Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Архив » Денник Вихря_Айрина.


Денник Вихря_Айрина.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Имя:
Вихрь_Айрин
Пол:
Жеребец
Возраст:
8 лет.
Порода:
Помесь. 
Масть:
Светло-гнедой.
Специализация:
Хобби-класс. + пробеги.
Владелец:
Anastassia Wikont
Фото:
http://www.fotonons.ru/images/30.12.10/01fgf.jpg

Отредактировано Вихрь_Айрин (2010-30-12 11:29)

0

2

Всё вроде бы привычно. Очередная дорога, очередной долгий путь в душном коневозе, подпрыгивая на кочках и ухабинах разбитой дороги. Айрин смиренно стоял, пошире расставив ноги, что бы не упасть, когда железную коробку особенно сильно трясло. Чувствовался убийственный запах бензина и какой-то особенный запах машину, от которого Вихря немного подташнивало.
*Может, даже и к лучшему. Каждый раз меня перевозят в конюшню подороже и побогаче. Смотрят на меня недоумённо, пытаются чему-то торопливо учить, а потом перепродают в ещё более дорогую конюшню. Куда же меня завезут на этот раз?*
Жеребец опустил голову вниз, насколько позволял кожаный ремешок, пристёгнутый к дорогой выводной уздечке. Айрин не понимал, зачем нужны эти тонкие уздечки, когда можно надеть обычный самый простой недоуздок, который не будет впиваться в губы тонким трензелем.
Наконец, Вихрь увидел свет в конце тоннеля – коневоз открылся и конюх, благоговейно, с чувством прекрасного, отвязал кожаный чёмбур и осторожно вывел Айрина на наружу. Жеребца не стали долго держать на улице, сразу повели в конюшню, сняли попонку, транспортировочные ногавки и раздались возмущённые возгласы. Конечно, ведь вместо ожидаемой универсальной спортивной лошади они увидели помесь всевозможных пород хобби класса и, причём, лишённой всякой грации. Вихрь беспокойно переступал на месте, чувствуя, как-то тут, то там к нему прикасаются человеческие руки. Пообщаться он был не прочь, но не с таким же количеством людей сразу! Кто-то ощупывал ноги, при нёсся ветеринар и стал случать сердце, Айрина попросили пробежаться рысью по конюшне. И опять людей ждало удивление: жеребец был не кован, причём ни разу в жизни. Начали звонки продавцам, но те не выходили на связь. Поняв, как их облапошили, всунув хобби класс по цене спортивки-универсала, люди, наконец завели Вихря в денник. Денник Вихрю понравился –он был просторный, но, к сожалению, ему не дали ознакомиться с новым местом жительства, а привязали к решётке денника. Видимо, они надеялись сразу же вернуть лошадь назад, в обмен на затраченные деньги.
Шумная компания удалилась и жеребец  остался наедине с собой. Привязан он был не очень коротко, поэтому голову можно было спокойно высунуть в проход. Что, собственно говоря жеребец и сделал.
----------> проход.

0

3

Чуть призадумавшись, Айрин неторопливо жевал сено, так кстати положенное заботливым конюхом. Конюшня была ничего так, дорогая, но никому не было дела до него. Вихрь чувствовал себя заброшенным и одиноким как сосна в чистом поле. На крупе мягким лёгким слоем лежала пыль. А за маленьким окошком денника на конюшню мягко спускался вечер в обрамлении кружевных снежинок. Это был уже второй день проживания Вихря в этой конюшне и второй день жеребец простаивал. Неожиданно щеколда на двери его денника звякнула, и в скромную обитель жеребца вошёл мужчина. Вихрь уже успел запомнить его. Это был один из дружной команды конюхов, он к слову чистил с утра его денник и поэтому он запомнился жеребцу. Однако, человек зашёл к Вихрю не в целях покормить или отбить денник. Айрин, за небольшой срок своего нахождения на конюшне, прослыл спокойным и обходительным жеребцом, поэтому, что бы пуститься на помощь девушке, потерпевшей падение с лошади, конюх выбрал именно этого жеребца. Тем более его было необходимо размять.
Айрин заинтересованно наблюдал за тем, как мужчина суетился вокруг него, смахивая пыль и опилки. Потом, с жеребца, наконец, была снята надоевшая ему выводная уздечка, которой его привязали в деннике. Но тут же во рту появилась другая железка. Айрин доброжелательно фыркнул и отжевал железо. Что-что, а пробежаться ему было сейчас просто необходимо, и Айрин с нетерпением предвкушал манеж. Жеребец был уже посёдлан, когда мужчина торопливо складывал в сумку две попоны и два недоуздка. Сумку прикрепил к седлу. Тогда Айрин понял, что его ожидает не тёплый манеж, а прогулка по заснеженным окрестностям конюшни. Как таковой цели в этой прогулке жеребец не видел, но был рад побегать. Наконец всей этой возне пришёл конец. Мужчина взял жеребца под уздцы и повел к выходу из конюшни.
----------------> к каньонам.

0

4

Залепленный снегом подобно снеговику, жеребец зашёл в конюшню, ощущая, как снег на нём начал подтаивать. Конюх поставил его на развязки, снял попону и стал резиновым скребком счищать с тела жеребца снег. После, заработал щётками, а потом хорошенько растёр жеребца. Айрину стало намного теплее. Во время чистки, он посматривал в соседний денник. Там лежала гнедая арабская кобыла, морду её пересекали раны, но они были не так уж и глубоки, поэтому шрамов не должно было остаться. Где же она так? Айрин чуть поджал заднюю ногу, которая немного заныла, вспоминая, что была прокушена волком. Она частенько зависела от погоды. Возможно, резкий переход с улицы в тепло на неё так подействовал. Тем временем, мужчина отбивал его денник и рассыпал новых опилок. Вскоре Айрин был в деннике и с полной кормушкой овсяной каши. Мило, очень мило. Жеребец неторопливо съел весь свой ужин и некоторое время, с довольным видом дремал, стоя на ногах. Позже, проснувшись от какого-то резкого звука, жеребец, некоторое время пофыркал на опилки и улёгся на них спать. Сон был какой-то неинтересный, но всё же будет о чём вспомнить. Было уже часов девять, когда Вихрь открыл глаза. Спал он сегодня что-то очень долго – это он определил по количеству оставшейся после атаки воробьёв каше. Доев то, что осталось, он вывесил морду в проход, наблюдая за жизнью конюшни. Люди всё куда-то торопились, сновали из одного конюшни в другой. Напоминает крыс… Интересно, а что там с той арабской гнедой кобылкой, которую я видел из прохода? -------------> денник Фортуны

Отредактировано Вихрь_Айрин (2011-15-01 19:31)

0

5

Медленными шагами все трое приближались к конюшне ближнего сектора. У девушки созрел интерес побывать в соседней конюшне, что стояла напротив, ведь там лошади были совершенно другие, они не владели спортивным и высушенным телосложением, но зато у них был прекрасный экстерьер и разновидность мастей. Конюх всё это время говорил не умолкая, он нахваливал Вихря и периодически трепал его по массивной шее. Честно сказать Виконт пережевывала эту информацию скудненько и без особой жадности. Но то, что жеребца ковать не рекомендуется, и то, что он неожиданно может зажеребцовать - запомнила. " Конечно, парень ещё в самом соку, хочет любви, как и все существа. Хотя...О какой любви идёт речь? Животное же. А кто сказал, что животные не способны любить?! " Цоканье копыт заглушало всё в округе, ровные ноги лошади красиво переминались, Настя стремилась за ним, едва успевала. Руки крепко сжимали в ладонях веревку чембура, боясь дать слабинку. Ведь ей хорошо запомнилось как этот бесенок удрал в кусты. И теперь она боялась, что подобное повторится. Небо как-то быстро затянулась тучками, но воздух был так-же сух и вязок. Вскоре конюшня показалась, им оставалось всего-то несколько метров до входа, двери были открыты настеж, их уже поджидал конюх, который закуривал сигарету и с явной ухмылкой следил за действиями Виконт. - Ну что? Не дёргал больше? - Брюнетка легко улыбнулась и опустив глаза под ноги замотала головой, - - Нет, он молодчина. - парень, что был помоложе быстро отозвался на голос Насти, - Наверное замучили мы его.. Ему не до удираний.- , девушка покосилась на морду жеребца, в очередной раз убедилась в том, что в нём присутствует что-то человечное. Как этот взгляд может так будоражить чувства? Как карие глаза умудряются так пронзительно забираться в душу? По коже пробежался холодок и Виконт отвернулась, забредая в прохладу помещения. Цоканье копыт стало более звонким, тонким, эхом отдавалось по конюшне. Тихое ржание откуда-то из глубины заставило улыбнуться. - Дружбаны обрадовались Вихрю. - заметил конюх, и поспешил вперед, видимо для того, что бы Настя не проморгала денник лошади. Ещё несколько шагов и мужчина остановился, открывая дверцу и пропуская коня вперед. Странно, жеребец пошёл сам во внутрь, Насте даже не пришлось ступать своими кроссовками на опилки, что были внутри. Морда Айрина озорно поглядывала на людей и конюх задумал стянуть с него недоуздок. Он прошёл во внутрь, погладил жеребца по шее и аккуратно стянул его. Как брюнетка поняла - ничего сложного, всего то одна застёжка. Выйдя из денника мужчина закрыл за собой дверцу и повесил недоуздок с чембуром на крючок, на котором помимо этого ещё висели  давно снятые подковы. Брюнетка встала возле, протянула руку к кудрявой гриве и погладила жеребца по шее. " Как я тебя заколебала наверное... Ты мой хороший мальчик. " Зеленые глаза обнаружили едко впившиеся песчинки в яркой шкуре. Нахмурив брови Настя с задумчивым видом перевела глаза на конюха, - Могу я его почистить? -. Парень кивнул головой и приподнял уголки губ в странной ухмылке. Он развернулся и пошёл к соседнему деннику, оттуда из мешочка, что висел на крюке достал мягкую щётку и протянул Виконт, - Вот, только учти... Тебе надо будет приобрести эти вещи самой. По скольку у каждой лошади должна быть своя вещь. Ты же не будешь пользоваться чужой расчёской? Так же и с животными. - Девушка открыла для себя нечто новое, но обдумав это логически, поняла, что ничего тут удивительного как такового нету. Всегда так было, гигиена. Виконт осторожно взяла щётку, присмотревшись к ней отвела взгляд на конюха, - Меня не прибьют за то...что чужое трогаю? - мужчина оскалился в хищной улыбке, - Пока не прибьют. -
Пожав плечами Настя осторожно отворила дверцу денника, зашла во внутрь. Вихрь стоял боком, его умные глаза прятались под густой чёлкой, ноздри аккуратно втягивали воздух, нижняя губа чуть оттянулась вниз. Девушку забавляло подобное зрелище, этакий Сивка Бурка. - Ну что малыш? Искупался в песке..теперь грязнучий. - Лёгкой рукой она коснулась мягкими щетинами щётки мышцового крупа, медленно начала стряхивать песок, что осел на его шкуре. Вскоре движения стали намного увереннее и быстрее. Девушка с каким-то трепетом вычищала каждую песчинку, каждую соринку. Подобравшись к морде  Настя собрала чёлку в пучок и расположила её по сторонам, открыв взор на карие глаза жеребца. Они всё так-же печальны, огромны и загадочны. " Интересно.. Какого его прошлое?! Вообще интересно... " - А откуда он родом вообще? Что с ним было за все годы его жизни? - Начищая лошадь обратилась брюнетка к парню, что стоял за дверцой денника, но почему-то ответа не последовала. Настя оссеклась, чуть склонив голову на бок, конюха рядом не оказалось. - Ну конечно... не нянчиться же им со мной целый божий день. - Закончив процедуру, девушка погладила лошадь по лопатке, и аккуратно выйдя из денника плотно закрыла за собой дверь. Щётка осталась вся в песке, поэтому Настя принялась тщательно выбивать её при помощи решетки, что была на денниках. Всё таки щётка чужая, надо относиться к чужим вещам очень бережно. Но следующее, что ей предстоит - это ближайший конный магазин, в котором она сможет приобрести эти самые щётки, может найдёт и ещё чего нибудь. Виконт типичный шопоголик, правда тратить деньги на себя ей жалко, а вот на любимую лошадь - пожалуйста. "Гардероб" Вихря будет периодически меняться с таким то желанием испробовать всё.  Положив щётку в мешочек соседнего денника, Настя в очередной раз заглянула к жеребцу и с радостью вздохнув направилась к выходу из конюшни. Сейчас внутри неё плясало то самое чувство счастья, которое подступило так неожиданно быстро, что осознать и переварить всё, что сегодня произошло она была ещё не в состоянии.
Выйдя на улицу Настя обнаружила, что тучки уже рассеялись и вновь всё озаряло яркое солнце. Мужчины, которые так помогли ей сегодня сидели на скамье возле сенника и тихо переговаривались держа в зубах сигарету. Настя набрала номер такси и вызвала его, а за время ожидания решила пройти к конюхам.
- Спасибо большое за замечательный день. - чётко проговорила Виконт протягивая руку для пожатия, ей действительно очень приятно было с ними сегодня "сотрудничать", они ей здорово помогли, даже больше. Парень что был помоложе заулыбался и пожал руку, а мужчина старших лет с прищуром от солнца уставился на девушку, - Ну что? Когда Вихрю посчастливиться в следующий раз увидеть хозяйку? - Настя нахмурилась и промотав в голове свои планы на завтра тихо произнесла, - Я завтра буду. - тон резко сменился и она улыбнулась, - Завтра. Сейчас за щетками и прочей ерундой. - конюх засмеялся, -Ну тогда до завтра, с гостинцами. Лошадь будет довольна. -
В эту секунду во двор заехало такси, и девушка не медля рванулась в машину ещё раз доброжелательно попрощавшись с мужчинами. Усевшись в салон Настя тяжело выдохнула прижав сумочку к себе поближе, - Неудачный день? - коротко поинтересовался таксист, на что Виконт не отводя глаз от музыкальной панельки проговорила, - Не.. Наоборот. Очень удачный. - Словно очнувшись брюнетка перевела взгляд на таксиста и чётко хлопнув ресницами расплылась в мягкой улыбке, - Где у вас тут конный магазин?! . Таксист ухмыльнулся и нажал педаль газа, машина тронулась и потихоньку начала оставлять за собой конюшню, леваду, лошадей. Насте так и не посчастливилось побывать в соседней конюшне, но... Ещё не вечер. Теперь у неё есть любимое создание, за которым ей придётся ухаживать, любить, обожать и тому подобное. У неё появился ещё один смысл жизни, это новое начало...

---->Конный магазин, затем дом Дэвида (:

+1

6

Копыта глухо и монотонно отбивали свой ритм по дорожке, что вела из манежа обратно в конюшню. Вихрь шёл спокойно, хотя, быть может, слегка торопился, так как чувство голода, которое он только разбудил, когда ломанулся через кусты на траву, подгоняло его. Он уже представлял себе кормушку, наполненную ещё чуть тёплой кашей из овса, в которой могут попадаться сладкие кусочки яблока, что покрошит заботливо старый конюх, проходя мимо его денника. Бывает, этот человек сыпет в его еду что-то странное, непонятное Вихрю, но он, слепо доверяя, ест. Это всего лишь витамины, которыми конюхи подкармливают только на наставлению начальства или просьбе хозяев. А Айрину, как любимчику, доставалось безо всяких просьб сверху. Он не знал всего этого, но часто замечал, с какой трогательной заботой начищает его порой мужчина, в то время как других коней лишь небрежно «смахивает». Жеребец чувствовал к себе хорошее отношение и старался отплачивать тем же.
Вот, конюх встал впереди, открывая дверцу денника. Гнедой сразу же сообразил, что это его денник и послушно завернул туда самостоятельно. Первым делом бархатный нос сунулся в кормушку, но, к сожалению, уткнулся не в мягкую кашу, а в гладкую и холодную поверхность пустой кормушки. Обиженно фыркнув, жеребец слегка отвесил нижнюю губу и отошёл на шаг от кормушки, становясь боком к «зрителям». Дверца так и не была закрыта на щеколду и жеребец понял, что это ещё не конец их с Настей общения. Зашёл конюх и снял недоуздок. Вихрь проводил его перемещения почти что безразличным взглядом с, вздохнув, подумывал о том, чтобы лечь. Ну, или потянуться, или изваляться. Всё-таки спина немного устала от сегодняшнего приключения. Прокат отбивавший в своё время его спину, вновь вспомнился. Когда эта мысль пришла на ум, Айрин слегка огорчился собственным мыслям. А что если это прокат? Ну, просто привели ко мне новичка покататься, а завтра приведут другую. Не факт, что другая будет так же нежно обращаться со мной. Я помню, как я работал в прокате. Человеческие дети – это самое опасное, что есть в жизни лошади. Они слишком странные, я их не понимал. Сначала в деннике, они ласковы с тобой, кормят сладостями, нежно и задорно прикасаются губами к носу, зарываются в гриву или заплетают пряди в какие-нибудь «причёски». Тогда, мне кажется, что они любят меня. Но сев верхом, из друзей они тут же превращаются в повелителей. Они начинают властвовать, сворачивая тебе челюсть. Они со злостью дёргают за повод, если ты чём-то провинился. Они не хотят знать, какую боль ты испытываешь, когда железо так сильно врезается в губы и десну. Губы ладно – чёрт с ними, они грубеют и теряют чувствительность. Но дёсны – это больно. Бывало, у меня болели даже зубы. Они становятся маленькими тиранами, когда хлыст, со свистом врезался в мою шкуру. И это после того как они так «любили» меня пока я был в деннике? Вот, почему я покорен, вот почему, несмотря на боль, неудобства, нежелание, плохое самочувствие, я вожу на своей спине людей. Прыгал, даже выступал на соревнованиях. Соревнования, хех. Бывало, во время них я получал больше ударов хлыста, чем на тренировках, когда еле волочил ноги от усталости. Я всегда честно прыгал на соревнованиях, но почему-то, боясь, что я подведу, дети, охваченные этим стремлением победить, нещадно били меня перед каждым барьером. Чтобы наверняка. Хм. Они ссорились между собой – чья сегодня очередь истязать меня. Неужели, эти времена вернутся? Быть может, в какой-то момент, может завтра, сюда прибежит куча детей и всё начнётся сначала. О, нет. Как быстро летит время. Куда же убежали те времена, когда я был ещё совсем молод и скакал по кавказским горам? Это тоже был прокат, но другой. Там люди и не хотели учиться ездить верхом, учиться истязать меня. Они просто катались и это было хорошо.
Вихрь прервал свои мысли, так как в это время к нему в денник зашла Настя. Жеребец обмахнулся пышным хвостом и чуть повернул на вошедшую голову. Девушка вошла со щёткой и стала сначала робко, а затем уже более уверенно отчищать шкуру от песка, в котором жеребец имел честь изваляться в манеже. Постепенно шерсть приобрела прежний лоск , а Настя, окончив чистку, подошла к морде жеребца и убрала с его глаз чёлку, открывая своему взгляду его широкий лоб, украшенный самой матушкой-природой белой отметиной, что плавно спускалась вниз по морде. Всё было без слов, Вихрь внимательно, проницательно смотрел на неё, пытаясь понять, вернётся ли она, или завтра, а может быть даже и сегодня, придёт другой человек. Затем, ощутил прикосновение её мягкой нежной руки к своей лопатке. Настя вышла из денника, не забыв закрыть за собой дверцу, и принялась чистить щётку. Положила щётку в мешочек, мельком окинула радостным взглядом и ушла. Вихрь_Айрин долго стоял неподвижно, не пошевелившись с момента её ухода, будто время остановилось для него. Затем, вдруг пронзительно заржав, взвился на дыбы и с размаху ударил тяжёлым копытом по кормушке. Утих. Он хотел, всем сердцем хотел, чтобы Настя вернулась. Именно Настя. Встревоженный конюх быстро прошёл мимо денника. Он услышал этот крик и пошёл посмотреть в чём дело, но не допустил мысли о том, что буйствовал сейчас Вихрь. Затихли его шаги по коридору. Жеребец опустился опилки и вскоре уже крепко спал. До самого утра он пролежал, встав лишь один раз, когда вечером ему принесли ужин. Да, он устал за этот день.
Проснулся Вихрь_Айрин, по своему обыкновению, рано утром. Он любил это время, когда самые ранние лучи солнца пока ещё робко стучатся в его окошко. Тихо фыркнув, чтобы не разбудить ненароком соседа по деннику, гнедой жеребец поднялся на ноги и с удовольствием потянулся. Немного покружив по деннику, разминая ноги, жеребец привычным движением толкнул носом раму и высунулся в окно. Жадно вдыхая утренний ветерок широко раздутыми ноздрями, Вихрь, в который раз с восторгом разглядывал привычный пейзаж, и в который раз находил для себя что-то новое. Лес, видневшийся неподалёку, сейчас казался тёмным и мирно дремал в дымке тумана. Мягкие уши жеребца чутко улавливали первые птичьи трели, которые словно музыка полились с веток просыпающихся деревьев. О, да, он бы хотел сейчас тихо выйти из конюшни, тихонько пройти по этим чистым конюшенным дорожкам, а затем, мягко ступать по шёлковым травам, усыпанным серебристыми капельками росы. Очутиться там, где влажные ветки ласково погладят его круп и скроют в своей тени от человеческих глаз. Ведь это, именно это – жизнь. Жизнь, когда ты настоящий, когда ты един с этим царством природы. И вокруг твоего сердца не обвиваются кожаные ремни, стесняя его. Мешая ему биться.
Но это лишь мечта. Мечта недосягаемая, далёкая. Жеребец повздыхал, и всё утро проторчал в окне, до тех пор, пока ему не принесли завтрак. Всё как он любил – тёплый плющеный овёс, плюс щедрая добавка в виде моркови и яблок. Вихрь хорошо ел, не торопился. Он никогда не был жадным. Да и смысл съедать всё быстро – нового всё равно ведь не принесут.
Окончив с трапезой, Вихрь понуро встал посредине денника, расслабился и задремал. 

+1

7

--------------> Начало каньона. Прерии.

0

8

Зима отступала огромными шагами, уступая место весне. Да какой там весне? Уже вот-вот и лето. Сегодня у Насти было великолепное настроение и погода наталкивала её на совершенно не понятные поступки. Девушка твёрдо решила поехать с жеребцом в поля. За это время брюнетка походила на групповые занятия по верховой езде, научилась каким-то элементарностям, но вообщем-то в седле сидела еще не уверенно. К Вихрю Настя давненько не заявлялась, а когда заявлялась, успевала только почистить да покормить яблоком. Сегодня девушка собралась посвятить день своему "питомцу", предварительно предупредив Дэвида и захватив огромные пакеты с едой и различными, конными шмотками. Девушка не зря сегодня встала в 7 утра, зарядила фотоаппарат, нашла соответствующие вещи и вызвав такси уехала на конюшню. Дорога оказалась насыщенней, чем обычно. Таксистом была девушка, с которой можно было приятно побеседовать.
Вот и конюшня. На пастбище уже паслись кони, мелькая на зеленом ковре из травы яркими точками. Среди этих ярких точек Виконт не обнаружила своего коренастого конягу. " Наверное во второй смене гуляет" Расплатившись с такси Виконт вышла из автомобиля и направилась в конюшню. Со многими рабочими и частниками ей уже довелось познакомиться, а некоторых личностей Настя знала просто в лицо. На удивление, ранним утром никого не было. Похоже брюнетка была единственным человеком, решившим посвятить свой выходной любимой лошади. Отворив двери конюшни девушка вдохнула сладкий запах сена и прошла внутрь, оставив дверь распахнутой. Всё таки мало света и воздуха в этом помещении. По пути к деннику своей лошади, Настя зашла и в раздевалку. Там она открыла свой шкафчик, закинула какие-то шмотки и переоделась в конюшенные балахоны. Она уже давно прикупила себе штанишки, краги, а сегодня ещё и осталась в жилетке. Солнце припекало, было хорошо, одеваться тепло было бы глупо. Собрав ящик с щётками, Настя сложила туда и яблоки, подмышку захватила новые ногавки и вальтрап. Собрав волосы в хвост девушка украдкой заглянула в зеркало и направилась к лошади.
Странно, конюшня пустовала, лишь несколько лошадей понуро утыкались в углы. Наверное все гуляют, но почему её конь стоял в хмурой конюшне, когда мог бы пастись на лугу? Настя решила разобраться, как только ей на глаза попадется конюх. Пока солнце не такое жаркое, надо договорится о том, что бы жеребец гулял по максимуму, а не выходил на часик вечером. Наконец, девушка оказалась у денника Вихря. Опилки были свежие, сено не жалели, конь выглядел весьма живым. Настя заулыбалась, щёлкнула языком, обращая внимание жеребца на себя, и положив ящик с причиндалами на пол поспешилась зайти во внутрь.
- Ну привет, чудо. Как? Тоскуешь, что гулять не взяли? Ничего..Поправим. Сегодня у нас интересный день. - в полголоса говорила Виконт, массажными движениями пальцев поглаживая почти вылинявшую шерсть лошади.

+1

9

С того самого зимнего побега у Айрина началась довольно-таки скучная жизнь, ненасыщенная событиями и посещениями хозяйки. Давно вылечили ногу, пораненную об лёд, давно скрылись под мягкой лоснящейся шерстью царапины, которые когда-то были получены от острых ветвей. И как-то снова приутих тот дикий огонёк в его сердце.
Жизнь стремительно крутилась вокруг саврасого жеребца, но сам он, казалось, оставался на месте, еле успевая следить за бегом времени. Вон, повели заезжать молодую кобылку, которую привезли сюда, казалось, совсем-совсем жеребёнком. И у меня ведь это когда-то было в первый раз. Было раннее утро, ещё даже не разнесли кашу, но тёплые солнечные лучи ласково пробудили жеребца рано, с восходом солнца. Плечом прислонившись к стенке денника, за которой мирно спала его пожилая соседка, Вихрь привычно поджал заднюю больную прокушенную ногу и погрузился в воспоминания. Вот, его, такого молодого, которому казалось, что весь мир у него копыт, ведут из загона, в котором остались его сородичи. Он храпит и нетерпеливо грызёт железо с поржавевшими кольцами. Это был почти первый опыт жеребца в отношении уздечки. Весь ладный, молодой и гладкий он гарцует на месте, чувствуя непривычную тяжесть седла, от которого, казалось, зудит и чешется спина. Следующий эпизод, всплывший в памяти дремавшего в своём деннике коня, был эпизод объездки, первой пробы под седлом. Вихрь видел так ясно, будто это было у него перед глазами: как поджарый крепкий жеребчик саврасой масти ощутив в седле человека, бросился бежать в открытое поле, поддавая задом и козля. И как через часок, он, уже в страшной усталости принявший мысль о допустимости человека на спине, шагом брёл назад, весь в мыле, то и дело, вздрагивая от прикосновения шпор к своим мокрым бокам. Тогда, это была трагедия, драма молодой лошади, гуляющей на воле, но сейчас Вихрь вспоминал это с лёгкой улыбкой на губах. Как же далёки были эти годы!
Шелест овсяной каши по кормушкам и говор конюхов  прервали размышления Айрина, он подошёл к кормушке и заржал, громко, чтобы разбудить соседку. Он же знал, что бедняжка огорчится, если пропустит самое начало, этот азарт, когда лошади били копытами денник, ржали, дожидаясь своей порции. Вот, старая кобыла, которая когда-то была серой в яблоко (ну, во всяком случае, по её рассказам), а теперь выцветшая до чисто белого окраса, поднялась на разрушенные старыми травмами ноги (в молодости занимала первые места в кроссе), и прилипла носом к решетке, так же как и десятки других лошадей здесь.
Вихрь присоединился, добавляя к общему шуму и свой голос, и свои удары копыт по звенящей кормушке и глухие по доскам денника.
После завтрака, многие лошади решили вздремнуть или же, не громко переговаривались со своими соседями между денниками, или высунув головы в проход. Саврасый вежливо поддержал разговор, начатый своей соседкой с говорящим именем Победа. Жеребец давно потерял счёт тому, сколько раз Победа повторяла свой рассказ. Она повествовала об одном из последних своих выступлений:  В жуткий дождь она неслась со своим всадником на спине, взрывая копытами размокший грунт, который после выходов предыдущих спортсменов превратился в грязевое месиво. Преодолевала одно препятствие за другим, пока не поскользнулась и не влетела в барьер грудью. В кроссе стоят "мёртвые", природные препятствия и тяжёлая травма, чуть было не стоящая ей жизни, обошлась двумя годами лечения. Потом больше не было спорта, потом была детская школа верховой езды, пока не  обострились и другие застарелые болячки, не началась отдышка. По щеке светлой, словно призрак Победы, прокатилась привычная одинокая слеза – сколько же раз Вихрь видел её. Обыденный рассказ завершился обыденными словами утешения и поддержки со стороны Айрина, и кобыла отошла в другой угол денника к своему сену, которое она честно заработала за свою трудовую жизнь.
А ведь никогда, больше никогда ей не стать прежней, не испытать прежние чувства, сладость победы, похвалу любимого хозяина. Всё, что ей осталось, это иногда катать на своей больной спине детишек в поводу. Она и рысцой-то ходит с трудом.
И сколько бы раз Победа не рассказывала свою краткую повесть, столько же раз жеребец грустил и думал, что никто не знает, какой будет его старость. Может быть, точно такой же, может быть и хуже. У Победы хотя бы был свой денник, несколько часов левады в день, овсяная каша и клочок сена. Будет ли это у него?
Через часок соседку забрали в леваду, пока утренняя свежесть ещё не покинула территории конного клуба. Вихрь немного поговорил с соседом напротив, высунув голову в проход, а потом, отошёл к задней стенке, где вернулся к перевариванию старых воспоминаний. Сегодня удивительно хорошо думалось, наверное, так действовала на его весенняя погода, тёплое солнце, проникающее в денник через небольшое окошко.
На такой знакомый цокающий звук жеребец навострил уши и повернул голову к подошедшему человеку. Это была Настя. Вихрь обрадовался ей – давно ведь не видел и подошёл к двери денника. Что-то положив у двери, наверное, амуницию, девушка поспешила войти в денник. Настя говорила с ним, гладила, оставляя на пальцах волоски длинной и густой зимней шерсти, которая ещё не полностью сменилась на летнюю, а жеребец просто ласково утыкался в неё носом и пофыркивал: то ли разыскивая по карманам сладости, то ли просто так играя с человеком. Привет, привет. – говорил Вихрь, - Пришла всё-таки, я рад тебя видеть.

+1


Вы здесь » Horsepower » Архив » Денник Вихря_Айрина.