Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
Наши Баннеры
HorsePowerHorsePower
Наши Партнеры

Наши Друзья


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Пляжи » Одинокий пляж


Одинокий пляж

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Пляж находится меж двух больших скал, поэтому об этом пляже мало кто знает. Здесь очень теплая вода, почти белый песок. Имеется пара скал, откуда можно прыгать и не бояться о том, что разобьешься.
http://data.whicdn.com/images/10198344/tumblr_llq6wsv0jK1qcjahjo1_500_large.jpg?1306544298

0

2

Вот уже прошло минут 15, а Эминема все не было. У машины опять крутилась шпана, Саша же уже старалась не обращать на них внимания, просто откинула голову назад и положила ладонь на руль. Кажется уже задремала.
Сначала послышалось, что кто-то открыл дверь автомобиля, потом послышались слова...
Ну что, дорогая, на пляж? Ты взяла… ну что нужно?
Знакомый голос послышался рядом, Ли обернулась. Рядом Эминем. На конец-то
Ну, веди машину! И помни, что моя драгоценная жизнь в твоих руках!
Алекс же ничего толком и не ответила, только нажала на гудок, чтобы ребятня разбежалась и нажала на педаль газа. Мощный рев мотора, почти разворот на месте, потом педаль до пола, сразу запахло жженой резиной. Ну вот и славно.
Подумала девушка, выезжая на полу пустующую авто-магистраль. На спидометре скорость выше 150 км/ч, еще раз внимательно посмотрев в зеркало заднего вида, Ли улыбнулась и стала набирать скорость, лихо обгоняя впереди движущихся автомобилей.
Всё есть, всё взяла... - произнесла девушка, после длительной паузы, вписываясь в поворот с моста, ближе к набережной. Здесь останавливаться не стоит, я знаю хорошее место. - действительно, место было хорошее: белый песок, чистая вода лазурного цвета, людей на этом пляже не бывает, сплошные плюсы, в общем.
Алекс включила полный привод, чтобы машине не "увязла" в песке, проехала еще около километра и заглушила мотор.
Мы на месте. - сказала Саша, ухватив руль двумя руками. Выходим... протянула она и вышла из машины, захлопнув за собой дверь. Из багажника достала корзинку, пару пакетов, поставила все под одной нависшей к низу пальме, прямо у берега. Красотааа... действительно всё было так, как описано выше, словно кадры из фильма.
И что вот так стоять?! Нет, конечно! Саша не медля разделась, на ней остался лишь ярко-алый купальник. Волосы распущены и свободно развиваются на ветру. Уууухууу. - во все горло орет девушка, забравшись на одну из скал и прыгнув вниз...

+1

3

Машина, взревев мотором, развернулась и ринулась вперёд. Быстра езда, постоянные обгоны. Эминем был абсолютно спокоен и, естественно, крутые виражи не вызывали у него страха. Если бы на заднем сидении сейчас сидела Хэйли, его дочь, то он бы трясся от страха потерять её. А за себя он уже привык не бояться.
Весь путь сопровождался редкими комментариями с её стороны, которые были банальны и скучноваты. Как будто она была чем-то недовольна. На них Маршалл лишь сдержанно кивал головой. А вот они уже и на месте. Девушка скомандовала выходить, но Эм делать этого не торопился. Из сумки, которую он волочил с собой, он извлёк плавки и переодел их в машине заместо спортивных штанов. Скинув с себя майку, сверкая ослепительно белыми плавками и ослепительной улыбкой как из рекламы «орбита», парень вышел из машины и, скрестив руки на груди, смотрел на манипуляции Алекс. Она быстро разделась, представ перед ним в оооочень соблазнительном ярко-красном купальнике. Однако, долго Саша не простояла, любуясь потрясающими пейзажами этого места. Она сразу же пошла карабкаться на близлежащий горный выступ. Экстрималка шоле? Сам же рэпер ещё немного постоял и, а потом, еле передвигая внезапно ставшие тяжёлыми ноги, поплёлся к воде. Вот, под ногами уже мокрый песок, который приятно забивался между пальцами ног. Это было щекотно. Странные чувства нахлынули – то сладостное предчувствие, которое накатывает, когда ты вот-вот что-то вспомнишь. Какое-то приятное событие. Или позабытую тайну, запылившуюся в закромах твоей памяти. Что-то, что было раньше так важно, а сейчас не имеет больше никакого значения. Это жизнь, парень. Сегодня ты не мыслишь своей жизни без чего-то, или, даже, кого-то, но всё проходит и отодвигается на второй план. Время лечит, а жизнь лишь калечит. Я стал чувствовать свои годы в последнее время. Плохо это, очень плохо. Неужели и мне когда-то быть стариком, ходить с палочкой, еле говорить скрипучим слабым голосом? Пугать своим видом окрестных детей? Быть может, даже Хэйли отвернётся от меня тогда. Боже.... избавь меня от этой тоски. Так он и стоял, зачарованно глядя, как мягкие волны прибоя подбегают к его ногам, и слегка лизнув их солёной прохладой своих объятий, уходят назад. Море. А я останусь берегом с тобой. Нас так много и каждый по-своему болен. Не объять просторы, но обниму тебя, милая. Слава богу, вроде, дождался отлива. Совсем близко, с радостным визгом в море полетела Саша. Её красивое гибкое тело элегантно вошло в море, оставив за собой лишь лёгкий всплеск брызг, что сверкнули на солнце драгоценными камнями прежне, чем обрушиться на гребешки лазурных волн. Люди так устроены – не умеют быть сами собой. Просто дай мне руку, дай мне руку, я попробую всё не испортить снова. Я останусь берегом, а ты … морем….
Было так невыносимо грустно, наверное, частично из-за того, что память возродила отрывок какой-то истории из детской книжки. Когда персонаж её находился на грани жизни и смерти, он как раз стоял на берегу моря. Тогда свой собственный бог, идеал, сказал, что тот ещё не успел завершить земные дела и отправил в мир реальный. Вглядываясь в мягкие очертания облаков, что неспешно плыли по голубому небосклону, Маршаллу стало казаться, что он и вправду различает очертания какого-то существа. Холодок пробежал по позвоночнику и человек вздрогнул. Мотнув головой, Эминем перестал смотреть вверх. Дурачина.
Саша плескалась совсем рядом, в море, которое ласково гладило её тело своими волнами. Намокшие светлые волосики феерично расплывались в воде и, как казалось, жили своей жизнью. Она такая красивая. Я так привык к её красоте, что редко замечаю это. Хм. Смешно вспомнить, с чего начиналась наша встреча.
Стоять на одном месте немного затекли ноги. Эминем аккуратно лёг на мокрый песок, с упоением наблюдая, как навстречу его лицу бежит слепящий от солнечного света, отражающегося в чистейшей воде, гребешок маленькой волны. Вода захлестнула его лицо, а он лишь, улыбаясь, отфыркивался от неё. Это было самое настоящее блаженство, когда вода, ударялась в его грудь и, торопливо оббегая неожиданное препятствие, вскоре отчаливала обратно в море. Как будто есть сердце моря. Которое неустанно бьётся и, благодаря этому, вода бегает туда-сюда. Хотя нет, лучше сравнить волны с дыханием моря. Бывает, мне так не хватает покоя. Сейчас, я чувствую его каждой клеточкой своего тела. Боже, спасибо тебе за это.
Немного проползя вперёд на четвереньках, рэпер оттолкнулся ногами от песчаного дна и медленно поплыл вперёд. Вскоре, он перевернулся на спину и раскинул руки, звёздочкой, навстречу яркому солнцу. Погружая уши под воду, он, с улыбкой, слышал, как близко с ним в воде плещется Алекс. Это нехитрое занятие его забавляло. Быть может, сама девушка ожидала другого. Каких-то бешеных гуляний, смеха и визга, весёлых игр. Прыжков со скал, например. Он же был настроен философски. Прикрыв глаза, так как не мог физически долго смотреть на солнце, он вновь ушёл в свои мечты, размышления и дебри приятных воспоминаний. Я буду жить вечно.

+3

4

Саша еще раз удачно забралась на невысокую скалу и, обернувшись, увидела что Эминем раскинулся на воде "звездочкой". Ли отошла немного назад, разбежалась и прыгнула в воду. Вода сразу стала затекать в уши, в глазах стало щипать, поэтому пришлось сделать рывок, чтобы подняться на поверхность. Рывок, и девушка ударяется рукой об камень. Хорошенько стесав себе руку от запястья до локтя на боковой стороне. Чееерт.
Теперь, когда Саша вынырнула можно было определить где и что находится. Обернувшись, она увидела Эминема, потом берег.
Бу! - подплыв ближе к Эминему проговорила девушка. Теперь нужно было проплыть еще ближе к берегу и достать аптечку из машины.
Теперь под ногами белый песок, шаг за шагом Саша всё ближе подходит к автомобилю. Он не закрыт, по этому Ли с легкостью открывает багажник и достает небольшой чемоданчик красного цвета. Там какие-то бинты, мази, лейкопластыри. Требовалось просто обработать рану перекисью, что девушка и сделала. Сначала неприятные ощущения, потом рана покрылась чем-то белым.
Ауч. - воскликнула Ли, стараясь сдержать боль и эти болезненные ощущения.
Она так же сидит на крае багажника, сама дверца откинута вверх.
Через за тонированное стекло было видно Эминема, видно он погрузился в какие-то свои мысля, раздумья, наверное мешать ему уже не стоило.

0

5

Краем глаза, Эминем замечал, как Саша вылезла из воды и направилась к скалам. Осторожнее, дурашка. Она вскарабкалась на неё, и Эм отчётливо видел её силуэт, однако разглядеть его детали мешало солнце, слепившее глаза и не очень-то хорошее зрение. Ведь он носил очки не для того, чтобы казаться умнее, а просто из-за того, что у него плохое зрение. Она спрыгнула, и вскоре парень ощутил волны, что исходили от её упавшего в воду тела. Саша подплыла к нему, и тот услышал «Бу!», что она загадочно шепнула ему на ухо. Рэпер улыбнулся и сумел ласково дотронуться до её талии рукой, прежде чем она, словно русалка, уплыла от него. Опять что ли прыгать пошла? Но нет, его предположения были не верны, так как девушка отправилась к машине. Устала, наверное. Она стала копошиться в багажнике и что она там доставала его не особо интересовало. Он решил, что она там что-то ест, его же желудок пока еды не просил.
Тихий всплеск воды, когда его руки равномерно опускались на воду – Маршалл медленно поплыл куда-то затылком вперёд. У него было это прекрасное чувство, что вода его держит. И на самом деле, Эму казалось, что толща морских волн просто выталкивает его тело на поверхность. О, да… Люди, когда я умру, сбросьте меня в море. Я не хочу гнить в земле. Жаль, что только деревья погибают стоя и когда-нибудь мы все станем тем, по чему ходим. 
Решив, что заплыл уже достаточно далеко от берега, Маршалл перевернулся на живот и погрёб обратно, к песочку, где поджидала его Алекс. Наконец, уже можно было стоять на ногах, но парень остановился только тогда, когда вода была уже чуть выше колена. Поднявшись на ноги, он побрёл на берег. Подойдя к машине, он увидел, что Саша вовсе не ест ничего, а обрабатывает ранку на руке. Ого. Где это ты так? И сел рядом с ней на край багажника. Хорошая машина. Но, наверное, свой джип, вернее, джип моей охраны, мне нравится больше. Он бронированный, и эта машина несёт в себе дух приключений, риска, крутых виражей. Надо будет купить им похожую машину, а то слишком не хочется расставаться с ним. Как друг стал.
В сумке зазвонил телефон. Эминем, взглядом извинившись перед Сашей, полез в машину за ним и, вскоре, извлёк яростно дребезжащий аппарат.
- Маршалл слушает.
- Это Дре. Ты не забыл, вообще, кто ты такой, а? Уехал чёрт знает куда, кувыркаешься там со своей пассией. Мне что концерт отменять? Не забывай, что я – твой продюсер и то, что у того, кого ты считаешь лучшим другом, пятеро детей и жена. И он не хочет, чтобы они в чём-то нуждались.
- Когда будет?
- Если вылетишь сегодня – успеешь.
- Но…
- Я знаю тебя как облупленного, поэтому билеты уже куплены. Твоя задача появиться в аэропорту через 40 минут. Я в тебя верю.
- Да, Дре. Я не подведу.
Разговор был окончен. Эминем со вздохом нажал на кнопку, сбрасывающую вызов. А ведь правда, на что он надеялся, чем он думал, когда в порыве злости собрал кое-какие вещи и улетел в Лос-Анджелес? Пытался убежать от проблем? Да, материальное положение рэпера не сильно пострадает, если Маршалл пропустит даже несколько концертов. Ну, выплатит неустойку, но выслушает ругань. Ну и что с того? Но Эминем подводил не только себя. Ведь он подводил и Дре, и команду людей, которые работали с ним, даже звукаря, который сидит за пультом во время концертов он подводил. Ради чего Эм когда-то вновь вернулся на сцену?  - Ради Хэйли. Значит, и её он тоже подвёл. Моя маленькая девочка Хэйли. Прости своего отца-дурака.
Саш. Начал парень, глубоко вздохнув. Надеюсь, ты понимаешь, что я – рэпер, причём, известный рэпер. И это не только смысл моей жизни, но и работа. Поэтому, незачем обижаться на меня. Я через 40 минут должен быть в аэропорту. У меня будет несколько концертов, я не знаю, сколько, и даже не знаю, куда я полечу. Наверное, меня встретит охрана уже на месте. Дре всё решает за меня в последнее время. Моё дело лишь читать в нужное время и в нужном месте.
Звякнул телефон смской. Парень потупился, опуская взгляд и доставая телефон из кармана, в который Маршалл успел его положить. "Мы засекли тебя по телефону. Ты на пляже что ли? Давай, выходи на дорогу, мы тебя подберём. Машину уже забрали со двора твоей тёлки."
Ну вот. Пора прощаться. Проговорил Эминем и полез в машину, доставая верхнюю одежду и наскоро переодевая мокрые плавки. Вот, он уже стоял полностью одетый в летние свободные шорты бежевого цвета, свободной майке с рукавами, в кепке, напоминая своим внешним видом заядлого садовода.
Снова подсев к ней на багажник, он приобнял её и нежно-нежно поцеловал в губы. Тут уже не имело значения, что он думал и пытался понять до этого. Не имело значения, что он чувствовал в последнее время некоторое отторжение от неё. Какой-то холодок между ними. Он просто прощался с ней, уезжая надолго. Ведь она всё-таки не чужой ему человек. До скорых встреч, дорогая. Странно, он хотел сказать «любимая», но почему-то язык не повернулся произнести это слово. Наверное, он не любил бросать слова на ветер, и был сдержан в эмоциях. Да, он когда-то кричал немногочисленной аудитории в клубе, что любит её, но это была всего лишь игра. В порыве эйфории, в выплеске эмоций он мог сказать всё что угодно. А тихо прошептать на ухо при расставании он мог лишь правду. Можно было видеть, как он менялся в лице. Голубые глаза постепенно стекленели, покой, которым веяло от него, куда-то улетучивался, уступая место резкости и дерзости, которая чётко стала обозначаться в его движениях, повадках. Но я-то знаю, что этот покой и шум прибоя никуда не делся. Просто он глубоко в сердце. Чтобы никто не смог украсть или хотя бы просто потревожить.
Закинув сумку на плечо с немногочисленными вещами, Маршалл медленно пошёл вдоль берега. Потом, можно было видеть как он, мелькая, среди низкорослого кустарника и стволов деревьев, карабкается по откосу. Затем, можно было заметить лишь блестящую на солнце крышу чёрного джипа и многочисленные головы вокруг него. Одна из них – Эминем. Другие – охрана, с которыми он здоровался. Вскоре, машина с рёвом завелась и, пронзительно скрипнув тормозами на резком повороте, унеслась куда-то прочь, не оставив за собой ни одного напоминания кроме запаха жжёной резины. И тот, не дошёл бы до Саши.
Эминем, нахмурившись, сидел на заднем сидении, безразлично наблюдая однообразный ландшафт, который окружал дорогу, по которой они ехали. Я возвращаюсь к прежней жизни. Пф. Смешно, что несколько недель назад я был так одержим идеей сбежать, а теперь возвращаюсь добровольно. Но, мне кажется, что я вернусь сюда. Тем более, кот, которого я подобрал. Анжел Рок. Да, я приеду сюда снова. И… я уже вижу, как я, верхом на своём коне скачу по песчаному берегу, иногда забегая на мелководье. И тогда брызги, блестящие в лучах восходящего солнца, будут обдавать мои ноги. Мы будет одни. Потому что я обречён быть один. Таковая моя жизнь и моя судьба. Моя доля. Можно назвать это по-разному.
Через некоторое время он уже сидел в самолёте. Прощай Саша. Но мысль о том, что он скоро увидит свою дочь, помирится с ней, грела его настолько, что он почти не был огорчён тем, что его так резко сорвали с отдыха. Буду ли я скучать по тебе, Алекс? Я не знаю. Я помню, я сходим с ума, когда ты улетела в Филадельфию, но, порой мне кажется, что наши чувства наиграны. И, не получая того, чего бы мне хотелось, я пытаюсь представлять себе всё радужно. И заполняю пробелы теми словами, теми действиями, что могли бы быть ею сделаны и сказаны. Но их нет. А я лишь придумал себе сказку, чтобы жить в ней. Но в жизни так не бывает.
------------> покинул этот город.

+3

6

Ого. Где это ты так?
Послышался голос Эминема рядом. Он тоже присел на край багажника. Саша, лишь отмахнулась и села поудобнее, когда Эм потянулся куда-то за мобильным телефоном, который трезвонил где-то в салоне авто.
Маршалл слушает. Когда будет? Но… Да, Дре. Я не подведу. Со вздохом Эминем нажал на кнопку и пристально посмотрела на Сашу. Надеюсь, ты понимаешь, что я – рэпер, причём, известный рэпер. И это не только смысл моей жизни, но и работа. Поэтому, незачем обижаться на меня. Я через 40 минут должен быть в аэропорту. У меня будет несколько концертов, я не знаю, сколько, и даже не знаю, куда я полечу. Наверное, меня встретит охрана уже на месте. Дре всё решает за меня в последнее время. Моё дело лишь читать в нужное время и в нужном месте.
Девушка лишь отвела свой взгляд на море, где тихо шумели волны, где только-только Саша была счастлива рядом с ним... А теперь всё вот так лихо обрывается, словно телефонный звонок, в самом важном моменте разговора.
Как так? - тихо прошептала Ли, уже пристально наблюдая за ним.
Сейчас Эм переоделся, теперь он в бежевых шортах и свободной футболке.
До скорых встреч, дорогая.
После этих слов Эминем развернулся, больше не сказав ни слова. Что теперь думать Саше? Вернется ли он еще? Может быть пора вообще его забыть? Нужны какие-то перемены в жизни. Бегать за ним? Больше не хотелось. Расстраиваться? Попусту уже.
Солнце ужасно пекло, машина раскалялась и от неё исходила небывалый жар. Сейчас уже около двух часов, как известно в это время жарче всего на улице, поэтому дабы не получить солнечный удар, нужно было уезжать от сюда, поскорее. Вещи, которые лежали под одной из пальм совершенно не пригодились. Переодевшись, Саша лихо запрыгнула в джип, предварительно закинув все вещи в багажник. Лихо нажав на педаль газа, Саша посмотрела в зеркало, обрато на море, где совсем недавно были они. Вдвоем...
---домой

+1

7

Всё шло вполне нормально; Маршалл начинал привыкать к обстановке, к незнакомой женщине, с которой теперь они вроде как бы родственники.  Мужчине не строил себе каких-либо иллюзий, не фантазировал на тему «какая у Тани мама», но можно было точно сказать, что не остался разочарованным.
Сама Таня поторапливала события; оно и понятно – сегодняшний день это шанс немного отдохнуть от ежедневной и ежесекундной обязанности быть примерной матерью. Ведь в связи с выходом в декрет она не могла даже перенаправить себя в другой вид деятельности, как делал, например, Маршалл.
Наконец, они распрощались с Мией, с Роксаной; мужчина снова пристегнул на автомобильный трос собаку, которая языком пыталась смахнуть с розово-шоколадного носа нечто зелёное и липкое. Дети и собаки такие непосредственные – даже немного завидно. – мелькнуло в мыслях, когда мужчина натянув улыбку до ушей махал Роксане не прощание рукой.
Снова узкий лифт, потом просторный первый этаж с женщиной-консьержем строгого вида в очках с узорчатыми дужками. Кажется, она была в культурном шоке от подобного вида гостей.
Выйдя наружу, Маршалл, наконец, глотнул сравнительно свежего воздуха – хотя бы здесь Юта не была раздражающим ароматным пятном, а мягко рассеивалась вокруг, снижая концентрацию, несмотря на то, что тяжёлый душный воздух огромного города этому не шибко способствовал.
Спасибо за терпение. Я на твоём месте уже бы её убила – проговорила Таня и улыбнулась будто бы извиняясь за поведение своей матери. Ой, да что ты! – воскликнул Мэтерс, всё прошло отлично; Мия – прекрасная женщина, и она мне понравилась! – заверил он, открывая заднюю дверь, чтобы впустить собаку в салон. Удивительное дело – дома её запах так не чувствовался, наверняка – тесно переплетался со всеми остальными запахами дома – парфюм Маршалла, изящные духи Джилл, специфический запах от «конной» одежды, детские запахи Роксаны, тонкий аромат какого-то цветка на подоконнике, который регулярно наворачивала Юта, и многие многие другие.
Все уселись, машина тронулась с припаркованного места. Едем на пляж? Давай только сначала в магазин, надо воды купить с собой. Да, было бы неплохо искупаться в такой жаркий день. Маршалл в голове уже намечал куда поехать. Общественный пляж – слишком шумно, а он хорошо запомнил, что Тане не очень нравятся шумные места с большим количеством людей. А вот небольшой, отгороженный от посторонних глаз полудикий пляж, спрятавшийся между двух грозных скал – в самый раз. Об этом месте мало кто знал, и поэтому люди там бывали не часто, да и подъезд уж очень неудобный. Но обо всём по порядку – сначала в магазин за водой.
Маршалл притормозил около небольшого магазинчика, который можно было бы назвать пренебрежительным словом «забегаловка» и собрался было выйти из машины, как Таня прямо таки пригвоздила его обратно к сидению серьёзной и показавшейся странной фразой: Давай переедем куда-нибудь. Продадим дом и купим другой. Мысли хаотично забегали, по внешнему виду Мэтерса казалось видно, как крутятся шарики и ролики в его голове. Забей, это я так. – спустя небольшую паузу сказала Таня, будто отказываясь от той смелой мысли, которую она наверняка давно вынашивала.
Не, постой. – отозвался мужчина. А куда бы ты хотела переехать конкретно? Может тебе неудобно возить Роксану в садик и ты хочешь квартиру? Но дом – как-то более уединённо…. Маршалл задумчиво смотрел на девушку. А ты уже смотрела, в какой район ты хочешь переехать?  Так ладно, давай не будем задерживаться – сейчас вернёмся из магазина и продолжим этот разговор – быстро сказал Мэтерс, не давая пока Тане разгуляться с её мечтами.
Девушка собралась вмести с ним, но в последний момент передумала и осталась в машине с собакой: Да, я пожалуй останусь с Ютой, чтобы она ничего не съела здесь. Ладно, как хочешь – ответил мужчина, оглядываясь через плечо. Схожу один – сказал он себе под нос и вряд ли Таня уже его слышала. Точно ли она захотела остаться из-за собаки, а не обиделась на меня за отсутствие бурного восторга насчёт переезда?
В магазине Маршалл шастал задумчиво и отвлечённо, безразличный к покупкам взгляд всё никак не мог зацепиться на чём-то нужном; голова была всецело занята пищей к размышлению, данной Таней. Неплохой вроде дом. Может её бесит наличие соседей? Или хочется лучшего жилья? Хотя и этот дом, конечно, не резиденция президента, но вполне, скажем так, статусный. Хотя, внутренний двор, конечно, маловат. Но если она хочет квартиру – то я вообще её не понимаю. Так. Зачем я сюда пришёл? Маршалл непонимающе обвёл взглядом стойку с приправами, около которой сам того не заметив, стоял уже минуту. Ах, вода!
Круто развернувшись на пятках, он потопал прямо, а потом налево и почти не глядя набрал несколько бутылок, среди которых оказалась огромная 6-ти литровая бутыль питьевой воды, апельсиновый типо натуральный сок в стеклянной таре и бутылку зеленоватой газировки.  Вскоре, всё это добро, включая Мэтерса, очутилось в машине.
Маршалл завёл авто и вырулил обратно на дорогу. Так что насчёт дома? А ты уверена, что хочешь именно продать? По-моему нас много связывает с этим местом, да и Джилл очень удобно ездить оттуда на конюшню. К тому же, если она вдруг захочет жить отдельно в этом доме, я хочу уважать её мнение.  Я к тому, что можно купить что-то новое и не продавая старого.
Машина тихо шурша шинами, летела по трассе вон из города; в какой-то момент, мужчина свернул в бок, а потом ещё и ещё; при том с каждым разом дорога под колёсами становилась всё хуже и хуже, превращая поездку в катание на симуляторе быка.
Собака громко собралась блевать, когда они наконец лихо съехали с горки вниз и остановились в тени пальм на пустом берегу.
Вот и приехали. Выпускай этого птеродактиля скорее! Маршалл засуетился, ибо не хотел, чтобы к общей собачьей вони прибавилась ещё одна – тогда уж точно придётся гнать машину в мойку.

0

8

Вообще, поездки  - каким бы местом посещения они не заканчивалась (кроме ветеринарки, конечно), всегда приводили Юту в восторг. Ведь это вносило новизну в её, можно сказать, однообразную собачью жизнь.
Поэтому она с радостью запрыгнула на заднее сидение, начала гнездиться рядом с детским креслом. Её обижало, когда Таня куда-то уходила с маленьким человеком, а её оставляла дома, но сегодня был день справедливости. Радуясь, она вертелась, заглядывая то в одно, то в другое окно; во время подобного манёвра наступила даже на Рокси и успокоилась, почувствовав себя виноватой.
Дома становились выше, машин больше; они въезжали в центр. Юте даже казалось, что она узнаёт эти улицы. Уж не в клинику ли ты меня везёшь? – собака, прищурив жёлтые глаза, пнула задней лапой кресло водителя, что, конечно, не возымело результата. От мысли о ветеринарах даже начали потеть лапы, а участок кресла под мордой стремительно заливался слюнями. Но её сомнения, к счастью, не оправдались  - машина остановилась около высотного многоквартирного здания. Собаку взяли за импровизированный поводок из автомобильного троса, выгрузились из машины. Юта потянулась было к островку зелёной травы среди этого бетонного царства, но её нетерпеливо одёрнули.
Подъезд пах чистотой и немного хлором. Строгая тётенька с ужасом поглядела на неё поверх очков с красивой дужкой.  Но рядом с ней они были недолго – вскоре загрузились в тесный лифт. Собака вжалась в холодную стену и вовремя успела поджать переднюю лапу, прежде чем на это место наступил Маршалл. Ещё и вонючей меня обзывает. А сам-то! А сам-то! Себя бы лучше понюхал! Юта обиженно фыркнула и с удовольствием заметила, что Роксана за такое высказывание ему зазвездила. К слову, сука в некоторой степени восхищалась этой маленькой девочкой. Если бы она сама по-собачьи разобралась с этим мужчиной как с раздражающим объектом, она стала бы для общества ужасной собакой-убийцей, но вот эта крохотная девочка могла безнаказанно засветить ему чем угодно, и с какой угодно силой и всё ей сходило с рук.
Двери лифта открылись, на пути стояла какая-то женщина, что впрочем показалось Юте незначительным и она, устав стоять в вынужденной неудобной позе, рывком проскочила между людьми, между ног тётеньки и устремилась в первую же открытую дверь, которая оказалась квартирой. Что такое квартира собака знала, так как жила в подобного рода помещениях.
Уже после пересечения ею порога квартиры и сбитой вешалки, от неё отцепили трос, отпустив в вольное плаванье по квартире. Убедившись, что с Рокси и Таней всё в полном порядке, она отправилась на изучение жилплощади. Задумчиво скользя взглядом по интерьеру, она шумно втягивала носом воздух, стараясь впитать и запомнить эти запахи. Потом минут пять красовалась около шкафа, имеющего зеркало во всю длину дверцы. Как бы намекнуть Тане, что нам тоже нужно такое? Что-то я потолстела немного, надо побольше активничать. Встав в пол оборота, собака отметила: Хотя, всё равно, конечно, шик. Кто сказал, что шрамы украшают только кобелей? Меня они тоже украшают. Ой, что это там за штучка?
Юта подошла к мохнатому домашнему тапку и подвигала его когтями передней лапы. Миленько. Царственно расположившись посреди прохода, она принялась мусолить мягкий голубой ворс.
Так продолжалось до поры до времени, пока по коридору не раздался топот  маленьких ножек. Юта заранее встала, потому что в противном случае девочка наверняка бы об неё споткнулась. Цепкие пальчики крепко схватили её за широкий кожаный ошейник и потащили за собой в комнату. Собака села, глядя, как ребёнок вытаскивает всё из шкафов и кидает к её лапам. Роксана, тебя не поругают за такой погром? – с тревогой в голосе спросила собака, но девочка уже держа что-то плоское в руках, унеслась на кухню к взрослым людям. Оглядев бардак, собака подумывала, чтобы из этого ей сгрызть, когда Рокси принеслась обратно, тыкнула ей в морде какой-то деревяшкой с изображением людей, и спросила: Юта, где мама?! На кухне, я знаю! Собаку подскочила с мягкого ковра и, поскользнувшись, на слюнявом голубом тапке, рванула на кухню. Добежала, плюхнулась на жопу рядом с Таниным стулом, пихая мокрым носом её ногу, мол «чё звали?». Не получив отклика на свою искреннюю исполнительность, она неторопливо ушла обратно надзирать за ребёнком.
Намечалась какая-то движуха, люди прощались; Юта плохо понимала происходящее, но, видимо, Роксана должна была остаться с этой женщиной. Это приют для маленьких людей что ли? Частная передержка?
Не волнуйся, детка. Я их заставлю вернуться за тобой – провозгласила Юта, получив от Роксаны на прощание что-то маленькое и очень липкое на нос. Эту хрень Юта безутешно пыталась слизать языком почти до самой машины, но безрезультатно. Уже в салоне она смогла обтереть эту штуку об кресло и успокоиться.
Мысли о ветеринарной клинике собака отмела сразу – они ехали обратно из города. Трасса сменилась более узкой дорогой, чем больше петлял водитель, тем всё в большей степени терялся комфорт в этой поездке. Под конец они поехали по таким кочкам, что Юту швыряло по салону, и она глухо долбилась своей квадратной головой то здесь, то там. Когда же это кончится?! Тошнииииииииит! К всеобщему хаосу, собака пыталась какой-то хаотично перемещаться по задним сиденья, видимо в попытке хоть где-нибудь глотнуть свежего воздуха. Резкий спуск вниз и всё успокоилась. Ей открыли дверь и отцепили поводок. Немного пошатываясь, Юта впилась пальцами в песок. Твою мать. Земля твёрдо стоит? Или это у меня голова сама уже шатается?
Шаткой походкой собака ушла тошнить под пальму, а спустя минут 10 к ней уже вернулась жизнерадостность. Да здесь же Большая Вода! Улёт! Вздымая лапами песок, сука питбуля с разбегу врезалась широкой грудью в солёные волны. Стала хватать раскрытой пастью белые солёные гребешки, но они показались ей невкусными, и она перешла в режим плаванья. Периодически вылетала на пляж, делала несколько кругов бешеной табуреткой вокруг машины, и снова уносилась рассекать воду. Периодически она возбуждённо взлаивала, что в переводе с собачьего имело значение нецензурных восторженных возгласов.

0

9

Таня осталась у машины, а Маршалл, какой-то задумчивый ушёл за покупками.
Девушка стояла, прислонившись к горячему капоту автомобиля. По гладкой коже голых ног скользили обжигающие солнечные лучи. Она обдумывала сказанное и искала в своей голове какое-то разумное объяснение своим желаниям. Не может же она сказать, что ей просто скучно, а от того она хотела бы бросить всё нажитое добро и уехать жить к океану, чтобы любоваться рассветами над водой из своей спальни. Как-то эгоистичненько. Гербер обернулась и посмотрела, как задумчиво смотрит ей в спину Юта. Собака, высунувшись из открытого окна, любопытно подглядывала за Таней, и вряд ли понимала что вообще происходит. Сейчас поедем, подруга. Брюнетка вернулась в исходное положение. Она смотрела через глянцевые витринные окна, как по залу магазина ходит Эминем, и озирается по сторонам. Он сделал несколько кругов вокруг одной полки, и на четвёртом остановился. Ещё минуту он стоял в режиме ожидания. Затем опомнился и скрылся из виду за стеллажами с продуктами.
Наверно я его не хило огорошила. Не надо было мне этого говорить... Или надо? Таня отошла от машины, и встала в тень высокой ровной пальмы, окружённой бордюром, которая очень лениво и неохотно шевелила разросшейся во все стороны листвой на ветру и создавала едва ощутимые движения воздуха. На самом деле Таня давно присматривалась к чему-то поинтереснее и поновее выцветшего под знойным калифорнийским солнцем коттеджа. Хотя, конечно, он был просторен и вполне опрятен, хорошо обставлен, да и удобен в плане подъезда из любой точки города. Но давняя мечта ведь не могла просто молча взять и уйти, не оставив о себе напоминаний. Таня, конечно, все подобные задумки рубила на корню, потому что не готова была сейчас переживать финансовые потрясения, а брать чужие деньги, которые Маршалл конечно регулярно ей подкладывал, все равно не умела. Одно дело, когда он приносил в общий дом продукты, какие-то необходимости, да даже брал на себя финансовые расходы за девочек... Себе же Гербер ничего не брала. Наверно, ей было так спокойнее. Сейчас немного наладилось с работой, деньги были уже почти стабильные, и было чем помочь своей семье.
Девушка даже немного приуныла. Ей показалось, что Маршалл наверно не понял её рвения, хотя в общем-то зачем человеку, который никогда не сидел на месте дольше недели, вникать в мечты другого человека о переезде. А для Тани, пожалуй, это была большая детская радость: раскладывать вещи по коробкам, переставлять их на новые места и обживать новые территории. Конечно, обижаться за это на него она не могла, да и не собиралась. Я же ещё пока в своём уме?
Девушка встретила Маршалла из магазина, открыв ему дверь машины, куда он уложил сумки с продуктами. Они сели в авто и выехали на трассу, петляя между редеющими домами. С каждым километром их становилось все меньше. Коттеджи сменились невысокими лачугами, а затем и вовсе пропали из виду. Сзади остался многоликий город, с его стеклянными верхушками небоскребов и душным паром вместо воздуха. Вокруг теперь были только лес, разросшийся по холмистому хребту по правую руку, а слева внизу через скалистые уступы, тянулась тонкая полоса белого песка, которую было видно вперёд вдоль дороги, на сколько хватало зрения.
Таня заворожённо смотрела в окно, её искренне удивляло разнообразие природы: вот только что над дорогой шумели сосны, вперемешку с высокими липами, а сейчас уже виднеются пальмовые заросли вдоль пляжа.
. Так что насчёт дома? А ты уверена, что хочешь именно продать? По-моему нас много связывает с этим местом, да и Джилл очень удобно ездить оттуда на конюшню. К тому же, если она вдруг захочет жить отдельно в этом доме, я хочу уважать её мнение.  Я к тому, что можно купить что-то новое и не продавая старого. Маршалл нарушил молчание, хотя Таня подумала было, что тема уже закрыта и отложена подальше. Он говорил долго, с расстановкой, словно пытаясь перебрать в голове все возможные варианты происходящего в её голове. Наверно, ему был действительно неясен мотив таких внезапных женских капризов, но он искренне старался угодить любому из возможных вариантов. Таня вздохнула, она уже была не рада, что завела эту тему. "Купить, купить, купить!" Я не буду у тебя брать денег. Девушка выслушала все, что он сказал, но пока ничего не ответила. Она смотрела на дорогу и искала знакомые ориентиры. Но нет - здесь девушка ещё никогда не бывала. Гербер взялась за ручку двери, когда машина съехала на грунтовую дорогу, и её начало колбасить от окна к соседнему водительскому креслу и обратно. Не пристегнутой сзади Юте пришлось ещё хуже, бедную собаку носило по всему салону, и периодически из-за спины раздавался треск, который означал, что Юта врезалась головой во что-то выпирающее.
Наконец, машина, с шумом прожевав глубоко осевший под колёсами песок, остановилась под нависшей тенью от высоких пляжных пальм. Здесь песок ещё был наполовину размешан с тонкими былинками травы, но пляж был широкий, и чистого песка было гораздо больше, стоило только сделать шаг вперёд. Таня озиралась по сторонам, первой выйдя из автомобиля. Она оставила дверь приоткрытой, и через неё тут же просочилась на улицу Юта. Собака дала круг возле машины и унеслась, сверкая розовыми пяткам в сторону деревьев. Её жизнерадостный настрой дарил Тане улыбку, все-таки животные настолько проще людей, как легко им живётся с эмоциями наедине. Им наверно не бывает сложно выбрать, как реагировать на ту или иную ситуацию, они просто живут и оценивают все происходящее пусть и примитивнее людей, но гораздо искреннее.
Вокруг, кроме шума волн и легкого шелеста пальмовых листьев была лишь тишина. Трасса осталась далеко сзади, и брюнетка вдохнула этот чистый воздух полной грудью, будто давно не могла этого сделать.
Она расправила руки и улыбнулась, глядя на горизонт. Синие далёкие волны неслись к берегу, сверкая белыми гребнями, и становились голубее у самых ног, а затем растворялись легкой пенкой. Таня сняла босоножки и оставила их возле машины. Она вкопалась пальцами ног поглубже в горячий песок. Безупречная красота. Девушка довольно щурилась на солнце, хотя глаза её слезились от такого яркого света. Вокруг пляжа простирались высокие скалистые холмы, обросшие со всех сторон зелёными и цветущими кустами: от них на километры вперёд разлетался стойкий сладковатый аромат.
Гербер помогла выгрузить из машины воду, и расстелила найденный в багажнике просторный плед на песке, в тени. Она не торопилась усесться на него задницей, похоже, что в дороге ей уже все отбило кочками. Брюнетка собрала длинные волосы в хвост, и зашла по щиколотку в солёную воду. Океан ласково щекотал ей кожу. Таня немного постояла вот так, ожидая пока все соберутся вместе, и когда наконец Юта уселась передохнуть на песке возле одеяла, а Маршалл закончил раскладывать воду в переносной холодильник, она подсела к нему. Некоторое время они оба молчали, и даже собака непонятливо смотрела то на неё, то на него, ожидая какого-то продолжения. Я просто дала волю фантазии, - без лишних объяснений она продолжила отложенный на потом разговор, который начался ещё возле продуктового. Неужели тебе никогда не хотелось что-нибудь поменять? - она смотрела на горизонт; нежно-оранжевые лучи там переплетались с пушистыми облаками. Девушка обняла руками свои колени и продолжила мысль: Просто так классно, представляешь, проснуться с утра и увидеть что-то подобное, - Таня обвела пальцем природу вокруг них, - Иногда меня накрывают внезапные мысли, ты заметил?. Девушка рассмеялась, и посмотрела на Маршалла.

0

10

Величественно высокие пальмы шумели тяжёлыми мясистыми листьями; порывы ветра, насыщенного запахом моря, освежали сознание. Здесь, под тихий, но настойчивый шелест волн, было гораздо прохладнее, чем в оковах шумного Лос-Анжелеса. Общая картина спокойствия и умиротворения разбивалась тяжёлым собачьим дыханием – собака пришла в неописуемый восторг и, дорвавшись до природы за пределами привычного её мира, отрывалась на полную катушку. Было даже странно видеть её такой счастливо-безумной, в противовес привычной угрюмости и серьёзности с которой она охраняла коттедж и покой хозяев (конечно, иногда устраивая дестрой).
Маршалл вышел из салона машины и стоял, прислонившись к её теплому и пыльному, нагретому солнцем, боку; Таня, тем временем, возилась с пледом, обнаруженным в багажнике автомобиля и купленной в магазине водой. Затем, грациозным движением собралась свою гриву густых чёрных волос в хвост и отправилась к воде, правда не плавать, а всего лишь походить ногами.
Мужчина, тем временем, уселся на покрывало и скинул с ног кроссовки и носки, с удовольствием зарывая в щекочущий ступни песок немного уставшие ноги. Юта, вывалив длинный язык, такой длинный, что даже как-то не верилось, что он вообще умещается целиком в пасти, легла в песок в тени, рядом с полотенцем, но дальше расстояния вытянутой руки (или какой-нибудь другой конечности).  Со странными звуками собака начала скатывать с языка налипший песок; Маршалл качнул головой, будто бы хотел сказать: «вот глупая», но промолчал. Он всё думал о Таниных словах и о том, что их разговор странно затянут. Ведь когда чего-то очень хочешь, так и тянет обсудить это, странно, что она так вяло ведёт речь о давно волнующей её задумке.
Пока голова его была занята думами, а взор – немым созерцанием окружающей его красоты, Таня вернулась в тень, тихо опустившись на плед рядом с ним. Нависшая над их головами пауза значила, что скоро начатый разговор продолжится.  Я просто дала волю фантазии – начала говорить девушка, Неужели тебе никогда не хотелось что-нибудь поменять?  - Таня обняла руками колени и на этот раз без долгих пауз, завершила свою мысль: Просто так классно, представляешь, проснуться с утра и увидеть что-то подобное. Иногда меня накрывают внезапные мысли, ты заметил?
Маршалл серьёзно смотрел в её тёмные глаза, в который будто бегали светлые искорки смеха, весёлое, наполненное жизнью лицо. Пожал плечами – Для меня главное иметь своё убежище, куда я всегда могу вернуться и чтобы там меня ждали мои любимые девочки. Тут мужчина улыбнулся – а уж где будет этот дом, уже не столь важно. Думаю, летняя резиденция Мэтерсов на морях – это не такая уж плохая идея – рассмеялся он, кстати, в нашей семье за внезапные мысли всегда отвечал я! С этими словами он подхватил Таню на руки и бодро пошлёпал босыми ступнями к воде. Когда прохладная вода уже была ему выше, чем по пояс, он как следует размахнулся и закинул девушку в воду, подняв фонтан солёных брызг. Дождавшись, пока она вынырнет и протрёт глаза и лицо от воды, стал по-детски брызгаться, а получив порцию выражений на тему его ребячества, просто плавать вокруг неё кругами. Сто лет уже не плавал – воскликнул он, с удовольствием глядя как мокрая одежда облепила стройное и красивое тело его любимой женщины. И у моря сто лет как не был. Перевернувшись на спину, мужчина прикрыл глаза от слепящего солнца и просто лениво грёб; солёная вода прекрасно держала, всё тело и одежда на нём казались такими невесомыми – ни с чем несравнимо. Кстати – после некоторой паузы проговорил он, а ты будешь приобщать Роксану к нашему «семейному спорту»? Я сейчас про катания на каком-нибудь лохматом пони. Вот уж действительно, кто бы мог подумать, что у таких разных людей есть то, что их объединяет – лошади. Пускай на дилетантском уровне (в случае Маршалла), или даже в виде профессии (в случае Тани), но все они, так или иначе были связаны с этими прекрасными животными. Даже если они не являлись смыслом жизни и заработком, могли привносить в обыденность немного прекрасного.  Хотя, признаться честно, после того, как Маршалл нанял для Алиенто берейтора, чтобы та не заплывала жиром и не гробила тем самым своё здоровье, он стал появляться у неё ещё реже. Всё-таки работа отнимала очень много времени и сил, и мужчине казалось нечестным отдавать то свободное своё время лошади в ущерб Тане, Роксане и Джилл.

0

11

Солнце нежно щекотало кожу, оставляя на ней красные отпечатки буквально за десять минут. Во всем этом великолепии дикой и почти не тронутой людьми природы было уединение и покой, который не нарушался ни единым посторонним звуком. Таня с блаженством прикрывала глаза: она давно не чувствовала себя такой довольной и приятно удивлённой.
Девушка сидела, подобрав колени, и только периодически поглядывала на Маршалла. Ей уже не нужно было постоянно пялиться ему в лицо, чтобы предполагать о чем он думает. А вообще, это было даже лишним. Иногда бывает в своих-то мыслях копаться тяжело, не то что лезть в чужие.
Девушка расслабилась,ведь наконец-то сказала вслух мысль, которой давно пыталась придать благозвучие. Некоторые слова должны быть хорошо сформулированы, чтобы быть произнесенными. И как жаль, что не все можно выпалить как на духу и кого-нибудь не обидеть. Искренность и непосредственность лежат где-то рядом, но между ними тонкая грань.
Таня легла на спину и посмотрела в небо, сильно щурясь на ярком солнечном свете. Она быстро прилипла спиной к горячему пледу.
В ответ на её слова, Маршалл как-то неопределенно пожал плечами, но прежде, чем девушка успела расстроиться, он пояснил свою позицию: Для меня главное иметь своё убежище, куда я всегда могу вернуться и чтобы там меня ждали мои любимые девочки. Тонкая линия улыбки коснулась его по обыкновению серьёзного лица. Таня тоже улыбнулась уголками губ, продолжая смотреть на небо, - а уж где будет этот дом, уже не столь важно. Думаю, летняя резиденция Мэтерсов на морях – это не такая уж плохая идея, кстати, в нашей семье за внезапные мысли всегда отвечал я! И в подтверждение своих слов он встал со своего места и схватил ничего не подозревающую дамочку на руки. Гербер завизжала, засмеялась и стала шлепать его ладонями по плечам. Только попробуй бросить меня в воду! Только попробуй! - её кулаки беспомощно и очень осторожно колотили крепкие мужские руки. Не прошло и секунды, как она оказалась в воде, окунувшись туда с головой. Девушка выскочила на поверхность, с жадностью глотая воздух, и стала свирепо баламутить солёную воду и брызгаться руками и ногами. Холодные волны накатывали со спины, и она то и дело падала вперёд, натыкаясь на Мэтерса. Безумные идеи - это наша семейная фишечка, - она вдохнула побольше воздуха и напала на мужчину, ринувшись в воде прямо на него. Они оба потеряли равновесие и оказались с головой в воде. После этого все безумства прекратились, и визги сменились блаженной тишиной. Таня отплыла на пару шагов дальше от Мэтерса, где уже не чувствовала пальцами ног песчаного дна. Сто лет уже не плавал. И у моря сто лет как не был. А она опрокинулась на спину и воскликнула с хвастливой тонкой ноткой в голосе: Гляди, мой чудесный тренер научил меня делать вот так, -  она поплыла на спине, все дальше и дальше от мужчины. А он, нелепо улыбаясь, сам перевернулся на спину и задержался на воде. Вот ты какаха.
Время перевалило за полдень, однако здесь было так спокойно; часы словно остановились. Периодически поднимался горячий ветер, и густая листва пальм на заросшем диком берегу начинала ходить ходуном. Вдалеке, на вершинах холмов по ту сторону трассы скрипели ветками сосны. Однако горячий воздух, двигаясь плотной и быстрой массой через все побережье, не создавал ни капли прохлады. 
Юта вдалеке у берега хлестала лапами по воде, рассекая надвигающиеся на неё волны. Питбулиха смело бросалась вперёд и клацала зубами, вылавливая крохотных рыбок и соленые белые гребешки волн.
Кстати, - Таня перевела взгляд на Эминема, - а ты будешь приобщать Роксану к нашему «семейному спорту»? Я сейчас про катания на каком-нибудь лохматом пони. Только через мой труп, - в голове у Тани пронеслось несколько красивых падений через голову Цеце, та чудная прогулка по осеннему лесу, когда она почти соскребала мозги Маршалла с земли и ещё много чего хорошего, от чего при упоминании лошадей её начинало колотить мелкой дрожью. Таня всей душой любила этих прекрасных животных, но, видит Бог, очень была не рада даже тому, что старший и уже вполне самостоятельный ребёнок сутками проводила с ними время на конюшне. А тем более девушка содрогалась от мысли, что Рокси когда-нибудь в ближайшем будущем будет летать через голову лохматого пони, как летают с лошадей её родители.
Посмотрим. Надо ей ещё немного подрасти, я думаю. Пока что ей рановато, наверно, - Таня пожала плечами. Эта мысль заставила её ненадолго отвлечься от своего "бездетного" отдыха. Так все, прочь мысли о детях и сосках. Гербер нырнула поглубже под воду и, несуразно дергаясь под водой, доплыла до Маршалла, дернула его за край шорт и стянула их вниз. Гнусно хихикая, она оплыла подальше. Иди сюда, - брюнетка дотянулась ногами до песка и встала во весь рост. Вода едва доставала ей до груди. Она ласково раскинула руки, призывая Маршалла в свои объятия. Девушка прильнула к его мокрой холодной футболке и, оперевшись руками ему на плечи, в воде оплела ногами его торс. Давай поедем ещё куда-нибудь? Я не хочу, чтобы этот день заканчивался.

0

12

Безумные идеи - это наша семейная фишечка – Таня скользила мокрыми руками по его уже частично промокшей светлой майке. Ты - моя фишечка – сказал он с нежностью и потянулся к её влажным соленым губам, но в ту же секунду был потоплен с головой в прозрачной волне. Вынырнув, он нашарил взглядом Таню, которая уже плавала неподалёку. Переворачиваясь на спину, он проводил взглядом брюнетку, которая стремительно удалялась от него так же на спине. Гляди, мой чудесный тренер научил меня делать вот так. – мужчина улыбнулся, так ничего не ответив. Славная она. Настоящая такая.
Посмотрим. Надо ей ещё немного подрасти, я думаю. Пока что ей рановато, наверно – ответила она на вопрос о конном будущем Роксаны. Ну да, может, ей самой это будет неинтересно. Задумавшись, он упустил из вида Таню, начал озираться по сторонам. Только что же тут была. Но на побережье лишь плескалась Юта, самодостаточно развлекая себя охотой на волны, ласкающие песчаный берег. Тут его шорты поползли вниз, и Маршалл суетливым движением подхватил их в районе карманов. Но-но-но! А вот и Таня объявилась.
Хихикая, девушка отплыла подальше в сторону от него. Иди сюда. Аккуратно ступая по дну, мужчина подошёл к ней, принимая жаркие объятия. Когда Гербер повисла на нём словно обезьянка, мужчина чуть наклонился вперёд, ехидно улыбаясь, «мол утоплю». Чёрные длинные волосы, попадая в воду, расплывались по нему словно нефтяным пятном, делаясь невесомыми и такими манящими. Какая ты у меня красивая – улыбнулся Мэтерс и выпрямился, придерживая девушку за шею, чтобы тяжесть собственных мокрых волос не повредила её тонкой шее.
Давай поедем ещё куда-нибудь? Я не хочу, чтобы этот день заканчивался. Ага, поедем – подтвердил он; начиная потихоньку шагать к берегу. Правда идти в воде, да ещё и с грузом было тяжело, поэтому при очередной атаке шаловливой волны, накатившей на его поджарую фигуру, он чуть не рухнул Таней вниз. На этом мой внутренний романтик кончился! – расхохотался он; я не хочу раздавить мать своей дочки – иди лучше сама.
Выбравшись из воды, они некоторое время обсыхали на расстеленном пледе. Маршалл молча обдумывал дальнейший маршрут; пальма отбрасывала на них причудливую тень. Странные мысли вертелись в его голове, те, которые прежде были «вне доступа сети».  Он с нескрываемым интересом смотрел на плавные изгибы Таниного тела, на мокрые пряди, облепившие плечи. Будто видел в первый раз или ранее не обращал внимание. Столкнувшись взглядом с её тёмно-карими глазами, Маршалл вздрогнул, очнувшись от  опутавших его женских чар.
Поехали? – спросил он. Вскакивая на ноги, радостно объявил – Хочу смотреть домаааа!  Они быстро свернулись, загнали счастливо-мокрую собаку в салон машины. Надо будет в мойку потом, песок по всем сиденьям размажет. И отпечаток носа в каждом стекле. Впрочем, сейчас вовсе не хотелось переживать их таких мелочей.
С трудом взобравшись на пригорок, машина уехала прочь, оставив на мягком грунте длинные колеи. Они поехали в сторону частного сектора, притормаживая около досок объявлений, где как обычно крупными буквами висели заявления «продам дом на берегу моря». Иногда Маршалл допускал комментарии в стиле «слишком далеко от моря», «тут грязно», «слишком много соседей». Они ничего толком так и не посмотрели, но зато этот день насытился новыми впечатлениями и новизной, которой так не хватает парам, которые уже долгое время вместе.
Вечерело; Маршалл предложил заехать в местный ресторанчик, располагающийся по пути к дому мамы Тани. Там радушно приняли гостей, накормив даже Юту, хотя, та, впрочем, и не была особенно требовательным к меню гостем.
Когда они вышли из дверей, вечер уже опустился на никогда не спящий город. Может, прогуляемся по набережной? – предложил он, жестом указав Гербер на просторную пешеходную зону. Где-то вдалеке там стояла небольшая сцена с выступающей на неё зажигательной девчонкой. Гуляющий народ стянулся к ней, танцуя и аплодируя, оставляя большую часть пространства неоживлённым.
--->На набережную<---

0


Вы здесь » Horsepower » Пляжи » Одинокий пляж