Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » Не важно, в каком мире ты живешь, - важно, какой мир живет в тебе.


Не важно, в каком мире ты живешь, - важно, какой мир живет в тебе.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники
Piper Delaver, The Hologram
Очередь постов
The Hologram ---> Piper Delaver
Время|Место
Неделей ранее. 9.00 утра.| Денник Голограммы, развязки и манеж.
Сюжет
К новоприбывшей Голограмме в гости заявилась молодая блондинка - мисс Пайпер Делавэр. Но как отнеслась молодая кобылка к незнакомой девушке?

0

2

Серый свет пробивался сквозь маленькое оконце, в которое едва бы просунулась узкая морда ахалтекинской кобылы, оно находилось в дальней стене просторного денника, и ей казалось, что кто-то с помощью специальных инструментов выточил в толстых каменных стенах узкую полосу, вставил стеклянную, тонкую пластинку которую венчал деревянный обод грубо сколоченной рамы.  Но самая главная проблема, так сказать горькая загвоздка была в том, что открыть его или выбить стекло было просто невозможно: во-первых, рама была накрепко прикручена к стене. Во-вторых, стекло отлично держалось в толстой раме, кроме того оконце было посажено так глубоко в узкий, «выточенный» проём и находилось достаточно высоко для того, что бы точно ударить копытом в стекло. Затхлый, сыроватый и тёплый воздух конюшни тяжёлым грузом давил на молодую кобылу.  Ей хотелось задохнуться морозным воздухом, насладится некой колкой ледяной лаской холодного ветра к своему горячему, молодому телу или почувствовать, как метель быстрым вихрем проносится рядом, окатывая Голограмму вихрем серебряных снежинок. Она мечтала услышать хруст примятого снега под копытами, совпадающего с ритмом неторопливого галопа. Этот ритм гулким стуком отдавался в её ушах, словно кто-то стучал молоточками внутри головы буланой лошадки. Тук-тук…
С момента своего приезда она ни шагу, ни делала за высокие стены денника. Каждый день стал для Голограммы очередной пыткой. Стоило ей закрыть глаза, как образы зелёного луга, мягкий, песчаный грунт манежа жуткими, мучительными картинами представал перед ней во всей красе и величии, свойственном просторным прериям или громадным манежам.
Внезапным эхом звук торопливой, мужской походки и скрип несмазанных колёс тачки отражался от стен. Голограмма нервно затопталась на месте, ведь она знала суть этих звуков и увы, этот человек не пришёл развеять всё её страдания. Он просто принёс Голограмме корм. Она закрыла глаза и плюхнулась в опилки, словно её ноги подкосились от чувства безысходности. Шум открывающегося денника… Шелест травы и зычный мужской бас… Всё как всегда.
- Просыпайся, королева. Завтрак подан… - Ободряющие нотки в голосе незнакомца, щекотка в самом кончике носа и знакомый запах сухих трав подсказывали, что конюх взял горстку сена и поднёс к губам лошади. Его руки пахнут свежим хлебом, они буквально пропитаны лошадиным потом, чуткий нос улавливает диковинный запах кофейной гущи. Открыв глаза, она видит перед собой мужчину пятидесяти лет, его лицо украшают глубокие морщины. Мужчина был сложен очень крепко и не походил на дряхлого старика с картинок. В темно-карих глазах незнакомца читалась поддержка и странная усталость, усталость не от тяжёлой работы, а что-то другое, но что же это?  Ответа на этот вопрос она не знала. Мужчина положил пучок сена в общую кучу, сваленную в углу.
- Подходи и попробуй, я самолично его перебирал. Тебе понравится. – Дверь закрывается, и мужчина отходит к следующему деннику.
Лошадь открывает глаза: куча с золотистым, хрустящим сеном выглядит невероятно заманчиво, и она встаёт на ноги, отряхаясь от назойливых опилок, приставших к её шерсти.
Она зарывается носом в сухую траву и вытягивает небольшую горсть подвижными губами, начиная медленно пережёвывать.

офф

немного бред)

Отредактировано The Hologram (2015-15-02 05:10)

+2

3

Проснувшись утром, девушка по привычке потянулась рукой к соседней подушке, даже не поворачивая головы и не открывая глаз. Пальцы быстро пробежались по белой ткани наволочки и ничего не нащупали. Лоб Пайпер тут же наморщился от возмущения. Блондинка издала стонущий звук непонимания и потянулась сильнее назад, выгибая спину и разворачивая плечо. Под пальцами оказалась крепкая спина спящего Джексона, отчего девушка широко улыбнулась и выдохнула небольшой смешок. Её солнце спало как убитое, натянув на себя одеяло и сверкая голыми пятками у края кровати. Пшеничные волосы неряшливой копной выглядывали из под одеяла, словно какое-то гнездо. Того и гляди, что оттуда вылетит птица или запищат птенцы. Делавэр тихо позвала Джея, на что тот только сильнее натянул одеяло и повернулся в другую сторону, раскрывая плечи и часть спину до поясница. Девушка повернулась в сторону сонного медвежонка и открыла глаза, а потом снова потянулась рукой к спящему. Словно предвидя этот жест, блондин чуть выгнул спину и сонно застонал. Тонкие пальцы Пайп обхватили плечо мужчины и подтянули девушку ближе. Её губы прикоснулись к голому плечу парня, заботливо поцеловав два раза. Мне пора вставать – в полголоса произносит голубоглазая, задерживая губы у тёплой кожи на плече своего возлюбленного – да и тебе тоже. Сегодня я отвезу тебя на работу и сама зайду поработать с одной кобылкой. Коновод дал добро, я спрашивала. – Пайпер знала предупреждения, которыми награждал её Джей о том, что нужно быть осторожнее, тем более что всадница из Делавэр не такая опытная, как хотелось бы. У неё есть голова на плечах, и она использует её не только для ношения макияжа и серёжек. Поверьте, она пользуется ею чаще, чем многие блондинки. Намного чаще.
Выбравшись, наконец, из под одеяла, Пайпер накинула халат на полуголое тело и отправилась готовить завтрак. Вырезав в больших ломтиках тостов круглые отверстия, девушка положила оставшиеся ободки на горячую сковородку, слегка смазанную подсолнечным маслом. Поджарив «бублики» до золотистой корочки, Пайп разбила в каждый ломоть по яйцу, тем самым заполнив пространство внутри кусков хлеба. Оставалось посолить и дожарить. Запах утренних вкусностей разнёсся по всему дому, наполняя его какой-то своей атмосферой. К этому аромату добавилась терпкая нотка кофе, который девушка заварила в кофейнике. Если ты не притащишь свою симпатичную задницу к столу, я съем всё без тебя и уеду одна. Делавэр немного помолчала, ожидая услышать звук шагов наверху или шум в душе, но было тихо. Ладно, ты знаешь, что я так не сделаю. Я слишком тебя люблю, чтобы бросать тебя тут голодного и одинокого. Так что не заставляй меня снова врать о том, чего я не сделаю. Смех девушки разнёсся по комнате, и вверху послышались шаги, удаляющиеся в ванную комнату, и ответный смех с комментариями.
Уже в машине молодые люди окончательно смогли проснуться, а приехав на конюшню, они разошлись в разные стороны, одарив друг друга прощальными объятиями и чмоками.
Пайпер не стала идти в раздевалку, так как она приехала уже в нужной одежде. В машине осталась только сумка с вещами, а ключи и телефон блондинка тактично положила в карманы, вместе с вкусняшками. Завернув в нужную секцию конюшни, девушка проследовала по коридору с денниками, в которых уже не спали кони и кобылы. Некоторые из них сонно доедали свой завтрак, кто-то просто стоял в ожидании своих людей, а кто-то шумно просился наружу, колотя копытами по деревянной дверце своей «комнатки». Навстречу блондинке проходит не молодой мужчина, дружелюбно здороваясь и желая удачного дня. Делавэр делает тоже самое в его сторону. В последнее время девушка не привыкла получать приветствия или пожелания «удачного дня». Она вообще отвыкла от проявления доброты от посторонних людей. И это стало обычным. До чего дожило человечество? Всё самое глупое или плохое стало обычным? С каких пор люди перестали искренне желать добра другим или просто банально здороваться. Сейчас стало нормальным нахамить или обругать, но никак не похвалить. Люди разучились даже просто прощать.
Найдя наконец денник нужной лошади, Пайп медленно останавливается, чтобы рассмотреть животное и убедится. Что она пришла куда надо. Невероятно красивая золотистая шкура слегка сверкала на солнце, которое проникало сквозь окошко в стене. Всю красоту сбивала лишь налипшая на шерсть пыль и сено. Слабостью голубоглазой были как раз вот такие масти: яркие, необычные, нестандартные. Девушка не очень любила «простое».
-Ну, привет… - девушка посмотрела на табличку, проверяя правильность имени – Голограмма. Доброе утро, девочка. Блондинка протянула руку к железной решётке и подождала, пока лошадь привыкнет к присутствию нового человека.

+1

4

Внезапное появление симпатичной незнакомки слегка удивило и насторожило Голограмму, которая сделав неуверенный, робкий шаг назад приветствовала блондинку скромным, коротким кивком головы. Все движенья были немного скованны и неестественны, каждое движение было пронизано не то что бы испугом и опаской, но чем-то похожим и смешанным, волнительным чувствам… Оно затрепетало в груди, подобно подбитой птице…
Молодая кобыла, опустив голову чуть ниже, как бы исподлобья смотрела в голубые глаза девушки, словно стараясь прочесть план дальнейших намерений новоприбывшей. Что ж, хоть её внезапное появление немного смутило Голограмму, и выглядела она совсем по-другому, но она внушала доверие и являлась удивительно красивой представительницей своей расы. Она была несравнима ни с чем. Эта девушка – жительница мира грёз, и она спустилась с небес к Голограмме. Её движения были плавны и изящны, а слегка загорелая кожа светилась здоровой красотой и молодостью. Голубые глаза весело сверкали холодными искрами голубого пламени, и это добавляло каплю загадочности её яркой внешности. Волосы золотым ореолом обрамляли свежее лицо. В общем, стоило Голограмме посмотреть на неё, то она сразу замечала удивительные, новые, но в тоже время красивые черты её внешности.
-Ну, привет… - На секунду девушка замолчала, посмотрела на табличку, прикрученную к двери её маленькой «комнатке». Уши Голограммы чуть повернулись в сторону собеседницы, впитывая каждый звук, летящий, словно короткая и свободная трель соловья. - Голограмма. Доброе утро, девочка.
Её рука потянулась к холодной решётки, и пальцы крепко сжали железный прут. Лошадь невольно подалась вперёд и коснулась мягкими, бархатистыми губами нежных пальцев. Внезапно, она испугано и поспешно шагнула назад, поражённая собственной неловкостью. «Так… Никогда так больше не делай, Голограмма! Прошлые хозяева вовсе не реагировали на данное проявление чувств… Чувств? Чувств?! Что я могу чувствовать к незнакомой девушке, кроме интереса и осторожности… Осторожность – это главное! Хотя, люди стали так скупы на ласку, что я скоро задохнусь этим проклятым одиночеством, ведь даже соседние денники пустую: соседка, проживающая справа почти каждый день проводит в левадах из-за горячего и вздорного характера, а так же добродушного хозяина… А слева о меня никто не живёт. Я давно не разговаривала со своими сородичами! А так же мне было бы полезно поработать, активно поработать. У меня уже суставы ломит от отсутствия движений! » - Голорамма посмотрела на свою спину, красиво изогнув шею, густо присыпанную опилками, и огорчённо вздохнула: «Да, пора почистить шёрстку, а лучше принять душ с освежающим шампунем.» - Кобыла хитро глянула в сторону девушки, переступая с ноги на ногу, как бы разминая из после сложной недели: «Я надеюсь, что ты пришла, что бы избавить меня от этих проблем, дорогая леди

Отредактировано The Hologram (2015-16-03 14:57)

+1

5

Бархатный нос кобылы робко коснулся пальцев блондинки, на что в ответ та улыбнулась и сжала пальцы, чтобы почесать мягкую шкуру, но Голограмма испуганно сдала шаг назад, будто испугавшись чего-то. Пайпер оглянулась, чтобы проверить, не громыхнуло ли что, или может птицы, часто копошащиеся под крышей, однако ничего не было. Да и девушка не услышала ничего такого, что могло бы испугать животное, разве что страх. Новый человек всегда может испугать или обескуражить. Пайп медленно открыла защёлку на дверце денника и отодвинула раздвижную конструкцию в сторону, делая уверенный шаг вперёд и доставая из кармана кусок рафинада, который припасла ещё дома. Девушка протянула руку лошади, которая немного недоверчиво отошла к противоположной стене, избегая тесного общения или контакта с человеком. Спокойно, девочка, не стоит меня бояться. Пайпер сделала несколько шагов в сторону кобылы и снова вытянула руку с угощениями, другую руку при этом держа немного согнутой, но так же поднятой, чтобы животное понимало – никто не делает ему зла. Да, у Делавэр было не так много опыта в общении с лошадьми, но она твёрдо знала, что не стоит вот так сразу бросаться к незнакомой лошадь с объятьями и криками «лошадка». На месте Голограммы в такой момент девушка посильнее лягнула бы такого «крикуна», однако кобыла не такая, а Пайпер совсем не наивный ребёнок.
Когда лошадь наконец приблизилась и приняла кусочек сахара, девушка уловила момент, чтобы как-то расслабить животное. Ладонь Делавэр легла на шею Голограмму и прошлась по всей длине, потом ещё раз, иногда задерживаясь и почёсывая некоторые места с нажимом. Пальцы быстро перебрали шерсть под гривой, у самого затылка. Чувствовалось, что кобылу давно не чистили, что стоило сделать в ближайшее время, ибо на шкуре уже кое-где просматривались клочки шерсти, сходящей после зимы и сваливающейся в колтуны. На фотографии, которая была прикреплена на табличке, вместе с именем, было изображение лошади в летнее время, когда её шерсть лоснилась от солнечного света, а хвост и грива выглядели намного более ухоженными. В целом всё кардинально отличалось, не смотря на то, что кобылу иногда приводили в порядок. Пайп дала лошади ещё кусочек сахара и на секунду вышла из денника, вернувшись уже с недоуздком. Голограмма сначала отреагировала с новым недоверием, но девушка уверенно и твёрдо усмирила животное, ласково погладив по щеке и придержав голову, чтобы бережно одеть амуницию.
Выведя лошадь на развязки, блондинка достала из принесённого ящика скребницу и щётку и принялась начищать некогда блестящую шкуру, стряхивая грязь и опилки на пол. Конюшенное спокойствие прерывали только звуки с улицы, копошение лошадей в соседних денниках и стук скребницы о щётку. Делавэр ловила кайф даже от того, что просто могла почистить лошадь, постоять вот так вот, с щётками в руках, почистить копыта, чем она сейчас и занялась, когда шерсть была чистой. Гриву Пайп сильно трогать не стала, а вот хвост пришлось проредить, предварительно побрызгав кондиционером. От последнего в воздухе стало пахнуть лёгкой сладостью и свежестью. После всей проделанной работы, блондинка удалилась в амуничник, чтобы принести длинную корду, оставив Голограмму наедине с собой.
Мы с тобой сегодня не будем сильно утруждаться, просто немного побегаешь у меня на корде, а потом, может, устроим тебе отдых – произнесла Пайпер, снимая с дверцы денника ногавки и вешая корду на крючок у развязок. Когда чёрные ногавки были на местах, девушка вновь взяла корду, отсоединила развязки и прикрепила карабин чомбура к недоуздку. Ну, пошли девочка. Блондинка слегка потянула корду на себя, на что лошадь отозвалась без запинки, даже с каким-то энтузиазмом, и повела кобылу к выходу на внутренний двор.

0


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » Не важно, в каком мире ты живешь, - важно, какой мир живет в тебе.