Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Отыгранный ФБ » Чем больше в сердце гордости, тем труднее бывает покорить его.


Чем больше в сердце гордости, тем труднее бывает покорить его.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники
Дэвид l Фридерик
Очередь постов
Ф. - Д.
Время|Место
Около трех недель назад, август l Денник, места для погулок
Сюжет
Отыграть езду на природе с вытекающими последствиями

0

2

---Начало флеша----
Жеребец всё ещё был в деннике, спал.
Прошло много времени, сон уже прекращался, хотя было бы лучше, по крайней мере для людей, чтоб эта лошадь больше никогда не проснулась. Ведь это настоящий демон, только в теле копытного. Жеребец проснулся и взглянул вверх. В проходе было светло, и даже очень. Утро... - подумал Федя. А он оказался прав, сейчас было где - то приблизительно часов 11:00. Коненчо, это не совсем утро, но всё же. Фридерик повернул голову в сторону кормушки и увидел завалавшийся кусочек сахара, который когда - то предложил ему рич. Жеребец дотянулся мордой до сахарка, и взяв его в зубы, съел. Он тут же вспомнил Рича. И зачем я над ним так издевался? Теперь ко мне никто не придёт... Хотя нет, дожлен был кто - то придти, но его нет. Все хозяева бросают меня, не оставшись даже на месяц. Лишь Тори была со мной три года, но меня разлучили с нею. - думал конь. Эх Тори, Тори.... Где же ты? Ты мне так нужна..... - вновь подумал жеребец и положил голову на опилки.
По проходу раздались шаги. Конь навострил уши и тут же поднял уши, но напрасно, шаги прошлись мимо его денника. Эх... - фыркнул Федя и вновь положил голову возле ног. Тут шаги вернулись. Федя, вставай давай, есть пора, и пить. - молвил человек. Жеребец лениво, буд - то делая одолжение, поднялся на ноги и посмотрел на конюха. Тот в своё время насыпал овса с мюслями в кормушку и открыл поилку жеребцу, после ушёл. Фридерик принялся за еду. Конечно, пища в рот не лезла, но есть хотелось. Опустошив кормушку, жеребец начал наполнять себя водой, что шла чуть лучше, нежели овёс с добавкой.
Через некоторое время к коню пришёл коновод, и со словами: Ну что, Демон? Пошли... Взял недоуздок, чумбур, открыл дверь и вошёл к коню в денник. После одел на жеребца недоуздок и вывел на проход. Фридерик огляделся по сторонам, но стоял спокойно. Жеребца привязали на развязки. Парень, спустя минут 10 уже начистил лошадь и начинал седловку. Ээээ... Это куда меня? Неужели кто - то пришёл? Ну что ж, посмотрим на всё это... - подумал Федька и мухнул хвостом, попав кончиком прямо в шею парня. Тот лишь сругнулся на лошадь, но продолжал седловку. Ещё минут пять, и Фридерик стоят, весь обвешенный всякими людскими штуками. На него одели шпрунт, чтоб строже всё было. Железо Олимпийское, тоже строгое. В общем "заковали" коня, но ему - то было всё - равно, и не с таким справлялся. И вот, коновод отвязал жеребца с развязок и повёл куда - то, захватив с собой корду.
Они пришли на поле, места для раздолья было очень много, что подзарядило Фридерика. Парень прицепил корду и пустил жеребца по кругу. Он хотел, видимо, выбить всю дурь из этой лошади. Федька поднялся в рысь, а после в "козлячий" галоп. Да уж, дури в нём было хоть отбавляй. Ещё минут 15 жеребец носился галопом в одну и другую сторону, не давая коноводу нормально стоять на месте. Тот всё время орал на лошадь и пытался удержать жеребца... По коню было видимо, что он лишь отыгрывается на парне, но стоит его лишь хорошенько дёрнуть за рот, как он тут же, минут на пять, успокоится, но коновод пока что этого не сделал. А Федька всё продолжал издеваться над ним.

0

3

- Нет, так не пойдет. Эта кляча развалится подо мной. – возмущался высокий, широкоплечий мужчина, хотя тон его был весьма спокойным. Зеленые глаза сожалеющее рассматривали серую кобылу, с высокой холкой, жидкой длинной гривой, тонкими ногами и острым крупом. Животное уныло держало голову на уровне плеч, рассеяно раздвинув уши в разные стороны и жевало трензель.
- Пф! – Дэв поднял руку, указывая на лошадь, - Это корова какая-то.
Кобыла на мгновение перестала живать железо, навострила уши и на секунду Колду даже показалось, что она поняла его. Конюх, черноволосый парень среднего роста, уже потихоньку выходил из себя, но тщательно это скрывал.
- Победа – единственная свободная лошадь, ходящая на природу. Остальные записаны на другое время.
- Хочешь сказать нет других вариантов? – не отступал Дэвид.
- Хорошо. – уже не скрывая своего недовольства с вызовом отозвался конюх, - Могу поседлать Фридерика. Рискнете?
- Отлично. – тут же ответил мужчина. Слово «риск» вообще плохо на него действовало. Он всю жизнь рисковал и тут уж без вопросов.
- Приходите к полю через полчаса. По второй прогулочной.
Дэв кивнул и с недовольным лицом вышел из конюшни, направился ко второму зданию, где был манеж. Устроившись на трибунах, он смотрел за занятием какой-то девочки и за тем, как ее лошадка скучно наматывает круги рысью. На самом деле он был очень доволен, потому что та кляча его совершенно не устраивала. Нет, не плохая кобылка конечно, но она на вид какая-то сухая. Колд не хотел сейчас садиться на спокойную лошадь. Не ездил верхом он где-то полтора года вообще, и сегодня, когда ехал с одного дела по другой дороге, был сильно обрадован тому, что заметил табличку. Завернув машину туда, куда она указывала, Колд и вправду приехал к огромному конному клубу. Пожалуй таких обширных конюшен он не видел ни разу вживую. Дэвид ездил на лошадях то там, о здесь. В манеже занимался от силы раз пять, остальное время все под открытым небом. Мужчине вдруг вспомнился тот день, когда он впервые сел на лошадь. Да, это было в Техасе. Сейчас он был одет в джинсы, майку, сверху рубашка и массивные кожаные ботинки, но небольшой каблук на подошве все-таки был. Одежда явно не для «высшей школы верховой езды», но Колд почти всегда ездил в подобной одежде и никогда не чувствовал дискомфорта.
Дэвид поднял правую руку и взглянул на электронные часы на запястье. «О, пора.» Оперевшись ладонями о колени, он встал и направился к выходу, поправляя ворот темной рубашки. Когда мужчина широкими, но не очень быстрыми шагами направлялся к полю по прогулочной дорожке, он вдруг неожиданно вспомнил, что у него совершенно нечем угостить коня. Ну что ж, тогда потом. Погода была отменной, не жарко, свежо, солнце светило ярко, а кучевые облака плыли быстро из-за то и дело поднимающегося прохлданого ветра и так низко над землей, что от них падала тень.
Вся эта красота открылась Колду, когда он вышел из лесу. Но первое, что бросилось ему в глаза, так это тот самый конюх и жеребец, бегавший на корде. Подойдя ближе, Дэв разглядел, как горяч его конь. В нем так и пылала энергия, молодость или еще что похуже. Парень, крича на него, дернул его и тот перешел в рысь, но о спокойствии говорить было еще рано. Дэвид, стоящий с внешней стороны круга, подсуетился и схватил коня за повод, тем самым заставив остановиться.
- Тихо, тихо… Вот это другое дело. – одобрительно улыбнулся Колд, обратившись к конюху. Он встал перед животным, держа рукой повод, и на мгновенье посмотрел в глаза коня. В крупных темных очах так и скакали черти. А его статность, телосложение, рост завершали образ сущего  Люцифера. Хлопнув увесистой рукой по темно-гнедой шее, Дэвид ждал, когда конюх отстегнет корду. Когда же он это сделал, с довольной ухмылкой отошел, Колд стал проверять подпруги и делать под себя стремена. «Господи, шпрунт еще нацепил.»
- Осторожнее. Он в добавок производитель, у него горячий нрав. – напоследок сказал парень.
- Заметил. – отозвался мужчина и без труда запрыгнул на коня. – Справимся.
Дальше конюх направился в сторону КСК, а Дэвид, поерзав в седле, набрал повод. Да, давненько он не ощущал себя так, как сейчас. В седле ты всегда чувствуешь себя по иному.
- Ну, поехали… - не громко сказал Дэв себе под нос и двинул жеребца рысью.

0

4

Жеребец был разгорячён. Ему нравилось издеваться над этим двуногим. Как никак, он чувствовал себя выше на ранг, что придавало ему ещё больше сил. Фридерик уже начинал с силой выдёргивать корду, лишь бы ещё чуть - чуть дать себе свободы и вырваться из рук человека.
Даааа... Его мечты, они так высоко летают. Парень кричал, пытался остановиться коня, но у него не получалось этого сделать. Спустя некоторое время пыл немножко охладился, но не ушёл из тела жеребца. Конь привстал на свечку и рванул вперёд. Тогда, видимо, Федька уже взбесил коновода. Парень с силой дёрнул корду, отчего трензель жёстко впился в десну жеребца. От резкой боли Тракен мнгновенно перешёл на рысь, спокойную. Да, пускай она и была спокойной, на первый взгляд, но жеребц уже начинал нервничать и выкидывал передние очень далеко, показывая своё недовольство. Все эти движения так же сопровождались злобным фырканьем. Вдруг жеребца что - то остановило, вновь с сопровождением трензеля. Федька в недоумении посмотрел прямо перед собой и увидел молодого парня. - Тихо, тихо… Вот это другое дело. - проговорил тот, крепко держа жеребца под узцы. А это ещё кто? - подумал Фридерик. Тракен попытался вырваться, дёрнув головой вверх, но попытка была безуспешна. Что ж, кем бы он ни был, а физическая сила присутствует, и её не мало, как я погляжу. - пролетела мысль в голове жеребца.
Парень подождал, пока коновод отстегнёт корду, а после начал проверять жеребца, амуницию. Ну что ты там мешкаешься, а? - начинал злиться Фрид. Е:му было не понятно, почему какой - то прохожим вот так подошёл и взял его за повод, ничего не сказав? Ответа конь не знал, но намеревался это сделать. Молодой паренёк что - то сказал незнакомцу и удалился, оставиви Фридерика полностью на "растерзанию" этой особи. Мужчина что - то сказал, но из его речи Федька услышал лишь: Справимся. На что тут же проржал: Ну что ж, удачи! После этого человек подобрал повод и "запрыгнул" в седло. Лихо однако ты. - подумал тёмно - гнедой и немного прогнулся в спине. А ты не Божья Коровка, весишь не 10 грамм. Ты Амбал какой - то. - подумал жеребец. Да, масса у парня была не маленькая, но сам конь тоже не Текинец. Спина, сустя секунд десять выпрямилась, "вошла" в тонус.
- Ну, поехали… - молвил парень и продвинул коня шенкелем. Жеребец с места поднялся в рысь. Она у него была мягкая, но активная. Фридерик собрался и начал тщательно отжёвывать железо, всё время пытаясь вырваь повод из рук всадника. Ему не нравилось, что кто - то взял и сел на него, так, тупо покататься. По крайней мере так думал сам тракен, а правды он не знал, лишь навязывал себе всякие мысли, заставляющие его ещё больше нервничать. Спустя минуту рысь стала чуть более трясучей т.к. Федька разогнался до такой степени, что это был практически галоп, нежели спокойная рысь. Ему, конечно такая рысь не нравилась, сразу бега представлялись, рысачьи, но надо же было хоть какое - нибудь неудобство доставить человеку. Вот жеребец и шёл трясучей рысью, напря поясницу и пытался вырвать повод...

0

5

Ветер то утихал, то с новой силой набрасывался на все живое. Но он не был холодным и жестоким, ветер был сильным и свободным. Он не пытался вырвать траву из почвы, он ласкал ее своим дуновением, не трепал гриву темно-гнедого жеребца, а развивал ее. Мгновениями Дэвид втягивал в себя свежий воздух, но когда жеребец поднялся в рысь, было уже не до этого. Колд конечно сразу вспомнил, как нужно сидеть в седле на рыси, хотя скорее его тело на автомате поймало ритм. Пока конь еще не очень размят, мужчина естественно ехал строевой. Он приподнял брови, был слегка удивлен, когда заметил, что Фридерик уже собрался, сам, без всякой команды. Пожав плечами, Колд продолжил смотреть вперед. На самом деле эта сборка лично ему была ни к чему сейчас, но раз жеребец привык работать так, то нечего его отучивать. Хотя Дэйву всегда думалось, что лошади лучше работать, когда ее голова не согнута так, как в сборе, а когда находится в обычном, привычном для этого животного положении. Может это и была его ошибка, ведь так лошадь должна лучше слушаться всадника, но сам Колд никогда не старался подчинить себе коня. Скорее работать с ним вместе. Поэтому, наверное, он даже и не попытался сесть на серую Победу. Она явно не хотела работать, а если не хочет – нечего ее и заставлять. Такая езда была бы не в радость.
Фридерик тем временем стал ускоряться и его мягкая рысь стала трясучей. Повод, который он все это пытался вырвать, Колд держал спокойно, но крепко, поэтому его руки даже не дергались. Но сейчас конь стал делать это резче, да и спина его стала как-то жестче. Конечно все это не устраивало всадника и он напряг повод, чуть натянув его и снова опустил. Но этот момент, видимо, остался почти незамеченным Фредом и тогда Дэвид стал отзывать его жестче, при этом специально медленнее привставая в седле и сбивая его быстрый ритм своим весом.
- Э, прекращай давай, Фред. – насупившись проговорил Дэвид, уверенно держа повод и косясь на затылок лошади. 
Жеребец был явно не спокойным, но это не передавалось мужчине. При чем Дэв был уверен, что он чаще всего такой. Так бы конюх не стал злорадствовать, когда ушел седлать именно Фридерика. Видимо тот парнишка был уверен, что Колд намучается с этим конем, но мужчина был полон решимости добиться слаженной работы и взаимного понимания с этой лошадью. Он ему нравился. Лошади, в которых кипит жизнь и сила. Огонь корит в душе этого жеребца, это Дэвид заметил еще когда заглянул ему в глаза. Это лучше, чем когда лошадям отбивают всю их индивидуальность и они становятся покладистыми и бегают кругами в манеже, лишь бы отстреляться и вернуться в денник или леваду. У них нет индивидуальности, скучно. Но Дэв знал, что с этой лошадью нельзя расслабляться. Поэтому он был спокоен, но всегда на чеку.
Вдруг он заметил справа длинную аллею, она граничила с полем. Не долго думая, Дэвид повернул Фридерика туда. Шла уже где-то пятнадцатая минута рыси и проехав еще метров тридцать, всадник натянул повод и помягче сел в седло, перейдя в шаг.
- Ну, пошагаем, дружище? – с ноткой веселья в голосе сказал Дэв и наклонившись к жеребцу, с легкой улыбкой пошлепал его по шее и плечу. Потом выпрямился, отдал повода столько, сколько положено и огляделся. Высокие деревья возвышались над ними обоими, ветер, как не странно неожиданно стих. Раздавались утренние трели невидимых птиц.

0

6

Повод спокойной лежал в руке парня, который уже начинал подзывать жеребца, но Фридерику было всё - равно, он ещё больше пытался вырвать "верёвку". Тогда, видимо парень просёк цель лошади и начал сильнее напомнать коню о том, что в седле что - то есть, что Федька не сам по себе бежит.
Мужчина начал чуть сильнее тянуть повод и всё медленнее облегчаться, что просто напросто заставляло тракена замедляться. Конечно, любой лошади не удобно, когда её тело, и тело человека не гармонируют в езде. Вот и Федьке было не удобно. Вскоре лошадь сбавила темп. Э, прекращай давай, Фред. - молвил парень. Слова этго человека ну никак не повлияли на Демона. Жеребец не останавливался, шёл рысью, изредка пытаясь вырвать повод. Конечно, ему этого сделать не удавалось, но "попытка не пытка" - как говорится. Время от времени лошадь немного сбивала темп, немного семеня ногами, темпа три, а потом вновь широкий мах. Как правило, людей подкидывало от такой уловки и происходит дисбаланс, но как странно, этого парня ничего не "выкидывало". Он как сел, так и продолжал сидеть в седле. Хорошо держишься в седле, хочу я заметить. - подумал жеребец и перестал "вредничать".
Вскоре, парень повернул лошадь на какую - то дорогу и переведя в шаг, проговорил: Ну, пошагаем, дружище? Фридерик повернул и увидел перед собой неописуемую красоту. Они буд - то в дверь какую - то зашли. Вот сейчас были на открытом пространстве, без единого дерева, на поле, а тут вдруг зашли в другую дверь и оказались на аллее. Сзади поле, впереди дорога, а её "сопровождали" могучие деревья, которые стоят тут не один десяток лет скорй всего. Тёмно - гнедой перешёл в шаг. Ветер, который был в полях, бежал за ними, но, видимо перед его "носом" дверь закрылась, и он не проник в это красоту. Тут было всё такое спокойное, лишь было слышно пение птиц, которых так хотел увидеть жеребец.
Фридерик вертел головой, лишь бы "застать" хоть одну птицу, которая издавала столь приятный звук, но ему это не удалось. Спустя минуту тракен "вышел" из сбора. Шея тут же расслабилась, а парень оказался понимающим, отдал достаточно повода, чтоб потянуть лебединую шею жеребца. Фридерик расслабил спину, вытянул шею, но не опускал её. Тори научила. Он всегда шагал с поднятой головой, никогда не опускал её до земли, ну только в стадии заездки и до появления девушки. А уже после её тренировок, вредная привычка тут же отпала. Должен заметить, что такую красоту я ещё нигде не видл. - проржал жеребец. Аааа... Что уж там, ты - то всё - равно меня не понимаешь. - вновь пробурчал Федька. Всадник мог почувствовать, как жеребец расслаился. Это означало, что от лошади ничего ожидать не следует, что он в какой - то даже степени доверяет наезднику.
Федька шагал и рассматривал всё, что окружало его. Огромные деревья буд - то были охранниками этого места и с высока смотрели на крохотную по сравнению с ними парочку. Коня этого впечатлило, и даже очень. Именно здесь он чувствовал себя комфортно т.к. знал, что здесь ему нечего ждать от матушки природы. Прошло минут пять, а тракен всё шёл и смотрел по сторонам.

0

7

Тишина, простилающаяся в этом месте, все так же изредка нарушалась песнями пернатых. То там, то здесь звенели голоса птиц. Дэвид расслабился в седле и полошил руки с поводом на свои ноги. Он заметил, как Фридерик стал вертеть головой в разные стороны, заинтересованно навострив уши. Губы мужчины искривились в улыбке и он снова поднял глаза на дорогу.
Он всегда чувствовал, что животные - это самые чистые души в мире. Они не скрывают своих чувств и не притворяются, они самые верные создания на Земле. И почему-то мы, люди, решили, что мы умные — какая ирония. Не смотря на внешнюю непробиваемость и какую-то порой даже холодность, Дэвид всегда тело относился и к детям и к животным. Он считал, что животные отнюдь не низшие создания. У них тоже есть душа, как и у людей. Человек, по его мнению, - просто иная форма существования. Хотя вряд ли он был был очень мягок и показывал бы свою любовь к лошадям, если бы был не вдвоем с Фридериком. Ему вообще не свойственно показывать подобные чувства, на кого бы они не были направлены. В этом Дэв всегда был сдержан при других.
Вот жеребец вытянул голову вперед и мужчина довольно улыбнулся:
- Вот. Разомни хоть шею. – потом по-доброму усмехнулся, - Спортсмен.
Дэвид не учился ездить верхом. Просто сел и поехал. Конечно, много поначалу он делал не правильно, но, войдя во вкус, он брал уроки у тренера, человека, который как никак знает, как обращаться с лошадьми. Так у Колда и посадка стала правильней и техника. Но даже не смотря на то, что он и конкуру научился, мужчина никогда не рвался к соревнованиям и победам. Для него это был не спорт, а скорее хобби, занятие для души. Во-первых он к животным хорошо относится, интересно с ними общий язык находить, во-вторых – это, как никак, помогает держать себя в форме, ну и в-третьих – приносит удовольствие. И кому нужны эти медали и кубки? Непонятно.
Фридерик неожиданно заржал и Колд непонимающе приподнял одну бровь. «И чего это он…Разговаривает что ли со мной?»
Когда прошло минут так десять, Дэвид стал набирать повод, слегка трогая бока коня шенкелями, стал готовить коня к подъему.
- Ты хорошо размят. – набрав повод, он придержал левый, сделав постановление и толкнул правый бок жеребца, - Галоп!
Фред поднялся весьма охотно. Хотя он конь вообще активный, так что Колд не ожидал от него проявления лени. Быстро освоившись с посадкой в седле, Дэвид слегка позабыл про повод. Его руки держали рот Фридерика в напряжении, что не должно было понравится темно-гнедому. Но Дэвиду еще предстояло вспомнить все нюансы верховой езды.

0

8

Вот. Разомни хоть шею. - молвил парень, усмехнувшись и закончил свои слова: Спортсмен.
Жеребец повернул голову и посмотрел на него, продолжая шагать. Ты что, не веришь, что я - спортсмен? По мне не видно что ли? Я тебе докажу, что я - спортсмен ещё тот! - подумал жеребец и вернул голову в прежнее положение. Сейчас Фридерик шёл и тянул шею, да конкретно тянул. Ему было хорошо, правда было одно но, для полной свободы ему не мешало бы скинуть человека и погулять там, где хочет он. Ах да, ещё и амуницию всю снять с себя, тогда уж тончо всё просто идеально будет.
Федька вновь услышал пение птиц. Уши приняли стойку "солдатиком", а голова начал поворачивать в разные стороны в поисках птиц. Однако, и этот описк оказался неудачным, к сожалению. Мелодичное пение прекратилось, сново стало тихо. Шея хорошо уже была потянута, поэтому жеребец, немного собравшись, напряг мышцы. Он был готов дать жару этому парню. Кстати, насчёт жара. Тааак... Ты же у нас ещё не пробовал моей проверки. Что ж, сейчас мы это мигом исправим. - ехидно подумал Федос и гугукнул.
Ты хорошо размят. - проговорил человек и, набрав повода, дал хорошего шенкеля жеребцу со словами: Галоп!
И плотно сел в седло. Фридерик довольно - таки хорошо поднялся в галоп. Перед тут же начал выбрасываться вперёд. Первые три темпа жеребец шёл манежным галопом, а потом попытался чуть прибавиться темп, но, всадник слишком сильно сокращал тракена, крепка и "твёрдо" держа повод. Нашему герою это конечно же не понравилось, на что он отдал козла. Повод всё - равно не отдавался. Тогда жеребец, наплевав на всю боль во рту, на один темп задержался в воздухе и тут же ускорился. галоп уже был далеко не манежным, а даже полевым.
Была прямая. Фридерик ещё больше ускорился и тут же выдал мощного козла парню. Дааа, сейчас всаднику было далеко не спокойно в седле. На земле лежала палочка. Фридерик ещё больше ускорился и прыгнул в воздух, через эту палочку, выгнувшись в спине и сработав задом при приземлении. После жеребец продолжил идти несущимся галопом. Метров через 30 Федька резко затормозил. Даже зад немного опустился вниз. Получилась "скользящая" остановка. почти как в вестерне прям. Федька резко накло нил голову вниз ( не до конца ) в ожидании того, что по его плану парень должен был вылететь из седла...

+1

9

Вначале они двигались слаженно. Будто вдвоем составляли единый организм, и каждый был неотъемлемой частью этого самого организма. Скорость. конечно, была не очень, зато сидеть на Фреде было удобно при манежном галопе. Дэвид не расслаблялся, чуть позже хотел пустить жеребца в более быстрый аллюр, но животное решило, что время пришло уже сейчас. Колд, чувствуя, что тракен хочет ускориться, не давал ему этого сделать, отзывая поводом и специально двигаясь в седле так же, как и на манежном галопе. Но скотинка не прекращала показывать свой недовольство и поддала хорошего козла Дэвиду. Но он, конечно, удержался в седле, даже не подлетел совсем, будто приклеился пятой точкой. Мужчина серьезно свел брови, почувствовав на секунду, как конь под ним завис в воздухе. "Сейчас рванет." - подумал Колд и через мгновение Фридерик резко ускорился. "Не пронесло."
- Эй! А ну хватит. - серьезным голосом говорил Дэвид, чувствуя, что жеребец выходит у него из под контроля. Но Фреду, конечно было сра... плевать. Он несся вперед и совершенно не отвечал на повод. Снова ускорение. Не успел Колд хорошенько отреагировать поводом, как тут же получил еще одного козла, причем мощнее предыдущего. Фридерик не давал мужчине продохнуть все больше изощряясь со своими маневрами. Он вдруг прыгнул вперед, как-то неудобно выгнулся и снова скозлил. У Дэйва глаза поползли на лоб, но тут же брови опустились. Упрямо восседая на жеребце, он продолжал работать поводом. Кое где, на висках и на лбу уже выступали крошечные капельки пота.
- Да что ж ты будешь делать а... - сквозь зубы цедил мужчина, изрядно попилив рот жеребца, но все же не резко, чтобы не доставлять адской боли. Вообще он любил животных. Любил за их за их природную чистоту и искренность. Они не судят тебя, не рассуждают, они просто хотят быть твоими друзьями, или, по крайней мере, не скрывают своих намерений. Всё живое боится мучений, всё живое боится смерти.
Дэвид стал смотреть по сторонам, но бесполезно. Завернуть было некуда, не сделать вольта. Оставалось либо дальше пытаться как-то вразумить жеребца и ждать, пока он сам выдохнется или конкретно рвать ему рот. Скрепя сердцем... Нет, Колд все же выбрал второе. Держаться в седле было уже сложно. Благо тракен освободил его от козлов... Не тут то было. Рано было расслабляться. Фридерик неожиданно затормозил. Корпус Дэвида, все это время сильно откинутый назад моментально изменил положение и его бросило вперед. Он вылетел из седла. Но мужчина привык всегда и во всем держаться до последнего. Поэтому он только съехал на шею жеребца, крепко обхватив ее.
- Ну брат... - крехтя и карабкаясь обратно в седло, что получаясь весьма неуклюже, Дэвид выпрямился и набрал повод. Снова в седле, - Покруче всякого родео, я тебе скажу! - сердился мужчина. Колд вздохнул, все так же сидя в седле и ничего не делая. Конь его изрядно помучил. Колд вздохнул и посмотрел на фреда, потом нахнулся и слегка похлопал его по плечу:
- Ладно. Хочешь бежать? - как-то таинственно и тихо спросил Дэйв и медленно выпрямился, слегка набрал повод, - Ну так вперед.
Он послал жеребца в галоп. С места, двумя ногами сразу. Просто разгоняя его. Потом встал на полевую посадку и не стал сильно хвататься за повод. А вообще, дал коню почти полную свободу.
- Беги, Фред. Нам с тобой полезна скорость.

0

10

Что ж, а парень крепок. Это ты успел заметить.
Не смотря на все твои выкидоны человек оставался в седле. Эй! А ну хватит. - проговорил парень, но жеребцу было плевать на все его слова, он нёсся вперёд. Посмотрим, кто ты на самом деле. - подумал Федос и прибавил скорости...
Да что ж ты будешь делать а... - видимо, Дэвид уже не выдержал. Парень набрал повод и хорошенько "пропилил" рот коня, но не слишком сильно. Хм... На твоём месте любой другой уже давным давно либо вылетел из седла, либо разорвал мне рот так, что рот на рот не ббыл бы похож, но ты... Ты исключение. Молодец, держишься. - думал конь. Да, он нёс, но всей лушой поддерживал парня, чтоб тот прошёл "проверку". Что ж, а вот и момент твеой остановки. Да, голова наклонилась, но не до земли т.к. Тори отучила тебя от этой вредной привычки. Ты тут же вспонил ту девушку, радикоторой готов был жить. да и все эти проверки лишь для того чтобы найти достойного всадника, который был копией той сильной женщины. Ты её уважал и любил всем сердцем, правда. Это был единственный человек в товей жизни, за которого ты был готов порвать любого, кто обидит её.
Ну да ладно, вернёмся в реальность. Парень практически вылетел из седла, но его тело решило "припарковаться" на твоей шее. Опустил бы ниже, возможно слетел бы... - тут же подумал тёмно - гнедой. Жеребец стоял и ждал, что же сделает парень... На его месте Федька бы отлупил себя, как следует, поэтому все его мыщцы напряглись от ожидания. В мыслях он уже всё перебрал, что мог сделать парень и был готов уже нестись вперёд и ржать от боли, как всадник проговорив: Ну брат... вкарабкался обратно в седло, выпрямился и продолжив: Покруче всякого родео, я тебе скажу! Похлопал коня по шее. От удивления у жеребца глаза стали по "полтиннику". Он не ожидал такой реакции от парня.
- Ладно. Хочешь бежать? - проговорил человек, и выпрмившись, продолжил: Ну так вперед. Повод тут же набрался, и жеребц почувствовал, как две ноги парня "врезались" в его бока. Фридерик поднялся в галоп, шенкель мужчины лишь разгонял его. Вскоре всадник встал в полевую посадку и практически отдал коню повод со словами: - Беги, Фред. Нам с тобой полезна скорость.
Жеребец почувствовал в себе прилив сил и ускорился. Решил загнать? Не получится, брат! - подумал конь и продолжил идти полевым галопом. Да, интерес немного упал, но Тёмно - гнедой был не против пронестись ещё пару киллометров. Да, столько он уже не пробежит, но хоть половину. Ноздри стали раздуваться ещё больше, скорость немноооожко замедлилась, Фридерик бежал раdномерно/размеренно. Копыта чётко отбивали ритм об дорожку. Жеребец просто шёл вперёд. Он, сказать честно, зауважал парня.
Сейчас Фридерик бежал по дороге и думал, а вдруг он нашёл того всадника, который достоин Тори? Хотя какая уже разница? Сколько человек угробил этот конь только ради того, чтобы узнать, есть ли ещё такие люди, как Тори? Спрашивается, ради чего? Ответа конь не знал. Федька решил перестать искать замену тому, что осталось в сердце его навечно, лишь надо поселить ещё одного человека рядом. Честно говоря, Федька сейчас был полностью расслаблен, его ноги сами несли его. А насчёт всадника, конь отметил его у себя в голове, как кандидата в его хозяева. Жеребец почему – то проникся симпатией к этому человеку, причины он не знал. Конь, спустя всё это время, когда парень поднял вновь его в галоп, ни разу не сыграл/отдал задом. Всадник мог чувствовать полную лёгкость в движениях жеребца. Сейчас он был спокоен, а значит и очень мягок…

0

11

Мы каждый день сталкиваемся с какими-то вещами, не факт, что мы их побеждаем. Иной раз мы находимся в проигрыше. Но это в принципе не самое главное. Главное - жить и участвовать во всех этих столкновениях. Если этого не произойдет, мы рискуем стать глубокими грибами. Будем жить, расти, а потом нас срежет чья-то рука.
Они неслись вперед и по-началу Дэвид все же держался немного скованно, крепко держал почти болтающийся повод, не натягивая. Все же Фридерик - конь с характером, но его не удастся "держать в узде". Он слишком своеволен и своенравен внутри, точно так же, как и сам Колд. Точно так же, как и мужчина, жеребец не боялся боли и боролся за  то, чтобы отстоять свою честь, не прогибаться не перед кем. Они были чем-то похожи. И все сейчас держалось на доверии. Мужчина знал, что его выкинет из седла, если тракен проделает такой же фокус, что в прошлый раз. Но внезапно человек почувствовал, как жеребец под ним расслабился. Казалось, в темно гнедую голову Фреда перестали лезть мысли о всяких там подлянках. Дэвид и сам незаметно расслабился. И теперь и он доверился коню, не опасаясь того, что может слететь и не очень благополучно приземлиться на землю, а что еще хуже - удариться обо что-нибудь. Ветер обдувал смугловатое лицо и погрубевшую от бриться кожу щек. Зеленые глаза смотрели вперед и только вперед, перестав временами поглядывать на уши лошади или по сторонам. Сердце билось неумолимо сильно, в грудь хотелось набрать побольше свежего воздуха, широко раздуть ее и выдохнуть. Моменты абсолютной ясности накатывали на него несколько раз в жизни, на несколько секунд. Всё заглушает тишина, и я он не думал, я чувствовал. И всё кажется таким настоящим, и мир кажется таким юным, словно всё на свете наконец пришло в порядок. Эти мгновения невозможно удержать, и Дэв цеплялся за них, но они ускользали... Только на этом и держится вся его жизнь. Эти мгновения возвращают мужчину в настоящее, и он понимает, что всё идёт именно так, как и должно.
Где-то впереди уже виднелись более ясные просветы между деревьями, а в ушах все стучали глухие удары копыт. Колд "пришел в себя" и стал более внимательным. Аллея заканчивалась. Выехав, вот таким благополучным способом из под крон деревьев, пара оказалась на весьма большой поляне, окруженной деревьями и озаренной солнечным светом. Чурясь от лучей, Дэвид потихоньку стал останавливать жеребца, прижимая колени к крыльям седла и вскоре сел в седло. А там и до шага не долго осталось. Коня нужно было хорошенько отшагать. Мужчина слегка улыбнулся, тоже отдышался и погладив (не похлопав, а именно погладив) Фридерика по шее сказал:
- Набегался? Я да.
И они стали шагать по поляне, нарезая большие круги рядом с границей, откуда начинался лес. Дэвид отдал достаточно повода темно-гнедому и то и дело посматривал на того, иногда улыбаясь. Обернувшись в седле, Колд провел глазами по высокому дереву, потом снова сел ровно. "Видели бы люди КСК, куда я заехал на их лошади, четвертовали бы."
Прошло весьма не дурное количество времени и мужчина вдруг оживился.
- Хо, что я придумал, Фред. - улыбнулся Дэвид, остановил коня и спешился. И только в этот момент он понял, насколько его мышцы отвыкли от езды. А уж от такой экстремальной и подавно. Поэтому ноги Колда слегка подкосились, когда он приземлился, сам мужчина слегка пошатнулся, но, слава богам, не потерял равновесия настолько, чтобы упасть. Повесив повод в одну руку, Дэвид принялся расстегивать подпругу и другие ремни и, вскоре, жеребец был избавлен от амуниции. Хлопнув его по спине, мужчина усмехнулся:
- Дэвид тебя не обидит, хах. - облокотив седло на ствол дерева, стоявшего рядом, и, положив ремни сверху, Дэвид проговорил, - Немного свободы не помешает.
Потом он посмотрел на спину коня и провел по ней рукой. "Ц. Взмок весь. Благо погода теплая, не простудится."
Пройдя немного вперед, Дэвид кряхтя уселся в густую траву, напротив Фридерика. Повод все это время был у него в руке и теперь мужчина переложил его в другую руку. Посмотрел на коня:
- У меня все тело болит от твоей поездочки. - усмехнувшись, мужчина вдруг перестал улыбаться. Потом медленно протянул руку к коню и провел по ганашу, а затем плавно рука его перетекла на морду и храп. Это не выглядело какими-то телячьими нежностями. Возможно потому, что Колд был как-то по своему мужественен во всем и никогда не сюсюкал.
Ладонь Дэйва отстранилась от морды коня на несколько сантиметров, но была все еще на уровне ноздрей Фреда. Мужчина чего-то ждал, задумавшись и погрузив свой взгляд в темные глаза лошади.

0

12

Фридерик бежал спокойной, уравновешено. Его тело чувствовало, как «вцепился» в него всадник ногами. С одной стороны он его понимал: Не каждый может удержаться на таком, как тракен, а потом ещё и продолжать езду. А с другой стороны: Парень должен был быть ко всему готовым, раз шёл на эту тренировку. Он же знал, что с ним может случиться, ну или предполагал. Разница небольшая. Так чтооо… Мнение коня «за» и «против» было наравне.
Вскоре мужчина и сам расслабился. Жеребец почувствовал, как спина парня, точнее поясница, расслабилась, ноги перестали «вдавливаться» в его бока. Только сейчас Фред понял, что человек ему доверился. Картина, которая происходила на данный момент, была красивая. Скачет пара по дорожке. Повод практически распущен, а всадник сидит, как ни в чём не бывало. Со стороны была видна лёгкость в движениях коня и человека. Создавалось впечатление лёгкости. Ведь лошадь двигалась, практически летя над землёй. Ветер так же не отставал от них, а наоборот, дул в противоположную сторону их направления. Длинная, густая грива развивалась методом волны, что выглядело очень даже привлекательно. Хвост стоял трубой, что означало, что Фридерик лишь немножечко возбуждён. В основном спокоен, как кит.
Жеребец нёсся только вперёд, по аллейке. Ему хотелось узнать, что же там, по ту сторону находится? Лошадь тянула шею вперёд, не всегда, лишь иногда. Они «бежали» долго, Но Дэрик не устал, а даже, наоборот, в нём открылось «второе дыхание». Он готов был проскакать ещё пару километров, а может и больше, кто знает.
И вновь полезли воспоминания в голову Тёмного. Фридерик тут же вспомнил Тори, его любимую хозяйку. Он вспомнил все её падения. Да, долго они воевали, но добились результата. Честно говоря, Тори была слишком сильной духом для женщины, к тому же молодой. Даааа, выдержка у неё была что надо. Все тренировки были со смыслом. Ни одна не была проведена просто так, от балды.
Что ж, вернёмся в реальность. Федька тряхнул головой, «придя в себя». Парочка тем временем уже подъезжала к «концу» аллеи. Деревья, что стояли по бокам, смотря на пару с высоты, уже кончались. Жеребец лишь прибавил скорости. Ещё один миг,  и лошадь со всадником «эффектно» «вылетают» из – под деревьев, выехав на достаточно большую поляну. Деревья не пропали, они лишь окружали эту местность. Солнце так же улыбнулось паре в «лицо», направляя свои лучи в их сторону, как бы приветствуя.
Фридерик закрыл глаза, но продолжал нестись. Он не мог ничего видеть т.к. Солнце светило прямо в глаза. Больше всего жеребец переживал, что врежется куда – нибудь, но зная, что сверху тот, кому можно доверять, немного успокоился. Вскоре Всадника начал притормаживать тёмно - гнедого. Тот в свою очередь тут же перешёл на рысь, а после на шаг. Мужчина уже был в седле.
Как оказалось позже, парень тоже не держал глаза открытыми т.к. Солнце так же ему светило в глаза. Жеребец опустил голову и открыл свои очи. В глазах потемнело, но всё – за Солнца. Появились круги, но после того, как конь моргнул и тряхнул головой, они исчезли. Чудеса. - подумал Фред. - Набегался? Я да. - вдруг проговорил тот, что сверху и погладил коня по шее. Жеребец ответил бы ему «да», если бы человек мог понять его речь, но увы. Поэтому лошадь просто напросто глубоко вдохнула в себя свежий воздух и пошагала вдоль леса, широко раскидывая ноги.
На самом деле конь достаточно устал, но был рад столь живой прогулке. Спустя некоторое время Тёмно – гнедой вновь услышал голос парня: Хо, что я придумал, Фред. Что тебе пришло в голову на этот раз? – с азартом подумал Фред, ожидая продолжения речи мужчины.  Повод натянулся, заставив остановиться коня. Человек спешился. Жеребец в недоумении посмотрел на парня: Что ты собираешься сделать? – Проржал тот, но его нельзя было понять, лишь по взгляду можно было определить.
Мужчина приземлился не очень удачно на землю, пошатнулся, но не упал. Он взял повод, и «повесив» его на одну руку, начал отстёгивать подпругу и все все все ремешки, что только были. Конь был в прострации, не понимая, что происходит. Вскоре Амуниция уже была «вне» коня. - Дэвид тебя не обидит, хах. – проговорил парень, хлопнув жеребца по шее. Так вот как тебя зовут, Дэвид? Что ж, будем знакомы, наконец - таки. – усмехнулся Фред. Седло было «поставлено» у дерева и вся другая амуниция была на нём. Немного свободы не помешает. – молвил Дэв. После его рука «прошлась» по спине лошади. Да уж, было бы холодно, конец мне был бы.... – тут же подумал тракен.
Вскоре парень прошёлся вперёд, и сев на траву, переложил повод из другой руки в другую и вновь заговорил: - У меня все тело болит от твоей поездочки. А кто говорил, что будет легко? Ты знал, на что идёшь. – тут же проржал конь. Вдруг парень убрал улыбку и провёл рукой по морде коня. После рука «отстранилась» от носа лошади, но не далеко, сантиметров на 10 -20. Видимо, он чего ждал или просто «завис». Ну, так думал Фред. Жеребец сделав шаг на человека, опустил голову вниз, и прислонив нос к руке парня, посмотрел на него своими большими глазами. Он ничего больше не делал, лишь стоял перед Дэвидом, «застывши» в таков вот положении. Сейчас мыслей ни о каком побеге и подавно не было. Конь просто ждал, что будет дальше. Он чувствовал, что этот человек появился в его жизни не случайно….

+1

13

Ветер, ни на секунду не прекращавший свое путешествие, забрел и в эту местность, на эту поляну. Денб сегодня был не то что знойный, но солнц хорошо припекало спину Дэвиду. Летняя зеленая листва зашелестела кругом, меняя сторону каждого листочка на бледно-зеленую. "Это к дождю" - тут же всплыло в голове мужчины и он уже думал подниматься, как его руки коснулась морда жеребца, а потом и вовсе прислонилась к ней полностью. Колд на мгновение открыл глаза шире, затем мягко улыбнулся. Это единения человека и сильного, гордого и непоколебимого животного трепетало его душу. Вообще, не сказать, что Дэв был очень чувствительным или каким-то мечтателем - идеалистом, но сейчас он почувствовал громадное воодушевление. Такого с ним давно не происходило. Он смотрел в глаза гнедому и внезапно перестал улыбаться.
- Много чего пережил, да? - Дэвид опустил глаза на морду лошади и стал гладить ее по храпу широкой ладонью, - Не просто так ты такой резвый.
Не раз Колду приходилось встречаться с людьми, которые жестоко обращались с животными. Вообще, вопреки всему, мужчина ценил жизнь животного на ступень ниже, чем жизнь человека. Это была его точка зрения. Но он не понимал жестоких людей. Жестоких не в плане себе подобных (мы этого заслужили), а по отношению к братьям нашим меньшим. Иногда так хочется свалить все на природу: хочется верить, что люди не виноваты в том, что они такие свиньи.
Ветер стал дуть еще сильнее и солнце временами стали скрывать синеватые облака. Колд вздохнул и, ухватившись за шею жеребца, уперся рукой о траву и встал на ноги. Повесив повод на шею коня, он обнял его одной рукой и похлопал по шее:
- Ну что, погнали обратно.
Солнце потрудилось на славу. Дэвид заметил это, когда клал влажный вальтрап на сухую спину коня. Но все же пот всего лишь высох и Фридерика нужно было ополоснуть. Без опаски оставив повод на шее тракена, Колд одел на него седло и все пристегнул обратно.
- Так, вперед. - ухватившись за черную гриву, с еще слышимым кряхтением он одним рывком сел в седло и взял повод. Послав жеребца шагом, Дэвид пошевелил плечами, осматриваясь по сторонам. Возвращаться на ту же аллею уже не хотелось. Слишком уж она была длинная. В поле зрения тут же попалась лесная тропа, на которую Дэвид и повернул своего коня. Так они и шли, интенсивным шагом, где-то добрых пятнадцать минут. У мужчины было хорошо развито территориальное чувство, поэтому он ни минут не сомневался, что эта дорога приведет их к КСК. Ветер неожиданно стих, но и солнце уж не светило так ярко. Стало тихо. Дэвид, насупившись, поднял голову и взгляд в небо.
- Ууу... Жопа. Поедем, Фред. - обратился он к жеребцу и, подготовив его, поднял в неспешный галоп, мягко слившись с тактом тракена. Небо почти полностью заволокло тучами и, вскоре стал слышен гром. Остальная часть дороги, конечно, пролетела быстрее, но паре все равно не удалось избежать дождя. Ливень начался внезапно. Теплые, летние капли с невероятной скоростью падали на землю. Только через пять минут они выехали к клубу, уже успев промокнуть. На воротах их встретил тот же конюх, с надетым на голову капюшоном. Дэвид остановил коня и быстро слез, расстегивая подпругу.
- Ну что, не свернули себе шею? - насмешливо сказал конюх, видимо думая, что Дэвид остался недоволен поездкой и собрался забрать коня. Но Колд снял седло и вальтрап и сунул все это ему, серьезно ответив:
- Нет, все отлично. - он встал рядом с конем и потянул его за собой, - Пойдем Фред.
В конюшне было тепло и сухо. По-началу Дэвид, вымокший до никти, забыл, где стоит жеребец, но потом все же нашел нужный денник. Он завел Фридерика и сразу снял с него уздечку.
- Угораздило же под дождь попасть, а! - с легкой улыбкой говорил Дэвид, обтирая жеребца тонкой попоной. Не жалея сил, он высушил темно-гнедого чуть ли не до суха. Повесив влажную попону у денника, Дэвид хлопнул коня по могучему плечу, - Ну, думаю не замерзнешь. Посмотрев коню в глаза и мягко улыбнувшись, он отошел от него.
- Эх, давай. До встречи друг. Жалко у меня для тебя ничего вкусного нет.
Улыбнувшись, Колд вышел и закрыл денник, пошел из конюшни. "Так, теперь сырым домой добираться, отлично."
Конец.
Сорри, что так затянули. )

0


Вы здесь » Horsepower » Отыгранный ФБ » Чем больше в сердце гордости, тем труднее бывает покорить его.