Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Архив » Главная улица


Главная улица

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

***

0

2

Мэл шёл по оживлённой вечерней улице. Катрин остановила его около кафе и спрыгнув зашла в него,но сначала привязала коня к забору. Мэл стоял спокойно и оглядывался. Люди смеялись,подходили к Мэлу,гладили. Но что-то было тревожно. Конь нервно шевелил ушами. Все мышцы были напряжены. И тут, на улицу вылетает машина. Она едет прямо по тратуару,где идут люди! За рулём пьяный мужик,и не один. Люди разбежались,зажались в углы. Мэл бы тоже убежал или прыгнул на машину,но он привязан за оголовье! Что лучше? Дёрнуться и вырвать себе челюсть? Или попасть под машину? Нет! Медлить нельзя! Безумные от ужаса глаза коня блестнули и он дёрнулся,что было силы,зажав трензель между зубов. Вроде, пронесло. Забор оторвался вместе с поводом порвав его. Мэл был в нескольких сантиметрах от машины и не разбирая,кинулся прочь. Но конь выскочил на улицу,где и должны ходить машины. Миг,и коня сбил чёрный Мерс...
Пегий лежал на дороге. На улице стало тихо. Все быстро смотались,чтоб сделать вид,что якобы ничиго не видили.
Даже машины разъехались. А водитель,который сбил коня сматался первым.
Казалось,я всё себе отбил. Этот водила,хорошо меня подкинул.
Ну давай же! Ты должен быть сильным! Ты должен быть героем! Вставай! Ну же!...
Все попытки были ничтожны. Я остался лежать,и ждать,когда выйдет Катрин. А если она просто ушла? Она ведь может и другого,не больного найти!...
Неужели,это конец?....Или,только начало?..

0

3

...Дайтона брела по оживленной городской улице. На нее не рискнули сесть, и поэтому надели на вороную кучу ремней и железа. Ее вели пятеро крупных мужчин, каждый держал хлыст. Люди в страхе расступались перед огромной и взьерошенной дикой кобылой. Дая была не в силах даже поднять голову. Ее когда-то красивейшая длинная грива слиплась от грязи. Шаги давались вороной тяжело. Она с трудом переставляла ноги. Вдруг Дайтона остановилась и принюхалась. Пахло чужой лошадью. Она по привычке окрысилась и рванула поводья, за что получила удар бичем. На дороге лежал конь. Похоже, он был ранен. Дая склонила голову набок и потащила свой "кортеж" в сторону коня. Дайтона ткнула пегого копытом.
- Эй! Ты чего?
Склонив огромную голову поближе к незнакомцу, вороная ткнула его носом.

0

4

Я отчётливо слышал голос. Кобыла.....
Я выдавил из себя пару слов: Чёрт, красавица,как ты не вовремя! Меня машина сбила....
Мэл затих. Открыл глаза. Я увидил перед собой вороную,очень красивую лошадь. Конь выдавил из себя улыбку.
И тут дверь кафе распахнулась. От туда вышла Катрин. Где она была всё это время? Тем не менее,она спокойно подошла к пегому.
Ну и что? Что? Не надо притворяться,что ты ранен и идти не можешь! Вставай!
Девушка пнула коня в бок. Я встал. С трудом, но встал. Мои ноги дрожали,но не смотря на это девушка опять плюхнулась в седло.
Но! Пошёл!
А что если я свалюсь,прям под тобой?
И тут девушка увидила пятерых мужиков державших вороную. Она их знала. Очевидно-знакомы.
О,ничиго себе у вас кобылка! По сравнению с ней, этот пегий просто кусок металла!- сказала Катрин.
Я смотрел вороной в глаза.
Ей было не лучше....

0

5

Да это не лошадь! Это огромная, бешенная, психически нездоровая туша, которую надо дотащить до нашего шефа. Если он ее обуздает, продаст. Если нет, убьет.
Ответил покатушнице мужчина.
Дайтона повесила голову. Она и сама знала, какая участь ее ждет. Когда один из мужчин коснулся ее, Дая ухитрилась схватить зубами его руку. Она со всей силы сжала ее. Человеческая кровь...
Я Дьявол, если кто-то не знает...
Подумала вороная и отшвырнула мужчину. Взьерошенная кобыла стояла и злобно скалилась на людей.
Еще никто не смог меня сломать. И никогда не сможет. Не дай им сломать себя.
Прорычала Дайтона. Мужчины начали отпихивать вороную подальше от прохожих. Отвернувшись, Дьяволица побрела за ними....

0

6

Меня поразили слова вороной. Где-то я их уже слышал. Не давай им сломать себя....
Стой! Подожди! Что это значит? - закричал я ей вслед.
Но Катрин натянула повод и Мэл тронулся рысью по тёмной улице.
По дороге он думал,над словами вороной. Надеюсь,что с ней всё будет хорошо,и мы ещё увидимся...
>>"Конюшня" покатушников.

0

7

Шел снег.Вся дорога была белой.Снизу был лед а сверху снег.Ехать было очень трудно.
Зачем я так оделась?Надо было в окно посмотреть а потом одеваться.- подумала Белла и включила печку в автомобиле.
Машина тихо ехала по скользкой дороге.Белла раздумала над тем,что будет когда она приедет на КСК.
Ну,вот через 10 минут Белла доехала до парковки КСК.
---->парковка

0

8

Лия быстро шла по улице, слушая MUSE.Её прямо распирало от радости, несмотря на незнакомый город и отсутствие знакомых людей.Она просто шла, оглядываясь по сторонам.Правда, на миг она сорвалась и начала петь под наушники, чем привлекла внимание.Лия засмеялась, и побежала вперед.Вдруг пришла смска от подруги, и девушка отвечая, едва не впечаталась боком в машину.- Блин. ну этот iPhone нафиг, а то сейчас натворю дел.- Тихо сказав это, Лия свернула в направлении конюшни.Светило солнце, и было порядочно жарко, поэтому девушка выпила бутылку воду и прибавила шаг.Голова уже кипела,но. к счастью, за поворотом виднелась конюшня, и идти было не долго.-Ну наконец-то!-
-Конюшня-

0

9

Парень шёл по улице, разглядывая документы и рекламу этого кск. Его волосы чуть развивал ветер. Брови были сгущены, а он просто хотел понять, где это находится. да господи, где это искать,.. а вот… Он стремительно направился в сторону конюшни. Он уже сделал простое лицо и перешёл на быстрый шаг. Дойдя до конюшни, посмотрел на табличку, там было указано название. Оно… Локкер отворил дверь конюшни. Там было достаточно много лошадей. Он улыбнулся. Все они были по-своему прекрасны.
Вам помочь?
Это был конюх. Его выразительное и удивлённое лицо поразило Локка, и он немедля ответил:
О, нет. Я просто ищу работу, не могли бы вы показать мне всё тут?
Он бы не отказался от помощи. Конюх лишь только кивнул. Они пошли  по денникам, мужчина рассказал ему обо всех лошадях, которые находились тут.  Керр принес с собой килограмм сахара в кубках и угостил каждую лошадь.  Посмотрел и сказав спасибо конюху, Локкер пошёл домой. Вызвав такси, направился домой. Придя, принял душ. Приведя себя в порядок, он позвонил агенту этого КСК на принятия работы конюхом. Там было их мало, а всем лошадям они не могут уделить много внимания. Надеюсь примут… Если это случится, то я буду очень счастлив. Это самое лучшее КСК в этом городе. Какие милые лошади. Приветливый персонал. Но, по крайней мере, конюх.
Он провёл по волосам и включил телевизор. Разлёгся на диване и стал ждать звонка от секретаря. Но поняв что никто не позвонит, Смит надел на себя рубашку с рукавом в три четверти, джинсы и накинул жилет, но, не застёгивав пуговицы, растрепав волосы. Вышел на улицу. Люди проходили мимо но, как будто специально стараясь задеть его. Они всё время извинялись. Какая суматоха в такой день. Ухмылявшись с людей, он дошёл до ларька и, купив колы, пошёл дальше. Это было удивительно смешно смотреть. Дойдя до афиши с рекламами новых фильмов, он посмотрел время показа. Высчитал, когда появится в Интернете. Вспомнив, что надо положить деньги на инет, быстро пошёл в банк. Очередь была сумасшедшая. Ну ничего себе. Ладно, спешить не куда. Попив фанты, написал на бумажку то, что требовалось, достал деньги и, отсчитав определенную сумму, сжал в руке и стал ждать своей очереди. Достав мобильник начал переписываться с друзьями. Эх, сейчас бы на пляж. В компании. Но, с начала работа, а потом отдых. Мысленно обламывал себе шанс отдохнуть. Отказавшись от поездки на пляж, он уже добрался до своей очереди, быстро оплатил и вышел. На улице кричали, но от чего. Локкер посмотрел за угол и увидел невероятно красивую вороную кобылку, при чём очень напуганную.

0

10

---------Котедж и конюшня Дианы--------
Чёрной молнией кобыла мчалась всё дальше. Её хозяйка, которую она считала своим другом, предала её. На шее всё ещё болталось лассо, но вороная не обращала на это внимания. Бег подальше от прошлого. недоверие к человеку, вот что было в её сердце до последней минуты жизни с Дианой. Фаула, ещё когда только выскочила за пределы её конюшни, твёрдо решила изменить своё отношение к людям. Не все они плохие, у всех должен быть второй шанс.
Сама не замечая того из пригорода кобыла попала в самый центр города. Кобыла дико стучали по асфальтированной улице. Машины шарахались от кобылы в разные стороны, а она сама как сумашедшая неслась вперёд. Сколько она уже пробежала? Ей бы в скаковые лошади идти. Ведь она от своей жизни натерпелась разного. Ноги быстро выбрасываются вперёд, но резко повернуть не получится. Асфальт заставляет долго тормозить. Фаула ни на что это не обращала внимания. сколько она уже мчалась? Полчаса? Час? Да быть не может! То и дело сбавляя и поднимая темп кобылка неслась по велению своему сердцу. Но то что оно заведёт её в самый центр города, на широкую улицу со множеством домов, где лошадь явление достаточно редкое, кто знает, как на неё отреагируют. Зеваки стояли по краям дороги. Люди выглядывали из окон, выходили из магазинов и ресторанов. Те, у кого были фотоаппараты, не упустили возможности сфотографировать неожиданного гостя.
Собаки рвались из рук у хозяев. Они злобно лаяли на непрошеного гостя, а Фаулианна от страха бежала только быстрее. но вот и всё. Дорогу преградили машины. Вороная арабка резко остановилась и привстала на дыбы. она была не в силах перемахнуть две машины, да и одну было бы не просто. Тут же подскочило несколько "стражей порядка". они схватились за лассо, но теперь до безумия напуганная лошадь ринулась в обратную сторону. Протащив людей несколько метров по асфальту она наконец избавилась от этой ноши.
Вновь она пустилась в галоп. Он был плавным и медленным. Фаула достаточно тяжело дышала, словно после скачки. хотя, чем же это не скачка? Шея и бока вспотели, дыхание было тяжёлым, но кобылка всё равно галопировала непонятными фигурами, пытаясь найти проход между машин. она то отбегала далеко назад, то вновь возвращаясь к ним. При этом её хвост был высоко поставлен вверх.
Наконец галоп Фауле надоел, бодрой рысью она побежала вдоль домов. Машины стояли как можно ближе к обочинам, движение застопорилось. Только к дикой пытался приблизиться человек она либо высказывала недовольство и пыталась укусить, либо просто отбегала. Она всё ещё не желала подпускать к себе кого попало. она чувствовала опасность и не хотела рисковать.

0

11

Он увидел вороную арабку, которая была сильно напугана и очень сильно боялась подходить к человеку. Дикая… Подумал про себя Локкер, это было до жути странно наблюдать за животным. Его повеление говорило, одно скоро у неё будет нервный срыв. Забежав быстро в первый попавшийся конный магазин, он купил недоуздок и чёмбур. Потихоньку бежал за лошадью, выбежал наперёд и, схватив за челку, закрепил чёмбур у этой кобылки и отошёл на всё расстояние чёмбура, а он был очень длинный. Локк вытянул руку, на которой лежало пару кубиков сахара. Потихоньку подходя к лошади, он дал ей съесть эти кусочки. По его лицу тёк пот, и волосы стали мокрыми. Проведя свободной рукой по волосам, он перевёл дух и отошёл от лошади. 
Это ваша лошадь?
Это донеслось от мента, который уже писал чек на счёт правонарушений. Это ужаснуло его, так как счёт составлял 500$, а это были не малые деньги.
А если бы я сказал что она дикая?
Милиционер покосился на него и ответил очень грубо.
Мы бы её застрелили, так она ваша или нет?
У него на лице вспыхнули тревога и страх. Эта лошадь была не виновна. Отдав деньги  попрощавшись, он перевёл взгляд на кобылку. Локк подходил всё ближе и просовывая руку  к ней. Он легонько дотронулся до её мягкого носика, от которого чувствовалось горячее и быстрое дыхание. Проведя по её шее, он отошёл и позвал её к себе что бы та сделала хотя бы шаг ему на встречу. Машины гудели и не пускали их. Переведя кобылу  на тротуар, он повёл её за собой, все время оборачиваясь. Его руки дрожали, да боясь встретить её хозяина. Это было точно воровство. Но, выйдя на заброшенную улицу, направился прямо к КСК. Он думал, что эта кобыла наверно точно из него.
Тёплая дорога и горячее солнце приветствовало их. Его очень сильно пекло. Кобыле наверно тоже было не сладко. У нёе была вороная масть, которая сильно привлекала лучи солнца.
Пустое поле окружало их. А идти было часа два. Садится, он на неё боялся, так как и понимал что она не объезженная. Перед ними переползла кобра, убегавшая от каких–то грызунов. Кер сначала замер при виде змеи, но, после, проводив её взглядом, он пошёл дальше. Он старался идти медленно, что бы арабка не устала. Её копыта отбивали тихий темп, ровно секунды на часах. Посчитав семь тысяч шагов её ног, увидел за несколько метров здание конюшни. Пришли. Но, развернув её около самого входа, повёл в мойку под холодный душ. Арабка была горячая, как кипяток и охладить её было самое лучшее, что он мог сделать. Взяв с собой ведро, он пошёл к небольшой зданию мойки, сперва набрал кобыле целое ведро холодной воды, для утоления жажды. Сам попил из струи, которая текла из под крана, и обмочил волосы.
______________________Мойка________________

0

12

До жути уставшая кобыла продолжала носиться взад-вперёд, но силы постепенно уходили и она была вынуждена притормозить. Неожиданно из-за спины вороной выскочил мужчина и ловко накинул на неё недоуздок с прицепленным к нему чембуром. От неожиданности Фаула дала козла и приподнялась на дыбы, но сил, чтоб выбраться не было. Сердце бешено колотилось, затруднённое дыхание не давало кобыле вновь набрать темп. Она уже сделала выбор, нд дать людям шанс. Остановившись, Фаула высоко подняла голову и немного надменно посмотрела на мужчину. Он выделялся среди остальных. Один он не хватал её за верёвку, которая до сих пор сдавливала шею. Он знал как с ней обращаться, да и предложил сахар.
"Ну всё, давай! Решись и не пожалеешь!"
Сделав осторожный шаг вперёд арабка взяла сахар с протянутой руки. Мужчина явно боялся подойти ближе, знал, что это ему просто так не пройдёт. Если б не он, то Фаулу наверняка бы уже везли куда-нибудь в сарай, а потом сдали бы на мясо. Не слишком приятный конец для молодой кобылы.
Но вот, неужели он решился? Рука дотронулась до морды вороной, затем прошлась по шее... Машины гудели, а парень повёл вороную к тротуару. Фаула спокойно пошла за ним. Дыхание быстро восстанавливалось, сердце переставало колотиться.
Они шли к конюшне. Жарко, очень жарко! И без того потная кобыла полностью покрылась влажной занавеской своей шкуры. Фаула направилась прямо к КСК, но парень вёл куда-то в другую сторону. Немного помедлив кобылка пошла за ним и ведро в его руке предвещало появление воды...
-------Мойка-------

0

13

Лишь только она покинула территорию кафе и исчезла из поля зрения голубых глаз Алекса, Паола тут же сбавила шаг. До этого она думала только об одном: быстрее, быстрее уйти. И у нее это получилось. Видимо Росс тоже был шокирован этой встречей не меньше, чем девушка, и даже никак не отреагировал на ее уход. Тем лучше. Тренер была искренне рада тому, что ушла, не оставив какие-то контакты, почту. Им незачем общаться. Морел, конечно, не знала, каким он стал. Прошло десять лет, а она продолжала судить о нем сквозь пелену прошлого. Так делать было не правильно, и девушка прекрасно осознавала это. Так или иначе она все равно считала, что это человек явно лишний в ее жизни. Не было неприязни, не было симпатии. Равнодушие ли это? Или же дело было в том, что все мысли и чувства юной Морел сейчас были обращены в сторону одного только человека?
«Теперь уже не важно.» - ответила на свой мысленный вопрос Паола, вздохнула, посмотрев куда-то вверх, в кроны деревьев, - «Инетерсно… где он сейчас?» Эминем*
Теплый летний ветер небрежно скинул прядь светлых волос с узкого плеча за спину. Морел вздохнула полной грудью, вкушая обонянием сладкие запахи цветов; в парке, особенно в самой центре, было много детей. Шум, гам, смех. Дети. Они искренни без стеснения и не стыдятся правды, а мы из боязни показаться отсталыми готовы предать самое дорогое, хвалим отталкивающее и поддакиваем непонятному.
Вскоре она увидела впереди арку, что служила выходом из парка. Паола, чувствуя необыкновенную свободу из-за того, что не взяла с собой ни телефона, ни сумки, воодушевленно направилась на улицы города. В современно мире уже и боязно немного выйти из дому без телефона.
Паола не знала, что будет делать дальше сегодня. Чего хорошего сидеть в пустой квартире? Может быть, Эминем заонит ей на телефон, а она не отвечает… Сначала она хотела чтобы так случилось, чтобы он немного отпрянул от нее, так как самой ей это делать тяжело. Истина, ложь, чувства, обиды, измены она должна знать об их существовании и принимать их, и более того, она должна оставаться прекрасной и справедливой. Морел еще давно решила, что должна открыть свои глаза и увидеть безобразные вещи, ты должна открыть свое сердце и выдержать грусть, но никогда не терять веру. Девушка никогда не испытывала на себе горечь измены. Но стоило ей лишь подумать об Эминеме, как в голову сразу забирался какой-то придуманный образ девушки с округлым животиком. Бывают очевидные моменты, которые вышибают из колеи. Кого это понимать, что твой любимый человек сегодня был с кем-то другим? Это всегда противно и тяжело. Но если ты любишь – ты, наверное, отпускаешь… Суровая правда: если ты чего-то «недодаешь», человек будет искать это в ком-то другом. От этой мысли становилось страшно. Все же нужно, нужно остановиться, а не то, помимо несчастной беременной девушки и двух дочерей без отца получишь и себе нож в сердце.
Задумавшись, она только сейчас заметила, что забрела куда-то в неизвестном направлении. В эту часть города она совсем редко заходила. Хмыкнув, она развернулась и тут же столкнулась с невысокой брюнеткой:
- Здравствуйте, - тут же начала она, - Вас зовут Паола?
Морел замялась, заморгав, прерывисто кивнула:
- Да, а…
Не успела она закончить, как в руках у незнакомки появился диктофон и она приподняла его к лицу тренера:
- Вы тренируете легендарного рэпера Эминема…
Услышав это, Паола тут же ее перебила, чуть натянув улыбку:
- Прошу прощения, но мне пора…
Рядом оказался еще один репортер, а через мгновение девушка увидела, как еще готовит камеру. Ее глаза внезапно расширились.
- Что вас связывает с Маршаллом Мэтерсом? – не отставала темненькая девушка.
Паола глянула на нее и вырвавшись из блокады быстрым шагом направилась вниз по улице. Люди что-то говорили ей и не собирались отставать. Вдруг кто-то рядом щелкнул фотоаппаратом. Паола прикрыла лицо рукой, боясь хоть как-то засветиться. Поняв, что словами этим людям ничего не объяснить, она перешла на бег. При чем его пришлось сделать стремительным, чтобы оторваться от папарацци. Завернув на какую-то улицу, она обернулась, не переставая бежать. И, неожиданно, почувствовала удар от столкновения с кем-то, выходящим из-за другой улицы. Ударившись о чью-то грудь, она издала сдавленный звук и при этом еще и упала на этого человека, приложив его к асфальту. Но стоило ей увидеть «случайного прохожего», как ее глаза полезли на лоб:
- Маршалл! – она приподнялась, не веря своим глазам. – Прости, ты сильно ушибся? – слезая с него, она взяла его за предплечье и помогла сесть, сама устроилась на корточках. Мельком оглядев его затылок, она положила на него руку, с сожалением сведя брови:
- Извини. – она посмотрела ему в глаза, потом повернула голову вбок и увидела двух репортеров в другом конце улицы. Пока они их не заметили.
- Быстрей! – воскликнула она и принялась со всеми усилиями поднимать Эминема на ноги, - Репортеры, они спрашивают про тебя! Я еле оторвалась! Нельзя чтобы видели нас вместе, ты иди, а я пойду в то сторону… - торопливо говорила она, постоянно озираясь по сторонам.

Отредактировано Paola (2012-17-06 00:36)

+1

14

А ведь он долго пробыл тогда во дворе дома Паолы, обессиленным тяжёлым телом полулёжа на руле своего автомобиля. И вроде бы мыслей не было, какое-то тяжкое опустошение, но нет, не свобода. Наоборот. Прошло достаточно много времени, прежде чем он встрепенулся, заставив себя поехать туда, где его ждали. Впрочем, встреча не состоялась по причинам, не зависящим от самого Маршалла. Отчего-то это совсем не огорчило мужчину; он съездил, переоделся и снова сел за руль. Летние бежевые шорты, тёмная футболка с достаточно коротким рукавом, поверх которой привычно болтался небольшой знак. Знак того, что он отказался от употребления наркотиков. Порой Маршаллом овладевало необъяснимое желание сорвать его со своей шеи, разорвав звенья тонкой цепи. Ах, если бы всё можно было разрешить всего лишь резким движением, рывком; к сожалению, жизнь не так проста, хотя, быть может, следует меньше заморачиваться на этот счёт. Поступать более прямолинейно и просто, не задумываясь о смысле жизни, о предназначении человека. Если верить в судьбу, в высший разум, управляющий жизнями, будто переставляя фигуры на шахматной доске, то у каждого живого существа есть своя роль, смысл существования, который может быть неосознан самим объектом. Для чего-то рождён, для чего-то живёт. И Маршалл часто задумывался для чего он живёт, что его держит, что ещё ему нужно совершить. Бывают люди, которые хотят взять свою судьбу в свои руки, например, самоубийцы. Они сами кончают свою жизнь, вернее, так считают. А что если кто-то свыше решает, что этот персонаж ему не нужен и сталкивает вниз? Это целая запутанная вера, в которую частенько погружался Мэтерс. Впрочем, не сегодня.
Сегодня мужчина чувствовал себя потерянным, хотелось уехать в Детройт, забиться в свой угол и обо всём забыть, но, увы, стереть память не под силу обычному человеку. Он злился, злился на свои желания, на то, что хотел бежать; но это была на удивление тихая злость, которую он мерно и спокойно переваривал в себе, не выплёскивая наружу. Может так и надо? – усмирять в себе эмоции, давить их под самым тяжёлым прессом, чтобы никто никогда не увидел твоей радости или боли. Наверное, так проживёшь ещё меньше.
Бесконечно сменялись номерные знаки впереди идущих машин перед его глазами, мягко шуршали шины, отменяя очередной километр. Изредка из маленького зеркала смотрело на него хмурое худое лицо: сердито сдвинутые брови, морщины между ними, чуть агрессивный наклон головы, но бездонные глаза, в которых была видна его внутренняя жизнь. За застывшей гладью льда кипело что-то особенное, не как обычно. Умиротворением тут и не пахло. Где-то сзади, на похожей машине ехала его охрана, что ж поделать – лето. А лето значит более открытую одежду, в которой легче узнать известного рэпера.  Маршалла несколько раздражало, что его «пасут», но сам он понимал, что это необходимо для его же безопасности.
Вечерело. Эминем мягко остановил машину на обочине незнакомой ему дороги, вышел, оставив чёрного железного коня дожидаться его. За ним остановилась и охрана, на отдалении ненавязчиво следуя за охраняемым объектом. Маршалл шел, опустив голову, смотря под ноги; бывает такое чувство, когда ты ощущаешь, что не можешь выпрямить спину, поднять голову. Ты ли это, Маршалл? Рэпер, усилием вскинув тоскливый взгляд вперёд, до боли сжав лопатки. Чтобы не происходило, ты всегда должен смотреть вперёд. Никто не умер, все живы и здоровы. Ты просто…. Хочешь её видеть? Неужели, этот день он прожил лишь в осознании последней мысли? Хочу её видеть. Эта простая фраза обладала какой-то живительной силой, стало легче себя держать, даже лёгкая улыбка мелькнула на его губах, когда прохожая пожилая женщина непонимающе посмотрела на него, говорящего вслух. Маршалл обернулся назад, на эту женщину, а она тоже смотрела на него, неловко перебирая пальцами пакет, что резал её руку своей тяжесть. Очень хочу её видеть. Эм медленно развернулся вперёд, на губах его затерялась блаженная улыбка. Ведь он понял то, что пытался понять. Глубокий вдох насытил его лёгкие кислородом; Маршалл ощутил жизнь остро впервые за этот день. Это как анестезия – ты находишься под грузом, который тянет тебя к земле, не давая расправить крылья; ты нем, обездвижен. Жалок. Пока не растает что-то холодное и колкое внутри тебя, пока не почувствуешь, как течёт талая вода, искрясь в лучах солнца.
Незнакомая дорога стелилась под его размашистыми шагами, что становились всё крепче и увереннее. Солнечные лучи били в глаза, рэпер щурился, но не опускал горделиво поднятой головы; ничто не в силах сбить его с этого пути, с этого мощёного мелкой бледно-жёлтой плиткой тротуара. Это чувство из детства, этот раж, когда тебя одолевает ощущение того, что ты можешь всё, твоё тело и ум сильны и здравы.
Можно вечно забираться в свою скорлупу, прятаться в свой панцирь, таить злобу и ненависть, но в конце концов ты почувствуешь, что с каждым таким уходом, с каждым ненавистным взглядом утекает твоя душа, оставляя после себя выжженное чёрное поле, превращая в цепную отупевшую от жизни взаперти собаку. Должно было прийти это осознание, разбудить его душу, пока жизнь ещё не потеряна.
Осторожнее, Паола, ты открыла его сердце, разбудила чувства; он ведь раним не менее других людей. Я действительно хочу её видеть, хотя сейчас, да, прямо сейчас. Но она пошла без сумки, телефон я вроде видел оставленным на тумбочке. Она наверняка скажет, что занята, или не может. Рэпер, поняв, наконец-таки, что конкретно ему нужно, теперь пытливо соображал какими путями ему пойти. Можно попросить ребят, чтобы они высле. Крепкий удар в грудь, из-за чего он издал странный сдавленный звук и почувствовал, как та бледно-жёлтая шершавая дорога уходит из-под его ног. Летел Маршалл недолго, совсем скоро он крепко ударился затылком; с приоткрытых губ невольно сорвалось что-то похожее на стон; рэпер раскинулся на тротуаре, зажмурившись, медленно пытаясь перевернуться на бок, сжаться в клубок, как это делает раненный зверь. Приоткрыв глаза, он увидел перед собой лицо Паолы, встревоженное, живое. Отдалённо слышал её слова, извинения. Её тонкие руки приподняли его, посадив, рэпер тряхнул головой несколько раз, пытаясь сообразить, как она здесь оказалась, почему так случилось. Всё происходящее так стремительно шокировало его. Дорога чуть вибрировала от дружного топота четверых увесистых людей, Мэтерс обернулся назад, через плечо и увидел своих горе телохранителей, что во весь опор мчались к нему. Слабо он махнул рукой, и они перешли в шаг, двигаясь как-то крадучись, разглядывая девушку, сбившую объект их работы с ног. Я так хотел тебя видеть – проговорил Маршалл, улыбаясь, заглядывая в этим прекрасные светлые глаза, какие-то пугливые, тревожные сейчас. Но Паола словно не слышала его, начала тормошить, дёргать, пытаться всеми своими силами поднять рэпера на ноги. Быстрей! Репортеры, они спрашивают про тебя! Я еле оторвалась! Нельзя чтобы видели нас вместе, ты иди, а я пойду в ту сторону… Маршалл поднялся на ноги и странно рассмеялся, глядя на неё; он стоял сильно оперевшись на её плечо рукой. Сдержанный смех перешёл в неудержимый хохот, Мэтерс не мог его удержать. Справившись с собой, он выразительно указал охране жестом на угол, из-за которого вылетела девушка.
Бежим! – воскликнул он с детским азартом и задором, схватив девушку за руку, он резво побежал вперёд, чётко зная, где оставил свою машину. Вот и знакомый чёрный джип, поблескивающий чистой гладкой поверхностью капота на солнце. Рэпер на бегу вытащил из кармана ключи, с горяча у него несколько дрожали руки, он какое-то время не мог вставить ключ в замок. Затем, открыв машину со стороны водителя, подтолкнул Паолу внутрь, принудив пролезть через его место. Сев следом за ней, Маршалл захлопнул дверь и включил кондиционер. Тонированные окна надёжно спрятали их от посторонних глаз. Мэтерс глубоко шумно дышал, оживлённо смотря девушке в глаза. Я хотел увидеть её, очень хотел. И вот, она передо мной. Стоит лишь чего-то сильно захотеть, по-настоящему, всем сердцем, как это желание исполняется внезапно. Неожиданно. Мужчина не торопился трогать машину с места, смотрел на неё так, будто чего-то ожидал. Затылок болел ноющей противной болью, так же как и чуть содранный локоть. Кто тебя обидел, Паола?

+1

15

По-настоящему необходимое человеку событие невозможно ни поторопить, ни отложить. У всего свое время… Бывает, что живешь, казалось бы, полноценной жизнью, постоянно куда-то ходишь, с кем-то общаешься, планируешь что-то сделать и, возможно, даже делаешь, но ощущение затишья в жизни не покидает тебя. И в глубине души знаешь, что твои попытки активизировать происходящее – лишь обычные физические передвижения. Если сейчас должна быть передышка, то она и будет. Как и куда бы ты не убегал.
Легкая боль в животе и груди незаметно ушла далеко на второй план, девушка даже ничего не прочувствовала в первые секунды столкновения с Маршаллом. Она была настолько поражена встретиться с ним здесь, да еще и при таких обстоятельствах, что все происходившее с нею за день куда-то испарилось. Паола смотрела на мужчину, и все мысли ее мысли были забиты только им одним. Внезапно девушка услышала как кто-то грузно бежит по улице, похоже, что целой оравой. Боковым зрением она заметила их, потом повернула взгляд и ее взору предстали несколько темнокожих рослых мужиков, этакие шкафы, облаченные в похожую одежду. Чисто на инстинкте, Морел приняла их за врагов и, чуть приблизившись к Маршаллу, взволнованно обхватила его шею и затылок руками, готовая прижать к груди. При этом девушка не сводила широко раскрытых глаз с головорезов, и всем своим видом давала понять, что она готова защищать, точно так же, как в дикой природе мать защищает свое чаду. Но тут Маршалл обернулся и махнул рукой мужчинам, которые, как по команде, замедлились. Морел, же в этот момент почувствовала себя дурой.
Я так хотел тебя видеть
Юный тренер посмотрела на него внимательно, но ничего не ответила, снова пытаясь поднять его. При этом одарила охрану Эминема взглядом коршуна.
После этого они наконец встали и рэпер как-то странно рассмеялся. Он упирался рукой в плечо девушки, да так, что колени у нее подкосились в первую секунду, но она, положив руку поверх его руки, выпрямилась.
- Что… что такое? -  непонимающе спрашивала она, чуть сведя брови. Ей было совершенно не до смеха, и распознать причину веселья Маршалла она тоже никак не могла. Дальше мужчина указал своим подчиненным направление, куда они тут же поспешили перенести свои туши. Морел, конечно, сразу поняла, что они идут к репортерам.
Бежим! – вдруг услышала девушка и тут же была схвачена за руку. Не сразу среагировав, она побежала за Маршаллом, не поспевая в начале. Пока они бежали (а длилось это не долго) она даже и думать не думала, чтобы спрашивать, куда они направляются. Полное доверие его решениям. Между тем она смотрела на край его лица и вспоминала с каким азартом он сказал последнее слово; что-то другое вспыхнуло в нем. Впервые этот мужчина предстал перед ней в этом образе. Конечно, он и раньше вел себя как ребенок, но чтобы вот так улыбаться и радоваться… Впервые.
Когда машина была открыта, Паолу отпустили и предоставили место водителя. Она, конечно, сразу поняла, что через него надо перелезть, что она и сделала. Сидя на своем привычном месте, он откинула голову назад и шумно выдохнула, переводя дыхание. Сглотнув, она посмотрела на рэпера, но надолго ее не хватило, и она опустила взгляд. Девушка перестала облокачиваться на спинку и села больше полу боком, ее рука потянулась к плечу, изрисованному татуировками, но сразу же осеклась, когда мужчина заговорил:
Кто тебя обидел, Паола?
Посмотрев ему в глаза, Паола снова опустила их на его плечо и коснулась рукой короткого рукава черной футболки. Светлая хрупкая рука аккуратно дорожную стряхивала пыль с черной материи. Потом девушка убрала руку, прислонив ее к себе и поднял аглаза:
- Давай уедем? Пожалуйста, скорее.
> куда повезут

0


Вы здесь » Horsepower » Архив » Главная улица