Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » Меня не ждали, но я припёрлась.


Меня не ждали, но я припёрлась.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники
Вихрь_Айрин, Piper Delaver
Очередь постов
Piper Delaver, Вихрь_Айрин
Время|Место
Полтора месяца назад. Конный клуб.
Сюжет
Первая встреча. Начало крепкой дружбы.

Отредактировано Piper Delaver (2013-31-01 20:49)

0

2

Как всегда с утра пробежка, упражнения и завтрак. Вафли с джемом, свежевыжатый апельсиновый сок и пара яблок. Скромно, зато полезно. Девушка слегка потянулась перед столешницей, на кухне, сладко зевнула, прикрывая ладонью рот, и принялась уплетать еду, стоя, не беря стул из-за стола. Как только она встала с постели, она знала, что она хочет сделать. Уже неделю её мучает бешеное желание побывать на конюшне. Друзья со съёмочной площадки рассказывали о том, как там здорово, всячески расхваливали КСК. Знали, конечно, не все, но те, кто знал о существовании такого клуба, были под впечатлением от пребывания там. Их азартом и заразилась Делавэр. Когда с завтраком было покончено, девушка помыла посуду и снова направилась в спальню, чтобы переодеться. Как всегда блондинка натянула джинсы, футболку, накинула тёплую рубашку, так как с утра на улице было не так тепло, и заключительным штрихом явилась лёгкая джинсовая жилетка. Быстро одев кулон и браслеты, Пайпер направилась к выходу, хватая по пути ключи от машины, сумку и обувая сапоги. В гараже как всегда пахло бензином. На полках стояли ящики с инструментами, в углу стояли дополнительные канистры с топливом, а у дальней стены были сложены «запаски».  На секунду Делавэр остановилась, вдыхая этот божественный, по её мнению, запах, а потом быстренько прыгнула в Шевроле и вставила ключ зажигания. Мотор «заурчал как котёнок», вместе с этим включился проигрыватель, где уже стоял любимый диск. Играла песня Black Stone Cherry - Blame It On The Boom Boom. Девушка негромко начала подпевать, перекинула правую руку через спинку сидения и развернула корпус в пол-оборота, переключилась на заднюю скорость и начала сдавать назад. Задние колёса SS пересекли датчик на полу и ворота автоматически поехали вверх, открывая путь ко вторым воротам. Вывернув на прямую террасу, машина вновь остановилась. Пайпер проследила, чтобы ворота гаража закрылись, достала брелок и пультом и, высунув руку из окна, нажала на кнопку. Замок на воротах щёлкнул, и двери разошлись, пропуская водителя вперёд. Повторив процедуру, Делавэр тронулась с места, предварительно посмотрев по сторонам и убедившись, что «встречки» нет. Навигатор в телефоне привёл машину к месту назначения где-то через час. Колёса заскрипели по гравию, когда автомобиль свернул на просёлочную дорогу. Припарковав машину у главного входа в главное здание, Пайпер, всё ещё продолжая что-то напевать себе под нос, прошла через внутренний двор и направилась к конюшням. В глубине здания, в самом дальнем углу, копошился конюх, наполняя вёдра комбикормом. Сено уже лежало во всех денниках.   
- Простите – заговорила Делавэр, подходя к конюху ближе – где я могу найти лошадь, которая не занята и не находится в аренде? Может вы покажете мне?
- Здравствуйте – ответил мужчина, заканчивая насыпать смесь в ведро – там, в соседней конюшне. Я покажу вам, а вы мне поможете отнести туда корм. Лошадей нужно кормить вовремя, иначе они вредничают.
Человек взял два ведра и направился в соседнее здание, кивая девушке, чтобы та проследовала за ним.
- Хорошо – уже сама себе ответила блондинка и двинулась следом за конюхом.
Оказавшись возле занятых лошадьми денников, девушка принялась улыбаться. Конюх же ворчливо таскал вёдра из первой конюшни во вторую, насыпая их содержимое в кормушки.
- Выбирайте. Те, что свободны, отмечены. На остальных не смотрите – они «холёные» - посмеялся конюх и удалился за очередным ведром.
Делавэр прошлась по коридору конюшни, смотря по сторонам. Довольное фырчанье, запах навоза и сена, постукивание копытами по полу, всё это показалось девушке таким знакомым, её не покидало чувство дежавю. Пайпер казалось, что она уже была в этом месте. Немного прикрыв глаза она на доверилась случаю и начала немного раскручиваться, выставив сложенные руки вперёд, как стрелки на часах. После она резко остановилась, открыла глаза и посмотрела, куда указывает. Денник с саврасым жеребцом.
-Вот ты, моя судьба – шёпотом произнесла девушка, снова принимаясь улыбаться.
Делавэр быстро прошла обратно к входу, а вернулась уже с ведром в руках. Высыпав содержимое в кормушку коня, Пайпер прочла на табличке имя.
- Вихрь Айрин, благородно, неудержимо, резко – гордо произнесла блондинка.

+1

3

Долгие дни складывались в недели, недели -  в месяцы. Менялась картинка за маленьким окном в деннике, но в жизни лошади было мало событий.
Протяжный вздох проснувшегося саврасого жеребца ознаменовал начало дня, так похожего на всё остальные. Вихрь, как обычно, проснулся на рассвете - эта привычка так укоренилась в его обыденном распорядке дня. Поднявшись на ноги, он в несколько мелких шагов преодолел расстояние до окна. Там, слепя его сонный взгляд, солнце разливалось по белому снегу; там мелкая птица, прилетевшая из леса, села на ветку, осыпав вниз ворох сверкающих в лучах света снежинок, и стала чистить перья. Айрин, на пару секунд прикрывший глаза, подумал о том, что с удовольствие поменялся бы судьбой с этой пташкой. И он летел бы на Родину, как бы это ни было долго и трудно. И даже, погибнув в пути, жеребец был бы истинно счастлив, благодарен судьбе за то, что она дала ему надежду. Но ему осталось лишь мечтать, возвращаясь лишь в сладостных снах к величественным кавказским горам, где свежий бесконечно сильный ветер с чуть морозным вкусом, пронизывал его душу, делая вольным. Где горные склонны, таящие в себе опасность, подчиняются крепким копытам, где открывающиеся перед глазами виды заставляют сердце замирать, а потом с трепетом возвращаться к этим воспоминаниям. Вихрь не понимал своей роли здесь, простой рабочий конь, без породы и присущему этому статусу пафоса, жеребец просто простаивал без работы, и это было для него противоестественно. Коня не покидало ощущение себя обузой, висящей на балансе конного клуба. Быть может, какая-нибудь изнеженная американская лошадь и позавидовала бы его участи, но для этого жеребца был важен труд, который бы не позволял спать телу и духу. Короткие пробежки с конюхом на спине, левады — всё это не давало ему удовлетворения. Выносливый от природы, он требовал выхода своему потенциалу.
Пошел час, в кроткой задумчивости, Айрин как всегда тих в своей печали, затаившейся в больших темно-карих глазах. Постепенно просыпались лошади конюшни, что наполнялась звуками из жизнедеятельности. Вот, где-то в конце ряда требовательный ахалтекинец с длинным туркменским именем, визгливо заржав, ударил корытом по зазвеневшей кормушке. Ему вторило ещё несколько молодых лошадей, забесновавшихся в своих денниках.
Саврасый жеребец, подойдя к решетке, кивком поздоровался с соседкой напротив — гнедой англичанкой, совсем недавно закончившей свою спортивную карьеру.
Настало время завтрака. Конюхи разносили тяжелые ведра по денникам под общий гомон взволнованных лошадей. Вихрь молча стоял, прикасаясь бархатным носом к решетке своего жилища; черные с «проседью» локоны гривы мертво лежали на его шее в полумраке денника, спускались по морде, нежно касаясь белой проточины.
В проходе конюшни послышались шаги, и Вихрь приподнял одно ухо, заинтересовавшись, ведь шаги были не столь уверены и сердитый, как у конюха, быстро идущего с тяжелым ведром.
Показалась девушка, красиво и аккуратно одетая, но с весьма необычным, даже странным поведением. Её глаза были закрыты, руки, сведенные друг к другу, вытянуты вперед. Вихрь удивленно захрапел, смотря на это необычное для него зрелище. Остановившись напротив него, девушка открыла глаза, указывая рукой на него. Вот ты, моя судьба.  – прошептала она еле слышно. Что за странные люди пошли? – подумалось жеребцу, который проводил уходящую взглядом. Впрочем, она скоро вернулась с ведром еды. Помощница или дочь конюха? – попробовал угадать он. Девушка высыпала содержимое ведра в его кормушку, куда жеребец медленно опустил нос, поглядывая на незнакомку. Не то, чтобы её присутствие смущало Айрина, скорее он был удивлён таким вниманием к своей персоне. Поев, он сделал шаг к решётке, прижавшись к ней носом. Его внимательные умные глаза поблёскивали из тени денника.

+1

4

Конь смотрел на девушку своими большими и добрыми глазами. Пайпер заворожённо смотрела в них, утонув в бесконечной их красоте. Пришедшая приложила ладонь к решётке денника, протиснула пальцы и слегка почесала жеребца по мягкому и тёплому носу. Конь казался каким-то одиноким, обречённым и потерянным. Это было видно как внешне, вялость, некая медлительность, так и внутренне. Иногда просто чувствуешь чьё-то состояние, только посмотрев не него.
    Вспомнив что-то, девушка удалилась и вернулась минут через двадцать. Необходимо было договориться с кем-то о прогулке верхом. Делавэр разрешили, взяв с неё обещание, что она почистит жеребца и сама оседлает его. С чего это? Да просто кому-то было лень поднять задницу и помочь девушке. К счастью Пайпер имела представление о чистке, а вот о том, чтобы оседлать? Справлюсь, не сломаюсь.
    Вернувшись к деннику с Вихрем, девушка принесла с собой ведро с водой. Открыв дверь, блондинка сделала пару шагов внутрь, держа перед собой металлическую емкость с живительной влагой. Пайпер немного боялась того, что конь не примет её сразу, начнёт  нервничать или, чего хуже, укусит или ударит копытом. Имея небольшой, но содержательный опыт в общении с лошадьми, девушка претерпела немалые проблемы, связанные с агрессивным поведением с о стороны братьев наших меньших. Несколько раз блондинку кусали, один раз она чуть не упала с лошади на верховой прогулке. Собака, выскочившая из-за забора, напугала кобылу. Та в ужасе отскочила в сторону, столкнувшись с впереди идущим жеребцом, а тот в свою очередь начал козлить. Кобыла попятилась назад и встала на дыбы, не высоко поднимая туловище. Делавэр с трудом удержала повод в руках, но сумела успокоить напуганное животное, поощрив смирение кусочком сахара. Сахар! Девушка запустила руку в карман, пошарив пальцами в  пустоте, достала два белых кубика и протянула их Айрину. В голове продолжала бушевать куча эмоций. Смешанных, непонятных.
     Как только жеребец принял угощение, блондинка решила не медлить и просунула ладонь между недоуздком и мордой коня, зажав кулак и потянув на себя большое и массивное тело, увлекая его за собой и заставляя таким образом выйти из денника.

+1

5

Незнакомка смотрела ему в глаза, затем, просунула тонкие пальцы через решётку и дотронулась до бархатистой поверхности его носа. А затем, снова ушла. Проводив девушку взглядом, Вихрь опустил нос в кормушку и подобрал последние крупинки каши. Затем, сделал круг по деннику, разминая ноющие от длительного покоя мышцы. Жизнь вообще странная штука, особенно, для существ, стоящих на разных ступенях мира. Как часто возможность выбора пугает людей, которые предпочитают забираться в оковы привычного и давно изученного. Разве выбрал бы Вихрь заточение в деннике, будь у него выбор? Выбор был только у его мысли, неподвластной решёткам, мысли, которую не представляется возможным запереть в четырёх глухих стенах. Красивая девушка, впрочем, таких много. Главное, чтобы душа была красивой, иначе внешность покажется безобразной. С высоты своего жизненного опыта, жеребец мог сказать, что разбирается в людях.
Время стирает обиды, время делает нас терпимее; то, что раньше могло возмутить, уже не выдавало столь ярких чувств. Вихрь смиренно стоял в своем деннике, медленно тлел; давно уже его сердце медленно угасало в удушающей обыденности, не было искры, которая бы подогрела почти истлевшие воспоминания. Эта девушка, кто она такая? Зачем потревожила его любопытство и пытливый ум? Перенеся вес своего тела на одну сторону, Айрин задумчиво почесал плечо о щербатые доски, из которых состояла стена, отделяющая его денник от соседнего.
Незнакомка воротилась, на этот раз с ведром воды и амуницией. Что? Поедет на мне? Это было уже интереснее, про всяком случае, представлялась возможность размять ноющие мышцы. Разбив бархатным носом поверхность воды, жеребец сделал несколько глотков прохладной чистой воды; живительная влага рваными комками прокатилась по его горлу. Подняв морду, он внимательно посмотрел на девушку, роняя с влажных губ редкие капли. В манеж, наверное. Профессионалом она не выглядит, да и разве нужен такой конь человеку серьёзного уровня; я всего лишь тренажёр для новичков. На мне они отрабатывают посадку, учатся не дергать повод, прыгают первые препятствия. Сказать честно, иногда это бывает немного обидно - встретить своего бывшего ученика, ведущего элитного спортивного коня. С другой стороны, я могу быть горд тем, что указал этим людям дорогу в мир конного спорта; жаль, мою роль считают эпизодичной. Глубоко вздохнув, Вихрь фыркнул, мотнув головой. Жесткие локоны его гривы взметнулись в воздух, наполненный денниковой пылью и запахом лошадей, птичьим щебетом и ароматом свежего сена, и безжизненно опали на упругую шею. Девушка вошла в денник и протянула Айрину лакомство. Опустив глаза на маленький кусочек сахара, лежавший на ладони человека, саврасый мягко взял его ещё влажными после питья губами. Вслед за этим, девушка крепко взяла его за недоуздок, собираясь вывести из денника. Вихрь податливо двинулся за ней, через пару секунд уже ступив тяжелыми крепкими копытами на бетон прохода, так гулко воспринимающий тяжелые шаги. Вихрь склонялся к мнению, что всадник должен доверять лошади, поэтому порой позволял себе поступки, несколько пугающие начинающих спортсменов. Вот и тут он резковато вздернул голову вверх, вырвав край своего недоуздка из крепкого кулачка девушки. Следом за этим, он встряхнулся всем телом, грохоча копытами по полу.
Клубы пыли медленно осели; Вихрь громогласно чихнул, энергично мотнув головой. Он тихо стоял посреди длинного коридора, не привязанный и спокойный; добродушно, но с чувством собственного достоинство взирая на Пайпер. Какова она окажется? Добра ли, или зла, покажет время. Пока Айрин не торопился делать выводы и стать оценки.

+1

6

Тише мальчик, тише – произнесла девушка, когда конь вскинул голову – застоялся ты тут, понимаю, наверняка ты долго был на одном месте – добавила Пайпер и снова взялась за недоуздок. Жеребец встряхнулся, смахивая с себя пыль, отчего блондинка слегка прищурилась и отвела лицо в сторону. Воот таак - одобряюще похвалила коня Делавэр, почёсывая крепкую шею Вихря. На ладони тут же остался след. Да уж, давненько тебя не чистили, малыш. Нус, мы это исправим. Снова сдвинувшись с места, девушка направилась к выходу из конюшни, увлекая за собой коня. С обеих сторон находились лошади, запертые в своих денниках, с улицы доносились голоса конюхов, обсуждающих, кого ещё не успели покормить и где лежат вилы для навоза. Топот копыт по бетонному полу ласкал слух девушки. Может это и покажется странным, но цокающие звуки от поступи по твёрдой поверхности выстраивались в некую мелодию. Да и вообще вся атмосфера, царящая на конюшне, казалась такой родной. Эти люди, работающие не ради денег или какой-то выгоды, а ради лошадей. Тренеры, так преданные своему делу, лошади, любящие своих хозяев, арендаторов – просто своих людей, все они составляли большую семью, которая была готова принять к себе любого желающего, чтобы подарить частичку того счастья, которое они создавали годами. Просто хотелось никогда не уходить отсюда.
Сапоги ступили на мелкий гравий, которым  была усыпана дорога. Конюшня теперь была позади. Девушка слегка прикрыла глаза, наполняя лёгкие свежим воздухом, резко выдохнула и сняла с плеча чумбур. Пристегнув, с одного конца, карабин к недоуздку, блондинка подвела коня к забору, перекинув  другой конец чомбура к перекладине, соединяющей два столба изгороди. Окинув взглядом жеребца, Делавэр расплылась в улыбке. Много работы нам предстоит – произнесла она сама для себя и удалилась обратно в здание конюшни за щётками. Многие конники говорят, что если ты не почистишь своего коня перед тем, как оседлать его, это будет значить, что ты его не уважаешь. Как и не уважаешь сам себя. Да и к тому же никто не хочет причинить боль животному, оставив под седлом слипшуюся шерсть или пыль. Такое чаще всего причиняет дискомфорт и неудобство, не говоря уже о травмах.
Вернулась Пайпер не только с инвентарём, но и с новой порцией угощения. Не поощришь лошадь сразу, она не запомнит того, что нужно делать. Так говорил девушке её отец, когда малышка пыталась научить свою лошадь стоять смирно, во время чистки копыт. Так, парень, не кусай меня только, я не причиню тебе боли. Чистка ведь никому ещё не приносила страданий, верно? Блондинка взяла щётку и несильно прошлась по шее коня, слегка надавливая. Шерсть жеребца оказалась намного грязнее, чем ожидала Пайпер. Она старалась как можно тщательней удалить всю пыль, удаляя скребницей  более стойкие пятна и разъединяя скомканную шерсть. С головы и шеи руки перемещались по груди, плечам, плавно переходя на круп, спину, бока и живот, бережно и не торопясь, каждый раз отряхивая инструменты от грязи, постукивая об изгородь. Весь процесс сопровождался ласковыми поглаживаниями и шепчущими похвалами. Ноги требовали более бережного ухода, поэтому девушка отложила инструменты и взяла более мягкую резиновую щётку. Так же бережно и трепетно очищая шерсть. Снова вспомнив слова отца, девушка слегка провела двумя пальцами от запястья до путового сустава на передних, от скакательного сустава до щёток не задних, проверяя сухожилия. Таким же способом проверив и спину.
Ну, кажется всё в порядке, осталось только сделать тебе причёску – посмеялась девушка, уже приступив к расчёсыванию вьющейся «копны», освобождая её от сена и клочков. То же самое ожидало и хвост. Жеребец приобрёл вид гордого создания, чистокровного спортивного жеребца, в каком-то смысле. Блестящая шерсть, чёрная как смола грива и хвост, сходящиеся на спине в таком же чёрном ремне. Делавэр наслаждалась просто тем, что находилась рядом с таким великолепным созданием. Она положила руку на шею жеребцу, слегка почёсывая  мягкую шерсть, ведя руку под гривой и обратно, пытаясь почувствовать дыхание коня, сокращение мышц, пытаясь понять его тихое молчанье.

+1

7

Она явно не первый раз видит лошадь - подумал жеребец. Новички обычно очень удивляются и пугаются, когда узнают, что лошадь чем-то отличается от машины или мотоцикла. Проговорив много слов, призванных то ли успокоить, то ли утешить, Пайпер снова поймала тёплой рукой край его недоуздка. Изогнув шею в приятной полу дуге, жеребец шел рядом с ней, не выявляя сопротивления. Он бы никогда не выкинул целый букет своих «штучек» сразу, проверяя человека и его уровень постепенно. Длинные ряды денников с их обитателями, оставались позади; умный взгляд натыкался на самые разные морды, высовывающиеся в проход, или, притаившиеся в тени денника. Кто-то, добродушно развесив уши, здоровался лёгким кивком головы; кто-то презрительно прищурив глаза прижимал уши к породной красивой голове. Айрин практически со всеми лошадьми на конюшне был в хороших отношениях, многие уважали его мудрость и не откладывали в долгий ящик посоветоваться с ним, зная, что их внимательно выслушают и помогут по мере своих возможностей. Возможно, уважаем жеребец был и потому, что никогда не отвечал грубостью на грубость, оскорблением на оскорбление. Лишь переливался его мягкий голос в более строгий и твёрдый тон, да соскальзывали с языка слова, над которыми многие невольно задумывались.
Морозный воздух объял всё его тело до последней шерстинки; Айрин громко фыркнул, а затем, разом вдохнув в легкие много этого живительного бытия, протяжно заржал. Его голос, переливаясь и отдаваясь эхом от стен зданий, пронесся над конным клубом, найдя ответ где-то в совершенно другом крыле со стороны частной конюшни. Было в его образе что-то первобытно дикое; Вихрь - словно огонь, смиренно горящий за решеткой камина. Прирученный, усмиренный, но с нотками утраченной молодости в приятном голосе, с резким ветром, сквозящем в волнистой длинной гриве.
Глухой перестук некованых крепких копыт, что ритмично ступали на гравий, совсем недавно расчищенный от снега, сопровождал пару. Девушка сняла со своего плеча чёмбур и пристегнула его к недоуздку. Эта небольшая прогулка завершилась около одной из левад. Пайпер перекинула чёмбур через перекладину ограды и удалилась обратно в конюшню. Ты же не привязала. Жеребец медленно осадил задом и чёмбур, тихо прошелестев по деревянной ограде, соскользнул с неё и мягко коснулся его груди и передних ног. Ладно, на этот раз простим тебе твою ошибку. Саврасый отошёл на несколько шагов от ограды и принялся копать копытом снег, вскоре добравшись до травы. Вздор, скажете вы – разве станет домашняя лошадь, получающая каждый день по порции отличного овса употреблять в пищу пожухлые горьковатые стебельки зимней травы? Вихрь мог, и вовсе не потому что был голоден или недоедал; этот вкус, эта деятельность напоминали ему прошлую жизнь, во многом более вольную, чем то, что у него было сейчас.
Тут вернулась из конюшни его нынешняя посетительница, нагруженная инвентарём; это заставило жеребца оторваться от своего занятия. Задумчиво бросая поверхностный взгляд на то, что открывалось перед его глазами, Вихрь почти не слышал, что говорит ему Пайпер, машинально брал с её мягких и нежных ладоней угощения, почти не чувствуя их вкуса. А девушка старательно начищала его, разбирала и расчёсывала гриву и хвост, ощупывала ноги и спину, очевидно, на предмет заболеваний. Саврасый сносил всё терпеливо, лишь слегка сердито вырвав заднюю правую ногу из рук девушки. Эта нога когда-то была прокушена волком и в связи с этим реагировала на погоду, иногда ныла, да и жеребцу не нравилось, когда кто-то прикасается к ней.
Чистка была окончена, девушка ласково поглаживала и прижималась к нему. Вихрь же по-прежнему отличался ангельским терпением с ноткой равнодушия: он не пытался распознать в этой девушке какого-то особого человека. Человека, который может остаться с ним. Почему? А разве мало у его жизни было обмана и лжи со стороны людей. Память – штука очень избирательная; сначала какая-нибудь девочка, или более взрослая девушка ласкает его слух нежными словами, полными любви и доверия, обещаний и мечтательных рассказов о его будущей счастливой жизни. Но проходит время и человек забывает свои слова, забывает эти минуты уединения с лошадью, поменяв её на другие интересы и мечты. Вихрь давно научился смотреть на человеческую ласку и обещания с неким равнодушием и долей скепсиса – всё равно забудут.

+1

8

Доверие – одна из тех вещей, за которое нужно бороться. Нужно приложить максимум усилий, чтобы кто-то начал тебе доверять. Его нужно завоёвывать, постепенно и не спеша. Любая ошибка может обернуться катастрофой. Сердитое ворчание коня, когда Пайпер взялась за заднюю ногу, говорило о том, что именно сейчас велик риск совершить ту самую ошибку, которая может сломать всё, что было достигнуто к этому моменту, пусть даже достижение была не таким большим, как хотелось. Девушка слегка отдёрнула руку, побоявшись, что сделала коню больно. Пройдясь снова по спине ладонями, девушка попыталась как-то успокоить Вихря, попутно угощая его вкусностями. В голове сразу же промелькнула мысль. А можно ли ему давать нагрузку после долгого простоя в деннике? Ну что? Сможешь ты меня не скинуть с первого же шага? – тихо проговорила девушка,  снимая с перекладины забора чомбур. Только сейчас блондинка заметила, что та не привязана. Она забыла её закрепить на балке. Минутный страх разрядом электрического тока мгновенно пробил всё тело и так же моментально исчез, от понимания того, что ничего не случилось. Какое же терпение нужно иметь, чтобы простоять всю чистку на месте, не отходя от девушки. Воспринимая все манипуляции с щётками и скребками, которыми орудовала голубоглазая. Пайпер ехидно посмотрела на коня, чуть наклонив голову. И как же ты не пошёл по своим делам, м? Ты же мог пробежаться или найти какую-нибудь кобылкой. Наклонившись вниз, девушка собрала все предметы чистки в охапку и унесла обратно в конюшню, предварительно завязав чомбур. В кармане неожиданно зазвонил телефон. Подняв трубку, девушка сунула её к уху, прижав аппарат головой к плечу. Она долго о чём-то говорила, попутно выбирая в амуничнике нужное седло, узду и всё остальное. Пробегаясь быстрым взглядом по бесконечному многообразию креплений, материалов, расцветок. Глаза разбегались. Вот шикарное английское седло, сделанное по лучшим разработкам шорников, лоснящееся кожаное покрытие, крепкие стремена, блестящие, начищенные. С другой стороны сёдла вестерн с множеством деталей, декоративными строчками на кожаных деталях, а с противоположной стены разноцветные вальтрапы. С мягкой подкладкой, широкие, узкие, толстые и тонкие. Осторожно взяв простое учебное седло, вальтрап, с мягкой подкладкой,  такую же подпругу и узду без «железа». Делавэр никогда не любила ездить с «железом». Насмотревшись разных передач и наслушавшись разговоров о том, что у лошадей ломаются зубы и рвутся рты, блондинка не рисковала использовать такое снаряжение и старалась как можно бережней ко всему относиться, не причиняя боли и дискомфорта.
Неумело положив телефон в карман, балансируя на одной ноге со всей амуницией, Пайпер вернулась на улицу. Повесила на забор всё, что принесла с собой и тяжело выдохнула. Фух! Мда, как же вы такую тяжесть на себе держите, да ещё и человека терпите? Сочувствую – широко улыбнувшись и посмеявшись коротким смешком, задала вопрос Делавэр. Естественно она не ожидала ответа от животного, но может он мысленно ответит. Да, бессмысленно конечно.
Переглянувшись с Айрином, блондинка невольно подумала: «Вернётся ли она ещё раз к нему?» Ей безумно хотелось прийти снова. Хотелось снова почувствовать силу коня, даже когда просто его чистишь. Чувствовалось, его стойкость духа и железную выдержку жеребца. За эти несколько минут, проведённых вместе с Вихрем, Делавэр начинала привязываться к коню. Давно она не общалась с  братьями нашими меньшими. Только в детстве девушка могла полностью посвятить себя этим замечательным созданиям. Ухаживать за ними, наблюдать, как они резвятся в просторных левадах. В этих благородных животных маленькая Пайпер видела совершенство, грацию, красоту и бесконечную свободу, с которой лошади передвигались по зелёным лугам. Сила, мощь крепких ног сочетались с изящностью и тонкостью шеи и изгибами всего тела. Лоснящаяся шерсть, быстрый бег и частое и резкое дыхание – на всё это Делавэр всегда смотрела, затаив дыхание, не смея даже двигаться, чтобы не потерять чувство восторга, наполняющее изнутри каждый дюйм тела. Сейчас она так же смотрела на  Вихря. Восхищаясь им и наслаждаясь даже простым поглаживанием.

+1

9

А ну нетрожь ногу. - Вихрь с легкостью вырвал её из рук девушки, казавшимися в этот момент такими назойливыми. Не надо её трогать, мне ещё ходить на ней надо. Быть может, испугавшись его недовольства, Пайпер сразу отпрянула, поспешив попытаться успокоить его, ласковыми прикосновениями и угощениями. Да, к слову, на угощения она оказалась щедра, даже слишком.
Ну что? Сможешь меня не скинуть с первого же шага? - шутливо спросила она. Глухо фыркнув, жеребец про себя усмехнулся: провезу на три, я ведь не вредный пони. Собравшись отвязывать лошадь, девушка вдруг обнаружила, что в общем-то и не привязала жеребца, чему испугалась - Вихрь почувствовал её страх, а затем облегчение. И как же ты не пошёл по своим делам, м? Ты же мог пробежаться или найти какую-нибудь кобылку. Почему я не ушел? Может, не захотел пользоваться твоей неопытностью лишний раз. Может, жалко тебя стало. Пффф...
Пайпер снова ушла, на этот раз оставив жеребца привязанным. Айрин, пригревшись на солнце, таившем в своих лучах преддверие весны, погрузился в глубокую задумчивость с полнейшей апатией к окружающему его миру. Что такое весна - расцвет жизни, бурлящая горячая кровь в жилах, этот ветер, свистящий в ушах. Широкие темные ноздри чувствовали её прелый запах, глаза, воображая, уже представляли себе первые распустившиеся почки, нежно-зеленые и клейкие на вкус. Эту мелкую траву, которую невольно ешь с землей, потому что она ещё не выросла, но так хочется вкусить зарождающуюся жизнь, что таится в хрупких стебельках. С чужих ему американских гор спустится пряный ветер, неся в себе резкие ароматы горных трав, которые чем-то напомнят ему родные. И это вновь погрузит его в сладостную ностальгию, подарит тоску по жизни, благословит на желание бороться за неё.
Перезвон стремян, да позвякивание пряжек на подруге вырвали саврасого из крепкой задумчивости, он тряхнул головой, издав глубокий протяжный вздох, порезавший его грудь. Обратив чуть притуманенный взор на девушку, жеребец недвижимо смотрел, как она подходит. После небольших прелюдий началась седловка: на идеально чистую, вычищенную до блеска спину легло седло, а под животом прошла подпруга, привычно затягиваясь. Айрин не затруднил себя какими-нибудь пакостями в виде надутого живота – это не его стиль. Затем и морда оказалась стянута в привычный кожаный намордник. Постойте, не совсем привычный: его загрубевших, чуть потрескавшихся в уголках, губ не коснулась холодная железка. Уздечка без трензеля – что же, это принесло ему радость, настроив на менее принуждённую обстановку. Раз без железки, значит, не боится. Если не боится, значит, ездит давно. Если ездит давно, то не упадёт. Вихрь не боялся наказаний за свои поступки, скорее, ему было совестливо ронять всадников, хоть, он иногда и делал это специально с воспитательной целью.
Ну что, полетели? Жеребец, навострил уши в сторону леса, утопающего в снегу; туда, где щебетали на голых ветках птицы, обрадованные дуновениями весны; туда, где сердито стрекоча летала по гладкому древу лесная белка.

+1

10

Седловка оказалась не такой уж и сложной. Казалось, что руки ещё что-то помнят. Накрыв вальтрапом спину и часть холки, Пайпер подняла седло, как можно сильнее напрягая руки. Оказалось, что она было тяжелее, чем думала блондинка. Всё вообще было не так, как виделось в голове девушки. Происходящее сейчас было другим. Оно было сложнее. Упиревшись в плечо коня, Делавэр затянула подпругу, отрегулировала стремена под себя и поправила седло, проверяя, плотно ли оно сидит. Вот уже и узда заняла своё место на морде жеребца, плотно прилегая к щекам. Теперь жеребец казался ещё более благородным, не хватало только заплетённых «шишечек» на гриве и подобранного хвоста – и он вылитый испанский жеребец, грациозно изгибающий шею и гарцующий по плацу, демонстрируя роскошную стать и показывая свой независимый характер. Поистине голубая кровь. Ты только посмотри на себя. Красавчик! – похвально похлопав Вихря по плечу, проговорила Пайпер и повесила на столб ограды недоуздок вместе с чёмбуром и взяв в руки узду. Её она накинула на тот же столб таким образом, чтобы конь не отошёл далеко. Пройдясь ладонью от плеча к путу, девушка потянула ногу коня на себя, сгибая в колене, то же самое она проделала и с другой ногой. Обычно это делалось для того, чтобы конь не натёр себе кожу под подпругой. Очень часто там образуются складки кожи, не позволяющие жеребцу нормально и удобно двигаться. Снова проявление заботы по отношению к Айрину. Может коню это и всё равно, но вот Пайпер никак нет. Девушка всегда стремиться доставить как можно больше комфорта и подходит ко всему с максимальной подготовкой. В данный момент она просто пыталась предостеречь жеребца от ненужных травм или каких-либо неудобств. Закончив, наконец, блондинка снова сняла узду со столба и перекинула её через голову коня к седлу. Животное заметно приободрилось. Вихрь фырчал и покачивался, переступая с ноги на ногу, предвкушая будущую поездку. Ему видимо так же сильно не терпелось отправиться вперёд, как и самой Делавэр. Не заставляя коня долго ждать, блондинка обошла Айрина с правой стороны. Взяв в левую руку повод и край седла возле холки, а правой ухватившись за противоположный край седла, голубоглазая поставила левую ногу в стремя и с силой подтянулась вверх и вперёд, перекидывая правую ногу через седло. Выпрямив спину и всунув свободную ступню в стремя, девушка выдохнула и подобрала повод поудобнее. Тут же она почувствовала ещё большую силу этого животного, подёргивание некоторых мышц, горячесть конского тепла и широту его спины. Теперь она чувствовала себя намного выше и увереннее. Слегка тронув пятками бока Вихря, девушка дала команду, которая означала, что нужно идти. Конь слегка затормозил, но через мгновение начал движение. Так давно забытое чувство «морской качки» снова заставило Пайпер улыбаться. Блондинка немного наклонилась к шее жеребца и похлопала его, поощрительно и нежно. Девушка направила коня к дороге, ведущей к лесу, туда, где нет людей, машин и других лошадей, туда, где свистит прохладный ветер, греет солнце и почва мягче, чем тропа, которая усеяна щебнем. Ну что? Доволен? – спросила Делавэр и убрала упавшие волосы за ухо.

Отредактировано Piper Delaver (2013-10-03 22:37)

+1

11

Ты только посмотри на себя. Красавчик! – воскликнула светловолосая девушка, окончив застёгивать ремешки на морде Айрина. Тот громко фыркнул, мотнув головой и будто что-то прожевав губами – отсутствие железа казалось таким непривычным. Когда-то, несколько лет назад, шея жеребца носила и кордео, но по причине того, что Вихрь оказался не шибко гибким, человек быстро потерял интерес к подобному занятию. Что до опыта работы с разными средствами управления, так он был весьма обширен. Начиная от езды без уздечки и седла и заканчивая упряжью, с её бесчисленными ремнями, которые будто оплетали и стягивали само сердце, сдерживая его удары. Чему только жизнь не научила: Вихрь мог и таскать телеги и гордо вышагивать в карете, отделанной средневековыми узорами, и прыгать по мере своих сил конкурные барьеры, знал что-то из выездки, когда-то работал под молодыми спортсменами в кроссе. Быстро понимая тот потенциал умственных способностей, его способность познавать новое, каждый хозяин подстраивал его под себя и был доволен, пока не заканчивался предел возможностей беспородной лошади, пусть крепкой. Но всё же короткой корпусом и ногами, не гибкой и недостаточно прыгучей, без присущей выездковым лошадям грани изящества. Людям свойственно стремление всё изменять, вот и его хозяевам, арендаторам и ученикам требовалось определённое потраченное время, чтобы понять, что из простой рабочей лошади не вырастет вдруг великий спортсмен.
Это ещё что такое? Вихрь удивлённо смотрел, как девушка взяла его за ногу и потянула её вперёд. Тоже самое Пайпер затем проделала и со второй ногой. Эту процедуру конь воспринял хоть и с удивлением, но с тем же нерушимым спокойствием из которого его обычно трудно вывести.
Над ушами привычно свистнул повод, тут же упавший на шее, чиркнув по гладкой коже седла. Затем, жеребец ощутил привычное натяжение гривы, за которую хватались всадники чтобы сесть, и тяжесть, появившуюся с левой стороны. Наконец, Пайпер выровнялась в седле, вставила ноги в стремена, разобрала в своих тонких нежных пальцах два повода.
Холодное дуновение леса принесло зимний морозец в общее ощущение весны; жеребец подёрнул шкурой и выдержав небольшую паузу, сдвинулся с места равномерным шагом. Дорога из укатанного снега ложилась под глухой стук некованых копыт; ещё тише и нежнее прозвучали в сегодняшнем дне лёгкие похлопывания, которыми всадница похвалила своего коня. Лошадь создана чтобы дарить счастье, нести свет, запутавшийся в её длинной жёсткой гриве. Разве не лошадь разделит с вами радость, разве не получите вы утешения в тяжком горе прикоснувшись к её бархатистому носу?
Вихрь давно всех простил; всех, кто обещал, всех, кто предал. Его глубокие карие глаза светились изнутри истинной любовью к жизни и неземной тоской по небу.
Но реальность была сложнее; жеребец просто шёл вперёд, оставляя едва уловимые на укатанной дороге отпечатки. Оставит ли его тихая жизнь отпечаток в истории мира? Вряд ли. Вихрь хотел лишь знать, что после его кончины найдётся человек, иль лошадь, иль собака – да пусть хоть просто букашка, которая вспомнит о нём с тоской и ночью вдохновенно посмотрит на звёзды.

+1

12

Окружающая обстановка казалась такой спокойной и умиротворённой, было легко дышать. Впервые за много лет девушка смогла расслабиться и почувствовать какую-то облегчённость в действиях. Только  верхом она могла сейчас забыть обо всех проблемах и заботах. Не беспокоила её работа, которая отнимала у блондинки почти все силы. Работа на студии была не так уж и легка. Иногда Пайпер приглашали поучаствовать в съёмках какого-либо фильма или сериала, но большая часть её обязанностей была связана с работой за кадром. Отчасти она принимала участие в подборе актёров, будучи разборчивой в характерах и ролях, иногда она контролировала процесс съёмок бок обок с режиссёром. Нередко ей приходилось проверять сценарии со сценаристами и вносить поправки, как этого требовал руководитель съёмок. Должность непростая, всегда на ногах. Вокруг куча народа и каждый что-то требует, постоянно дёргают с разных сторон и проверяют, как хорошо ты справляешься. Морально и физически ты уже не способен адекватно реагировать к концу дня. Хотя и поддержка со стороны коллег тоже есть. Никто не будет требовать от тебя сверх того, что ты можешь сделать. Один поможет тебе с одним, другой с другим. И вот уже не так сложно.
Выходных выдавалось много только в том случае, если съёмки заканчивались, и ожидалось начало подготовительного процесса к снятию следующего. Но и тогда не всегда можно было как следует отдохнуть. Тем не менее, сейчас у Делавэр были силы и она хотела потратить их на то, чтобы хорошенько проветрить голову. Надо выкинуть посторонние размышления и расслабить напряжённые нервы. Глубоко вдохнув и сделав резкий выдох, девушка выпрямилась и подобрала поводья. Она задумала пока немного придержать коня до того момента, пока не выйдет на открытое пространство. Девушка прекрасно понимала, как только жеребец почувствует свободу, то рванёт куда-нибудь в поля. Собственно этого Пайпер и желала, но не таким способом, чтобы при этом свалиться в грязь и упустить Вихря. Блондинка чувствовала, как под ней трепещет много килограммовое создание, способное в любое мгновение решить, что больше не хочет терпеть на себе седока. Следовало учитывать и тот факт, что, по словам конюха, Айрин долгое время простоял почти без работы, поэтому ему было просто необходимо размять суставы. Внутренней стороной бедра Делавэр улавливала перекаты упругих лошадиных мышц, нетерпеливое фырчанье и утробные звуки, время от времени доносившиеся от коня. Потерпи малыш, скоро я дам тебе побегать.
Вот всадница уже миновала главное здание конюшни, позади остались левады и загоны. Почти не слышно было голосов тренеров и конюхов, подтягивались посетители. Вот и серый пикап проехал мимо прогуливающихся. Трескучий шелест щебёнки противно резал слух девушки. Грузовик проехал мимо, только любопытное лицо какого-то мужчины на минуту задержалось на всаднице. Девушка не обратила на это внимание. В данный момент она беззаботно улыбалась и была рада тому, что находится на широкой спине Вихря. Миновав оставшееся пространство и оказавшись на открытом пространстве, где была только дорога и поля по обе стороны от неё, девушка ослабила поводья, давая коню больше свободы. Пайпер была готова к тому, что животное поведёт себя более расковано и резво, поэтому крепче вцепилась в кожаные ремни поводьев. Постарайся только не слишком сильно ломать мне шею – проговорила она вслух и слегка похлопала коня по плечу и широко заулыбалась, продавливая сквозь зубы смешок.

Отредактировано Piper Delaver (2013-18-03 20:35)

+1

13

Тяжелый шаг бывалого коня, когда-то бывшего горячим мустангом, сопровождал уходящую под стук копыт дорогу. Мышцы, пусть не такие сильные и крепкие как когда-то, упрямо перекатывались под седлом. Вихрь шел мимо мира людей, не обращая внимания на редкие машины, прошуршавшие рядом с ним. К этим железным монстрам, порождённым людьми, Айрин относился с некоторым пренебрежением, переходящим в равнодушие.  Он относился к разряду «неубиваемых» лошадей, ведь в крови у него заложено цепляться за жизнь и пребывание в современном спорте не отбило у жеребца этого умения. В его возрасте многие лошади уже начинают обрастать старыми травмами, болячками, хроническими заболеваниями, в конце концов «рассыпаясь» и становясь разбитыми клячами, которые, в свою очередь, уже мало кому нужны.
Постепенно шаг ускорялся и легчал, разогревались и раскрепощались плечи; перед глазами разворачивался вид на поле, пересеченное чуть виляющей дорогой. Внутри Айрина загорелось жгучее желание, он вновь на какой-то миг становился молодым. Уткнувшись в повод, жеребец натянул его и захрапел, выпуская из ноздрей горячий воздух, окутавший его голову. Пускай ещё лежали снега, пускай температура воздуха ещё уходила в минус, но Вихрь, как и любое другое живое существо чувствовал весну, что будоражила кровь и, ударив в голову, лишала рассудка. Упираясь носом в натянувшийся капсюль, саврасый закинул затылок вверх, горячо танцуя по укатанной дороге. Всё-таки, одеть уздечку без трензеля на жеребца весной - слегка опрометчивое решение, даже учитывая адекватность саврасого мустанга.
Вот, повод ослабился, и Вихрь легко сорвался в широкую рысь, высоко поднимая и вытягивая ноги. Всего пару темпов рыси и Айрин, сделав рывок головой вперёд и вниз, пошел галопом, быстро наращивая скорость. С высоко поднятой головой, он шел достаточно быстро; со скоростью, которая комфортна для него; вовсе не претендуя на ту реактивность, которую выдают скаковые лошади. Весна шальная звала его все дальше и дальше; в ушах лишь свистел пьянящий ветер. Лошадь имеет право быть счастливой. Хоть иногда это должно быть не только во сне.

+1

14

Да, кажется, девушка поторопилась с выводами. Как только жеребец перешёл на рысь, без команды, стоило забеспокоится о том, как его останавливать потом. Животное, пусть и не такое сумасшедшее, как дикие сородичи, но всё же умело показывать свой характер. Не успела Пайпер толком перестроиться к рыси, как конь уже вошёл в кураж. Резкий рывок вперёд. Девушка успела лишь покрепче схватиться за поводья, сомкнув мёртвой хваткой пальцы на кожаном ремне узды. Не зря у этого жеребца было такое имя. Словно вихрь Айрин нёсся вперёд, часто и громко дыша, а иногда и всхрапывая носом. Блондинка совершенно отвыкла от такого темпа. Её немного подбрасывала в седле. Приходилось крепче сжимать колени и держать спину прямо, разведя плечи назад. В лицо бил слегка влажный ветер, развивая светлые волосы сзади, как флаг.
Через пару минут такого бега по прямой дороге, оба приближались к трассе. Девушка испугалась того, что на шоссе в это время может быть много машин, что конечно никак не могло хорошо отразиться на поведении коня. Его мог спугнуть случайный гудок водителя или звук проносящегося мимо автомобиля. Хоть жеребец и обладал ангельским терпением, даже это могло не помочь.
Отклонившись назад, Делавэр с силой потянула повод на себя, останавливая животное, которое явно не намеревалось просто так сдаваться. Конь требовал свободы, упираясь носом и клоня голову ниже. Я дам тебе свободы, но не на трассе – проговорила Пайпер себе под нос. Она намеревалась направить Вихря подальше от шумного шоссе. Небольшая дорога, почти не убранная от остатков снега, с большими лужами и вязкой грязью, вела в лес через поля. Переведя, с трудом, Айрина в шаг, голубоглазая шумно выдохнула и указала поводом поворачивать на эту самую дорогу. Лёгкая рука одобрительно похлопала по широкой шее коня, а затем полезла в карман, слегка шурша тканью куртки.
Всем нужно пространство, чтобы освободиться от мирской скуки и однообразия. Каждый хочет просто бежать по полю и кричать от счастья, прогоняя все стрессы и депрессии. Чтобы ветер дул в лицо, а под ногами шелестела трава. В небе пели птицы, и пахло медовым ароматом цветущей флоры. Какое-то романтичное настроение попыталось овладеть сознанием девушки, но та быстро вернулась мыслями к жеребцу.

Отредактировано Piper Delaver (2013-11-04 00:02)

0


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » Меня не ждали, но я припёрлась.