Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
Наши Баннеры
HorsePowerHorsePower
Наши Партнеры

Наши Друзья


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » Ну, здравствуй, братик *_*


Ну, здравствуй, братик *_*

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Ты прав. Но лучше бы промолчал. Зашипела кореянка, развернув парня к себе, при этом даже не сообразив, что Джун, вообще-то, весь в мыльной пене. От неожиданного разворота парень среагировал и схватился менее мыльной рукой з край мягкого свитера на плече девушки, собираясь уже хорошенько вмазать, однако это оказался не Пол, как изначально решил Сон. Тут же убрав руку, кореец подался вперёд, подальше от раковины, заставляя и девушку податься чуть назад. Если бы считал нужным, то так и сделал бы. – Джун сдвинулся вбок, чтобы достать полотенце, а как только обратно развернулся, перед лицом оказалось лицо девушки, которая мгновение назад не была так близко. А отцы у нас разные, упоротый блин! Какая разница, о твоём-то я знаю больше, чем ты думаешь. Ким закатил глаза и улыбнулся, поднимая подбородок выше и разворачиваясь куда-то в сторону. Его начинало забавлять присутствие тут, становилось весело, особенно, когда Хёна начала выяснять отношения с тем самым придурком, который минуту назад со всей своей брутальной и обиженной аурой тёрся возле стола, пытаясь даказать своё моральное и физическое превосходство по средствам колкостей и сарказма по отношению к Сон Джуну. Блондин был рад такому вниманию, как же было приятно, что он всё ещё может внушать людям что-то такое, что заставляет их вести себя как боевые петухи. Распушаться и выпячивать грудь вперёд, показывая миру всего себя во всей красе, хотя на самом деле там особо и не нужно вообще стараться. Ким иногда и сам мог себя так вести, однако у него это выходило не так эпично, как у Пола. Стоило просто взять попкорн и присесть поудобнее, чтобы наблюдать за всем происходящим.
Кореянка не заперла дверь в комнату, где находился «обиженка» Полик, распластавшись на кровати под одеялом. Может она это сделала случайно, банально просто забыв про присутствие ещё кого-то в квартире, а может и специально. Это не было столь важно. Важным было то, что страсти накалялись и приобретали не совсем здоровый характер. Джун до жути не любил крики и разборки, особенно в закрытых пространствах и с применением предметов. Ботинок в руке Хёны не указывал на адекватное его употребление, она явно собиралась использовать его не по назначению. Хотя парень и был с ней согласен. В Корее никто не ходит в обуви по квартире, там это считается банальным неуважением к хозяевам, и то, что девушка сейчас указала на «косяк» Пола по этому поводу, был вполне себе обосновано. А тот факт, что американец сейчас уже дважды оскорбил девушку, кажется, Хёна и не заметила, так как продолжала орать. Сначала он назвал её дурой, что само по себе уже не нормально, даже если ты зол до белых пятен перед глазами. А вот высмеивание её традиции, в виду её происхождения, и вовсе низость. Национальные привычки не повод для унижения. Если ты опускаешься до такой степени, когда готов «облаять» в гневе даже такую стороннюю особенность, как часть жизни или принятую с давних времён «обязанность», которая уже является неотъемлемой частью каждого корейца, даже самого современного – это какой-то расизм. Да будь ты хоть последним человеком на земле, у тебя нет права высмеивать чужие привычки и данности. Если тебе нечего больше сказать, то и не говори вовсе. Тем более, когда ты высказываешь подобное девушке. Хотя Джуна это задевало даже сильнее, так как он больше был привязан к своей родине и чтил всё, что касалось их родных обычаев. Он молчал, тихо пытаясь подавить в себе то чувство, которое сейчас полностью завладело Энтвудом, американец не мог остановиться в своих речах, а девушка просто выслушивала и тихо зверела, как зверел и сам Пол. Сон не хотел вмешиваться, ибо его это практически не касалось, хотя на самом деле он и являлся причиной их ссоры, если посмотреть сквозь логическую цепочку событий. Кореец осознавал, что в какой-то степени виноват, но это не оправдывало этих двух. Нужно уметь решать конфликты без применения криков и оров. Ким еле сдержался, чтобы не рвануться и не влепить конкретный такой хук этому парню, за его слова о том, что сам кореец и его сестра «никому не сгодились и потому сбежали сюда». Это была та грань, которую ревнивый индивид почти переступил. Он буквально ходил по краю.
Хёна наконец закончила тираду и вернулась на кухню, практически плача и бессильно перемещаясь мимо Сон Джуна к столу с пакетом медикаментов. Рыжая закинула каждой таблетки по одной штуке и обильно запила водой, обречённо выдыхая и склоняясь над столом в позе «зю». Она явно не могла успокоиться, так как продолжала рассуждать вслух, обращаясь не конкретно к кому-то, а посылая риторический вопрос во вселенную. Джун особо не знал, что делать в таких ситуациях, поэтому пока просто молча слушал, сосредоточенно глядя на девушку исподлобья, так как сидел на стуле. Почему я всегда во всём виновата? Виновата в том, что у меня есть друзья мужского пола, брат, какая-то тетя, про которую я сама впервые слышу? Почему я? Тянула девушка, голос которой уже не был таким громким и уверенным. Она  почти шептала, с каждым словом понижая тон. Её голос дрожал от накативших слёз. Ох, блядь, нет. Только не плачь. Я тебя прошу. Джун протянул руку и дотронулся до лица девушки. Его ладонь мягко легла на щёку маленького личика, смотрясь скорее как медвежья лапа. Большим пальцем парень стёр влажную дорожку от слезы, чуть размазав тональник, которого было не так мало, пока девушка продолжала говорить. Как-то вдруг стало жалко эту хрупкую девушку. И как-то сейчас даже не думалось о прошлом разговоре, о том, что несколько минут назад он её терпеть не мог. Можно же хоть раз расслабиться и побыть на чьей-то стороне, хотя бы на минуту. Пусть и не совсем верной стороне, ведь в данной ситуации можно было понять каждого.
Пол не заставил себя ждать, останавливаясь по пути из спальни где-то рядом. Джун не смотрел на него, продолжая своеобразно утешать сестру. Кто здесь ещё собачка. Чуть что - Пол спешит на помощь, а в ответ что? Истерики вот эти? Потому что что? Потому что я считаю, что твой только что обретенный брат насквозь гнилой и имеет на тебя какие-то свои виды и интересы? Без обид, чувак. Энтвуд выставил вперёд руку, показывая, что мол он не хочет  сейчас с корейцем цапаться. Ха, да как ты вообще умудряешься сказать простую фразу и при этом обижаешь чувства людей. Браво гений, тебе бы Оскара. И потому что хочу защитить тебя от неприятностей, которых ты с ним не оберёшься? Потом, когда так и случится, скажи мне по-честному: "Пол, ты был прав". А вот это уже обидно. Я мог ещё пропустить мимо тот факт, что ты дважды задел меня, не говоря уже о Хёне. Но вот что ты не в праве говорить, так это то, что я «ходячая неприятность». Ты меня не знаешь, не знаешь как я жил и живу сейчас, ты не знаешь ничего. – Ким убрал руку от Хёны, вставая со стула и отходя от стула вслед за Полом, который успел сесть на диван в гостиной. Кореец остановился недалеко от стола, метрах в четырёх от сидящего американца. Да ты же просто ревнивый и самодовольный придурок, который и с собой-то разобраться не может. Без обид, чувак. – Сон спародировал недавний жест Энтвуда, слегка саркастично выгибая брови и заканчивая говорить. Стоило, конечно, не вмешиваться, но руки так и чесались, хоть и образно. Сейчас у Джуна сработало чувство собственничества, которое перекрывало даже злость и гнев к сестре. Только он имел право ругать свою нерадивую сестрицу, и только ему можно было критиковать её привычки, характер и жизнь. Только Ким Сон Джун.  Знаешь, ты права, всё не так и всё не эдак. Сложно угодить королеве, которая сама до сих пор не знает для чего живёт. Чтобы по клубам шариться, видимо, а потом просыпаться то в кутузке, то в больничке. Ох да заткнись ты уже. Прошептал в пустоту блондин вслед удаляющемуся американцу, который снова ушёл в комнату. Кореец развернулся к Хёне. Она даже со спины выглядела несчастной. Да, может она ещё и ведёт себя как маленький ребёнок, как круглая дурочка или неопытная девчонка, но это не даёт никому права её унижать. Хоть и справедливо. Снова противоречие. Сейчас Джуну хотелось как-то приободрить или защитить маленькую сестрёнку, пусть и не с особым энтузиазмом. Ким подошёл к кореянке со спину, ласково кладя тёплую ладонь между лопаток и слегка гладя вниз-вверх, почти невесомо «царапая» кончиками пальцев. Парень даже задумался над тем, чтобы свалить из квартиры, чтобы опять не попасть под шквал словесного потока, которым люди в этом помещении обильно поливали друг друга. Оба хороши, ребятки, - заговорил Ким, стараясь как можно ласковее и тише произносить каждое слово – что один дурак, что вторая. Да, ты тоже не невинна, признай это. Я не пытаюсь сказать, что ты во всём виновата. Просто не перекладывай всю вину на кого-то. Бля, да даже я виноват. И, скорее всего, больше, чем вы оба. Блондин остановил руку, ожидая реакции девушки.

+1

32

Девушка кашлянула; ей казалось, что проглоченные таблетки встали ей поперёк горла. Боже, как я устала. С одной стороны, ей не хотелось, чтобы брат видел её слабость, с другой – уже не было сил держать всё это в себе, да и не закатить обратно слёз, уже потёкших по щекам. Ох, блядь, нет. Только не плачь. Я тебя прошу. Джун неожиданно ласково дотронулся до лица кореянки, пальцем убирая слёзы. Этот приступ нежности действительно наступил внезапно; Хёна смотрела с недоверием, не веря, что этот человек способен ей сострадать и делает это искренне.
Пол вышел из комнаты вслед за ней. Кто здесь ещё собачка. Чуть что - Пол спешит на помощь, а в ответ что? Истерики вот эти? Потому что что? Потому что я считаю, что твой только что обретенный брат насквозь гнилой и имеет на тебя какие-то свои виды и интересы? Можешь больше не спешить – не попрошу. – процедила Хёна сквозь зубы. Она уже так морально устала от всей этой ситуации, не считая ещё и общей угнетённости организма, что готова бы провалиться прямо здесь и сейчас под землю, лишь бы прекратить все эти разборки. С другой стороны, отступить в споре – вовсе не в её характере.
И потому что хочу защитить тебя от неприятностей, которых ты с ним не оберёшься? Потом, когда так и случится, скажи мне по-честному: "Пол, ты был прав".Не дождёшься! – резко ответила она, выжимая звук, казалось, всем своим хрупким телом.  Знаешь, ты права, всё не так и всё не эдак. Сложно угодить королеве, которая сама до сих пор не знает для чего живёт. Чтобы по клубам шариться, видимо, а потом просыпаться то в кутузке, то в больничке. Да, Пол, неплохо освежил её впечатления от всех приключений, которые преследовали жизнь Хёны. Быть может, эта эмоциональная встряска была как раз кстати, только вот куда приведёт её зародившаяся внутри энергия, пока не ясно, дай бог, чтобы не в новую супер историю.  Хёна, чувствовала, что теряет землю под ногами; землю из моральных устоев и правил и готова пойти в полный отрыв. И неважно, что её мнение, желания и поступки пойдут наперекор воле Пола, воле брата и, возможно, букве закона.
Джун разговаривал с Полом, Хёна почти не слушала, погрузившись в какие-то свои глубокие и тёмные думы. Они ещё не знают, кто перед ними. Слабачка, мелкая, собачка – Ха! Да как бы не так! Я взорву этот мир и их представления обо мне.
Пол ушёл снова занимать её кровать, брат вернулся к ней, проведя рукой по голой спине, заставив вздрогнуть.  Хёна резко выдернула себя из своих мыслей; всхлипывания, от которых мелко вздрагивало её тело, почти утихли.
Оба хороши, ребятки, что один дурак, что вторая. Да, ты тоже не невинна, признай это. Я не пытаюсь сказать, что ты во всём виновата. Просто не перекладывай всю вину на кого-то. Бля, да даже я виноват. И, скорее всего, больше, чем вы оба. Эта неожиданная ласка с одной стороны обезоруживала и подкупала падкую на такие вещи душу кореянки, с другой стороны, создавало мощную базу где-то сзади, создавало тыл, ощущение, что у неё в конце концов, есть какая-то защита, которую стоит лишь суметь направить в нужное русло – просчитать все на десять ходов вперёд, чтобы не обнаружить себя.
Хёна горделиво выпрямила спину и глубоко вдохнула, чтобы восстановить дыхание. Всё, не реветь. Вытерев слёзы со щёк, девушка повернулась к Джуну лицом, опираясь голой поясницей об край стола. Всё нормально. – кореянка произнесла это твёрдо, видимо, пытаясь убедить в этом саму себя. Ни в чём ты не виноват, брось. Кореянка положила ладонь на грудь молодому человеку, ощущая успокаивающий её равномерный неторопливый стук сердца. Могла ли она подумать тогда в баре, когда сверкая красными подошвами типолабутенов, убегала от него, ломая ноги, что спустя несколько дней она будет стоять к объекту своего страха так близко. И будет к нему близко не только телом, но и душой. Спасибо за поддержку, Джун. Хёна порывисто обняла брата, прижимаясь к нему всем телом. Потом, отстранилась, будто постеснявшись своей прыти; шмыгнув носом, ушла в ванную.
Оставшись одна, она внимательно посмотрела на себя в зеркало. Заплаканное помятое лицо, круги под глазами, но неожиданно дико горящие глаза. Только глаза от меня и остались – девушка мельком оглядела в зеркале изуродованное синяками тело.
Кореянка умылась, смывая с лица потёкший тональник, поправила волосы. Надо поспать. Хотя, есть ещё одно дело. Озадачившись пришедшей в голову мыслью, девушка вышла в гостиную и с раздражением отпинала оставшийся в одиночестве ботинок Пола к двери, подобрала небрежно брошенную на край дивана куртку. Пошарившись в кармане, она нашла там ключи от своей квартиры, которые припрятала в кухонном шкафчике. Ибо нехер вламываться в мой дом и ходить в обуви. И вообще нехер так себя вести.
Девушка щёлкнула кнопку на чайнике, положила в кружку чайный пакетик. Пока тот уютно шуршал, подогревая воду, подошла к окну, задумчив глядя на улицу, на парковку перед высоткой. А куда ты поставил машину? Я завтра, наверное, на работку поеду. – спросила Хёна, оборачиваясь к брату. Раньше, пожалуй, она была бы рада прогулять несколько дней, тем более – есть причина. Но сейчас её мозг, восстанавливая картину мира, думал, как теперь дальше жить. Нужны деньги. Ведь она, к тому же, ещё целиком не выплатила за ремонт машины; теперь ещё и платить за квартиру – ведь если сказала, значит, теперь должна, нет обратного пути. В голову пришла здравая мысль – А ты на долго приехал в Лос-Анджелес? – спросила Хёна, чуть прищурившись.

+1

33

Этот недоверчивый взгляд со стороны Хёны был оправдан, ибо парень и сам не сильно верил своей искренности, хотя и делал всё действительно искренне, не смотря на всё то, что творилось раньше и всё, что происходило в его голове. А вернее больном воображении и запутанном сознании. Как бы сильно не хотелось парню уйти и оставить этих двоих наедине со своими разборками и проблемами; как бы отвратно не было ему слушать эти крики и обвинения; как бы не хотелось просто встать и уйти – он всё равно сидел сейчас на стуле и утешал свою сестру. Почему? Без понятия. Просто что-то действительно заставляло его просто сидеть и смотреть на тихие страдания рыжей кореянки. Он не мог особо помочь, тем более советом. Он вообще не знал, как в таких случаях поступают люди, да и не сталкивался ранее с «ссорами влюблённых парочек, которые не могут разобраться в своих отношениях». Он правда хотел помочь, старался по крайней мере не кривится от отвращения. Он ненавидел слабость в людях, особенно такую. Слёзы и сопли. Брр. Не уж, увольте. Джун терпел, только для того, чтобы действительно быть хоть как-то полезным в этой ситуации, потому как отчасти и являлся камнем преткновения. Однако все его попытки воспринимались в штыки. Особенно этот взгляд. Его словно сканировали невидимым встроенным рентгеном, пытаясь выяснить, в чём же подвох. Его не было. Сон крайне редко мог вести себя открыто, оттого и воспринимали его с такого ракурса, будто он что-то замышляет или делает это с плохим умыслом. Что? Чего ты на меня так смотришь? Да, я умею быть ласковым…Боже, я произнёс это мысленно, и даже от этого мне стало не по себе. Ну, я ж не кусок камня в конце-то концов. Хотя, может и кусок. Парень убрал руки от девушки и отодвинулся, пропуская мимо всё продолжающиеся разговоры. Всё нормально. Ни в чём ты не виноват, брось. Прозвучало как-то натянуто, словно девушка сама не могла до конца поверить в свои слова, или же просто пыталась казаться «нормальной». Вот эта типичная женская ловкость скрывать за маской спокойствия какие-то свои коварные планы и замыслы. Никогда не знаешь, насколько глубоко это «нормально» не нормально. И кто вообще дал эту дебильную способность нежелания просто произнести и озвучить проблему сразу  девушкам, а не копить в себе эту «обиду» годами, чтобы в один прекрасный момент сказать «знаешь, а вот тогда у меня было не всё в порядке»? Что за тупое нежелание просто побороть это и перестать строить из себя «сильных и независимых»? Бабы просто долбанутые и прекрасные создания в одном теле.
Спасибо за поддержку, Джун. Кореянка положила свою маленькую ладошку на грудь Кима, слегка дёрнув её от перестающего проливания слёз и перевода дыхания в нормальный ритм. А потом и вовсе обвила руки вокруг шеи и плеч Джуна, приникая к нему всем телом и как-то неуверенно обнимая. Сказать, что парень охренел – ничего не сказать. Он был  откровенно в шоке, который парализовал его полностью от кончиков пальцев ног до кончиков волос. Блондин не двигался, просто чуть разведя и приподнимая руки, словно пытаясь удержать себя в равновесии и не свалиться от неожиданного напора. Он ошарашенно уставился в стену напротив, бессмысленно глядя одновременно куда-то и никуда. Потом девушка быстро отстранилась и исчезла в ванной комнате, так же быстро, как и полезла обниматься. Какого чёрта тут сейчас произошло? Парень стоял в одном положении с полминуты, а потом одёрнул себя и опустил руки, упираясь ими в бёдра. С чего она вообще решила, что может меня обнять? Неужели так растрогалась? Ох, божечки, не стоило вообще мне её трогать. Ну и ревела бы себе так, великое бедствие, можно подумать. Бля. Зачем я вообще полез в это? Ах да, это же, мать его, твоя ёбаная гордость за свои традиции и убеждения. Твою мать, Джун, переставай вести себя так. Это плохо сказывается на твоей репутации. Вспомни только то, как она на тебя смотрела. Словно ты…да, ты такой и есть.
Кореец спокойно выдохнул, прикрывая глаза и выходя в коридор к своим вещам. Одна жалкая чёрная спортивная сумка не внушала уверенности в том, что парень вообще хоть как-то может зарабатывать. Судя по внешнему виду этой самой сумки. Слегка пошарпанные пластиковые вставки на карманах и широких молниях выглядели так, словно эту несчастную вещь таскали за автомобилем на тросе по бездорожью, а немного потрёпанные ручки и ремни доказывали, что всё так и было на самом деле. Ким нагнулся и расстегнул молнию своего багажа, доставая оттуда серую толстовку с капюшоном и белую футболку, тут же переодеваясь и складывая рядом на сумке испачканные в муке вещи, чтобы потом застирать их. Быстро сменив одежду, парень вернулся в кухню, куда тут же зашла Хёна, быстро включая чайник, который должен был закипеть уже во второй раз, парень совершенно забыл, что включал его ранее, и доставая чай. Пакетик мягко приземлился в небольшую кружку и мирно ждал момента, когда его зальют живительной кипящей водой, чтобы он мог раскрыть все оттенки своего аромата и вкуса. Сон проследил за движениями девушки, которая удалилась к окну и замерла там. Глаза корейца округлились, а брови приподнялись в недовольном выражении «ничего не забыла?». Кореец достал и себе кружку и закинул в него пакетик молочного улуна. Не могла и мне предложить, хозяюшка, блядь. Пробурчал себе под нос Джун и развернулся к девушке, так как та задала ему вопрос. А куда ты поставил машину? Я завтра, наверное, на работку поеду. Ким задумался, вспоминая, где оставил чёрным ниссан. У магазина продуктового и ты что, идиотка? Какого хрена тебе вздумалось идти на работу в таком виде? Ты конечно можешь делать что захочешь, но ты убьёшь последнюю мою надежду на твою адекватность. Кнопка позади щёлкнула и кореец развернулся к чайнику, поднимая его и наливая в кружки чай. В комнате сразу запахло разными нотками молока и чайных листьев, видимо чай был действительно хорош. А ты на долго приехал в Лос-Анджелес? К чему этот вопрос? Ким Сон Джун напрягся, понимая, к чему ведёт разговор девушка. Конкретно в ЛА я остаюсь как можно больше. В Корее меня держала только тётка, даже не отец. Тебя я нашёл, потому как мне стало безумно интересно посмотреть, кого же моя дорогая прородительница произвела на свет. Кто мог вдруг вызвать у неё то чувство матери, которого у неё не было раньше. Нашёл и почти разочаровался. Почти…Теперь мне просто остаётся дальше заниматься тем, чем я занимался и раньше. Не переживай, у тебя в квартире я не задержусь, не могу тут находиться. Ненавижу истерики. Особенно мужские. Придётся искать квартиру. Блондин облокотился о мойку, одной рукой отпивая горячий улун, а другой упираясь в холодный металл. А ты с какой целью интересуешься?

0

34

Не могла и мне предложить, хозяюшка, блядь. – пробурчал Джун, стоя спиной к ней и доставая длинными пальцами пакетик нужного ему чая. Пока он не обернулся, Хёна успела справиться со своим выражением лица. Плотно сжав губы, она промолчала – не хватало ещё и с ним переругаться, а потом, наверное, ещё и друзьям нахамить по телефону для полного-то комплекта. Чуть склонив голову набок, она ехидно улыбнулась: Сначала по чужим шкафам шаришь, как хозяин, а потом обслуживания требуешь?
У магазина продуктового и ты что, идиотка? Какого хрена тебе вздумалось идти на работу в таком виде? Ты конечно можешь делать что захочешь, но ты убьёшь последнюю мою надежду на твою адекватность. Без обзывательств общаться не умеешь? – кореянка улыбнулась, подходя к столу и берясь пальцами за ручку чашки. Приятный аромат мелиссы заполнял пространство и успокаивал её взбунтовавшуюся душу. Вообще, после жизни в общежитии у неё уже был некоторый иммунитет ко всем ругательным словам, которые только можно было применить. А я не буду работать, просто покажусь и поплачусь, какая бедная и несчастная, чтобы моих коней спихнули на кого-нибудь другого. Сделав глоток, девушка мягко умиротворённо улыбнулась. Я работаю с лошадьми – там мы с Поликом и познакомились. Он, кхм…., переехал меня на своей лошади. Коротко рассмеявшись, кореянка добавила: И с чего ты решил, что я вообще адекватная?
Выслушав брата, Хёна пожала плечами, будто хотела сказать – «ну я и не буду тебя уговаривать остаться», несмотря на то, что ей казалось, что выпорхни этот человек за порог этой квартиры, и она его больше не увидит. С другой стороны, как говорится – всё, что ни делается, то к лучшему. Прочь такие мысли.
А ты с какой целью интересуешься? Просто спросила – ответила девушка, снова пожимая плечами. Разговор сошёл на нет, так же как и закончился чай в чашке. Хёна взяла в руки телефон, стала переписываться с кем-то в интернете, иногда еле слышно постукивая ногтями об экран смартфона. Клонило в сон.
Подождав, пока брат устроится спать, девушка уселась на диван позади его ног, продолжая что-то увлечённо читать, пока тот, выскользнув из её рук, не просочился между подушками (кто-то с утра будет искать его очень долго). Хёна откинулась головой на спинку дивана, задремав как-то полусидя.
Посреди ночи она проснулась оттого, что ей не комфортно. Впивался в кожу лифчик, джинсы, затекла спина. Девушка медленно выпрямилась и встала с дивана, сначала не совсем въехав, что она тут делает и что это за человек сладко посапывает в её гостиной. Две пустые холодные чашки, следы муки около мойки под кухонным шкафчиком напомнили ей о наличии брата, одинокий ботинок, лежащий на боковой поверхности – о ссоре с Полом. И вроде бы она была не прочь помириться, с другой стороны – не чувствовала себя виноватой и воспоминания обо всё том, что сказал Энтвуд рождали горькую обиду.
Кореянка тихонько прошла в спальню и, прислонившись к косяку двери, внимательно посмотрела на спящего мужчину. Потом достала из шкафа розовую пижамку, переоделась в неё, и нарочито неряшливо разбросала вещи по кровати, кинув лифчик на соседнюю пустующую подушку.  Мягкая постель так и манила её. Нет, надо быть принципиальной и точка.
Развернувшись на пятках, Хёна проследовала в сторону ванной, тихо шелестя босыми ступнями по полу, когда в коридоре споткнулась об оставленную Джуном сумку. Тихо ойкнув, она схватилась на пальцы на ноге. Он что там кирпичи носит?? Оглянувшись и прислушавшись, девушка убедилась, что брат спит и залезла в чужую сумку, аккуратно, не вороша вещи, чтобы не вызвать подозрений. Под аккуратно сложенной одеждой было что-то твёрдое – то, обо что она и ударилась. Отведя кофту в сторону, в свете заглядывающей сквозь окна луны, она различила очертания пистолета. Прижав ладонь к губам, Хёна медленно поднялась на ноги, как-то беспомощно оглядываясь по сторонам. Стало страшно. Чего я ещё про своего родственника не знаю? Кто она? На полицейского совсем не похож. Зачем ему оружие?
Дрожащей рукой Хёна положила всё как было, и спешно ушла в ванную, включила кран и подставила руки под струю горячей воды, будто пытаясь смыть с них тот страх, впитавшийся сквозь кожу от прикосновения к оружию.  Кем он может работать? Кореянке казалось, что стук её собственного сердца заглушает шум воды и ей думалось, что она может разбудить им всех присутствующих в квартире. 
Успокоившись немного, Хёна вернулась на диван и, свернувшись в три погибели, легла на том клочке поверхности, которую не занимал собой Джун. Вот так вот и живи в квартире – как в общаге, право! – подумала с раздражением девушка, будто кто-то мешал ей пойти, и, например, столкнуть Пола с кровати.
Спала она, кажется, долго. Когда проснулась, то зажмурилась от яркого осеннего солнца, которое уже не очень грело, однако отменно светило в глаз. Хёна села на диване и потянулась, разминая затёкшее из-за неудобной позы тело.

+1

35

А я не буду работать, просто покажусь и поплачусь, какая бедная и несчастная, чтобы моих коней спихнули на кого-нибудь другого. Я работаю с лошадьми – там мы с Поликом и познакомились. Он, кхм…., переехал меня на своей лошади. Боже мой. Лошади. И чего он её полностью не переехал? Джун слегка поёжился от того, что температура тела сильно контрастировала с горячим чаем, глоток которого быстро согрел продрогшие кости. Кореец вероятно замёрз, когда долго сидел в машине ещё днём. Не спасал даже свитер. И с чего ты решил, что я вообще адекватная? Ну да, с чего я вообще мог решить, что мне достанется адекватный родственник. Святая наивность. С того, что хоть кто-то в семье должен быть адекватным. Джун неслышно проговорил эти слова, залпом выпивая остатки чая и ставя свою кружку на стол. Парень лениво развернулся и прошёл мимо стола в сторону гостиной, направляясь к так манящему дивану, на котором уже лежало бельё. Обогнув журнальный столик, он ловко прошмыгнул между мебелью и одним резким движением расправил простыню, укладывая её прямиком на гладкую поверхность дивана. Давно Ким таким не занимался, обычно он спал в отелях и съёмных номерах, а там всё уже либо готово, либо обслуживающий персонал делает всё сам. Таким образом избавляя парня от ненужных действий. Так можно и разучиться вообще застилать постель. Подумал блондин и ухмыльнулся тому, как быстро он справился с постелью.
Оставив диван в покое, парень направился в ванную комнату. Он себя хоть и чувствовал не плохо, но после горячего душа почувствует себя ещё лучше. В ванной оказалось всё в точности, как подумал Сон. Много. Много. Очень много женских принадлежностей для всевозможных процедур. Не хотелось даже воображать, для чего большинство из них предназначено. И что делает каждая из них. Куча шампуней, гелей и тоников для всего. И как после всего этого она всё равно выглядит так. Не помогает же. Смеялся Ким Сон Джун, включая воду и хватая шампунь первый, который стоял на краю ванной. Какая-то зелёная бутылка продолговатой формы с отчётливыми китайскими иероглифами. Благо парень умел читать по китайский и понял, что это шампунь-кондиционер для всех типов волос с какой-то тучей добавок и эмульсий, которую даже с его знанием языка не прочесть. Запах зато хороший – зелёный чай с мускатным орехом и мятой. Ну хоть тут плюс. Забравшись в кабинку, Ким быстро закончил процедуры, не задерживаясь и не сильно расслабляясь. Захваченная из сумки чистая одежда приятно освежала, а тёплая ткань серой толстовки согревала в купе с белой футболкой, одетой под неё. Белые носки. Такие же серые домашние штаны. Ну прям как дома у себя.
Залезая под тёплое одеяла, кореец приятно потянулся, выпрямляя все свои кости, словно пытаясь растянуться больше, чем может вообще человеческое тело. С придыханием он расслабился и согнул ноги в коленях, закидывая одну руку за голову, а вторую устраивая на животе. Телефон его лежал рядом, на столике.
В сон Ким провалился моментально, словно до этого не спал несколько суток подряд. Да, он и раньше мог не спать по несколько дней, прячась от недовольных «знакомых» или отсиживаясь после очередного заказа, но он ещё никогда так быстро не засыпал. Особенно в компании людей. Нет, не каких-то конкретно людей. А вообще. Парень не мог спокойно спать в присутствии кого-то. Он даже не заметил, что ночью к нему подсядет Хёна, разместившись на клочке дивана, свободного только с краю, у самого подлокотника, тихо посапывая и беспокойно вертясь. Прикрыты у неё были только ноги, отчего девушка слегка подрагивала. От треска её зубов Сон и проснулся рано утром. Девушка, вероятно, и сама не замечала, как мёрзнет. Кореец потянулся и сладко зевнул, раскрываясь и накидывая своё одеяло на Хёну, укрывая её плечи и спину. Та только поёжилась и схватилась за край одеяла, как за спасательный круг, однако так и не проснулась.
На улице был ранний рассвет. Небо было красновато-розовым, что обычно говорит о том, что на улице будет не самая хорошая и тёплая погода. Джун взял со столика телефон и, в этот же момент, ему пришло смс. Нахмурившись, кореец прочёл содержимое письма и выругался, потом схватил пальто, висящее на спинке дивана, лениво натянул его и прошёл на кухню. В горле жутко сушило, как после попойки, а глаза слипались. Нагнувшись над раковиной, блондин включил кран с холодной водой и подставил ладони, набирая воду и с выдохом ополаскивая лицо несколько раз, потом быстро выключая кран и проводя ещё мокрыми пальцами по серебристым волосам, приглаживая их и поправляя. Из остывшего чайника парень выпил воды прямо так, не наливая в чашку. На выходе парень поправился, выправляя капюшон серой толстовки наружу и завязывая шнурок на спортивных серых штанах. Пальцы проворно опустили мобильный в карман пальто, сложили одежду в сумку и натянули белые кроссовки. На мгновение Сон подумал, что что-то не так с сумкой, вещи как-то слишком неровно лежат, но не стал задумываться и застегнул длинную молнию. Не хлопая дверью, парень вышел из квартиры, слегка затормозив в проходе. Может записку оставить хоть? Не, не буду. А то это прям как-то по семейному. Я к такому не готов. Так же ловко пальцы снова нащупали в кармане мобильный и быстро набрали смс сообщение: «Уехал. Не теряй меня, я же твой лучший брат в мире». Телефон снова был брошен в карман, а кореец быстрым шагом спустился вниз, вышел из подъезда и направился в сторону компании по аренде автомобилей.

Отредактировано Kim Son Jun (2017-10-01 17:42)

+1

36

Хёна, потягиваясь, открыла глаза. И тут же ойкнула, неловко собирая к себе поближе конечности. Всё тело неистово болело, напоминая её события недавней ночи. Да, с работой я погорячилась. Стиснув зубы, кореянка села на диване. Брата уже не было, так же как и его сумки в коридоре. Ну вот, уехал. И стоило из-за одной этой ночи так разосраться с Полом? Кстати… Девушка встала и дошла до спальни, которая так же пустовала. Вот скоты – оба свалили, а меня одну оставили. Обидно.
Немного побродив по пустующей квартире, она решила, что ей больно жить и легла спать до обеда. Когда гудящая голова уже кружилась от этого вечного горизонтального положения, пришлось встать, сделать бутерброд из запасов в холодильнике. Зажевав его в сухомятку, кореянка взяла в руки телефон, который загадочно тихо моргал серебристым светом – призывал хозяйку побыстрее открыть новое сообщение. «Уехал. Не теряй меня, я же твой лучший брат в мире». Впервые за этот день Хёна заулыбалась. Значит, вернётся? Я буду ждать. Она не стала ничего отвечать – не смогла придумать.
Неделя больничного прошла скучно.Смотрела целыми днями сериалы, записи с концертов и один раз даже пригласила в гости Джесси.  Изредка, она оживлялась внезапными появлениями брата, впрочем, он никогда не оставался надолго. И, несмотря, что никакой ласки он не выказывал, эти посещения льстили Хёне, пожалуй, она была счастлива, когда приезжал Джун. А Пол молчал. Хёна не стала ничего ему писать или звонить, решила, что примирение лучше стоит отложить до личной встречи.

В этот вечер она еле дотащилась до дома. Слабая я какая-то стала. Раньше ночи напролёт танцевала. – подумала Хёна, вваливаясь в квартиру. Ну, Джун, наверное, уже не приедет – поздно. Вообще Хёна всегда старалась, возвращаясь с конюшни, побыстрее постирать все вещи и отмыться от запаха лошадей – уважала не скрываемую брезгливость родственника. А сегодня она устало рухнула на диван и лежала так около часа, прямо в куртке и шарфе. Потом встала и по совету, который ей написал смсками Джун, отмораживала свою распухшую щёку пакетом брокколи из морозилки. Он достаточно приветливо общался со мной. Я думала, жопа мне за такую подставу.
Хёна разделась и курсировала по квартире обнажённой, одной рукой прижимая брокколи, а другой собирая вещи и складывая их в стиральную машину. Приостановилась у зеркальной двери шкафа. И вот это красивое тело гробится на работе? Моя воля – я бы только с Тропиканой работала, а остальных всех в жопу. Как всех кляч поработаешь, как дождёшься пока Пол уедет домой – так и силы кончаются. Надо подкачаться что ли, я прям чувствую, как меня физически «не хватает» на эту лошадь. Ну, когда-нибудь потом.
Приняв душ, она рухнула в объятия кроватки. Слишком много стресса на один день. Хёна дёрнула верёвочку-выключатель ночника и погрузила свою маленькую спальню в ночь.
Прошло ещё несколько дней. Хёна стояла в гигантской пробке на въезде в Лос-Анджелес и почитывала информацию в интернете. Про арабских лошадей, конные пробеги. А ещё нашла очень интересное объявление на сайте их конного клуба – через энное количество времени планировались небольшие соревнования «за приз местной водокачки». Они были, конечно, ориентированы на детей школы, но это сильно заинтересовало Хёну и никак не желало выходить из головы. Если бы я научилась прыгать, то я могла бы принять участие. Вот бы все утёрлись! Кореянка вздрогнула от пронзительного сигнала сзади и поняла, что замечтавшись, отстала от впереди идущих машин.
Добравшись до дома, она воинственно переоделась в топик и коротенькие облегающие штанишки и с фанатизмом взялась за своё тело, под бодрящий голос тётки из ноутбука. Когда она с трудом поднимала себя на дрожащих руках (это были отжимания), в дверь позвонили. А, я оставила ключи в замке. Хёна открыла дверь – на пороге стоял Джун. Привет! – радостно объявила девушка и распустила волосы из растрёпанного хвоста. Раз! Два! Три! Ещё немного, девочки! – парировал ноутбук. А я тут это, занимаюсь. – кореянка пожала плечами и спешно отошла с порога, чтобы позволить человеку войти. Пока тот снимал с ног ботинки, она радостно затораторила: У меня супер план! Я немного подкачаюсь и выиграю соревнования на глазах у Полика. А то он у нас самый крутой, и мою лошадь могут у меня отнять и ему отдать. Но если я выиграю, то… Хёна порывисто выдохнула. Всё круто будет. Тебе вообще интересно? Как у тебя дела?

+1

37

Неделя обещала быть длинной, даже очень. Предстояло разобраться не только с накопившимися делами по так называемой работе, но и вообще с жизнью. Последние дни провертелись так быстро, как барабан стиральной машинки на турбо режиме. Причём перемешались за эти три дня вообще все мысли и эмоции. Джун был выжат эмоционально даже не как лимон, а как мамонтёнок Маша, которого нашли в леднике. Да и физически парень выглядел примерно так же. Стоило только его голове встретится с подушкой, как он моментально вырубался, иногда ещё в полёте. А спал он всего три раза за прошедшую неделю. Посещая сестру у неё дома, Сон чувствовал себя странно. Он не мог привыкнуть к мысли, что он теперь не один. Что у него есть ещё один кровный родственник, пусть хоть и не такой хороший и умный, но родственник. Странно было приходить просто так в квартиру к Хёне, просто убедиться, что с ней всё в порядке, принести чего-то вкусного или просто снабдить продуктами или лекарствами. Он не хотел этого делать, как ни упирался, но голова всё равно была забите тем, что надо. Надо прийти, надо позаботится, надо просто прийти. И это была как навязчивая идея, как паранойя, которая сводила с ума. Потому что во время очередного заказа парень практически облажался, задумавшись о том, что он давно не посещал сестру. Самое время подумать о таком, когда ты сидишь в полусыром овраге, весь в камуфляже и ждёшь, пока приедет твоя цель. Очень вовремя. Тогда Ким даже не смог попасть с первого раза и поэтому пришлось повторно выходить на цель, которая уже подсуетилась и наняла охрану вдвойне больше по количеству, чем в первый раз. Корейцу тогда досталось куда больше, чем завершённому заданию. Тогда парня ранили дважды, когда тот уматывал от той самой охраны. Хотя эти парни в костюмах ещё не осознавали того факта, что теперь им некому заплатить. Они как преданные собаки продолжали преследовать лисицу, лая и кусая воздух. В последний раз, когда Ким Сон Джун посещал Хёну, ему было трудно не показывать, насколько ему не по кайфу было тащиться на другой конец города, только чтобы проведать её. Опять проклятое чувство, что заставляло его ноги нести тело по направлению к сестре. Он не жалел себя, он привык к такому. Он не жаловался и не кричал, что это не справедливо, что его ранили. Ведь эти остолопы в костюмах даже и не подозревали, на кого работают. Им было плевать, главное, что им платили. А этот самый спонсор оказался тем ещё дерьмом. Лапать маленьких девочек в кабинете своего офиса крупной благотворительной организации, которая ежегодно выделяет миллионы долларов в фонды по защите детей от родительского насилия. Спонсоры даже и не догадывались, что большая часть денег уходит не в детские дома и неимущие семьи, а на оплату избавления от тел этих самых девочек. За эту тварь Джун ещё и схватил два огнестрела, благо один по косой прошёлся и просто зацепил, царапина, не больше. А вот со вторым сложнее – пуля прошла на вылет, так же по касательной, и не вошла так глубоко. Но после этого блондин 4 дня отлёживался у своего товарища, периодически покидая импровизированный госпиталь.
Ко всему ещё добавился объявившийся товарищ, который под угрозой сломанных ног, вернул пистолет Киму, но под прикрытием своего босса и нескольких товарищей. Неужели так боится меня? Оно и правильно. Если бы я тогда не был оглушён, один Один знает, что бы я ему мог сломать или прострелить этим же пистолетом. Пришлось идти до победного и требовать «выговора» для нерадивого подчинённого, который ему несомненно устроят.
Неожиданная смс от Хёны вернула Джуну «радость» бытия. Логика этой женщины всё так же оставляла верить в лучшее, а аргументы всё так же мало убеждали. Теперь она меня ещё приплетает к тому, что я её бью. Мало мне на работе говна, так она меня ещё им поливает перед другими. Особенно перед этим её хахалем. Джун на самом деле разозлился в тот момент, потому что от её слов ему стало тошно. Она выставила его таким же «добропорядочным гражданином», каких он валит периодически. Это привело корейца в бешенство, когда он снова и снова перечитывал письмо. Он ненавидел это. Он не хотел быть таким же в глазах кого-то, пусть даже такого на самом деле и не было. Сам факт того, что он был обозначен как человек, который поднимает руку на родную сестру, которая ему не навредила, уже выводил его. Тем более что он недавно холил в голове такую мысль, а то и хуже. Он начинал медленно, но верно идти по дороге под названием «ненависть к себе». Пусть и медленно, семимильным шагами, но шёл.
Привет! Вещала радостно Хёна, открыв двери и распуская слегка намокшие волосы. Что она тут делала? Занималась пилатесом что ли? А я тут это, занимаюсь. Словно подтверждая мысль Джуна произнесла кореянка, слегка сбившимся голосом. Видимо дыхалка немного не та. Из ноутбука вещал женский голос, подбадривая под музыка, сквозь пот и боль улыбающихся женщин, которые как кучка чеширских котов во все тридцать два зуба улыбалась, демонстрируя, как хорошо и легко они могут подряд сделать шестьдесят махов ногой даже ни разу не «потеряв лица». Позавидовать можно было не их телу, а их выдержке и белизне зубов. Ким заглянул через плечо девушки на сие действие, скептично поднял бровь и посмотрел на сестра.
- Ты бы лучше нормальные тренировки включила, а не этот цирк шапито. - Последние слова произнеслись куда то вниз, потому что блондин нагнулся, чтобы разуться, а Хёна пропустила его дальше в квартиру. Парень краем уха слушал безумный супер план по приведению себя в форму и унижению того самого козла, который зовёт себя её парнем. Шелестя пакетами и не раздеваясь, Сон прошёл на кухню.
- Могу посоветовать неплохого тренера, который ведёт свои видео-уроки в сети. Я с ним как-то лично работал. Тем более тебе нужен персональный тренинг, ибо ты ещё не так уж и в порядке. -  Парень выложил на стол продукты и, всё так же не раздеваясь (в пальто) стал раскладывать их по полкам. Каши, сахар и крупы оказались в шкафчиках над плитой и мойкой; яйца, овощи, фрукты и прочее поместились в холодильник, а оставшееся пошло прямиком в морозилку, ибо растает. Кореец толком не знал, чем же таким порадовать девушку, поэтому купил своего любимого мороженного, решив, что ей оно тоже понравится. Черника и мята, с карамельным сиропом и орехами. Божественное снадобье для успокоения души. Сон мог килограммами есть это и не жаловаться, что не лезет. Ибо лезло. Всё круто будет. Тебе вообще интересно? Девушка уж было решила, что увлёкшись раскладыванием провизии её брат не обращает на неё внимания.
- Да. И какого чёрта тебе понадобилось утирать нос этой заносчивой заднице? Неужели он катается на этих…лошадях… - Джун скривился, потому что даже само слово у него вызывало раздражение - …лучше, чем ты. Чё там уметь? Сел и поехал. – Сон Джун развернулся к сестре и безнадёжно сделал фейспалм. Как у тебя дела? Прервала минутку охреневания девушка. – Нормально, устал немного, мне надо в душ. – Сон взялся за раненый бок, который не так уж хорошо и зажил, да ещё и в двух местах.
В ванной парень сменил повязки и незаметно, завернув кровавые, выбросил их в мусорное ведро, стоявшее у раковины, тактично прикрыв их использованными сухими салфетками. Рана ещё саднила, поэтому повязку надо было менять раз в шесть часов. Было немного дискомфортно ходить, но парень не первый раз попадает в передряге. Фраза «заживёт как на собаке» уже стала его жизненным кредо.
- Почему так пахнет кониной? Я раньше не чувствовал этого ужасного запаха. Ты что, не постирала свои вещи? - Выйдя из ванной, парень вернул своё внимание к сестре. И сразу с претензией.

+1

38

Ты бы лучше нормальные тренировки включила, а не этот цирк шапито. – скептически заметил брат, наклоняясь, что бы стянуть с ног обувь. О, узнаю братца. – Хёна улыбнулась своим мыслям; опёрлась боком о тумбочку в прихожей. И где его носит? Где он живёт всё это время? – она задумчиво прикусила краешек губы, в упор смотря на белые взлохмаченные ветром на улице светлые пряди на его голове.
Кореянка прошла вслед за Джуном и выключила тренировку, приглушив, наконец, радостные возгласы онлайн-тренера и динамика ноутбука. Могу посоветовать неплохого тренера, который ведёт свои видео-уроки в сети. Я с ним как-то лично работал. Тем более тебе нужен персональный тренинг, ибо ты ещё не так уж и в порядке. Хёна подошла ближе и, уперевшись ладонями на столешницу, улыбнулась: Посоветуй - думаю, это пойдёт мне на пользу.  Он занимался с тренером? Тоже спортсмен? Зачем ему вообще? Да и по нему не скажешь, что он большой любитель качалок, железок и спорта как такового. Взглядом она внимательно следила, что и куда он кладёт. Надо сказать, Джун разом покупал много продуктов. Прям, как на случай войны. Много всего – даже жаль, что я совершенно не умею готовить. Если бы умела – наверняка быстро бы нашла всему этому достойное применение. Мороженка там была… Интересно, он себе купил или поделится?
Да. И какого чёрта тебе понадобилось утирать нос этой заносчивой заднице? Неужели он катается на этих…лошадях… …лучше, чем ты. Чё там уметь? Сел и поехал. Ой, ты не понимаешь – махнула было рукой Хёна, но потом всё равно миролюбиво принялась объяснять: Это же спорт. Пол – профессиональный спортсмен, а я не очень. Я вообще на работе общаюсь только с ним, и ещё с парой человек, остальные меня чуть ли не презирают – мол, недоучка. Обидно, знаешь ли. Она грустно вздохнула, переступая с ноги на ногу.  «Сел и поехал» - давай тебя посадим, посмотрю, как поедешь – рассмеялась девушка, представляя брата на ком-нибудь из своих подопечных. На Вихре или, например, на пони. 
Вооот – протянула она задумчиво. Поэтому я хочу всем им ткнуть, что я тоже могу не только на прокатских лошадях по кругу ездить, но и работать со сложными, так сказать, экземплярами. Хотя, конечно, к зверям Пола я и близко подходить не хочу, например.
Нормально, устал немного, мне надо в душ. Девушка молча согласно кивнула головой; проводила его в спину довольным взглядом. Как же я не люблю быть дома одна. Когда дома брат или гости эта квартира сразу же оживает, сразу не такая пустая и молчаливая. Появляется домашний уют. Хёна, что-то ненавязчиво напевая себе под нос по-корейски,  резво перемыла немногочисленную посуду, стоящую в раковине,  протёрла стол и поверхность кухонной тумбы влажной тряпочкой, собрала раскиданную на диване одежду и аккуратно сложила в шкаф, расставила в строгом порядке свою многочисленную обувь, накиданную у тумбочки в прихожей.
Почему так пахнет кониной? Я раньше не чувствовал этого ужасного запаха. Ты что, не постирала свои вещи? – вышел из душа Джун. Да? Странно, вроде стирала. Девушка зарулила в ванную комнату и, поскользнувшись на коврике около раковины, с грохотом обрушилась на пол, сбив собой всё, что только можно. Я цела!
Спустя минуту, которую она провела в странной тишине, Хёна вышла из ванной. Пахнет корзина для белья, я помою её. Спустя небольшую паузу, требовательно и даже как-то строго окликнула брата: Джун. Ты можешь пояснить мне что это? Кореянка с волнением на лице смотрела на блондина, сжимая в пальцах куски окровавленной марли из ведра, содержимое которого опрокинулось на пол при её падении. Ты что, ранен? Что случилось?

+1

39

В словах девушки о конном спорте и её занятиях парень увидел смысл. Видимо, она не совсем глупая. Я уж думал слезливая речь чисто ради жалости к себе. Ха, и она даже не отрицала, что этот её Пол – заносчивая задница. Неужто он так её задел своими разговорами? Джун знал, как тяжело тягаться с профессионалами своего дела, особенно когда у тебя почти нет практики и навыков, да и таланта не достаёт порой, не говоря уже об остальных качествах, которые необходимы для совершенствования. Как больно иногда слышать смешки и унижения в свою сторону, а потом покорно улыбаться и делать вид, что ничего не происходит. По большому счёту сейчас парню было на такое плевать с высокой колокольни, но вот в подростковом возрасте ему пришлось несладко, когда приходилось добиваться авторитета на улице. Ух, это было кошмаром, который длился до того момента, когда Сону не пришлось сломать жизнь человеку, чтобы доказать свою преданность и повысить своё положение среди местных бандитов. Но тот факт, что Ким сделал тогда не идёт в сравнение с теперешней ситуацией у Хёны. Блондин лишь мысленно улыбался всей простоте положения девушки, по сравнению с тем, что проходил он. Однако надо отдать должное – девушка тоже была не робкого десятка и, смеясь над ней, кореец совсем не хотел её обидеть. И это его удивляло, ведь две недели назад он вообще-то хотел её смерти. А теперь он хочет, чтобы она надрала задницу этого американца, да так, чтобы тот запомнил это и стал уважать. И не только Пол. Все. Они должны были знать, что его сестра может поставить на место любого. Главное, чтобы она не сильно задирала нос. И не уходила в сторону тщеславия.
После душа стало так легко и свежо. Как только парень вышел из ванной, потирая мокрые серебряные пряди волос, туда забежала Хёна. Видимо сказанные слова о запахе не на шутку её удивили. А может Джуну показалось, что пахнет? Хотя нет, у меня хороший нюх, не может такого быть. Как только кореец отошёл на пару шагов от двери ванной, у него за спиной послышался грохот рухнувшего мешка с картошкой, в котором вместо картошки лежали кирпичи или бетонные блоки. Блондин замер на месте, продолжая вытирать голову. Повисла тишина и Ким уж было подумал, что его сестрёнка откинула там копытца, но нет. Он развернулся полубоком на тишину и узрел картину, достойную Третьяковской галереи. Девушка распласталась на полу, не понятно как вывернув голову и глядя в потолок. Зовите экзорциста, моя сестра одержима. Рядом с девушкой лежали слетевшие с раковины флакончики и тоники, а стиральная машинка позади неё слегка покачивалась из стороны в сторону. Я цела! А жаль. Джун заулыбался и отошёл к дивану, усаживаясь поудобнее. Пахнет корзина для белья. Я помою её. Заговорила вернувшаяся в сознание девушка, выходя из ванной. Ха, говорил же, что не показалось.
Джун. Ты можешь пояснить мне что это? Ким посмотрел на девушку, повернув только голову в её сторону. Снаружи парень был как камень, но внутри завыл волк от отчаяния и осознания собственной глупости. Это кровь. Пояснил парень, саркастично улыбаясь. Никогда крови не видела? Так перепугалась.… Да, Джун. Ты, блять, мастер отмаз. И кто ещё в семье тупой-то? Тебя с таким чувством юмора давно закопать должны были. Хотя погодь, так и было пару раз. Ты что, ранен? Что случилось? Девушка не отставала, тыкая в Сона окровавленными бинтами. Она явно была не довольна, оно и понятно. Тут как бы не мало крови. Что? Вот ты осёл. Надо было сразу забрать с собой эту хрень и засунуть куда-нибудь в сумку, потом бы выкинул в мусоропровод. Как в первый раз, ей богу. Ты головой шандарахнулась там что ли? Какой ранен? Блядство. Вот надо же было тебе рухнуть именно там и перевернуть всё с ног на голову. Выкручивайся теперь. Всего лишь производственная травма. Ничего страшного. Заживёт как на собаке. Сука, за что мне это? Санта, я же был хорошим мальчиком весь год. Хватит кидать в меня уголь, не смешно. И без того хватает.
Встав с дивана, Сон поправил чёрную футболку, чтобы не было видно никаких бинтов или повязок, накинул красную клетчатую рубашку и подошёл к сестре. Не таскай больше такую каку из мусорки, ты же не уличная собака. Просто царапина. Парень хитро улыбнулся и забрал из рук девушки находку и, пройдя через всю кухню, выбросил в мусорное ведро. Вернувшись, он прошёл мимо девушки и склонился над компьютером, набирая какой-то текст в посковике и открывая нужный сайт. На экране высветился видео блог какого-то азиатского спортсмена-бодибилдера, который в превью вещал про правильность и корректность тренировок на определённые группы мышц после травм и потери трудоспособности. Вот, это Ким Тан. Ну, или Тони. Он меня очень давно готовил к …Джун запнулся… борьбе. Я примерно полтора года с ним занимался, после того, как меня избили на улице. Много чего было сломано, так что мне пришлось найти специальный подход. Могу тебя заверить, что он лучший. И как человек тоже. Сон поднял голову на девушку. Он знает своё дело. Стало опять как-то не по себе. Он вроде отмазался от этой непонятки с кровавыми повязками, но Хёна всё равно смотрела на него с подозрением. Бля, ну хватит уже. Я же не могу взять и выложить тебе, что меня дважды подстрелили на той неделе. Я думаю, ты не готова к тому, что твой брат редкостная скотина и убийца. Хватит с тебя того, что это из-за меня тебя так избили.

Отредактировано Kim Son Jun (2017-20-01 18:10)

+1

40

Это кровь. – ответил Джун, обернувшись через плечо и улыбаясь.  Капитан Очевидность, а! Никогда крови не видела? Так перепугалась… Хёна тяжело вздохнула, зябко пожав плечами. Брат конкретно выворачивался из неудобных вопросов, задаваемых сестрой. Ты головой шандарахнулась там что ли? Какой ранен? Она молчала, поглядывая то на окровавленные бинты, зажатые в её пальцах, то на лицо Джуна, старательно поддёрживающего выражение невозмутимости. Всего лишь производственная травма. Ничего страшного. Заживёт как на собаке. Да уж, это у нас семейное. А что там у него за «производство», кем он работает? Хотя, вряд ли скажет. И сейчас неподходящий момент для подобного рода расспросов… 
Джун, поднявшись с дивана, одел поверх чёрной футболки клетчатую рубашку и подошёл к кореянке. Не таскай больше такую каку из мусорки, ты же не уличная собака. Просто царапина. Вынув из её рук бинты, он, обогнув кухонный стол, выбросил их в мусорное ведро. Затем, пройдя мимо, стал что-то набирать на ноутбуке. Вздохнув, девушка как-то медленно подошла к раковине и помыла руки со средством для мытья посуды. От просто царапины не может быть столько кровищи. Что же случилось? Хёна подошла к брату, уже придумав проникновенную речь, но тот перебил её, показывая на экране видео блог какого-то спортсмена. На его слова девушка согласно кивала головой, ожидая, когда же он, наконец, закончит болтать.
Да, да, спасибо. – уже с некоторым нетерпением сказала она в конце. Джун. Хёна проникновенно смотрела ему в глаза. С тревогой и нежностью положила ладонь на его руку. Тактильный контакт для неё был важен, так она чувствовала себя ближе. К слову, так было со всеми, с кем общалась девушка. Даже к Тропикане она всё время норовила приложить руку, ей казалось, что в прикосновении кроется тайный смысл, сила, способная передать другой личности посыл твоей души. Можно сказать много слов, сделать много действий и всё это можно расценить двояко. Жаль, что люди ещё не научились говорить сердцем. Если ты считаешь, что мне не стоит что-то знать – ты не говори. – Хёна улыбнулась, чуть сжимая его руку. Просто скажи, как я могу тебе помочь? Спустя паузу добавила: Что бы там не случилось, я всегда буду за тебя. Вздохнув, предложила: Может, мне сходить в аптеку?
Желая уже перевести тему на что-нибудь другое, Хёна, отпустив руку брата, устремила своё внимание на экран ноутбука. Парок кликов она добавила страницу в закладки. Как-нибудь в следующий раз. Я стесняюсь при тебе заниматься – Хёна рассмеялась и откинула назад длинные чёрные пряди, которые упали на клавиатуру и мешались.
Кстати – Хёна вдруг посерьёзнела. У меня в гостях подруга недавно была - она видела того козла, который избил меня. Осталось только вычислить, по чьему заказу он это сделал. Не удивлюсь, если это был Дэвид Паркер, у меня с ним давние счёты. Хотя, для него это странно. Он ездит на чёрной Мазде rx-7, гонщик. Девушка пожала плечами, усмехнувшись. И зачем я всё это говорю.
Кушать будешь? Хёна отправилась к холодильнику, раздумывая к чему бы ей применить свои кулинарные «таланты». Правда я не очень умею готовить. Спустя несколько секунд раздумий, она извлекла из чудо-шкафа йогурт и, взмахнув над ним рукой, воскликнула: Абра-кадарба! Готово!
Поставив йогурт на стол, повинуясь внезапно нахлынувшей мысли, Хёна подошла к брату и подняла на него смущённый взгляд. Знаешь Джун, я бы хотела задать тебе вопрос, как к мужчине. Несколько секунд она собирала мысли в кучу, чтобы спросить то, что её волновало как можно хм... тактичнее. Кореянка плюхнулась на диван рядом с Джуном и выпалила на одном дыхании: Как ты думаешь - мужчина, которому за 30 может жить без половых отношений или он это обязательно реализует и просто хорошо скрывается? Глубоко вздохнув, покрасневшая девушка добавила: Да, это я сейчас про Полика. Может я слишком подозрительная, но эти мысли мне покоя не дают. 

Отредактировано Hyuna Ten (2017-26-01 21:27)

+1

41

Если ты считаешь, что мне не стоит что-то знать – ты не говори. Девушка несильно сжала руку Джуна, пытаясь показать, что она не собирается ему вредить. А может просто пыталась как-то успокоить себя и его. Она слегка сжала пальцы и улыбнулась. Нет, не надо. Тоскливо подумал Сон и на долю секунды закрыл глаза, чуть отворачивая голову, а потом возвращая обратно, в исходное положение. В груди тут же кольнуло, причём так противно. Буд-то кто-то ткнул иголкой. Боль отдалась во всей груди и раны как-то сами по себе заболели. Судя по всему просто из-за импульса уколовшей в сердце совести. Не продолжай, я прошу тебя. Умоляюще говорил в своей голове кореец и начинал злиться на девушку, потому что та снова припомнила ему его ошибку. Это задевало не только его совесть, но и честь. Он снова осознавал с новой силой, что хотел сделать и как низко упал. Что бы там не случилось, я всегда буду за тебя. Ха, это ты сейчас так думаешь. Посмотрел бы я на тебя, если бы ты во всей красе увидела, чем я зарабатываю на жизнь. Вот смеху-то было бы. Представляю твоё лицо. Не говори так. Не будь на моей стороне, у меня нет печенек. Пошутил парень, прикрывая свою злость. Как же он был зол на эту девчёнку, за её слова. Он не мог принять их и ответить тем же. Он не умеет тем же отвечать. Его злило то, что она такая. Всегда ищет оправдание или причину, причём положительную. Его начинало раздражать, что он не может так же. Может, мне сходить в аптеку? Так, стоп. Парень убрал руку, хотя ему и понравилось ощущать какую-то близость. Сказал же, не надо ничего. Простая  царапина. Лучше бы поесть приготовила. Я зря на тебя деньги свои трачу что-ли? Ты вообще умеешь готовить? Джун встал с пола, сел на диван и откинулся на его спинку, потирая одной рукой колено. Он хотел уж было сказать своё веское мнение по поводу стеснения своей сестры, но она его прервала. Выключив компьютер и поворачиваясь лицом к нему. У меня в гостях подруга недавно была - она видела того козла, который избил меня. Осталось только вычислить, по чьему заказу он это сделал. Не удивлюсь, если это был Дэвид Паркер, у меня с ним давние счёты. Хотя, для него это странно. Он ездит на чёрной Мазде rx-7, гонщик. Ещё один укол. Теперь уже не иголкой. Острой и длинной спицей, которая с каждым сказанным словом медленно входила глубже и глубже. Парень внимательно слушал, что говорит Хёна, мысленно отмечая нужные ему факты и уже медленно вырывая руки и ноги этому уёбку, который не смылся вовремя, когда Джун ему велел. Внутри потихоньку закипел гнев, заполняя вены своей тягучей как патока массой. Медленно растекаясь по рукам и ногам. Кулаки незаметно сжались, а губы вытянулись в прямую тонкую линию. Ким нервно выдохнул в сторону и с порывисто встряхнул волосы, делая вид, что сушит их. Блядская скотина. Ну я его закопаю. Мелкая тварь заплатит, что шляется где не поподя. Сказал же тихо сидеть и нос свой вообще никуда не совать. Айщ. Дебак. Пусть принимает язычество и вымаливает прощения у кустов. И что ещё за Паркер такой? Чёрная Мазда? Точно, мне же говорили. Почему я сразу не вспомнил. Надо бы ещё раз его пробить. Где там мой телефон. Сон пока слушал, нащупал свой мобильный в кармане и мысленно сделал себе пометку про этого недогонщика. У меня есть человек. Я могу его попросить пробить твоего Перкера. Джун решил немного схитрить, не выдавая себя, но и помогая сестре. Можем узнать, где он был, с кем, и как он потом оказался дома. Ну, или где-то ещё. И зачем я всё это говорю. Кушать будешь? Ну, решила перевести тему, ладно. Правда я не очень умею готовить. Ох, и повезло же мне. Дегустировать твою пищу? Может не надо. Я не готов к смерти таким изощрённым способом. Кореянка направилась на кухню, Джун лениво поплёлся за ней, по пути хватая из сумки кепку и, заправив волосы назад, одел её козырьком назад. Боже ж ты мой. Гений кулинарии. Воскликнул блондин, когда перед ним на столе оказалась баночка с йогуртом. Только я не люблю черничный. Дай другой. Парень вернул девушке стаканчик и через минуту принял другой. Во, вот этот норм. Кореец взял ложку и пододвинул к себе. Тонкими пальцами он ловко поддел край крышки маленькой баночки, медленно открыл её и с аппетитом облизал её от остатков содержимого. После он быстро взял ложку и зацепил добрую часть вкусного лакомства, отправляя её в рот и скребя зубами по железке. Знаешь Джун, я бы хотела задать тебе вопрос, как к мужчине. Сон Джун чуть не поперхнулся ложкой, быстро вытаскивая её изо рта и глотая йогурт. Чего блядь? Надеюсь ты не будешь спрашивать про….Как ты думаешь - мужчина, которому за 30 может жить без половых отношений или он это обязательно реализует и просто хорошо скрывается? Да, это я сейчас про Полика. Может я слишком подозрительная, но эти мысли мне покоя не дают. Блядь! Я так и знал. Ким уставился на девушку взглядом а ля «ты чё мать, совсем рехнулась?» Ты серьёзно? Произнёс он тихо на корейском и прочистил горло. Вот надо было тебе мне аппетит испортить. Чёрт. Джун жалобно посмотрел на полупустую баночку йогурта. Прости приятель, сейчас не наше время, нам с тобой не быть вместе. Ты не виноват. Виновата вот эта вот мадам, которая решила спросить своего брата про секс. Или его отсутствие. Вернувшись к дивану, Джун перевёл взгляд на девушку, которая как-то обречённо смотрела на брата. Повторюсь. Боже, за что мне это? Ты имеешь ввиду спит ли твой мужик с другими бабами из-за того, что у вас нет секса? А ты жестокая. Обычно, если в паре нет такого рода отношений, они распадаются. Не надо на меня так смотреть, я же сейчас начну тебе разъяснять. Блондин помолчал. Смотришь. Ладно. Сама напросилась. Секс, это как доказательство того, что ты кому-то настолько важен, что отдаёшь себя всего. Пусть даже таким образом. Плюс у всех есть потребности. Физические. Обычно мы их снимаем своими силами. Джун улыбнулся. Он был готов провалиться сейчас под землю. Это для него очень ново, говорить о таком с кем-то. Если их постоянно снимать только так, пропадает ощущение нужности. Ты не ощущаешь…связь что ли. Это же как объятия или поцелуи. Ты же ощущаешь, что-то такое, что разливается теплотой внутри. И ты думаешь, что в этот момент нужен больше чем просто рядом. Парень заговорился. Он немного прочистил горло. Вообщем секс это очень важная часть отношений. Поэтому да, мужик может из-за этого пойти налево. Но тут уже вопрос в самом человеке. Так что надо было задать вопрос: «Ходит ли мой Полик-хуёлик по бабам, потому что я ему не даю». Кореец заржал. Больно уж серьёзная Хёна сидела рядом и слушала его речи.

+1

42

Щёки девушки были залиты румянцем, она неловко поправляла волосы, то заправляя прядь за ухо, то доставая её. Признаться, она никак не рассчитывала, что Джун так разовьёт эту тему. Это было странно, тем более, обычно от него откровений было не добиться.
Наверное, он прав. С другой стороны, если Это не важно мне, почему обязательно должно быть важно Энтвунду? Но прямо спросить я не спрошу такую вещь… Девушка задумчиво прикусила краешек губы, напряжённо переваривая всё сказанные Джуном слова и вернулась к реальности только под раскаты его хохота.
Ну что ты смеёшься? – смущённо отозвалась Хёна, взмахнув рукой, будто бы хотела толкнуть его в плечо, но вовремя одёрнула себя и хлопнула ладонью по поверхности дивана. Сейчас бы толкнула его, а у него «царапина» болит. Ага, как же. Царапина. Не может быть с царапины столько кровищи. И почему ему мне не сказать, что произошло? Что за великая тайна?
Неведение, конечно, раздражало её, но не настолько, чтобы сейчас же устраивать скандал и требовать правды. Приглядываясь к этому человеку и с каждым днём раскрывая для себя что-то новое в нём, Хёна вырабатывала тактику общения с братом. Он, несомненно, тяжёлый человек, возможно, за пределами квартиры, творит жуткие вещи со зловещей, но такой красивой улыбкой – не зря же такая скрытность. Но «плохие мальчики», как известно, притягивают сильнее, чем хорошие. А тут тем более – родственник же. И Хёну тянуло к нему со страшной силой; продумывая и анализируя каждую встречу, она старалась быть максимально осторожной в словах и действиях, чтобы не вспугнуть его как дикого свирепого зверя, который вроде ласков, но в любой момент может прихлопнуть её большой когтистой лапой или уйти навсегда.
А как узнать точно, есть у него «баба» или нет? Следить? Хёна улыбнулась, наклонив голову набок. Ты так всё это описал…. Художественно. Кореянка, смущённо рассмеявшись, показала ему «класс» большим пальцем. Встав, она подошла к столу и выкинула верхнюю крышечку-фольгу от йогурта. Но меня всё это пугает. Девушка протёрла стол влажной тряпочкой, кажется, лишь бы для того, чтобы не сидеть на месте и не заниматься самокопанием. У тебя целомудренная сестра.
Кореянка достала из плетёной корзинки, стоящей на холодильнике, большое зелёное яблоко и, наскоро сполоснув его водой, с удовольствием вгрызлась в твёрдый фрукт, неторопливым шагом приближаясь к дивану.
Насчёт Паркера – да ну его нафиг, буду считать, что я про него забыла. Зачем тебе мои проблемы, при том неактуальные? Хёна лучезарно улыбнулась и присела на диван. Слушай, а ты пришёл бы поболеть за меня, если я всё-таки смогу записаться на выступление со своей кобылой? Пожааалуйста. Зажав яблоко зубами, девушка сложила вместе ладони. Для меня это важно, Джун. С другой стороны, представить его лицо, когда он учует запах конюшни не только от моих вещей, но и от самой конюшни… Ну, что сказано, то обратно не засунешь – слово не воробей.
Ох нифига себе. Хёна случайно взглянула на часы. Мне завтра рано вставать. С этими словами она отправилась в душ, где погрузилась в полный релакс под прохладными струями воды. Особенно приятно это было после небольшой тренировки, когда уставшие мышцы слегка гудели.
Замотавшись в полотенце, она вскоре уже пересекала их небольшую квартиру-студию, конечной целью была её маленькая спальня, отгорожённая передвижной дверью, больше напоминающей дверцу шкафа. По середине она остановилась и обратилась к брату: Спокойной ночи.
И скрылась за дверью спальни, бросила полотенце на кровать, стала копаться в ящике в поисках ночнушки, так как предыдущая сейчас сушилась после стирки. Завтра новый тяжёлый день. Надо продвинуться в занятиях с Тропиканой. Осталось совсем мало времени. А завтра я получу знания.
И действительно, новый день сулил ей интереснейшие события, которые, как она думала, должны сделать переворот в их отношениях с дикой арабкой. Хёна записалась на занятие к женщине, практикующей езду без амуниции на своей лошади. Невозможным казалось приучить дикое взрослое животное к железу во рту. Можно было сломать её дух, заставить, покорить, но это, было, конечно, не по силам Хёне, не по знаниям, не по опыту, поэтому она решила идти другим путём – оформить то, что имеется на данный момент в красивую рамку. Попытаться сгладить углы этой кобылы, примириться со многим, но и настоять на своём.
Чтобы успеть после на работу, кореянке пришлось Очень Рано Встать. Настолько рано, что брат ещё спал, мирно раскинувшись на диване. Девушка подошла, чтобы поправить сползшее одеяло и, аккуратно приподняв кончиками пальцев край футболки, глянула на забинтованное тело брата. Да уж. Царапина. Говорят, что это я врать не умею.
Кореянка бережно поправила одеяло и, наскоро позавтракав черничным йогуртом, который вчера забраковал Джун, выпорхнула из дома. День обещал быть длинным и насыщенным.

+1


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » Ну, здравствуй, братик *_*