Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Центр города » Кафе-ресторан "7 авеню"


Кафе-ресторан "7 авеню"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://savepic.org/4326246.jpg
Уютный кафе-ресторан, расположенный в многоэтажном здании в центре Лос-Анджелеса, хоть и был обделен титулом элитного заведения, однако продолжает активно развиваться. "7 авеню" славится своим шеф-поваром и своей безупречно чистой репутацией.

0

2

---Аэропорт---

Таня не успевала так быстро ориентироваться, а значит и не нашла, что ответить обидчику. Она просто стояла эти пару долгих секунд, когда за широкими спинами телохранителей опять потерялся этот черный капюшон. Девушка была слегка ошарашена таким внезапным отрезвлением; ее глаза нервно мельтешили по чужим лицам и затылкам, в надежде отыскать знакомый и нужный, когда он сам возник буквально из ниоткуда прямо перед ней.
Мозги!? Где мозги, я тебя спрашиваю, безработная ты скотина! - выпалил Маршалл в полный голос, развернувшись лицом к своему подчиненному. Впервые его злоба пролила на танину душу такой бальзам. Брюнетка спряталась за спину своего мужчины, тихо надеясь, что желания не остаться безработным у телохранителя все же больше, чем амбиций и самоуважения.
Тише, - пролепетала Таня, выглядывая из-за его плеча на группу людей, уставившихся на представление последи зала.
А кто она? - ляпнул было охранник оскорбленным тоном, но сразу же поджал губы. В его глазах задребезжала неуверенность.
Гербер прищурилась, невольно слегка надув щеки, аки обиженное дитя, и сжала рукой плечо Маршалла, ища в нем поддержки своему слегка униженному достоинству.
Жена она, вот кто! - Маршалл рявкнул это так громко, что даже женщина, стоящая далеко возле стеклянных дверей и говорящая по телефону на испанском подпрыгнула на месте, и, прервав свой разговор, обернулась на кричащего. Таня же, гордо расправив плечи, скрестила руки на груди и одарила телохранителя страшно злым взглядом. Однако внутри против внешнего спокойствия задребезжала искра настоящего счастья. Не от того, что звание "жены" ей что-то обещало, а от того, что Маршлалл принял ее так близко к себе. От того, что он обозначил ее своим поступком и словами не просто как малозначительную персону в своей жизни, а важным и дорогим ему человеком. От этого Танино сердце растаяло, как ледяная скульптура на июльском солнце. Девушка едва заметно улыбнулась, прикусив свою губу.
Прости ради бога. Мужчина осторожно приобнял ее за плечи, и Таня коротко кивнула ему, мол, с кем не бывает. Брюнетка была достаточно удовлетворена местью, чтобы со спокойной душой отпустить эту ситуацию. Маршалл, однако, продолжалне громко и гневно выражать свое негодование, что только подогревало ее улыбку, наконец засиявшую на лице. Она молча шла рядом, чувствуя, как за их спинами смыкалась толпа, и как на них горели чужие взгляды.
Свежий воздух дал им всем немного новых сил. Маршалл, кажется, наругался достаточно, чтобы теперь усмирить ураган своих эмоций, ну а Таня ждала, когда состоится их приветствие...
Маршалла не было долго; иногда паранойа захватывала девушку с головой, и она начинала всерьез бояться, что он не вернется. Но когда эмоции отступали, Гербер тонула в умиротворении и безмятежности. Такие перемены настроений тоже порой злили ее, и девушка старалась отвлечься, чтобы не заглядывать вперед, где ее ждала только неизвестность. Теперь же, когда он был рядом... она чувствовала себя окрыленной.
Вот так сюрприз; ты бы лучше предупредила! - воскликнул мужчина, а брюнетке захотелось непременно взять его за руки. Но он опередил Таню.
Тогда бы сюрприз не получился, - нежно улыбнулась она, сжимая в своих ладонях руки мужчины.
Опа, да какая ты красавица! - Мэтерс окинул ее своим оценивающим взглядом, и она слегка покрутилась, чтобы Маршалл мог оценить обновки.
Все для вас, мой рыцарь! Ее смех, несмотря на свое тихое звучание, был необычайно мелодичен.
Забыв обо всех сегодняшних недоразумениях, Таня счастливо улыбалась в объятиях своего неизменно любимого мужчины, и все было так, как надо.
Заметив что-то про юбку Тани, он наконец поцеловал ее, и Гербер почувствовала, как к ней незаметно подползло то чувство сладковатой и наивной, словно даже детской влюбленности, которое в последнее время позабылось под рухнувшей на ее голову бытовухой.
До машины она добралась уже на руках у своего мужчины, который снова отметелил своего горе-охранника подальше от себя и заодно от Тани.
Она сидела в машине, в которой уже не было ничего такого необычного, как ей казалось в первое время,
просто она позабыла что такое - быть гостем здесь.
Все это время Таня молча улыбалась. Даже когда они оба уже разместились на задних сидениях джипа, даже когда прозвучал вопрос. Таня просто смотрела на него и то ли задумчиво, то ли даже немного коварно улыбалась.
Ну как ты? Давай рассказывай. Джилл согласилась посидеть с Роксаной?
Девушка развернулась и легла головой на ноги Маршалла. Выждав театральную паузу, Таня призналась: Вообще-то я оставила Рокси с моей мамой. Джилл отдыхает, я не хочу ее нагружать.
Гербер скользнула взглядом по всем присутствующим в машине, и подловила чужой взгляд на себе в зеркале заднего вида. Ты бы машину вел лучше. Но водитель, похоже, упорно пытался вспомнить знакомое, но забытое им лицо брюнетки. Лучше расскажи мне, как твое настроение? Я надеюсь, ты плодотворно поработал и скоро у тебя будет готов еще один потрясающий диск. Девушка довольно прищурилась, как кошка, греющаяся под солнечными лучами. Ей было хорошо и спокойно, на удивление спокойно.
Тем временем машина скользила по шоссе. Небольшой дождь, томившийся весь день в серых тучах,наконец пролил на землю, только слегка размочив ее. И сразу же кончился, не обещая продолжения. Серый навес, однако, не растворился, а только слегка смягчился. Все равно завтра над городом будут висеть тяжелые свинцовые тучи, и лучше бы этот дождичок пролил до конца сегодня, чем завтра бы зарядил с самого утра и до поздней ночи.
Кафе, в которое их вез молчаливый Дэшон, расположилось на краю бизнес-квартала. Это место было чем-то вроде нью-йоркского Таймс Сквера в Лос Анджелесе. Здесь кипела жизнь даже тогда, когда вся Америка уже спала. Выгодное место для того, чтобы постоить ресторан.
Светлый и объемный лифт поднял их на 15 этаж. Как только его двери распахнулись, перед посетителями открылся вид на огромные стеклянные стены-окна, занавешанные красными шелковыми занавесами. Таня была приятно удивлена тому, что под вечер тут не набилось полным-полно ворчащих стариков, а окружение было вполне приветливым и в меру немногочисленным.
Добрый вечер! - приветливо улыбнулась официантка, стоящая у входа, тактично "не заметив" появления в зале известного рэпера, - Вам столик для не курящих?
Таня кивнула головой, и девушка проводила их за столик почти возле самого окна.
Телохранители, уставившись в скатерть, столпились вокруг сидящих Маршалла и Гербер. Брюнетка посмотрела на одного из них, того, что толкнул ее в аэропорту, и многозначительно вскинула брови. Вы че, так и будете тут стоять? Эмм... Ребят, может прогуляетесь где-нибудь? - она постучала ногтями по столу, придвинув свой стул поближе к стулу, на котором сидел Мэтерс.
Босс?
Девушка сдержала свою улыбку и громко закашляла, не дожидаясь ответа Маршалла. Мужики, серьезно, гуляйте. Лицо Тани сделалось серьезным и строгим.
Наконец-то, - забавно пробубнила Таня, когда верзилы ушли, - Я так скучала. Расскажи мне о своих новостях. Девушка провела ладонью по пальцам его руки и оставила ее лежать на столе.

0

3

На улицах загорались первые фонари, скользя жёлтым приятным светом по блестящему корпусу машины, движущейся в общем многочисленном потоке. Лос-Анджелес никогда не спит. Таня не торопилась ответить на его вопросы – сначала, плавно наклонившись, она легла на его колени. Маршалл сразу же положил сверху свою руку, ласково поглаживая её плечо пальцами. Вообще-то я оставила Рокси с моей мамой. Джилл отдыхает, я не хочу ее нагружать. – сказала девушка, разглядывая двух телохранителей на передних сидениях. ММмм… - протянул Маршалл, неопределённо, даже не удивлённо. Почему-то он никогда не думал, что у Тани вообще-то есть родители. Девушка никогда о них не рассказывала, не ездила к ним, да и они не приезжали ни разу в их дом. «С моей мамой…» Надеюсь, адекватная у неё мама. Я бы Таню не стал знакомить со своей е*нутой роднёй. Хрипловатый голос Дэшона отвлёк Маршалл от размышлений: Адрес назвал бы. Давай на свой вкус, только поприличней. Молчаливо кивнув головой, водитель поехал по знакомой для себя дороге. Лучше расскажи мне, как твое настроение? Я надеюсь, ты плодотворно поработал и скоро у тебя будет готов еще один потрясающий диск. Пропуская сквозь пальцы тяжёлые пряди чёрных волос, мужчина усмехнулся: Да какая там плодотворная работа – клип снимали; потом ещё два дня по делам студии мотался. О своей поездке в Детройт Маршалл благополучно умолчал, не подумав, что на матче его могли фотографировать.
Машина мягко притормозила на стоянке; выглядывая в окно, мужчина видел большую, но не громоздкую вывеску ресторана-кафе. Подъём! Только туфли не потеряй. Когда Маршалл выходил из салона, рядом с визгом тормозов и лёгким заносом остановилась вторая машина, из которой оперативно выскочили всё те же люди, что были с ним в аэропорту. Вся публика следовала за ними, толкаясь плечами в дверях и заполоняя своей массой лифт. По дороге мужчина аккуратно приобнимал Таню за талию.
Зал оказался просторным; на входе их практически искренне приветствовала официантка, проводив к свободному столику у окна. Маршалл, в попытке поухаживать за своей женщиной, даже отодвинул для неё стул. Когда они сели, Таню похоже смутил их «хвост», дружно выстроившийся рядом со столом. Что до самого рэпера, так он давно привык к сопровождению и с годами вообще переставал замечать их, хотя подобной назойливости тоже не любил. Эмм... Ребят, может прогуляетесь где-нибудь? – предложила Гербер, постукивая ногтями по поверхности стола и пододвигая стул ближе к мужчине. Да, действительно – поддержал её Мэтерс, кинув обеспокоенный взгляд на девушку, когда та закашлялась. Мужики, серьезно, гуляйте. А мужики колебались, ведь не было однозначного ответа от Маршалла, а его, как он сам сказал, жену, они ещё не решили как будут воспринимать. Вынув из кармана небрежно свёрнутую купюру, рэпер всунул её в руки Рамону, стоящему к нему ближе всех. Один остаётся, всем остальным разрешаю как следует бухнуть. Как ветром сдуло, а. – подумал он, смотря на Кёртиса, огорчённо вздыхающего и оставшегося в дверях, тогда как остальные, радуясь в предвкушении отдыха, загрузились в лифт. Наконец-то - прокомментировала их уход Таня. Маршалл лишь вздохнул в нежелании повторять, что присутствие охраны – необходимость, которая преследует его по жизни и с этим нельзя ничего поделать. Я так скучала. Расскажи мне о своих новостях. – Она нежно провела своей рукой по его пальцам, мужчина вяло улыбнулся и поймал её за мизинец. Того, о чём бы тебе было интересно слушать в моей жизни ещё не случилось. – ответил он достаточно просто и исчерпывающе. Кто твоя мама? Ты мне никогда не рассказывала о своих родственниках, да и вообще о своем прошлом.
Заказав что-то незамысловатое из меню, принесённого к ним ранее, Маршалл поставил локти на стол, подпирая лицо руками; приготовился слушать. Уж это ему было действительно интересно.

0

4

Настроение, кажется, приобрело свою более-менее вменяемую форму. Теперь, по крайней мере, Таня точно понимала, что чувствует себя прекрасно. Даже столпившиеся возле их стола телохранители рэпера уже не раздражали ее так, как по началу. Тем более, что теперь они быстро разбежались, только получив в руки деньги. Дети, ей-богу. Один несчастный все же остался в зале, но отошел достаточно далеко, чтобы не смущать ни Таню, ни остальных посетителей своим видом.
Брюнетка задумчиво посмотрела на своего загадочного Маршалла. Он снова многое не договаривал ей, но это было той жертвой, которую она приняла и заплатила за то, чтобы сохранять в их общем доме мир и относительное равновесие. Кому понравится, если кто-то, пусть даже твоя девушка/жена/мама/бабушка будет допрашивать тебя с пристрастием обо всех подробностях личной жизни вне дома? Обычно люди говорят достаточно, чтобы удовлетворить ответом спрашивающего, но в случае с Маршаллом, он говорил почти ничего, но и к этому Таня уже привыкла и держала свое женское любопытство в рамках. Того, о чём бы тебе было интересно слушать в моей жизни ещё не случилось.
Понятно.. Ладно, хрен с ними, с новостями. Девушка ему слегка улыбнулась, и опустила глаза в меню, которое сотрудница кафе положила прямо ей под нос.
Таня забегала глазами по глянцевому картонному листу. Так много было на нем красивых блюд и напитков.
Даже не знаю чего я хочу, - вполголоса произнесла девушка, когда Мэтерс почти одновременно обратился к ней так же негромко.
Кто твоя мама? Ты мне никогда не рассказывала о своих родственниках, да и вообще о своем прошлом.
Таня подняла глаза на мужчину и похлопала ресницами, сначала не решаясь ответить. Когда-нибудь это все же должно было случиться. Однако все эти семейные истории ей мало хотелось выносить на его суд. Порой даже они с сестрой не знали что творится за закрытыми дверями отцовского кабинета, когда родители обсуждали очередную серьезную проблему.
Девушка перевела дух, когда Маршалл отвлекся, чтобы что-то заказать, и Таня кивнула официантке: Мне тоже самое. Но вопрос был задан не в пустую. Мужчина расселся поудобнее и приготовился услышать, видимо, захватывающую историю. Но девушка по-прежнему неуверенно соображала вслух: Что ж, с чего бы начать.. Моя мама.. ну, она замечательная женщина. Великодушная и в своей мере отчаянная, раз уж смогла вырастить такую сложную дочь. Сейчас она открыла свой бизнес. Организовывает помощь с переездами. Гербер пожала плечами. Еще у меня есть младшая сестра, но я тебя с ней не познакомлю, потому что она намного красивее меня. Таня искренне хохотнула, вспоминая и прикидывая как давно уже не слышала ее голос. Раньше для сестер Гербер не существовало большей радости, чем совместное общение. Казалось, что жизнь никогда не разведет их по разным углам, но полагаться на судьбу оказалось невозможно. После того, как Таня погрузилась в свою собственную личную жизнь, сестра пропала из ее виду. Несколько попыток связаться с ней за последние полтора года были оставлены без своего логического завершения, и судя по тому, что Гербер никогда ни словом не обмолвилась о своей семье, можно было бы подумать, что у Тани ее и вовсе нет. Переживания как-то быстро сровнялись с землей, поскольку для брюнетки было достаточно и собственных крутых жизненных поворотов.
Ну и мой отец.. Не самая приятная история, если честно.
Все это время, Таня сидела в полупрофиль к Мэтерсу и смотрела в окно, где внизу, на дороге, громогласно ругались два водителя, столкнувшиеся друг с другом.
Девушка моргнула и перевела сконцентрированный взгляд на Маршалла. Она пыталась вспомнить его лицо. Отцовское. Давно сгинувшее в ее памяти. Давно, наверно, запечатлевшее на себе все жизненные проблемы, которые свалились ему на седую голову. Сколько ему сейчас? 60 или около того, должно быть.
Сидит вот уже 12 лет, - Таня выдохнула эту тяжелую фразу и обратилась глазами к Маршаллу. Ему тоже, наверно, было что вспомнить.
Гербер задумчиво посмотрела в голубые глаза собеседника и опустила голову ему на плечо. Своей щекой она ласково прикоснулась к его щеке.
Хочешь знать про девочку-сорванца из Калифорнии, какой я была? Ужасное дело, - усмехнулась брюнетка, - я тебе сейчас совсем разонравлюсь. Мне кажется, я стала совершенно скучной и обычной по сравнению с тем, какой была всего пять лет назад.
Когда их заказ принесли, разговор уже приобрел свои краски и настроения. Таня говорила не много, но умудрялась растянуть это так, чтобы ее биография казалось скучной и нескончаемо длинной, чтобы сам Маршалл уже захотел наконец нажать на паузу и перестал интересоваться ее прошлой жизнью. Прошлая жизнь, она ведь на то и прошлая. Мы же не собираем разбитые зеркала, не клеим разорванные листы бумаги. Мы заменяем их новыми.

0

5

Маршалл часто вспоминал начало их с Таней общего пути – их знакомство, потом закрутившиеся странные отношения. Надо же было ей очутиться именно в том клубе; надо же было прийти туда ему. Тогда, всё было как-то проще; никаких обязательств и вечного чувства вины. Что же, так исторически сложилось по жизни Мэтерса, что всё в результате становится очень сложно. Она тогда была просто девочкой, подарившей ему всю себя, свои чувства, свою любовь; и Маршалл беспощадно затянул её в водоворот своей жизни. И вот, перед ним сидит уже молодая женщина, познавшая многие грани его личности, прошедшая сквозь огонь и воду. Родная, но не хватает остроты.
Мужчина спокойно смотрел, как Таня слегка торопливо бегает глазами по списку блюд в меню, прокручивая в голове посторонние мысли. Девушка заказала ровно тоже самое, что и он. После перелёта чувствовалась лёгкая усталость; Маршалл устроил подбородок на ладонях, готовясь услышать Танино повествование о родителях и жизни до того, как она стала его девушкой. Гербер, казалось, не была готова к такому вопросу, подбирала слова: Что ж, с чего бы начать.. Моя мама.. ну, она замечательная женщина. Великодушная и в своей мере отчаянная, раз уж смогла вырастить такую сложную дочь. Сейчас она открыла свой бизнес. Организовывает помощь с переездами. Маршалл усмехнулся: Ты? Сложная дочь? И что же ты делала – отрывала куклам головы? Бросала мусор мимо урны? Былое ехидство претендовало прочно занять место в сегодняшнем разговоре.
Еще у меня есть младшая сестра, но я тебя с ней не познакомлю, потому что она намного красивее меня. Девушка искренне рассмеялась, а Маршалл, улыбнувшись, повторил несколько раз: Заинтригован, заинтригован…
Повествование перешло к последнему члену семьи – отцу: Ну и мой отец.. Не самая приятная история, если честно. Бросил наверное. Сидит вот уже 12 лет. Девушка вздохнула, а Маршалла это наоборот как-то оживило – вот уж не ожидал. За что сидит? Можно проплатить кому надо и проблема решится побыстрее. После некоторой паузы, мужчина спросил: Почему ты его не навещаешь? А если я вдруг кого-нибудь убью, ты будешь меня навещать? Потом как-нибудь спросит, на самом деле же взволновал его этот вопрос.
Таня рассказала ещё немного о себе, официантка принесла заказ. Маршалл остервенело скрежетал вилкой по тарелке; разговор понемногу утих. За секунду до того, как чашка чая должна была уверенно клацнуть по поверхности стола, в кармане мужчины зазвонил телефон. Что вполне естественно, пол чашки оказалось на столе, который заботливо бросилась вытирать официнтка, ошивавшаяся неподалёку. Мэтерс взял трубку, некоторое время выслушивая быстрый голос на том конце телефонной связи. - Я в Лос-Анджелесе.  - Да.  - Да.  - С семьёй. - Да. Нет, ничего не готово. - Куда? - Вряд ли. Погрузив телефон обратно в карман штанов, Маршалл спустя пару секунд, объяснил: Так, человек со студии. Ага, хрен она со мной пойдёт. Прихвастнуть наличием личной жизни даже не могу. Пропустив паузу, он несколько оживившись, но в тоже время, будто смутясь, сказал: Я через несколько недель презентую новую песню здесь, в Лос-Анджелесе. Чуть замявшись, он, однако, продолжил: Было бы здорово, если бы ты составила мне компанию там. Хммм, если твоя мама не сможет посидеть с Рокси, то я могу попросить об этом жену своего друга.
Маршалл скомкал в руке салфетку и зачем-то положил её в опустевшую чашку. И подумал, что зря всё это предложил, представил смущённое лицо этой девушки перед привычной для него назойливостью журналистов и фотографов. Мэтерс опустил взгляд в стол и на выдохе сказал: Я не обижусь, если всё это тебе неинтересно и чуждо. Та Таня, на чьи сиськи я когда-то в клубе пялился, с удовольствием бы со мной пошла, сочла бы счастливым событием в своей жизни. Но чёрт, она же не фанатка моя, она моя женщина. Маршалл вздохнул и, в ожидании ответа, отвёл взгляд на Кёртиса, вальяжно оперевшегося о стену и о чём-то свысока разговаривающего с девушкой, которая встретила их у дверей. Мужчина не стал подкупать Гербер словами о красивом платье, ковровой дорожке, общественном статусе – пускай сама сделает выбор. Наверняка сейчас поедем забирать ребёнка. Знакомиться с её матерью? – Вот чего уж точно не ожидал. Не могу понять пока, нравится мне это или нет. Первые ревнивые мысли выплыли из глубин подсознания – а хочется ли ему делить Таню с её вдруг нарисовавшимися родственниками? Странно, что они всплыли только теперь, ведь до этого – ни одного упоминаниями. Что же, надо проявить толерантность. Надо, чёрт их подери. Ненавижу слово «надо».

0

6

Вроде бы диалог наладился; Таня рассказывала о своей жизни, но без особого энтузиазма. Наверное потому, что всегда считала прошлое самой нудной и неприятной темой для разговоров. Сегодня ей уже тяжело вспомнить себя из прошлого. Но может это к лучшему.
За что сидит? Можно проплатить кому надо и проблема решится побыстрее. Девушка опустила глаза. Не нужно, - коротко ответила она, перебив Маршалла: Почему ты его не навещаешь? И хорошо, что перебила. Таня сделала вид, что не услышала вопроса, а сама задумалась. Нашли тему... Она обратилась к блюду, разбирая вилкой насыпанный горочкой сыр на ее салате, чтобы найти что-то более съедобное. Больше к этому разговору возвращаться она не хотела.
Ты устал с дороги, наверное, - брюнетка подняла на него свои черные глаза и как-то загадочно улыбнулась.
В этот момент зазвонил чужой телефон. И хорошо, что это произошло, потому что Таня понемногу начинала чувствовать себя неуютно в сложившейся тишине. Она никак немогла подстроиться под Маршалла. Когда ей хотелось гулять, он был спокоен и настроен на что-то другое, более простое и умиротворенное, а когда была спокойна Таня, Маршалл обычно пребывал в шумном настроении. А ей, запертой в обыденности, хотелось веселья все чаще и чаще. Побольше эмоций, чего-нибудь безбашенного и внезапного. Каждый день, каждую секунду. Вернуть то, с чего все начиналось. Эта безбашенная страсть, чувство, стихийно захлестнувшее их, а не простую обязанность любить. Может все наладится в ее жизни позже, когда подрастет дочь, когда у Тани появится больше времени для себя. Но как же не хочется ожидания.
Мэтерс положил трубку, сунув телефон обратно в карман, и Гербер посмотрела на мужчину, любопытствуя, но не спрашивая. Она вскинула брови. Так, человек со студии, - отмахнулся Маршалл, однако Гербер заметила возникший в выражении его лица вопрос. Оживленным голосом мужчина затараторил: Я через несколько недель презентую новую песню здесь, в Лос-Анджелесе. Было бы здорово, если бы ты составила мне компанию там. Хммм, если твоя мама не сможет посидеть с Рокси, то я могу попросить об этом жену своего друга.
Сама того не ожидая, Таня вдруг оживилась. В ее глазах сверкнул счастливый огонек, ведь вот она - возможность отвлечься. Оторваться от своих надоевших серых будней, вернуть себе капельку прошлого, наполненного беззаботностью, и провести это время с человеком, которого она любит. Девушка бросил вилку, вскочила со стула, подошла к Маршаллу и обняла его, сидящего на стуле, со спины. Девушка крепко чмокнула его щеку, уже сияя счастьем.
Я не обижусь, если всё это тебе неинтересно и чуждо. Мэтерс, кажется, и сам опешил от такого внезапного согласия.
Я с огромной радостью присоединюсь к тебе Гербер, кажется, была по-настоящему рада такой возможности, хотя такого она, конечно не ожидала. Это, к тому же, было поводом оставить Роксану ненадолго погостить у мамы и дать ее родителям хоть немного побыть друг с другом.
Конечно, вся эта затея была слегка размытой, необдуманной и непонятной для брюнетки. То есть, если она пойдет туда, конечно же, все начнут обсуждать их совместную жизнь. Хотя теперь это уже не казалось таким страшным и нехорошим. Раз уж звезды терпят годами всю эту назойливость, вопросы, разговоры, неужели она не сможет не обращать на это внимания всего лишь один вечер и просто наслаждаться?
Девушка, кажется, слегка удивившая своего мужчину, обошла стол и села обратно на свое место. Она улыбалась, ожидая реакции, и продолжила ковырять салат.
Еще около получаса они обсуждали то да сё, о чем-то даже посмеялись. Один из телохранителей Маршалла, стоявший до этого в дверях, уже устало склонился над баром, больше не в силах держаться на ногах. Он иногда смотрел издалека прямо Тане в глаза, ловя ее взгляд и умоляя поскорее закончить эти посиделки, чтобы поехать отсыпаться после долгого путешествия.
Гербер, приметив этот взгляд, откашлялась и посмотрела на Мэтерса. Он, кажется, уже тоже наелся и сидел, сложив руки на столе. Кивнув в сторону Кертиса, она сказала: Поехали домой. А то твои ребята сейчас начнут умирать прямо на ходу. Таня ласково улыбнулась, согревая лицо своего любимого своими теплыми глазами.
Расплатившись за ужин, они втроем, с Кертисом во главе, вышли на улицу. Людей вокруг стало меньше, а машин больше. К дому они ехали долго, постоянно застревая то в одной вечерней пробке, то в другой.
Оставим Рокс у мамы, ладно? - спросила Таня, неуверенно глядя на Маршалла. Я хочу вы-спа-ться. Брюнетка, закинув накрученные черные волосы за одно ухо, прилегла головой к плечу Мэтерса и, не помня себя, сладко заснула.
---Дом---

+1

7

---------------> Дом

0


Вы здесь » Horsepower » Центр города » Кафе-ресторан "7 авеню"