Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » 'cause they're all the same under a different name


'cause they're all the same under a different name

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники
Трой | Паола
Очередь постов
Трой > Паола
Время|Место
Летний день | Детский дом

0

2

Будильник резко прервал его крепкий сон; Трой подскочил с кровати, силой воли запретив себе поваляться в постели подольше. Из зеркала над комодом на него посмотрело знакомое помятое после сна лицо. Улыбнувшись своему отражению, он, тихо, чтобы не разбудить хозяйку квартиры Эвелин, прокрался в душ, а затем наскоро позавтракал. Планы на день сегодня были весьма интересны: совсем недавно Трой устроился на работу преподавателем вокала в дом детского творчества и сегодня ему доверили выступить на концерте с одной из своих учениц. Концерт не представлял из себя ничего серьёзного – проводился в практически соседнем детском доме. Одевшись в официальный костюм, Трой, спустя какое-то время, отправился на работу. Дорога не была очень длинной; автобус быстро скользил по практически пустующим с утра улицам.  Выслушав указания начальства и примкнув к коллегам, мужчина стал ожидать свою ученицу. Пятилетняя Лили с ровно завязанными розовыми бантиками и в забавном блестящем платье, влетела в комнату, раскрасневшаяся от быстрого бега. Позже зашла её мать, строгая, чуть полная женщина, которая была склонна относиться ко всем, как к прислуге. Вежливо поздоровавшись, Трой услышал, что Лили, как и остальных детей, заберут после концерта.
Детский дом находился не так далеко, можно даже сказать - близко. Поэтому дети, под контролем учителей, некоторых родителей и просто сопровождающих, прошлись до места проведения концерта пешком. Надо сказать, день обещал быть жарким и Трой с тоской думал, что изжарится в костюме.
Парадный вход, длинный коридор были украшены обитателями этого дома, пустые стены скрашивали картины, кое-где висели шарики. Бейл обращал внимание Лили на творчество юных художников, чуть отставая от общей массы выступающих.
Костюмерная оказалась достаточно просторным помещением с нормальным кондиционированием, что не могло не радовать. Лили бегала, шалила, и Трою приходилось то и дело отлавливать её и пытаться заинтересовать чем-то менее опасным, чем беготня по скользким полам. Ему совсем не хотелось слёз своей ученицы из-за содраной коленки, поэтому он увлекал её какими-то игрушками на своём телефоне и в редкие минуты затишья, приглаживал растрепавшиеся хвостики. В то время на других детей покрикивали, да одергивали. А Бейл не мог позволить себе воздействовать на ребенка физической силой или криком, пытался решать конфликты мирно. Быть может поэтому Лили стихала, когда в ответ на её невыносимые шалости голос Троя становился чуть грубее и сердитее. Близилось время начала концерта, большие карие глаза Лили становились всё печальней - она побаивалась незнакомой публики. Трой достал гитару и распелся вместе с ученицей. В глубине души, он тоже чувствовал некоторое волнение, но не подавал виду, оставаясь в глазах ребенка всё таким же уверенным.
Концерт начался; первые номера были зажигательными, танцевальными, а их выход был почти в самом конце. Возвращались из-за тяжелых штор выступившие: кто-то огорчен, кто-то наоборот очень рад, а кто-то к маме хотел. Интересно, её мама есть в зале? Наверное, должна быть, как же иначе.
Суховатый, через чур праздно-наигранный голос ведущей объявил их выход: Приветствуем, Лилиан Мартинес и Трой Бейл! Взяв влажную ладошку Лили в свою, широкую, по-мужски немного грубую, мужчина вышел на сцену, увлекая за собой ученицу. Зрители встретили их жидкими аплодисментами; на освещённой резковатым светом сцене стояли приготовленные стулья для них, микрофоны. Несколько шагов до стульев; Трой с тревогой чувствовал, как пальчики Лили испуганно сжимают его руку. Главное, чтобы не забыла текст.
Мужчина помог ученице забраться на высокий для неё стул и заботливо поправил подол платья. Вручив микрофон в её повлажневшие от волненья руки, он деловито отрегулировал стойку так, как ему удобно. Наконец, над шуршанием кого-то в зале воцарился первый аккорд, быстро затерявшийся среди лёгкого гула чужих голосов. Проведя пальцами по струнам, Трой, переступив через напряжённую обстановку, лучезарно улыбнулся, глядя в глаза Лили. С некоторой паузой, она неуверенно начала первые слова. Мужчина обрадовано поддержал её слова своей игрой, кивая головой в такт и улыбаясь. Первый куплет, ты сможешь, дальше будет лучше. Лили запиналась, не попадала и противно тонко завывала, пытаясь брать высокие ноты; однако, Троя, это, казалось, нисколько не заботило – он продолжал улыбаться и кивать в такт. Наконец, второй куплет – и его приятный мягкий голос наполнил собой небольшой зал. Словно долгожданная влага пролившегося на сухую землю дождя он медленно смягчал недовольные лица. Трой почти не смотрел в зал – он пел для Лили. Далее следовали другие куплеты, припевы – девочка повеселела, заболтала ногами, не достающими до пола. Этот зал, лица людей, их шёпот – всё это осталось позади, а они были будто снова в их небольшом кабинете и репетировали. Лили старалась, позабыв свою неловкость; её звонкий голос перебивал голос учителя, мягко продолжавшийся после пропетых ею строк. Разумеется, и Трой старательно вытягивал все ноты за свою подопечную; да и что говорить – ему самому нравилась эта песня, и он пел её с удовольствием. Отзвучал последний аккорд, из зала послышались аплодисменты, возвращая эту парочку к реальности. Бейл широко улыбнулся, вставая и кланяясь; девочка последовала его примеру. Со сцены Лили ушла счастливой; уходила она так забавно – вприпрыжку, заливаясь звонким смехом и дёргая Троя за руку. Возбуждённо-весёлые, они устроили беготню по коридорам; мужчина подумал, что нет ничего такого в том, чтобы снять напряжение. Тем более, он и сам испытывал облегчение – гора с плеч, это выступление позади.
Минут через десять, Лили изъявила желание досмотреть концерт и они тихо скользнули в зал. Не желая толкаться между рядом, Бейл искал взглядом крайние места. И одно нашлось совсем рядом. Ну что же, посажу на колени. Подумано - сделано. Тяжело дыша после бега, они уселись на этот стул; Трой мельком бросил взгляд на их соседку – красивую светловолосую девушку. Ослабив галстук, он старался угомонить вертящуюся во все стороны Лили, поскольку она попадала своими бело-розовыми туфельками по спинкам стульев. В какой-то момент эти самые туфельки заехали и по белоснежной юбке сидящей рядом девушки. Лили! – строго окликнул её Трой, пытаясь поймать руками её ноги. Извините, ради бога нас. – проговорил Бейл, с лёгкой улыбкой на губах, обратив своё жизнерадостное чуть полное лицо к незнакомке. В этот момент девочка стукнула его затылком так, что клацнула челюсть.

+1

3

Утро выдалось хмурым, но Паола проснулась в хорошем настроении. «Распогодится» - потягиваясь перед огромным окном думала она. Икр коснулось что-то мягкое; девушка чуть наклонилась, пригладила черную шесть вившегося рядом кота, и направилась на привычные утренние процедуры. Душ, завтрак, десять минут у зеркала, выбор одежды… все это могло бы показаться обыденным, особенно, когда живешь одна, но Паола чувствовала себя прекрасно. Прошлые обиды и разочарования улеглись, она больше не видела ни Эминема, ни вновь объявившегося Алекса. Все шло своим чередом, и Морел не желала подгонять ритм своей жизни. По-настоящему необходимое человеку событие невозможно ни поторопить, ни отложить. У всего свое время. Бывает, что живешь, казалось бы, полноценной жизнью, постоянно куда-то ходишь, с кем-то общаешься, планируешь что-то сделать и, возможно, даже делаешь, но ощущение затишья в жизни не покидает тебя. И в глубине души знаешь, что твои попытки активизировать происходящее - лишь обычные физические передвижения. Если сейчас должна быть передышка, то она и будет. Как и куда бы ты не убегала.
В конном клубе Паоле передали новую группу детей. Нет, это были уже не новички, новичковые группы Морел вообще не доверяли, видимо, не доверяли ее мягкому характеру. А девушка, в свою очередь, на это не обижалась. Она то знала, что может быть жестче. Первое занятие выездкой прошло не плохо, детям дал хорошую основу другой тренер, а Паоле полагалось развить их талант, чтобы были награды, а значит и был престиж. Она, безусловно, за этим никогда не гналась, но если ребенок хочет побеждать – она всегда готова помочь.
Переодевшись в аккуратно сложенные до этого белую свободную юбку и черную блузу с коротким рукавом, Паола направилась прямиком на автобусную остановку, чтобы доехать до детского дома. Да, она решила, что хочет помочь ребятишкам. В заведении не было преподавателя по рисованию, не хватало средств, поэтому девушка приходила два раза в неделю бесплатно. Поглядев на наручные часы, что плотно прилегали к тонкому запястью аккуратным черным ремешком, Морел свела брови. Она немного опаздывала. А опаздывать не любила. Выскочив на свое остановке, она побежала ко входу, стуча не высокими каблуками по асфальту. Открыв тяжелую дубовую дверь, она скользнула внутрь помещения. Охранник поприветствовал ее, и она ответила ему лучезарной улыбкой.
- Здрасте! – чуть ли не хором протянула группка детей в холле.
- Здрасте-здрасте, а вы чего не в классе? Я тут к ним спешу, а они гуляют! – улыбаясь запричитала она, а дети начали что-то говорить, перекрикивая друг друга.
- Сегодня же концерт, занятий нету, - сказал охранник.
Паола хлопнула себя по лбу ладонью:
- А я и забыла совсем!
- Погляди сходи, там многие наши выступают.
- Что ж, схожу, давно начался?
- Да уж минут сорок как.
- Спасибо, я пойду!
Пройдя сквозь детей которые уже успели облепить ее со всех сторон, Паола поднялась по лестнице в большой зал. Зрители как раз аплодировали ушедшим со сцены, поэтому предательского скрипа двери никто не заметил. Мест, к сожалению, в зале не хватало, поэтому девушка примостилась в уголке, облокотившись о стену. На сцене показался Трой Бейл и его подопечная, которую он держал за руку, Лилиан Мартинес, темнененькая девочка лет пяти. В другой руке молодой человек (кстати неожиданно очень приятной наружности) держал гитару. Поняв, что сейчас пара будет исполнять песню, Паола заинтересованно выпрямилась, ожидая. Вот они начали свое выступление. Услышав первые слова, произнесенные девочкой, Паола заулыбалась, в душе волнуясь за нее. Но тут очень хорошо сработал ее наставник, поддерживал юную певицу, как только мог, и она раскрепостилась. Глядя на эту картину Морел невольно умилилась взаимоотношениям девочки и молодого мужчины. В тайне она даже задумалась о собственном ребенке.
Их выступление закончилось и Паола, не щадя ладоней, проводила их со сцены вместе с остальными зрителями. Тут сразу освободилась парочка мест, тренер, а по совместительству и учитель рисования, присела на один из стульев. Последовал следующий номер, а девушка все думала о Лили и Трое Бейле. «Все-таки, замечательный дуэт.» - глядя в потолок размышляла она, после стала вспоминать слова песни, которые ей тоже очень понравились.
Внезапно за соседнем стуле оказался тот самый молодой человек. Маленькая неугомонная девочка не специально задела белую юбку девушки.
- Извините, ради бога нас.
- Ничего-ничего… - отряхивая юбку, Паола не сразу подняла глаза на Троя. Но когда сделала это, то это мгновенье, кажется, задержалось, словно замедлилось. Ярко-голубые глаза Бейла, обрамленными темными, совсем не по мужски длинными ресницами, признаться, произвели на Морел должное впечатление. Но уже в другую секунду Лили макушкой задела подбородок мужчины. Паола не смогла скрыть смешок, прикрыла рот рукой, смеющимися глазами глядя на Бейла. Кто-то с передних мест шикнул на них; Паола убрала руку от лица и шепнула Трою:
- Если хотите, на втором этаже есть комната игр… - потов сразу обратилась к девочке, - Лили, там можно разуться и бегать сколько вздумается. И друзей новых найдешь, пойдем? - улыбаясь, кивнула она девочке.

Отредактировано Paola (2013-13-06 21:42)

+1

4

Светлые пряди, склонившись, закрывали собой лицо девушки, случайно задетой туфельками Лилиан. Незнакомка отнеслась к произошедшему лояльно: Ничего-ничего… - проговорила она, отряхивая юбку там, где её коснулась девочка.  Виновато Трой смотрел на то, как она отряхивается, а затем, они вдруг встретились взглядами. Как много могут сказать о человеке глаза. Ведь, как говорят, глаза – зеркало души. Глаза мужчины являли залитое солнцем голубое небо, такое радостное и безмятежное одновременно. Взгляд светлый серых глаз девушки таил в себе загадку и нежность. Загадку такую сокровенную, невинную; не пришлось бы говорить о пошлости и вульгарности, глядя на человека, с которым так неожиданно столкнул его случай. Вместе они остановили этот миг в соприкосновении взглядов, быть может, пытаясь сказать друг другу больше, чем можно сказать словами, выразить жестом. Так или иначе, Трой решил, что эта девушка уже симпатична ему.
В этот момент челюсть его самым забавным образом клацнула, поскольку неугомонная девочка здорово зарядила ему макушкой. Ты меня покалечишь же – пробормотал Бейл, немного смутившись этой ситуации в глазах прекрасной незнакомки. А она нежно рассмеялась, прикрывая тонкие губы ладонью. Наклонившись чуть ближе, она прошептала: Если хотите, на втором этаже есть комната игр… Трой потянул носом ненавязчивый, тонкий, едва уловимый аромат её духов, практически не вникая в смысл прозвучавших слов. Лили, там можно разуться и бегать сколько вздумается. И друзей новых найдешь, пойдем? Девочка задумалась на пару секунд, а потом задрала голову к лицу Троя, будто бы безмолвно спрашивая, а надо ли оно им. Так, а маму мы будем в зале искать? – нашёлся наконец Бейл. Мамы нет в зале – отрезала девочка с нотками огорчения и обиды в голосе. Ну, тогда пошли на разведку в игровую комнату – поспешно воскликнул Трой, поднимаясь со стула. Обернувшись, к своему удовольствию, он увидел, что девушка тоже встаёт и отправляется за ними. Шум аплодисментов проводил скрипнувшую за ними дверь. Лили принялась бегать и кружиться, поворачиваясь на маленьких каблуках своих туфель.
Дети, они – основа нашей жизни. Когда мы рядом с детьми, мы можем вдруг почувствовать, что вся жизнь в высших её проявлениях сосредоточена в наших руках. В наших руках будущее, которое мы строим, воспитывая, прививая детям ценности, любовь к жизни и искусству. Трой любил детей, любил их непосредственность и честность. Когда он видел успехи Лили и других своих подопечных, когда слышал звонкий смех, то думал ту сладостную мысль о том, что там за чертой огня он был не зря. Значит, так было нужно.
Пауза молчания неприятно затянулась; вспомнив о чём-то, Трой достал телефон из кармана брюк и позвонил кому-то. – Миссис Мартинес, добрый день. – Во сколько вы подъедете забирать Лилиан? – вежливо спросил он скрипучий женский голос в трубке. Ладно, до встречи – лаконично согласил он и повесил трубку, тяжело вздохнув. Кажется, он освободится сегодня позже остальных преподавателей. Но пока поводов для печали вовсе не было: рядом с ним шла интересная девушка, с которой ему хотелось заговорить. Хотя бы узнать, как её зовут.
Трой – бодро представился он, протягивая девушке свою руку для рукопожатия. Он надеялся услышать сейчас, наконец, её имя.

+1

5

Паола глядела на этот забавный союз и не могла скрыть улыбки. Хотя улыбку она никогда не скрывала. Девочка с приятным именем Лили все никак не могла успокоиться, а сильные руки молодого мужчины со слегка проступающими венами пытались удержать девчушку. Безусловно, приложи Трой чуть больше усилия, совсем чуть-чуть, то бы смог приструнить свою подопечную, но он не делал этого. Бейл не воздействовал на девочку физической силой, и, пусть не совсем удачно, но пытался утихомирить ее путем разговора. Может быть, в этот момент он чувствовал себя не совсем удобно перед Паолой, но с первой же минуты произвел на нее впечатление человека мягкого и доброго. И потом не так часто встретишь мужчин, готовых проводить время с детьми, общаться, заниматься, играть. А что касается Лили, то очень часто детская неусидчивость, непослушание и стремление нарушать правила - не что иное, как неосознанный крик о помощи, неумелая попытка заинтересовать собой, привлечь к себе внимание и получить хоть каплю заботы и душевного тепла, которого им так не хватает. Какой бы трудной и даже трагичной ни была жизнь ребенка, он все равно радуется ей и постоянно находит поводы для радости. Возможно, потому, что ему пока не с чем сравнить, он еще не знает, что может быть как-то иначе. Но, скорее всего, все-таки потому, что детская душа еще не успела зачерстветь, покрыться защитным панцирем - и более открыта добру и свету, чем взрослая.
После заданного вопроса, девочка утихомирилась, явно задумавшись над ответом. Морел глядела смеющимся взглядом в карие глаза, взор которых, впрочем, тут же обратился вверх, к лицу мужчины. В ходе короткого диалога Бейл дал добро, и все трое поднялись со своих мест. Шепотом извинившись перед женщиной, которая явно была недовольна постоянным шумом молодежи за своей спиной, Паола выскользнула за дверь вслед за Троем и Лили. Девочка, правда, уже отпустила руку мужчины и понеслась вперед всех, резвясь, как мотылек. Морел же, сначала была чуть поодаль, невольно глядя на широкие мужские плечи, облаченные в черную материю пиджака. Потом она зашагала быстрее и догнала Бейла, теперь двигалась с ним рядом и хотела было заговорить, но в этот самый момент он поднес к уху мобильный телефон. Паола осеклась и стала смотреть вперед, захватив рукой свое же запястье, в душе очень радуясь, что молодой человек не заметил ее попытки произнести что-то. Светлые глаза устремились на девочку, кружащуюся вокруг своей оси, явно получающую удовольствие от созерцания юбки, что вторила движениям своей хозяйки. Морел всегда хотелось малыша. Неважно кого, дочку или сына - главное, чтобы рядом было милое родное существо, о котором можно было бы заботиться, которое улыбалось бы ей, нуждалось бы в ней, радовало бы своими успехами и искренне, всей душой, любило бы ее. Такие мысли витали где-то в закромах подсознания девушки и были вызваны, скорее всего, разочарованием в любви между мужчиной и женщиной.
- Трой.
Светловолосая, снова неожиданно погрузившаяся в свои мечтания, поглядела растерянно на Троя, а после на его руку. Она уже столько раз прокрутила в голове имя этого человека, что его представление показалось ей странным в первые секунды.
- А, - она неловко улыбнулась и кивнула, аккуратно пожав его руку, а скорее даже не руку, а четыре пальца, - Паола, - мягко прекратила рукопожатие, - Я тут учитель по рисованию. А вы с девочкой собираетесь покорять мировую эстраду, я надеюсь? – по-кошачьи прищурившись, сверкнула зубами девушка.
После того, как скажешь человеку свое имя, общаться становится как-то легче. Паола не пропустила дверь в нужную комнату только из-за того, что по ту сторону слышались веселые детские крики и визги.
- Нам туда, - проговорила девушка, положив руку на ручку двери, и открыв ее, вошла внутрь.
Девушка остановилась у стены; ребятишки бегали и играли с игрушками приюта, может быть, старыми, где-то уже порванными, замусоленные от детских рук, но такими любимыми. Мимо с пронзительным визгом пробежала девчушка, отчего Паола закрыла уши ладонями, чуть не смеясь, поглядела на Троя.
Похоже, поговорить здесь особо не получится.

+1

6

Полупустые стены, свет отражающийся едва заметной ускользающей дорожкой на линолеуме – это напомнило Трою госпиталь; отчего тревожно сжалось сердце каким-то болезненным воспоминанием. И тем живительнее казалась сила молодости и детства, излучаемая весёло кружащейся Лили. Мрачновато у вас здесь – проговорил Трой, скорее, подумал вслух. И зябко пожал плечами, хотя минуту до этого он изнывал в своём пиджаке.
Сколько слёз видели эти коридоры, сколько несбывшихся надежд. Как-то уж повелось, что для Бейла детский дом был местом грустным, как и сама мысль о детях, которых нужны только своим воспитателям, да и то не всегда.
Молодой человек представился, а незнакомка как-то растерялась, бегло пробежавшись по его лицу взглядом, скользнувшим ниже – на руку, которую он протягивал. Мягка улыбка Троя постепенно перетекла в снисходительную. Не хочет знакомиться? Одна бровь неумолимо поползла вверх, символизируя некоторое удивление. После неловкой паузы, девушка, наконец, очнулась и ответила: Паола, легко и нежно подержавшись за его четыре пальца и тут же отпустив. Я тут учитель по рисованию. А вы с девочкой собираетесь покорять мировую эстраду, я надеюсь? И улыбнулась как-то хитро, даже показалось, коварно обнажив белые красивые зубы. Трой резко отвёл взгляд в сторону на Лили, будто бы обеспокоившись тем, что та ударилась локтём о стену. Уж очень он не любил в девушках хитрости, некоторой вёрткости характера к которой склонны чаще провинциалки; эти кошачьи улыбки, похожие на оскал, шипение во время ссоры – почему-то он питал к этому сильнейшую неприязнь. Да-да, наверное – невпопад пробормотал он, не глядя Паоле в глаза. Первое впечатление часто ошибочно; глупо судить о человеке из-за одного его взгляда или ухмылки. Обратив своё внимание к девушке, Трой снова поддался очарованию этих глубоких и умных серых глаз, желая позабыть то хищное выражение на её губах.
Нам туда – проговорила она, нажимая на ручку одной из дверей. Мужчина со своей подопечной последовали вслед за своей проводницей в свободное светлое помещение, по которому, играя, бегали дети. Лили сразу же сорвалась к ним, включившись в догонялки, а они встали около стены, недалеко отойдя от двери. Мимо с криком пробежала девочка, на ходу пытаясь откинуть с лица пряди, выпавшие из её растрёпанного хвостика. С улыбкой, чуть прищурившись, Трой перевёл взгляд на Паолу, которая в этот момент, смеясь, прижала ладони к ушам. Бейл жестом указал ей на стулья, на которых можно было посидеть. Здесь, вдали от основного шума можно было хоть не кричать, чтобы тебя услышали, а говорить более спокойно. Впрочем, говорить было особо не о чем, периодически, чувствуя себя немного неловко рядом с такой красивой девушкой, Трой принимался разглядывать что-то в своём телефоне или неотрывно следить взглядом за девочкой. Время тянулось как-то медленно.
Неожиданно, телефон, небрежно удерживаемый в руке, зазвонил, отчего Трой перебирая его в руке как горячую картошку, в итоге так неловко грохнул на пол. Подобрав, ответил на звонок. - Здравствуйте, Миссис Мартинес, вы всё-таки решили забрать Лилиан пораньше. - Мы в игровой комнате, это находится… давайте я лучше выведу её вам к фае? - Хорошо. Паола, проводишь нас? – спросил он, чуть наклонившись к уху девушки. Лили – громко позвал он девочку, но та не услышала; его голос потонул в топоте ног, детских криках и радостном смехе. Лилиан Мартинес! – рявкнул он уже по-настоящему громогласно, поднимаясь со стула. На этот раз был услышан; девчушка подбежала к нему, бросив вопросительный взгляд. Сменив тон на вполне для себя обыденный, он сообщил: Мама приехала, пошли, встретим её.
Шум остался за мягко прикрывшейся дверью. Опять тот же коридор, кружащаяся Лили и Паола, тихо идущая рядом с лёгким стуком небольших каблуков. Вот и знакомая женщина в тёмно-синем строгом платье в пол. Кроме претензий, что ребёнок растрепанный и запыхавшийся Трой ничего не услышал и вскоре, когда девочка попрощалась с ним, он, наконец, был избавлен от своей затянувшейся работы. Надо, наверное, зайти к другим преподавателям, если они ещё не разошлись. Где-то совсем рядом открылась дверь, из которой наружу вылились ровные музыкальные мотивы вальса. Молодой человек забавно прислушался, затем, заинтересовано подойдя чуть ближе, Трой увидел, что это какая-то вечеринка сотрудников, редкие пары не совсем умело кружились на освобождённом для танцев месте. Весело глянув на Паолу, он лучезарно улыбнулся и крепко, но аккуратно, взял её за руку и вошёл в помещение. Потанцуй со мной – вроде бы предложил он, но не стал дожидаться согласия или отказа. Деловито взяв ей руку в свою, а другую положив на спину в районе лопаток, слегка проступающих сквозь одежду из лёгкой ткани, он влился в ритм танца, оперируя несложными элементами, которые многие знают хотя бы из красивых сцен фильмов. Кружиться с ней, такой красивой и лёгкой среди редких пар казалось приятным сном. Сном, который вызывает печальную улыбку на губах после пробуждения. Печальную, потому что безумно хотелось, чтобы это действительно было.

+1

7

В этой комнате всегда было шумно, и Паола надеялась, что они с Троем, возможно, выйдут и устроятся неподалеку, но молодой мужчина решил иначе. Отказывать было как-то не удобно, но когда они вдвоем сели на стулья, предназначенные скорее для нянечек и воспитателей, девушка заметила, что сам Бейл тоже чувствует некую неловкость. Он уткнулся носом в телефон, а Паола замеревшим взглядом стала смотреть на играющих детей, слегка и немного рассеяно закусив нижнюю губу. Почему-то в ее голове сейчас не было вопроса о том, почему она вообще тут сидит. Мысли направились куда-то далеко. Интересно о чем думал Трой? О Лили или, возможно, о каких-то своих планах на сегодня, о прошедшем концерте или о луне или о песчинках пыли, летавших по комнате, благодаря ребятишкам, искусственно создававшим ветерок, пробегая мимо то и дело. Потом ей надоело гадать. Ведь человек - это степь, хранящая в своих недрах тускнеющие во тьме сокровища души, таинственные клады знаний, драгоценные камни эмоций и переживаний, серебряные жилы несказанных слов… Степь, жаждущая раскопок, чутких внимательных глаз, интереса осторожных рук, стремящаяся распахнуть свои тайны тому, кто не пройдет мимо, не плюнет в звенящую траву с пыльной дороги. Тому, в чьем взгляде прочтет седое небо: ты нужна мне, степь. Я хочу тебя познать. И каждая степь трепетно дрожит, готовая дарить… не зная, что раскопки могут открыть не только великие дворцы, полные сказочных богатств, но и пару глиняных черепков, да осколки мечтаний оказаться чуть большим, чем ты есть на самом деле.
Мимо ее ушей так же пролетел разговор молодого человека по телефону; она очнулась только тогда, когда мужской голос громогласно позвал Лили. Паола поглядела на Троя: да, очевидно только из такой мощной шеи могли вырываться такие глубокие и ясные звуки. Как на автомате белокурая девушка поднялась и направилась вслед за мужчиной и девочкой, схватившей его за руку. Сознание ее витало где-то далеко от этого места. «…Интересно, кого я жду? Ведь у меня даже нет никакого определенного плана. Только один дым стоит перед глазами. Но я упорно жду. После того как все закончилось у нас с Маршаллом я, сделав покупки в супермаркете, прихожу на станцию неподалеку, сажусь на одну и ту же холодную скамейку и жду. Кто-нибудь, смеясь, иногда и заговаривает со мной, но у меня от этого только мурашки пробегают по коже. Мне становится невыносимо неловко и хочется сказать: «Вы не тот человек, кого я жду». В таком случае, кого я ожидаю? Мужа? Нет, не его… Возлюбленного? Да нет; тоже не его… Друга? Не нужен мне друг… Денег? Вряд ли… Человека-призрака? Ой, просто страшно становится! Я хочу повстречать что-нибудь более умиротворенное, просветленное и прекрасное. Что это будет? Я и сама не знаю… Например, нечто, похожее на весну. Да нет, не это… Может быть, зеленые майские листья или же чистую воду, растекающуюся по пшеничному полю? Нет, скорее всего, ни то, ни другое. Но я продолжаю ожидать. Я жду, да так, что душа моя переполняется чувством приятного. Перед моими глазами толпой проносятся люди. Но нет, среди них нет того, кто бы был мне нужен...»
Внезапно ее взяли за руку. Морел очнулась, поглядела на Троя, его кожа была очень теплой.
- Ну... – не успела толком она ничего ответить и как-то то ли не поспевая, то ли от неловкости последовала за Бейлом немного медленнее, чем он того требовал. Они буквально нырнули в комнату, где играл вальс. Паола остановилась напротив него, приложив ладонь к своему локтю и кротко осматриваясь по сторонам. Здесь были люди, в основном женщины, которых она, безусловно знала. Не сказать, что она стеснялась… но предложение молодого спутника было неожиданным. В итоге Трой начал везти так внезапно, что Паоле не оставалось ничего, кроме как подхватить. По началу она глядела куда-то вниз, при этом слаженно двигаясь в ритм танца, ведь ее учили этому с малых лет, но эта скованность мешала девушке показать свои умения. Так или иначе, в определенный момент, она вдруг поглядела в голубые кристально-чистые глаза своего кавалера так же смело и живо, широко улыбнулась, так, что вспыхнули ее глаза и белые зубы. Теперь, расслабившись, она больше отдавалась его рукам, двигалась свободнее, с легкой улыбкой повернула голову в сторону, иногда поглядывая на Троя. «Как хорошо он танцует… Откуда, скажите мне, откуда этот затерявшийся принц?»

Отредактировано Paola (2013-26-06 02:21)

+1

8

Танец, это жизнь в одном из высших проявлений. Искусство движения, искусство передать этим движением больше, чем возможно выразить словом. Различные направления, сотни и тысячи стилей, разная музыка и культура, но танцоров объединяет одно - счастье от овладения своим телом, счастье выразить движением своё чувство, каким бы сложным оно ни было.
Паола была здесь, в танце. Её гибкое стройное тело кружилось в вальсе с легкой небрежностью, нечеткостью, без задора, свойственного многим молодым девушкам. Возможно, она ощущает себя старше своих лет. Она одновременно здесь, но и не здесь; как затуманен её взгляд. Такая легкая и нежная, немного неземная, но за пеленой какой-то тяжкой грусти. Трою вдруг показалось, что отпусти он сейчас её руки и отстраненный взор наполнится слезами. Может у неё какое горе, а я тут лезу со своими танцами…? Я бы обнял её ласково, потрепал эти невесомые волосы, но она слишком чужда мне. В нашем мире мало заботы между людьми, особенно, малознакомыми. Меня всего лишь примут за маньяка или извращенца.
Сверкающие глаза, такой озорной огонёк: он всегда любил танцевать, да; развивающийся за ним расстегнутый пиджак и ослабленный галстук создавали впечатление некого легкомыслия и игры. Редкие пары глазели на них, так же, как и вся остальная публика, а они кружились мягко и легко лавируя между неловкими на их фоне людьми. Томно склоненная голова, взгляд устремленный вниз - нет, она не боялась запутаться в движениях, ей правило какое-то другое неловкое чувство. Трой всё ждал, когда она освоится, поднимет на него свои красивые серые глаза, но этого не происходило. Быть может, зря он мучил её? Быть может, лучше оставить её в покое? Но почему тогда словно очарованная, она ходила за ним провожать Лили; на её лице ни разу не промелькнула скука или явное желание избавиться от их общества. Чем ты так печальна, девушка? Трой жалел, что не может озвучить свои мысли вслух; да и некогда ему - не оплошать бы, позабыв какой-то элемент.
Ловко обойдя презабавную пожилую пару, Бейл устремил свой взгляд выше этой светлой головы, на серые стены, позабытые за яркими шарами, на которых всегда останавливался взор. А что, если эта девушка - как эта комната - за кажущейся нарядностью стоит блеклая пустота? Но нет, не хочется в это, верить, особенно, после того, как она вдруг посмотрела Трою в глаза и улыбнулась широко и счастливо. И полегчала, словно ласточка порхая над старым потертым паркетом. Стали красивее и чище её движения; такой её видеть проще. Молодой человек не чувствовал усталости, казалось - даже не дышал, боясь спугнуть этот чудесный момент, но музыка стихла, и люди остановились , вторив ей. Ты так чудесно танцуешь! - воскликнул Трой на порывистом выдохе, ведь уже не было сил сдерживать потяжелевшее дыхание. Силу своего голоса он отлично регулировал: их диалог не стал бы достоянием общественности.
Первые аккорды напомнили ему другую стихию, стихию сдерживаемой страсти, срывающей оковы один за другим. Пойдем же! - с озорными блеском в глазах сказал Трой, беря Паолу за руку и пытаясь увлечь в совсем иной танец, более сложный, как в техническом, так и в эмоциональном плане. Движения молодого человека в ритм танго стали более властными и решительными и никак не ввязались с той лучезарной улыбкой, которой сверкало его лицо. Танец позволяет нам больше, чем просто общение; Трой наслаждался возможностью прикоснуться к хрупкой фигуре своей партнерши. Постепенно эта жизнерадостность на его лице сменялась большей сосредоточенностью на движениях, на тех чувствах, которые он вкладывал, проводя горячими ладонями по воздуху в миллиметрах от её тела. В эру телевидения, в эру, когда  с голубых экранов всем пропагандируется свобода слова и действий, когда сокровенная робость прикосновений к другому человеку считается смешной нерешительностью, страсть приобрела другое значение, поутратив возвышенную грань. Пусть Трой не касался её, не скользил рукой по ткани её кофты, но, чёрт возьми, он это чувствовал!
Но и этому танцу было суждено закончится. Остановившись и тяжело дыша, Трой, наконец, отпустил её. Мысли пребывали в странном смятении; быть может, всё это было зря? Особенно танго, особенно, даже не спросив её согласия на танец. Зато Паола больше не грустна. – подумал Бейл и улыбнулся. Как раз кстати для запыхавшихся и уставших здесь был организован небольшой банкет. В длинных тонких бокалах пузырилось что-то издалека похожее на шампанское. Сколько же я не пил уже, мало ли опьянею, будет неловко перед ней. Взяв пустой гранёный стакан, Бейл налил себе простой воды из ближайшего куллера, спустя минуту догадался принести воды и своей партнёрше, ведь она, скорее всего, тоже запыхалась. Стоя рядом с ней, он с доброй усмешкой смотрел на ещё танцующих другой танец людей.
Общество начало понемногу расходиться; Паола с Троем тоже покинули украшенный небольшой зал. А вот и улица встретила их душным объятием. Как-то не сговариваясь, они вдвоём убрели на нужную автобусную остановку. Бейл отшёл ближе к дороге, высматривая транспорт, когда к остановке подошёл по всем меркам живописный гопарь. В спортивных штанах с вытянутыми коленями, взъерошенными колом стоящими грязными волосами, сигаретой, зажатой в зубах, к тому же, эпично пошатывающимся по дороге. Бросив на него косой взгляд, Трой обратил своё внимание обратно на поток машин, когда услышал позади себя такое восторженное «Опааана!» Обернувшись, Бейл увидел, что сей субъект весьма однозначно домогается до девушки, разя на неё перегаром. Конечно, кому хочется ввязываться в это, другие стоящие на остановке люди лишь смотрели косо. Трой приблизился и похлопал незнакомца по плечу. Друг мой, а девушка на то согласна? Человек неожиданно быстро повернулся на пятках и так же быстро ударил его в лицо. Да так, что искры из глаз, да из носа кровь закапала. Мотнув головой, будто отгоняя от себя назойливое насекомое, Трой отчего-то не предпринимал каких-то активных действий, не бросался на обидчика с кулаками. Следующий взмах руки, но он внезапно технично и ловко уклонился, а потом ударил незнакомца с ноги. Когда тот согнулся и бормоча какие-то ругательства, обещания найти, выследить и убить, Бейл перешагнул через него к девушке. Ладонью прижимая разбитый нос, он крепко взял Паолу за руку. Наш автобус! И провёл её мимо в раскрывшиеся двери транспорта. Пройдя через валидатор в салон, Трой всё запрокидывал голову в попытках остановить кровь, но это мало помогало.  И всё с какой-то молчаливой терпимостью, будто этой травмы нельзя было избежать, будто так и надо.

0


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » 'cause they're all the same under a different name