная калитка со скрипам тронулась с места, и соловая снова принялась перебирать ногами, топча грязное месиво возле забора. Как только руки парня отпустили лошадь, животное лёгкой рысью направилось вдоль забора в дальний конец левады. Приятное чувство свободы раскатилось по телу. Грива, отросшая за пару месяцев, трепалась на ветру неровными прядями. Из-под копыт подлетали куски грунта, бесшумно шлёпаясь в грязь. Кобыла пробежала полукруг, потом повернула обратно и остановилась у входа в леваду, повернув голову куда-то в сторону. Краем глаза она не упускала своего соседа из виду, пыталась понять – что это за жеребец, ведь раньше она его не видела, хоть и живёт с ним на одной конюшне.

0

92

---Коттедж
Джилл сбежала из дома. Сбежала. Или не из дома? А от себя? Что помешало ей унизить человека, который не был для нее родным?
Много вопросов и ни одного ответа. Много мыслей и ни одной верной. Копаться в этом не хотелось, и так настроение паршивое. Хотелось плакать, просто от бессилия.
Накатила волна злобы. Джилл крепче сжала поручень маршрутки, до белых косяшек. Эминем - человек, который столько всего изменил в жизни. Конечно, с одной стороны, Джилл была ему благодарна, где-то в глубине. Может, эта благодарность не давала забить на совесть?
Если бы не он, девушка не познакомилась бы с Таней и вообще жила на улице. И многого в ее жизни могло бы не быть. Но как простить Маршалу предательство?
Как можно просто взять и закрыть на все глаза? Где гарантии, что этого не повториться? Где вообще смысл жизни? Его нет.
Все существование Джилл - один сплошной пардокс. Она не нужна была своим родителям, которые просто ушли из жизни, не подумав о ней. Воспоминания о них уже почти размылись спустя 2 года. Только иногда ей снились кошмары про Лондон. Потом сестра-наркоманка, которой она свалилась, как снег на голову, которая была слишком зацикленной на себе, чтобы любить кого-то еще. Потом Эминем с Таней.
Таня - чужой ей человек, который принял на себя заботу о ней. Единственный человек, который не кинул ее. Джи не была уверенна, что та считает ее своей дочерью, но тем не менее сама привязалась к ней.
И только Таня держала ее. Не специально, но она удерживала Джилл на той грани, между падением вникуда и нормальной жизнью.
И , пожалуй, только одно существо понимало ее такой, какая она есть. К нему она и направлялась. Полонез был способен понять ее.
Знакомая дорога, шуршание гравия, минута - и она уже у левады. В это время он всегда гулял. Джилл увидела своего коня, но не стала его звать. Он был увлечен общением с какой-то кобылой. Двушка просто наблюдала за движениями лошади и в сердце постепенно утихала буря. Становилось легче.

+1

93

Решительность имеет тонкую грань с безрассудством – Маршалл, будучи даже в таком неуравновешенном состоянии, это осознавал и старался успокоиться хоть на краткий миг. Полупустой автобус, в котором сидело ещё от силы три человека, был ужасно нетороплив. Мужчина начал делать замечания водителю, даже кричать на него.
Не нужно быть слишком мнительными, ведь Джилл давно не ребёнок, тем более, гряда событий её жизни располагала к более быстрому взрослению. Наверное, для мужчины она до сих пор была ребёнком, подростком с их неустойчивым видением мира, с надорванным, только формирующимся характером. Но просто оставить девочку в покое сейчас он не мог. Маршалл считал, что она может сейчас в порыве злости совершить что-то ужасное, например, наложить на себя руки.
Автобус, шурша шинами по придорожной гальке, остановился у покосившейся остановки. Маршалл выскочил наружу, бегом отправившись туда, где по его предположениям, могла бы быть дочь. К слову, ещё не проехав одну остановку на автобусе, он успел обзвонить и напрячь больше половины своего окружения, чтобы те прочёсывали город. Пустынная дорожка вилась между мрачно шумевшими деревьями – рэпер решил срезать через лес. Тёмные ели стряхивали ему за шиворот какой-то мелкий мусор, трепетно шурша, осуждали его высокие осины.
Знакомые ворота и мирно дремлющий охранник в своём домике встретили его встревоженный взгляд. За калиткой взгляду предлагалась широкая дорога, так уютно и знакомо освещённая оранжевыми кругами фонарей. Маршалл проскочил на территорию конного центра; вслед ему лениво гавкнула цепная собака, наполовину высунув крупную квадратную морду из конуры.
Взглядом мужчина уловил какую-то фигурку около левад, но не мог пока разглядеть. Он перешёл с бега на быстрый шаг, настороженно вглядываясь. По мере приближения, он сверлил взглядом спину девушки, стоящей у ограды и наблюдающей за лошадьми. Длинные волосы, рост, одежда; но было страшно, что она обернётся и окажется совершенно не Джилл. Маршалл уверенно протянул руку вперёд и мягко развернул, чуть вздрогнувшую от его прикосновения, девушку к себе лицом. На него взглянуло знакомое лицо дочери, эти до боли знакомые небесно-голубые глаза. Мужчина не смог сдержать вздох облегчения. Неловко, будто смутившись, он отдёрнул руку и повернулся к Джилл в профиль, чтобы не докучать своим взглядом. Ну слава Богу – больше прошептал, чем сказал он. Ещё раз вздохнув, он выудил из кармана телефон и кому-то позвонил.  – Отбой. И другим передай, будь добр. Затем, он настрочил Тане смску и, опустив телефон в карман, бросил виноватый взгляд на Джилл. Повернувшись лицом к лошадям, гуляющим в леваде, Маршалл указал кивком головы на вороного изящного коня, гуляющего в компании сородичей. Симпатичный. Помолчав, мужчина осторожно приобнял дочь за плечи. Джилл, пойдём домой, а?

0

94

---Начало игры ---
Проснувшись, как обычно рано утром, повалявшись и размяв мышцы. С не охотой встала, зевнула и выглянула в проход посмотреть, что там происходит и перекинулась пару слов с соседями. Все было тихо и спокойно, в конюшне царил мир и спокойствие, кто-то спал, кто-то уже встал и что-то делал в своем деннике. Скоро время завтрака и я стала в нетерпении мерить шагами свой денник. Вот наконец-то показался конюх, он все делал, так медленно, что меня это стало надоедать. Я стала бить ногой по двери. На меня прикрикнули и наконец-то дали воду и положили сена. Напившись, приступила к своей порции сена. Я с удовольствием жевала сено и вот мне поставили кашу. Бросив сено, стала медленно и со вкусом пережевывать кашу. Вскоре с завтраком было законченно и вздохнув с печалью, повернулась и стала наблюдать в окно, что там происходит. Сегодня было солнце без единого облачка.
Не знаю, сколько прошло времени, пока я стояла и смотрела в окно, как открылась дверь денника, ко мне зашел конюх. Надел недоуздок и пристегнув чембур потянул меня к выходу. Куда ты меня ведешь? Точно на прогулку, как же я забыла!  Пойдя за ним со смирением, иногда здороваясь с другими жителями конюшни, кого встречала. Выйдя из конюшни вздохнула свежий и теплый воздух. Я громко фыркнула и прибавила шагу, отчего получила недовольный взгляд конюха. Вот уже видны левады, где в одной из них буду гулять. Я стала пританцовывать в нетерпении, ведь давно не работала, и энергии у меня было полно. Вот открыл мужчина калитку и, заведя меня, туда отстегнул чембур, закрыл за собой дверь и ушел. Я на это уже не обратила внимания, так как уже побежала вдоль  изгороди. Носилась галопом и рысью, выдавая козлов и свечки разворачиваясь на ногах в другом направлении. Набегавшись, повалялась, сделав себе массаж.  Походила, посмотрела на происходящее и громко покричав, стала пастись. Одной было скучно, но здесь было лучше, чем в своих четырех стенах. 
Я тут уже обжилась, но мне было скучно, так как со мной люди не занимаются, да и еще мало с кем знаком из лошадей.  Хотелось так найти друзей и товарищей по игре. Недовольно вздохнув, ударив по бокам хвостом.

Офф

Прости за ужасный пост, скоро втянусь.

+1

95

Горячий полуденный воздух обжигал вспотевшие бока. Из открытых окон, расположенных под крышей конюшни, по денникам с отдыхающими после обеда лошадьми расползались слабые дуновения летнего ветерка. Харри поймал одну из таких струек воздуха и шумно вдохнул ее, словно в последний раз. В здании конюшни стояла страшная духота, и, наспех накормив животных и дав им немного отдохнуть, пятеро конюхов торопливо выводили лошадей в левады. Некоторых, как соседа справа – гнедого голландского мерина - забирали работать, и этим несчастным Харри не слишком-то завидовал. В полдень манеж, словно чугунная сковорода на огне нагревался очень быстро, и работать там становилось невозможно. Лошади суетливо вскакивали на ноги, едва завидев в проходе одного из конюхов, и громко требовали внимания к себе.
Когда почти половина конюшни была уже пуста, сопящий в своем любимом пыльном уголке шайр тоже стал подниматься на ноги. С громким гоготом вороной отряхнулся, и во все стороны полетели мелкие как пыль стружки опилок. Густая длинная грива была усыпана налипшей грязью и сеном, а шея под ней была мокрая насквозь. К сожалению, ни один человек из всех тех, что проводили в конном клубе свое время, не навещали Харрикейна уже несколько дней, и тот только и делал, что гулял, ел и спал.
Вороной сделал весьма короткий круг по деннику; посмотрел по сторонам, и, не найдя вокруг ничего занимательного, поинтересовался содержимым кормушки, которую сам же опустошил всего час назад. От грустного осознания голода, мерин губами в который раз пропылесосил свою подстилку, на которой еще лежали остатки сена. Взгляд наверх, в сторону прохода конюшни он поднял как раз в тот момент, когда мимо его денника проходила рыжая кобыла, идентифицировать которую с задней стороны у него не получилось. Харри проводил ее равнодушным взглядом и вновь уткнулся носом в кормушку. Скоро придут и за ним, мерин точно знал распорядок дня. А пока было слишком скучно, чтобы стоять без дела, и он стал скрести зубами по металлической решетке между денников. Тут же со всех сторон посыпались неодобрительные ругательства конюхов и лошадей. Ой, да ладно… – фыркнул в ответ вороной и отошел в сторону.
Спустя пять минут в проходе появился уже давно знакомый конюх, чья кепка зеленого цвета так веселила Харри, когда он срывал ее губами с головы человека. Молодой человек бодрым шагом зашел в денник, тихо напевая себе что-то под нос, огладил Рэда по его шее и надел старый недоуздок. Рядом с конем даже этот рослый юноша казался крохотным человечком, который, случись что-нибудь, даже не сможет удержать своего подопечного. Однако все они знали, что вороной отличается терпеливым послушанием и спокойствием, чем частенько пользовались, отдавая его начинающим всадникам. Юноша вывел коня в проход и, на скорую руку осмотрев его, повел на улицу.
Левады длинной лентой тянулись по обе стороны от корпусов конюшен, насколько хватало вида. Одна большая общая левада была полна лошадей, каждая из которых уже нашла для себя занятие; а левады поменьше почти не просматривались отсюда, ведь они терялись на фоне богатой летней зелени и пестроты.
Конюх шел быстро и уверенно, не давая гиганту как следует потянуть каждую мышцу, ему даже приходилось семенить ногами, отмеряя семимильные шаги. Тяжелый грохот от его появления слышали все находящиеся рядом люди, и все, хоть и прекрасно знали этого обитателя клуба, все равно невольно оборачивались ему вслед – так необычно зрелищен был его вид. Длинные, даже слишком длинные белые щетки на ногах сметали всю дорожную пыль, благо, наступать на них у Харри еще не получалось.
А куда это мы? Большая левада осталась сзади? – Харри вопросительно обернулся на табун гуляющих коней, но чембур потянул его вперед. Думаешь, они не передерутся? – присвистнул другой конюх, оглядев появившегося возле малой левады шайра, - Я боюсь, старик ее ненароком раздавит. Рэд недовольно гугукнул в ответ на слова человека. Сам ты старик, мне всего 11 лет. И только потом, сообразив о чем же все-таки вели спор люди, конь посмотрел на леваду. Залитая нежными лучами солнца, поросшая свежей травой, она тянулась длинной полосой напротив здания лазарета. Левада была почти пуста. Только одна, до этих пор незнакомая ему кобыла резвилась в дальнем ее углу.
Харри и мухи не обидит, – произнес в его защиту конюх, что держал вороного за чембур в своих руках. Словно издевкой, шайр в ту же секунду хлестнул себя густым хвостом, сбив сидящего на крупе слепня. Ну как знаешь. Выпускай.
Человек пожал плечами и открыл раздвижную калитку. Он отстегнул недоуздок коня, зная, что Харри непременно станет чесать голову о забор, а значит зацепится за него пряжкой. Тут же, словно почувствовав в себе новую, совершенно незнакомую ему силу, Харрикейн оттолкнулся задними ногами, чуть подсобравшись и округлив шею, галопом вскарабкался на небольшой пригорок, на котором находился вход в леваду, и шумно влетел в огороженное пространство. Мерин громко обозначил всем свое присутствие и, задрав тяжелый хвост, стал гарцевать вдоль забора, оглядывая соседние загоны. В последнюю очередь он вспомнил, что вовсе не один и, резко остановившись в углу, оглянулся на незнакомку.
Рыжая масть бликовала в ярких лучах, как солнечный зайчик, а ее хрупкая стать была полна свежести и сил. Ааааааа! Леди, так это вы не так давно проходили мимо моего денника. То-то же я не смог вас распознать, мы ведь даже не знакомы, – горбоносый тяжеловоз с необычайной легкостью рысью двинулся в сторону кобылы. И если бы он мог улыбаться как человек, то непременно бы сейчас его лицо озарила лукавая улыбка. Конечно, он давно уже был не тем юным и полным сил жеребцом, что мог водить за нос кобыл и обращать их внимание на себя ради каких-то особых целей. Теперь, будучи уже мерином, к тому же, не первой свежести, Харри осознавал только, что пленительные чары женских особей ему уже не интересны. Он воспринимал их с тем же невозмутимым спокойствием, что и все остальные мерины, но дружелюбия, к счастью, не растерял. А потому с радостью заводил новые знакомства.

+1

96

Джилл вздрогнула, когда чья-то рука легла ей на плечо. Как оказалось, все было куда более тривиально, чем подумалось ей в первую минуту. Это ты, - констатировала она тихим голосом. Отец стоял напротив нее и вглядывался в глаза девушки. Он как будто хотел заглянуть ей в душу. Первой и естественной реакцией на столь наглое вторжение в личное пространство было закрыться, запахнуться от него. Но чуть подумав, она не стала этого делать. Какой в этом смысл?
Что он говорит? О чем? Он искал ее?
С какой целью Эминему вдруг понадобилось срочно найти ее? Джилл отбрасывала мысль, которая тем не менее была самой очевидной, самой правильной. Но девушке не хотелось признавать это, куда проще видть в человеке врага, чем попытаться простить. Волнуется, как же, - немного зло подумала она. И тут же удивилась сама себе.
Как получилось так, что за эти два года из веселой девчушки она превратилась в циничную злую и злопамятную стерву? Когда это случилось? Человек меняется очень медленно, незаметно для себя самого и ближних ему людей. Но в один прекрасный миг он как будто просыпается ото сна, понимает, что теперь он другой. Самое страшное, наверное, это потерять себя со временем. Эти мысли витали у Джи в голове, толкаясь и перекрывая друг друга. В какой-то момент ей захотелось, чтобы они ушли, оставили ее в покое. На глаза навернулись слезы. Господи, сколько всего упущено, сколько всего теперь уже не вернуть.
Девушка быстро вытерла слезы тыльной стороной ладони. Если что-то изменилось, это не повод быть слабой. Не повод быть жертвой. Маршалл не заметил этой минутной вспышки чувств, к большому облегчению Джилл. Она не стыдилась их, нет. Но это было что-то очень личное. Свое.
Симпатичный, - ей послышалось, или он чувстует себя виноватым перед ней? Мысли опять столпились, но девушка отмахнулась от них, как от назойливых мух. Глянув в леваду, где гулял Полонез, она посмотрела на мужчину. Тот приобнял ее за плечи. Ей захотелось вырваться, но она удержалась.
В чем смысл этих обид? То, что было, уже в прошлом. А за прошлое нельзя цепляться, нельзя вернуть его. Тех ошибок уже не исправить. Все наломали дров. Нужно попытаться исправить все это, склеить разбитую чашу. Трещины не забудутся никогда, но вещью снова можно будет пользоваться. В глубине души она все еще любила отца.
Да, пойдем, - вздохнув, ответила она. А потом прибавила: Папа.

>>>Куда-то

Офф

Разгоночный пост, после перерыва, поэтому немного бред)

+1

97

-Начало игры-
Легкий морозец, твердая и не совсем приятная на ощупь почва. Редкий снег радует глаз, но начало зимы приносит больше раздражения, чем восхищения. Преферанс не очень любил это время, когда нет мягкой почвы, острые осколки раздавленного под копытами льда раздражающе хрустят. Единственное, что ему нравилось, так это сосульки, начавшие появляться на отвесных поверхностях, их было так классно обкусывать, а потом обнаруживать, что твой язык прилип. Гулять вообще не хотелось, да и не с кем, Преферанс упрямо игнорировал все попытки персонала конюшни добиться хотя бы элементарного взаимопонимания и уважения, впрочем, как и  попытки лошадей, обитающих здесь. Жеребец недовольно фыркнул и обежал леваду, найдя еще несколько неприятных, похрустывающих лужиц, оказавшихся в ледяном плену. Сейчас его проводил до места прогулки какой-то конюх, который успел начать раздражать своей навязчивостью и попытками подружиться за "пару минут, пока мы идем вместе". На это жеребец постарался отреагировать спокойно, но уши уже сами по себе прикладывались вплотную, а взгляд был недовольным. Сейчас, немного успокоившись, он был все еще раздражен. Ему не нравилось это место, эти люди, эти лошади. Ладно, на лошадей ему было просто плевать, так как подружиться и общаться с ними он даже не пытался. Любопытно, что с ним не боялись оставлять кобыл, но оно и без того понятно, жеребец себя здесь чувствовал, словно не в своей кормушке, поэтому доминантного поведения от него нельзя было ожидать, как очевидности.
- Жизнь меня недостаточно уже наказала? - жеребец посмотрел на небо, как это обычно делают люди. Если честно, ему уже приелись некоторые их привычки и кремелловый точно знал, что в понимании двуногих есть какой-то, тоже двуногий, которому они жалуются, от которого ждут исполнения желаний. В общем, козел отпущения, имеющий имя Бог. Бога можно винить, Богу можно жаловаться и плакаться, обвиняя в том, что он не помог, хотя его просили. Сам Рефери сомневался в его существовании, но иногда собственные обращения к этому субъекту забавляли и заставляли улыбнуться.

+1

98

Как обычно, тусклый свет пробивался сквозь окно денника. Апрель лениво приоткрыла веки, слегка приподняла голову. Нет, и сегодня нет солнца. Ресницы в миг прикрыли карамельные глаза. Она была в утренней полудрёме. Открыть вновь глаза заставил скрип дверцы. Зашел конюх, которого кобыла очень любила. В его руках был недоуздок. Рыжая с некой ленцой опустила голову и повела ухом на звук. -Ну что девочка, гулять..- мужчина хлопнул по длинной, тонкой шее и надев недоуздок вывел Апрель в проход. Выйдя на улицу рыжая с удовольствием втянула свежий воздух, глаза вдруг оживились, а шаг ускорился. Конюх с любовью прикоснулся к груди лошади, вежливо прося замедлить ход. В этой серости масть Апрель выглядела невероятно яркой, она казалась лучезарной. Дойдя до левады мужчина отправил ее в свободный выгул, некоторое время он стоял у ограды наблюдая за тонкой и звонкой Апрель, и конечно же любовался жеребцом, что был в другой стороне левады. Почему кобылу и жеребца отправили в одну леваду? Да потому, что Апрель ладила со всеми лошадьми, но была недотрогой. Конечно персонал не исключал того, что Преферанс может быть куда проворнее кобылицы, но от такой пары жеребенка получить были бы не против. Терять нечего. Компания коню все равно была нужна.
Рыжая стояла с неким смятением. Никогда ранее ей не приходилось видеть лошадей такой интересной масти. Он был словно статуэтка, крепкое телосложение, волнистые, густые грива и хвост... А глаза. Апрель привыкла к тому, что все любуются цветом ее карамельных глаз, а здесь глаза вовсе не карие, не черные, даже не карамельные. Они небесные. Захотелось рассмотреть ближе. Стегнув себя хвостом рыжая бодрой рысцой направилась к незнакомцу. Уже издали она залилась тонким, звонким ржанием приветствуя жеребца. Тон ее был добродушный, а взгляд нахально бродил по телу коня. Оказавшись на расстоянии пары метров Апрель остановилась. -Привет! - ее бока тяжело поднялись с глубоким вдохом, она словно дух переводила. Никогда ранее она не видела таких лошадей.

+1

99

Мимо проходил жеребец, его вел все тот же парень и Рефери решил отойти подальше, раздраженно махнув хвостом. Конский волос просвистел в воздухе, успокаивая душу. Этот звук был таким естественным, почти родным. Первые звуки, которые услышал он, как только появился на этот чудный свет, было размеренное и усталое дыхание матери, свист хвоста и тихое гугуканье. Кто-то бегал, но это был лишь фоновый шум.
Сегодня отличный день для того, чтобы постоять здесь в полном одиночестве, подремать. Кажется, я успел поправиться на пару килограммов, со мной ведь никто не занимается, только гоняют по леваде, или же в бочке.
Пожалуй, занятия и игры, это единственное, ради чего Преферанс был готов общаться с людьми, ведь так приятно размять и растрясти косточки, продрать ноздри. Этим сейчас конь и занялся, пробежавшись по противной промерзшей почве туда и обратно, навернув просто пару кругов.
Но что это, гости? Вернее, гостья. Рыжая кобыла пожаловала, ее завели и оставили гулять здесь. Конь сразу отметил для себя, что лучше проигнорировать личность и не подходить. Погуляет и уйдет, а после они никогда больше не увидятся, вот и все. Но, все пошло совсем не так! Кобылица заржала и побежала к нему рысью, жеребец аж вздрогнул и переступил с ноги на ногу. Громогласное "Привет!" вырвало жеребца из его безопасного и скованного мирочка.
- П-привет, - чуть заикнулся конь, осматривая нежданную гостью. Она яркая как солнышко, которого не хватало в последние несколько дней. Ну, раз начали, то нужно представиться, но не слишком уж надеяться на дружбу, - Я, наверное, помешаю?
Глупый вопрос. Как можно было бы решить эту проблему, если сам он уйти отсюда не может?
- Меня зовут Преферанс, ну, это вряд ли тебя заинтересует, - конек отвел взгляд. Кобыла... может и тянет к ним, но охотой пока и не пахнет, да и не настолько он уютно себя чувствует здесь, чтобы думать о подобных вещах.

+1

100

, - Я, наверное, помешаю? Апрель на секунду опешила от этих слов. "Чем ты помешаешь? Я же сама подошла". Медовые глаза пристально осматривали незнакомца. Его шкура была жемчужного оттенка, широкие бока, шея... Она рядом с ним казалась нескладной, маленькой двухлеткой. В действительности Апрель была его сверстницей. - Меня зовут Преферанс, ну, это вряд ли тебя заинтересует, и сейчас в голове кобылы заиграл вопрос. " Почему такая низкая самооценка?" рыжая хлопнула ресницами и сделала несколько шагов в сторону жеребца чтобы быть на предельно близком расстоянии. Взгляд впился в небесного цвета глаза нового знакомого. До чего же они были сказочно прекрасны и необычны. Апрель ранее никогда не видела таких коней так близко. - Какое интересное имя. Преферанс. - четко произнесла она не отводя взгляда. Через секунду выражение морды рыжей сменилось на очень добродушное и мягкое. - Меня зовут Апрель, - по губам расплылась улыбка, она продолжала смотреть на жеребца с непередаваемой нежностью и очарованием. Знаете, как ребенок смотрит на игрушку, которая ему очень нравится, но получить ее у него нет никакой возможности. Кобыла абсолютно так-же "влюбилась" в необычную внешность жеребца. - Ты как будто не настоящий - внезапно вырвалось. Рыжая сделала неспешный шаг к жеребцу и коснулась храпом его холки, по жемчужной шкуре прокатилось ее теплое дыхание. - А нет, - она отпрянула мордой, - Настоящий. Теплый...- кобыла улыбнулась и тряхнула головой, светлая челка упала на глаза, что придало лошади еще более детский, неуклюжий вид. - Итак, как давно ты тут? Я тебя раньше не видела, хоть и живу тут достаточно давно...- Апрель покосилась назад, конюх все еще наблюдал за парой коней, но его выражение лица было куда спокойнее, чем тогда, когда он ее выводил. Все знали, что Апрель абсолютно не конфликтная кобыла, с ней можно стабунить самую агрессивную лошадь. У этой  солнечной кобылицы есть какая-то невероятная особенность находить компромиссы в любых ситуациях.

+1

101

Если честно, такого похабного поведения от этого яркого солнышка жеребец не ожидал. Да как можно подумать такое на такую милую личность? Уши сами собой вжались в затылок, хвост хлестанул по крупу и конь отступил, как только почувствовал чужие прикосновения. У него даже в мыслях не было чего-то подобного, чтобы так сближаться неизвестной кобылой, которая в своем уме фактически (вполне адекватный запах говорил о том, что еще не пора бешеных, влюбленных визгов и соплей).
- Настоящий. Теплый...
Кремелловый фыркнул и сделал пару шагов в сторону. Такое навязчивое поведение только отталкивало и заставляло желать оказаться подальше отсюда.
- Эммм, что же, приятно познакомиться, но может установим в нашем общении некоторые границы? Да и физические границы тоже, желательно бы, указать. - он был удивлен и не понимал, такое поведение могло быть у избалованных кобылок, но эта на подобную не смахивала, вполне таки приличная, душа компании. Но завоевывать положение вот таким образом... это низко, так считал Рефери и это заставляло сделать еще несколько шагов назад, оставляя между ними двоими расстояние в один лошадиный корпус, - Я тут недавно, совсем недавно и друзей не ищу, хороших знакомых, приятелей тоже.
Он очень надеялся, что все перечислил и Апрель не прицепится к чему либо. Стоило оказаться на приличном расстоянии, как он вновь стал походить на типичного, гордого зверя, хотя до этого похоть жеребца чуть было не взяла свое. Естественно все это было скрыто стеснением и удивлением.
Да что же это, так не бывает. Ладно, недельки две тут побуду, а потом двуногие опять меня куда нибудь сунут. Нельзя ни к кому привыкать. Хотя настойчивость Апрель мне нравится. Она такая яркая...
Ноздри у коня раздулись, он принюхивался и знакомился с запахом этой превосходной кобылки. Она такая весенняя, ему очень нравились яркие масти, яркие личности сами по себе, но становиться таковым ему не хотелось, потому что обескураживали все эти уходы в новый мир. Он почти сдался, почти, но держался. Все же, странно это, чтобы кобыла влюблялась так сразу и настолько сильно, чтобы проявлять открыто чувства. Они встретились в первый раз, да еще и разных пород. Помнится, он сам когда то ухаживал за одной рысачкой, но ему потом хорошенько влетело от владельца этой лошади, пусть он ничего и не сделал. Пока что.

Отредактировано Preferans (2015-14-03 18:27)

+1

102

- Эммм, что же, приятно познакомиться, но может установим в нашем общении некоторые границы? Да и физические границы тоже, желательно бы, указать. Кобыла только теперь увидела в его поведении смятение, волнение, он искренне не понял ее действий. Апрель распахнула ресницы и вместе с жеребцом отступила на шаги назад. Так между ними вновь образовалось не хилое расстояние. Я тут недавно, совсем недавно и друзей не ищу, хороших знакомых, приятелей тоже. кобыла втянула в ноздри воздух и с выдохом опустила голову. Она исподлобья посмотрела на жеребца, - Извини меня, я никак не хотела рушить твое личное пространство. - Апрель  прикрыла карамельные глаза и мягко улыбнулась, - Ты просто не такой как все. Это заставляет нарушать рамки. - рыжая вновь подняла морду, стегнула по своему боку хвостом. Тонкую, длинную гриву подхватил легкий ветерок, он играл с ней подымая в воздух, играл с челкой.- Я никогда не видела лошадей такой внешности, ты мне в диковину. Прости. - кажется Апрель поймала настроение Преферанса. Этот конь был философом, одиночкой по жизни. Она абсолютная ему противоположность. " Как ты мог подумать о том, что я такая... Нет нет..." рыжая помотала головой в подтверждение собственным мыслям. Не смотря на свою открытость легкодоступной она могла казаться только вначале. В действительности она любила однажды. Ауди Кватро, стоявший здесь, был мягок с ней, нежен и заботлив. Но конь был спортивным конкуристом и шансов того, что он останется тут не было. Но Апрель до сих пор вспоминает его с замиранием сердца.
- А здесь искать никого не надо, все сами найдутся. - Рыжая вновь улыбнулась и тряхнула мордой. Ее масть сейчас казалась куда ярче, чем обычно. Золотистые грива и хвост, рыжая шкура с ржавым оттенком, все четыре ноги в гольфах, а на морде ровная проточина. Ко всему этому комплекту очень красивые глаза, медовые, нежные, трепетные. Если не знать, что ей 8 лет, можно подумать на жеребенка, который находится в стадии заездки. Она миниатюрна, но прекрасно сложена. Между лошадьми как и прежде было расстояние в корпус целой лошади. " Если ему так проще..."

Офф: Прости, я два года не играла, потому бред немного. Надо расписаться)))

+1

103

Ладно, вот так то лучше, правда? Конь облегченно вздохнул и перевел взгляд чуть в сторону от собеседницы. Раз уж обстановка сгладилась, то можно и расслабиться, отвлечься даже на проходящих мимо людей.
- Я никогда не видела лошадей такой внешности, ты мне в диковину. Прости. - Преферанс все равно не смог понять. Многие удивлялись его масти и внешнему виду, но до такого никогда не доходило.
- Я слышал что-то о том, что представляю генетическую ценность, но мне кажется, людей слушать себе дороже, - ох какое смелое высказывание. Да, доверия к двуногим нет, любви похоже уже тоже. Он долго ждал свою хозяйку, но сейчас он уже начал убеждаться в том, что за ним не придут. Неужели, даже если нет времени и средств, так сложно прийти, поздороваться и дать морковку, потрепать шею и потискать ушки, как раньше. Это Рефери очень любил, но пришлось с этим распрощаться, а позже он и сам начал уже отказываться от подобного общения. Похабного поведения он терпеть не мог сейчас, наглые особи оказывались вытолкнутыми из личного пространства. Жеребец не считал себя грубым, или же опасным для общества, просто он отталкивал от себя, толкнув плечом, или крупом, в крайнем случае носом
- А здесь искать никого не надо, все сами найдутся.
Ох, как он это уже понял, судя по настойчивости рыжей, это общепринято здесь. Нахалка. Жеребчик тряхнул головой и чуть отступил вновь. Если она такая простая в общении, без особых подходов, то почему бы и не сыграть? Остается надеяться, что дружеские отношения для нее необязательны, то есть они просто поиграют, а потом разойдутся и забудут друг друга, вот и все.
Преферанс пятился все дальше от кобылы, после чего, уперевшись крупом в забор, чуть приподнялся на дыбы и рванул в сторону с разворота. В этом маневре он успел еще и уместить маленького козлика, отправив в морду кобылке несколько снежных хлопьев с копыт.

+1

104

Апрель немного опешила от действий кремеллового. Только что, ей казалось, что жеребец философская личность, для которой недопустимо такое поведение. "Ан нет, ошиблась..." по темным губам медленно поползла улыбка. Светлые глаза устремились вслед за удаляющимся крупом. Ноги вздрогнули, выжидая посыла хозяйки. Апрель довольно фыркнула, мотнула своей маленькой, аккуратной головкой и поддав небольшого козла устремилась за жеребцом. Движения были такими же легкими как и она сама. Кобыла просто парила в воздухе семеня ножками. Конюх с улыбкой наблюдал за этой картиной. Резвый галоп поменялся на пружинистую рысь, кобылица задрала морду, широко раздула ноздри и вовсе остановилась трепетно наблюдая за новым знакомым.
"Генетическая ценность? Это что? " вдруг озадачилась рыжая, наблюдая за серебряными переливами жемчужной шкуры жеребца. Тот был во-истину прекрасен. Высокий рост, толстая средней длинны шея, голова с широким лбом, а масть... Апрель зачарованно наблюдала за ним, не стыдясь своего взора. Она всегда такою была. Никогда не скрывала своих эмоций, мыслей, никогда не пряталась за ширмой таинственности. Может поэтому ей было так просто с людьми? Она верила и любила их, не порченная жизнью она могла последовать за любым из двуногих. И часто, кобыла не понимала отчего их так не любят другие лошади... За свои 8 лет Апрель всегда попадались очень заботливые и нежные руки, кобыла до сих пор до конца не заезженна наверное потому, что людям кажется, что настолько покладистая лошадь не способна просто высадить со своей спины ни единого всадника, поэтому заездка периодически откладывается.
Хлопнув своими длинными, белесыми ресницами Апрель издала протяжное, тонкое ржание и боднув головой воздух торпедой направилась к жеребцу, что был в другой части левады. Она нагнала его и в беге тихонько прикусила за холку, без агрессии, а игриво, как оно бывает у лошадей.

0


Вы здесь » Horsepower » Левады » Малая общая левада