Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
Наши Баннеры
HorsePowerHorsePower
Наши Партнеры

Наши Друзья


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Улицы города » Бульвар Сансет


Бульвар Сансет

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://www.diletant.ru/upload/medialibrary/79b/79b636c174184e19241caf087f9a8712.jpg
Одной из главных улиц города является Бульвар Сансет, частью которого является Сансет - стрит. Общая длина улицы около 36 км. Бульвар пересекает не один район города и захватывает пригород Лос-Анджелеса.

0

2

Маленькие легкие хлопья снега не спеша кружились в воздухе, невзирая на творившуюся кругом суету. Снег затерялся в ресницах, в светлых волосах, на плечах черного драпового пальто. Белая нежность – танец снежинок. Благодаря ему можно без труда затеряться в толпе и при этом почувствовать себя совершенно уединенно.
Паола проснулась сегодня рано, не смотря на то, что вчера поздно вернулась с работы. Вчерашняя усталость искупилась сном, отчего Морел чувствовала себя очень бодрой. Она активной походкой шла в сторону своей улицы, решив устроить себе сегодня пешую прогулку. Девушка изрядно утеплилась, надев мягкий белый шарф и варежки, поэтому не боялась простыть. Неужели она просто так скитается по бульвару? Знаете, зима пробуждает аппетит. Пока на улицах лежит снег, шоколадное пирожное - лучшее лекарство. Именно за этим лакомством Паола и отправилась на Сансет, где стояла небольшая пекарня с разнообразными вкусностями. Довольная, она прижимала к груди бумажный пакет без ручек и зашагала за угол, перейдя на более тихую и малолюдную улочку.
На самом деле не все так было гладко в ее жизни, как можно было бы судить по светлому лицу и немного грустно улыбающимся светлым глазам. Еще пару-тройку недель назад Морел переживала сложный момент своей жизни, поэтому приболела и несколько дней безвыходно сидела дома. Да, она действительно никогда не поддерживала романтических отношений с мужчиной почти на двадцать лет старше себя. Дело даже не в возрасте, а в том, кто он такой. Девушка более приземленная и, наверное, более разумная, сразу же поняла к чему все это приведет и начала бы морально готовить себя к финалу. Но Паола совершенно искренне жила единственным днем, не заглядывая в будущее, слепо доверяя Маршаллу. Он не обещал ей ничего, поэтому девушка и не чувствовала себя обманутой, но она однозначно вложила частичку души в этого человека. Отношения (если это можно так назвать) не были сущей сказкой. Морел видела, как он страдает внутренне, он был душевно болен, и непреднамеренно она внесла в его душу покой, умиротворение. Нельзя сказать, что юная англичанка любила его всем сердцем, но чувства к Маршаллу будоражили ее кровь все прошедшие шесть месяцев и, наверное, будоражат до сих пор. Порой забываешься и, кажется, что ты влюбилась в свободного человека, что его чувства взаимны. Но настанет день, когда он будет чаще смотреть на часы, потом будет вечно куда-то спешить, а потом и вовсе исчезнет. А ты допиваешь свой холодный кофе, остаешься в одиночестве и понимаешь, что это все так… мерзко. Паола никогда раньше в жизни не чувствовала себя безвольной игрушкой. Но в то же время, она где-то внутри себя понимала, что отношения отжили себя уже давно. Маршалл Мэтерс просто ушел однажды, ни проронив ни слова и больше не возвращался. Теперь он снова стал для нее Эминемом. Чем-то далеким, больше не родным. Единственное, о чем могла думать Поли, так это о его благополучии: «Надеюсь, я хоть как-то смогла поддержать его. Хорошо, если я старалась для него не напрасно…»
Девушка в черном пальто стояла у пешеходного перехода, уставившись невидящим взглядом куда-то себе под ноги. Зажегся зеленый, она перешла улицу и снова свернула. Но лишь только она успела выйти из-за угла, ее вдруг окатило из лужи:
- Ой! – воскликнула Паола, зажмурившись, сильнее прижав к себе пакет, и остановилась как вкопанная. Открыв глаза, она с ужасом стала рассматривать свой внешний вид:
- Ну что же такое… Почему мне так не везет в последнее время? – трагично искривив уголки губ, она сняла варежку, принялась отряхивать джинсы. Пакет остался чистым, кажется, все что выше груди не пострадало от неожиданного своеобразного «душа» из грязного снега и слякоти.

0

3

Говорят, что люди не меняются. Что же, это явление можно разглядеть с двух сторон. С одной стороны, твоё происхождение, твой быт, твоя семья - всегда оставляют отпечаток; но иные вещи, будь то, например, социальный статус, изменяют человека, делая его другим, прежде всего, в глазах окружающих.
Эндриан думал, что вся его жизнь всегда будет посвящена лошадям, однако, ошибался. Вот, уже канул в прошлое тридцатник и казалось сложно уже что-то изменить в судьбе взрослого состоявшегося человека. Но неожиданно подвернулась работа переводчиком. Переводить англичанам испанскую речь и наоборот, было для него не трудно и приятно, ещё приятнее было то, что за всё это платили неплохие деньги. Постепенно, острый вопрос нехватки денежных средств после покупки Трояна отошел на порой план. Занятый работой, мужчина нанял мустангу берейтора. Кроме того, через месяц на этого коня даже удалось найти арендатора. Эндри присутствовал на серьезных переговорах, весь утонченно культурный, в выглаженном деловом костюме и вся его прошлая жизнь, связанная с объездкой молодых коней, нудной работой с какой-нибудь хозяйской клячей казалась ему строчками из  приключенческой книги пера старого ковбоя. 
Взяв отпуск, Эндриан отправился в Лос-Анджелес. Всё здесь было по другому, ведь он привык к лондонской выдержанности и чопорности: даже белый снег, охапками лежащий на ветвях деревьев, карнизах и красивых кованых оградах представлялся ему приветливым. Мелкие лёгкие снежинки, подхваченные лёгким ветром создавали приподнятое настроение. Эта поездка представлялась ему праздником; ведь он порядком соскучился по лошадям.
Машина, повинуясь руке своего хозяина, выехала на один из бульваров города. Бульвар Сансет. Почему-то он нравился Эндри, несмотря на то, что здесь часто случались аварии и пытавшиеся перейти дорогу пешеходы порой внезапно выскакивали из-за припаркованных у обочины машин. Делая крутой маневр, объезжая зазевавшуюся посреди дороги даму в маленькой японской машинке, мужчина близко притерся к обочине. Придорожная грязь из-под колес его старой доброй бмв с ног до головы окатила девушку-пешехода, видно стремящейся перейти дорогу. Ох, ёлки... По инерции прокатившись чуть дальше вдоль дороги, мужчина остановил машину, а затем задним ходом тихонько подъехал к пострадавшей. Выйдя из теплого салона он не погнущался по грязи дойти до блондинки. Девушка, простите ради бога. Как ужасно вышло! Сожалеюще сдвинув брови, мужчина разводил руками, протягивая незнакомке салфетки, которые так кстати оказались у него в бардачке.  Ноги уже промокли и противно хлюпало в ботинках. Ничего, обратно поеду в конных сапогах. Мужчина невольно разглядывал стоящую перед ним особу. Длинные светлые волосы, красивые и нежные черты лица. Незнакомка оказалась удивительно красивой, лишь недовольство искажало прелестные черты лица. Зябко пожав плечами, Эндри предложил: Давайте я в качестве моральной компенсации отвезу вас туда, куда вам надо? Куда угодно. Он действительно был готов потерять много времени, чтобы вези девушку, например, на другой конец города, к её дому, ведь она наверняка захочет переодеться. Что же, он сам виноват, было очень неловко обидеть такую прекрасную девушку, с которой в другой ситуации он бы с удовольствием познакомился. С другой стороны, Эндриан подумал, что был бы немало разочарован, если бы столь красивая дама оказалась обычной пустышкой. Уж никак не вязались полные ехидства анекдоты про блондинок с этими серыми большими глазами, чуть сердитыми, с затаенной глубокой печалью.

0

4

---------Начало Игры-----------
Среди темных улиц шла Роузи, она была поистине прекрасна. Легкая походка, ровная спина и агрессивный макияж привлекал внимания. Она была самой яркой из всех скучных и однотипных людей. Она лямка кофты спала, и плечо девушки осталось обнаженным. Она была в наушниках и улыбалась. Она казалась самой счастливой на улице. Её не интересовали витрины, ни кто из окружающих. После долгого дня она очень устала и неделя была напряженной. Но сейчас выходной её законный и она может делать что ей вздумается.

фото

http://s3.uploads.ru/t/nD5FH.png

Отредактировано Роуз Себерт (2013-29-01 17:14)

0

5

Неожиданно машина, обрызгавшая Паолу  грязным снегом, сдала назад, правда так аккуратно и скромно, что Морел даже не сразу заметила ее. Дверца автомобиля открылась, издав характерный звук, и девушка на секунду подняла взгляд. Из салона вышел, конечно, мужчина. Она не успела разглядеть его, но отчего-то ей подумалось, что сейчас предстоит не приятная беседа. Такой уж народ сейчас пошел, много суетится, вечно куда-то торопится чтобы решить какие-то свои неотложные дела. А уж водители тратят еще больше нервов на трассах. Хлопнула дверца и человек, не брезгуя, прошел по слякоти прямо к Паоле, когда та уже немного напряглась и начала пятиться назад, не поднимая глаз, как провинившаяся девчонка. Но, к своему удивлению, незнакомец проговорил сожалеющим, даже взволнованным голосом:
- Девушка, простите ради бога. Как ужасно вышло!
Паола подняла глаза и сразу встретилась ими с лицом мужчины - слегка вытянутое, оно обладало характерными впадинами под скулами, щеки и подбородок были слегка небриты, достаточно крупный нос с тонкими ноздрями, на высоком лбу и между бровей образовались морщины… Глаза его смотрели так проникновенно и даже драматично, что Паола «зависла», глядя в них. Спустя лишь пару мгновений она заметила, что водитель автомобиля протягивает ей салфетки и, как-то замешкавшись, пролепетала:
- С…пасибо, - голос как-то дрогнул, в горле отчего-то пересохло, - Не стоило останавливаться, правда, я не сильно испачкалась…
«Господи, да что со мной?» Приняв из рук мужчины пару салфеток, она пару раз с усилием провела ими по черному драпу пальто. В ее движениях появилась какая-то суетность, что и саму Паолу не радовало, но почему так понять она не могла.
- Давайте я в качестве моральной компенсации отвезу вас туда, куда вам надо? Куда угодно.
Серо-голубые очи снова поднялись, рука перестала усердно оттирать брызги. Этот человек выглядел вполне прилично, видимо, хорошо воспитан, как и сама Морел, но… Паола перевела взгляд на авто, сжимая в руке грязные салфетки. Правильно ли вот так просто брать и садиться в чужую машину? Не то, чтобы это было уж слишком откровенно, особенно в такой ситуации, но все же. Да и как-то боязно. Паола не знала, заметил ли незнакомец ее колебания, но взгляну вему в глаза, она вдруг пропиталась маленькой частичкой доверия и, наконец, тепло улыбнувшись, кивнула. Подобрав повыше бумажный пакет, девушка осторожно шагнула с тротуара, но тут под локоть ее мягко взял провинившийся и довел до машины. Сев в салон, Паола сразу почувствовала тепло и запах мужского одеколона. На несколько секунд оставшись одна в чужой машине, пока ее хозяин обходил с другой стороны, девушка вдруг заметила некую закономерность. Помнится, когда-то один угрюмый человек подобрал ее замерзшую на остановке и подвез до дома.
- Вы такой джентльмен, это сейчас редко встретишь, - с улыбкой на лице сказала Морел, обратившись к мужчине, что только сел в салон. Она уже приобрела прежнюю стать и осанку, искоренив из голоса неуверенность, а из движений – торопливость. Она уже открыла рот, чтобы назвать адрес своего дома, но тут же осеклась:
- Эм… Подбросите до Парк стрит? – спросила она, повернув голову к мужчине, обнадеживающе приподняв брови.
Поехать на конюшню, может быть, не лучшая идея. Но Паола в последнее время очень скучала по лошадям, хотела больше времени проводить с ними.

0

6

Заметив мужчину вышедшего из притормозившей бежевой машины, незнакомка испуганно попятилась назад, опустив глаза в асфальт, покрытый слоем грязи. Эндри, сожалеюще сведя брови, смотрел на незнакомую светловолосую девушку, стоящую перед ним. С…пасибо, Не стоило останавливаться, правда, я не сильно испачкалась… Приняв его помощь в виде салфеток, она несколько торопливо, смутившись, потерла своё чёрное пальто, на фоне которого её светлая кожа казалась еще более светлой, будто бы светящейся изнутри. Серо-голубые глаза выделялись на правильном лице своей пронзительностью, быть может, даже дерзостью. Она не вела себя дерзко, нет; но в глубине её взгляда играли непонятные бесята, искрясь в пасмурном дне.
Вот он проводил эту девушку в свою машину, притихшую колесами в дорожной грязи. По пути он поддержал незнакомку под локоть, что бы она не поскользнулась на жиже из растопленного реагентом тёмного снега.
Попав в салон машины, Эндриан с удовольствием воспринял его расслабляющее тепло и уют. Вы такой джентльмен, это сейчас редко встретишь – с приятной улыбкой сказала девушка. Эндри, усмехнувшись, пожал плечами: Общество обязывает. И мягко улыбнулся. Разве с такой красивой девушкой можно вести себя иначе? В воздухе витал ненавязчивый запах его духов, на зеркале, поблескивая, болтался замысловатыми траекториями брелок в виде серебряной фигурки скаковой лошади, вытянувшейся, видно, в предфинишном рывке. В машине царил порядок: каждая вещь, казалось, имела своё собственное место. И скребок для чистки стёкол, примостившийся внизу у сиденья; и аккуратно сложенные непонятные квитанции, выступающие чуть загнутым краем из бардачка.
Машина мягко двинулась с места, органично вливаясь в общий поток. Тем временем, девушка назвала адрес, который был таким знакомым для мужчины. Какая удача, я как раз ехал именно туда. Вы случайно не в Royal Horse Club? Спросил он, с легкой улыбкой на губах. Темные пряди беспорядочно упали на его лицо; Эндри не суетился их убирать. Обычно они были строго убраны назад, но на время отпуска, он хоть и был всегда опрятен, не заморачивался на деталях. Богатое воображение мужчины нарисовало эту лёгкую как тончайшая паутина, девушку верхом на светлом мощном жеребце. Как нежно бы её руки овивали мускулистую шею, как смешались бы светлые локоны с жёсткими прядями гривы.
Медленно моргнув, мужчина с равнодушным спокойствием смотрел на дорогу, машинально замечая привычные повороты и светофоры. Молчание, воцарившееся в салоне давило на его уши, будто кто-то крепко прижал к ним ладони. Меня зовут Эндриан – сказал он, коротко взглянув на незнакомку.

0

7

---Пекарня---
Ряды коренастых невысоких деревьев тянулись вглубь оживлённой улицы, они шелестели остатками листвы и даже заглушали тихие разговоры прохожих. Тепло разливалось по телу вопреки холодным порывам осеннего ветра. Джексон мельком разглядывал прохожих: вот этот, наверняка, спешит поскорее оказаться дома, таща за собой кипу воскресных газетёнок, которые сначала нужно развести по офисам и чужим квартирам; а вон та девушка в машине как будто ждёт, когда закончится её любимая песня и она сможет пойти по своим делам, может быть в супермаркет или салон красоты. Старик на лавке кормит голубей и, наверное, это единственное что его сейчас заботит. Столько посторонних чужих судеб крутится вокруг нас каждый день, люди живут своими жизнями, их вокруг очень и очень много. Но вот что интересно: обитая бок-о-бок с таким количеством людей, мы касаемся собой лишь немногих, и кто выбирает их - мы сами?
Он посмотрел в макушку Пайпер, которая, обняв его рукой под куртку, шла рядом и тоже, наверно, о чем-то думала.
Что ты там молчишь, уже придумала план по захвату мира? - Джей получил слабенький щипок за бок, и громко театрально вскрикнул. Прохожие обернулись, поморщились и пошли дальше, а Джей и Пайпер свернули с аллеи обратно на оживленное авеню. Там было много людей, торопливых и спешащих, шумных и громких. Они перекрикивались, быстро перемещались по улице, почти никто из них не был занят созерцанием: компании молодёжи галдели и хохотали, девушки и парни с телефонами что-то обсуждали, даже в машинах вокруг происходило что-то оживленное.
Пайпер фурией залетела в цветочный салон на углу большого кирпичного здания. Джексон остался стоять снаружи.
Постараюсь сэкономить твои и без того потраченные нервы, ибо мне они ещё нужны. Джей облокотился спиной о фонарный столб и хохотнул: То, что мертво, умереть не может. Что же я потом трепать буду?
Мои красные щёчки и большое пивное пузо! - блондин похлопал себя ладонью по животу, - Иди, я подожду здесь.
Пайпер скрылась за дверью магазина, и он остался наедине с гулом переполненной улицы. Здесь было настолько оживленно, что вообще не укладывалось в голове: сколько же человек живёт в этом городе?! Разговоры, крики, смех и шёпот, свист, скрип тормозов и грохот посуды в открытом окне второго этажа... Их было так много - этих звуков. Они заполняли собой бездонное пространство тишины, кружили вокруг и не утихали. Он достал из кармана почти пустую пачку сигарет. Одну закурил, ещё одной поделился с проходящим мимо человеком в синем костюме. Едкий дым растаял прямо под носом. Джей вдохнул полной грудью: осенняя свежесть и табачный запах бодрили как никогда. Мужчина достал свой телефон и удалил все свежие сообщения. С утра пораньше в воскресенье ему уже трепали нервы на работе, а он притворялся как минимум мертвым, как опоссум.
Пайпер вернулась быстро, как и обещала. По её лицу складывалось ощущение, что все пошло по наклонной, но спрашивать он действительно боялся. Нарваться на гнев женщины - страшное дело.
Он прибавил шагу, чтобы угнаться за невестой. Пайп рассекала по многолюдному проспекту, словно не видела потоки людей, идущих им навстречу; даже сам Джей не мог так лихо передвигаться в толпе, при всём его высоком росте и массивности. Затем она остановилась на светофоре и взяла Джексона под руку. Пипец ты быстрая, - он наконец выдохнул. Вверх по улице они поднялись очень неторопливо. Беседуя о планах на вечер, они чуть было не прошли мимо ресторана, но Пайпер вовремя осеклась и на мгновение замерла перед самым входом.
Джею было не понять всех этих изменений, которые они надумали прямо накануне их праздника, и он уже собирал мысли в кучу, чтобы сейчас скандалить громко и по делу. К сожалению, он не рассчитывал, что уже подготовленную им гневную речь с рукоприкладством и грязными ругательствами выйдет выслушивать девушка-менеджер. Джею пришлось пошевелить мозгами, прежде чем он выдал скудное: "Здрасьте". Дальше все было, как и полагается: она много извинялась и говорила, что отменить перепланировку уже нельзя, но можно переделать схему посадки гостей в соответствии с новым ремонтом, и вообще было бы неплохо заплатить ещё несколько сотен за такие сложности. Джей, сохранявший каменное терпение на протяжении всего разговора уже начал терять самообладание: менеджер тараторила заученными фразами и добиться от неё хоть чего-то человеческого было невозможно. Джекс уже было начал повышать голос, когда сзади по плечу его тронула лёгкая рука Пайпер. Он, растрёпанный и хмурый, на мгновение замолчал. Все, хватит. Это полная х#йня, то что вы делаете - самый тупорылый развод на деньги, который только можно придумать. Устроить целый гребаный ремонт и испортить людям бронь на зал накануне свадьбы - думаете это нормально?
Вам правда не о чем беспокоиться, ремонтные работы будут закончены в срок, вам только нужно оплатить перепланировку вашего банкета. Её лицо не выдавало ни одной эмоции. Собеседница была толи слишком умна, чтобы ругаться с ним на повышенных тонах, толи слишком глупа, чтобы понять всю боль ситуации своих клиентов. Она сохраняла непроницаемо-безликое состояние, чеканя слова, как робот.
Короче так: если к вечеру не будет перепланировки, которая нас обоих устроит, я вас всех замешаю в бетономешалке! Он обвёл пальцем всех присутствующих и громко рявкнул в след проходящего мимо бригадира. Пришлось незапланированно потратить ещё около 300$, чтобы все-таки провести банкет именно здесь, ведь почти на все залы в ресторанах этого города стояла длинная очередь брони, и искать сейчас новое помещение было бы просто невозможно. 
Из ресторана они оба вышли злые и растормошенные. Свадьба - это не только большое событие, но ещё и куча затрат, не только финансовых, но и моральных.
Забей. Все будет как ты хотела, - он придержал рукой её белый подбородок и скромно поцеловал.
Все, едем домой и ни о чем больше сегодня не беспокоимся. Разве что о выборе фильма на вечер. Мне правда надо будет отлучиться на полчаса. Он замер, ожидая вопроса и загадочно улыбнулся, но не дал Пайпер ни о чем спросить и громко продолжил, перебивая её слова: Езжай домой и ни о чем пока не спрашивай. Можешь заехать в супермаркет и взять что-нибудь к фильму пожевать. Встречаемся дома через час. Джей было развернулся и пошёл, но тут же остановился, вернулся к Пайпер и впился в её губы поцелуем. Люблю тебя.

+1

8

Быстрый цокот каблуков по мокрому черному асфальту усиливался по мере приближения к городу грозовой тучи. Сильный ветер гнал её высоко в небе между небоскребов и, то стихая, то снова усиливаясь, раскачивал из стороны в сторону редкие тонкие деревца, высаженные вдоль бульвара. Эвелин торопилась вдоль вяло бредущих под зонтами людей успеть до очередного дождя заскочить в магазин и добежать до дома. С крыш и навесов подъездов капало прямо за воротник, и девушка желала как можно скорее оказаться в помещении. Грозу она любила только издалека и оказаться без зонта под ливнем не горела желанием.
Навстречу ей из-за угла на пересечении с Джэнерал Стрит выскочила активная невысокая женщина средних лет, она налетела на Эви со всей силы и, ударившись лбом в ее плечо, столь же стремительно унеслась в неизвестном направлении. Эвелин с тихой бранью подобрала свой упавший кошелёк и поспешила дальше. На светофоре ждал зеленого сигнала караван отучившихся во вторую смену школьников, они громко переговаривались, что-то обсуждали и толкались, периодически выскакивая то одной ногой, то другой на проезжую часть. Несколько машин, громко просигналив, пронеслись вдоль проспекта, затем на светофоре остановился высокий автобус и, загородив собой весь обзор, стал выгружать пассажиров. В этот момент плотный поток машин замер и загорелся зеленый сигнал светофора.
Эвелин, бодро шагая между маленьких лужиц и стоков канализации на своих высоких тонюсеньких каблуках, уставилась в телефон. В какой-то момент, почти дойдя до конца пешеходного перехода, она почувствовала, как холодная струя воды обдала её спину и затылок, девушка успела развернуться и посмотреть: виляя между серых малолитражек, за угол на пятой передаче, ошалело гудя, зарулил черный джип.
Да пошел ты нахрен, дебил - Эви встретилась с неодобрительным взглядом молодой женщины с ребенком на руках.
До пункта назначения оставалось совсем немного. Она срезала путь через ряды закрывающихся палаток с сувенирами и уже очень скоро залетела в стеклянные двери магазина.
Не успели они сомкнуться за ее спиной, как первые капли дождя упали на землю. За ними - еще и еще, не прошло и секунды, как капли обрушились стеной на город. Поднялся сильный ветер, потоки людей хлынули кто куда. На улице мгновенно не осталось народу, только машины все так же торопились друг за другом, сигналя и шумя.
Эви как можно дольше оттягивала оплату уже давно набранного в корзину товара, но дождь все не кончался, уже прошло тридцать и даже сорок минут, охранник начал с подозрением бродить следом за подозрительной девушкой, ошивающейся между рядами продуктов. Она переключала песни в телефоне и, наконец устав от шагания на высоком каблуке по скользкой плитке, пошла к кассе. Оплатив покупки, Эвелин не без труда выбралась на крыльцо магазина, где пережидали дождь промокшие люди и, решившись, вышла под ливень. В одну секунду ее шелковое синее платье прилипло к коже, а длинные волосы стали путаться и цепляться за лицо. Она торопилась как могла, виляя между лужами и нередко попадая в них по самую лодыжку. Мимо шли люди с зонтами, но никто, конечно, не был готов поделиться с ней крышей от непогоды.
До дома оставалось пройти всего квартал: вот небоскребы отступили и остались за ее спиной, а впереди вырастали один за другим разноцветные жилые комплексы. Парковки были переполнены, машины бросали прямо вдоль бульвара, рискуя найти с утра под дворником штраф. Дети голосили во все горло, родители были уставшие и пунцовые от злости. Сейчас долечу до дома и лягу в ванную, не выйду на улицу до следующего лета, пока грозы не закончатся. Еще шаг через переход и... глухой удар. А дальше через треть секунды вой автомобильного сигнала, крик женщины, которая только что вышла с ней на дорогу плечом к плечу, и тишина.
Эвелин смогла открыть глаза не сразу. Острая боль ковырнула её справа под ребром, а сердце стучало так, что готово было разорваться на части. Вокруг затылка, на котором она лежала в небольшой луже дождевой воды, все трещало и тянуло. Громкий мат, крики, мужские и женские голоса окружили её со всех сторон и не давали услышать своих мыслей. Она все еще не могла подняться, то ли от того, что боялась повредиться, то ли просто еще не понимала случившегося. Хотелось спросить у кого-нибудь: "Я умерла?", но кто-то остоянно перебивал её своими вопросами. ... Девушка! Вы слышите меня? Вы можете шевелиться? Девушка, кивните головой, вы сильно пострадали? - крупный седой мужчина с бородой пытался сфокусировать её внимание на своем лице. Эвелин хотела ответить, но язык будто стал ватный, она открыла рот и... отключилась. Галдеж еще некоторое время витал вокруг, он усиливался и стихал, становился невыносимо громким, пульсирующим, а потом резко сходил на нет, отражаясь в голове тихим эхом и вибрирующим шумом. Прошла еще секунда-две, и вдруг все окончательно стихло.

Отредактировано Evelin (2016-24-07 23:55)

+1

9

- Да. Да! ДА!  Подпишу я всё, только позже! – Маршалл, уже натянув кофту на левую руку, стоял одной ногой за порогом.  До завтра! – И выскользнул в стеклянные двери студии. Сегодня было немного пасмурно с самого начала дня, серое небо сгущалось над его головой. Но, впрочем, ему, как обладателю автомобиля, погодные условия были не столь важны.
Нырнув в салон своего бессменного черного джипа, Мэтерс завёл его и, резко нажав на газ, оставил шинами тёмный след на сухом асфальте. На сегодняшний день ещё осталось столько самых разных дел; самое главное – забрать Таню с Роксаной с занятий из бассейна, заехав перед этим в магазин. Конечно, он мог бы поручить забрать их своей охране или нанятого водителя, заказать доставку продуктов на дом, но была для него особенная прелесть в том, чтобы выполнять эти простые вещи самостоятельно. В последнее время он вообще старался больше двигаться, больше времени выделять своим любимым девочкам, хоть изредка навещать собственную лошадь Алиенто, доброта которой с годами увеличивалась пропорционально нарастающим на стройном костяке килограммам. Стоило ему остановиться передохнуть, как начинало казаться, что жизнь проходит мимо него, а он мгновенно покрывается пылью.  Часы отсчитывали годы, и чем значительнее становилась цифра в паспорте, тем быстрее крутилась стрелка.
Криво припарковавшись около местного торгового центра, Эминем покинул машину и зашагал по блестящему плиточному полу здания. Невольно глянув в отражение витрины, заметил позади знакомые привычно хмурые лица охраны. В последнее время он мало привлекал их к какой-либо работе сверх основной и им оставалось только тенью таскаться за ним.
Пройдя мимо ярких витрин, из которых в причудливых позах выглядывали манекены в модных шмотках, мужчина свернул на эскалатор вниз. Сойдя с него можно было сделать всего пару шагов и вот он – супермаркет. Длинные стеллажи, яркие вывески над головой с указанием отделов, на которые Маршалл почему-то никогда не смотрел, оставались позади. Наконец, добравшись до отдела детского питания, он стал уверенно выбирать определённые баночки и упаковки. Надо же! Он знал, чем питается его дочь и был этим горд – даже подгузник несколько раз поменял за её почти 4 года – Папа Года.
Так, несъедобное пюре я взял, (будь проклят тот день, когда я вообще его попробовал). Сок грушевый, сок банановый, сок яблочный, сок хренпоймичтонамешано тоже взял. Что там Таня говорила? Блин, надо было записывать. Таааак. А, вот то мягкое печенье, от которого так разносит собаку.
Маршал проследовал к другим стеллажам, засовывая в корзину какие-то «утренние каши», мюсли  - это Джилл любила кушать с чувством выполненного долга по сохранению фигуры. А вот копчёная нарезка – это мне.  Вспомнил - ещё консервы собаке.
Очередь на кассе не была долгой. Практически сразу его рассчитали, Маршалл отправился на парковку. Тем временем, погода испортилась основательно. Сгущающиеся тучи нагоняли тревожность, воздух словно звенел от напряжения, порывы ветра, рвущие листву с деревьев, практически не разбавляли опустившуюся на город духоту.
Едва машина выехала с парковки, как по лобовому стеклу ударили первые тяжёлые капли. А затем на Лос-Анджелес обрушился сильнейший ливень. Бешено крутя дворниками, джип скользил по серым мутным улицам. Мужчина наклонился вперёд к рулю, напрягая зрение; но, увы, это не давало ему никакого преимущества.
Прямо-таки зияющий сквозь пелену дождя знак пешеходного перехода предупредил Маршалла о возможной проблеме, но тот не сбавил скорости. Резко возникшие перед капотом силуэты вовлекли его в некоторую панику; он судорожно вильнул влево, зажав клаксон. Глухой удар, приглушённые крики с улицы. Мужчину прошиб холодный пот, уж насколько он был частенько холоден и скуп на эмоции, тут у него, как говориться, «аж сердце ёкнуло».
Он сидел, вцепившись в руль, и, казалось, его всего будто свело судорогой; вокруг собирались люди. Прошло всего пару секунд, но ему они казались вечностью.
Медленным, но каким-то будто поломанным движением, он вылез из машины, подошёл к самому эпицентру аварии. На асфальте в дождевой луже лежала, беспомощно раскинувшись, молодая девушка, которую, не переставая, тряс и тормошил какой-то седой мужчина.
В шуме дождя и дороги звучали не самые лестные в его адрес эпитеты, но Маршалл не слышал, лишь побелел как смерть. Потом, будто очнувшись, заговорил:
- Пропустите, я отвезу её в больницу! Оплачу всё до копейки! – растолкав собирающуюся толпу, он аккуратно соскрёб пострадавшую из-за него девушку с асфальта и не менее бережно уложил на переднее сидение машины, максимально откинув его спинку назад, чтобы девушка находилась в  горизонтальном положении.
Больше всего его пугало, что она была без сознания. Он даже не знал, правильно ли сделал, что посмел её трогать до приезда медиков – вдруг усугубил травму. Хотя удар был вроде не очень сильным, кто знает – возможно, пришёлся слишком неудачно.
Встав на светофоре, Маршалл достал из пакета с покупками бутылку простой воды и стал брызгать девушке на лицо, пытаться налить ей воды в рот. Впрочем, когда она кашлянула, он быстро отменил эту затею.
Лавируя среди машин, он нёсся по знакомому адресу – Маршалл повёз пострадавшую в частную клинику, где сам часто бывал по вопросам своего здоровья.  Ну очнись ты хоть, пожалуйста – бубнил он себе под нос.
Схватив телефон, он, наверное, для успокоения души, набрал Танин номер. Она не отвечала, что, в общем-то, понятно – с телефоном не поплаваешь.  Поэтому он с долей паники в голосе надиктовал ей голосовое сообщение: Таня, я м*дак. Я сбил человека на пешеходном переходе. Везу в больницу, доберитесь, пожалуйста, сами. Прости.

0


Вы здесь » Horsepower » Улицы города » Бульвар Сансет