Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Архив » Проход


Проход

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

http://s42.radikal.ru/i098/1006/b7/3a41c0d178be.jpg

0

2

----Денник Уно---
Было очень тихо,тишину нарушал только писк и отчаяный галдеж воробьев. Во всем этом окружении, гнедый жеребец был защищен и спокоен.
Что-то слишком скучно.. еще немного ия ей богу, сам стану нарушителем всей этой тишины.. Может с кем-нибудь поговорить...  Лошадь вскинула ухо,гордо подняв свою шикарную голову, стала разглядывать проход,и ближайшие денники,разглядывая своих новых соседей.

Отредактировано Uno (2011-05-08 14:15)

0

3

-----Парковка для гостей---
Тихо открыв дверь в конюшню, Елизавета зашла во внутрь, держа в руке сумку с частью амуниции, она не представляла,какой ее подопечный, ей хотелось уже познакомиться с ним, ведь, молодые лошади в работе оказываются куда интереснее, взрослых, обученных, которые уже нахватались опыта и отказываются отвыкать от дурных привычек. Закрыв за собой дверь, щла по проходу,слыша,как гулом раздавались ее собственные шаги, было ощущение,что в конюшни,кроме нее и лошадей ни кого вообще нет, такой момент ее очень сильно смущал. Лошадиное ржание на ее визит, отозвалось ответным гулом, девушка, немного вздрогнув, невольно стала заглядывать в денники, из которых на нее смотрели лошади, в ожидании,что пришли именно к ним.На она шла к определенной лошади, по кличке Кантиан. Дойдя до заветного денника, заглянула внутрь.
----Денник Кантиана-----

Отредактировано Елизавета (2011-21-08 11:07)

0

4

-----Денник Кантиана---
Шагнув вперед из денника, посмотрела ни кто не ведет ли лошадь по проходу, что бы не столкнуться с ней. Как Елизавета и предполагала, ориентируясь на слух, проход бы пуст, так что смело можно было идти. Сделав шаг вперед и в бок пропустила жеребца, давая ему возможность выйти, но все же оставаясь на страже, что бы не рванул вперед. Девушка не сдерживала чембур,а лишь слегка придерживала. К своему великому сожалению, она не знала умеет ли Кантиан стоять на развязках или нет и на свой страх и риск, решила опробовать присягнуть хотя бы на одну и то задабривая коня сахаром и ласковым словом, ведь, для него это могло стать настоящим шоком и стрессом.

0

5

--- Денник Кантиана
Да, далеко ему было не уйти. Чуть Кантиан прошел два шага, как девушка остановила его в тот момент, когда конь оказался между двух небольших ручек по бокам на стенах. Кантиану это не очень понравилось, но он не устоял перед сахаром. К тому же девушка его еще и расхваливала за что-то.
Ладно, постою. Но потом мы пойдем гулять!- зафыркал он, смиренно становясь рядом с девушкой, положив голову ей на плечо.

Отредактировано Кантиан (2011-30-08 11:26)

0

6

Аккуратно привязав на безопасный узел, на ту длину,что бы он не мог далеко уходить от девушки и что бы не упирался носом в стену. Взяла мешок с щетками и найдя нужную, еще раз дала сахар коню, очарование, которого, вынуждало давать  угощение, как-будто, та была под гипнозом. Прислонив мешок к стенке, достала все необходимое для чистки: мягкую щетку из натурального материала, который приятен для кожи и не вызывает аллергию и раздражения и металлическую скребницу с короткими,частыми зубьями, которой травмировать кожный покров или же причинить дискомфорт очень сложно. И аккуратно придерживая морду Катиана, начала аккуратно смахивать опилки и пыль, начиная со лба медленными движениями, приговаривая: "Вот, молодчинка какой, смелый мальчик.".

Отредактировано Елизавета (2011-30-08 12:46)

0

7

--из далека--
Дверь в конюшню была открыта, благо сейчас еще тепло на улице. Зимой приходилось по долгу стучать копытом по двери, чтоб хоть какой-то конюх соезволил запустить в теплое помещение. Голова медленно заглянула в проход, как всегда пахло едой и чистыми опилками. Буран громко фыркнул, обозначая свое присутствие и очень нерешительно зашел в проход. Идти или не идти. А может попробовать сбежать к Тане домой. в эту минуту великан замотал головой . Да, ему не показалось. Его хозяйка крутилась возле невысокого меринка. Бурик вытянул голову и оглушающе заржал Таня, я пришел! Я вернулся!
Тяжеловоз уверенными шагами направился на встречу  с хозяйкой. Остановился он рядом с башкиром и опустив взгляд , посмотрел на него Привет. Ты кто? И почему моя хозяйка возится с тобой? жеребец не в коем случае не хотел обидеть нового коня, просто у Бурана был такой стиль общения и в этом его не изменить. Можно даже сказать, что это было сказано довольно дружелюбно.
Он носом дотронулся к руке Тани и бархатная губа быстро принялась искать , что-то вкусненькое. Но в руках у девушки были лишь щетки. Жеребец тяжело вздохнул и вошел в свой раскрытый денник. Взяв из кормушки яблоко, он снова выглянул в проход

Отредактировано Буран (2011-19-09 14:46)

+2

8

Конь смиренно стоял, не шевелясь. Девушка вновь дала ему сладкий сахар, что-то достала из своей сумки и придерживала его морду, а потому он не дергался, а застыл на месте. Только хруст и звук расчесывания шерсти были слышны. Картина была просто прекрасная. Кант начал весело пофыркивать.

0

9

Кантиан

Ваш пост составляет менее 6 полных строк, что противоречит правилам. Старайтесь писать более развёрнуто.

0

10

Отпустив морду зверя девушка перешла на левую сторону и продолжила чистить шею, плечо, грудь, спину, живот и ноги. Ее движения были уверенные, но мягкие, что бы не доставлять дискомфорт жеребцу. Елизавета заметила, что он расслаблен и ее нравится процесс чистки, расплывшись в улыбке жеребец дожевывал угощением, не удержавшись, улыбнулась в ответ вороному красавцу. Ей действительно захотелось поехать на нем, но не в манеже и амуниции, а по золотому бескрайнему полю, держась за гриву или веревочку. Хоть, она и была выездником, она любила работать с лошадьми на равных и на  тех, кто позволял ездить без экипировки, периодически, подсаживалась так, в этом она видела много плюсов, от взаимного удовольствия проведенного на прогулку, до более крепкой и стабильной посадки. Ее многие знакомые часто переживали  за нее, но Елизавета не теряла голову и не ездила так, на первой понравившейся лошади, но Катиан был особенным, он вызывал внутреннее спокойствие и доверие к себе одним свои видом, к тому, он принял девушку сразу и начал ей доверять, да и к тому же у нее не было амуниции его размеров, да и в магазине таких не найти,ели делать, то все на заказ. А бесконечно гонять его кругами на корде не вариант, ведь, ему быстро надоест однообразие и потеряв терпение начнет равно или поздно демонстрировать характер. Так что девушка решила после работы, когда он подустанет попробовать сесть на него так, хоть падать и далеко, но все же, риск в данном случае оправдан. И после того, как приведет в конюшню снять промеры и заказать удобную для коня амуницию, учитывая все особенности строения, характера и опыта лошади.

+1

11

-Денник

Множество звуков привлекало его внимание. Изредка Цеце поднимал голову и задерживал дыхание, разглядывая породных лошадей, которые цокали по конюшне своими кованными ногами. Цеце никогда не ковали, его копыта всегда отличались природной твёрдостью. Расчистка требовалась реже, чем тракенам, ганноверам и дончакам. Однако на такой процедуре он предпочитал стоять спокойно. Возможно дядьки, которые крепко сжимали у себя между ног его конечность,  грозящие при малейшей оплошности дать по морде, так на него воздействовали? Не суть. Лошадиный маникюр и педикюр ему нравился.
Щётки беспорядочно бродили по его округлённому телу. Пыльный он был как столетний ковёр. Никто не пылал огромным желанием почистить этого мерина. Более того, его грязный цвет выглядел довольно естественно, казалось, что лошадь даже не пыльная. Шерсть, грязь, песчинки яростно поднимались в воздух, когда щетина соприкасалась со шкурой. В ноздри забил тонкий подвальный запах. Башкир вытянул шею и тяжело фыркнув тряхнул головой. - Каждая лошадь красива по-своему. Как и люди. Кто-то низкий и полный, но у него красивый характер, кто-то худой и с поганым характером, но у него красивые глаза..- Уши моментально поддались назад и замерли, стараясь разобрать тихие слова Тани. " Конечно, я же красавчик. С красивым внутренним миром. Ага." заключил мышастый отводя уши в сторону. -У тебя своя красота, нежели у них- Уши занимательно обратились снова к Тане, а глаза бережно оглянулись. В предвкушении похвалы мерин расслабился, устойчиво оставаясь стоять на своих четырёх ногах. Только продолжения не было. Минуты молчания, которые заглушали разбушевавшиеся щётки, заставили мышастого обернуться к девушке. Выгнув шею мерин скромно наклонил морду, и навострив уши уставился на брюнетку. Девушка же в свою очередь достала из сумки печеньку и преподнесла её к его шершавым губам, - Держи. Ты молодец.-. Яростно спылисосив лакомство, мышастый тут-же отвернулся и переступил с ноги на ногу. " Знаю я, что молодец, ещё какой!" Тонкие пальцы Гербер коснулись его передней конечности, стало видно, как мышастый напрягся. Быстро сглотнув, мерин отвёл уши к затылку и сцепив зубы замер. На его морде показалась крыса, сложилось ощущение, что он вот вот и цапнет девушку за спину. " Так я и думал, что всё это не спроста. Печеньки всякие. Молодец, нуну." Бианте нерешительно начал качать мордой из стороны в сторону, медленно достигая тонкой талии Тани.
Мужчина, что чистил денник, завидев это, схватил лопату и угрожающе махнул прямо-таки перед наглющей мордой, Я тебе! - пригрозил пальцем старикашка, на что Цеце лишь задёргал ушами и подчинённо поднял свою ногу, отдавая девушке во власть своё копыто. Вскоре каждая нога была обласкана вниманием и должностным уходом. -Ну что, прогуляемся до мойки, или желаешь отправиться обратно в денник?- Услышав щелчок от карабинов, мерин быстро оживился. Он высоко поднял свою кирпичную голову, скрипнул зубами, и уставившись на закрытую дверь конюшни, решил развернуться к своему любимому деннику. Бианте уже потянул девушку за собой, как деревянные двери конюшни со скрипом отворились. Во внутрь зашёл огромный зверь. Цеце краем глаза заприметил шайра, но особого внимания обращать не стал. По бетонному полу прошлись вибрации от тяжелого шага Бурана. При чём цоканье копыт становилось всё ближе и ближе, пока вскоре он и вовсе не оказался рядом. Мда. Разница между этими двумя была колосальная. Башкир казался жеребенком на фоне такого мощного зверя. Его басистое ржание озарило всю конюшню, заложило уши Цеце. - Эээ! Не ори так! - раздражённо ответил мерин, более звонким ржанием.
Шайр подошёл практически вплотную, и кинув пренебрежительный взгляд на башкира громко произнёс, - Привет. Ты кто? И почему моя хозяйка возится с тобой? - Как же Цеце было обидно сейчас. Буран на него смотрел как на какую-то козявку. Бианте устойчиво впился копытками в бетонный пол, весь расправился, вытянул шею, отчего начал выглядеть на 4 сантиметра повыше, - Меня зовут Цеце. - кротко проговорил мышастый, отводя свои тёмные уши к затылку. - Твоя хозяйка? Вот и спроси её. Ага. Меня не ввязывайте в свою Санта-Барбару. - башкир нервно стегнул себя хвостом, и отвёл глаза на свой денник. Конечно-же ему хотелось показать, какой он крутой, только вот такой рост очень мешал этому. Стиснув зубы Бианте дёрнул Таню за собой, к своему деннику.

+2

12

Eagle Eye Cherry - Save Tonight
Постепенно, с каждой минутой, Таня начинала привыкать к виду тихой, опустевшей от людей конюшни, привыкать к запаху пыльного Бианте перед собой, к звуку шуршащих по его спине щеток.
Мышастый быстро употребил угощение и терпеливо отдал ногу в руки Тани. Ты умница. Я из тебя вытравлю эту крысу. Со временем.
Когда мерин был уже практически вычищен, девушка вдруг, поддавшись тревожащему ее шестому чувству, обернулась в проход сзади себя. Но там было все так же пусто, как и десять минут назад, когда последняя лошадь скрылась за поворотом, уходя в сторону манежей за своим хозяином.
Девушка, оставив руку на холке Бианте, завороженно смотрела в пустующий проход, словно ожидая чуда, которое вот-вот должно явиться там, в конце длинного широкого коридора. Почему-то показалось..-разочарованно понурив взгляд, девушка уже отстегнула одну развязку, когда за её спиной, в том самом проходе, разбило вдребезги тишину звонкое марширование копыт по полу. Этот громыхающий звук нельзя было перепутать с чем-то еще. Сзади к ней приближалась лошадь. Это было огромное животное, Таня буквально чувствовала, как над ней навис кто-то несоизмеримых с ней размеров и тяжело дышал в спину. А оглушительное ржание заставило брюнетку буквально вздрогнуть и подпрыгнуть на месте. Я так и знала!-нос уловил до безумия знакомый запах, честное слово, от этого коня исходил какой-то определенный, знакомый и родной запах.
Сердце замерло от неожиданности и девушка обернулась, уткнувшись лицом в огромную мордаху Бурана. Тяжелое сопение жеребца лихо пронеслось по нежной коже на щеках Гербер и осталось каким-то начертанным, но не заметным следом на лице брюнетки. Девушка, бросив щетку на пол, со всей силой обняла шею Бурана и, чмокнув его в храп, нежно произнесла.
Буран! Где же ты был! Я так по тебе соскучилась! Почему ты опять разгуливаешь один?-девушка, очарованная его спокойным взглядом, нежно положила руку на его мордаху и прижалась к тяжеловозу еще сильнее. Тот пошебуршал по ее ладоням и, не обнаружив еды, медленно отправился к себе в денник, настукивая копытами по бетонному полу конюшни. Буран, подожди минутку, я сейчас зайду к тебе, только закончу с Цеце.-Таня потянулась на цыпочках вверх, словно высматривая удаляющегося в проходе Бурана и перевела грустный взгляд на мышастого мерина. Он больше не стоял в проходе, терпеливо ожидая новоиспеченную хозяюшку. Бианте со всем упорством тянулся к открытой двери своего денника, хотя на одной развязке делать это было вряд ли удобно. Цеце..-потрепав рукой по челке мерина, девушка с укоризной посмотрела на непослушного башкира и, отстегнув вторую развязку, Гербер потянула его в денник. Я надеюсь, ты не в обиде?-отстегивая внутри денника чамбур, Таня задвинула, выходя, дверь и закрыла ее. Я все-равно вернусь завтра, не думай, что отделался-девушка лучезарно улыбнулась и оставила между прутьями небольшой кусочек сахара, а красным черпачком захватила из стоящего у двери ведерка немного смеси и закинула в кормушку. До завтра...
Отпрянув от денника Бианте, девушка отвязала свою кофту с бедер и одела себе на плечи. Было уже прохладно. Лампы не грели, а сквозь открытую Бураном главную дверь, в конюшню проникал холодный уличный воздух. Он, захватывая пыль, наигрывал над головой еле слышную симфонию и затягивал с собой волосы, развивающиеся в собранном хвосте на голове Тани.
Гербер, прихватив за собой разбросанные щетки и чамбур, уверенно зашагала в противоположную сторону конюшни, где в проходе виднелась любопытствующая голова Бурана.
Подходя к нему, девушка сложила все вещи на полу и немного прикрыла дверь его денника, чтобы конь больше не мог просочиться в проход. Брюнетка, облаченная в спортивный костюм, немного съежилась, почувствовав, как по полу гуляет ветер.
Бросив грустный, но ласковый взгляд на Бурана, она тихо произнесла Подожди еще минуточку. Я сейчас вернусь.
Таня быстро посеменила в сторону главной двери и, заботливо, но с трудом закрыв ее, девушка заскочила в свой амуничник. Набрав чего-то съедобного в карманы и накинув на плечо сложенную попону, поспешила обратно.
Милый, как же я по тебе соскучилась!-ловя теплыми губами храп гнедого великана, она подвинула его немного внутрь денника и зашла вместе с жеребцом туда, закрыв дверь. 
Нежно прижавшись к его мощной шее, девушка чувствовала, как к ней возвращаются силы, утерянные после болезни. Почему ты опять разгуливал вне конюшни один? А если с тобой что-нибудь случится?-к счастью, Таня и знать не знала, где уже побывал Буран и что делал, наверно потому она оставалась спокойна и медленно похлопывала его по мускулистой шее.
Вечерний ветерок все-еще гулял по конюшне, но уже не с той былой силой, как минутой раньше и Таня, потрепав гриву гнедого, расправила в своих руках теплую попону. Нагулялся, теперь еще не дай бог заболеет..-нервно подумывала брюнетка, со всей нежностью расправляя попону на спине коня.
Интересно, где Эм...-Дома наверно, да, Буран?-внезапно для себя в слух произнесла девушка, но не придала этому значения. Врят ли Бурану вообще было дело до ее разговоров.

Отредактировано Tania Gerber (2011-25-09 16:35)

+2

13

Важно пережевывая яблоко, Буран смотрел в проход и в то же время не видел ни чего. Он даже не обратил внимание на ответ мерина , он просто его не услышал. Тяж пытался разобраться в себе и ему это практически получилось. Таня метушилась возле Це-це , иногда обращаясь к жеребцу. В ответ гнедой лишь махал головой вверх-вниз, показывая полное согласие с ее словами.
Он вспоминал озеро , Дайтону и солового жереба. Злость, наконец-то в тяже проснулась злость. Он с силой отбил задом по кирпичной стене конюшни и грозно фыркнул. Очень тяжело довести Бурана, но Шато это сделал . Он влез в его личную жизнь и оставил там следы своих копыт. Теперь тяж будет общаться с ним иначе, да и Дайтону пора вразумить.
Дверь тихонько скрипнула и в деннике появилась любимая хозяйка. Она обняла великана за шею и Буран пытаясь показать свои чувства, своей головой легонько прижал ее. Таня все говорила и Бурик попытался ей ответить, хотя врят ли она поймет его Да ,что со мной может случится? А гуляю я всегда сам по территории, пора уже привыкнуть . про гугукал в ответ и отвернул голову в сторону. В этот момент на него лягля теплая и мягенькая попона.
Буран с интересом осмотрел ее и даже понюхал, опастности она не представляла и он расслабился.
Девушка спросила про какого-то Эма и Бурик с и нтересом повернул к ней голову . Интересно, кто такой этот Эм? очередной пес , кот? А может еще один конь? Гнедой повернулся так, чтоб Таня стояла перед его мордахой и уложил свой "чемодан" (голову) на плечо девушке. Мысли в его голове менялись со скоростью ветра и вот сейчас он опять вспоминал сцену с озера. Глаза наливались яростью , передние ноги начинали топтаться на месте и хотелось махнуть на поиски Дайтоны, но и уходить от хозяйки не хотелось

+1

14

Кантиан все еще довольно лыбился во всю свою лошадиную мордаху и пожевывал сахар, пока его шерсть приводили в порядок. Щетки он почти не ощущал, только очень легкие поглаживания. Прогуляться бы. Чистый, сытый, довольный, но не гулял еще. Скорее всего, девушка захочет прогуляться с ним после чистки, а потому всем своим видом ей нужно умудриться показать, что Канти способен работать без железа. Но как? Ладно, без паники. Раз уж она не убегает от него, значит, уже какое-то доверие она к нему испытывает. Какие все-таки странные, эти люди. Боятся всего. Переходим в наступление, Кантиан Рэшер!
Конь вновь потянулся к девушке, начав смешно и щекотно дышать ей в щеку так, что её волосы разлетались, будто пушинки.
- Пойдем гулять!

Отредактировано Кантиан (2011-05-10 12:46)

+1

15

Дочистив коня, похлопала по густой и лохматой шее.Вооружившись копытным крючком и наклонилась, проведя рукой от плеча к щетке, слегка надавила на ногу, попросив дать ее и когда конь поднял ногу, ощутила вес лошадиной ноги положенной в руку, произнеся : "Мощный мальчик.-" улыбнувшись,взглянула в морду лошади и приступила к очистки копыта от грязи, очистив, поставила ногу и взяв мазь с кисточкой, снова подняла. Намазав копыто изнутри мазью копытной поставила и то же самое проделала с наружной стороны и так она обработала все 4 копыта и собрав щетки и все принадлежности, поставила возле денника и отвязав коня, повела на улицу, а точнее с начала в бочку, не хотела рисковать, но подвигаться ему надо было.
----Манеж бочка---

Отредактировано Елизавета (2011-09-10 10:01)

+1

16

Девушка мягкими движениями заканчивала манипуляции с шерстью коня и через несколько секунд уже убрала щетки, оставив лишь некоторые флакончики с мазями. Канта заинтересовали эти беленькие "точечки" в руках девушки, и он вытянул массивную шею, чтобы попробовать их "на вкус". Спрашивается: сколько можно быть голодным? Он же только что слопал половину пакетика сахара и снова есть? Он любил покушать, да. Такому-то танку покушать - это святое дело (=)). Девушка погладила коня по морде и начала открывать первый флакончик, выливая содержимое себе на руки. Он попросила Канти подать ей ногу, а сразу после начала обрабатывать коню копыто. Проделав такую процедуру со всеми копытами коня, девушка повела его к выходу.
---> Манеж бочка

Отредактировано Кантиан (2011-11-10 14:04)

0

17

Было уже поздно. За окном толпились в небе тучи. Они разливали на землю нескончаемый холодный дождь. Он, в свою очередь, стучался по крыше и ручьем скатывался по водостоку.
Итак сильно клонило в сон, но еще и общение с громадным, спокойным как скала Бураном поддерживало идею в ней, что можно грохнуться спать прямо здесь.
Никогда еще Буран не давал ей повода усомниться в том, что лошадь-не просто умное существо. Он где-то блуждал, возвращался когда ему хотелось. Но ведь возвращался? Это и было важно. Верность и преданность-те несколько качеств, которые свойственны животным. Они противоречат некоторым людским мировоззрениям, но почему-то именно за это цепляется каждый из нас, приобретая себе собаку, или даже лошадь. Мы хотим быть защитниками и защищенными, важными и нужными, но далеко не каждый способен отдавать взаймы за то, что берет от других. А животные, они все верные следователи. Идут за сильным по пятам, видя даже в малом что-то большое.
Тише, ну. Что случилось?-по инерции отскочив в сторону вместе с шеей коня, за которую вцепилась, девушка посмотрела на обеспокоенного жеребца. В глазах его взыграла не имеющая для девушки причины, ярость и Буран со всей силой отбил по стенке. Громкий звук разбился в тишине и проскрежетал в ушах, затем стих..
Странно, как девушка не выскочила из денника Бурана с ужасом думая, что сейчас достанется и ей. Но, как я и сказала, Буран был недвижной скалой, он внушал спокойствие всегда.
Таня, полуприкрытым сонным взглядом впилась в шею жеребца, чуть выше уровня своих глаз и запустила руку в густую гриву. Почесывая ее, второй рукой девушка ощутимо похлопала жеребца и ловко чмокнула в широкую проточину на морде.
Ты не представляешь, как я хочу спать. Но мне совершенно не хочется уходить от тебя.-сплетая прядь жеской гривы в косичку, Гербер уже была наполовину во сне, где ехала вдоль берега большого озера на широкой спине Бурана. Она была такой мягкой и когда руки ладонью касались холки, на ней оставались короткие мягкие волоски. Удивительно мягкие.
Буран, прекрати. Куда ты все рвешься?-чёрные глаза девушки совсем сомкнулись, и эта картина цветущей поляны поодаль от широкого чистого озера становилась все яснее в ее сне.
Все, засыпаю...-девушка отпрянула к ближайшей стенке денника и медленно сползла на опилки.
Сумасшедшая, ничего не скажешь-так беззаботно уснуть в деннике огромного коня, пожалуй, может только она.
Постепенно, сон сгущался, но девушка осталась в том же положении-прислонившись спиной к стене, она сильно сомкнула глаза и чуть приоткрыла рот, свесив голову набок. Руки её, сложенные вокруг согнутых колен, сцепились друг с другом замком.

+1

18

Этот печальный осенний вечер надолго оставит след в его памяти. Тихо шумела вдогонку пожелтелая листва усталых от лета деревьев; где-то там вдалеке, плескался ручей, в котором когда-то, в жаркий солнечный день, Анжел умудрился искупать своего хозяина. Тогда Эм ещё был с Сашей, вы помните? И вроде бы так мало времени прошло – быть может, месяц. Но рэперу казалось, что прошла целая вечность, ведь он так много понял, так много осознал. Уединившись со своим собственным «я» он достиг редкого душевного равновесия,  а ведь совсем недавно ещё кидался из крайности в крайность. Казалось, ещё несколько дней назад Маршалл, на берегу того самого ручья горестно воскликнул: «нет больше Слима Шейди!», но кто же тогда был с Таней в её коттедже той ночью, как не Шейди? Ведь не будь в нём того самого озорного и вечно молодого Слима, Эминем бы заперся в своей тоске подобно отшельнику, отказываясь от всех роковых соблазнов нашего грешного мира.
Он всегда представлялся окружающим человеком поверхностным, легкомысленным. И все уходили прочь, не разгадав его тайны, его души, так и не рассмотрев под платиной Эминема обычного Маршалла с его переживаниями и характером. С годами этого Маршалла становилось всё больше, рэпер и в текстах своих выражал это. Постепенно сходила на нет та дикая озлобленность минувших лет. Никто никогда не пытался узнать, что ему сниться, когда длинные светлые ресницы рэпера нервно подёргиваются, плотно сжимаются высохшие губы и лишь изредка срывается с них сдавленный стон. Много чего было, много чего прошло и порой, всё являлось ему во снах, непонятное, запутанное. Да он бы и не сказал никому о своём внутреннем состоянии. Эминем держал всё в себе и, будто дерево, умирал стоя. Маршалл всегда бы ответил, что предпочёл бы сгореть, чем угаснуть, но сам-то, отказываясь осознавать, подтачивал себя изнутри.
Убегая от своих проблем в Лос-Анджелес, он желал отгородиться от внешнего мира, чтобы больше не испытывать никаких чувств, никакой привязанности. Теперь, свысока глядя на свои поступки ближайшего лета и последних дней, он смеялся, осознавая, что был глуп вплоть до последнего месяца. Быть может, через год, он вновь будет смеяться над тем, что сейчас кажется истиной. Но это потом, а пока рэпер жил так, как велел ему разум.
Тихий перестук копыт Анжела за спиной заставлял Эминема улыбаться. Он проникся к этому коню особыми доверительными отношениями. Зайдя в конюшню, Маршалл слышал, цокот раздавался по проходу громче и яснее, заставляя недоумевающие морды выглядывать из своих клетушек. Рэпер никуда не торопился на этот раз – шёл медленно, рассматривая морды чужих ему лошадей, правда, без особого интереса. Но всё же, улыбка его была грустной. Да, Джилл, конечно, эта новость, которую маленькая девочка обрушила на его голову. Маршалл только одного не мог понять: почему Бог настолько жесток, что позволяет в мире творить такие вещи. Допускает, что маленькие дети могут оставаться одни, без родителей. Почему происходит так? Хорошо, всё-таки, что у неё есть сестра. Так бы её определили в детский дом. А оттуда вряд ли бы кто забрал. Детей такого возраста уже не забирают. Неужели, для таких «родителей» так важно, что бы ребёнок был настолько маленький, что считал бы их родными? Неужели, важно, чтобы называл мамой, или папой? Да какая разница, как он назовёт тебя? Да хоть муравьедом пусть называет. Главное-то, какие чувства испытывает к тебе ребёнок. Не бывает ужасных детей, не бывает неисправимых хулиганов. Бывают лишь неправильные, несильные душевно родители.
Взгляд его, проникнув в щелку приоткрытой дверцы, упал на силуэт девушки, мирно спящей рядом с огромным гнедым конём. Эминем остановился, соответственно, останавливая и Рока и, приоткрыв дверцу пошире, засунулся туда вместе с головой Анжела. Это моя Таня, Анжел. Правда, она красивая?
Полюбовавшись спящей девушкой некоторое время, Маршалл притворил дверь обратно и, не зевая больше по сторонам, уверенно повел серого жеребца в денник. Почему-то, именно сейчас, особенно после этого разговора с Джилл, Маршалл осознал, что дико скучает по своей дочери. Если бы кто-нибудь спросил его сейчас, хочешь ли ты, Маршалл, ещё одного ребёнка?  - Рэпер бы без сомнений и промедлений дал утвердительный ответ. Казалось бы, он – человек известный, скорее всего гулящий и ветреный, но нет. И какими бы ни были обстоятельства, Эминем знал наверняка – если в его жизни появится ещё одно маленькое, родное по крови существо, он ни за что не отдаст ребёнка, даже если бы суд по поводу развода оказался бы на стороне матери.
Вот и знакомая клетушка со знакомой табличкой. Эм улыбнулся и снял с морды жеребца недоуздок. С грубой, присущей мужчине лаской, прижал к себе большую конскую голову, пальцами рассеянно перебирая коротенькую гривку. Отпустив, промолвил: Ну, я пошёл. Мне нужно ещё Таню забрать от коня – мало ли что. До встречи. Эминем не стал снимать с коня попону, развернулся и вышел из денника. Остановившись на пороге, он повторил свои слова: Спасибо ещё раз за этот вечер, Анжел. После, закрыв щёлкнув щеколдой денника, ушёл. К Тане. Сейчас заберу её, поедем домой. Что-то есть хочется, однако. А вот и денник Бурана…
Маршалл, тихо ступая кроссовками по настилу из опилок на полу денника, вошёл в клетушку, в которой ютился этот большой, просто гигантский конь. На Харрикейна похож, но всё же поменьше будет. Может, это ещё жеребёнок? Тихо, ты только не кричи. – тихо проговорил Эм, обращаясь непосредственно к коню, который наверняка учуял его появление. Отслеживая краем глаза реакцию лошади, Эминем подошёл вплотную к Тане и сильные руки его без особого труда, но с невероятной нежностью и аккуратностью подняли темноволосую девушку с опилок. Она крепко спала, быть может, сильно устав за этот день, что казался Эминему просто нескончаемым. Рэпер, крепко прижимая к себе девушку как что-то очень ценное для себя,  вышел из денника Бурана, закрыв за собою дверь. Эм нёс её осторожно, как ребёнка, совсем не похоже это было на то, как совсем недавно он неловко ударил её головой об косяк, занося в дом.
Кое-как открыв машину, так как Таня на руках, мягко говоря, очень мешалась, Эм уютно устроил её на разложенном переднем кресле. Рука с ключом уже потянулась к зажиганию, но в этот момент Марашалл осознал, как же ему лень куда-то ехать, как же он всё-таки устал. Через некоторое время, рэпер, упёршись лбом в руль уже спал не менее крепко чем Таня.
Проснулся же Эминем очень рано, быть может, из-за того, что поза, в которой он спал, была крайне неудобна. Девушка мирно спала, а Эм пристально смотрел на её лицо, желая, чтобы она проснулась, но похоже, впустую тратил время.
Глубоко вздохнув, он случайно обнаружил в бардачке нераскрытую, новенькую пачку сигарет. Эм вообще не курил и не был зависим от никотина, но иногда бывало и такое, что хотелось курить. Тем более, обстановка была сейчас подходящая – только-только за лесом поднималось солнце, такое ещё робкое, словно не успевшее хорошенько выспаться за ночь. Эминем открыл дверь машины, впуская во внутрь чуть морозный воздух осеннего утра. Маршалл неторопливо закурил, ему как-то хотелось поделиться своим настроением с девушкой, и он растолкал её, игнорируя возмущённые бурчания, заговорил с неподдельной романтикой в голосе: Если где-то появилось солнце, значит, где-то появилась тень. Все ушли – осталось двое в мире самых чокнутых людей. Мы сидели и курили. Начинался новый день.
Маршалл выбросил сигарету из рук, ловко попал ею в лужу, что маленьким озерцом заполняла выбоину в асфальте. Сигареты, противно зашипев, потухла. Прямо-таки, порядочный гражданин Эми – сигареты тушит – заботится об обстановке с пожарами.
Ты чего у коня то заснула? А если бы он на тебя наступил? Мне же не пох*й в конце концов. Это было его своеобразное «ну я же волнуюсь за тебя», своеобразное, ну, как есть. В мире много людей, которые матерятся как я, которым пох*й как мне. Чёрт возьми! Да они, наверное, ужасно похожи на меня. Но они – не я. 

+1

19

Утро наступило столь же неожиданно, как и вчерашняя ночь. Она, к слову, прошла почти спокойно. Несмотря на некоторое неудобство, девушка ни разу за ночь не проснулась, спала как ребёнок, умаявшийся за бурный день.
Ей снилось что-то светлое, девушка улыбалась. Её лицо, умиротворенное и чистое, освещали утренние лучики осеннего солнца, которые умудрялись пробираться в салон машины сквозь затонированные окна и даже серебрили капельки на ресницах. Быть может, во сне она плакала, потому что так редко позволяла себе эту роскошь днем и за ночь просто освобождалась от ненужных эмоций, сама того не зная. Она так хотела быть сильной. Всегда давилась с самой собой за право жить в независимости от людей, но почему-то каждый раз на её убеждение в самодостаточности появлялся человек, который с ног до головы переворачивал её мир.
Он сейчас маячил где-то на улице, за дверью машины, сам и не подозревая, что так сильно вклинился своим появлением в чужую голову...
Щелкнул замок на двери и вместе с утренним морозным воздухом, в салон машины влетел красный резной лист клена. Неподалеку ведь красовался стеной желто-зеленый осенний лес. А этого гостя, похоже, занесло сюда вместе с прохладным ветерком. Холодная, почти ледяная рука дотронулась до теплой кожи девушки и оставила на её руке покрасневший след. Тихо бурча что-то, девушка сначала развернулась лицом к своему утреннему "петушку", что с упорством будил её, а затем и раскрыла сонливые черные глаза, тут же встретившись ими с холодными голубыми очами Эминема. Он говорил не громко, особенно нежно, по-крайней мере спросонья ей так казалось. Если где-то появилось солнце, значит, где-то появилась тень. Все ушли – осталось двое в мире самых чокнутых людей. Мы сидели и курили. Начинался новый день. А до носа долетел улетучивающийся запах дыма.
Широкая сладкая улыбка рассекла лицо девушки. Никогда не думала, что Маршалл Меттерс может быть столь романтичен-сладостно вытянув голые руки к потолку джипа, девушка слегка отпрянула от спинки кресла и прихватила с собой Эма, когда поясницей снова коснулась мягкой обивки сидения.
Острые черты его лица впервые казались Тане такими мягкими. Впалые щеки мужчины были слегка красноватые из-за пребывания на улице. 
С каждой минутой рядом с тобой я превращаюсь в сплошное соплежуйство. Почему такой стальной и холодный для всех человек так отчаянно растапливает мое сердце?-девушка ласково провела теплой ладонью по щекам мужчины и заглянула в глаза. В них, отдающих металлическим холодом, отражались солнечные блики.
Ты чего у коня то заснула? А если бы он на тебя наступил? Мне же не пох*й в конце концов.
Девушка с усмешкой ответила Ну тебя же рядом не оказалось. Вот и уснула с Бураном-Таня сползла немного пониже на распрямленной спинке кресла и хитро подмигнула Маршаллу-А ты "почаще" оставляй меня одну.

+1

20

Лёгкий морозец осеннего утра пробирал до костей. Как бы Таню не продуло. Надо закрыть дверь.
Никогда не думала, что Маршалл Меттерс может быть столь романтичен. – послышалось из-за спины. Эм, затащив собственные ноги в салон джипа, захлопнул дверь. А что ты знаешь обо мне? - с наигранной сердитостью произнёс Эминем, лицом приближаясь к её лицу. Таня ухватилась за него, чуть прижимая к себе, смотрела в глаза и ласково провела рукой по щеке. Ахаха, не надо так смотреть. Я сам знаю, что у меня некрасивые глаза! – воскликнул Эм,  дотрагиваясь сухими губами до нежной кожи её руки, совсем недавно проскользившей по его щеке. Говорят, безжизненные.
Ну тебя же рядом не оказалось. Вот и уснула с Бураном. О боже, моя девушка изменила мне с конём. Куда катится мир!?  - при последних словах рэпер заметно повысил голос. Темноволосая девушка, одарив его хитрым, даже коварным взглядом, сползла вниз по сиденью, давая Маршаллу преимущество над собой. Грех было не воспользоваться. И Эм завладел ситуацией, нависая над ней и достаточно крепко прижимая к гладкой поверхности кожаного сидения. А ты "почаще" оставляй меня одну. Ага, поговори мне тут. – играя в недовольство, говорил рэпер. А знаешь, что я тебе скажу? – спросил Маршалл и внезапно впился в её губы, овладевая ими в страстном жарком поцелуе. Оторвавшись от неё, Эм несколько раз прерывисто вздохнул, а затем, продолжил начатую мысль: Я тебе скажу потрясающе мудрую мысль…. И опять же не договорил, начиная жадно скользить губами по нежной коже её шеи. И откуда в нём проснулась такая страсть? Видно, эта внешняя холодная оболочка, ледяные глаза, таили под собой едва удерживаемый огонь, которым сейчас полыхал этот человек. Казалось, было видно, как языки пламени, вырываясь из оков приличия, выдержки и принципов, ласкают податливое женское тело. Дыхание его становилось тяжелее и учащённее. Маршалл, ещё сильнее прижав Таню к поверхности, наконец, открыл свой мааааленький секрет. Хорошо зафиксированная девушка в предварительных ласках не нуждается. Но, о боже, мне кажется, я схожу с ума!
А за окном было ранее утро. Солнце, словно опасаясь чего-то, бросало робкие лучи на корпус чёрного джипа, который, в свою очередь, отбрасывал на всё окружающее замечательные блики и слепил глаза. Никто и не подозревал, что таится за тонированными стёклами этой таинственной машины. К счастью. Да, никто и не заметил ещё здесь этого авто. Конюхи на стоянку не совались – им просто нечего было здесь делать, а для посетителей время было ещё слишком раннее.
Ловким проворным движением, Эминем сдёрнул с неё майку. Такие резкие телодвижения были свойственны ему. Он был отлично гармонично сложен. Порой, взмах его руки напоминал более рывок кобры, чем обычное движение. Уткнувшись головой с её грудь, так соблазнительно облачённую в лифчик, который Эм посчитал красивым, Эм лишь что-то невнятно, но довольно  промычал. О боже, она дарила ему удовольствие. Главное, как считал сам Эминем, это то, чтобы Таня не научилась манипулировать им. Это его несколько отталкивало, и он всерьёз опасался с головой погружаться в эмоции. Рэпер сам понимал, что психически неуравновешен и в моменты сильных эмоциональных напряжений, кто-то или что-то может сбить его с курса.
Не смей говорить, что ты против. – горячо шептал он, впиваясь в её губы всё снова и снова. Чем был вызван подобный всплеск эмоций – оставалось тайной. Быть может, обстановка способствовала такому повороту событий, быть может, её утренний сонливый вид, быть может, запах конюшни, что витал по салону машины.

+1

21

А что ты знаешь обо мне?-строгий взгляд отдавал шутливой улыбкой его глаз. Иногда я думаю, что знаю тебя всего. Но каждое твое слово все-равно открытие для меня. Таня с нежностью заглянула внутрь его голубых глах
Ахаха, не надо так смотреть. Я сам знаю, что у меня некрасивые глаза!-холодные сухие губы дотронулись до кожи и та покрылась мелкими муражками. Глаза девушки неотрывно следили за каждым действием мужчины.
В салоне неоиданно стало тепло и тихо. Сквозь закрытую дверь не проникал шум качающихся ветвей деревьев и холодный утренний ветер. Эминем навис прямо над девушкой и согревал дыханием. Ты ничего не понимаешь-выскользнув рукой из поцелуев, девушка прижала ладонь тыльной стороной к щеке Маршалла.
Ревнуешь к лошади?-негромкий хохот охватил салон, но тут же стих, когда губы девушки встретились с губами Маршалла. В голову вступили жаркие воспоминания ночи, проведенной с ним. Ага, поговори мне тут.-высвободившись из оков его губ, брюнетка поймала побольше воздуха. Все еще сонно глядя на лицо рэпера, девушка любовно дышала где-то возле его шеи. Я..-порывисто выхватывая воздух, Гербер говорила очень тихо-Я выдвигаю ультиматум-если повторишь то сумашествие, что и дома, мне снесет крышу и у тебя будет безголовая девушка. Хохохо!
Безумие, охватывающее ее становилось сильнее любого здравого смысла, любого нравственного порядка. Чувствуя дыхание на своей коже, Таня понемногу сходила с ума. Шея... Эм, только не шея, это же самоубийство, я порву тебя на чааасти!... Чертюга, достал до самой эрогенной зоны. Нельзя мою шею трогать, нельзяя.-Хорошо зафиксированная девушка в предварительных ласках не нуждается. Но, о боже, мне кажется, я схожу с ума! раздалось в ответ так нескромно и вполне настойчиво со стороны Маршалла.
Таня молча ждала продолжения. О, как давно она не вспоминала этого сумашедшего экстаза, когда вроде бы и ничего не происходит, но выносит напрочь!
Что, задумался о последствиях? ахахах...-с этими её словами, рэпер сделал резкий рывок рукой и бедная черная майка, разойдясь по шву, была отброшена чуть в сторону. Таня широко открыла глаза, а затем и с удивлением оголила зубы. Эм, ну вот как я теперь пойду по улице? Ты мою майку р а з о р в а л! Животное!-брюнетка с восторгом обхватила шею рэпера.
Секунда за другой голову, только, казалось бы, очнувшуюся ото сна, охватывал сумашедший экстаз. Я не против, нет, нет! Но я не сплю?-девушка, совершенно обезумевши, тяжело дышала, однако не собиралась делать что-либо. Она играла глазами, оглядывая острые черты его лица и словно смотрела сквозь непробиваемую оболочку. Туда, где полыхал огонь, где были скрыты настоящие чувства, рывками вырывающиеся на волю. 
Гербер немного поелозила по креслу  и затем запустила ладони под майку мужчине, упершись в его пресс. О да, вот так прекрасно..-сухими губами Таня прихватила ухо рэпера, как раз находящееся в зоне доступа.

+1

22

Иногда я думаю, что знаю тебя всего. Но каждое твое слово все равно открытие для меня. – проговорила девушка, проникновенно заглядывая в его голубые осколки-глаза. О, какие философские речи! Съязвил Маршалл, прерывая слова тяжёлым прерывистым дыханием. Ты ничего не понимаешь. Ну кудааа уж мне! – нетерпеливо отозвался Эминем. Он чувствовал, как его тело едва ли не выходит из-под контроля, пытаясь полностью отдаться во власть чувств. О бог мой, как я люблю свою тонированную машинку! Ревнуешь к лошади? Впрочем, он не дал её продолжить и легко остановил начавшийся хохот тем, что вновь соединил свои жадные губы с её. Да, он был именно жаден сейчас, стараясь в этой понятной только им двоим гонке захватить как можно больше, почувствовать что-то сильнее. Это было сродни наркотику. Ты увеличиваешь дозу потому что от маленьких уже не так кайфово, потому что хочется, чтобы с каждым разом накрывало всё сильнее и сильнее, пока в один миг ты чуть не теряешь жизнь. Я выдвигаю ультиматум - если повторишь то сумасшествие, что и дома, мне снесет крышу и у тебя будет безголовая девушка. Хохохо! Ээээй! Я здесь диктую правила! – жарко возразил Маршалл, щекоча дыханием нежную кожу её шеи, что так приятно и ощутимо покрывалась мелкими мурашками. Шея... Эм, только не шея, это же самоубийство, я порву тебя на чааасти!...Всё, что мог сказать Эминем он сказал – РРРрррррр! – после этого раскатистого восклицания, он лишь с новым пылом примкнул к её шее и губам. Затем, разодрал майку. Заигрался он, забылся. Был бы он в более адекватном состоянии, то аккуратненько бы снял. Но сейчас был другой случай. Маршалл был абсолютно трезв, в полном сознании, но сладкий вкус её губ пленил затуманенный мозг не хуже самого дорогого алкоголя. Эм, ну вот как я теперь пойду по улице? Ты мою майку  р а з о р в а л! Животное!  Какая невезуха! Да ты просто неудачница! Но тебе это нравится, ага! Маршалл, начал проворно и быстро стягивать с её штаны, и, несмотря на то, что задача усложнялась кофтой, завязанной на поясе, Эм преодолел и эту задачу. Скажи спасибо, что я не порвал штаны! - заявил Эм, то, щекоча, проводя пальцами по её ногам, то наваливаясь на не, сильно прижимая к креслу. Я не против, нет, нет! Но я не сплю? Спустя несколько минут напряжённого мыслительного процесса, во время которого Маршалл не оставил своих прежних занятий, он всё же ответил: Нет, ты не спишь. Тебя сейчас действительно выеб*ет Эминем! Ему было тяжело что-то говорить, соображать что-то остроумное. Он как самое настоящее животное хотел её. Руки её, незатейливо проникли под его майку, но Маршалл, от накрывшего его с головой возбуждения практически не чувствовал её горячих ладоней. Сам он был разгорячён донельзя. Казалось, ещё чуть-чуть и от него пойдёт горячий пар. Боже, я схожу с ума. Променять это на наркотики? – ни за что. А если я стану зависим от неё? Нет, мне хватит воли. Или нет. Девушка тем временем, легонько ухватила его зубами за ухо и Маршаллу пришлось неестественно застыть, чуть потряхивая головой, так как сильно дёргаться было больно. Вот садюга, ну я отыграаааюсь! Одной рукой он, в это время, упирался в край кресла, чтобы не упасть, другой же пытался лихорадочно справиться с непослушными сейчас спортивными штанами. Сбросив с себя всё мешающее, Маршалл, дождался, пока его ухо вновь обретёт долгожданную свободу и лишь тогда, достаточно ловко стянул с неё немаловажный элемент нижнего белья. Лифчик, к слову, так на ней и остался. Болезнь всех мужчин – долго ковыряться с этим элементом гардероба барышень и Маршалл, даже в силу своей гениальности, не стал здесь исключением. Ещё несколько каких-то суетливых действий и наконец, сильный толчок, который пришлось вынести Таниному телу. Эминем жадно захватывал ртом воздух и не двигался, упираясь лбом в её ключицы. Пожалуй, такой сумасшедший разогрев отнял у него слишком много сил. Однако, что-то прорычав сквозь стиснутые зубы, рэпер стал набирать темп, глуша собственные стоны и голосок Тани в жарких поцелуях. Дыхания категорически не хватало, но Маршалл готов был перебиваться и этим, лишь бы не останавливаться. Ни на секунду.  Эминем мелко дрожал от перевозбуждения и предвкушения чего-то сильного, что потрясёт его несчастную психику, которая уже должна была быть привычна к таким сотрясениям, но сейчас, ядерная бомба его эмоций была готова в любой момент взорваться. Рэпер шёл, приближаясь к заманчивому финалу, не позволяя себе ни малейшей передышки, чтобы не прервать этих мгновений. Мгновений настоящей страсти, огня. Что так быстро может всполохнуться между двумя совершенно разными людьми и жить, гореть в их сердцах, толкая на действия, которые были бы призваны безумными, знай кто-нибудь о них.

+1

23

Я все же думаю, стоит перекатиться на паркинг ;))))
---->Парковка автомобилей

0

24

С тех пор, как Дакота впервые вышла гулять в леваду конного клуба, прошло достаточно много времени. После той прогулки её опять-таки забрали в лазарет, так как, потеряв на бегу попону, Дакота снова простудилась. Вялое состояние, сопли уже казались зебре чем-то привычным, но пришло время, когда ветврач, осмотрев её, разрешил ставить кобылу в основную конюшню вместе со всеми остальными лошадьми. Перевести её ожидалось с утра, но, завертевшись в своих каких-то делах, люди позабыли про неё, внезапно вспомнив лишь ближе к вечеру.
- Чёрт, ещё же зебра!
- Будешь гонять на корде, или верхом сядешь?
- Я думаю она диковатая, не хочется упасть в конце рабочего дня.
- Берейтора на неё всё равно нет.
-  Ну и что. Пусть стоит, от одного дня ничего с ней не сделается. Жаль, что левады заняты.

Дакота комично навострила большие уши-локаторы на приближающиеся голоса. Она стояла посредине денника, какая-то потерянная, чувствующая, что сами стены давят на неё. Ноги зудели, требуя хоть какой-то подвижности, но Коша сдерживала в себе свои желания – чувствовала, что эти два молодых человека идут именно к ней. Так и случилось. Один из них, деловой и сердитый, в красной кепке, ловкими проворными движениями надел на её морду недоуздок, другой, посмеиваясь, смотрел на неё со стороны.
- Откуда же такое чудо-юдо у нас взялось?
- Подбросил кто-то, к воротам привязали и ушли. А она болела потом несколько месяцев.

Зебра понимала, что разговор идёт о ней и вслушивалась в слова. Подбросили значит. Значит, предали. Хотя, там я делала трюки, тащила повозки, а тут вообще ничего не делаю. Это так грустно – ничего не делать. Получается, я никому здесь не нужна. Впрочем, Дакота не могла не согласиться с тем, что условия жизни, пусть и взаперти, были лучше: её полностью вылечили, денник был просторным, так что она могла кружить по нему, если бы захотела, корм, вкусный и качественный она очень полюбила. Но не хватало работы, не хватало почувствовать себя занятой, для чего-то годной. Как и типичная рабочая лошадь, всю жизнь пахавшая в полях и вдруг попавшая в элитный клуб, Коша не понимала в чём же смысл её здесь присутствия. Эта неизвестность всё же пугала зебру. Наверное, поэтому и стены на неё давили.
Парень вывел её из денника и повёл по проходу к выходу. Дакота послушно семенила вслед за ним, иногда даже переходя в рысь, но осекалась боязнью увидеть неудовольствие на лицах людей или услышать его в их голосах.
На улице, несмотря на то, что солнце клонилось к горизонту, было очень тепло и гладкие бока Дакоты мягко обдувались лёгкими дуновениями ветра, что приносился откуда-то из леса, захватив с собой запах оживающего леса. Коша завистливо смотрела в сторону лошадей, что блестя на солнце лоснящимися шкурами, сновали в заполненных левадах. Она хотела бы к ним, но, всё же боялась. После той прогулки в леваде вместе с Бианте и Нирваной, Коша больше ни с кем и не общалась.
Не долго ей пришлось побыть на улице, манящей своей оживающей природой – Дакоту завели в конюшню. Этот маленький поход только раздразнил её желание побегать, но ничего нельзя было поделать, только смириться.
- Ну вот, ещё и в денник её другого поставили. Поставь её на развязки, я пойду, место поищу.
Второй парень привязал зебру на развязки посредине прохода, недолго постоял рядом с ней, потом, махнул рукой и пошёл курить. Дакота осталась одна, не считая любопытных морд, что высовывались из денников чтобы посмотреть на неё.

+1

25

Чуть красноватое солнце склонялось к далекой линии горизонта. Лес на этой грани между небом и землей обретал новые цвета-дымка над деревьями светилась голубоватым цветом и навеивала добрые мысли о близящемся лете. Лучи румянили подсохшие дорожки и стебельки травы, которые робко показались из земли. 
Джексон неспешно ступал по асфальту в сторону главного здания комплекса. Его тянуло побыть наедине со своими мыслями, а потому он никуда не спешил. 
После того, как простившись с белокурым ангелом Паолой, он остался посмотреть на уходящих в конюшню Маршалла и Алиенто, прошло всего полчаса, может чуть больше. Это представление на треке вдруг вновь заставило в нем взыграть чувство "а я тоже хочу".  
Весна была уже в своем разгаре, даже незаметно пролетела та пора, когда холод был вперемешку с теплыми дуновениями ветра. Вот уже открыт был летний сезон, когда все конники счастливо выползали на плацы и в сухие левады. Джей провожал гуляющих там лошадей скучающим взглядом. Нет, конечно, он восхищался каждой из них, но ни в одной из них не было того особенного шарма, который бы манил взобраться на спину именно этого коня и насладиться встречным ветром. Даже холеная Алиенто не заворожила его настолько, чтобы с уверенностью сказать-"я хочу сесть на эту лошадь". 
Было жарко, действительно жарко, и Джей нехотя снял рубашку, оставшись в футболке. Нехотя, наверно, потому, что тащить ее в руках было откровенно лень, и парень просто обвязал ее вокруг бедер. Пусть болтается. 
Достав из кармана джинсов почти пустую пачку сигарет, он вытащил одну. Опять не выдержал расставания, хах. Закурив, он еще чуть замедлился в ходу, потому что главный вход был уже в поле зрения, а идти в здание с сигаретой -не лучшее решение.
Все же не отпускали его мысли о той прекрасной девушке, которую он внезапно встретил в конюшне. Мысленно он настроился на то, чтобы встретиться с ней еще хоть раз и невольно тянулся туда, где и повстречал Паолу. Вдруг, она ушла туда..? Но и навязываться как-то глупо... Наверно, не стоит туда соваться, а то подумает, что я слежу.. И думая об этом, он продолжал идти в выбранном направлении. Все-равно. 
Выбросив в сторону еще не докуренную сигарету, Джей показался на пороге главного здания. Он прошелся вдоль коридоров с амуничниками, перечитал все правила Техники Безопасности, развешанные в виде красочных плакатов по стенам, и даже забрел на мойку, где какой-то очумелый прокатчик отмывал ноги своей лошади кусочком мыла. Джей негромко усмехнулся увиденному и продолжил путешествие по комплексу. Не заметив длинный коридор, который он быстро преодолел в своих раздумьях, Джекс скоро очутился возле первой конюшни. Вперед тянулся проход, в котором на развязках стояла пара-тройка лошадей. 
Парень, не раздумывая, направился туда. По дороге он замедлял ход возле каждого денника и рассматривал заново те же самые морды, которые уже видел парой часами ранее. Но, видимо, Паола отвлекла его внимание только на середине просмотра, потому что то, что он увидел, дойдя до центра конюшни, уж точно не встречалось ему раньше. Посреди прохода, привязанная развязками к стенам конюшни, словно обычная прокатная кляча, стояла зебра. Обычная такая зебра, ага. Обычная.. 
От этого зрелища Джей было даже удивленно открыл рот и глаза. Проходящий мимо коновод издевательски хмыкнул: сами в шоке. И парень в кепке продолжил свой обход денников, но Джексон поймал его за рукав футболки и, развернув к себе, сначала немного помолчал, все так же раскрыв рот и уставившись на полосатый круп стоящей впереди него зебры. Конюх недовольно топтался на месте и, не выдержаы молчания, все так же саркастически произнес: Изрекай.
Это что, зебра?? Хотя ладно, я вижу что это зебра.. В смысле я конечно видел зебр, но эта зебра, она что, настоящая? Э.. Эээээ....
Чувак, я бы с радостью с тобой почесал языком, но мне еще надо выгрести целую кучу лошадиного дерьма из денников. Если ты не против, конечно. Сказав последнее, он скорчил издевательски-довольную рожу и было собрался идти, когда Джексон, наконец, собрал мозги в кучку и изрек: А можно я... В смысле, она не частная? Можно я ее возьму на часок? 
Мужик, хоть на веки-вечные, только учти, что за нее никто ответственности не несет. Она. Ну.. диковата типо... Хотя пока еще никого не убила.
Джей не стал дослушивать конюха и, чуть не вприпрыжку ломанулся к лошади. В смысле, к зебре. Ну, вы поняли. 
Она была невысокой, но невероятно красивой. После просмотра статных  чистокровок на треке, зебра по имени Дакота, как назвал ее, уходя, конюх, казалась крохотным ребенком. Но Джея просто разрывало от любопытства. Она, ведь, должно быть, прекрасно бегает. Вот это он и решил проверить. 
Успокоив свой восторг, он осторожно обошел Дакоту и остановился возле ее головы. 
Здравствуй, Дакота. Ты не против прокатиться?-он протянул пару кусочков нарезанной моркови, которую ловко стащил из мешка, стоящего возле соседнего денника. 

+1

26

Интересно, вон то сено вкусное? Наверное, вкусное. Здесь всё вкусное. – думала Дакота, устремив взгляд больших тёмных глаз вперёд дальше по коридору на охапку лугового сена, небрежно позабытого на полу каким-то нерасторопным конюхом. Зебра была очень охотлива до еды. Разумеется, раньше она жила впроголодь, поэтому, в первые дни своего пребывания в конном клубе принималась жевать солому из подстилки, сгрызать деревянные косяки. Сейчас как раз все деревянные края в её деннике оббивали железными уголками, готовя денник к новой жительнице. В лазарете ей строго регулировали рацион, стараясь не перекормить, но Дакота всё равно заметно округлилась с момента своего появления здесь, тем более, нагрузки совсем никакой не было. Её только раз решили погонять на корде, правда Коша долго не могла понять, что надо бегать по кругу, не подходя к человеку. И раз в день на несколько часов выпускали в лазаретную леваду, где она, впрочем, в силу своей стеснительности, не могла набегаться вдоволь, так как рядом часто проводили лошадей, что раздувая ноздри и навострив уши, смотрели на неё. Эти глаза, сначала удивлённые, а потом преисполненные презрения, они окружали Дакоту везде, отслеживали каждый её шаг. Зебре надо было научиться жить с этим.
Мимо конюх провозил тележку с тюками сена, и Дакоте удалось выхватить себе клочок. Она быстро прожевала, и тут рядом оказался какой-то человек. Явно не конюх. Этот человек, достаточно высокий, обошёл её со всех сторон и Дакота испуганно поджала свой хвост-метёлку. Его она видела впервые, на ветеринара он был не похож. Мало ли что надумал. Что ему нужно? Странный какой-то. Молодой человек остановился около её морды, и Коша чуть потянулась к нему носом, насколько позволяли развязки. Её чёрные аккуратные ноздри расширились, втягивая новый запах, наверное, Коша решила его запомнить. Здравствуй, Дакота. Ты не против прокатиться? Куда прокатиться? На чём прокатиться? Что значит прокатиться? И тут в ладони его появилась морковь, не понятно откуда взявшаяся. Да, вот он – друг зебры. Дакота жадно и поспешно зашелестела губами по ладони незнакомца, да так жадно, как будто с утра не получала как все остальные овсяной каши. Давай ещё! Ещё хочу! Заговорила вдруг на эмоциях зебра, мотая головой, своим своеобразным голосом, на который тут же из денников повысовывались морды. Ей сразу же захотелось провалиться сквозь этот бетонный пол, ну, или хотя бы стать такой маленькой, чтобы спрятаться за этим добрым человеком. Да, людей, что её угощали она автоматически записывала в категорию добрых.
Дакота переступила с ноги на ногу и фыркнула. Зачем он пришёл? Куда он меня покатит?

+1

27

Люди слонялись здесь и там. Они, наклоняясь, подлезали под развязками, улыбались, смотря мельком в черные глаза необычной лошади, словно злыми шутниками раскрашенной в полоску, и добро оглаживали ее короткую мощную шею. Тут и там слышался стук металлических карабинов развязок, когда они, отцепляясь от недоуздков, ударялись о железные вставки в денниковых дверцах. 
Прохожие были молчаливы, и каждый их лик скрывал в себе личные, скрытые от всех мысли. Так же и Джексон, подав на раскрытой длинной ладони еще одну порцию красной сочной моркови, погрузился в восторженное молчание и пребывание в собственных мыслях. Он обходил зебру с одной и другой стороны, перебирал пальцами жесткую черно-белую гриву. Удивительно, как такую редкую красоту еще никто не присвоил. Да какой бы дикаркой она не была, черт возьми, она же настоящая зебра! 
Парень впервые за последнее время вдруг почувствовал прилив сил. Настоящих, добрых чувств. Их обычно называют ностальгией. Конечно, зебра под седлом для него в новость, но ведь это все та же лошадь, все тот же принцип. 
Предлагая Дакоте еще и еще вкусной моркови, он второй рукой заботливо похлопывал её по шее. Эти легкие шлепки влажной ладони о полосатую шкуру звонко раздавались по длинному проходу. 
Когда Джей сообразил, что стоит вот так без дела уже почти десять минут, скармливая зебре все имеющиеся запасы овощей, он поймал за руку подлезающего под развязками конюха. Чувааак, ну чё те надо-то?..-протянул устало уже знакомый парень в красной кепке, с апликацией прыгающей лошади. 
Выставив ладони вперед, чтобы сдержать желание конюха уйти по своим делам, Джей быстро затараторил просьбу принести амуницию зебры. Конюх только недовольно фыркнул и побрел в противоположную сторону, где за деревянными дверьми скрывались просторные амуничники. Спустя пару минут, он притащил к деннику зебры черное, начищенное и промазанное совсем недавно седло, спрятанное в тугой чехол, явно не подходящий по своему размеру, и звенящее железками оголовье. Приняв уздечку в свои руки, Джексон, однако, отклонил желание конюха повесить следло на крючок. Нет-нет-нет, это забери. Оно не понадобится. 
Можно было без труда заметить, как кровью налились глаза парня в кепке, ведь он с такой сложностью протащил тяжелое кожаное изделие через череду развязок. К тому же, он явно удивился настрою Джексона. Конюх покрутил пальцем у виска и вопросительно просвистел. Ну-ну. Если не затопчет-заходи на чай. Похвастаешься. А то вы, мать вашу, все сегодня сбрендили!-молодой конюх небрежно сплюнул в сторону, на голый бетон-Одному Алиенто поседлай, другому вообще дай на голой дикой зебре покататься. Самоубийцы хреновы, эээ! Парень обреченно махнул рукой на этого, как ему казалось, безнадежного горе-конника. 
Все то время, пока конюх болтал, Джей уже заботливо шелестел скребницей по шкуре зебры. Не обходя ни единого кусочка. Долго он приговаривал чуть-слышно о том, какая она замечательная девочка, эта Дакота. Она казалась как юное наивное дитя-вовсе не опасной дикой лошадью, а, напротив, будто напуганной своим здесь пребыванием малышкой. Эти очаровательные глаза смотрели на него добро и доверчиво. Нельзя было отказать во внимании такой очаровательной леди.
И когда, наконец, каждый волосок ее бело-черной шкуры сверкал под ярким светом ламп, Джексон прошелся металлическим гребешком по короткой полосатой гриве. Ты почти готова.-сверившись с часами на левой руке, заключил парень. 
Он, не торопясь, наклонился в ноги лошади и сцепил крепкие липучки ногавок. Параллельно с этим, в голове зрела мысль выйти с Дакотой за пределы конюшни, куда-нибудь в лес, но это оставалось еще под вопросом. Ведь он уверенно настроился поездить без седла, а лететь с дикой зебры в еще не высохшую лесную грязь было очень неохота. 
Ну, что, красавица?-смотря в глаза Дакоты, сказал Джей. Он поднялся и взял в руки оголовье. Сверкающие железки звонко побрякивали в ладони, ударяясь друг о друга. Сковав большую голову зебры правой рукой, он несколько раз попытался примостить мундштук с трензелем зебре в рот, но мучаться и вовсе не пришлось-какой бы дикой ни была эта зебра в сказках, пересказанных конюхами, а вот железки она взяла сама, словно с ними родилась. 
Дотянув ремни оголовья за уши и расправив капсюль, Джей достал из кармана припасенные четыре кусочка рафинада. За примерное поведение, красавица.-Джекс ласково похлопал ее по крупу и, осмотрев всю Дакоту с головы до копыт, принял решение, что пора выводиться. 
Он незатейливо потянул за повод, который по-крепкому сжимал под уздцами. О, как же могущественно он чувствовал себя наравне со столь сильным и грациозным животным, как лошадь. Когда она шагала возле бока, гул ее цокающих копыт был слышен всем проходящим. Как сладки были те воспоминания, вернувшиеся к нему в славном стечении обстоятельств. 
Ты умница. Доверься мне, и я не обижу-он шептал ей, приближаясь к выходу. Оттуда дул теплый вечерний ветерок.-Меня зовут Джексон.

+1

28

Большие тёплые ладони молодого человека непрерывно подносили к её чёрному носу угощения, которые она подхватывала жадно, с торопливой благодарностью. Казалось, этот новый знакомый Дакоты был очень удивлён ею: всё ходил вокруг, прикасался к её телу, дивясь аборигенной дикой красоте зебры. Он похлопал её по полосатой шее, это значило, что она молодец. Но чем я заслужила? – в свою очередь удивлялась Коша. Для неё это было странно, ведь разве когда-нибудь чувствовала ли она, осознавала ли человеческую любовь к себе?
Молодой человек о чём-то переговорил с одним из конюхов, затем, снова вернул своё внимание к зебре. Через некоторое время, когда принесли амуницию, Коша догадалась о содержании разговора, произошедшего между людьми. Значит, мне надо будет его покатать. – догадалась она. Ну это я умею. Покатать в её понимании значило бежать мелкой рысцой или идти шагом, терпя плюхающийся на спину тяжёлый «мешок». Вскачь её никогда не пускали, наверное, боялись, что она понесётся так, что упадёт всадник и сама она сбежит. В прошлой своей жизни ей часто приходилось катать на себе праздных людей за сто рублей шагом, или, их детей. Поэтому седловку она восприняла как должное, как то, что давно в порядке вещей. Но с нескрываемым искренним детским изумлением уставилась себе на ноги, смотря на эти странные, ни на что не похожие штуки, столь крепко обхватившие её ноги. Неожиданный гость долго и тщательно вычищал её и без того чистую лоснящуюся шкуру. Поговорив с Дакотой немного, парень взял в руки оголовье, что слегка пугающе, как-то необычно, позвякивало железками. Было видно, что это уздечка, но не совсем такая, какую надевали раньше на зебру. Собственно, после того как она попала в этот конный клуб – вообще уздечек не видела, потому что конюхи предпочитали водить неконфликтную, смирную зебру на недоуздках.
Вот, её морда привычно была ограничена в движениях человеческой рукой, и зебра привычно приготовилась взять это в рот, что бы не заслужить какого-нибудь наказания. Всё-таки, она начала нервничать, побаиваться его, когда он принялся одевать уздечку. Мало ли, как те люди, на которых она работала, парень ударит её по зубам, начнёт кричаться, что ему некогда возиться с «этими дурацкими ушами», больно вцепится рукой в челюсть или за храп. Коша поспешно и, как могло показаться, охотно, приняла два этих несчастных трензеля в рот, привыкая к новым ощущениям. Тут, уши её потерпели продевание через тугой затылочный ремень, и это на время отвлекло её от мундштука.
Дакота чувствовала, что вся её голова крепко опутана этими ремнями, с непривычки (да и после долгого перерыва) во рту было неудобно, неприятно. Коша двигала железку языком, пытаясь к ней приноровиться. Зебре преувеличенно казалось, что её рот вообще не закрывается, она удивлялась этому странному  неизвестному ранее приспособлению, но не злилась на человека, который одел это. Значит, так нужно. – со вздохом решила Дакота, посматривая на этого паренька.
Взяв Кошу под уздцы, парень повёл её за собой по длинному и просторному проходу конюшни, провожаемый насмешливым взглядом конюхов и десятком лошадиных глаз, что рассматривали полосатый круп и дивились такому невиданному здесь ранее существу. Ты умница. Доверься мне, и я не обижу.  – да верю я, верю. – ворчала про себя зебра, устремив свой несколько тревожный взгляд вперёд, к выходу из конюшни, за которым был тёплый спокойный вечер и ожидало её что-то новое и, наверное, интересное. Меня зовут Джексон. – шептал он в её мягкие уши-локаторы. А меня Дакота! – отозвалась зебра, бодро тряхнув головой и чуть увеличивая скорость своего шага, но всё же не осмеливаясь тянуть.

+1

29

-плац-

0

30

---пещера
До конюшни они дошли на удивление быстро. Люди, которых встречались им по дороге округляли глаза от удивления, не понимая, откуда рядом с вожаками конюшенного табуна взялся крупный неуклюжий жеребенок.
Дайтона гордо оглядывала свои владения, изредка подталкивая носом сына, чтобы тот шел быстрее. Кобыла явно давала малышу понять, что няньчиться с ним никто не будет. Дефолт должен вырасти сильным и независимым жеребцом, на его пока еще хрупких плечах лежит важное задание, которое под силу только ему.
Вот и конюшня прямо перед лошадьми открыла свои двери в проход. Оттуда доносились привычные звуки и запахи, приглушенные голоса людей, ржание лошадей.
Фризка на минуту остановилась, чтобы дать сыну отдохнуть. Она подошла к Дефолту и носом подняла его мордашку, заставляя сына посмотреть на нее.
Сейчас ты впервые увидишь других лошадей. Запомни, ты отличаешься от них, в тебе течет другая кровь. Но любой из них может стать тебе другом, поэтому никогда не делай преждевременных выводов о домашних. А теперь выше нос, ты наследник последних диких лошадей Дая растрепала губами короткую, но густую гривку Дефа и став справа от сына, вошла в проход.
Две огромные лошади с жеребенком в центре вызвали звенящую тишину. Дайтона встряхнула гривой и улыбнулась. Выгнув шею баранкой, фризка сделала шаг вперед, глухо стуча копытами по бетонному полу. Она громко заржала, сообщая всем о своем приходе, а потом отступила назад и кивнула Дефолту, заставляя его выйти вперед.

0


Вы здесь » Horsepower » Архив » Проход