Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Kingstone's penthouse


Kingstone's penthouse

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

-Я сама решу, с кем спать, а с кем нет. И да, сюрприз, дорогой, такая вот я неожиданная вся, падкая на скандалы.- театрально разведя руки в стороны, произнесла Дженна и коротко посмотрела на упавшую тарелку, звон осколков которой разрушил появившуюся тишину. Да, Ник умело резал языком, задевая за живое. Но, взяв себя в руки, Джен не собралась так просто ему уступать, сразу же захлопываясь и содрогаясь в слезах, нет, такого удовольствия Кингстон никогда не получит. Ведь он просто упивался бы ее беспомощностью...
-Нет, я из мухи слона не делаю. А ты просто сволочь... Мелочный и эгоистичный. Хоть тебе, наверняка, не раз это говорили, но все же я повторилась.  На бис можешь не звать,- ответила девушка, сузив глаза, а потом подорвалась с места и, поправив на себе платье, быстрым шагом направилась к дверям лифта, намереваясь уйти отсюда как можно скорее. Стало ясно лишь одно - она потеряла лучшего друга. Кажется, навсегда. Родителям не стоит знать о ее возможной беременности, начнутся скандалы... Сама как-нибудь разберется, сейчас Дженни в себе была уверена, а на смену дикой злости пришла холодная решимость. Стало все равно, что будет дальше, справится одна. Так она всегда думала. И ошибалась, так как волей-неволей, но все эмоции потом выходили наружу в самый неподходящий момент. Но сейчас нужно было лишь прийти домой, умыться, принять ванную и успокоиться, ведь сейчас, когда на лице Джен было безразличие, внутри все бушевало не то в ярости, не то в отчаянии.

0

32

Дальнейшие реплики девушки Никколас слышал с абсолютно равнодушным видом и не потому, что ему нечего было ответить, а потому, что он знал, что безразличие ранит порой сильнее грубых слов. Да и вся эта котовасия с мнимой беременностью ему уже порядком надоела. Повернувшись к брюнетке спиной и намеренно не обращая внимания на ее слова, молодой человек закурил, запивая затяжки взятым из бара виски. Все, что говорила сейчас Дженна, Ник пропускал мимо ушей, думая о том, каким бы могло быть это утро, не закати она бессмысленную истерику. И с каждой каплей спиртного, растекающегося по его сосудам, с каждым  глотком никотинового дыма, Николас постепенно приходил в себя и остывал. Нет злость не прошла, но теперь она слегка поутихла, а яростный огонь превратился в непробиваемый лед. Бросив бычок в опустошенную бутылку, мужчина медленно повернулся обратно и заметил как девушка метнулась к двери. Выглядела она отвратительно и одновременно с этим жалко и беспомощно, несмотря на попытки казаться непоколебимой. От вчерашнего лоска и обаяния не осталось и следа – порванное платье при полном отсутствии белья, покрасневшее лицо с припухшими от слез глазами, растрепанные волосы, спутанными прядями падавшие на лицо. Складывалось такое ощущение, что ночь она провела не в роскошном пентхаусе с приличным мужчиной, а где-то под забором в заброшенном районе города  с пьяными мужиками. И если она, идя на поводу у своей гордыни, собирается в таком виде добираться к себе домой через весь Лос-Анджелес, то точно окажется в лапах каких-нибудь извращенцев. И хотя с одной стороны парню в настоящий момент было совершенно наплевать на нее, с другой – он не собирался отвечать за последствия перед ее родственниками, а то ведь что случись с ней сейчас по пути, виноватым окажется именно он. И это совсем не устраивало Николаса. Не хватало еще, чтобы его посчитали маньяком
-Я довезу,- надменным ледяным тоном, не приемлющем возражений, произнес Кингстон. В данный момент он заботился вовсе не о Дженне, а о своей репутации, во всяком случае он убеждал себя именно так. А затем мужчина, поднявшись со стула и захватив ключи от машины, в несколько быстрых шагов оказался около брюнетки и остановил ее, словно в тисках пальцами зажав ее руку выше локтя. Так он держал ее, пока створки лифта не открылись уже на первом этаже небоскреба, а затем, слегка ослабив хватку, Ник довел вырывающуюся девушку до машины и усадил на переднее сидение, а сам занял свое место, тут же заблокировав двери. Если он решил ее довезти, значит так оно и будет, несмотря на попытки Джены сбежать.
===>Дом Джннны

0

33

Дом Джен===>
После того как блестящий в лучах солнца Ягуар отвез мисс Сандрес домой и вновь остановился на парковке элитной многоэтажки, его хозяин покинул салон, пребывая в отвратительнейшем настроении и от этого чуть сильнее чем надо хлопнув дверью ни в чем неповинной и любимой машины. По дороге Кингстон заехал в специализированный магазин, и теперь в его руке была уже слегка начатая бутылка виски, но даже вкус дорогого алкоголя не мог успокоить молодого человека. Оказавшись в своей квартире, он обвел взглядом гостиную, в которой остались следы не только вчерашней чудесной ночи, но и сегодняшнего утра. Дальше везде были разбросанные вещи, грязная посуда в раковине и на столе и омлет, размазанный по полу кухни. Сделав очередной глоток из своей бутылки, Николас поднялся на второй этаж, в спальню.
И тут все напоминало о Джен и о ночи, проведенной с ней - подушки, казалось, до сих пор источали впитанный аромат ее духов, а простынь хранила на себе доказательство того, что он стал у этой девушки первым. Поморщившись от приятных, но вместе с тем раздражающих, воспоминаний, Кингстон одной рукой сдернул испачканную простынь с кровати и, смяв ее, комком бросил в угол, после чего достал из кармана джинсов телефон и, найдя в записной книжке номер службы по уборке, в которую обращался не раз, вызвал к себе горничную - в конце-концов, не самому же ему приводить свой дом в порядок. Потом снова спустился вниз, совершенно не зная, чем себя занять. Голова трещала, так что о работе и речи быть не могло. Включил телевизор, пощелкал каналы, но от этого виски лишь сильнее сдавило. Отключив звук, Ник оставил на огромном плоском экране мелькающие кадры какого-то ток-шоу, лишь бы как-то отвлечься.
Внезапно раздалась трель домофона, кувалдой ударив по воспаленному мозгу мужчины, и, выругавшись, Кингстон открыл дверь прибывшей уборщице, а через пару минут миловидная женщина лет сорока, ничему не удивляясь и не задавая лишних вопросов, за что ей платили довольно приличные деньги, возвращала его квартире первозданный вид. Не желая мешать данному процессу, Николас направился наружу и уже открыл было стеклянную дверь, ведущую к бассейну, как его взгляд упал на папку с документами - подарок для Джен, который она то ли случайно, то ли специально оставила на тумбе.
Первой мыслью брюнета было, что можно отдать ей подарок потом, но следом пришло осознание того, что это потом скорее всего больше никогда не наступит. Да и нужны ли ей теперь, после глупой, но разрушившей все ссоры, какие-либо подарки от него? Невесело хмыкнув, Николас, отодвинул верхний ящик и кинул папку туда, решив как-нибудь в другой раз разобраться, что теперь делать с этими документами. Затем мужчина вышел на свежий воздух. По голубой глади бассейна плавала нижняя часть белья мисс Сандрес. Отчего-то вызвала слабую улыбку мысль о том, как горничная будет это все вылавливать. Ну и пусть. Это ее работа. Потерев двумя пальцами висок, Кингстон подошел к самому краю ограждения вокруг его пентхауса и, вдохнув горячий, прогретый ярким солнцем воздух, стал смотреть вниз на распростертый мегаполис, потеряв счет времени и обретая холодное спокойствие, сродное пустоте. Странное чувство. И что более странно, что его вызвала Джен и ссора с ней. Но стоило его памяти вернуться на несколько часов назад и прокрутить в голове весь разговор, как внутри у Ника все вновь заклокотало и он с силой сжал. Вот какого черта она все испортила?  Сзади послышались шаги – пришла горничная с неменяющимся выражением лица продолжать уборку. Бросив на нее короткий взгляд через плечо, мужчина снова глянул вниз. Теперь в его голове лихорадочно скакали варианты дальнейшего времяпрепровождения и когда они наконец выстроились в логичную цепочку, Кингстон довольно ухмыльнулся сам себе и, дождавшись, пока уборщица все закончит и расплатившись с ней, добавив щедрые чаевые, молодой мужчина привел себя в порядок, переоделся для выхода в город и отправился кутить.
Домой он вернулся только следующим днем, совершенно не помня подробностей. В памяти возникали только обед в хорошем кафе, ночной клуб, коктейли и гостиничный номер, где он отрывался и свою злобу на Джен срывал на двух очаровательных потаскухах, будто мстя им за все вместо нее.

***
С того дня, как Николас поссорился с Дженной,  прошла неделя, затем другая, и все это время от его бывшей подруги не было ни звонка, ни сообщения. Впрочем, он и сам не пытался помириться, идя на поводу у своей гордости и упрямства. Лишь иногда, заходя в социальную сеть, где она по-прежнему была в его друзьях, он обращал внимание на надпись «online» около ее аватарки и даже пару раз позволил себе зайти на ее страничку. Но лишь стоило представить, как она в этот момент переписывается с кем-то так же непринужденно, как когда-то с ним, или же, что еще хуже, нашла себе парня, как Кингстона обуревала дикая злость и ревность.
Вот и сейчас пасмурным, но теплым осенним днем Ник в одном лишь полотенце после душа лежал на своей огромной кровати и бессмысленно ползал по просторам Интернета. Зашел и к Джен. «Была в сети вчера».
Вчера. А сегодня? Вот где она сегодня и, главное, с кем? И почему она вообще так волнует его? Да кто она такая? Всего лишь маленькая девочка из его прошлого. Ну и что, что когда-то они дружили. У него сейчас и без нее достаточно друзей и подруг. Взять хотя бы Роджера Харта или Шейлу Сайкс. Они все вместе учились в колледже и с ними обоими можно классно и весело провести время. Хотя, кого он обманывает? После университета Роджер стал владельцем какой-то мелкой сомнительной фирмы, которая не без помощи связей со стороны матери Ника спаслась от краха, и теперь Харт души не чает в Кингстоне. Ну конечно, кому охота потерять такого влиятельного "друга". Что же касается Шейлы, эта длинноногая особа, считающая себя топ-моделью, спит и видит себя в рекламе какой-нибудь известной марки косметики и не устает при каждой встречи с Ником напоминать ему об этом, к тому же она из тех, у кого после пары коктейлей ноги раздвигаются сами. Никогда Николас не считал их друзьями в том смысле слова, какой для него была Джен. А может и не только другом.
Мысли снова и снова возвращались к ней, к их знакомству, к встречи после долгой разлуки, к редким прогулкам и особенно к ночи ее двадцатилетия.
Нет, так больше продолжаться не может. Он определенно скучает по ней. Но было бы немыслимо вот так взять и просто приехать к ней и заявить об этом. Нужен какой-то серьезный повод. И такой повод нашелся сам собой. Вспомнив, про оставшийся еще с дня рождения Дженны подарок, он спустился вниз и достал из тумбы папку с ее документами на арабского жеребца и, переодевшись в тонкий, практически прозрачный свитер и джинсы и захватив ключи от машины, покинул дом, прекрасно догадываясь, где может найти юную Сандрес.
===>Конкурный плац

Отредактировано Nicolas Kingstone (2013-05-01 21:57)

0

34

Городская больница===>
Через полчаса осторожной, чтобы не навредить сидящей сзади девушке, езды по городским пробкам, во время которой он не произнес ни слова, но то и дело посматривал в зеркало заднего вида, проверяя состояние своей пассажирки, Кингстон остановил серебристый автомобиль на парковке около своего дома, затем достал из багажника кресло каталку и разложил его, после этого он открыл заднюю дверь и помог выбраться Дженне, при этом не без труда настояв, чтобы она села в кресло, а не шла своим ходом. Следом молодой человек захватил ее сумку, которую сразу отдал брюнетке, и, взяв подмышку костыли и поставив машину на сигнализацию, покатил явно недовольную девушку к лифту. Странно было ощущать себя в роли сиделки, однако Ник дал обещание родителям Сандрес и теперь обязан был его сдержать, да и Дженна была ему не посторонней. Впрочем, Николас уже решил для себя слегка поиздеваться над ней, прекрасно зная своенравный характер подруги и ее отношение к чрезмерной опеке, тем самым он бы и себя развлек, да и строгость пошла бы здоровью Джен только на пользу.
Когда же они оказались в квартире и девушка попыталась встать с каталки, Ник лишь усмехнулся и, слегка надавив на плечи брюнетки, заставил ее сидеть до тех пор, пока они не подъехали к лестнице. После этого он помог ей избавиться от куртки и обуви и, подхватив сопротивляющуюся девушку на руки, отнес на второй этаж, где, чуть дальше по коридору от его спальни находилась вторая комната, предназначенная для гостей, а сейчас она превратилась в спальню для Дженны.
Хотя молодой Кингстон был бы и непрочь поселить девушку у себя, ведь несмотря на напряженность в их отношениях и легкий флер раздражительности, оставшийся после уже двух ссор, она все еще оставалась желанной для него, особенно ее тело – получив к нему доступ один раз, Ник бы не отказался все это повторить. Но это было также и причиной к тому, что он выбрал все же отдельную комнату – окажись Джен с ним ночью в постели, он мог бы не сдержать себя, а ей как никогда сейчас нужен был покой.
В спальне Дженну ждал сюрприз в виде огромного букета классических темно-красных роз, которых было так много, что в воздухе чувствовался исходящий от них аромат. Как бы Ник в данный момент ни относился к брюнетке, оставить без внимания ее выписку из больницы он не мог.
-Ну вот, здесь ты будешь жить. Твои вещи уже в шкафу,-постояв несколько мгновений на пороге, давая девушке осмотреться, он положил ее на кровать, а затем вышел из комнаты. Минут пятнадцать мужчины не было, но затем он вернулся.-Ванна готова. Я подумал, что ты захочешь искупаться после больницы…-с загадочной ухмылкой смотря на темноволосую девушку, которая так и сидела на постели, протянул Николас, предвкушая то, чем он собирался сейчас заняться и выдержал небольшую паузу.-Но, знаешь, я не могу позволить тебе сделать это самостоятельно, доктор сказал, что за тобой пока нужен присмотр, - театрально разведя руками и наигранно вздохнув, договорил Ник, прибавив своему тону побольше убедительности и капельку стали, давая тем самым понять, что спорить с ним бесполезно, а потом подошел к ошеломленной Джен, присел около нее и, не давая опомниться, подхватил края ее кофты, стягивая ее с брюнетки. Его взгляд скользнул по верхней части ее груди, на мгновение задержавшись на еще оставшихся синяках, и опустился к свежему шраму идущему по ребрам от солнечного сплетения. Подавив в себе остро возникшее желание нежно прикоснуться к нему, Кингстон вздохнул и, опустив руки ниже, расстегнул пуговицу на джинсах девушки, а затем потянул вниз собачку на ее ширинке, после чего избавил ее еще от одного предмета одежды и окинул довольным взглядом сидящую перед ним уже в одном нижнем белье темноволосую красавицу.-Ну что, дальше сама или помочь?-молодой человек вновь усмехнулся и выжидающе посмотрел на подругу, но потом все-таки решил позволить ей раздеться самой, так как осадок после недавней ссоры все же остался меду ними, и, протянув халат, на случай если она захочет пока прикрыться, поднялся и встал к ней спиной, таким образом, что мог украдкой наблюдать за ней сквозь висящее на стене зеркало. Получая от этого зрелища удовольствие, Ник пару раз глубоко вздохнул, дабы не заводить себя лишними мыслями, а затем, выждав немного, чтобы не выдать своей слежки, повернулся обратно к девушке.
-Готова?-в который раз взяв ее на руки, хозяин дома вышел из спальни и прошел в сторону своей спальни, при этом чувствуя, как Дженна слегка напряглась. Однако направился он вовсе не в комнату, а зашел в дверь напротив, из щели которой пробивался легкий пар. Там была ванная, а в ней ждала наполненная горячей водой и пеной большая джакузи. Поставив мисс Сандрес на ноги и придерживая ее, Николас таки стянул с нее халатик и повесил его на крючок у входа, при этом не без восхищения взглянув на обнажившееся перед ним женское тело и вновь постаравшись думать о чем угодно, но только не о том, что можно с этим телом делать в постели, а после помог брюнетке забраться в воду. И, пока она устраивалась в ванне, сам мужчина тоже снял с себя кофту, потом присел на кафельный край и, взяв в руки губку и капнув на нее гель для душа, стал намыливать ее в своих руках, при этом не отрывая взгляда от сидящей в воде подруги и мысленно строя догадки, как она отреагирует на дальнейшие его действия.

+1

35

Городская больница===>
Когда парень обернулся и с ядом в голосе обратился  к девушке, она удивленно посмотрела на него,  молча слушая.
-Ты издеваешься? Я не придумала, мне нет смысла этого делать, я посчитала нужным тебе это рассказать. И, видимо, зря. Ты же сам Николас Кингстон, - вслед уходящему мужчине произнесла Дженна, сжав зубы, - тебе плевать, - добавила она, когда тот закрыл за собой дверь, и устало упала на подушку. Хотелось спать.
***
Проходили дни, Дженна поправлялась, но все еще была достаточно слаба, хоть и тешила себя мыслью о том, что скоро окажется дома, в своей уютной кровати, а не  в больничной палате на койке, которая за все время уже успела осточертеть, ровно как и визиты Ника. Лучше бы он вообще к ней не приходил, чем так. Отвечая на дежурные вопросы одними и теми же ответами каждый день, Джен дико злилась на него за то, что он не может спросить что-то еще помимо «как ты себя чувствуешь, ее не переставало к нему тянуть, даже нет… Ее еще больше притягивал молодой мужчина, она хотела его. И тут же вспоминала о своей беременности. Выпивая все необходимые таблетки, она каждый день пыталась представить, что же будет потом. Сейчас ничего не видно, а через месяц? Через месяц у нее будет очаровательный бугорок на животе, который не скроешь ни от кого,  и от Ника в том числе. Ник, ты   говоришь, что она врет? Что это мнимая беременность? Очень хочется посмотреть на твое лицо, когда она представит ему справку с итогом врачей, где говорится, что он – счастливый папочка. Конечно, тогда и общению с ним будет конец, ведь он наверняка не собирается обременять себя семейными обязательствами, хотя Дженна и не потребует этого от него, даже не попросит. Николас, конечно же, не знал, что Джен давно исключила его из списка возможных отцов. Ей ничего не стоит завести с кем-нибудь роман, выйти замуж за приличного человека. Взрослого, заботливого, любящего, терпеливого, способного содержать ее и ее ребенка, да, вот к чему Дженна будет стремиться. А сейчас ей ничего не мешало просто поддаться своим чувствам и, пока есть возможность, провести время с Ником. Вместе.
Кстати о «вместе». Будучи очень довольной новостью, что ее выписывают, Дженни не без помощи медсестры собрала свои вещи и встала. Ходила она уже спокойно, но врач посоветовал все еще поберечь ногу, чтобы убедиться, что трещина срослась.
-Готова. А что ты, прости, тут делаешь? – вскинув бровь, произнесла Дженна, а когда парень просветил ее в свои планы, она и вовсе чуть не лишилась чувств. Разрываясь противоречиями, ведь, с одной стороны, между ними все еще было напряжение, а с другой, вновь оказаться в его доме, причем на продолжительное время – весьма и весьма прекрасный способ все уладить. И даже более того – пойти в гору.
Сидя в кресле, Дженна попрощалась с доктором, мило ему улыбнувшись и в который раз за все поблагодарив, а потом оказалась в машине Кингстона-младшего, направляясь по уже известному маршруту в его пентхаус.
Оказаться вновь в его доме было подобно дежавю. Она опять тут, сразу же бросила взгляд на кухню, на барную стойку и на телевизор, где некоторое время назад высвечивалась высшая оценка за исполнение песни. Едва заметно улыбнувшись, Джен уже собралась было вставать, чтобы подняться по лестнице, но внезапно оказалась на руках у Ника.
-Ник, я не маленькая. Я очень даже большая и очень тяжелая, а еще я умею ходить. Вот новости, да? – бормотала себе под нос недовольная брюнетка, нахохлившись и пару разу даже пытаясь выбраться из цепких лап мужчины. То, что ее отнесли не в его спальню, а в гостевую, слегка разочаровала брюнетку. Было бы неплохо опять оказаться в его постели, когда обоим было хорошо, когда оба были довольны. Да, было бы хорошо. Но сейчас об этом и речи быть не могло. Вдохнув запах роз и с наслаждением развалившись на своей новой кровати, Дженни выжидающе посмотрела на мужчину, рассчитывая, что тот сейчас удалится, но вместо этого он, не давая мисс Сандрес и шанса возразить, стал раздевать ее.
-Ник! Прекрати! Я могу помыться и сама, спасибо тебе огромное за желание помочь, но… Ник! – оставшись лишь в нижнем белье, Дженна гневно посмотрела на явно довольного парня. Нет, стеснения она не испытывала, и не понимала, почему женщины стесняются ходить в белье, но если одевают купальник, то проезжают в нем по всему городу. Больше всего не хотелось сейчас показывать Нику свое тело, с синяками и шрамами. Только не такое… На делю секунды Джен захотела сейчас же прижаться к мужчине, обнять его, поцеловать, вновь ощутить его великолепные ласки, а потом сглотнула и отвела взгляд.
-Да, дальше я сама. – подождав, пока парень отвернется, девушка села в постели и избавилась от белья, пру раз проведя пальцами по рубцам на теле. Почему именно сейчас? Когда она так хочет быть неотразимой для Ника, когда хочет вновь стать его, когда хочет быть красивой именно для того, кого любит. Что ж, значит, не судьба. Накинув на себя халат , она встала и уже без удивления вновь оказалась на руках Николаса, лишь скрестив руки на груди и следя взглядом за их передвижением. В спальню? Нет? А жаль, что уж утаивать.
Осторожно опустившись на холодный кафель, Джен запустила руку в воду и улыбнулась. О ванне она мечтала, наверное, даже сильнее, чем о самом Нике.
-Ник, я правда справлюсь сама, я  не хочу, чтобы… -  не договорив, брюнетка затаила дыхание, когда мужчина снял с нее халат, оставив полностью обнаженной, а его пальцы пару раз коснулись ее голой кожи на плечах… В этот момент она остро ощутила, что хочет еще, еще, а потом еще, а после повторить. И дело не в том, что после ее Дня рождения она ни с кем из парнем не проводила время, даже не гуляла, а в том, что она все это время хотела именно его, стоящего перед ней и рассматривающим ее тело. И что он там не видел?
После небольшой паузы Дженна развернулась и не без помощи Кингстона забралась в воду, сев на дно и довольно откинув голову на бортик, сквозь полуоткрытые веки наблюдая за тем, как сильные руки мужчины намыливают губку, а мышцы на его руках игриво перекатываются, как бы дразня брюнетку. Встретившись взглядом с его темными глазами, Джен слегка улыбнулась.
-Может быть, я все-таки сама? Ты уверен, что хочешь собственноручно мыть мое побитое тело? - раскинув руки вдоль бортика джакузи, Дженна чуть ли не мурлыкала, но все еще хотела отговорить молодого мужчину от его идеи.

+1

36

Удивительно, но, казалось, погрузившись в горячую воду, темноволосая девушка растаяла. На ее губах заиграла легкая улыбка, щеки чуть порозовели, а от недовольства и неприязни в адрес Ника будто бы не осталось и следа. Раздражение Кингстона тоже куда-то улетучилось, подобно пару, исходящему сейчас от горячей воды.
-Ну уж нет, Джен, я не могу тебя оставить, а вдруг ты поскользнешься? Такого я точно не могу допустить,-расплывшись в кривой улыбке, Ник придвинулся ближе и уже сполна намыленной губкой медленно провел по руке девушки, а потом, чтобы она еще больше расслабилась, нажал одну из кнопок на скрытой панели, в результате чего джакузи стала слегка вибрировать, лаская тело брюнетки образовывавшимися с разных сторон небольшими волнами и пузырьками. Продолжая скользить губкой вдоль руки мисс Сандрес, Николас перешел на ее плечи и шею, а затем, чуть наклонив девушку вперед, стал намыливать ее спину, при этом бережно водя губкой и порой касаясь ее кожи своими пальцами. Закончив со спиной, мужчина подал Джен руку и поднял ее, поставив на ноги и крепка держа, чтобы она, не дай бог, не упала. Поначалу девушка по-прежнему находилась к нему спиной, и Кингстон домыл оставшуюся часть ее спины, после провел губкой по ее ягодицам и ногам, и только после этого развернул брюнетку лицом к себе. Изо всех сил Ник думал о том, что купает больного человека, представлял на ее месте маленького ребенка, да кого угодно, но только не чертовски соблазнительную молодую девушку с прекрасным подтянутым телом, не смотря на синяки и шрамы так манящим его. Сглотнув и выпустив воздух, парень провел губкой по шее Дженны, затем по ее груди, невольно задержавшись на ней, затем спустился к ее животу. Становилось жарко, и Ник не мог с точностью сказать, что в этом виноват горячий воздух. Казалось еще немного и в брюках станет тесно, но молодой человек упорно держал себя в руках, отгоняя ненужные сейчас помыслы. Дойдя до самого низа, он остановился и поднял свой взгляд на лицо подруги, а после небрежно улыбнулся и продолжил намыливать ее ноги и внутреннюю часть ее бедер. Когда с этим было покончено, Николас дотянулся до душа и смыл пену с брюнетки, а после вновь усадил ее в воду и перешел к ее волосам, предварительно спросив, какой нужен шампунь из многочисленных бутыльков, принесенных им из ее дома и теперь разномастной кучей уместившихся на полке. Утопая пальцами в густых темных волнах, мужчина осторожно массировал ее голову, тщательно намыливая тяжелые шоколадные пряди и вдыхая головокружительный аромат, в который раз прогоняя прочь желание раздеться и забраться к Джен в ванну, а затем долго и сладострастно сливаться там с ней телами…
Потом он в последний раз сполоснул девушку, и на этом купание закончилось.
Вытащив подругу из ванны и насухо вытерев ее, Николас укутал ее в халат, а после отнес обратно в ее спальню, бережно уложив на мягкую постель.
-Твои вещи в шкафу, я принес кое-что из твоего дома. А эта комната в полном твоем распоряжении…Как и вся квартира, -с улыбкой добавив последнюю фразу, Николас покинул спальню для гостей, давая и Джен и себе время отдохнуть.
На обед он заказал им пиццу, а вот ближе к вечеру из дорогого ресторана доставили богатый ужин на двоих. Ник отнес порцию подруге, запретив ей самой пока спускаться по лестнице и поужинал вместе с ней, а ближе к ночи снова зашел в ее комнату и принес необходимые лекарства и графин с водой.
-Спокойной ночи, Дженни. Если что, зови, моя спальня рядом, ты знаешь...-улыбнувшись и невзначай наполнив свои слова вторым смыслом, Кингстон немного поколебался, а затем все же мимолетно коснулся губами лба подруги, совсем рядом с тем метом, где виднелся шрам, затем развернулся и ушел, оставив дверь в ее комнату открытой.
Сам он долго не мог уснуть, перебирая в памяти все особо приятные моменты, которые отзывались легкой тянущим чувством внизу живота. Но, в конце концов, Николас задремал, поначалу прислушиваясь к ночной тишине, а после окончательно провалившись в сон.

+1

37

-Ммм, всегда бы так за мной ухаживали... Но завтра я начну самостоятельную жизнь, ладно? - бробормотав последние слова, Дженна еще больше сползла вниз, подставляя спину теплым и сильным струям воды, разминающим несчастное тело брюнетки, снимая с него всю усталость за долго время, от чего кожа девушки чуть ли не трепетала. Однако все мысли Джен были заняты Ником. Из полуприоткрытых век она наблюдала за Кингстоном-младшим, за его выражением лица, кривой улыбкой, перекатами мышц на руках... Нет, нельзя так думать! Безумно хотело сейчас именно его, именно этого мужчину, который находился так близко, полуобнаженный, рядом с ее нагим телом, которое Дженна не стремилась скрывать. Разум был затуманен, сейчас Джен позволяла делать с собой абсолютно все, лишь потом немного напрягшись, когда ее подняли и развернули к себе лицом. С одной стороны хотелось прикрыться,  заставить его отвернуться, скорее всего по старой привычке, но с другой стороны хотелось прижаться своим мокрым, гладким телом к его, прижать его голову к себе, а потом жадно припасть губами к его губам, сплетаясь языками в страстном поцелуе. От подобных мыслей, сопровождаемых прикосновениями Ника к очень чувствительной коже девушки, она едва не выдала себя стоном, но вовремя сдержалась и закрыла глаза, дожидаясь конца купания и лишь изредка отвечая на вопросы Кингстона.
Оказавшись вновь в своей спальне, Дженна довольно потянулась на кровати и накинула на себя простынь, решив не обременять себя одеждой, даже когда они упивались ужином в виде вкуснейшей пиццы, после проводила Николаса взглядом и еще долго лежала в постели, пытаясь уснуть... А когда уснула, то полностью отдалась фантазиям и воспоминаниям о своем Дне рождения, желая пережить все еще раз.
Утро наступило внезапно, и началось в одиннадцатом часу, ну по крайней мере для Дженны. Наверное, за долгое время она выспалась по-настоящему в первый раз, так что выбираться из кровати не было ни малейшего желания. Настроение, как и подобает утреннему, было прекрасным, а факт тго, что теперь она некоторе время живет с Николасом еще больше скрашивало жизнь. Переборов себя и встав, девушка зашла в небольшую ванную комнату для гостей и, быстро выпив утренние таблетки, привела себя в порядок, особенно долго провозившись с волосами, которые, будучи невысушенными на ночь, имитировали апокалипсис прямо на голове брюнетки. Наведя легкий макияж, Дженни прошла к большому шкафу, где должна была покоиться одежда, взятая Ником. Ником? Ником?! Распахнув створки, мисс Сандрес стала копаться в собственной одежде, изучая все то, что на свое усмотрение взял Ник, а когда дело дошло до белья, которое было куплено просто так когда-то, когда она гуляла с подругами, то на лице Джен появилась довольная улыбка. Действительно, почему бы не найти применение пеньюарам и подвязкам? А как на счет вот этих кружев? Опять, начинается, опять мысли о Нике и о том, чем могут заниматься парень и девушка одни в доме. Улыбнувшись и отметив про себя, что ее приличие уступает развязности  медленно, но верно, девушка выбрала короткие шортики, тонкую обтягивающую майку на лямках, а потом выудила из ящика симпатичный комплектик белья из тонкого кружева. Просто так, почему нет? Бросив одежду на незастеленную кровать, Джен взглянула на себя через зеркало. Да, шрамы оставляли желать лучшего, привлекательности ровно ноль, что вообще в этом может понравиться? И что может соблазнить? С ее губ сорвался разочарованный вздох, а потом, встав перед кроваться, Джен принялась неторопливо одеваться, а надев белье, взяла небольшие носочки и, поставив ногу на кровать, согнулась и стала натягивать их на стопу.

+1

38

Ночь, полная приятных и не совсем приличных сновидений, пролетела незаметно, и вот веки темноволосого мужчины дрогнули, он перевернулся на другой бок, и сон отступил окончательно. Вздохнув, Кингстон открыл глаза и мельком взглянул на часы, стрелки которых указывали на начало первого пополудни. Вставать не хотелось ужасно, и Ник собирался было еще поваляться в постели, однако в его памяти всплыло осознание того, что вчера он привез из больницы Дженну, а значит, теперь ему предстояло заботиться о ней и, как минимум, не дать ей умереть с голоду. Зевнув и лениво поднявшись с постели, Кингстон слегка заправил ее за собой, после чего умылся и, так как никуда сегодня не планировал идти, надел домашнюю футболку и слегка поношенные джинсы, а затем направился в гостевую комнату, которая стала пристанищем мисс Сандрес, чтобы посмотреть, проснулась ли подруга, и узнать, что она хочет на завтрак., а может быть, уже  и на обед.
Дверь в ее спальню оказалась приоткрытой¸ и Ник хотел было постучать, чтобы на всякий случай известить ее о своем приходе, но увиденное им через небольшой проем заставило молодого человека остановиться и не выдавать своего присутствия. Бесшумно чуть сильнее приоткрыв дверь и встав в проеме, Кингстон стал наблюдать за темноволосой девушкой, застав ее расхаживающей по комнате в полностью обнаженном виде, отчего его пульс участился, а в голове с лихорадочной скоростью замелькали картинки из смеси воспоминаний, фантазий и снов. Джен была чертовски соблазнительной и ничто - ни шрамы, ни синяки, ни ссадины – не могло испортить ее сексуальности. Даже совершая такую, казалось бы, обыденную и ничем не примечательную вещь, как надевание носочков, брюнетка заставляла Николаса думать лишь о том, как было бы здорово подойти сейчас сзади и… Но, чтобы как раз этого самого «и» не случилось, мужчина взял себя в руки, заставив себя отойти от двери и прикрыть ее за собой. Сейчас было не время поддаваться соблазнам – Дженна лишь недавно встала на ноги, в самом что ни на есть прямом смысле, да и к тому же, их прошлая и единственная близость закончилась громким скандалом, и Ник не желал повторения этой ссоры. Спустившись на кухню, он приготовил поесть – всем, на что он был способен из имеющихся продуктов, оказались яичница с беконом, тосты с джемом и по-настоящему заваренный зерновой кофе. После этого он накрыл на стол и вновь поднялся за своей гостьей, на этот раз она оказалась уже одетой, и Николас помог ей спуститься, бережно придерживая ее на лестнице, а потом, сидя за завтраком и непринужденно болтая с подругой, он старался не думать больше о том, что скрывала ее одежда.

***
Так прошло около недели. И все это время он то и дело случайно натыкался на брюнетку то в полуобнаженном виде, то в откровенных позах. Казалось, будто бы юная Сандерс нарочно дразнит его, но это было маловероятно. Николас хорошо знал подругу и считал, что она попросту не способна на такое, да и зачем? И, тем не менее, с каждым разом молодому мужчине все труднее было сдерживать себя, и все усугублялось тем, что женщины у него не было уже достаточно долго, особенно по его меркам. Из дома Ник теперь отлучался редко и только по очень важным рабочим моментам – не хотелось оставлять подругу одну, и уж тем более он не желал, чтобы она в его отсутствие сбежала на конюшню, о чем уже не однократно намекала в разговорах, но парень был непреклонен и убежден, что ей еще рано приступать к тренировкам, да и вообще, будь его воля, после случившегося он на пушечный выстрел не подпустил бы ее к такой работе. Но это было невозможно, и поэтому он лишь оттягивал тот момент, когда отпустить Дженну в конный клуб. Отношения между ними тем временем налаживались и вернулись к прежним дружеским, да и сама Джен быстро шла на поправку, хотя Ник все же иногда замечал, как она порой прихрамывала на сломанную при падении ногу.
Однако, когда однажды Кингстон, закончив дела, спустился к обеду из своего кабинета, то заметил, как подруга, готовя что-то у плиты, весьма бойко пританцовывает в такт играющей по радио музыке, при этом заманчиво покачивая бедрами. Остановившись, он стал наблюдать за брюнеткой, но через пару минут его отвлек телефонный звонок. Ответив, Ник несколько минут поговорил, а затем подошел к темноволосой девушке и, стащив из миски с салатом, ломтик помидора, улыбнулся.
-Джен, ужин сегодня не готовь, я закажу все в ресторане. Ко мне сегодня придут гости – мой партнер по бизнесу. Нам нужно будет кое-что обсудить по работе,- стащив еще и кусочек огурца, парень помог брюнетке отнести все на стол.
После обеда Кингстон занялся подготовкой к встрече. Первым делом он заказал еду в японском ресторане, затем съездил в фирменный магазин и привез пару бутылок элитного вина, а ближе к вечеру освежился в душе и переоделся. Прием был назначен на шесть, однако звонок видеодомофона раздался только в начале седьмого. Спустя пару мгновений створки лифта раскрылись, и в гостиную впорхнула высокая стройная эффектная молодая женщина, по виду ровесница хозяина дома, с идеально выпрямленными и спускающимися ниже плеч волосами медного цвета, несмотря на который на ее ухоженном лице не было ни пятнышка веснушек. Одета она была в обтягивающую кофту из тонкой шерсти изумрудного цвета, идеально гармонирующую с ее зелеными глазами, и классическую короткую юбку, которая подчеркивала достоинства девушки, но не выглядела вульгарно. В целом создавалось впечатление, что гостья сошла с обложки журнала – столь трудно в ее внешнем виде было найти какой-либо изъян.
-Ник, дорогой! Прости, что опоздала, в городе в это время ужасные пробки,- ослепительно и будто бы виновато улыбнувшись, демонстрируя идеально ровные белоснежные зубки, рыжеволосая процокала каблуками элегантных полусапожек, подойдя к Николасу и обняв его, при этом невесомо коснувшись губами его щеки.
-Привет, Мэл. Выглядишь потрясающе,-Кингстон приветливо улыбнулся и также чмокнул свою знакомую в щеку, а затем жестом пригласил ее пройти в квартиру.
-Да брось, я только сегодня с самолета, успела лишь снять номер в отеле, да совсем немного поспать,- кокетливо махнув рукой на комплимент темноволосого мужчины, Мэл прошла дальше и обвела глазами жилище, а затем ее взгляд остановился на появившейся брюнетке. -Симпатичное гнездышко…О! Так мы не одни?
-Сколько тебя знаю, ты выглядишь великолепно всегда,- чтобы ни говорила рыжеволосая, но на ее лице не было ни намека на то, что она устала или не выспалась. -Да, как раз хотел вас представить… Джен, это Мэлани Кеннингхейл, владелица одной крупной и процветающей косметической компании. Мэл, а это Дженна.
-Приятно познакомиться. Да, мы с «Лигром» сотрудничаем уже очень давно. А Дженна у нас кто?-продолжая сверкать безупречной улыбкой, Мэлани кивнула брюнетке, а затем перевела искрящиеся любопытством глаза на Николаса.
-Моя…сестра, младшая, -слова сорвались с языка молодого мужчины прежде, чем он успел сообразить, почему вдруг решил представить мисс Сандрес именно так, но исправляться было бы уже нелепо, да и все это показалось Кингстону не столь важным. Улыбнувшись, Ник одним лишь многозначительным взглядом дал подруге понять, чтобы она теперь подыграла ему, а затем провел обеих девушек к столу.
-Оу, а ты и не говорил, что у тебя есть сестра. Если б я знала, то обязательно привезла ей презент от своей фирмы. Мы как раз сейчас запускаем новую линию кремов, собственно из-за них я и здесь. Но об этом позже, я ужасно проголодалась. А ты, к тому же, заказал мои любимые суши…Знаешь же, что я никогда не устою перед японской кухней,-обворожительно улыбнувшись исключительно брюнету, Мэл грациозно опустилась на стул, а потом все приступили к еде. -Дженни... Можно я буду называть тебя так? Расскажи о себе, а то от твоего брата ничего не добьешься,-теперь обращаясь к темноволосой девушке и при этом орудуя палочками так изящно, будто всю жизнь прожила на востоке, она словно мимоходом похлопала ладошкой по руке Кингстона.

+1

39

Проживая у Кингстона дома, Джен полностью абстрагировалась от окружающего мира. Лос-Анжелес манил своим видом, но им девушка довольствовалась из балкона или с крыши. В то время как Николас уезжал по делам, девушка искала себе всевозможные занятия. За это время от телевизора ее едва ли не тошнило, дом был приведен в идеальнейший порядок, в холодильнике было слишком много еды для двоих, одежда Ника, и без того ухоженная, была перестирана и переглажена… Словом, Дженна занималась буквально всем, очень скучая по привычному активному образу жизни. Особенно все усугубляло общение с подругами с работы, которые выкладывали фото со своими любимцами с тренировок, а так же просто проводили время друг с другом. Николас же включил режим строгого брата, который при одном лишь упоминании о конюшне сразу менял тему разговора, все слова отлетали от него как горох от стены. От подруги брюнетка узнала, что Духа, коня, на котором она ехала тот самый печальный маршрут, чуть не прервавший ее жизнь, продали, потому что он был больше негоден в большой спорт. Все-таки была травма ноги, которую не нашли сразу после падения, так что теперь он стоит в какой-то частной ферме, где маленькая девочка беззаботно катается на приобретенном любимце по полям. Что ж, это как раз то, что надо бывалому спортсмену. Сама же Дженна уже оправилась от травм и даже была довольна своим внешним видом. Конечно, она едва ли не каждый час наносила на рубцы заживляющие мази, желая как можно скорее вернуть телу первозданный вид. Отчасти было просто неудобно ходить перед Николасом в таком побитом виде, хотелось быть всегда такой же неотразимой, как в день двадцатилетия мисс Сандрес. Что касается их отношений, то далее дружеских они больше не заходили, Ник явно берег Джен от любых лишний действий, хотя ей было видно, что он и сам часто обращается к воспоминаниям о той ночи. Конечно, такое не сразу забудешь… И каждый раз, когда они по нелепой случайности натыкались друг на друга в разных соблазнительных положениях, в воздухе повисало неловкое молчание. Видя Ника выходящим из душа, занимающимся, одевающимся, раздевающимся и еще много каким на «–ся», Дженни безумно хотелось подойти и… Она была уверена, что он чувствовал то же самое, но почему-то оба медлили и продолжали терзать себя стадией передружбы и недоотношений.
Сегодняшнее утро было таким, как и всегда. Ник уже сидел у себя в кабинете и усердно клацал по клавишам компьютера, а Дженни, включив музыку, готовила обоим обед, крикнув Кингстону, что уже почти все готово.
-И что, прям будете обсуждать? Мне же все равно делать нечего, давай приготовлю, - начала было брюнетка, но Ник уже договорился с рестораном. Как всегда, все решал в конечном итоге он, а это часто раздражало.
-И стоило деньги тратить, когда есть личный повар, неплохой причем, кстати, - дорезая салат, пробурчала брюнетка и шлепнула плоским краем ножа по руке друга, который уже совсем охамел, -Кингстон, сгинь! Кухня – моя территория, так что ретируйся-ка отсюда вон с теми тарелками к столу.
Обед прошел, и после мытья посуды Джен поднялась к себе, чтобы выбрать одежду для вечера. Присутствовать на этой очень важной деловой встрече ей разрешили, а значит нужно было привести себя в порядок. Через час девушка, одетая в лосины и обтягивающее короткое платье, спустилась вниз, чтобы разложить принесенную курьером еду к приходу гостя, и вот прозвучал такой долгожданный Ником звонок, а потом открылись двери лифта. Она была очень красива… Можно сказать, идеальная. Такая, какой хотели бы видеть своих девушек практически все мужчины планеты. Не удивительно, что она общается с таким, как Ник. Ходячая сексуальность прошла в комнату и, не замечая Джен, тут же обняла мужчину, чем уколола юную Сандрес. Идеальная девушка для идеального мужчины… Интересно, они были парой? Или, может, скоро станут? В любом случае, Джен была занята мыслями вовсе не о суши.
"Только с самолета? Да она как будто не менее недели провела в салоне красоты перед этой встречей… Ну наконец на меня обратили внимание, надо же.»
-Очень приятно, я…  - Дженни не договорила, потому что не знала, что сказать. Подруга? Да, пусть подруга. Именно это надо было сейчас ответить, но Ник сделал это раньше. Сердце болезненно сжалось. Сестра? Широко распахнутые глаза непонимающе смотрела на Кингстона, а его слова тяжелыми ударами били по сердцу. Сестра… Так вот оно что. Обхватив себя руками,  Джен тряхнула головой и глубоко, но порывисто вздохнула, исподлобья смотря на стоящего напротив Ника.
-Он нечасто говорит обо мне, я заметила. Может, просто стесняется или не хочет признавать очевидное? – наклонив голову на бок и сузив глаза, девушка резко развернулась и села на свое место за столом, всем своим существом сейчас люто ненавидя этого мужчину. Именно теперь он в глазах  обиженной Дженны как продажный ублюдок, который явно не хотел огорчать Мисс Идеальные Ножки тем, что может быть занят. Особенно, если собрался эти самые ножки раздвинуть сразу после якобы делового ужина.
-Ну что вы, что я могу о себе рассказать… Я его сестра, одним словом все сказано. Приехала ненадолго проведать брата, а потом подумала остаться на ужин. Видимо, я не прогадала,  -
с приторной улыбкой произнесла Джен, наплевав на то, что своим двусмысленным поведением может испортить Кингстону ужин, ведь он сам испортил все. Рыжая, сидя напротив Сандрес, была самим изяществом. Оно так и переполняло эту женщину в каждом ее движении, завораживая вокруг всех своей неотразимостью. Всех, кроме Джен. Ее бесило в  рыжей все, но больше всего то, как она смотрела на Ника, как улыбалась ему, как невзначай клала свою идеальную ладонь на его, как смеялась за разговором, в смысл которого брюнетка не вникли и не хотела вникать, работа Ника ее не интересовала. Поковыряв палочками суши, которые, к слову, Сандрес ненавидела, она вздохнула и встала.
-Ох, Дженни, куда ты? – хлопая длинными ресницами, женщина улыбнулась во все 32 зуба, и это было последней каплей.
-Куда я? Подальше от этого подонка. Удачно вам провести вечер, ребята, а я ухожу! – повышая голос с каждым словом, Сандрес поставила тарелку на столик около раковины, но сделала это на столько небрежно, что та соскользнула с поверхности, с шумом разбившись. А Джен уже шла вверх по лестнице, в свою комнату, где, хлопнув дверью, стала собирать вещи и изо всех сил сдерживать так и рвущиеся наружу слезы. Она понимала, что они с Николасом еще друг другу ничего не обещали и ни чем не были друг другу обязаны, но от этого его слова казались ей не менее болезненными, особенно когда они определили его отношение к девушке.

+1

40

Николасу показалось странным то, как резко изменилось настроение Дженны. Гостья была вполне любезна с ней, а подруга же, наоборот, хоть и говорила елейным голосом, явно была чем-то недовольна. Более того, она будто бы специально кидала двусмысленные фразочки, которые могла поставить Кингстона в неловкое положение. Не по могли и несколько брошенных в брюнетку предостерегающих и сердитых взглядов. Благо Мелани ничего не замечала, увлеченно рассказывая собравшимся за столом о своих кремах и планах на рекламную кампанию, Ник же, хоть и был встревожен поведением подруги, в конце-концов тоже перестал обращать на нее внимание, полностью включившись в беседу с деловой партнершей, которая, говоря о бизнесе с улыбкой и смехом, но при этом будучи настроенной достаточно серьезно, выглядела еще более соблазнительной. Они настолько были поглощены переговорами, что Николас слегка удивился, когда от бурного обсуждения предполагаемых моделей, его внезапно отвлек звук отодвигающегося стула. Джен, кажется, собралась покинуть их. Не успел он как-то прокомментировать это, как Мелани опередила его. Но хозяин дома и представить не мог, что, казалось бы, безобидный вопрос и дружелюбная улыбка вызовут такую агрессивную реакцию у его подруги, что заставило лицо рыжеволосой женщины удивленно вытянуться, а зубы мужчины сомкнуться настолько сильно, что заходили желваки.
-Что ж, Ник, теперь я понимаю, почему ты не хотел рассказывать о своей сестре… Она у тебя… проблемная, да?-нарушив повисшую паузу, когда Сандрес с истерикой вылетела из комнаты, Мелани сочувственно вздохнула, явно не сразу сумев подобрать слово помягче, и, переведя взгляд на Николаса, неторопливо сделала глоток вина. -Знаешь, я думаю, мы закончим наш разговор и подпишем документы завтра, в более спокойной обстановке. Я заеду к тебе в офис к двум, - губы женщины снова тронула легкая улыбка, а затем она поднялась со своего места. –Проводишь?
-Не знаю, что на нее нашло… Обычно она вполне спокойна,- едва сдержавшись и поборов вспышку гнева и желание тут же броситься за Джен, чтобы высказать ей все, что он о ней думает, и решив для начала уладить ситуацию с Мелани, Николас учтиво поднялся со стула вслед за рыжеволосой, а потом проводи ее до входной двери и вызвал лифт. -Мне жаль, что так получилось. Увидимся завтра, -кивнув гостье и получив от нее едва ощутимый поцелуй в щеку на прощание, Кингстон дождался, пока створки лифта закроются, увозя владелицу косметического бизнеса вниз, а потом молниеносно кинулся вверх по лестнице и влетел в комнату Дженны как раз когда она кидала в сумку свои вещи.
-Какого хрена ты все это вытворяешь?! –теперь уже и он повысил голос, будучи крайне разозленным испорченным ужином и сорвавшейся сделкой. -Похоже я ошибся, разрешив тебе присутствовать на деловом ужине. Ты вообще понимаешь, как это выглядело со стороны?! Мне теперь еще и перед Мелани придется извиняться. И что, черт возьми, происходит? Куда ты собралась?- за всей своей тирадой, Ник не сразу сообразил, что девушка собралась линять из его дома, и тут же резко отобрал у нее сумку, бросив подальше в угол.
-Ты никуда не поедешь. Я обещал твоим родителям, что пока они не вернутся, ты будешь под моим присмотром. И вообще, тебе нужно остыть,- шумно выдохнув, Николас заговорил спокойно. Даже слишком. В ледяном голосе отчетливо проскальзывали стальные нотки, давая понять, что его решение не подлежит изменению, а затем мужчина развернулся и покинул спальню брюнетки, при этом не просто захлопнув за собой дверь, а закрыв ее снаружи, чтобы подруга не вздумала сбежать на ночь глядя. Через какое-то время он и сам направился спать.
После произошедшего скандала они с Дженной опять практически перестали разговаривать, на протяжении нескольких дней обмениваясь лишь по необходимости короткими фразами.
К слову, дела с мисс Кенингхейл были улажены, контракт на кругленькую сумму успешно подписан, а сама она вновь покинула Лос-Анджелес, перед отлетом порекомендовав Николасу своего знакомого психотерапевта для «сестры».
Вернувшись с аэропорта, Кингстон, проходя мимо читающей на диване в гостиной Джен, бросил на нее короткий взгляд, а затем, не говоря ни слова направился в ванную. Честно говоря, ему уже стала надоедать эта игра в молчанку, а напряжение, витающее в воздухе из-за конфликта, понемногу начинало тяготить. Но подруга была слишком упряма, чтобы сделать шаг к примирению, а ему мешала гордость. Размышления и отчасти переживания о том, как бы наладить отношения с Джен настолько поглотили Ника, что он забыл закрыть дверь в ванную комнату, а створки душевой кабины по привычке оставил открытыми. Впрочем, стоило молодому мужчине оказаться под душем, как все неприятные мысли отошли на второй план, оставив место лишь для наслаждения от приятных струй теплой воды, стекающих по телу.

+1

41

Майки, белье, платья   - все нещадно летело в чемодан, грубо сложенное или вовсе запиханное так, что вряд ли получится закрыть замок. Ну и пусть. Ярость внутри Дженны все накипала, а в голове брюнетки все прокручивались слова Ника. Сестра… Хотя бы слезы перестали душить девушку изнутри, что уже хорошо. Внезапно, до ее уха донесся стук шагов по лестнице, а через мгновение в двери влетел Николас, злой как никогда.
-Это ты что вытворяешь?! – перейдя на истошный крик, Джен резко развернулась и встретилась глазами с мужчиной, - Ах это ты мне позволил?! Спасибо за услугу! И меня не волнует, как это выглядело со стороны, только, если еще раз приведешь эту рыжую суку в дом, изволь предупредить меня, я оставлю вам целуй дом для «обсуждений», брат!
На последнем слове брюнетка сделала акцент и, развернувшись к шкафу, продолжила швырять вещи в сторону кровати, даже не целясь в чемодан.
-И что, черт возьми, происходит? Куда ты собралась? – Ник явно нарывался, как поняла Джен, и была только рада этому поводу для огрызок
-Я же сказала внизу – подальше от тебя! Кингстон, какого хрена?! – как только чемодан отлетел в угол комнаты, а запиханные в него вещи разлетелись по комнате, Сандрес , сжимая в кулаке одну из своих блузок, едва ли не скрипя зубами уставилась на хозяина дома.
-Да мне плевать на тебя и твои обещания, Николас! –прошипела брюнетка. Его спокойный тон удивил и даже озадачил Джен, потому что до этого момента его гнев подпитывал злость в ней самой, а теперь сил на истерики не было, - Это еще кому из нас остыть надо. Стоять, я тебе не все сказала. Николас! Николас, твою мать, открой эту гребанную дверь, пока я ее не вышибла и не разбила о твою голову! – кто б знал, что Ник попросту возьмет и запрет несчастную в комнате. В подтверждение своим словам она заколотила кулаками по запертой двери, подергала жалобно скрипящую ручку и со всей силы пнула несчастное препятствие ногой, но тут же получила весь свой гнев обратно. Ранее поломанная нога тут же заныла и заставила Джен вскрикнуть, хотя, скорее всего, Кингстон воспринял это крик как крик ярости. Делать было нечего, не было источника истерики, так что Сандрес постепенно успокоилась и легла на кровать. Через пару часов сна, когда внутри юной бунтарки все улеглось на места, она переоделась в простые домашние брюки и майку, привела комнату в порядок, сложила вещи, но чемодан оставила наготове, так, на всякий случай. Таким образом прошло несколько дней. Несколько дней почти полного игнорирования друг друга. Джен старалась как можно реже пересекаться с Кингстоном, ограничивалась в еде заказами на дом, чтобы не торчать долго на кухне. Даже когда Ник шел по коридору, девушка дожидалась, пока он уйдет, и лишь потом выходила сама. Чувство ярости сменилось виной. Да, она поняла, что не следовало так себя вести, но все-таки это было с подачи Кингстона-младшего и только. В любом случае, брюнетка остро чувствовала, что их обоюдная злоба слишком затянулась и была какой-то глупой, нелогичной, однако пойти первой навстречу Сандрес не решалась. Вдруг он ее извинения не примет? Ставить себя в такое глупое и рискованное положение девушка не любила. О делах мужчины она знала лишь то, что обрывками слышала из телефонных переговоров, и потому примерно понимала, куда и с кем идет Ник, когда уходит из дома. В такие моменты можно было смело сидеть в гостиной и смотреть телевизор, или же читать, чем и занялась сейчас Джен. Подмяв под себя ноги, она зачиталась до такой степени, что заметила Николаса лишь когда тот прошел мимо ее кресла. Что ж, пора к себе. Вздохнув, Дженна загула уголок страницы и, вернув книгу на полку, неторопливо стала подниматься наверх, в дальнюю комнату для гостей. Как и всегда после встреч, сейчас Кингстон принимал душ, это было ясно из-за характерного шума воды, вот только… Проходя мимо ванны, Сандрес повернула голову прежде, чем подумала, и тут же стала пленной шикарного зрелища. Взору была открыта финишная прямая к  прекрасному ухоженному телу мужчины, стоящего сейчас к девушке спиной. Сглотнув, Джен взялась рукой за ручку, чтобы твердо стоять на ногах, потому что внизу живота заняло так, что тряслись  коленки. Тело жаждало тела. И не любого, а этого… Ник, будучи первым мужчиной в постели девушки, был чертовски сексуален и не менее желанен, этого Дженни никого не отрицала. Воспоминания нахлынули на несчастную, тело покрылось мурашками, во рту пересохло, в груди защемило, а губы приоткрылись… Она безумно хотела его прямо сейчас, желание мгновенно стало таким сильным что, просто прикоснись Ник к ней сейчас, она бы немедленно кончила. В любом случае, всякому купанию приходит конец, и какого же было удивление Ника, когда он, повернувшись и  представ глазам Дженни во всей своей мужской красе, встретился с ней взглядом. Любой бы понял, что девушка сейчас еле сдерживается, что ее изнутри распирает желание невероятной силы, и Кингстон не был исключением. Замешкавшись, Джен тряхнула головой и от этого неосторожного жеста чуть не потеряла равновесие.
-Я… Тут было открыто и я… Ох, прости, - бросив попытки оправдать свое созерцание прекрасного мужчины, Сандрес быстрыми шагами направилась в свою комнату и, тяжело дыша, закрыла за собой дверь, моля всех возможных богов, чтобы Кингстон сейчас не зашел к ней. Эта внезапная встреча в душе не давала покоя девушке весь остаток дня, даже ложась спать она думала лишь о том, что видела сегодня, как скучала по его телу, по его ласкам, по его чарующему и возбуждающему голосу, пьянящему запаху… В очередной раз грязные мысли заставили девушку нервно заерзать в кровати.
-Нет, так нельзя…- сказав это самой себе, Дженни встала, накинула на себя черный халат поверх почти полностью обнаженного тела, так как спала девушка всегда лишь в нижней части белья, и тихо вышла из комнаты, по пути брови взгляд на электронные часы. Половина третьего ночи, Ник должен уже давно крепко спать. Ступая на носочках, Джен преодолела казавшийся бесконечно длинным коридор и приоткрыла дверь в спальню Николаса. Лунный свет прекрасно освещал всю комнат, потому что мужчина забыл задернуть шторы, но, как показалось Сандрес, он спал, и она безбоязненно прошла к его кровати, наклонилась и коснулась губами щеки мужчины, совсем близко к губам.
-Прости мне, Ник…  Я действительно поступила очень глупо, я виновата, - теперь ее голос звучал нежно, мягко, совсем не так, как несколько дней назад. Девушка провела пальцами по тому месту, куда поцеловала, а потом, затаив дыхание и сглотнув ком в горле, обвела контур манящих губ. Наклонившись еще раз, брюнетка замешкалась и, не решившись поцеловать Ника,  направилась обратно к двери, стараясь ступать так же бесшумно.

Отредактировано Jenna Sandres (2014-02-03 08:34)

+1

42

Кингстон настолько увлекся купанием, полностью отдавшись расслабляющему после трудового дня душу, что совершенно не заметил, как на пороге ванной появилась девушка. Лишь выключив воду и покинув кабинку, он увидел ее. Не вооруженным глазом было заметно исходящее от нее желание: взгляд затуманен, пухлые губки приоткрыты, смуглую кожу покрывают мурашки, а аппетитная грудь тяжело вздымается от каждого глотка воздуха брюнеткой. Судя по всему, Дженна наблюдала за ним уже давно, и это вызвало немалое удивление на лице мужчины, но при этом он не испытывал и капли следа, даже наоборот решил воспользоваться явно возбужденным состоянием подруги и, дотянувшись до полотенца и не думая прикрываться, медленно провел им по своему телу. Но издевался он не только над Джен. Огромных трудов ему стоило сдержать себя в руках и не прижать к своему обнаженному влажному телу разомлевшую от подобного зрелища девушку, а потом затащить обратно в душевую и, сорвав с нее одежду, взять прямо стоя там. Впрочем, спустя несколько мгновений, брюнетка пришла в себя, явно смутившись и по-быстрому ретировалась в свою комнату, а Ник приложил массу усилий, чтобы заставить себя не пойти за ней. То, что она как похотливая самка пожирала его взглядом, в котором читалось неприкрытое желание, еще не означало, что их затянувшийся конфликт можно было считать исчерпанным, поэтому, окончательно вытершись и надев плавки, поверх которых обмотал полтенце, направился в свою спальню, при этом мимоходом кинув короткий взгляд на гостевую комнату. Отчего-то в голове сразу промелькнули грязные мысли, связанные с тем, как девушка снимает с себя напряжение, и от ярких картинок, играющих в его воображении, внизу живота слегка затянуло. Но Николас стряхнул с себя наваждение и остаток вечера провел у себя в комнате, отвлекаясь на переписку с деловыми партнерами и заказчиками. Лишь глубоко за полночь он, наконец, выключил ноутбук и улегся в постель. Однако мужчине не спалось. Сцена в душе не давала покоя, а особенно его терзал вид девушки, заставшей его совершенно голым. Внезапно по коридору послышались приближающиеся тихие крадущиеся шаги, а когда дверь приоткрылась, Ник тут же сомкнул глаза и притворился спящим, стараясь при этом дышать спокойно и ровно, хотя внутри все кипело от любопытства, что же затеяла подруга. Поначалу стояла тишина, затем легкие шаги стали ближе, и вот Николас ощутил сначала исходящий от ночной гостьи аромат ее туалетной воды, а затем теплое дыхание на своей щеке, за которым последовал мягкий поцелуй. Сердце забилось чаще, но Ник по-прежнему сохранял вид крепко спящего человека, с нетерпением ожидая, что же будет дальше. И вот девушка заговорила, ее нежный шепот обволакивал, а от самих слов что-то ёкнуло в груди, наполняя ее теплом и растапливая остатки льда после недавней ссоры. Замерев, Кингстон ждал, что же будет дальше, однако после невесомого прикосновения шаги стали потихоньку отдаляться. «Она уходит»,-понял мужчина и, вздохнув, беззвучно поднялся с кровати, в пру шагов догнав брюнетку уже у двери, после чего его руки плавно легли на ее талию, а затем и вовсе скользнули на живот, прижав девушку спиной к его груди.
-Уже уходишь?-негромко проговорил Кингстон, вдохнув запах волос подруги, загадочно блестящих в лунном свете, который окутал всю комнату, а потом едва ощутимо прикоснулся губами к ее плечу.

+1

43

Стараясь ступать так тихо, как только возможно, девушка шла к выходу из спальни Николаса, где за все время их знакомства была лишь во второй раз. Да, пока она жила у мужчины, она ни разу не заходила в его комнату, потому что считала, что это будет для нее слишком. Все-таки слишком много с ней было связано. Все в этих стенах было пропитано потрясающим запахом Кингстона, легким запахом его сигарет… Хотелось оставаться тут как можно дольше, самой впитать этот запах, чтобы быть частью Ника. Девушка не слышала ничего, что происходило за ее спиной, и поэтому, когда на ее талию легли руки мужчины, она подскочила от неожиданности и, резко развернувшись, от чего подкосились ее ноги, схватилась за предплечье подошедшего к ней Ника. Вот оно. От его прикосновения, мягкого бархатистого голоса все внутри переворачивалось. Это то самое ощущение близости, которое было так ей необходимо, с той самой первой их ночи в, казалось, таком далеком прошлом.
-Ухожу, - едва шевеля губами, тихо произнесла девушка, стараясь не смотреть в глаза мужчины. Она знала, что с ней произойдет тогда, знала, что не сможет устоять перед тем, кого когда-то едва ли не боготворила. И несмотря на то, что до этого они были в ссоре, сейчас между ними не было никаких препятствий.
-Я… Я не знала, слышал ты или нет, но я очень сожалею о своем поступке, я сделала очень подлую и глупую вещь и пришла извиниться, хотя ты тоже был виноват, - голос девушки дрожал, она нервничала как никогда. Хотелось хоть как-то оправдать свое посещение его спальни глубокой ночью, хотя ее слова звучали весьма глупо в этой ситуации. Не желая встречаться с необыкновенными глазами Ника, Джен смотрела куда угодно, только не на его лицо, смотрела на его плечи, грудь, ниже… Ладони мягко сползли с его сильных рук на живот, ощутили, как напрягся пресс от этого нежного прикосновения. Много ли девушек теряли рассудок от прикосновений к этому замечательному телу? Наверняка много, и Сандрес вот-вот станет одной из них. Много ли девушек влюблялись в этого мужчину, строгого, часто грубого, чертовски сексуального, но явно не желающего обременять и сковывать себя обязательствами искренних чувств? Наверняка да, и Джен уже стала одной из них.
-Отпусти меня, пожалуйста, - мягко произнесла девушка то, что правильно было сказать,  а не то, что хотела. А хотела она лишь того, чтобы Ник ее никуда не отпускал.

+1

44

Николас смотрел на Джен и ждал, когда же их взгляды встретятся, однако девушка старательно избегала этого, и тогда Ник сам осторожно взял ее за подбородок и приподнял девичье лицо так, чтобы видеть ее глаза и сверкающий в них лунный свет. Эта глубина манила его, затягивала в свой омут. Во мраке комнаты зрачок практически скрывал радужку, делая взгляд брюнетки еще более завораживающим и заставляя мужчину тонуть в нем. Его собственное сердце забилось чуть чаще, а тело сладко напряглось, ощущая мягкие дразнящие прикосновения.
-Я все слышал, Джен,-негромко ответив подруге, Ник слегка улыбнулся. Было приятно, что она уже второй раз приносит свои извинения, и хотя он не считал себя виноватым, мужчина решил не спорить сейчас с девушкой. – Мы оба вели себя глупо, -и это было чистейшей правдой. Только он имел в виду отнюдь не признание собственных ошибок относительно ссоры. Действительно глупым было то, что они находились уже достаточно долго под одной крышей и все это время мучили себя, не давая прикасаться друг к другу и не позволяя близости, которую так отчаянно желали. Но сейчас им ничего не мешало перейти все границы.
-Уверена, что не хочешь остаться..?-несмотря на просьбу брюнетки Кингстон не собирался ее отпускать, не теперь, когда они стояли так близко другу к другу, отчетливо ощущая тепло тел друг друга. Взгляд молодого мужчины наконец оторвался от ее глаз и скользнул ниже, остановившись сначала на губах девушки, а потом перейдя на аппетитную фигуру. Лунный свет позволял разглядеть тонкий халатик, лишь немного прикрывавший ее наготу. Дженна была чертовски соблазнительна в нем, а ее противоречащая внешнему вид скромность лишь сильнее будила желание Кингстона. Большой палец медленно обвел контуры ее губ, а затем погладил по шее, тем временем вторая рука сползла на ягодицы девушки, погладив их сквозь атласную ткань. С каждым вдохом, наполняющим легкие мужчины пьянящим запахом тела девушки, пульс учащался, возбуждение становилось сильнее и отчетливо отдавалось горячей тяжестью внизу живота. Николас сделал шаг вперед, тем самым прижав подругу к стене, а его рука продолжила свое движение по ее телу, действуя при этом осторожно и нежно. Он погладил ладонью ее грудь, сначала сквозь халат, а потом самыми кончиками пальцев пробрался под его полу и коснулся мягкой кожи, чувствуя трепет брюнетки и заводясь от этого еще сильнее, а затем наклонил голову и слегка коснулся губами ее шеи, потом еще раз и еще, каждый раз целуя ее более смело, а в итоге и вовсе чуть прикусив сладкую кожу и оставив на ней след от горячего поцелуя.

+1

45

Прикосновение Ника к ее подбородку не встретило никаких препятствий, девушка покорно подняла голову и встретилась взглядом с мужчиной, больше не в силах отвести глаз: на столько они были прекрасны в этом полумраке, подчеркивающем мужественные черты лица Кингстона. «Он хочет меня? Или любую, кто готова лечь рядом с ним…»
-Глупо… - тихо повторила она, и со стороны показалось бы, что девушка будто бы находится под гипнозом, что отчасти было правдой. Прикосновения, чарующий голос… Подобных Николасу стоит изолировать от окружающих, потому что они могут расположить себе кого угодно, всякого, кто им нужен.
-Нет, не уверена, -
и этим девушка подписала себе приговор, решив отдаться чувствам, переполнявшим ее нежное сердце, а щекочущее прикосновение к ее губам начало заводить девушку. Будто бы в танце, где ведет Кингстон, она сделала шаг назад и прикоснулась спиной к ледяной стене, вздрогнула и глубоко вдохнула, осторожно поворачивая голову в сторону и открывая тонкую шею губам мужчины. Одного их прикосновения было достаточно, чтобы Дженна окончательно сдалась. Ее поясница выгнулась под легким поглаживанием мужской руки, Джен желала гораздо большего, но эта сладкая прелюдия была  такой мучительно-приятной, что хотелось сначала закончить ее. Ладони, лежащие на упругом животе мужчины, спустились чуть ниже и, ноготками подцепив его боксеры, резко притянули бедра Ника к себе. О да, он хотел ее, но теперь это не было похоже на то, что было в день рождения Дженны. Теперь она себе не чувствовала на столько неиспорченной, скорее наоборот: в ее голове блуждало столько грязных и порочных мыслей, что это вызвало на губах Сандрес усмешку, ранее чуждую этому ангельскому лицу. Кажется, ангел перешел на сторону зла. Колено брюнетки медленно поднялось по ноге Ника, а аккуратная ножка, освободившись от пут халата, легла на его пояс, будто бы боясь, что он сейчас отстранится. Эта игра Дженне нравилась, и она изо всех сил держала внутри кипящую страсть и желание, пока не давая им воли. Вместо этого она вновь положила руки на плечи Кингстона и, поглаживая их, одну ладонь переместила на затылок Ника, погладив ершик волос, наклонив его голову к себе и обведя кончиком языка его губы, а пока Николас не сорвался на поцелуй, тут же прикоснулась губками к его ключице, вновь коварно улыбаясь. О да, ей начинало нравиться быть пошлой, развязной, ведь эти люди, следует отметить, живут весьма весело. Действительно, Дьявол в лице Николаса переманил к себе еще одну жертву.
-Кажется, у нас проблема… - Сандрес оторвалась от сладкой кожи мужчины и, закусив губу, посмотрела в его глаза, скрестив руки на груди,  - брат не может спать со своей сестрой.

+1

46

Девушка не сопротивлялась, а даже наоборот подставляла губам свою шею, выгибалась и ласкала мужчину в ответ, что безумно нравилось Кингстону. Чувствуя исходящую от Джен уверенность в продолжении, он и сам стал действовать более настойчиво. Погладив ягодицу брюнетки, он перешел ладонью на ее бедро, лаская стройную ногу и при этом с шумом переведя дыхание, когда его таз коснулся плоского живота девушки. Тело моментально отозвалось, демонстрируя явное возбуждение. Но прежде чем перейти к главным действиям, нужно было закончить сладкую игру, подогревающую желание обоих. Поясок халатика упал на пол, а свободная рука мужчину сжала упругую девичью грудь, жест был грубоватым, однако пальцы Кингстона действовали нежно и мягко, скользя по бархатной коже и играясь с торчащим сосочком. Тем временем брюнетка стала проявлять взаимность, дразня хозяина дома своими губами и язычком, что доставляло мужчине дополнительное удовольствие. Тело покрылось мурашками и жаждало близости с горячим женским телом, плавящимся в его объятиях, однако Сандрес вдруг остановилась, а брошенная ею фраза вызвала на губах Николаса усмешку. В любой другой момент сказанное евушкой могло привести к очередной перепалке, однако сейчас Ник, как и она, перевел все в шутку.
-Как же это было опрометчиво с моей стороны, назвать тебя сестрой… Ну что же, придется нам сегодня совершить грешок…-в темноте глаза Кингстона хищно блеснули, а ладонь перешла с груди девушки на ее живот, а потом и вовсе пробралась под тонкое кружево ее белья, после чего мужчина подхватил ее и усадил на близстоящую тумбочку. Все оковы были сброшены, как и немногочисленная одежда с брюнетки. Теперь она была полностью обнажены перед ним, и Николас в который раз восхитился ее телом, пусть и с несколькими оставшимися шрамами , оно было всегда соблазнительным и желанным для Кингстона. Тяжело дыша, он склонил свою голову и коснулся кончикам языка ямочки между ее ключицами, потом провел им по груди, тем временем его пальцы внаглую раздвинули бедра темноволосой красавицы и ласкали нежную кожу между ее ног, порой, будто бы случайно, входя в разгоряченное тело и задерживаясь в нем. Нику уже не терпелось заменить их своей окаменевшей плотью, но как и в их первую ночь, хотелось доставить удовольствие и подруге, показать ей насколько может быть прекрасен не только сам секс, но и прелюдия к нему, ведь мужчина бы практически полностью убежден, что у Дженны никого не было с той летней ночи. Он все это время отгонял подобные мысли и желал, чтобы эта девушка принадлежала только ему. Но что говорило в нем, чувство собственности или что-то иное, Николасу было не ясно, а с каждым прикосновением к подруге, разум все больше затуманивался, отдавая власть похоти и инстинктам. Наконец, их губы слились в жадном поцелуе, пальцы мужчины проникли чуть глубже. А все тело чуть ли не задрожало от переполнявшего его возбуждения.

+1


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Kingstone's penthouse