Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Левады » Большая общая левада


Большая общая левада

Сообщений 721 страница 750 из 760

721

-----Плац для В/Е-----
Тебя вели в амуниции к левадам. Ты шёл и гремел железом. Правильно, ведь на тебе была одета одна из самых дорогих амуниций. А железо было не очень мягкое, но и не строгое. Но всякие побрекушки так и звенели при каждом твоём движении.
И вот, вы уже почти близко. ты подталкивал паренька в надежде на то, что он не забудт про те слова, что сказал девушке. Мужчина подвёл тебя к леваде, к очень большой леваде и начал рассёдлывать, никуда не привязывав тебя. Ты просто спокойной встал, так и стоял до окончания процедуры. В леваде носилась серая ахалтекинка. Она показалась тебя уж очень энергичной. Так же в левадебыла вороная кобыла, а если быть точнее, то за левадой. Она, по видимому была Анагличанкой. Её ноги были запутаны в корде, но её это, видимо, не особо и волновало. Ты решил не мешать ей и вновь перевёл взгляд на Ахалтекинку. Сколько жизненной энергии в ней. - удивился ты. Дааа, видимо, молодая ещё кобылка - то, раз так скачит. - размышлял ты. Вот и паренёк закончил снимать с тебя седло, гель, вальтрап, фартук и всё тому подобное. Ты облегчённо вздохнул. Человек снял с тебя уздечку, и ты полностью "голый", даже без недоуздка, стоял по другую сторону леваде и смотрел по сторонам, не сдвигаясь с места. Парень повесил амуницию на забор, предварительно замыв железо уздечки. На тебя надели недоуздок и повели за собой. Ээээ, стоп, куда? - подумал ты, а потом вспомнив, что тебя ещё помыть должны, то спокойно пошёл за парнем. Тебя привязали к коновязи и начали обмывать с шланга, не задевая водой спину. Ох как тебе было хорошо, никто даже не представлял себе это. А уж когданачали мыть мордой, ты её так и подставлял, чтоб побольше воды попить, ну и наслаждение получить. И вот процедура закончена. С тебя убрали лишнюю воду с помощью скребницей для воды и повели на траву. Ты немного попасся на траве, пока не высох, а потом тебя выпустили в леваду.
Ты посмотрел на парня: Тот закрыл леваду, и повесив чумбур на забор левады, взял всю амуницию и понёс в конюшню. Ты посмотрел на кобылу и потихоньку стал приближаться к ней, но т.к. она бегала довольно хорошей, размашистой рысью, то встретиться с ней не было шансом. Поэтому ты, поднявшись в хорошую, приюбавленную рысь, догнал кобылу и молвил: Здравствуйте. Позвольте узнать имя столь интересной особы? Да, она была симпатична, о жеребцевать на неё не было смысла. Не весна, да и желания особого нет. Вскоре ты остановился, в ожидании того, что серая тоже остановится и продолжит разговор.

0

722

Не замечая ничего вокруг, кобыла носилась по леваде, наслаждаясь не сильно ограниченной свободой действий. Краем глаза она заметила, как к забору подвели жеребца. Какой-то парень копошился возле коня, расседлывая его, после чего замывая, но Грешнице до этого не было никакого дела. Однако, вскоре жеребец оказался с ней в леваде и начал приближаться к ней. Сначала шагом, но потом перешел на такую же размашистую рысь и сровнялся с кобылой.
-Здравствуйте. Позвольте узнать имя столь интересной особы?-услышав, что незнакомец заговорил, Шекки резко рванула вперед, а потом так же резко остановилась метрах в десяти и развернулась к жеребцу, копая копытом землю.
-Здравствуте. Грешница IV Великолепная.-вежливо, но настороженно ответила она, сделав пару шагов навстречу.

0

723

Кобыла видимо тебя услышала т.к. после твоего обращения она резко остановилась, и развернувшись к тебе мордой, метрах в десяти от тебя, молвила, копая копытом землю: Здравствуте. Грешница IV Великолепная. После серая сделала два шага тебе на встречу.
Ты немного впал в ступор. Да и по тебе это было видно. Таких длинных имён ты ещё не слышал, ну лишь на подоби, а таких, никогда. Грешница IV Великолепная? Как же у тебя родителей звали, деточка? Интересно мне узнать. Ну, а как ни крути, имя всё - равно интересное. - думал ты. Ты сделал пару шагов на встречу кобыле и улыбнулся. Вскоре ты вспомнил,ч то твоё лицо немного странное, поэтому, изменив лицо на обычное, ты молвил: Интересное у вас имя. А есть сокращения? Или же вас все называют по полному имени? После ты ещё ближе подошёл к лошади. Расстояние перед вами уже было не 10 метров, как до этого, а уже 5. Ты решил дальше не двигаться, чтоб не напугать кобылу чем - либо.
Сейчас ты просто тупо стоял и смотрел на Ахалтекинку, улыбаясь. Почему ты давил лыбу? Да ты сам не знал т.к. смотря на неё, хотелось улыбаться. Энергичная кобылка. Надо бы с ней подружиться. - думал ты.

0

724

Недоуменное выражение лица жеребца ни чуть не стало новостью для Шекки. Да, многие удивлялись, услышав её кличку, но этим именем кобыла даже гордилась. К чему все эти простые имена? Ведь это безумно скучно, неинтересно. Как только её зоркие глаза заметили, что конь приблизился, он дернула головой, но не отступила назад. Жеребец не выглядел угрожающе, наоборот, заинтересованно и достаточно дружелюбно.
-Благодарю.-с легкой улыбкой, серая кивнула,-Сокращение придумали пока только одно, Шекки. Да и к чему такие формальности? Мне не 20 лет, чтобы ко мне на "вы" обращались.
Легкая усмешка появилась на её лице, а его все так же озаряла улыбка. "Не плохо для первого знакомства на этой конюшне. Причем весьма не плохо."

0

725

А кобыла не отшагнула назад, что уже хорошо было. Благодарю. - молвила та. А она воспитанна. - думал ты. Да, на самом деле ответ кобылки на твоё с некой стороны комплимент порадовал тебя, ибо другие просто отвечали пасибо, немного смущаясь, а тут всё совершенно по другому. Да, кобылка эта точно останется утебя в памяти, ну, как яркая личность.
Сокращение придумали пока только одно, Шекки. Да и к чему такие формальности? Мне не 20 лет, чтобы ко мне на "вы" обращались. - вдруг обратились к тебе. Для тебя это не было новостью, что так реагируюст на твоё "вы", но как ни крути, воспитание такое. Понятно. Тогда буду звать вас, точнее тебя Шекки, не против? - проговорил ты. Вскоре ты выдержал некую паузу и продолжил: Ну я же не ишак какой - нибуть, чтоб к женскому полу, да и к другим лицам сразу на "ты". Я воспитан, и даже очень хорошо. Ко всем обращаюсь на "вы", а потом, если та или иная персона не против, то перехожу и на "ты". Ты улыбнулся и посмотрел по сторонам. Вроде было всё как обычно, но тренироваться тоже надо, а хозяйки всё нет и нет. Бред какой - то. Хорошо, что хоть есть с кем пообщаться в леваде. И то радует.
Дааа.... Интересно узнать её чуть поближе. Может... Даже и друзьями сможем стать т.к. пока друг у друга на ступени "знакомый ( ая ). - думал ты и смотрел на кобылу в ожидании ответа. Значит, будем на "ты"? - вновь заговорил ты и тут же умолк, закончил свою речь.

0

726

-Нет, против такого обращения я ничего против не имею.-кивнув, произнесла кобыла, явно довольная знакомством.
Выслушав жеребца, Шекки снова улыбнулась. -Да, вежливость я люблю. Да и по тебе сразу заметно, что ты, как сам выразился, не ишак. Так что такое общение очень даже приятно.-еще раз улыбнувшись, серая текинка отмахнулась хвостом от назойливых мух и переступила с ноги на ногу, разминая конечности, ведь она никогда не любила долго стоять на одном месте. -Да, давай на "ты". Кстати, сам-то ты так и не представился. Да и давно ты тут вообще?-опустив голову, она начала есть траву, при этом все так же не сводя взгляда с жеребца и все так же продолжая обмахиваться темным хвостом.

0

727

-Нет, против такого обращения я ничего против не имею. - проговорила серая. Да, теперь твоя цель стала более реалистичнее. Что бы стать друзьями, надо было чуть больше общения, но это не проблема с такой общительно кобылкой, как Шекки.
После твоих слов лошадь улыбнулась и молвила: -Да, вежливость я люблю. Да и по тебе сразу заметно, что ты, как сам выразился, не ишак. Так что такое общение очень даже приятно. Значит не зря воспитывали. - тут же подумал ты. Вдруг кобыла стала перемянаться с ноги на ногу. А что, стоять на одном месте не очень - то и приятно, соглашусь с этим. - пролетели мысли в твоей голове. Да, давай на "ты". Кстати, сам-то ты так и не представился. Да и давно ты тут вообще? - проговорила текинка и на этом закончила свою речь. Ты внутри начал тут же себя ругать. Как так, ты, и не представился? Дааа, теряешь планку, брат. Нет уж, пора заканчивать забываться. Ты ещё раз отругал себя в мыслях и проговорил: Ой, прости. Обычно я всегда представляюсь, а сейчас наверн жара действует. Меня зовут Бон Пассарио Де Райк. Тут я не очень - то и давно, но приличное время нахожусь. А тебя, я так понимаю только неданво привезли? Или ты тут уже больше трёх дней?
Мухи уже начали и к теб приставать. Да, да, мухи уже начали кусаться. А это тебя больше всего раздражало. Тут подлетел слепень и сел на живот, чуть ближе к паху. А нога не доставала, точнее копыто било по животу, но не по тому месту, место сгиба ноги туда попадало, а хвост не доставал совсем чуть чуть. Слепень уже начал кусать, а ты попытался достать головой, но не получилось. Тут ты поднял заднюю и только тогда смог дотянуться зубами до этого долбанного слепня. Хорошо, что у тебя шея не короткая, и не слишком длинная. Ты спокойно достал того "врага". Слепень упал на землю... Пролежа меньше минуты он вновь взлетел и сел уже тебе на грудь. Ты вернулся в прежнее положение и начал сгонять это насекомое со своей груди. Получилось. Вскоре этот слепень начал приставать к кобыле...

0

728

-Ой, прости. Обычно я всегда представляюсь, а сейчас наверн жара действует. Меня зовут Бон Пассарио Де Райк.-жеребец явно забыл представиться и теперь, судя по изумленному выражению его лица, винил себя за сию оплошность, что выглядело весьма забавно. Подняв голову, Шекки вытянула шею и отряхнулась, согнав с себя кучу мух, которые, однако не перестали кружить вокруг обоих лошадей. -Бон Пассарио Де Райк... У тебя тоже имеко не из коротких. А сокращения есть?- его же словами задала вопрос кобыла. -Меня вот сюда привезли около часа назад.-ответила она. Тем временем её новый знакомый пытался избавиться от чего-то летающего и приставучего. А потом оказалось, что это был овод. Вот только оказалось это, когда он сел на текинку и укусил. Этих тварей Грешница ненавидела. Сильно уж доставучие, к тому же и кусаются больно. Резко окрысившись, она дала высокого "козла" с места и, сорвавшись на галоп, такими же "козлами" прошлась по стенке левады, при этом еще и тряся головой.

0

729

Кобыла всё ещё стояла возле тебя. Ты вновь улыбнулся, когда увидела, как серая вытянула шею и встряхнула ею, согнав с себя кучу назойливых мух.
-Бон Пассарио Де Райк... У тебя тоже имеко не из коротких. А сокращения есть? - спросила Ахалтекинка, твоим же вопросом между прочим. Нет, блин, нету. - пошутил ты в мыслях, а на речи сказал другое: Да, есть. К примеру, кличка у меня, среди людей, ну и лошадей - Интелегент, двуногие по шутке прозвали как - Пассик, ласкательное - Бончик, враги называют либо Шкет, либо Бонапарт. Так же есть те сокращения, которые употребляются, но редко - Ракушка, Деркайк, Бончакс и так же Бонапарт. Вот, хотя официальная кличка Бон Пассарио Де Райк. Не хило сокращений, да? Поэтому, можешь называть, как хочешь. Кроме тех, как враги называют, хотя, если хочешь быть мне неприятелем, то можешь и их использовать. А так, всё на твой вкус. - Даааа.... Речь у тебя не из коротких, но всё же. ты вновь улыбнулся, и посмотрев по сторонам, вновь обратил внимание не кобылу. Меня вот сюда привезли около часа назад. - молвила та. Ого, так мало ты здесь находишься? Ясно. Надеюсь ты уже успела с кем - нибуть кроме меня ещё познакомиться? - спросил ты, вновь показав свою улыбку. Вдруг кобыла сделал крысу и отдала вверх не малького козла и пустилась галопом по леваде, козля. Ты сначала не понял, в чём дело, но вспомнив, что это наверно тот слепень, что улетел с тебя на неё, ты понял всю суть ситации.
Шекки! - крикнул ты. Он наверно уже улетел, остановись. А если же нет, то изваляйся, я думаю, поможет. - продолжил ты и пристально начал смотреть на козлящую текинку.

0

730

---102 Locart Plaza
Джилл часа два бродила по городу в поисках конного клуба. И вот, ноги привели ее сюда. Перед глазами девочки предстала левада. Большая общая, наверное. - подумала она. Облокотившись на забор, она стала рассматривать лошадей. Есстественно, приглядывать себе коня. Здесь был шайр, темный текинец, какая-то светлая ахалтекинская кобыла ворковала с вороным жеребцом. Но особое внимание девочки привлела парочка: серая в яблоко арабка, опирающаясь на черного жеребца. Удивительно, как лошади похожи на людей. - восхищалась Джилл. Она так увлеклась своими мыслями, что не заметила подошедшего сзади конюха. Когда ее тронули за плечо, она вскрикнула.
- Девочка, что ты здесь делаешь? Где твои родители? - грозно спросил мужчина.
Для девочки это была полная неожиданность. Она напугалась и сначала захотела что-то пролепетать и уйти. Но тут сообразила, что у этого человека можно спросить все, что ее интересует.
- Здавствуйте. Я бы хотела арендовать лошадь. Вы не поможете мне с выбором? - доброжелательно спросила Джилл.
Конюх, казалось, растерялся. Судя по выражению его лица он хотел ответить что-то очень резкое, но передумал. Мужчина мягко улыбнулся. Девочка неуверенно переступила с ноги на ногу. Подозрительный тип. Очень подозрительный. - про себя подумала она. Но тот ответил:
- Конечно помогу! Я бы рекомендовал вам Полонеза. - при этих словах он ткнул пальцем в того самого черного жеребца, который поддерживал свою подругу. - Спокойный жеребец, хорошо прыгает, очень любит детей. Цена на него небольшая....
Такой поток слов Джи не вынесла. Уже и так понятно, что он замечательный, зачем дальше что-то болтать? Поэтому она прервала его:
- Спасибо. Можно провести на нем тренировку? И еще: где у вас амуниция? - деловым тоном осведомилась девочка.
Со стороны это выглядело довольно забавно. Такой большой дядя и такая маленькая девочка. Джилл бы долго угарала, если бы смотрела на все со стороны. Но она сама являлась участницей, а дети не любят смеятся над собой. Джилл посмотрела конюху в глаза без тени страха. Тот ответил:
- Безусловно, можно. Вот, возьми недоуздок и сахар. - при этих словах он всучил девочке потрепанный недоуздок и кусок рафинада. - Сама справишся? Я пока пойду, принесу амуницию в проход. Приходи туда же. Вон конюшня. Кстати, тебе какого цвета вальтрап и бинты?
При последних словах, мужчина подмигнул Джилл. Она, недолго думая, ответила:
- Конечно справлюсь. Спасибо. Вальтрап темно-синий, если можно.
Все, мужчина ушел. Джи приоткрыла ворота левады, и проскользнула внутрь. Мягкая травка под ногами легко приминалась. Ветерок раздувал волосы девочки. Тут до нее дошло, что она в джинсах. Мда. Будет неудобно. - подумала девочка. Но это ее нисколечко не омрачило. Ведь она наконец-то рядом с лошадьми, а другого счастья ей не нужно. Она к паре на 5 метров и осторожно позвала:
- Полонез, малыш иди сюда! - тепло звучал ее голос.
Девочка спрятала недоуздок за спиной, и протянула вперед ладонь с сахаром.

0

731

Столько времени прошло, но всё стояло на одном и том-же. Вечером его заводили в конюшню, утром выводили гулять. Каждые действия конюхов уже беспорядочно сидели в голове, и Полонез, хорошо их выучив, был довольно предсказуем. Такие шикарные "каникулы" совсем сбили мускулатуру животного, у него пропала шея, появился висячий живот. Ноги казались не надёжными, и даже когда его работали на корде, приходилось одевать ногавки. Полонез потерял весь интерес к работе. Может изначально из него бы и вышел толк в спорте, но сейчас, когда на нём сидят раз в месяц, в это с трудом верится. Но вообще жеребец оставался таким-же добрым, нежным и ласковым. Конь славился своим радушием и хорошей заездкой.
Сегодняшний день начинался точно так-же, как и вчерашний. Разве только по небу гуляли угрожающие тучки, дул прохладный ветерок и озорные лучи солнца не топтались на его гладкой спине. Уткнувшись в сочную траву Полонез на автомате выбирал самые вкусные травинки,  с прикрытыми веками захватывал шершавой губой и тщательно разжёвывал их. Изредка он передёргивал кожей в области лопатки, как только ощущал, что некое крылатое насекомое собирается совершить удачную посадку на его плечо. игривый ветерок всколыхнул его куцую гриву и принес за собой запах человека. Жеребцу показалось, что нечто знакомое в этом есть, и нехотя подняв шею устремил свои карие глаза в сторону входа. Да, там стоял его любимый конюх, что частенько баловал его сладостями, и изредка садил свою задницу на спину. Даже в леваде, он одевал на него недоуздок, завязывал верёвкой и забравшись с забора гулял по просторам конюшни. В этом плане Полонез был бесхребетный, с ним можно было сделать всё, что душе было угодно. Тракен всегда был бесконечно благодарен двуногим, и любил их за каждый поступок. А вообще ему просто попадались такие добрые существа, которые не хлыстали, не тыкали шпорами в бока. За спиной мужчины стояла маленькая девочка, её запах пришёл позже, но он был совершенно иным. Такой сдобный, домашний и сладкий. Секунду подумав, Полонез переступил с ноги на ногу. Уши метко стреляли из стороны в сторону, а глаза косились на людей. Вскоре девочка перелезла через забор, вытягивая ладошку и что-то приговаривая, - Полонез, малыш иди сюда! - . Теперь без всякого сомнения вороной понял, что идут за ним, но сам и шагу не ступил. Вытянув шею он приветливо фыркнул и кивнул мордой, тут-же отводя карий взгляд на любимую кобылицу. Джилл подошла вплотную, шершавые губы коснулись её маленькой ладошки, быстро спылисосили всё, что там было, да ещё и коснулись пару раз языком, что бы точно удостоверится в том, что сахара нет.

0

732

Вороной конь явно понял, что за ним пришли, но остался стоять на месте. Девочке пришлось сделать самой шаг вперед. Жеребец быстро скушал сахар и облизал ладонь Джилл. Но он постоянно косился на свою подругу. Девочка огладила коня по шее. Несколько секунд она тупо любовалась им. Черная, как смоль шерстка играла золотистыми бликами на солнце. Медленно, как бы растягивая удовольствие, Джи вела рукой по шелковистой шее. На ум тут же пришла Айва, ее кобыла. Как она там? Кто о ней заботиться? Ее рыжая кобылка... Она узавала Джилл Фрейзер по звуку шагов. Это был идеальный союз, наверное. Во всяком случае, Джи так думала. Отмахнувшись от грустных мыслей, она одела недоуздок на Полонеза. Пора было идти его седлать. Вороной ей нравился. У него была уравновешеная психика, убивать он никого не собирался. Это было приятно. Щелчок карабина - и у Джилл в руках лошадь.
- Пойдем, Полонез! Меня зовут Джилл и сейчас мы с тобой проведем небольшую тренировку. - позвала девочка.
Так непривычно было держать в руках чомбур. Странно. Я не занималась всего полторы недели, а отвыкла. - подумала Джи. Потянув коня за собой, она сделала один пробный круг по леваде и подошла к воротам. Ведя жеребца, она каждые 5-7 секунд оглядывалась. Оснований для этого не было, ведь конь никуда не мог деться. Но она оглядывалась. Створка со скрипом открылась. Выведя коня, девочка плотно ее прикрыла. Сориентировавшись в пространстве, она направилась туда, где по ее представлению был проход.
-----Сектор конюшни со спортивными лошадьми. Проход.

0

733

------------------------ Начало игры
Со-ци-а-ли-за-ция - мысленно повторяла я, следуя за незнакомым мужиком. Это слово я слышала от людей, которые совсем недавно стояли возле моего денника, и меня же обсуждали. Я чутко поводила ушами, стараясь не упустить ни единого звука, и стоило кому-нибудь только заикнуться о моем несовершенстве - кажется, я уже успела досадить им тем, что очень долго топталась спиной к дверям, всякий раз, когда нужно было чистить денник - как я недовольно всхрапывала и принималась, бешено вращая глазами, свечить. К счастью денник был рассчитан на большую лошадь, и мне удавалось проворачивать сие действие без особых проблем.
- У стерва, разбесилась! - в конце концов не выдержало одно двуногое. Я тут же затихла и предалась размышлением о том, как принимать это слово - как оскорбление, или как комплимент? Решив, что это все-таки хорошо больше чем плохо, но и плохо немного тоже, я одарила парня гневным взглядом, и недовольно ударила ногой в стенку денника. Чтоб не расслаблялся там.
- Выведи ее в леваду - небрежно бросил человек конюху пробегавшему мимо. Тот кивнул головой и побежал дальше. Я проводила его, состроив изумленную мордаху, затем с недоумением обернулась к тому, который отдал приказ. Что, у них считается нормальным вот так убегать? Или они меня понарошку вывели? - мучаясь такими мыслями, я начала медленно закипать.  Хочу! - удар ноги в дверь - Прогулку! - свечка.
- Подожди - отмахнулся от меня человек, и пошел, куда-то увлекая за собой всю компанию. Я вновь замерла, недоуменно глядя вслед ему. Странные тут люди... Хотя - в нос ударил мгновенно запомнившийся запах конюха, пробежавшего мимо. Вот он возвращается с недоуздком. Теперь понятно, он ходил за ним! - в голове, после построения такой длинной логической цепочки слегка прояснилось, и я, ошеломленная открытием, покорно подставила морду под кучку ремешков. Даже не стала разворачиваться костлявым задом к нему и делать вид, что сейчас с силой вмажу задними копытами между ног. Почему-то люди больше всего злились, когда я попадала туда.
Не понимаю, почему он так бешено орал, когда мы шли по улице? Что разозлило его больше - то что я свечила и козлила на каждом шагу, или мое последнее совмещение и  того и другого. Но я же маленькая, мне можно... Ах, чембуром?! По заднице? По моей драгоценной, темно-рыжей заднице? - я с силой укусила конюха за руку, и когда тот, выкрикнув что-то странное, отпустил меня, понеслась вперед. Вот долдон! А пусть не лезет в другой раз - увлеченная бегом, я не заметила как, проскользнув между прутьями низкого забора, очутилась в замкнутом пространстве. Относительно замкнутом, конечно. Вдалеке мелькал чей-то силуэт, весело взбрыкнув, я, отправилась к нему. На поиски приключения.

Отредактировано Narnia (2012-28-01 18:25)

+1

734

Первые чуть теплые лучи пробежались по лоснящейся черной шкуре. Их бархатное прикосновение чувствовалось вполне отчетливо, и вороной великан порядком размяк. Как кот, купающийся в теплых весенних лучах у подоконника. Это сладкое пробуждение среди пучины серых дней, нависших над ним оказало положительное влияние на настроение шайра сегодня. Он протяжно вытянул шею, оставив тело на пару секунд в таком положени и чуть не зевая от удовольствия. Но широкий лоб уперся в стену. Оттуда, сквозь деревянные балки и брусья просачивались тонкие струйки морозного воздуха. В конюшне было невыносимо душно. Душа рвалась на волю, в свежий снежок, надоедливо скрипящий под копытами. 
Харрикейн в ожидании замер, выглянув из денника, когда услышал гул тяжелых шагов, разносящихся по бетонному настилу прохода. Запах человека, весьма молодого. Он показался в поле зрения. Шаги его были действительно тяжелыми, а когда мужчина подошел поближе, можно было различить его красное от чего-то лицо. К тому же этот экземпляр дурно попахивал, когда стоял так близко, а движения его были весьма неаккуратными, неуклюжими. 
Харри попятился назад, втянув голову из прохода обратном денник. Он с отвращением втянул этот запах человека. А сам мужчина, покачиваясь, принялся открывать щеколду денника. Как только его толстые пальцы справились с замком, огромная широкая голова тяжеловоза ощутила шершавое прикосновение недоуздка за ушами. Коротышке-конюху пришлось изрядно потрудиться, дотягиваясь до двухметрового жеребца, а тот лишь дурачился, отпихивая человека в сторону. 
Когда троки сцепились под брюхом, прижимая горячую от батареи зимнюю попону к коже, Рэд легко поежился, а затем сделал настойчивый шаг из открытой дверцы денника. При этом вся его слоновья грация и трогательные "маленькие" ножки чуть было не снесли пошатывающегося работника конюшни с ног. 
Холодный стук тяжелых кованных копыт оглушил проход. Тяжелое, огромное, по всем своим параметрам, животное вместе с неуклюжим толстячком-конюхом шагало вдоль денников. 
Свежий ветер становился все отчетливее, когда Харри приближался к выходу из конюшни. Оттуда, из-под металлических дверей на тяжелых засовах поддували струйки неугомонного ветра. Он разбрасывался летучим легким снежком, что свежими сугробами лежал под ногами. 
Первый раз за зиму Харрикейн, наконец, учуял прогулку. И, застыв на выходе из конюшни, с пару минут не хотел двигаться с места. Толстяк с трудом пытался тянуть жеребца на себя, но огромной вороной туше все его труды были лишь легким неудобством. Мужчина, отчаявшись, уперся ногами в бетон, отклонился назад, стоя лицом к коню, и, крихтя, снова сделал попытку сдвинуть шайра вперед. 
Смотри, не тресни от усилия-скептически просопел тяж, кинув на красного парня скупой взгляд.
Он не мог оторваться от завораживающего танца снежинок в воздухе. А еще эти блики солнца на сугробах уносили его с головой в забвение, в мечты. Словно жеребенка. 
И пока еще они медленно шли к левадам, Харрикейн ласково оглядывал просторы конноспортивного комплекса, облаченные в белое. Эта тюрьма стала домом. Дом ведь полагается любить..? 
Столь красивой зимы я и не припомню за свои годы
Шайр оглянулся и дернулся вперед, когда замок чембура отцепился от недоуздка в широкой леваде. Гудя и пыхтя, он отбил козла, рванул вперед вдоль ограды и, остановился вдруг. Вокруг было тихо. Вдали от него пестрило небольшое рыжее тело, но пока Харри не извалялся в свежем сугробе, это существо его не сильно волновало. 
Ноги подкосились, словно у искусного актера, играющего роль убиенного. Он с гулом упал в снег и принялся махать ногами, храпеть, вертеться. Такой ванны ему точно не хватало. 
Все это время любопытный качающийся конюх хихикал у забора, махал чембуром, призывая Харри побегать, но тот словно нарочно не видел и не слышал мужчину. Его мир начинался от забора, а все, что было подле-было вне. 
Здоровяк, гугукая, поднялся на ноги и с места пропустил в широкую, тяжелую рысь. Под его копытами снег скрипел втройне звучнее, чем под ногой любой другой лошади. Он, сам в своих раздумьях летел вдоль забора, смотря чуть вверх, пока в последний момент не увидел перед собой крохотное рыжее тельце. Страх и неожиданность сковали его. В секунду осознав, что он может убить жеребенка своей массой, Рэд ринулся в сторону, с трудом успев обогнуть живое препятствие на пути. Он с шумом и криком упал в снег, перевернувшись через голову. 

+1

735

Я на секунду задержалась, чтобы вдохнуть свежего воздуха, оглядеться и вообще понять – нужно мне это знакомство или нет? И вообще, с чего это я кидаюсь знакомиться к первому встречному? Опять же, я маленькая – мне можно. Интересно – задумалась я, медленно шагая и смотря под копыта, как будто там было что-то важное – насколько растягивается это «все можно»? И куда я попала? В леваду-то это понятно, это каждый дурак поймет. Кажется, я отвлеклась от основной мысли, перебирая всех дураков, встречавшихся мне на коротком жизненном пути. Начиная жеребятами-соседями и заканчивая конюхами. Вот тот конюх, точно идиот – зачарованно открыв рот, я наблюдала за тем, как он размахивает чембуром в воздухе. Заняться что ли нечем? И идиот, и дурак это одно и то же или что-то из этого хуже? – решая эту сложную задачу я совсем уже забыла про мужика и тупо смотрела в одну точку. Снег, снег вещь хорошая, только холодная очень.  Я принялась вновь разглядывать снег у себя под ногами, словно решая – достаточно ли он холодный, или нет. И насколько это достаточно? В нашей конюшне условия были спартанские, поэтому к зиме жеребята больше походили на мамонтят из-за теплого, клочкастого меха. Я исключения не составляла. И все-таки могли бы одеть попону! – причислив к разряду идиотов конюха, который выводил меня я огорчилась. Оказалось идиотов много, очень много, чересчур много. Больше чем таких умных лошадей как я. Снег… Снег! Предатель! – я не смогла заметить каких-то признаков надвигающейся беды, ни тени, ни вибрации по земле, а все из-за этой белой фиговины. Прямо на меня мчалось чудовище, чем-то смахивающее на мою мать. Только родительница была ниже и чуть менее мохнатой. Я зачарованно следила за тем, как ритмично двигалась громада, отбивая известный только взрослыми лошадям ритм. Лично у меня рысь была так себе, как средство передвижения она мне не нравилась – галоп или шаг многим лучше. А тут, такая махина. Раз-два... Эй! – я вздрогнула, тяжеловоз не собирался останавливаться. Что-то случилось со мной в этот миг, ноги как приросли к этому снегу. Ненавижу снег.
Через пару секунд меня, несомненно, смело  и смяло, но тут ноги снова обрели упругость, и я кинулась в другую сторону от внезапно свернувшего жеребца. Мой тонкий визг слился с его ржанием, но мне подниматься было легче, поэтому я уже через полминуты стояла возле пострадавшего великана:
- С Вами все в порядке? – с искренней тревогой спросила я, оглядывая черно-белого мускулистого коня. Знаю точно – чем ты тяжелее, тем хуже падать. Интересно кстати, с чего бы я озаботилась состоянием невольного соседа по леваде? Конюх кстати, громко матерясь несся не хуже тяжеловоза. Я живо нырнула за спину великана и ощутив под пузом холод, поежилась. – Не выдавайте меня, ладно?

+1

736

Было страшно пошевелиться, ведь где-то под ним мог оказаться жеребенок, которого он краем глаза успел рассмотреть, пролетая мимо. Хруст снега сменялся предательской тишиной. В ней было слышно еле приметное сипение жеребца и его учащенное сердцебиение. 
Он опрокинулся на бок и, всматриваясь в белый кристальный снег, задумчиво приходил в себя. Сердечко, хоть и молодое, а потрепано не хило... Шайр глубоко втянул много воздуха и тут же выдохнул. От пара раздулись ноздри, и на фоне неба, потянулись вверх облака горячего пара. Череда падений и поъемов. Пустая трата времени лишь для того, чтобы потом снова упасть под гнетом чего-то необъяснимого... Харри проговорил это в пол тона, себе под нос. Он любил вздыхать и смотреть на лес, небо или воду. Смотрел по долгу, а потом разговаривал сам с собой, нервно перебирая мысли. 
Солнце, скупое на тепло, но яркое и огромное на фоне лазурного неба, спускало на землю равномерные лучи. Они игрались светом и искристым снегом.  Деревья отбрасывали длинные причудливые тени, и в этих местах снег был голубоватого оттенка. 
А снежинки все падали с неба, монотонно укрывая землю. Кое-где снег подтаял, а в других местах слой его не превышал 25 сантиметров. Все же эта Калифорния давала о себе знать...
Детский встревоженный голосок заставил великана очнуться. Он затрепыхался от неожиданности, словно птица в клетке, но отскочив в таком неудобном положении чуть в бок, увидел маленькое темно-рыжее существо. Жеребенок. Она была столь мала, что вороной даже опешил. А что, если бы я ее задавил?? Харри обеспокоено оглядел юную леди, что стояла перед ним, интересуясь состоянием жеребца. С Вами все в порядке?-детский голосок разлетелся по округе тонким эхо лошадиного ржания. Да-да,-здоровяк поскорее откашлялся, принял нормальный свой вид. Уши поднялись торчком над большой головой, а глаза, обрамленные густыми ресницами в инее, перестали излучать страх. А вообще, он был, не в удивление, нервным конем. Стоило подойти ближе чуть громче и исподтишка, он с гулким ржанием уносился в сторону. Однако прямой опасности шел прямо на встречу, если в этом была необходимость. Ну, а судя по тому, что не многие лошади и даже люди приставали к огромному коню, необходимости почти никогда не возникало. В остальных случаях Харрикейн просто не лез не в свои дела, предпочитал уступить, чтобы не заработать пендалей-Все в порядке, спасибо.
В стороне послышался крик конюха и дитя, что только что стояло перед носом, юрко обогнуло корпус жеребца и притаилось за его спиной. Не выдавайте меня, ладно? Шайр молчаливо хмыкнул. Если бы он был человеком, можно было бы сказать, что он расплылся в саркастической улыбке. Но затем эта улыбка стала похоже на некоторое умиление. Юное наивное дитя... Как хорошо, что она еще не знакома с людьми настолько, чтобы верить, что за чьей-то спиной можно от них спрятаться... Харри взгрустнул, глядя краем глаза на притаившееся дитя за его спиной и на конюха, который после пары минут окриков, театрально сплюнул в сторону и, махнув рукой, отошел от ограды. Ладно, Харри ее не тронет. Пусть гуляет-заметил второй конюх, что стоял рядом. 
Шайр повернул голову на незнакомку, и предупредил-Теперь оооосторожно-я встаю. Жеребец принялся подниматься на ноги, убедившись, что не придавит рыжего жеребенка. Тело его с тяжестью поднялось на землей. Жаль, под попоной не увидеть было его мышц, что с напряжением прорезались сквозь шкуру. Пыхтя, он передернул холкой, и прилипший снежок с неохотой свалился с попоны. Широкие ноги жеребца и густые щетки были облеплены им тоже. 
Шайр глубоко вдохнул свежего воздуха и опустил голову. Надеюсь,  я не поранил тебя.. Извини, я не хотел... Тебе повезло, что в одной леваде с тобой оказался я, а не кто-нибудь другой.. Знаешь, сколько тут опасных лошадей? И людей...-последнее Рэд произнес с сожалением, подняв глаза выше жеребенка. 
И как же тебя зовут, храбрая леди?

+1

737

Да-да, - отозвался конь раньше, чем я шмыгнула ему за спину. И даже повеселел как-то, поднял уши, из глаз исчез испуг. Конечно, лестно было думать, что такая громада испугалась меня. Лестно, но глупо. Впрочем, то, что испугались за меня, понравилось мне не меньше. И потом, это мое первое приключение в этом кск и первое знакомство. Значит, ответ на вопрос заданный ранее, получен – мне нужно это знакомство. Первое знакомство всегда нужно. Правда, зачем, я понять не успела, мои мысли были прерваны новыми словами великана.
Все в порядке, спасибо.Эти слова… Они ведь значат то же самое, что и первые? Зачем повторять? Итак, у меня уже есть две мысли, которые можно будет подумать, когда не над кем будет издеваться. Почему кстати так интересно издеваться над дураками? Может потому что они – дураки? Впрочем, и дураку понятно, что дурак – это дурак. Ох, я запуталась. Уже три мысли, как много. Этого мне надолго хватит.  Тогда и на дураков времени не останется. Кстати,  какая мысль была первой? О чем я думала? Ах а, о снеге… Снег летел и летел, и ему все равно было, что сейчас, по его вине чуть не погиб жеребенок. Мое первое большое открытие в этом мире – природе все равно есть ты или нет. Она есть всегда, а ты лишь ее часть. И если ты потеряешься, тебя заменят чем-то или кем-то другим. Тем, что не будет ни лучше, ни хуже. Просто будет другим. Снег кстати летел, стало совсем холодно. Я уже вроде думала о том, что снег летит? Зачем думать еще раз? Зачем говорить еще раз?
Я незаметно прижалась к боку вороного, чтобы теплее было. Ну я же маленькая, мне вроде как можно – произнесла  я мысленно свое любимое оправдание. Тем более бок великана согревал только с одной стороны, со спины же и с другой стороны дул жестокий, утренний ветер, а про живот  я вообще молчу – снег начал таять и превращаться в воду, а вода, вытекая из под меня, становилась льдом. Очень хотелось подняться, но я не могла сделать этого, пока не убедилась бы, что конюха ушли. Ох и отомщу обоим, - думала я, сердито и расстроенно всхрапывая и трясясь от холода – пусть только хоть один из них подойдет ко мне. Я их запомнила! – словно в ответ на мои мысли до меня донеслись слова первого конюха, которого я не видела но слышала. Впрочем эту мысль думать не придется – то что глаза с ушами не связны, я поняла давно, еще в раннем детстве, как только научилась ими пользоваться. Зато пришла другая мысль – надо же, я прожила всего восемь месяцев и уже есть что вспомнить. Когда я вырасту, воспоминаний наверняка станет еще больше. А  когда они перестанут умещаться в моей голове, я умру, потому что жить дальше будет нельзя. Значит надо жить очень скучно, чтобы вспоминать было нечего, а жить можно было долго. Или нудная долгая жизнь все-таки хуже, чем короткая и яркая. Уже четыре мысли, так у меня не только на дураков – на умных времени не останется. Внезапно по моему боку прошла ровная, могучая вибрация, потом в воздух поднялись клубы пара, огромная, по сравнению с моей, голова повернулась в мою сторону  и я поняла, что это таинственный незнакомец, с которым я нас свела судьба в столь странных обстоятельствах, что-то говорит.
-Теперь оооосторожно-я встаю. – Я проворно перекатилась набок, подальше от коня и резко вскочив, отряхнулась. Прозрачные сосульки, намерзшие на животе, с мелодичным звоном разлетелись в разные стороны. Сделав круг галопа, около поднявшегося великана я остановилась. Теперь, чтобы разговаривать с конем мне приходилось очень высоко поднимать голову. Когда я вырасту, я стану такой же – решила я, восхищаясь ростом лошади.
-Надеюсь,  я не поранил тебя.. Извини, я не хотел... Тебе повезло, что в одной леваде с тобой оказался я, а не кто-нибудь другой.. Знаешь, сколько тут опасных лошадей? И людей... – прогудел где-то высоко ровный бас. При последних словах великан оторвал от меня взгляд и посмотрел вдаль, словно ему было стыдно за то, что тут так много опасностей. Я разделила все вопросы и принялась отвечать на них обстоятельно, стараясь ничего не упустить:
- Не поранили… Это я виновата, не смотрела… Повезло конечно! Не знаю, я тут совсем недавно – склонив голову набок и глядя на великана из такого положения, проговорила я.
- И как же тебя зовут, храбрая леди? – от «храброй леди» я расплылась в счастливой улыбке.  И уже ничуть не робея перед ростом вороного, бойко ответила:
- Нарния – тем более, что имя мне нравилось, было в нем что-то. Да и вообще, встречала имена глупее. – А вас как зовут? – с искренне детской бесцеремонностью и интересом, ляпнула я.

+1

738

Нарния. А вас как зовут?-звонкий детский голосок поежил его, когда оклики этого голоса пробежались эхом по коже. Сквозь строгий пронизывающий ветер чувствовалась беспомощность самого себя. Тут негде спрятаться, только сомнительной плотности попона елозила по шкуре, пытаясь греть. Но под нее порой поддувал ветерок. Он скользил по каждому сантиметру тела и, охватив всё, вдруг замирал и растворялся. Отступал. 
Шайр нахмурился. Его большая голова опустилась снова вниз. Бородка, залепленная снегом, пошевелилась, когда вороной принялся пережевывать воздух. Низким и чуть хриплым басом он представился-Харрикейн. Приятно познакомиться.-он замолчал, подумав, что ребенку может быть несподручно улавливать его длинные речи. А затем добавил к их скромному диалогу-У тебя красивый, для жеребенка аллюр. Молодец, дядя Харри одобряет-в конце-концов нужно было как-то продолжить разговор с этой юной особой. И он иронически хмыкнул, хотя в его похвале не было ни капли издевки. Уж что-что, а детей гигант любил. Хотя вот своих не довелось понянчить.
Шайр малозначительно вглядывался то в свежий высокий сугроб возле забора, то в шерстку рыженькой Нарнии. Она продрогла. Ее тельце наверняка сковывал холод и мороз, но двуногие ироды будто насмехались своими действиями над ней. Что ж, малышке пора привыкать к жизни в кругу крысоподобных людей. Они бесполезны в большинстве своем и приносят одни разрушения. С этим Харрикейн давно смерился, а вот юному уму еще предстояло понять это. На своем веку еще многое постигнет.
 Хотя, может мне одному везет так с окружением. Может другие лошади живут счастливо, не ведая одиночества в стенах своих денников? Я не вижу мира за этими стенами.-выразительные глаза поднялись по побеленному столбу забора левады. Он был чуть ниже уровня его глаз. 
Ну, не мерзни! Побежали-тяжелая нога шайра поднялась высоко над землей и глубоко копнула рассыпчатый снежок. Он сделал скачок в сторону и с невероятной для своего размера легкостью поднялся в размеренный галоп. Обогнув жеребенка справа, Харри встал на стенку и прошел угол, затем еще пара длинный скачков вперед и, почувствовав, как забурлила кровь в венах, он перешел в рысь. Нагнав Нарнию, он чуть сократился. 
Под копытами снег смешивался с глубоким слоем замерзшей земли, подскакивал в воздух и долго опускался вниз. Скрип стоял невыносимый. От яркого солнца бликовало ровное снежное покрытие земли. Тяж с наслаждением прищурился и, удовлетворившись, наконец, разминкой, притормозил, пропустив Нарнию вперед себя. Она со свистом пролетела дальше, сверкая копытами. 
Харри довольно вскинул голову и гугукнул, обращаясь к небу. 
А затем громкий хлопок и вороной снова оказался в сугробе, скользя спиной по снегу. Он заливисто заржал, выразив удовольствие от прогулки. Затем, он с трудом поднялся и предложил-Лучше не останавливаться.-жеребец тяжелыми шагами ступал возле Нарнии и приглашал ее кивком головы за собой-Расскажи, откуда ты. Где твоя мама?

+1

739

Харрикейн. Приятно познакомиться.- пробормотал великан басом, наклоняя ко мне свою голову. Меня обдало теплым паром его дыхания, и я зажмурилась. Потом приоткрыла один глаз и принялась вглядываться в добрую, умную морду того, кто только что мне представился и следовательно познакомился и следовательно стал моим новым знакомым на этой новой земле. Я кстати до сих пор еще не знала, куда меня привезли. Знала только одно - дом у лошади там, где скажут люди. И этот кск может быть далеко не последним. Наверное я никогда больше не увижу маму - подумала я, с тяжелым вздохом. Это было ужасно, особенно слово никогда. Впрочем, может судьба и сведет нас еще хоть на секунду, кто знает... - между тем, вороной конь продолжил - У тебя красивый, для жеребенка аллюр. Молодец, дядя Харри одобряет - я смущенно захлопала глазами, стараясь переварить очередной комплимент, которые так щедро расточал жеребец. Правда красивый? А вот люди говорили, что ничего хорошего из такой полукровки как я не выйдет. Впрочем, что люди знают о лошадях? Что люди вообще знают за пределами того, что приносит им выгоду. Люди слепы: их зрение уступает нашему, люди глухи: они почти ничего не слышат, по сравнению с лошадьми, люди бесчуты - нос им похоже приделан только для сопения им во сне... Люди, по сравнению с нами глупы. Мы не ищем выгод - и уже в этом умнее. Люди же только и думают о том, чтобы им отпал кусок получше... Почему же мы повинуемся им? Ведь удар копыта даже такого маленького жеребенка как я может убить. Но мы не убийцы, мы лошади. Мы не хищники - мы выполняем то, что заложено в нас природой - едим траву, да бегаем. То что трава давно заменена сеном, а свободного галопа уже почти не существует не играет роли. Человек может меняться в соответствии с тем, что нужно ему для получения выгоды. Нам меняться не зачем. И только поэтому это двуногое помыкает нами.
- Спасибо, дядя Харри - поблагодарила я, переминаясь с ноги на ногу. Между тем, добрые, темные глаза оглядывали меня и похоже с сочувствием. Действительно, на таком морозе я должно быть представляла довольно жалкое зрелище - уж жеребца-то иногда пробирала нервная дрожь от вездесущего ветра, забирающегося под попону, а моим спасением был только мех. Я ненавидела того конюха-идиота. Зачем он выставил меня на улицу так?
Мой новый знакомый задумался о чем-то окидывая столбы ограды. Я тоже посмотрела на них - ничего особенного. Просто то, чем человек ограничивает нашу свободу. В своих интересах. Так всегда.
- Ну, не мерзни! Побежали - вклинился в мои мысли хриплый бас, огромная нога копнула снег и тяжеловоз поднялся в галоп. Окрыленная недавней похвалой аллюра, я тоже постаралась мчаться в ногу со взрослым конем. Видя, что мне тяжело за ним угнаться, Харри перешел в рысь. Я же продолжала мчаться вперед галопом, стараясь держать темп. Бег меня разогрел, жить стало значительно веселее. Я оповестила округу об этом легким ржанием, и закашлялась от холодного воздуха, хлынувшего в легкие. Вороной притормозил, пропуская меня вперед и я пролетела по инерции еще пару метров. Потом хотела затормозить, но конь, вывалявшийся в снегу, вновь нагнал меня и идя шагом посоветовал:
- Лучше не останавливаться - я не остановилась, но притормозила и пошла рысью. Только так я могла не отставать от великана. Он кивнул головой, приглашая меня поторопиться - Расскажи, откуда ты. Где твоя мама?
- Из другого кск - со вздохом ответила я - а где мама... Уже не знаю, ее продали раньше меня... А вдруг ее продали к вам? - я с надеждой воззрилась на черного, ожидая его ответа. - Вы не видели тут финского тяжеловоза рыжей масти с белой проточиной? - я вся подалась вперед, заглядывая в бездонные глаза взрослого коня.

+1

740

Уже не первый час дня. Вот же как получается: время летит незаметно, как тихая птица. Еле задевает нас своим крылом. А мы только и успеваем спохватиться, и грустить о минувшем. Не многие имеют иммунитет к подобным душевным страданиям, но большинство порой косится назад. Туда, куда уже не вернуться. 
Но с быстрой сменой часов, дней, времен года нам приходит и нечто  вроде чего-то исцеляющего. Все то же самое время, которое, говорят, лечит. Появляются новые  лучи в беспросветной темноте, новые тени.. с каждым новым днем приходит смирение с минувшим и желание, если не жить, то хотя бы выживать в этой пульсирующей пучине жизни. 
Этот ребенок-маленький рыжий жеребенок со сказочным именем Нарния-остался совсем один. В ее возрасте многие из лошадей теряли связь с родителями, родными конюшнями. Но, понимая, что это важно, для становления ее характера, привычки к самостоятельной жизни, что это нормально, живя с людьми, почему-то шайру все-равно было очень жаль это промокшее существо перед его грустными глазами.  Вы не видели тут финского тяжеловоза рыжей масти с белой проточиной? Она с надеждой потянулась вперед, и Харри строго посмотрел в ее глаза. В этом взгляде, словно отцовском учащем жизни в большом мире, читалось сочувствие, спрятанное под маской напряжения. В то же время он не допускал мысли пожалеть ее. А то расплачется еще, тогда какая же она взрослая лошадь? Нет.-он, нахмурившись, отвернул голову-Прости, может быть это очень прямо и жестко, но тебе лучше начать учиться жить самостоятельно. Это жестоко, но к сожалению, такова наша лошадиная доля. Я, да и любая другая лошадь уже прошли этот отрезок пути... Ты найдешь тут друзей. У нас две кобылы вот-вот роднят, да и молодых лошадей много, не то что старик Харри-взгляд его снова смягчился и он молчаливо шагнул вперед, мимо жеребенка. 
Давайте не будем верить сказкам и героям-я ничего не могу сделать для малышки, разве что стать ей хорошим другом, защитником и советником. А спасти ее от одиночества и так театрально стянуть с себя попону, чтобы накрыть ее я не могу. И никто не может. Она теперь как и все мы в руках человека.  
Тебя уже кто-то купил?-поинтересовался Харрикейн, обходя вокруг Нарнии. 
Она, к слову, бойко и ровно стояла на ногах, как молодой боец, готовый противостоять встречному ветру.

+1

741

Нет. - Нахмурившись ответил Харри, и отвернулся. Меня ударило этим словом физически, хотя я конечно ожидала его и все же, надежда, так не вовремя вклинившаяся в мысли, заставила так больно упасть на землю, под гнетом этого чугунно-черного слова "нет", что в моем случае равнялось - "никогда". Конечно я уже не столь сильно нуждалась в матери, но лишний раз услышать подтверждение невозможности нашей встречи, от взрослого жеребца, который уже успел получить высокий авторитет в моих глазах... Нет, это было невыносимо. И я тоже отвернулась от вороного, а потом и вовсе, слепая от слез выступивших в глазах - кто сказал что лошади не могут плакать? - порысила в сторону перегородки. Уперлась лбом в шершавый, холодный столб и терлась об него не в силах осознать правду:
- Такого не может быть, не может - лихорадочно шептала я, обдирая о дерево челку - не может - я резко повернулась к Харри, и крикнула - Это все неправда! Она вернется! - хотя смысла в криках было мало. Правда, такая огромная и настоящая не спрашивала, хочу ли я ее знать. Она просто пришла, давно в мои мысли и обрела свою черноту словами этого черного. Надо же, как символично - подумалось мне. И это была первая мысль, не относящаяся к тоске, пришедшей за словами. Все-таки я не собиралась терять надежду - отчасти из-за детского упрямства, отчасти из-за того, что мама мне все-таки была еще нужна. Хотя я и старалась это отрицать, но никуда от природы не денешься.
Становилось все холоднее, утро хотя и захватывало время, греть нас не собиралось. Зимнее солнце только ярко слепило людям глаза - людям, не лошадям. Вообще я никогда не понимала двуногих, которые старались прикрыть лицо темными очками. Мне-то на солнце было большое наплевать - такое уж существо лошадь, этот огромный шар в небе ее не слепит. Несколько гордясь своим умением, я часто смотрела прямо на него, особенно когда мимо проходили не имеющие опыт общения с лошадьми, люди. Они неизменно начинали удивляться, размахивать руками и делать массу других забавных вещей. Один раз на меня даже закричали, на что я ответила замечательным козлом - Прости, может быть это очень прямо и жестко, но тебе лучше начать учиться жить самостоятельно. Это жестоко, но к сожалению, такова наша лошадиная доля. Я, да и любая другая лошадь уже прошли этот отрезок пути... Ты найдешь тут друзей. У нас две кобылы вот-вот роднят, да и молодых лошадей много, не то что старик Харри- только я отвлеклась от своих мрачных мыслей, как их силком вернули обратно, в мою несчастную голову. Впрочем, последняя фраза меня заинтересовала - не то, чтобы общение со сверстниками привлекало, я даже предпочла бы им Харри, но все-таки. Возможно жизнь и не будет такой суровой, в конце концов все мы вертимся в одной смене - как любил говорить соседствующий с нами рыжий мерин. Может маму и продадут сюда... Все может быть. А пока и правда надо искать что-то хорошее. Жизнь в унынии - не лучшее занятие для молодого жеребенка. Возможно я займусь этим, но не сейчас, лет через пятнадцать:
- Не говорите так, дядя Харри, вы очень хороший - я вернулась к вороному, и потерлась щекой о ворсистую попону. Грудь - единственное, до чего я могла дотянуться, стоя рядом с этим великаном.
- Тебя уже кто-то купил? - поинтересовался жеребец, обходя меня. Я вздохнула, и принялась откапывать копытом сухую траву под снегом. Никому не нужна была такая помесь как я, люди порой смотрели на меня как на недоразумение.
- Нет... я никому не нужна такая - выдохнула я, не поднимая головы.

Офф: пардон за задержку, предполагалось что к нам присоединится Рафаэль, но не сложилось.

0

742

Довольного Реала привёл к леваде конюх. Впустил внутрь, отстегнул чумбур и скрылся, не забыв закрыть за собой калитку. Оставшись наедине (ну, не совсем, здесь присутствовали и другие лошади, пока что мало интересовавшие личность Файтера), Реал начал принюхиваться. Ну да, прямо как ищейка. Хвост задрал, голову поднял, округлил свои толстые крепкие ноздри и начал что-то нюхать. Ну что вынюхивал - загадка, даже ему самому неизвестная. Хотя..
Ммм.. Запах травы, о-бо-жааю...
И тут же опустив всё, что было поднято, Файтер начал щипать маленькую травку. Совсем ещё свежая, зелёненькая, сочная. Весна - прекрасное время года всё-таки.. Ну, а если кто и не любит весну, то наверное только те, у кого в это время года осень. Реал вот наслаждается, тем более солнышко так припекает спинку..
Прощипав немного травы, он поднял довольную мосю и стал глядеть по сторонам. Мысли его пока что нам неизвестны. А глаза хитрющие-хитрющие, явно что-то замышляет.

0

743

Лето. Невыносимая жара и такая надоедливая тишина. От букашек так и нет покоя. Конюх, которого ты так не любила, тянет тебя за старый, потрепанный повод. Ты упиралась, не хотела идти с этим мерзким человеком. Мало ли куда он тебя заведет. А он не обращал внимания на твои сопротивления и продолжал тянуть тебя бурча что-то себя под нос. После нескольких рывком головой, тебе пришлось смириться с равнодушием конюха и идти туда, куда он тебя ведет.
Вы начали проходить мимо левад. Какие-то были пусты, а в каких-то паслись и резвились лошади. Ты смотрела, как они отдыхают, но потом тебе наскучило наблюдать за всем этим и ты слегка опустила свою голову.
Было тихо. Только где-то позади можно было услышать голоса людей и ржание коней, но для тебя эти звуки тоже смешались с тишиной. "Черт, когда он уже доведет меня до места назначения?!" - думала ты про себя. Конюх шел медленно и все то время, которое вы шли казалось бесконечностью. Наконец мужчина остановился у одной из левад. Ты подняла голову, левада была не пуста.
"Ммм, значит я буду не одна..." - пронеслось у тебя в голове. Уши навострились, появился некий интерес. конюх открыл ворота и впустил тебя в леваду. Ты не торопилась приближаться к этой лошади, не такая у тебя натура. Легким и непринужденным шагом ты стала направляться к центру левады, где спокойно жевал траву незнакомый тебе конь.
Но не прошло и получаса, как этого жеребца увели и ты осталась в гордом одиночестве.

0

744

< Манеж
Довольно идя широченной рысью, Троян ожидал наказания. Когда он почувствовал, как мужчина набрал повод, жеребец уже хотел снова набрать скорость, но корпус хозяина отклонился чуть назад, а сам он стал глубже садиться в седло. Сие мешало саврасому идти быстро и из0за неудобства ему пришлось бежать темпом, который задал человек. Сейчас Трой без труда поддался и шел хорошим, активным шагом, посчитав, что уже и так победил человека. «Ладно уж. Хочешь шаг, на тебе шаг.» Поражаясь своему же милосердию, мустанг лишь слегка повел ухом, когда почувствовал, как Эндриан наклонился в седле в сторону. Да. Отнять то хлыст конь отнял… Но вот того, что всадник высунет откуда-то еще один, никак не мог предугадать. И вот, кисточка палки слегка коснулась крупа жеребца. Саврасый от удивления выпучил глаза и навострил уши, загнул голову вбок, чтобы убедиться. Правда, на этот его голова была быстро выпрямлена обратно, но ало-карие глаза успели разглядеть хлыст. «Ах тааак?» Мустанг зажал уши и поднялся в рысь, захрюкав и зафырчав, то и дело ускоряясь и не выпрямляя ушей. Эндриан работал шенкелями и поводом, не давай Трою отвлекаться. Если честно мустанг и позабыл про то, что тут есть еще одна пара – все его внимание было обращено к человеку. Да и было это занятнее. Потому что Эндриан – человек, которого Трой считал достойным противником. Именно противником. Которого нужно было победить или покориться ему. Другого исхода Троян не видел. Даже человек, с которым он учувствовал на родео, не был для него партнером, конь не любил его. Мустанг покорно слушался, потому что неповиновение каралось. Он слушался его, потому что ему сразу дали понять, что другого выхода у него нет. Правда, после этого случая саврасому не хотелось думать о том, что в его жизни снова появился слепое повиновение, сродни рабскому подчинению. Планка его гордости возросла и он не желал быть чьей-то вещью, которой можно управлять без ее согласия.
На последнем серпантине Трояну в голову пришла другая мысль. Он отдал слабого козла, вероятно, Эндриан лишь немного почувствовал его. Но жеребец изобразил, что очень неудачно приземлился на переднюю ногу. Чуть споткнувшись, он набрал прежнюю скорость, но стал хромать. Это, безусловно, не честно. Троян должен был победить его без обмана. Но почему бы не потягаться в хитрости? Саврасый почувствовал мягкое давление на рот и остановился. Эндриан тут же соскочил из седла и принялся осматривать и ощупывать ногу Троя. «Поверил» - хитро думал про себя конь, но продолжал страдальческими глазами смотреть на человека, будто вот-вот умрет.
- Горе ты моя луковое.
- Ага, уж скорее ты мое. – с иронией подметил конь и толкнул мужчину в плечо.
Его вывели из манежа и повели в конюшню, потом расседлали. Вообще-то в лазарет ему не очень хотелось идти. Там было как-то скучно. Только если ту кобылу побесить, но это тоже быстро надоедает. На улице был приятный, почти жаркий день. Трою нравилось, как летний ветер щекочет его мясистую, не укрытую гривой шею и как пух летит по воздуху, норовя забраться в ноздри. Такая благодать, что мустанг чуть ли не забыл, что он «хромает». Неожиданно его подвели к леваде. Трой навострил уши и вошел за ворота вслед за Эндрианом. Согнув шею в баранку, он чуть прикусил рукав мужчины, когда тот расстегивал уздечку. Отпустив материю, Троян посмотрел на человека. Что он подумал в этот момент? Никому неизвестно. Вряд ли что-то плохое. Калитка закрылась. Жеребец проводил взглядом хозяина и, взмахнув хвостом, направился вперед по леваде. Краем глаза он заметил еще одну лошадь, но первое, к чему он направился это была … трава! Есть он не сильно хотел, но грех было не урвать большой клочок молодой, свежей, еще не вытоптанной зелени. Дожевывая, роняя под копыта травинки, он поднялся в широкую рысть вдоль ограды. Карем глаза он стал пристальнее рассматривать незнакомую ему лошадь. Кобыла. Уже не плохо. Не высокая. Отлично. Нет, Трой, пусть и был жеребцом, не являлся бешенным фанатом женского пола. Ему они были мягко говоря до лампочки и большой разницы между кобылами и жеребцами он не делал. Ни какой-то особого обращения, любезности… Что вы. Чтобы Трой приставал к какой-то сомнительной кобылице приятной наружности? «Мерзость. Не понимаю, как другие жеребцы целуют этим самонадеянным женщинам их толстые попы. Очень надо.» Но сейчас он был в хорошем настроении. Накормлен, начищен, выспался хорошо, только после недотренировки. Почему бы не порезвиться. А одному скучно.
Поэтому, не долго думая, саврасый поднялся в манежный галоп, но вскоре ускорился. На середине круга, он свернул в середину и проскочил прямо перед носом у худенькой кобылицы блестящего окраса, цвета горького шоколада.  Объехав вокруг нее один круг, Троян пошел на второй, делая его уже. На третьем он толкнул тонкую лебединую шею и рванул по прямой, один раз поддав задом. Глянув на незнакомку через плечо, он не останавливался, закивал головой, ожидая. Примет ли она его безмолвную игру?

+1

745

Летели дни. Они сменялись перед её глазами одинокими рассветами и закатами, теплыми, порой надоедливыми лучами солнца  и розово-голубыми облаками, которые были видны из маленького окна денника под потолком. Жизнь текла в привычном русле и не спешила радовать кобылу радостными поворотами. Когда солнце начинало усердно греть землю, и когда взошла длинная зеленая  трава, Алиенто, как и некоторых других лошадей решали выпустить в леваду погреть косточки. Молодые конюхи, чуть ли не впервые работающие в конноспортивном комплексе, забыли о том, что следует разделять лошадей агрессивных и разнополых, ровно как и неуклюжий молодняк со взрослыми жеребцами. 
Один из них-юный Карл в пыльной униформе разбудил кобылу надоедливым постукиванием по деревянной двери денника. Алиеееенто, просыпайся. -хрипловатый голос зудел в ушах. Несмотря на все старания делать вид, что она спит, действительно спать под монологи конюха было невозможно. Каждый звук, издаваемый его гадкой пастью был сквозь дрему больше похож на звук отбойного молотка. 
Хотя, впрочем, Али могла бы весь день ломать комедию, но звук открывающегося замка заставил её открыть глаза. Оскорбленный взгляд рыжей лошади встретил Карла на пороге денника. Девочка, вставай. Пошли. Конюх протянул к ее небольшой голове тонкий черный кожаный недоуздок, с выбитым сбоку золотым  "Aliento del Diablo". Это была ее любимая вещица. Хоть этот недоуздок и сохранился со времен ее первого хозяина, но имел почти новый вид, ведь одевали его нечасто.  В таком недоуздке весь вид кобылы приобретал куда более пафосный вид, чем в каком-нибудь обычном, и это, несомненно, нравилось Али. 
После слов парня, кобыла грозно прижала уши к затылку и, вытянув вперед верхнюю губу, тонко протянула-Какая я тебе вообще девочка, мальчик? Диабло широко раскрыла темные глаза, так что стал виден их белок. Ууу, вредина гадкая. Ладно тебе. Несмотря на то, что кобыла лежа отворачивала голову от недоуздка, Карл быстро справился с ней и, натянув на нее кожаный "намордник"-как его называла иногда сама Али-конюх дернул за ремень, пытаясь приструнить кобылу, но Диабло и сейчас продолжала мотать головой. Прекрати, гадюка! Я с тобой играть не хочу. Вставай и пошли.-Карл усердно тянул лошадь чуть вверх и вперед к двери, прицепив черный чомбур. При этом он говорил с лошадью уверенным голосом, но руководительские способности-явно не то, что подходило этому худенькому парнишке. Все его попытки вытянуть лошадь вверх получили заключение в виде молчания и скептического взгляда Ди, которая наблюдала снизу за всеми стараниями парня. Не-а. Не верю. Ты ни разу не альфа-самец.-рыжая усмехнулась своим мыслям и сама пожелала встать, когда парниша уже оставил все надежды и принялся копаться в кармане. Не кипяшуй, сама выйду. Диабло по-королевски гордо поднялась на ноги, пока Карл искал в кармане что-то вкусное, и с столь же самоуверенным и довольным видом вышла в проход, потянув за собой конюха, висящего на чомбуре. Она хлестнула свой бок длинным рыжим хвостом, задев и Карла. Вот зараза.-расхохотался добродушный конюх, потирая свои белые сальные волосы. Он угостил Диабло и, уже без приключений дойдя с ней до улицы, открыл для нее вход в одну из левад. Он отцепил чомбур, оставив кобылу в ее любимом недоуздке и, хлопнув легкой рукой по ее рыжему крупу, закрыл калитку и ушел. 
Только оказавшись здесь, лошадь обратила внимание на детали окружающего пейзажа. Так, например, щекотящая ноги чуть выше копыт зеленая трава, оказалась на пробу безумно вкусной и более интересной, чем на вид. 
Солнце любило ее, в его лучах кобыла выглядела сказочно. Рыжая, мягкая как шелк шкура Диабло переливалась всеми оттенками красно-рыжего цвета, даже несмотря на небольшой слой пыли и опилок на боках. 
Чистокровка стояла у самого забора и с остервенением щипала траву. Золотая пряжка на недоуздке с выбитой кличкой ловила лучи и отражала их солнечными зайчиками в сторону. 
Наличие других лошадей в данный момент меньше всего интересовала кобылу. Она удовлетворенно грела свою шкуру на солнце, зажмурив глаза и вырывая пучки зеленой травы.

+1

746

Троян продолжал нарезать круги по леваде. На третьем, он понял, что худая, темная кобыла и не думает поддерживать его игры. «Иш какая фифа. Может отношения пойти повыяснять? Нет, что-то лень. В другой раз.» - подумал жеребец и, взбрыкнув срезал круг, направляясь прямо в забор. В самый последний момент он снова резко свернул, взрывая копытами почву и изумруд травы. Сейчас, когда никто не захотел составить ему компанию и немного порезвиться, мустанг воспользовался моментом и бегал так, как ему заблагорассудится. Правда, иногда шоколадная незнакомка мешалась и он проскакивал прямо у нее перед мордой, очевидно, мешая спокойно жевать траву. Но еще с рождения, лишь только научившись бегать, Трой понял, что бег дарит ему очень многое. Выживание, спокойствие, эйфорию, уединение. Это доказательство его телесного существования, способность контролировать свои движения в пространстве, а не во времени, и подчинение, хотя и временно, его тела его же воле. Когда саврасый бежал, то, казалось, смещал пласты воздуха, и вещи движутся вокруг него, и тропинка движется, как кинопленка, под светлыми копытами.
С яростью топая ногами, удто хорошенько размахиваясь перед каждым темпом, Троян просвистел мимо калитк левады. «Сейчас я лечу – это золотое чувство, как будто я могу забежать по воздуху на небо, и я непобедим, ничто не может остановить меня, ничто не может меня остановить. Ничто.» - широко вдыхая в себя воздух и раздувая ноздри, он вдруг отвлекся. В леваду завели еще одну кобылу. Солнечные лучи пали на ее рыжую, почти красную шкуру и она заиграла бликами, что слепили глаза. «Ну… может что-то и остановит.» - внезапно подумал жеребец и перешел в манежный галоп, надвигаясь на еще одну, новую незнакомку сзади с другого конца левады. Перейдя в активный шаг, он подошел к кобыле сбоку, совсем близко, что даже слегка толкнул ее в ребра:
- Привет. – поздоровался мустанг весьма оживленно, даже громко, но даже не взглянул на незнакомую кобылу, бесцеремонно принявшись щипать траву по соседству с тем же местом, что и кобыла. Вел он себя, будто они с этой лошадью – закадычные друзья, и Троян вот так спокойно позволял себе стоять к ней вплотную и преспокойно делить пищу.
Чего он добивался? А ничего. Скорее, сам не знал. Просто решил посмотреть на реакцию незнакомой(ладно, что уж тут скрывать) эффектной кобылы на него самого. А дальше уже по ситуации; Вирус ничего не планировал.

+1

747

Аккуратные рыжие уши кобылы ловили отзвуки чужих разговоров, и только этим она выдавала свое напряжение, готовность испугаться какого-нибудь летящего на ветру пакетика и манерно рвануть в сторону. В остальном ее состояние было вполне умиротворенным. Даже настроение как-то поднялось. Купаясь в теплых дуновениях ветра и солнечных лучах, чистокровка чувствовала, как напряжение, словно пылью скопившееся внутри нее отступало. Вместе с тем, образовавшаяся пустота постепенно наполнялась наслаждением от всего, что было вокруг; от щебета птиц в зеленом лесу, шепота травы, играющей с ветерком, от искрящихся на шкуре бликов.
Али медленно продвигалась вдоль забора. Траву она отщипывала большими клочками, порой даже с корнем. 
Копнув землю узким копытом, Диабло еще немного сдвинулась прочь от калитки. Ужасная мошкара нудила над ухом свои гадкие песенки и больно кусала брюхо. Длинный рыжий хвост без устали хлестал то один сухой бок, то другой. Но все ее поджарое тело было как магнит для этих гадов, и они не отставали, даже получив хорошеньких люлей. А ну, пошли прочь!-вдруг нервно взбрыкнула кобыла и ударила задней ногой в воздух. Диабло устремила взгляд куда-то вперед, где стайка комаров кружила в воздухе. Фррррр...-угрожающе протянула она и вновь пришибла хвостом парочку мошек на боку. 
Опустив голову, рыжая снова погрузилась в умиротворение. Она пропускала мимо ушей почти все звуки, но одно привлекло вдруг ее внимание. Стоя на месте, она буквально сквозь землю почувствовала чей-то разгоряченный темп, с которым посторонний надвигался сбоку. Застыв в напряжении, взглядом она поймала скачущую фигуру саврасого жеребца. Да, это несомненно был жеребец. В скачущем силуэте, облаченном в золотой свет, чувствовалась сила и мощь. Что уж сказать, такое внезапное появление  припугнуло Диабло. Она рысью проскачила вперед, вскинув голову, но при этом постаралась сохранить свой безмятежный и равнодушный облик. Мало ли-куда он там несется. Али, впрочем, была той еще любительницей красивых жеребцов, но ее гордость и высокомерие стояли выше того, чтобы бросать оценивающие и кокетливые взгляды на мужчин. Но, ох черт, как ей хотелось осмотреть саврасого незнакомца, чье горячее после галопа дыхание слышалось над ухом. Вообще, Али всегда была очень чуткая на звуки. Она с удовольствием ловила их своими подвижными рыжими ушками и находила свою прелесть в каждой ноте природы.
Жеребец, приблизившись, неаккуратно толкнул ее в бок и громко произнес-Привет. 
Альенто подняла голову, но отступила чуть в бок, к самому забору, от бесцеремонного незнакомца. И вроде бы хотелось не отступать от образа снежной королевы, но раз уж он сам подлетел поприветствовать... Хммм, ничегоооо так, дааа. Привет, красавчик. Последнее, она оставила при себе, лишь негромко выдав вслух-Привет.-Ди осторожно опустила голову к траве и отщипнула еще пучок. Но вдруг что-то пробудилось в ней. Сколько можно уже быть унылым говном? Надо жить. Диабло прервала свою трапезу и, подняв голову, уставилась на широкую мощную шею жеребца. Он не смотрел в сторону чистокровки, а грубо вырывал примятую копытами траву. Ди изобразила серьезность-Ты толкнул меня.-с заключением изрекла кобыла, кивнув головой. И в ответ она подтолкнула саврасого коня в бок своим крупом. Наверно, это выглядело как наезд, потому, чтобы не нарываться, Али со смешком выдохнула. Вроде как это выглядело более мягко. 
В целом, будучи прижатой практически к забору, она чувствовала, как тяжело ей находиться рядом с незнакомцем. Он был не только физически сильнее кобылы, но и вся его, аура что ли, была очень тяжелой, давящей. Он создавал одним своим видом и громким голосом ощущение опасности. Вместе с тем, кобыле почему-то не пришло в голову уйти. Она осталась стоять, смотря на реакцию саврасого.

+1

748

«Э, милая. Куда собралась.» - проскочила зловещая мыслишка в котелке Трояна, когда рыжая бестия поднялась в беспокойную рысь, намереваясь, уйти от него подальше. Такой ход событий его совсем не радовал и он только поднажал. Вообще-то жеребец не знал, бежит она от него, робея, или же не желает находить рядом и если что, может залепить копытом в песочно-золотистый бок. Его не особо интересовало ее мнение, хочет ли она, чтобы мустанг находился рядом, да и еще так близко, но получать тумаки он тоже не горел желанием. Все-таки, он и ответить может.
Незнакомка, услышав его приветствие, лишь отступила поначалу. Трой же продолжал как ни в чем не бывало щипать траву; конь шумно дышал и иногда пофыркивал, так как до конца не восстановил дыхание после своих «скачек». И весь его внешний вид показывал абсолютное спокойствие, но уши выдавали то, что мустанг прислушивается. И прислушивается именно к этой кобыле, ожидая каких-то ее слов.
Привет.
«О, ну хоть что-то.» - усмехнулся конь, продолжая есть траву. Рыжая, вроде тоже успокоилась и опустила голову к земле. Троян в один прекрасный момент, поднял голову, отхватив большой пучок травы, смотря куда-то вперед. После он незаметненько повернул большую голову в сторону кобылы, разглядывая ее поджарое тело, шею, гриву. Ростом она была, кстати, почти такого же, как и сам Трой. Жуя траву, он без всякой робости чуть отклонил голову назад и в сторону, оглядывая сухие бока и, несомненно, круп. Дерзость – вот тот пароль, который открывает любые двери лучше любого «Сезам, откройся!». А красота бывает разная. Есть изысканная, недосягаемая, высокомерная. А есть огонь. Как бы не старалась себя вести эта кобыла, она – есть пламень. Чего только стоит жаркий оттенок шкуры! Мустанг совершенно ничего не смыслил в кобылах. Не умел ухаживать, и никогда ни одна из них не относилась к нему положительно. А если такое и случалось, то длилось буквально несколько минут. Первое впечатление всегда решающее. Редкие кобылы, считавшие его привлекательным, просто не выдерживали этого напора, дерзости, грубости и кучи других негативных качеств, которые Троян не прятал, наоборот – выставлял на показ. Может быть, этим он оборонялся, а может, предупреждал. Черт его знает.
Неслышно хмыкнув, явно оценив внешний вид кобылы, жеребец снова опустил голову к траве.
Ты толкнул меня. – вдруг послышался серьезный голосок чистокровки.
Троян покосил на нее взгляд, развернув уши, медленно поднимая тяжелую голову, но кобыла, вдруг, чуть толкнула его в ребра. Да еще и крупом. В Трое рождалось легкое недоумение и он посмотрел на сой бок, потом на кобылу. Она же издала легкий смешок. Любой нормальный жеребец принял бы это за флирт. Но только не Троян. В положительных делах, связанных с кобылами, он совершенно ничего не смыслил и был жутким тугодумом.
Он на месте развернулся к не мордой, проворно улыбнувшись:
- Ну знаешь… - извиняться он не собирался, - А я не робкий. От таких меня выворачивает.
Улыбка незаметно спала. Поднялся небольшой ветерок и заигрался с кривой огненной кобылы. Троян, за не имением таковой, лишь дернул головой, убирая с глаз челку. Его ало-карие глаза пробежались по стройным, сухим ногам и… снова, резко поднялись к очам рыжей:
- Ты ничего такая. – сказал он без всякого намека в голосе, без всякой мягкости и изворотливости, - Мне нравится.
Смотря на нее еще пару мгновений, он переминулся с ноги на ногу, явно желая пошагать. Не оповещая об этом свою спутницу, он попер на нее, надавливая грудью в ее плечо, отчужденно смотря вперед:
- Как звать то?

+1

749

Большое тело жеребца развернулось на месте к Али. Ну знаешь... А я не робкий. От таких меня выворачивает. Чистокровка усмехнулась в ответ на его своеобразное, но не сказанное "прости". Что ж, его самоуверенности можно было позавидовать. Эта широкая стать, наглость и громкий голос, которым мустанг сотрясал воздух, буквально давили на Диабло, как стены. Кобыла чувствовала свою слабость в сравнении с мужчиной, но именно сейчас ей это казалось даже немного...забавным, наверно. В смысле это было так необычно. Вот сейчас еще ты сама рассылаешь всех направо и налево, а затем вдруг оказываешься практически зажата к стене и не можешь-даже не желаешь-отбрыкнуться от нагловатого гостя в твоем личном пространстве. 
Ты всегда такой обходительный с женщинами?-с серьезностью в своем тонком голосе заметила англичанка. 
Диабло, решив не жевать еще один большой пучок травы, подняла свою голову вверх. Она вытянула шею и с силой потрясла ею вправо-влево, отгоняя комаров. Кобыла трясла головой с таким остервенением, что даже недоуздок умудрился свернуться набок, а красная грива осталась лежать на шее неаккуратной укладкой. 
Подняв глаза на мустанга, Али встретила его оценивающий взгляд. Ну, скажи ведь хороша, а? Али улыбнулась, думая о том, как, наверно, неплохо она смотрится в этом свете солнечных лучей. 
Ты ничего такая. Мне нравится.-так по-простецки прямо изрек саврасый в ответ на ее мысли. И Али не удержала в себе эту довольную девчачью улыбку, которая обычно появляется тогда, когда ты слышишь, что тебя хвалят. Конечно, я хороша. А ты что, попал под газонокосилку? Где твоя шевелюра, парниша? Диабло хитро оглядела мощную жеребцовую шею, которая так запала ей в душу, и, осмотрев еще раз мустанга с ног до головы, она довольно гугукнула. Это было чем-то вроде "спасибо", сказанного на языке этой странной, порой даже по-королевски самовлюбленной кобылы. Ох и приятно же ей было такое внимание. 
И вот вдруг оно пошло! В прямом смысле, жеребец взял и пошел, выталкивая кобылу грудью вперед, пошагать вместе, наверно.    Алиенто, явно не ожидая такого приглашения, по началу попыталась клацнуть зубами над ухом жеребца, но уже скоро не найдя приглашение пошагать опасным, приняла его. 
Все, все, харэ. Я и сама могу ходить.-нервно выдернулась из-под натиска англичанка. Она короткой рысцой отпрыгнула в сторону, а затем Али принялась манерно вышагивать рядом с мустангом, как и обычно она это делала. Порой людей это бесило-вот торопишься ты отвести кобылу на трек, а она шагает, как будто по красной ковровой дорожке. 
На солнце мускулы ее тела переливались рыжими тонами шелковой шкуры, но в целом этот дуэт шагающих вдоль забора лошадей был впечатляющим еще и благодаря такому смелому контрасту-Али была тонка, изящна, при том не лишена строгой поджарости спортивного тела скаковой лошади, а жеребец был на ее фоне еще более широкий, словно обросший мышцами и импульсивностью. Его золотистая шкура ярко бликовала, и рядом с красным телом Али смотрелась еще более выигрышно. 
Диабло шла рядом, она услышала его вопрос об имени, но пока еще молчала в раздумье. Когда они миновали высокий дуб, разросшийся за оградой, Али коротко произнесла, глядя вверх и остановившись: Диабло.-рыжая с восхищением разглядывала крону широкого дуба над головой. Сквозь резные листья на нее падали тонкие лучи, и само дерево восхищало своей массивностью и строгостью. Не подумай принять за оскорбление, но вы похожи,-англичанка указала взглядом в сторону дерева-Вы оба какие-то отчужденные, но статные. Это дерево здесь одно, выросло там, где другие не выживают.-этот короткий монолог, странный и не известно к чему сказанный она произнесла, глядя вверх. А потом вдруг, словно очнувшись, кобыла опустила голову и зашагала дальше, чуть опередив жеребца. А тебя-то как звать?-Али посмотрела на саврасого и вдруг подошла к нему. Лошадь недолго смотрела на бок мустанга и внезапно с силой толкнула его лбом. Комар.-объяснила сой поступок она, продолжая шагать дальше по леваде.

+1

750

Ты всегда такой обходительный с женщинами? – вдруг серьезным голоском спросила кобыла. Вернее Трояну он показался настолько «серьезным», что он даже не напрягся и не воспринял это в штыки.
- Впервые. – тут же ответил он, лишь только рыжая успела ответить, но потом перевел взгляд куда-то в сторону и в пол, - Хотя нет, погоди… - он начал напряженно вспоминать и через мгновение снова повернул голову к кобыле, - Уже дважды. – Нагленько так слегка улыбнувшись, он стал смотреть вперед.
Чистокровка явно была довольна его пусть и не слишком красноречивым комплиментом. Троян только-только осознал, что сказал ничто иное, как именно это. Комплимент. Взглянуть на эту рыжую, так она уже сотню услышала в свой адрес. Она смотрела на него, улыбаясь, а услышав эти слова заулыбалась еще сильнее, явно оставшись довольная тем, что все же услышала похвалу от очередного жеребца. Это, почему-то, неожиданно стало раздражать Трояна. Он был легко возбудим и самодоволен, но самодовольство этой кобылы именно в этот конкретный момент и случай его начинало бесить. Может потому, что он никогда никакой кобыле не хотел льстить или даже делать приятное. И ему не хотелось, чтобы эта рыжая чувствовала себя особенной. Может он и сам этого не понимал до конца, но телесная красота кобыл, как не странно, не производила на него никакого эффекта. Взгляд, конечно, зацепится за эту красоту, но разум и то, что у Троя наверное тоже называется сердцем, обратит внимание только если она будет сопровождаться красотой души. Тогда она производит эффект, и эффект весьма необыкновенный. Она возбуждает в Трое желание испытать эту красоту – доступна ли она, или неуязвима. Банальности банальностями, но так уж получается, что саврасому, совершенно не опытному в общении с кобылами, наверное, требовалось что-то особенное. И он даже, было, почувствовал сто-то этакое, но тут снова взял себя в руки. «Проверки на прочность далеко не окончены, детка ты моя рыжая. Скоро сама сбежишь, жаль поспорить не с кем…»
Она тоже не стеснялась разглядывать мустанга, но он реагировал на это спокойно. Ведь внешность ох как обманчива. В мире все устроено так, что ничто не может быть красивым просто так. Красота привлекает внимание, чтобы кого-нибудь сожрать. Наверное поэтому Трой был таким невыносимым гадом. Предупреждение, что дальше лучше не соваться.
Но тут вдруг кобыла отреагировала весьма резко, когда Троян спокойно попер на нее, как саврасый танк. Жеребец мгновенно активизировался, заложил уши и лишь успел коснуться боковой стороной губы ганаша рыжей:
- Я те кусну, - чеканя слова, говоря сквозь стиснутые зубы, тихо прорычал саврасый.
Благо закипеть он не успел. Но зловеще сверкнуть глазами и так же зло скрипнуть зубами – вполне.
Все, все, харэ. Я и сама могу ходить.
- Тогда газуй. – уже практически успокоившись кинул он.
Рыжая отошла от него, но шла рядом. Он не смотрел на нее, а просто шел вперед, удобным ему шагом.
Диабло. – вдруг остановилась она.
Троян остановился спустя мгновение и обернулся на кобылу, так как обогнал ее на пол корпуса. Лошадь подняла голову куда-то вверх, туда, где раскинул свои шикарные кроны относительно молодой дуб. Мустанг глянул наверх, не поднимая головы, потом тут же шмыгнул глазами на морду Диабло, пользуясь моментом, когда она не видит его. Но что-то не нашел что ответить; взгляд его слегка застыл.
Не подумай принять за оскорбление, но вы похожи. Вы оба какие-то отчужденные, но статные. Это дерево здесь одно, выросло там, где другие не выживают.
Троян слышал ее слова. Очень даже отчетливо, но сделал вид, будто ничего не понял. Насмешливо отведя взгляд, жеребец фыркнул:
- Пхах. У тебя все с котелком нормально?
Несомненно грубо прозвучало. Попытка оттолкнуть? Даже если лошадь не желает тебе зла? Наверное так и есть. У Трояна свои тараканы в голове и черт только в силах разобраться что к чему. Ему было плевать с дубом его сравнили или с тополем, но в этих словах был смысл и… такого ему еще не говорили никогда. Из лошадей. Потому что людям только дай волю болтать всякую чепуху.
Рыжая опередила его слегка:
А тебя-то как звать?
Мустанг посмотрел на нее, чуть хмурясь, толи от солнца, толи просто:
- Троян. – как-то низко вымолвил жеребец и перевел взгляд куда-то в сторону. Боковым зрением он почувствовал, что рыжая подходит в его сторону. Не почувствовав подвоха, он даже не напрягся, за это, правда, даже немного отшатнулся в сторону задними конечностями, когда Диабло вдруг толкнула его.
Она пошла дальше, объяснив причину своего поведения насекомым. Морда Трояна же начала медленно расползаться в улыбке. Продолжая оставаться на месте, он сказал громко:
- Ничего у тебя удар! – он усмехнулся и зачем-то начал не спеша осматриваться по странам. Несколько секунд спустя, он нагнал Дибло рысью и мало того, преградил ей путь, прямо остановившись поперек. Слегка переминаясь с ноги на ногу, жеребец с прищуром оглядвал леваду, находясь мордой в опасной близости от зубов кобылы:
- Значит так. Я сейчас сигаю через забор. Ты со мной. Не пойдешь, я вернусь и буду тебе жестоко мстить. Пошли.
Не взглянув на чистокровку, Троян поднялся в спокойный галоп с места, потом разогнался и сиганул через ограду, звонко задев ее копытом. Полетев со всех ног к выходу, он думала о том, что немного, но подождет Диабло за пределами ворот. Она найдет его, если решится на побег.
> куда там собирались. отписывайся сразу там

+1


Вы здесь » Horsepower » Левады » Большая общая левада