Horsepower

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » Ключ к сердцу.


Ключ к сердцу.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники
Полонез, Джилл
Очередь постов
Д>П
Время|Место
Раннее утро, 7 утра. Где-то месяц и 3 недели назад.|Денник Полонеза, проход, поле, аллея теней, мойка.
Сюжет
Джилл пришла на конюшню в три часа ночи, но не стала никого будить и там уснула, еще вчера уладив вопрос с арендой, амуницией и одеждой. В конце они должны подружится, но время покажет.

0

2

Раннее утро. Джилл сладко потянулась под лучом солнышка и с удивлением обнаружила, что заснула в проходе конюшни. Она встала и попрыгала, пытаясь размять затекшие мышцы. Взглянув на дисплей телефона, она поняла, что никто не звонил. Было семь часов утра. Лошади еще спали. С надеждой оглянувшись на любимый денник, она увидела спящую морду. «Правильно, нечего на конюшне в такую рань делать» - проворчала Джилл. Она еще некоторое время постояла на конюшне. Потом до нее дошло что делать уже нечего – конь в аренде причем за мизерную плату, амуниция есть, да и куртку она не поленилась зайти и купить… Но чем занять себя? Внезапно ей в голову ударило, что она может разбудить Полонеза и поехать досыпать в поля. Она, радостная от этой мысли, помчалась в раздевалку для частников, ключик от ящика которой, ей вчера передала секретарша. Дверь тихонько скрипнула за спиной у Джи. КСК был огромен, хорошо хоть догадались раздевалку на конюшне сделать. Поворчав по поводу чокнутого архитектора, девочка нашла синий ящик под номером 14, куда она вчера сложила обновки для коня. «Таак…» - мысленно протянула она. И принялась считать время. Если она сейчас поедет без седла, то конюхи ее запалят и передадут начальству. Но если его подседлать, а потом в полях снять седло… Джилл мечтательно зажмурилась. Да, денек должен был выдаться на редкость удачным. С этой мыслью, прихватив щетки, сахар, свежие яблочки, уздечку, красный вальтрап, идентичного цвета ногавки, гелий под седло и само седло, девочка заперла ящик и раздевалку на ключ. Тяжелые шаги нагруженной таким образом девочки не услышал только ленивый. Глаза сами собой наткнулись табличку: «Если вы приходите с лошадью позже десяти вечера или забираете раньше восьми  - кормите ее сами!». Дисплей телефона показывал 7:15. Девочка со вздохом опустила весь свой арсенал и поплелась в кормовую. Она недавно была там, и без труда ее нашла. Но вот загвоздка: брать сено, или не брать. Решив, что жеребец лучше потом поест сено, она решительно взяла ведерко объемом на полторы нормы, она засыпала его доверху запаренным овсом и поспешила ретироваться. При входе на конюшню несколько уже проснувшихся лошадей завистливо и жалобно посмотрели на тазик, от которого струйкой поднимался пар. «Ребят, вас через полчасика покормят!» - попыталась успокоить их Джи. Вряд ли у нее что-то вышло. Она уверенной поступью направилась к деннику вороного жеребца.  Когда она подошла, жеребчик еще лежал. Распахнув дверь и высыпав содержимое тазика в кормушку, девочка произнесла тихонько: «Доброе утро, мальчик! Вставай, сегодня у нас интересный день!». И Джилл осталась стоять около двери.

+2

3

Полонез лежал в полудрёме, в его голове то и дело промелькали кадры минувшие долгие месяцы этой обыденной жизни. В его сон рвалась яблочная кобыла-Пандора. В последнее время она каждую ночь приходила к нему... Они резвились, он касался губами её серебряной шкуры, вдыхал сладостный, пьянящий аромат её тела. В эти секунды его глаза вздрагивали, ноздри же нервно втягивали в себя пряный, душный конюшенный воздух, он знал, что это всего лишь сон. Порой в его голову забредала и маленькая девочка, которая уже отвоевала кусок его горячего сердца. Да, Джилл и Пандора пожалуй единственные о ком он вообще думал. В тяжелые моменты он всего лишь просыпался. Так и сейчас. Его прикосновение к мнимой Пандоре казалось таким близким, таким настоящим, жеребец заставил себя открыть глаза. Как всегда - ничего кроме душистых опилок под носом не оказалось. Хлопнув пару раз ресницами тракенен дёрнул ушами и выпрямив шею напрягся вслушиваясь в звуки. " Спят... Ещё так рано..." скосив карий взгляд на окно, Полонез обнаружил на стекле плотный узор лютого мороза. По телу пробежали колкие мурашки, он даже ноги поджал под себя, представив себя в данный момент на улице. «Я счастлив, что люди так заботятся обо мне." На самом деле было грех жаловаться. Полонеза любили и жаловали ни чуть не меньше чем настоящих, спортивных лошадей. Его каждый день вычёсывали, если вдруг Джилл не приходила, лелеяли, пускали в леваду только в тёплой попоне. Впрочем, в этих мыслях вороной вновь задремал. Его разбудили тяжелые шаги. Он слегка дёрнул мордой размыкая тёмные ресницы. Его уши тут-же уловили звук и он понял, что кто-то приближается именно к его деннику. Чуть напрягшись жеребец замер, по деннику поползла тень и вскоре, за решетками Полонез увидел Джилл. Казалось, он выдохнул с облегчением, но здравый интерес не покинул его. - Ты что тут делаешь в такую рань?! - донеслось до девочки лёгким гоготом. Джилл открыла дверцу и быстрым движением рук высыпала кашу овса в кормушку, от чего жеребец очень оживился. Он вытянул шею и жадно начал улавливать ноздрями запах вкусности. «Доброе утро, мальчик! Вставай, сегодня у нас интересный день!» "Неужели?!" Эта новость его заинтриговала, и казалось, он уже давно прогнал весь сон. Теперь Полонез не стал церемонить, а быстрым скачком встал на все свои четыре ноги и вяло отряхнулся, подходя к кормушке.  Пока он жевал трапезу, вороной не забывал и о девочке, он вытирал о её конные штаны свои слюни, лизал ей ладони и снова нырял в кормушку.

+2

4

Когда девочка стала открывать дверь, лежащий конь что-то погугукал. Узнал, умница моя! - умилилась на коня Джилл. Она проследила за Полонезом, вяло отряхивающимся и потрусившим к кормушке. Подойдя к нему она почесала его за ушами, погладила широкий лоб. Жеребец не остался в долгу и начал вытирать об нее свои овсяные слюни. Джилл гладила коня и думала о том, куда же им все-таки поехать. Решив, что по дороге видно будет, она взяла щетки и начала коня расчесывать. Вскоре, Полонезичка доел и Джилл вывела его на развязки.
В проходе пахло сеном и глаза немного слипались. Мороз разрисовал узорами окошки, хотя было практически не холодно: всего -5 по цельсию. Вычистив копыта, девочка перешла к ногавкам. Вернее, сначала она сказала: Мальчик, у меня для тебя подарки! - и продемонстрировала ему все его обновки, включая попону по седло, со специальными прорезями. После этого, нацепив ярко-алые ногавки, девочка приступила к гриве. Времени оставалось немного, на изыски не хватило бы. Поэтому Джилл просто заплела хвостики. Одела седло и попону. К седлу же она приделала что-то типа вещмешка, но не совсем. Туда перекочевали корда, недоуздок, чомбур, пакетик со сладостями для коня и странный колышек. Погладив жеребца по бархатному носику, Джи одела уздечку и села верхом. Прямо в конюшне, вот так. На ней были одеты перчатки для верховой езды, бриджи в слюнях и фирменная куртка от HorZe.
Несильно сжав в руках повод, девочка выслала вороного вперед. На ней не было шпор, только кроссовки. Шенкелем она мягко побудила его трогаться вперед, и уже вскоре, они вышли из конюшни. Ветра на улице, как ни странно, не было. Стояла подозрительная тишина. Девочка и конь миновали территорию асфальта и оказались на поле. Снега было мало, он не должен был мешать лошади.
офф: ссори, что так мало -_________________-

+1

5

Узнал, умница моя! " Как же тебя не узнать?! Ребёнок ты мой..." жеребец ласково фыркнул и направился к кормушке. Он изрядно выедал овёс, растягивая удовольствие и время от времени поглядывая на соседа из противоположного денника. Тот глядел на него такими непонимающими глазами, мол, почему тебе дали, а мне нет?! Полонез тихонечко вздыхал, бродя языком по кормушке. Он никогда не высовывал морду из неё, пока там были зёрна, знал-же, что если выглянет на секунду, прилипший к губам овёс упадёт в опилки и найти его будет не реально. А тем временем Джилл уже принесла щётки и пока Полонез доедал, она начала смахивать с его вороной шкуры пыль. Его шерсть была короткой, лоснящейся, попоны сделали своё дело. Жеребец казался невероятно красивым, за время его тренировок  на шее наросла мышца, живот заметно втянулся, грудь стала шире. Полонез расцветал... Кто знает, может это в предчувствии весны? Когда наступает полюбовный сезон, все жеребцы "сушаться", приводятся в невероятные формы. Закончив трапезу тракен быстро обернулся к девчушке, и  уткнувшись храпом в рукава куртки поюлозил по ней губами, оставив белые, пенистые слюни. Не специально конечно. Джилл погладила его по широкому лбу и взявшись за недоуздок вывела из денника на развязки. На удивление у Полонеза настроение быстро подскочило вверх. Он был готов идти куда угодно, в животе летали бабочки. От чего?! Быть может жеребцу льстило такое трепетное внимание ребёнка к себе? Ему нравилось, что сейчас он не был как все. Его соседи мирно посапывали в денниках, а его чистили и собирали куда-то. -Мальчик, у меня для тебя подарки! - с какой-то воздушной интонацией пролепетала Джилл, на что жеребец лишь добро гугукнул, и ткнул свою хозяюшку носом в бок. - Самый главный мой подарочек это ты. И это судьба, правда?! - зеркальные, глубокие глаза Полонеза казались сейчас невероятно большими и живыми. В них растаяла молочная дымка, отражая  только позитивные эмоции. На развязках стоять спокойно не получалось, жеребец то и дело, делал непрерывные шаги, то в сторону, то вперед, то вообще копал копытом пол. Только когда Фразер принялась одевать на его тонкие ноги ногавки он замер. Уши метко стреляли слушая как липучки соприкасаются друг с другом, глаз косил за действиями девочки. Ну вот, ноги были готовы. Очень интересно, новые вещички сели на него как родные. Затем пальчики Джи забродили по его гриве, жеребец то и дело поворачивал голову в её сторону, кусая замки карманов.  После причёски на его спину упало седло, а сверху попона. Вообщем вид у него был праздничный, красивый. Ко всему этому жеребец почувствовал, как одно крыло седла перевешивает другое. Девочка решила взять с собой несколько вещиц, видно это не простая тренировка по манежу - они пойдут гулять. Его прежняя хозяйка часто так делала. Возбуждение возросло, жеребцу уже не стоялось на месте.
Вскоре в седло запрыгнула и сама девочка. Жеребец покорно подождал, пока Джилл там усядется, подтянет подпругу. Его уши сегодня были невероятно подвижны и чутки, он их навострил на дверные ворота. Наконец, мягкий посыл выслал его в шаг. Вороной даже вздрогнул от неожиданности, но закусив удила быстро -быстро пошёл к выходу. Из конюшни их проводило несколько кобыл заливистым ржанием, но жеребец и ухом не повёл.
Выйдя на улицу его ослепило. Кругом всё было белым-бело. Деревья сладко спали, укутавшись в заснеженные шубки. Небо было ярко-голубым, солнышко уже просыпалось выпуская свои лучи гулять по округе. Втянув в ноздри свежий аромат жеребец громко отфыркнулся и побрёл по расчищенной дорожке скрипя шиповаными подковами по снегу.

+1

6

Девочка чувствовала радостное возбуждение жеребца в ритме его шагов по асфальту. Она поправила съехавшую сумку и перехватила повод правой рукой, сжав его в кулаке.
  Джилл точно не знала, куда нужно идти и вглядывалась вдаль. Конь рвался вперед и она слегка оглаживала его по холке. Потрепав вороную гриву, Джи отметила, что жеребец очень грязный.  Надеюсь, на мойке есть общественный шампунь. - подумала она.
  Девочка опять напрягла слабоватое зрение и увидела вдалеке поле. Туда нам и нужно, малыш! - приободрила она Полонеза. Конь шел очень послушно, но в Джилл чувствовалось напряжение. Ей всячески хотелось бы избежать ненужных травм.
Стук копыт почему-то напомнил ей стрелки часов, которые стояли у них в гостиной. Этот стук уносил в прошлое все воспоминания, хорошие и плохие.
  Если подольше прислушаться к нему, как Джилл часто делала, то вскоре все мысли уйдут из головы и лишь этот стук будет отдаваться в висках. В такие моменты ты не думаешь, где ты, кто ты и зачем ты тут.  Есть лишь ты и этот стук. 
  Вот они обогнули бесконечную вереницу левад, и подкованные копыта коня ступили на рыхлую землю, еще не совсем раскисшую, но слегка припорошенную снежком. И тут девочка немного расслабилась.
Джи дала жеребчику почти неограниченную свободу – отпустив повод и крепко вцепившись руками в луку седла, дала легкий посыл шенкелями. Она знала, что конь стоял 3 дня и ему нужно куда-то деть силушку богатырскую.
  Беги, малыш! Давай!  - она приободряла коня, хотя с этим можно поспорить. Глядя на побелевшие костяшки, было ясно, что успокаивала она себя и никого другого.
  Джилл не знала, чем все закончится. Это был их первый совместный выезд на природу с Полонезом. Хоть в манеже он и вел себя безупречно, но в поле все могло повернуться другим боком.
Как Джи и не уговаривала себя, она все равно не до конца доверяла вороному, и поэтому ей ничего не оставалось делать, кроме как вцепиться в седло и слушать мерный стук копыт.
офф: вот такая хренька лезет в голову  -______-

+1

7

Полонез активными, короткими шагами ступал по мокрому асфальту. Снег был аккуратно убран по сторонам заботливыми дворниками, а ночью его, похоже, и не было. Полонез жадно вдыхал морозный воздух, пропитываясь его невероятной свежестью. Из ноздрей клубом валил пар, молочный, узорчатый, но он быстро рассеивался.  Сердце колотилось как ненормальное, жеребец ощущал как по всему телу гуляла нерастраченная за эти дни энергия, но выпускать на волю её он пока не торопился. Девочка сидела в седле сегодня как-то по другому. Её тело глубоко тонуло в седле, ноги пытались не касаться его смольных боков. На секунду тракенен даже задумался о том, что Джилл его испугалась, а может быть она ему ещё не доверяет?! С этими мыслями вороной томно вздохнул и продолжил свой путь, пересекая все левады, прокладывая свою дорогу к заснеженному полю.  Вскоре, асфальтированная дорожка была покрыта тонким слоем снежной пелены, а это значит, что дворники до сюда не дошли, ибо посчитали это не обязательным, по скольку тут итак никто не ходит.
Перед глазами жеребца оказалось нечто необычайно огромное, белое, туманное. Он машинально остановился, и навострив уши жадно вдохнул этот запах свободы. В его глазах появилась странная дымка, вороной закусил железо и вытянув шею поддался вперед, проваливаясь в мягкий грунт. Ещё ничего не успело замерзнуть, поэтому ходить по такой почве было одно удовольствие. И только сейчас Полонез почувствовал, что тело Фразер стало легче, девочка немного откинула спину назад, расслабила ноги, он и сам расслабился.  Неожиданно жеребец ощутил что удила лениво провисли, а поводья начали качаться из стороны в сторону, прямо в такт его шагов. Тракенен  приподнял голову и скосил свой глаз на хозяйку. Та лишь наклонилась к нему, вцепилась ручёнками в луку седла и тихо, робко проговорила, -Беги, малыш! Давай!  -. Его боков коснулись её пятки, да так резко, что вороной поначалу опешил. Он заложил уши и поджал зад, но это от элементарной неожиданностью. Уже через секунду он понял, что от него требуется и жеребец робко зарысил. Его ноги не мельчили, он пошёл широкой, активной рысью, а когда появился азарт и Полонез ощутил свободу своих действий, он игриво мотнул головой и плавно перешёл в галоп.
Вороной бежал аккуратно, даже лениво, однако он наслаждался этими мгновениями. Его глаза чутко следили за Джилл, он бы не позволил ей упасть. Даже когда девочка теряла равновесие, вороной менял свою координацию, только бы она не упала. Так они неслись в  густо затянутую туманом неизвестность.

+1

8

Шагать по асфальту совсем не так, как по грунту или земле. Каждый шаг коня ощущается очень отчетливо. В такие моменты ты или сливаешься с ним воедино, или наоборот отчуждение становится все больше. Этим зимним морозным утром девочка как никогда почувствовала гармонию с Полонезом, слилась с ним воедино. Красивый пар поднимался от дыхания коня. Ему не должно быть холодно в его новой попонке. Глаза стекленели от холода, но сама Джилл была разгоряченной, всей в предвкушении. Она то и дело ложилась коню на шею, проводила рукой по гриве, шелковистой длинной шерсти. Не переживай, малыш, я обязательно тебя выкуплю... - тихо прошептала Джи. - И все будет по другому.. Будут тренировки, будут соревнования.. Придет наше время..
Широкая размашистая рысь. На такой рыси сидишь как на диване. Девочка села в седло и откинулась назад, взяв повод в одну руку. Ее забавляло искать равновесие уклонами корпуса вправо-влево. Сконцентрировавшись на этих ощущениях, уже не могла слететь. Галоп. Размеренный, ровный. Вперед и назад белое поле. Метели нет, солнышко поблескивает на мягком снежке и слепит глаза. В такие моменты хочется жить.
Сжать бока шенкелями. Быстрее, под ритм сердца. Дыхание сбивается, дух захватывает от восторга. Стремена мешаются. Бросить их, пусть болтаются. Ветер в лицо, волосы раздуваются. И никаких мыслей. Пустота в голове. Только повод в руке и равновесие. Бросить повод, расставить руки и лететь навстречу неизвестности.
Прогулка замечательно началась. В легких гулял воздух. Чуть-чуть притормаживать. Пора пошагать. Полонез сам решит, когда нужно ему отдохнуть. Остается сидеть и ждать.

+1

9

-Не переживай, малыш, я обязательно тебя выкуплю... - тихо донеслось до острых ушей жеребца. Полонез мотнул головой, будто поддержал девочку в ее словах. Он и сам был уверен, что это когда нибудь произойдет, ведь по сути, кому он был еще нужен? На него уже давно никто не претендует, учитывая его возраст, немного расплывшуюся фигуру, мягкий и ранимый характер.
Вот его человек, тот что сидит на его спине сейчас, оглаживает теплой ладошкой его шею. Тот, который приходит без причины, просто так, чтобы увидеть, угостить. Жеребец уже привязался к Джилл, скучал, когда та приходила не часто. Каждый раз он боялся, что после очередной встречи, следующей уже не будет.
Его любимый аллюр сейчас казался наиболее приятным, чем когда-то. Полонез любил работать, он умел сосредотачиваться, но порой, хотелось именно такого. Хотелось ощутить себя свободным, и нельзя сравнивать данную ситуацию с прогулочной темой. Разве ты ощутишь себя свободным бегая по небольшому вольеру, то туда, то обратно. Сейчас же он порхал, оставляя за собой столбы взбунтовавшегося снега, превратившегося в белую пыль. Ноздри жадно заглатывали морозный воздух, уши внимательно следили за Джилл, чтобы отреагировать на ее голос в случае чего. Впереди все белым бело, сзади тоже самое, казалось, что вороной стоит на месте, ничего не меняется.
Наконец, снег стал глубже, ноги стали вязнуть куда сильнее. Из под утреннего тумана начали показываться редкие деревья- сосны. Жеребец сократил галоп до рыси, но моментально перешел в шаг, понимая, что рысить куда тяжелее. Высоко поднимая ноги и то и дело пофыркивая Полонез шел дальше и дальше. Никакой мысли не было о том, что надо повернуть и направиться домой. Было так хорошо, так интересно. Темные глаза изучали местность, казалось, деревья зачастили, и вот уже можно разглядеть ели, укутанные в снежные одеяла, тонкие сосны, чьи стволы казались озябшими. Жеребец горячо дышал, испуская из ноздрей клуб молочного пара, совсем как дракон. Он громко фырчал пробивая себе дорогу собственной грудью, тянулся следом, мотал головой и сам...сам выбирал дорогу.

+1

10

Это ни с чем не сравнимое чувство свободы, когда солнце слепит глаза и морозный воздух наполняет легкие. Когда ты чувствуешь себя маленькой частичкой этого огромного мира. Пространство, открывшееся перед Джилл, немного напугало ее, казалось, они летели в неизвестность. Горизонт плавно перетекал в небо, граница почти стерлась. Быть может, над нами земля, и мы скачем по облакам, а вовсе не по снегу? - неожиданная мысль поразила девочку. В такое чудесное осеннее утро любая сказка могла стать реальностью, и никто ничему не удивился бы.
Лошадь, у которой Джилл пристроилась на спине, была счастлива. Полонез иногда немного пугал девочку, когда особенно громко всхрапывал. Но она доверяла ему, доверяла всем свои сердцем, всем своим существом. Как мог он ее обидеть, сделать больно? Ведь она - его человек, а он - ее лошадь. Что может быть лучше, чем быть любимой таким большим и прекрасным существом, как это жеребец?
Ноги коня начали вязнуть, Джилл почувствовала это по его спине. Он неожиданно сбился на рысь и девочка немного провалилась вперед. Полонез зашагал, активно перебирая ногами. Она легла ему на шею, поправив съехавший повод. Да, вот именно так. Полная гармония, без малейшего сопротивления. Зря все наговаривают на жеребцов, мол неадекватные убийцы.
От коней пахнет как-то по особенному. Новым годом, теплом, радостью. Девочка уткнулась коню в гриву, жадно вдыхая этот аромат. Она не видела,куда они шли, но это было неважно. Полонез и сам прекрасно ориентировался, Джилл не боялась заблудиться, он привел бы их домой. Она вдруг вспомнила, что оставила дома телефон, но совершенно не расстроилась - ей никто бы не позвонил. Девочка гладила густую мягкую шерсть, нашептывала ласковые слова, прижималась к шее коня.
Лучшее время в жизни - можно ни о чем не переживать и ждать, куда же приведет ее жеребец. Внезапно он остановился. Джи оторвалась от гребня шеи и огляделась. Поле осталось позади, сейчас их окружали деревья. Но это был не лес, вековые стволы росли в четкой последовательности, точно выстроенные в ряд часовые. Тени легли на темную сухую землю, местами поросшую жухлой старой травой. Снег не долетал до сюда. Аллея.. Аллея теней..
Конь словно выжидал, и девочка не стала медлить. Сейчас, малыш, - поспешно проговорила она, спешиваясь. Накинув повод на одну руку, она спешно принялась расстегивать подпруги. Уложив все добро под одно из деревьев, на наиболее сухое место, она потрепала жеребца по шее. Так ведь лучше, правда?
Девочка наклонилась к только что снятому седлу. Из мешка она достала прихваченный с собой недоуздок. Расстегнув капсюль и подбородный ремень, она быстро освободила коня от железа во рту. Лошадь не делала попыток убежать, и Джилл спокойно надела недоуздок, поправив челку. Она пристегнула к нижнему концу корду и размотала ее до предела. Взобравшись на толстый и высокий корень, она удобно улеглась, придерживая пальцами веревку. Джи оглядывала коня и любовалась им. Ну что, малыш, чем ты планируешь заняться? - девочке как-то не приходило в голову раньше, что заняться-то тут нечем. Но она придерживалась изначального плана поездки, упрямо закрыв глаза на все.

+1

11

Хруст под ногами жеребца замолк. Теперь по округе слышалось только шумное, тяжелое дыхание. Подхваченный ветром молочный клуб пара из ноздрей улетал, рассеивался. Вороной ощущал как по ногам бегут вибрации от разгоряченных мышц, как о ребра бьется сердце, как душа ликует. Он был настолько взбудоражен, что не заметил как девочка спешилась с его разгоряченной спины. В темно-карих глазах отражался пейзаж нетронутой людьми природы. Позади осталась белоснежная дымка, жеребец на секунду оглянулся. Неужели они прошли сквозь это? Так легко и непринужденно? Она способствовала его смелости. Это маленькое существо помогало ему верить в самого себя, в то, что он отвечает за нее. Полонез тяжело выдохнул. Джилл начала возиться у его бока, застежки подпруги весело брякнули и жеребец ощутил свободу, он вдохнул полной грудью. Сердце перестало стучать по ребрам, ничего не стягивало. Через мгновение со спины исчезло седло, после уздечка. На смену узде пришел недоуздок на длинной корде. Вороной остался стоять на всех четырех изумленно наблюдая за девочкой. Он пару раз прожевал, изумляясь тому, что железа во рту нет. Джилл отошла на пару метров, забралась на корень старой сосны. Полонез молча наблюдал за каждым ее движением. " Что она делает? " тракен искренне не понимал этих действий. Раньше ему редко доводилось быть в подобных ситуациях, да и те, были в пределах конюшни. Казалось жеребец окаменел, только уши ловили каждый шорох. Ну что, малыш, чем ты планируешь заняться? ее нежный голос будто разбудил. Полонез повел мордой в сторону Джилл и жадно втянул ноздрями сладковатый запах духов. Девочка сидела высоко, жеребец навострил уши и медленно, хрустя суставом передней ноги, пошел к ней. Дойдя до подростка он прикоснулся губами к красному, замерзшему носику. Слегка поигрался прикосновениями и отпрянул выжидая реакции девочки, кося карим глазом.
Вороной сейчас был под ярким и неизведанным ранее впечатлением. Момент так называемой свободы, заставлял вести себя неоднозначно. Отойдя от корней старой сосны на расстояние пары метров Полонез опустил голову, пошлепал губами по мокрой росе. Он прошел дальше вперед распуская корду до предела. Его ноздри шумно втягивали легкий, дурманящий аромат утренней росы и с азартом выдыхали. Голову вскружило. Только сейчас он в действительности начал соображать, что он не в леваде, не в манеже. Он где-то в сосновом бору, в меланхолии.
Найдя место поудобнее Полонез как-то резко завалился. Сначала передом, затем с шумом опустил зад. Тут-же перекатившись на бок он начал кряхтеть, вытягивать шею млея от удовольствия утренней прохлады. В его планы входило хорошенько изваляться, впитав в себя запах мокрого мха, но его положение оказалось таким удобным, что жеребец замер. Он остался лежать на правом боку, вытянув шею и ноги, слегка оттопырив губы и прикрыв глаза. Вновь опустилась тишина, только угольные бока шумно ходили то вверх, то вниз.

+1


Вы здесь » Horsepower » ФлэшБэк » Ключ к сердцу.