Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
Наши Баннеры
HorsePowerHorsePower
Наши Партнеры

Наши Друзья


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Конюшня » Денник #18. Dodge Viper


Денник #18. Dodge Viper

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Имя: Dodge Viper | Додж Вайпер
2. Возраст: 10 лет
3. Порода: Латвийская теплокровная
4. Специализация: Троеборье: Выездка МП, Конкур до 140
5. Состояние здоровья: Полностью здоров

6. Фото

http://i9.pixs.ru/storage/3/2/2/0a5d8bf62f_4609706_15497322.jpg

0

2

Морозный ветер задувал из-под плохо закрытой двери в салон автомобиля. Водитель ежился, но не мог бросить руль - знакомая, как свои пять пальцев, дорога стала всего за одну ночь цельной ледяной коркой, по которой было страшно передвигаться даже ползком. Автомобиль заносило в бок даже на самых плавных поворотах, и Пол негромко ругался на самого себя. Это ж надо было - проспать, чтобы потом изводить себя по дороге на работу из-за того, что пробка не движется быстрее.
На подъезде к комплексу, когда, казалось бы, осталось лишь развернуться и въехать на парковку, его ждала еще целая вереница покалеченных авто, которые расползлись по всей ширине дороги и перегородили путь. Спустя полчаса он уже готов был выйти и лично набить морду виновнику коллапса, но в конце-концов патрульная служба разрешила проблему своими силами.
Наконец бросив автомобиль, Пол рванул в сторону боевых полей, занесенных по самую калитку снегом, чтобы пройти напрямую в конюшни, минуя главное здание с его бесчисленными коридорами и сонными лицами охранников.
Доброе утро, - буркнул он конюху, сидящему на охапке сена возле входа с телефоном в руках. Здание конюшни было пустынно-чистым, тишину нарушало только неугомонное щебетание воробьев под крышей и тихий храп лошадей. Зима в этом году удивила всех, и люди, позабыв о своих обязанностях, остались спать дома под теплыми одеялами, а их кони довольно сопели до самого обеда в денниках, чтобы потом выйти на непродолжительную прогулку и этим закончить свой день.
Энтвуд поставил свою сумку, напичканную купленной морковью прямо в проходе возле одной из своих лошадей, а сам рванул в раздевалку. Алкиды уже не было в своем деннике. Не удивительно - ведь весь комплекс стоял на ушах перед нынешним конным фестивалем, на время которого кобылу у Пола забрали и отдали непонятно кому.
Переодеваться долго не пришлось, поскольку из дома он приехал уже почти готовый к работе. Оставалось только надеть свитер потеплее и ботинки поудобнее. Высокие начищенные сапоги с трудом застегнулись на его ноге, и Пол в который раз напомнил себе не забыть заехать в магазин и купить новые, побольше.
Его телефон, потерявшийся где-то в ворохе вещей на скамье, громко зазвонил. Обычно, столь ранние звонки не предвещали ничего хорошего, и в этот раз мужчина с заметным недовольством поднял трубку, увидев на экране номер начкона.
Дааааааа...? - Пол прижал телефон плечом и застегнул свою легкую спортивную куртку, - Какая еще лошадь? Вы там что, с луны упали? Он вышел из раздевалки и, захватив в конюшне сумку, вышел в соседнее крыло. Глазами он искал нужный денник. Почему вы, чёрт возьми, никогда не ставите меня в известность заранее?! От негодования его лицо стало красным. Он бросил трубку и облокотился рукой о стену. Проклятые козлы. То дадут лошадь, то заберут... Пол расправил плечи, отряхнулся от штукатурки, которая налипла на черный рукав, и открыл денник. Все то время, что он говорил с начальником, он даже мельком не посмотрел на коня, которого ему буквально сунули подмышку и сказали: "скачи!"
Пол посмотрел на свои наручные часы и присвистнул: уже через пару часов начнется фестиваль, благодаря которому манеж будет занят до самого вечера. Они же не успеют поработать... Стоп.
Джексон, какого долбаного хрена?! Ты считаешь, что это смешно - раздать всех моих лошадей по рукам, а мне на соревнования подсунуть Бог его знает что? Да я этого коня в глаза ни разу не видел! Голос на том конце провода был как никогда мягок и ненастойчив. Начальник конюшни попросил всего об одном одолжении. Проехать одну езду и забыть об этой ситуации раз и навсегда. Все равно Алкида занята, а с этим конем ты ничего не потеряешь. Я даю тебе уже полностью готовое животное. Сядь и скачи. Энтвуд громко рявкнул что-то невнятное и, послав начальника к известной матери, отключил телефон. Он поймал за рукав конюха и, скомандовав ему выводить коня на развязки, взъерошенный аки демон, улетел в сторону главного манежа. Там, под шум громкой музыки и лай собаки, работники конюшни и тренера двигали сидения на трибунах, расставляли бортики для выездки, вешали флаги. Где-то в углу резвились дети, которым доверили прокрасить буквы для манежной езды. Энтвуд обошел трибуны и подошел к главной судейской будке. На её двери висело большое объявление и список участников, расставленных в строгом порядке по номерам. Пол числился участником номер 7 где-то в середине всего этого безобразия на коне, чье имя гордо красовалось среди прочих. Додж Вайпер. Он внимательно рассмотрел лист положения о соревнованиях и обнаружил, что ехать ему сегодня предстояло не много-не мало, юношескую езду. Спасибо, что не Малый Приз, который, по словам Джея конь бегал за спасибо и ведро морковки как нефиг делать. Психопаты! - громко воскликнул он, и ярость заклокотала в его груди, а трудящиеся вокруг люди все как один обернулись на крик и осуждающе посмотрели на Пола.
Энтвуд вернулся в конюшню. Его поникший вид был мало кому знаком. Обычно тренер был четко сосредоточен на работе, а всякого рода неурядицы не могли выбить его из колеи.
Мужчина вернулся на то место, откуда недавно уходил, и кроме конюха, вертевшегося с совком навоза, обнаружил в проходе еще и высокого верхового коня. Его умиротворенное выражение лица с отвисшей нижней губой затем надолго врезалось в память Полу. Он обнаружил этого гнедого гиганта возле того денника, откуда ушел в манеж. Ошибки быть не могло, Додж собственной персоной стоял перед своим новым всадником на крепких развязках с подтянутой под круп ногой. Она мирно покоилась, уперевшись зацепом в бетонный пол, и жеребец мерно похлестывал густым хвостом то левый, то правый бок.
Пол обошел его со всех сторон. Длинный, как грузовая баржа, гнедой гигант создавал впечатление намного более масштабное, чем можно было себе представить судя по фотографии на деннике. Даже столь высокий мужчина, как Энтвуд, чувствовал себя несколько неуютно рядом с Вайпером.
Надеюсь, что управляешься ты так же хорошо, как и та хреновина, в честь которой тебя назвали... с этими словами, словно вздохнув, тренер снял с себя куртку и ушел в амуничник за снаряжением.

+2

3

- Ничтожество! – вопль Острайкера отразился эхом от бетонных стен конюшни, с другого конца которой тревожным тонким ржанием вторила ему тонкая и звонкая ахалтекинская кобыла. С громким стуком и шелестом под передние ноги жеребца обрушилась папка с документами, белоснежными листами; Вайпер, захрапев, отступил назад вместе с его сегодняшней спортсменкой.  Его громада бросала тень на красное от ярости лицо владельца; тот резко двинулся вперёд, будто намеревался ударить лошадь, но, уговаривая не горячиться, его подхватили за руки коновод и старший конюх, присутствующие при разговоре. К слову, на инцидент начала стягиваться и другая публика. Бессмысленные ругательства продолжали сотрясать воздух. Додж знал, что все эти дурные слова – это всё про него, всё про его провал, свершившийся сегодня. Апатично отвесив нижнюю губу, он, отведя уши назад, стоял рядом со своей всадницей. Равнодушный  вид жеребца ещё сильнее распалял Острайкера; последней его фразой, перед тем как удалиться, громко хлопнув дверью, стало: Коня продать! Аннет, уволена!
Гробовое молчание повисло над головами лошадей и людей, а потом его нарушила Аннет, что тихонько заплакав, бросила повод и ушла восвояси. А Вайп всё так же безмятежно стоял посреди прохода, глядя куда-то поверх собравшихся здесь людей.
Ночь прошла как-то беспокойно; жеребец абсолютно не выспался и был в дурнейшем расположении духа, однако дальнейшие события того дня начали поднимать настроение: рано утром его упаковали и погрузили в коневоз, где он продолжил дремать, сладко пожёвывая сено. Ездить в коневозах ему нравилось – во всяком случае, для перевозки его величества то, что подешевле и менее комфортно никогда не применялось.
В полдень жеребец был выгружен на новом месте и крайне обрадовался снегу; больно понравилось засовывать свой длинный нос в сугроб. В этот день никаких тренировок не предполагалось – на пару часов его просто выпустили в леваду побегать, а потом забрали в тёплую чистую и уютную конюшню. К слову, новое место ему понравилось; уже успел познакомиться с соседкой – беспокойной кобылой Тропиканой, что очаровательно крысилась в сторону проходящих мимо конюхов. Денник с другой стороны от него – пустовал. Из разговоров на пределами решётки денника, Вайпер узнал, что его жилище находится под номером 18. Во-се-мна-дцать – звучит неплохо. – подумал жеребец, меланхолично подбирая с пола пучки душистого лугового сена.
Всё утро следующего дня жеребец пялился в окошко в деннике на свежий нетронутый снег и, кажется, его единственной мечтой вмиг стало сожрать его весь, ну, или как минимум, пробежаться по нему, нарушив ровный пушистый слой.
От созерцания его отвлекла какая-то возня в коридоре; Додж подошёл вплотную к решётке, уперевшись в неё большим розоватым носом. А пришли именно по его душу. Конюх Джеймс вошёл в его денник, надел на морду недоуздок и вывел на развязки, оставшись работать неподалёку.
Свет, проникающий сквозь многочисленные окна, падал на лоснящуюся шкуру жеребца, который по случаю зимы казался почти чёрным. Вайпер обратил свой взгляд на таблицу денника, где среди строчек, гласящих о его имени, статусе и происхождении была и фотография. Такой совсем гнедой я летом. – подумал он.
Вздрогнув ушами, латвиец посмотрел на объявившегося человека. По манерам сразу же определил в нём спортсмена.  Походив вокруг лошади, человек снял с себя куртку и ушёл в ту сторону, откуда вчера люди возвращались обычно с амуницией. Куртка, повешенная на крючок денника, несомненно, привлекла его внимание. Изогнувшись аки змей, затянув развязки туже некуда, жеребец дотянулся до вещи и губами мягко загрёб её к себе, затем взял и в зубы. Вернувшегося из амуничника спортсмена ожидала непривычная картина в виде Доджа, меланхолично жующего его верхнюю одежду.

+1

4

Фантастика, - Пол нервно почесал взъерошенные волосы и натянул на голову светло-серую шапку. В манеже обычно слишком беспорядочно работала система кондиционирования, а потому холодный ветер нередко гулял по рабочему полю и студил Полу уши.
Мужчина несколько замялся в проходе, оступившись и припав на одно колено, но, впрочем, он сильно не огорчился и, отряхнувшись, пошел дальше. Его мысли были сконцентрированы глубоко внутри головы, и выхода им оттуда не было.
Навстречу из амуничника ему вышла невысокая девушка. Она тащила в своих хрупких руках тяжелое вестерн-седло, увешанное кучей веревок. Энтвуд хотел было предложить помощь, но в последний момент передумал и просто подержал ей дверь. Вообще все сегодня, с самого начала было пущено псу под хвост. Он собирался спокойно поработать, затем сесть среди полупустых трибун и посмотреть, как другие люди будут выкаблучиваться перед публикой, припуская своих скакунов галопом по манежу. Но судьба распорядилась иначе, и теперь ему самому предстояло стать частью клоунады.
Пол набрал вещей, сложенных в самом углу в руки. Все они еще были не распакованы и прижаты белым листом с надписью: "Dodge Viper". Легкое выездковое седло, увенчанное именной гравировкой на задней луке, пришлось доставать из-под дорогого конкурного "Otto Schumacher", который без присмотра остался лежать на полу.
Обычно Пол честно выполнял свою работу и головой отвечал за доверенное ему в пользование снаряжение, но сегодня был не тот славный день, когда бы ему хотелось лебезить на носочках перед всеми теми, кто причастен к этому коню, фестивалю, и имеет власть распоряжаться берейтором как собственным рабом. Энтвуд выбрал из сумки множество привезенного с конем железа, белый вальтрап с тонким черным кантом, бинты и колокольчики. Все это, нагрузив себя словно тягловую лошадь, мужчина вынес из амуничника, с трудом дотащил до конюшни не растеряв по пути и скинул прямо на пол возле жеребца. Он вызвонил своего коновода, и когда та появилась в проходе, скомандовал ей собрать коня к работе.
Зажеванную лошадью куртку, он с остервенением вырвал у Доджа из пасти вместе с куском ткани и подложки.
Ники, у тебя есть где-то минут сорок. Я пока пойду отчищу свой фрак и разведаю обстановку в манеже. Зачеши ему гриву, отчисть дерьмо с задницы, и одень на оголовье что-нибудь из этой кучи металлолома, - Энтвуд вложил в руки девушке пару мундштуков и трензелей, - Я думаю, что тебе придется постоять со мной на разминке  и помочь кое с чем.
Тренер легонько похлопал по шее Вайпера и, проведя рукой в мягкой перчатке вниз от лба к кончику носа, стремительно унесся в сторону тренерской.
В течение последних тридцати минут мужчина нервно перерывал ящики в тренерской раздевалке. Найдя фрак, он долго отчищал его от насевшей пыли влажной тряпочкой, а затем переключился на сапоги. Заботливо отмыв и промазав их быстросохнущим гелем для кожаного снаряжения, Пол надел сапоги сверху белоснежных бридж, и застегнул на ноге. Что ж, начищенный до скрипучего блеска, Пол последний раз поправил фрак и цилиндр у зеркала, а на выходе обменялся парой фраз с тренером детских спортивных групп, которые уже успели выступить перед судьями еще с самого раннего утра.
Накипевший салют эмоций ему так или иначе необходимо было прямо сейчас оставить за порогом и выйти в манеж с боевым настроем, чтобы не оказаться в собственных глазах дилетантом, который не может совладать с нервами перед стартом. На его счету было уже столько этих судейских оценок, технических результатов и поваленных препятствий, побед и провалов, что голова бы пошла кругом, попытайся он их все сосчитать. У него было всего полтора часа в запасе. Первые участники уже готовились выйти на старт. Разминка в манеже шла полным ходом, а трибуны постепенно заполнялись сторонними наблюдателями, которые сменяли родителей юных спортсменов.
Пол вышел в проход конюшни. Его боевой конь был уже почти готов, а вокруг него без остановки кружила невысокая девушка-коновод. Длинная лебединая шея Вайпера была украшена пере вязанными белыми резинками шишечками - ручная работа Ники, которая словно скульптор забирала даже самые тонкие и короткие торчащие пряди в пучки.
Облачённый в белое снаряжение, Додж выглядел еще более внушительно.
Пора идти. Мы уйдем в малый манеж на разминку. Веди коня.
Мужчина отряхнулся и поправил белые перчатки. Во всем этом выездковом обмундировании он чувствовал себя нелепо и по-настоящему странно. Он выскочил вперед лошади и широкими шагами умчался в манеж, чтобы открыть его. Все прочие участники еще только собрали лошадей, так что рабочее поле было полностью свободно, зато за стенкой, в большом манеже громко звучала музыка и было полно народа.
- Фестиваль Конного Спорта -

+2

5

Джеймс тихонько шербуршился сзади с каким-то ящиком, вдоль длинного ряда денников неслышно ступая кралась чёрная как смоль кошка с желтовато-зелёными глазами и контрастно белыми длинными усами.  Обстановка навевала умиротворение, несмотря на энергию, что неуклонно нагнеталась в огромном мощном теле. Додж чувствовал жар в ногах, что венчались крупными тяжёлыми подковаными копытами. Кажется, людям вокруг везло, что жеребец был психически устойчив и не ставил эти копытца никому на голову. Ну, раз уж на развязки изволили поставить, значит и работа не за горами.
А вот и шаги по коридору, знакомый звон амуниции и показался тот самый человек, что пожертвовал ему свою куртку. Подойдя, он бесцеремонно свалил всё это чуть ли не под ноги лошади, на что та отреагировала всё тем же меланхоличным спокойствием. Куртка была вырвала изо рта; Вайпер оскорблено клацнул зубами и посмотрел вниз, но до вальтрапа было слишком далеко тянуться – рязвязки бы не позволили ему наклониться так низко. Спортсмен кому-то звонил, объект его тревог не заставил себя долго ждать – девушка появилась в проходе. На последок получив от «командира» поглаживание по носу, латвиец проводил его взглядом.
Работа, тем временем, кипела. На притащено откуда-то табуреточке, хрупкая девушка ловко управлялась со щётками, прыскала кондиционерами и периодически нахваливала жеребца за примерное поведение. Однако ж, некоторые обстоятельства удивили Вайпера: вальтрап белый не кладут на обычную тренировку, ровно, как и бинты. Когда Ники устроилась около его гривы и стала делать шишечки, жеребец понял, что его готовят к выходу на соревнования. Что бы на следующий день после приезда выехать на соревнования с незнакомым всадником? Да они здесь странные какие-то…
Когда работа с гривой была закончена, Ники достаточно быстро его поседлала. Правда, некоторые проблемы были с надеванием уздечки, так как голова Доджа находилась, мягко говоря, высоковато. Жеребцу не пришлось долго скучать в полном обмундировании, так как в проходе явился  Пол. При  параде, весь чистенький, блестящий, даже пожевать захотелось. Но к коню близко он не подошёл, лишь скомандовал идти за ним.
Ники отвязала развязки и взяла Вайпера под уздцы, а спокойствие его как рукой сняло; особенно, когда ушей коснулась доносящаяся откуда-то музыка. Жеребец увлечённо попёр вперед, заставляя коновода мелко перебирать ногами. Быстрее, быстрее… он почти настиг стремительно уходящие от него полы выездкового фрака…
- Фестиваль конного спорта-

+2

6

---старт---
Джилл вылезала из такси, нагруженная пакетами. Из полиэтиленовых мешков выглядывали конные вещи, из непрозрачного белого пакета торчал длинный хлыст. Не все вещи были новыми, част просто лежала у Джи дома, приятно озонируя воздух конным ароматом. Однако таксисту этот легкий флер явно не понравился, поэтому он поспешил поскорее рассчитаться с клиенткой.
Мягко падающий снежок оседал на волосах девушки, она ежилась и прибавляла шаг, в надежде побыстрее добраться до раздевалки. Причиной, побудившей ее привезти столько шмоток, стало долгожданное возвращение. Не возвращение в клуб, из которого она и не выходила, но возвращение в спорт. Полонезик радовал ее на верховых прогулках и в личном общении, Джилл все так же обожала этого коня. Но вот прыжки, да и любые серьезные нагрузки были для него противопоказаны. Поэтому на пару лет Джилл выпала из мира состязаний, лишь изредка прыгая на Алкиде, когда у той не было большой загрузки в прокате. Потом Полонеза пришлось переставить на другую конюшню - климат там был помягче, да и конь имел возможность гулять круглые сутки в компании друзей. Чуть не со слезами на глазах Джи прощалась с ним, но в этот раз она точно знала, где он, и что конь в надежных руках. Она постоянно ездила навещать его, не наведываясь в Роял Хорс Клаб. И вот на днях она решила, что хочет снова в спорт. Теперь ей предстояло выбрать лошадь для аренды, на которой она смогла бы выступать и серьезно тренироваться. Джилл предстояло многое вспомнить - пара лет покатушек изрядно подпортили ей посадку. Да и забылось многое. Девушка решила начать с чистого листа.
Первую лошадь, которую ей посоветовал тренер - Додж Вайпер. Джилл видела его только один раз мельком - на фестивале конного спорта. Впечатления у нее не сложилось, поэтому можно сказать, что это было знакомство с нуля. Ей рассказали, что эта лошадь наилучший вариант - он бежит троеборье, соответственно и выездку и конкур тоже. Говорили, что он показывает очень неплохие результаты, хотя и нестабильно. Во всяком случае, попробовать стоило. Девушка с нетерпением ожидала момента, когда она уже увидит этого коня. С трудом переложив пакеты в одну руку, она нашарила в кармане ключ от раздевалки и наконец попала внутрь теплого помещения.
Внутри никого не было, хотя чайник был теплый. Поставив сумки на пол и размяв занемевшие от тяжестей пальцы, Джилл прикрыла дверь и начала переодеваться в конные вещи. Шкафчик за ней сохранили, поэтому одежда вся лежала тут. Теплые штаны Джи отложила в сторону. На природу она не собиралась выезжать. Переодевшись в темно-синие брижди с черной леей, красную водолазку и надев черные лакированые сапоги, лежавшие в чехле несколько лет, девушка сделала пару кругов по комнате, привыкая к обуви. Сапоги все еще были ей как раз, но все равно узковаты, особенно в икре. Поморщившись, она смирилась с этим фактом. Заделав волосы в низкий пучок, она переложила из шкафа в один из пакетов каску в чехле. Незнакомая лошадь все-таки. Если на Полонезе Джилл никогда не переживала насчет техники безопасности, то тут другая история. Наконец, она убедилась, что часы и телефон на месте, накинула черную куртку, взяла все свои баулы и потащилась на выход, не забыв при этом запереть дверь.
На конюшне народу было немного. Конюх отбивал денники, несколько частников вывели лошадей на развязки. Где же Вайпер? - озиралась по сторонам Джилл, ища денник номер 18. Он оказался за поворотом, в одном из закутков конюшни.Радуясь находке, девушка поспешила скинуть все свои сумки на пол. Только потом она подняла глаза на животное. Сквозь решетку на нее взирал большой вороной слоник. Нет, правда слоник! Полонез высокий, но худой, Алкида пухленькая, но невысокая. А тут такая смесь - высокий большой лошарик, да еще и черный. Джилл пришла в восторг от внешнего вида своего сегодняшнего партнера.
Да ты красавчик, парень! - произнесла она, просовывая ему невесть откуда взявшуюся морковку. Привет, Вайпер
Теперь ей предстояла непростая задача - в горе хлама отыскать недоуздок, щетки и прочие необходимые вещи.  Девушка склонилась над пакетами, пытаясь копаться там. На третьем пакете ей повезло - темно-коричневый кожаный недоуздок с чембуром и щетки лежали именно там. Недоуздок был куплен давно, но еще ни разу ни на кого не надет по назначению, только примерялся, старые щетки уехали с Полонезом, поэтому в этом мешке все были абсолютно новыми. Джилл, не церемонясь, отодвинула засов на двери и протянула коню сахарок на ладошке.
Со знакомством что ли, - приободряющим голосом произнесла она. Меня Джилл зовут.
Когда дружеский сладкий жест исчез в желудке великана, Джилл подошла к нему вплотную и попробовала надеть недоуздок. Он не влез, ибо был отрегулизован под хрупкую мордашку Полонеза. Пришлось отпускать ремни на пару дырок. Почесав Доджа за терпение, Джи все-таки напялила на него эти ремешки и повела на развязку рядом с денником. Конь был как раз из тех, про кого говорят "кость широкая". Он не был толстым, но большая морда, широкая грудь и массивные копыта делали его слегка грузноватым. Привязав чембур к кольцу, девушка почесала Вайпа по загривку. Ей определенно нравился этот здоровяк, особенно импонировала масть. но будет ли эта махина так легко управляться?.. - с сомнением посматривала на него она.
Джилл приступила к чистке животного. К счастью, он спал на чистой подстилке. Натуральная щетина быстро выметала всю пыль с лоснящейся шкуры. Минут пять ей потребовалось, чтобы все опилки оказались на полу подле жеребца. Попросив по очереди ноги, девушка быстро раскрючковала копыта. Оглядев результаты своего труда, она осталась довольна. Джи протянула лошади сахарочек. Губы у него были мягкие, но очень подвижные, особенно верхняя. Она напоминала девушке хобот. ну точно - слоник.
Так, я ушла искать твое седло с уздечкой. Будь лапушкой, я скоро вернусь.

0

7

Ох! – громко выдохнул Вайпер, с размаху стукнувшись затылком о кормушку, когда вставал на ноги. Конь задумчиво смотрел на дрожащее лёгким гулом железо. Ну надо же, а! Если б у жеребца была вполне себе человеческая рука, то он непременно почесал бы свою черепушку, а пока Додж лишь сделал нервный круг по деннику, скрутив длинное тело в баранку.
Додж высунул голову в проход и несколько минут заинтересованно разглядывал коня напротив, видимо, желая навязаться на разговор, но тот лишь фыркнул, скрывшись в своём деннике. От скуки жеребец ещё побродил по деннику, тщательно обнюхивая каждый угол, потом несколько раз старательно встряхнулся и почесал щёку о согнутую в суставе ногу. Ничего, скоро придёт Пол, пойдём побегаем – подумал про себя Вайп. Ему нравился Пол – настоящий спортсмен, терпеливый, но требовательный, что иногда шло в разрез с настроением коня, но, в общем и целом, они давно нашли между собой общий язык и уровень взаимодействия, который устраивал обоих. Пол поддерживал то, что у людей называется «стабильная лошадь», Дожд был в общем-то и не против, хотя иногда ему не хватало какого-то драйва. И троеборной трассы, да. Но осознание того, что за дурное поведение он получит, нет, ПОЛУЧИТ, сдерживало порывы внутренней гадости. Ведь с этим человеком ему ещё долго работать.
Хлопнувшиеся снаружи от стенки денника вещи заставили его подёрнуть шкурой и с интересом вытянуть шею вперёд, разглядывая причину этих звуков. Из-за решётки на него смотрела юная девушка. Меньше 20 лет, так это точно. Маленькая. Что тебе надо, дитя? Ты перепутало коней?
Да ты красавчик, парень! – девушка протянула ему через решётку кусок морковки. Если перепутала, то путай подольше. Сделав шаг навстречу протянутому лакомству, Вайпер мигом всосал угощение и подошёл к решётке вплотную, прижимаясь широким носом к прутьям. Девочка наклонилась к  своим вещам и жеребец, потеряв её из виду, быстро высунул голову в проход – мало ли у неё там целые мешки с едой; такого человека отпускать нельзя.
Когда незнакомка-у-которой-есть-еда вошла в денник, Додж вежливо отнёс свою тушу от двери, чтобы дать ей войти, впрочем, его массивная крайне заинтересованная голова осталась на том же уровне. Со знакомством что ли, меня Джилл зовут. Сахар! Вскоре сладкий кусочек уже исчез в бездне его желудка, и латвиец вопрошающе посмотрел на Джилл. А ещё есть? Но больше сахара, вроде, не планировалось, зато перед мордой возник недоуздок, который Вайпер великодушно разрешил на себя натянуть.
Вытянув шею, он медленно, как трамвай из депо, вырулил вслед за бойкой девчушкой, уже тащившей его на развязки. В проходе конюшни было значительно светлее; шерсть на корпусе стала отливать больше в гнедой.
Джилл завертелась вокруг его со щётками, сметая с лоснящейся шерсти пыль и опилки, потом поочерёдно попросила копыта. Вайпер стоически терпел все манипуляции, пихая девушку носом, когда та оказывалась в доступной близости, намекая, что пора бы чего забросить «в бак».
Так, я ушла искать твое седло с уздечкой. Будь лапушкой, я скоро вернусь. Ты что, ещё и ездить на мне собралась? – усмехнулся вслед ей конь. Я головушкой ударился, мне лениво. С другой стороны, может она поездит, и тогда сегодня я не буду работать с Полом? А то там думать надо куда бежишь и как бежишь.
Сладкий вкус почти растворился во рту, его сегодняшняя напарница, видимо, закопавшись в амуничнике, всё никак не виднелась в конце длинного коридора. Зато там появилась кобыла, которую незадачливая девочка-коновод перла ему навстречу всё ближе и ближе. Вайпер напрягся, скручивая шею дугой, и издал протяжный вопль, эхом разразившийся в сравнительной тишине конюшни. Вдохнув широко раздувшимися ноздрями желанный запах, он переступил передними ногами, грохоча тяжёлыми копытами по бетонному полу. Развязки, натянувшись словно струна, уже опасно потрескивали…

+1

8

В амуничнике по старой доброй традиции бушевал хаос. Задумано-то все было как нельзя лучше, но вот никто не собирался похоже это все соблюдать. С трудом она отыскала кронштейн, на котором значилась цифра 18. Таких кронштейнов было аж две штуки, что ввело Джилл в некоторое замешательство. Но позже она заметила, что на одном конкурное седло, а на другом - выездковое. Девушка долго сомневалась, прежде чем все-таки определилась в пользу выездкового. Конкур был ей ближе и роднее, но сегодня она пообещала просто покататься, потому что у тренера нашлись какие-то срочные неотложные дела вне клуба. Она была предоставлена сама себе, а потому в первый день прыгать не решалась. Уздечку она нашла быстро - на одном крючке висело мундштучное оголовье и обычная трензельная, с английским капсюлем и восьмеркой. Довольная собой, Джи повесила ее на плечо и с седлом в руках поспешила назад к лошадке.
Пройти ей нужно было буквально несколько шагов. Подходя к развязке, она уже поняла, что что-то не так. На всю конюшню стояло лошадиное ржание. Причем исходило оно от Доджа, неосмотрительно брошенного ею на развязке. Лошадь, маячившая перед ним, похоже, была кобылой. Чем и вызвала бурный всплеск эмоций у жеребца. Джилл прибавила ходу, буквально через десять секунд оказавшись рядом с конем.
- Эй, это вообще-то жеребец! - раздраженно крикнула она хозяйке кобылы, которая растерянно стояла на месте. - Убери свою лошадь, и побыстрее, если не хочешь жеребят раньше времени от своей кобылы.
Джилл положила ладонь на грудь великану, настойчиво пихая его назад, чтобы он не порвал развязки. Хозяйка кобылы меж тем все же сообразила, чего от нее хотят, и поспешно ретировалась. Джи усповаивающе погладила Вайпера по шее. В кармане у нее обнаружился кусочек сахара, который она незамедлительно переправила в пасть коню.
-Ходют тут всякие, крутят хвостами, - ласково произнесла она, почесывая жеребцу щеку. - Поди-ка тут, постой спокойно, когда провокаторы всякие шастают.
Джилл ласково гладила шею и морду коня, изредка угощая его сахарочком. Когда ей это надоело, она полезла в свои пакеты. В одном обнаружился стан черных анатомических ногавок, в другом темно-синий вальтрап с широкой красной полосой и мех под седло. Ноги коня она быстро облачила в защиту, застегнув все липучки. Положив сначала вальтрап, потом мех и сверху седло, она начала потихоньку затягивать подпруги. Когда до цели оставалось дырки три, она заделала ремешки и огладила Вайпа, угостив его еще кусочком сладкого. Конь был собран, теперь девушка сомневалась только в том, нужна ли попона. С одной стороны, конь был лохматым и не бритым, но с другой стороны уже пошел снежок... На всякий случай Джилл достала красную флисовую попону из пакета и накинула на Доджа, застегнув только спереди. Настал черед надевания уздечки. Джи сняла недоуздок с коня, но тут же накинула ему на шею повод, дабы избежать побега хитрого животного. Приманив его сахарком вниз, девушка быстрыми, но уверенными движениями вставила коню железо в зубы и пропустила мягкие ушки под ремнем. Затянув все ремешки на отмеченные дырки, Джилл осталась довольна питомцем.
-Ну вот ты и готов. Красивущий-то какой, а. - протянула она, искренне любуясь Вайпером.
Оставалось только надеть черную каску и темно-синие перчатки. Когда готовность стала по-настоящему полной, девушка схватила внутренний повод и потащила коня на выход из конюшни. Им предстоял недолгий, но холодный путь до манежа. На улице играл зимний ветер, и девушка не пожалела, что надела попону. Ежась и втягивая голову в плечи, она торопила коня, который, как нарочно, никуда не торопился.
---крытый манеж(большой)

0

9

Между его широкой грудью и растеряной кобыльей мордой появилась всё та же девочка, звеня амуницией и настойчиво толкая его ладонью. Короткая перепалка между людьми окончилась в пользу Джилл - кобыла, притягательно вильнув хвостом, медленно учапала по коридору вслед за своей проводницей.
Куда же ты?! - громко вопросил Додж, А как же любовь?!
Увы, его скорь осталась без ответа, даже сахар, машинально собранный с человеческой ладони мягкими губами, почти не утешил его грусти. Однако, сладкий вкус появлялся во рту всё чаще и чаще, и Додж, наконец, обратил внимание на девочку, что засовывала в него вкусняшки и мягко поглаживала могучую шею.
Затем, она начала привычную для человеков возню с амуницией - застегнула на каждой ноге по ногавке, потом вальтрап, мех и седло. Ты там не надорвись - подумал Вайп, прикинув, на какую высоту Джи приходится закидывать сей тяжкий груз.
После снятия недоуздка, она сразу же закинула коню на шею повод, хотя тот, вроде и не собирался никуда сваливать, хотя.... целлофановый мешок с яблоками, беззаботно оставленный кем-то у деннике другой лошади, был весьма притягателен.
Уздечка сегодня была обычная трензельная, Додж ещё больше упрочился во мнении, что сегодня он ничерта делать не будет. В красной попоне, да я победитель! Как назло не было даже эмалированного тазика, чтобы оценить собственное величие. В манеже должны быть зеркала.
Они прошествовали по конюшне и, уходя, жеребец легким движением хвоста снес прислоненную к стене метлу. Ну, просто так. Захотелось.
Выйдя на улицу, Додж остановился, задрав голову повыше и оглядывая окрестности. А на улице было прикольно - снежок, кобыла, отсигналившая ему из левады, легкий морозец, покалывающий морду.
Но Джилл бойко тянула его по ровно расчищенной трактором дорожке к большим воротам манежа. Вайпер выдохнул в зимний воздух по облаку теплого пара из каждой ноздри и, наконец, сдвинулся с места.
Он совсем не торопился шевелить длинными мускулистыми ногами, растягивая возможность подышать свежим воздухом и поглазеть на мир вне конюшни и манежа. Поэтому уныло растянулся, как ленивая кляча, со стороны представляясь в два раза длиннее, чем он есть на самом деле.
Манеж встретил их повисшей в воздухе тишиной, никого не было. Додж сразу же оглядел в себя в зеркало. Хорош.
----манеж----

+1


Вы здесь » Horsepower » Конюшня » Денник #18. Dodge Viper