Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Квартира ОлдРоуд.


Квартира ОлдРоуд.

Сообщений 31 страница 52 из 52

31

Бояться ей приходилось частенько. Частенько приходилось и преодолевать свой страх. Ни это ли самая великая победа для человека-победа над собой? Наступить на горло, выкидывать принципы, страхи. Делать то, что не можешь-большая заслуга перед самим собой. Мы сами выстраиваем стены, чтобы потом рушить их. Сами копаем принципы. А судьи кто? Уж точно не мы сами.
Рука дрогнула перед холодным взглядом собаки, что устремился прямо в девушку. Он как будто прожигал ее изнутри. В глазах читалось ожидание, несносная гордость. Она ведь и не подумает шевельнуться, повелеваясь словам человека. Лучше уж дождаться, когда тебя уговорят.. Ну конечно..
Девушка смотрела на Юту и то и дело крутила в мыслях варианты прогулки. Нет, это не наш вариант... опустив ироничный взгляд на поводок, сказала девушка и, подняв бровь, снова скрылась в комнате.
На широкую кровать вылетели из шкафа несколько шмоток, затем коробки с обувью, еще какая-то ерунда и наконец, поднявшись на последнюю полку, девушка достала пыльную коробку. "Рэлли Джейн. Моя первая собака" прочитали глаза надпись на коробке. Как давно тебя нет, а я еще храню твой поводок.. Ты жутко любила тянуть меня на улице. Получалось, будто я твоя собачка, а не наоборот. девушка усмехнулась, вспомнив былое и торжественно открыла картонное изделие времен царя-Гороха. Маленький резиновый ёжик ярко-желтого цвета и кожаный недоуздок для собак. Эта вещица была единственной, что спасала от поломаных ног. Особенно зимой, когда выходя из дома, на полной скорости несясь за собакой, девушка распластывалась на льду.
Выложив вещицы из коробки, рыжая стала в торопях собирать все барахло обратно в шкаф. Такая уж нудная она была. Это надоедало, честное слово. Ей и самой порой хотелось убиться об стену, но характер Девы не объяснить. Мы слишком сложные. Во всех смыслах.
Наведя чистоту, Эвелин вышла к собаке. Вот. Тебе это может не понравиться, но это нужно-уверенно шагнув к Юте, девушка быстро опоясала недоуздком ее морду. Конечно, Юта могла бы откусить ей руку..Могла бы. Юта, скажи,-затягивая недоуздок на ее мордахе, говорила девушка-Ты вообще всегда такая непробиваемая была? Твоя гордость..Она вечна? Ты всегда вот так сверлишь меня взглядом, смотришь снизу вверх, но у тебя не возникает и капельки уважения к человеку. Мне действительно это непонятно. скорее всего это был пустой монолог. Затянув, наконец, ремешки и прицепив  у ним поводок, девушка встала на ноги. Этот преисполненный равнодушием и самоуверенностью взгляд на себе было неприятно ощущать. Этот оценивающий взгляд заставлял девушку снова и снова обдумывать свои действия. Может, ей стоило бы прочесть книженцию по воспитанию собак? Вставай, мое кармическое существо. Если будешь вести себя хорошо, буду класть тебе еще больше мяса...Или ты не продаешься? вздохнув, она потащила собаку к двери. Не сильно, позволяя шоколадной встать на ноги, передвигаться самостоятельно.
Пойдем, милашка-саркастично хмыкнула девушка и добавила, вызывая лифт-тебя нужно было назвать мисс Фу-Фу Веселый Пупс. Была бы более...Человечная.. слова, эти могли звучать грубовато, но дело в том, какой смысл ты в них вложишь. Несмотря на рвение животного к свободе, теперь эта приставучая девчушка чувствовала особую ответственность за Юту.
---Городской Парк---

+1

32

Боже, как она плутала по этим улочкам, как старательно и с какой хладнокровной расчётливостью она брала след. Если хоть на секунду она теряла его, то поспешно возвращалась назад. Но он оборвался у одного из тротуаров рядом с дорогой. Сука устало шлёпнулась жопой на горячий асфальт и едва слышно зарычала. Быть так близко к своей мести и не смочь сделать это! Из-за какой-то грёбанной машины, что подобрала случайного пассажира. Юта просто сидела около какого-то киоска, с безразличием глядя вперёд, на мелькающие колёса машин, что проносились мимо.
Я Ши… не уберегла. Отпустила. Я не смогла удержать этого человека. Не смогла убить. Неужели, я стала слабой. И ей захотелось в один момент решить все проблемы разом. Один прыжок отделял её от проезжей части. Поднявшись на лапы, она жестко обругала себя, развернулась и ушла прочь.
Прошла, наверное, неделя с того момента, как Юта покинула Эвелин в том самом парке. До сих пор на её морде болтался недоуздок, от которого собака так и не смогла избавиться. Она бродила по свалкам, побиралась у уличных торговцев на местных рынках. Стоило её только показать острые клыки и огласить торговую точку весьма угрожающим рёвом, как от неё отшвыривались тем, что под руку попадёт. Конечно, не стоило рычать у лавок с утюгами, сковородками и рядом со спортивными товарами, но если припугнуть мясника, то вполне можно было получить в лоб хорошей костью, на которой могло быть ещё достаточно мяса. Собака немного сбросила вес, и состояла, казалось, из костей, обтянутых плотной сеткой стальных мышц. Хотя ей было тяжело держать свою форму, и она постоянно хотела есть. Это превратилось в смысл её существования – найти что-нибудь съестное. Улицы, с их раскалённым асфальтовым покрытием жгли лапы, и если только что прошёл дождь, местный рынок знал, что сейчас опять объявится «эта страшная собака». Заранее готовили мясо потухлее.
Иногда Юта думала о том, что хотела бы хоть один день поспать не на помойке, а под крышей дома. Её собственного дома. Но безжалостно отметала эту мысль в сторонку, заменяя её насущными проблемами, а не пустыми фантазиями. Пока, наконец, в это самое сегодня, просыпаясь среди кучи мусора на заднем дворе какого-то магазина, торгующего женским нижним бельём, она не почувствовала странного волнения. Медленно поднявшись на лапы, Юта долго лицезрела своё отражение в грязной луже, в которой печально, кругами, плавал обрывок старой пожелтевшей газеты. В кого ты превратилась Юта? Ты ведь и раньше бродила, ты ведь собака улиц. Но почему…. Так дрожит голос. Собака попробовала рассердиться на себя, но самобичевание не принесло успехов. Чувство, зародившееся в ней, заставило сдвинуться с места и пойти куда-то, не взирая на жару, на горячий асфальт, на духоту. Собака шла и чувствовала, как с её тела на ходу отваливаются ошмётки грязи и прилипшие фантики. Она и не заметила сама, что убегая от вечного чувства голода, забыла о том, что она всё-таки сука. А Юту и не интересовал никто. Собака не соображала, куда идёт и какова её цель, но тупо шла, не обращая внимания ни на прохожих, ни на машины, ни на все другие факторы, которые ей могли помешать. Чудо, что она не попала под авто во время этого пути.
В какой-то момент оглянувшись, она поняла, что пришла в знакомое ей место. Это был знакомый дом, знакомая улица. Это был дом Эвелин. Дура. Куда ты пришла? Но противореча своим мыслям, она зашла в открытый подъезд – видимо накануне кто-то по пьяни сломал замок, и долго и монотонно поднималась вверх по ступеням, которые своей холодной поверхностью давали долгожданное облегчение её лапам. Когда собака вскарабкалась на 14 этаж, в её голове стучало, а перед глазами мир слегка потемнел и кружился. Жутко хотелось воды, но спускаться вниз… о нет. Юта устало опустилась на коврик перед дверью и легла пластом. Пожалуй, если девушка внутри, то ей будет стоит больших трудов открыть дверь, отодвигая такую тушку. 

+1

33

Мягкий свет солнечного диска скатывался все ниже к горизонту. Казалось, что его уже никак не удержать, и вечер неумолимо захватывал, окутывал этот город. Однако, это ведь не повод для печали. За закатом всегда наступает рассвет.
Тишина поглощала удаляющиеся прочь из центра к окраинам шумы железных коней. Люди спешили домой. После тяжелого дня, когда хотелось опустить голову к мягкой подушке. И вечер, так неспешно надвигающий чары на город Ангелов, заставлял окунаться во мрак раздумий.
Хрупкий силуэт, будто подгоняемый теплым ветром, ступал по тротуару, ловя вечернее желтое такси. Её рыжие волосы лихо подпрыгивали, заигрывая с ветерком. Слегка прищуриваясь, девушка смотрела в даль. Как назло, ни одной машины. Это вам не Нью-Йорк с бешеным движением на дорогах, большую часть которых занимают желтые машины.
Утомившись ждать, она продолжала движение вперед. Бывает такое, что трудно держать себя, не падая без сил на асфальт. И пусть идти остается пару минут, но ты ловишь машину и устало командуешь везти тебя к дому.
В поле зрения появлялись укутанные ранее в пелене городского тумана дома. Новые, другие, те, которые стоят здесь давно, которые она помнила с юных лет. Девушка любила думать о прошлых годах, любила города и путешествия по тихим лесам, дорогам, любила смотреть на дождь, искренне, по настоящему. Он завораживал ее. Это ведь совсем не плохо. Ужасно только выставлять на показ собственные раздумья, превращая их в нечто невероятно крутое, пафосное. Ужасно врать себе, заставляя часами смотреть в окно, верить, что любишь гремящие по крышам слезы серого неба.
Когда до дома оставалось совсем ничего, девушка чувствовала, как ноги устало волочат на себе беспомощное хрупкое тело.
Целая неделя прошла с того момента, как она видела последний раз вдали поджарое тело грозной собаки. Тогда она не надеялась больше увидеть Юту. Ведь таких совпадений не бывает. Дважды. Однажды ей уже дался шанс. Тогда, когда в конюшне, в кровавом бою, девушка чуть не зубами выхватывала туши собак из пастей друг друга.
Но сейчас ее одолевало необъяснимое волнение. Связанное ли с воспоминаниями о самодостаточной Юте, усталость, или какой-то другой раздражитель так сильно действовал на нее. И возвращаясь из супермаркета с сумкой, набитой сладостями и овощами, рыжая девушка рассеяно осматривала двор. Спокойствие, перемешанное с тихим щебетом загулявших птиц, отвергало ее состояние. Здесь не хотелось думать о несовершенном, и тогда, неспешно размахивая сумкой, девушка с огненными волосами мечтательно улыбалась, заходила в подъезд.
Скрипучий лифт торопливо гнался за тенью по шахте, а потом снова вверх, на предпоследний этаж, где слышно было воркование голубей под чердаком.
По инерции продолжая движение к двери от лифта, девушка незаметно для себя перешагнула через сваленный соседский велосипед, за которым на небольшом коврике, возле ее двери лежало уставшее существо. И только в последний миг обнаружив под ногой собаку, Эви махнула прямо через нее, сделав испуганный вид.
Несомненно, судьба просто играла с девушкой в кошки-мышки. В данном случае человеки-собаки. Это было похоже на гадкий розыгрыш. Ведь девушка всю неделю держала глубоко в себе желание снова увидеть Юту. Так глубоко, что сама боялась признаться себе. Что-то совершенно невероятное было в этом существе. Что-то, во что хотелось верить. И вот теперь она сама пришла под ее дверь, измученная жарой, без сил, грязная и не похожая на настоящую Юту.
Девушка потерла в пальцах металлический ключ от двери и, убрав рукой с плеча длинные волосы, подошла к двери. Ключ медленно щелкнул. Растяжно, будто Эв варила кисель, а не открывала дверь. Не смотря под ноги, где томно лежала собака, девушка слегка приоткрыла дверь, подтолкнув Юту в бок, призывая встать на ноги и войти внутрь.
Значит, я все же что-то сломала в тебе. и, опустившись на корточки, девушка заботливо провела по грязной морде Юты рукой.
За закатом всегда наступает рассвет.

+1

34

Тишина. Иногда, она прерывалась хлопком какой-нибудь двери этажом ниже, поскрипыванием и гулом лифта. Иногда, было слышно, как кто-то выходил курить. Собака чувствовала этот запах, утыкала нос в лапы, морщилась, но не уходила. Раскрытая пасть, с вываленным розовым языком казалось просто несуразно большой по отношению ко всему остальному. Ну, быть может, от былой мощи сейчас и остался лишь крепкий капкан челюстей. Лифт распахнул свои двери и Юта, кидая взгляд через какое-то нагромождение коробок и велосипед, увидела Эвелин. В душу закралось какое-то волнение, собака захотела встать на ноги и убежать, но силой воли удержала себя на месте. Она не хотела казаться глупой. А девушка заметила её только тогда, когда испуганно, неестественно дёрнувшись, шагнула дальше чем следует, едва не наступив на животное. Собака не зарычала, не залаяла, лишь голова, приподнятая с поверхности коврика показывала, что собака заметила приближение человека. Инстинктивно, Юта поджала под себя хвост, чтобы на него не наступили. Эвелин повернула ключ в замке и вскоре дверь слегка коснулась бока грязной собаки. Эв присела на корточки рядом с ней и проговорила: Значит, я все же что-то сломала в тебе. Юта в душе горестно усмехнулась. Лучше бы ты сломала мне парочку костей, чем это. Я плохо чувствую боль, не как другие собаки. Но зато, я сильнее каждого чувствую, как болит сердце.
Собака смотрела на девушку, словно изучая её лицо. Изменилось ли что-нибудь? Насколько сильны изменения? Девушка провела по морде собаки рукой и та не противилась этому. Да и…. зачем? Облизнув пересохшие губы, собака рывком поднялась на лапы. С первого раза, усилием воли. Перед её мордой была открытая дверь в квартиру. Прохладную квартиру. Чуткому уху собаки был слышан работающий в какой-то комнате кондиционер. Теперь надо было пересилить себя, усмирить гордость и войти. Туда, где она потеряла Ши. Туда, откуда она бежала, словно от злейшего врага, с которым больше нет сил бороться.   
Выдавив из себя первый шаг, собака понуро зашла в квартиру. Здесь уже не было так грязно. Да, здесь было чисто и собака, словно смущаясь своего внешнего вида, нерешительно замерла посреди блестящей глади паркета, чуть приподняв переднюю лапу и пожав хвост. Нерешительность – главный враг любой собаки. Что это я?

+1

35

Никогда еще не приходилось сталкиваться с таким сложным и мятежным сердцем. Еще никогда в ее жизни не появлялось существо, которое так нуждалось в опеке хоть даже изредка, но так усердно отрицающее любую возможность получить эту опеку. И теперь вот так немного поломавшись, собака неохотно вошла в квартиру.
Эвелин, будто боясь спугнуть, тихо прикрыла за собой дверь. И ее горячую кожу, обожженную дневным зноем, обдало как холодным душем свежим воздухом. Незапыленным, чистым, желанным.
Здесь действительно больше не осталось следов того ужасного дня, ни единой царапины, ни единого пятна от засохшей крови. Даже новое стекло красовалось на отведенном ему месте. Ничто не смело напомнить о ее оплошности. О том, как в спокойном сне она не уберегла свою собаку.
Давай, проходи же. Хватит уже ломаться, я тебя раскусила. Можешь больше не притворяться при мне непобедимой свободной душой. Каждой собаке нужен дом. И еда. А еда и дом у меня есть.-говорила она это отрывисто, четко, сухо, будто бы не было для нее удивлением обнаружить Юту у себя под дверью. Но то было не так.
Ключи брякнули о деревянную поверхность тумбы и тут же ее освободившаяся рука щелкнула по выключателю. В блестящем паркете отразилась комната коридора и стоящие в ней собака и девушка. Белоснежный интерьер, который так обожала девушка. Ничто материальное не доставляло ей столько радости, как ее квартирка. Маленькая, не заставленная грудой ненужного хлама, спокойная, умиротворенная. Здесь ее охватывало особое чувство спокойствия. Особое чувство, особого спокойствия.
Эвелин неспеша спустила с усталых ног босоножки и оставила их лежать возле входа, а сама проследовала в комнату босиком.
И здесь теперь зажегся свет. Зеленая игуана Эйс с укоризной поднял глаза на хозяйку, находясь на подоконнике, мол, зачем разбудила? И снова погрузился в медитацию, отвернувшись к окну. Эта медлительная козявка обожала сидеть на окне. Странно, как ему не надоел за столько лет один и тот же вид, одни и те жи птицы, один и тот же город. Сплошь и рядом пропитанный унынием. Лично для нее. Ведь девушка совсем не умела развлекаться. Предпочитая клубам и веселью с друзьями тихий вечер за телевизером и кружкой чая, она была слишком далека от тех людей, которые знали что такое Город и как его готовить.
Юта, я тебе говорю: проходи. Не нужно стоять у входа, словно бедная родственница. Раз пришла, значит нужно. А пол я уже привыкла за вами подтирать-девушка улыбнулась, ведь она не говорила с укоризной, Эвелин просто... Говорила.
Девушка сновала туда-сюда по квартире, подбирая на ходу оставленные ящерицей овощи с полу, некоторые брошенные вещи, которые забыла убрать перед выходом и что-то еще, что не имело значения. Легкие ее босые шаги были едва уловимы.
Иногда обращая внимание на свою старую-новую соседку, Эви продолжала заниматься делом. Она собрала волосы в высокий хвост, сняла майку и зашла в ванную. Предстояло страшное. Юту обязательно нужно было вымыть. Но, проблема не в том. Гллавное, не вымыть. Главное-после этого выжить. И предвещая нехорошее, девушка включила в ванной прохладную воду, заставив ее наполниться чуть выше половины.
И наконец показавшись в коридоре, Эв молча указала пальцем в сторону ванной комнаты, призывая Юту идти на помывку.

+1

36

За спиной защёлкнулась дверь. Тихо, но всё же вполне различимо. Обратного пути нет. Девушка, сбросив с ног обувь, протопала мимо собаки в комнату. Давай, проходи же. Хватит уже ломаться, я тебя раскусила. Можешь больше не притворяться при мне непобедимой свободной душой. Каждой собаке нужен дом. И еда. А еда и дом у меня есть. Юта замерла на месте уже больше от упрямства. И чувствовала себя глупо, унизительно. Лучше бы она била меня, чем говорила так. – пронеслась мысль в голове собаки. Как уже давно запущенный механизм её гордыни, боязни показаться глупой, отступиться от своих принципов, она замкнулась в себе, не позволяя эмоциям вырываться наружу. Еда, дом… Это всё не для меня. Я могу воровать и доставать в бою свою долю, я сильная. Я…. Я могу спать на свалке, в мусоре, да хоть в сточной канаве. Раньше. Могла. Эти мысли пилили её и не давали покоя, но выбросить из головы то, что было смыслом много лет, она не могла. Это как вносить какие-либо изменения в компьютерную программу, в которой плохо разбираешься. Что-то пытаешься сделать, но выходит всё наперекосяк и, иногда кажется, что было бы легче выстроить всё с чистого белого листа. Что могло так изменить меня? Ведь я уже давно не щенок, я всегда жила своей волей.
Юта, я тебе говорю: проходи. Не нужно стоять у входа, словно бедная родственница. Раз пришла, значит нужно. А пол я уже привыкла за вами подтирать. Собака, всё-таки вняв её словам, а может быть, почувствовал себя ещё более глупо, сделала пару шагов, всё так же оставаясь в коридоре. Она внимательно следила за её передвижениями, приклеиваясь взглядом к рукам, который собирали с пола различные предметы и относили их туда, где им следовало лежать.
Эвелин ушла в ванную и Юта уже была готова сесть или лечь на пол, как та вновь появилась в коридоре. Юта, пытаясь сохранять былую величественность, повернула на неё голову и заметила, что девушка поманила её в эту самую комнату, где только что шумела вода. Вода. Юта в развалочку двинулась к ней. Когда дошла, то неуклюже обошла, толкнув плечом, и, ввалилась в ванную. Тут было всё в светлых, приятных глазу тонах, а ванной неподвижно стояло маленькое озеро прозрачной чистой воды. Для собаки, которая всё-таки жила у человека, пусть даже в детстве, Юта неплохо помнила, что наполненная ванная – к купанию. Купаться она любила, а к мытью относилась равнодушно. Ну тут хотя бы попить можно. Заглядывая в ванную, собака немного попила, а затем с той же барской неуклюжестью, аля хозяйка вступает в правление домом, полу свалилась в ванную. Поскользнувшись и запутавшись в ногах, сука тут же грохнулась и бестолково забарахталась. Но сообразив, что тут не глубоко и утонуть ей не светит, она поднялась на ноги и ещё попила. Затем, посмотрела на девушку, видящую весь этот концерт одного актёра, и вполне себе добронравно вильнула хвостом. Впервые.
В воде песок и грязь медленно спускались вниз, оседая на дно едва заметной дымкой. Юта присела, однако, держа голову высоко и стала ждать, чем же это всё кончится. Она ожидала пены, которую так хочется, но нельзя есть, потому что хозяин не больно щёлкал по носу и строго говорил «нельзя».   

+1

37

В такие моменты, когда ты видишь, как на глазах начинает что-то в ком-то меняться... Пусть и медленно, едва заметно, но все же эта стрелка сдвинулась с приютившего ее теплого места обыденности, когда чувствуешь, как преступая собственные принципы, кто-то начинает меняться, ты сам начинаешь думать, жить. Ведь наша жизнь только одна. И такой второй больше не будет. Стоять на месте и умирать за собственный неприкосновенные принципы по ее мнению было нельзя. Жизнь должна быть разной, полной. Принцип-только самовнушение. Перешагнуть через него не так уж сложно.
Девушка счастливо улыбалась, смотря как Юта наслаждалась водными процедурами, наблюдая за ее глазами, в которых отражалась чистая вода, видя, как тонны грязи смывались с ее измученного тела. Счастье, словно детское, словно за саму себя наполняла сердце девушки.
Наконец Юта успокоилась и едва заметно вильнула хвостом. Всего лишь жест, едва заметный. Глаза Эвелин снова засверкали. Но говорить она не стала. Так страшно было вспугнуть ее нерушимое внешнее спокойствие. А может и внутренне собака ощущала себя таковой? Только ей и известно.
Вдохнув влажный воздух, наполнявшив ванную комнату, Эвелин дошла до раковины, сняв с полки какой-то предмет, и едва заметно опустила его в наполненную водой белую чашу. Тот самый желтый ежик. Она не могла оставить его в парке. Игрушка плюхнулась в воду, совершая заплыв к мощным лапам Юты.
И снова воцарилась тишина. Такое хрупкое спокойствие.
Эвелин могла долго стоять в дверях, смотря как Юта расслабляется, но нужно было делать дело.
Собирая с полочки разнообразные шампуни, Эви перебирала каждый, вибирая именно тот, который подойдет. И наконец он нашелся. "Без слез"-прочитала на этикетке девушка и негромко усмехнулась. Капелька холодного шампуня вылилась на ее белую ладонь и Эв сделала шаг к ванной. Начав растирать его по шоколадной шерсти Юты, девушка то и дело соскабливала с нее прилипшие куски грязи. Вода становилась черной и, опустив затвор, девушка слила ее в канализацию. Продолжая растирать тело и голову собаки мягкими движениями, Эвелин чувствовала, как сама понемногу расслаблялась. Усталость сходила на нет. И когда собака была полностью намылена, Эв открыла душ, пустив прохладную воду прямо на спину Юте. Второй рукой она массажировала ее зудящую кожу, к которой продолжали цепляться кусочки грязи. То и дело поворачиваясь, Юта вынуждала девушку пускать на себя холодные струи воды, и под конец помывки казалось, что вместо собаки купалась Эвелин.
Ну, будешь еще плескаться?-девушка не ждала ответа. Снова закупорив слив, она пустила воду в ванную и уже через пару минут та снова была наполнена. Что здесь еще.. вылив остатки шампуня в воду, девушка прикрыла дверь в ванную, направившись к кухне.
Усталость неубиваема. Она снова вернулась, понадеявшись на радушную встречу. Девушка щелкнула выключателем на чайнике, и тот гулко зашипел, грея воду.
А вернувшись в ванную, девушка обнаружила, как понемногу пена поднимается выше бортика и как трещит, закладывая уши.
Ха ха, ну, развлекайся девушка засмеялась и присела неподалеку на табуреточку, куда обычно ставила ящик с бельем на стирку.

+1

38

Сверху, прямо в небольшом расстоянии от её морды, в воду со всплеском упал жёлтый мячик-ёжик. Он был Юте чем-то знаком, но она не стала напрягать мозги и пытаться что либо вспомнить. Пока не время для этого, а подумать можно будет ночью, когда Эвелин, наверное, будет спать крепким сном. Тогда можно будет подойти к окну и смотреть, смотреть вниз. Вспомнить Ши, но нельзя тосковать, даже приглушённо. Она, быть может, что-то вспоминала, какие-то отрывки старой жизни, счастливой жизни. Выставки, утренние походы за одеялом хозяина, с целью разбудить. Мелкие шалости, за которые с ней проводились укоризненные беседы, но она, играючи «отмахивалась» от них и продолжала делать всё по-своему. Ведь сталь закалилась в тот день, когда её заперли в отдельной комнате, чтобы вывезти труп хозяина. Она старалась забыть то, что доставляло ей мучительную боль, выкинуть из памяти. И, вроде, даже ей это удалось, но всё возрождалось. Пожар не может продолжаться вечно, так же и Юта, сгорев до тла, запираясь в своём горе, ненависти и несусветной ярости, теперь чувствовала дуновение новой жизни. Эта жизнь была ей чужда, и собака отворачивалась от неё, пытаясь отдать огню последние частички себя. Она сбегала. Впервые, из машины, когда девушка неаккуратно открыла дверь. Потом, уже в парке. И каждый раз возвращалась, подобно мотылькам, летящим на свет лампы, скрытой прозрачной, но такой нерушимой стеной стекла. Эвелин не ставила ей стен, открывая все возможные пути, а Юта? Юта лишь сама себе создавала преграды, строила стены из камня. Причём, старательно, будто была древнерусским зодчим.
Вальяжно попробовав потопить лапой мячик, Юта ещё раз вильнула хвостом, показывая, что её нравится это. Предмет моментально всплыл, и это добавило азарта. Собака чуть-чуть поплескалась с ним, а затем затеряла, когда тот уплыл к задним ногам. Пока Юта была занята мячом, девушка шарила в каких-то баночках. Сука иногда искоса поглядывала, что она там делает, но не следила так пристально как прежде. Её тяжелые взгляды были скорее мерой ограждения себя любимой от внимания, каких-либо действий с собой, а теперь она просто позабыла об этом.
А руки девушки приблизились к ней. Прошлое шевельнулось внутри, и Юта чисто автоматически зарычала. Грязная, намокшая шерсть на загривке с трудом встопорщилась, но, вскоре улеглась, когда до неё дотронулись мягкие и нежные руки девушки. По ней растиралось что-то прохладное и склизкое и явно невкусное, что Юта поняла, когда сунулась носом к её рукам, а потом нос облизала. Девушка что-то сделала, и послышался интересный звук, а затем, вода стала быстрыми темпами куда-то утекать. Собака удивилась и завертелась, пытаясь понять, откуда шёл звук, и какое существо его могло издать. На ум сразу же пришёл непонятный ящер, которого она уже видела сегодня на окне.
Вот и до головы дошло. Юта сначала несколько раз пыталась уйти от прикосновений к голове, но под конец сдалась и закрыла глаза, чтобы в неё не попала пена. Она помнила, что от этого их щипало когда-то давно. После этого, не открывая глаз, Юта ждала какого-то логического завершения, и оно наступило, когда на спину полилась прохладная вода, и руки девушки стали смывать с тела суки ставшую коричневой пену. Дождавшись, когда и морда освободится от пены, собака открыла глаза и пристально посмотрела на девушку. Холод, холод во взгляде и может капля, совсем чуть-чуть собачьей благодарности. А Эв была вся мокрая и выражение морды у собаки стало чуть насмешливым. И надменным.
Девушка вставила затычку и стала снова набирать воду. Откуда-то выплыл мячик, и Юта занялась им, не замечая больше того, что происходит вокруг. Однако, через некоторое время, мячик совершенно неожиданно пропал под толстым слоем пены, которая покрыла всю поверхность. Питбулька, стараясь отыскать его, сунула морду в пену и осознала, что глаза то и не щиплет. Этот факт её явно порадовал. Она перестала вытягивать голову над пеной и теперь чуть ли не ныряла. Во всяком случае, брызг теперь было очень много. Она и не заметила, что Эвелин куда-то уходила, не заметила и то, как она пришла. Юта лишь увлечённо играла с пузырьками. Бывало и такое, что некоторые из них взлетали и тогда собака, подпрыгивая за ними, звонко клацала пастью, чувствуя во рту неприятный привкус химии, но это её не смущало. Наконец, остановившись, она окинула беглым взглядом комнату и задержала его на Эв. Юта была такой азартной несколько секунд назад, казалась одержимой игрой, но имея железную волю, она решила что хватит. Нечего показывать себя с такой стороны. И, величало поставив передние лапы на бортик ванной, бросила многозначительный, тяжёлый и требовательный взгляд на девушку. Она бы и сама могла лихо сигануть за пределы ванной, но боялась поскользнуться – раз, боялась влететь потом головой в стенку – два. Конечно, выпрыгнет, но почему бы не покапризничать?

+1

39

Шумные всплески и шевеление в ванной в секунду стихло. И последний раз клацнув челюстью на пролетающий пузырик, Юта повернула голову в сторону хихикающей девушки.
Ах, как же ей хотелось казаться хуже чем она была. И это восхищало девушку. Именно, восхищало. Сама она просто никогда бы не смогла так долго играть одну роль. И тем более удерживать равновесие принципов, когда у тебя прямо перед носом водят сладким будущим, где тебе бы не пришлось ни в чем нуждаться.
Эвелин встала с табуретки и почувствовала, как по обгоревшей коже спускается робкая холодная капелька. А затем еще и еще. Передернув плечами от ощущения неприятной щекотки, девушка тут же выжала волосы. Бросив на пол мягкую тряпку, что быстро впитала в себя лужу, образовавшуюся у ванной, девушка отошла в сторонку, чтобы дать собаке выпрыгнуть на этот коврик.
Растирая собаку, она увидела наконец ее настоящий цвет. Красивый, можно сказать роскошный. Настоящий шоколад. Она блестела, можно было бы хоть сейчас ее отправить куда-нибудь на Евродогшоу, например. Но, то, конечно, только глупые мысли.
Увы, каждый раз получая отпор со стороны собаки, Эв чувствовала как понемногу сдает позиции, а потом снова долбится в стену, которую так упорно вновь и вновь строит эта упрямица-Юта. Но то ли время для грусти? Не знаю. Сейчас ей не хотелось грустить. Тем более, что, похоже, Юта была рада этой водной процедуре.
Эвелин натянула сухую майку на тело и, открыв дверь из ванной бедром, разрешила Юте идти.
Теперь можешь валяться где хочешь. Но одно правило все еще в силе. Эйса не трожь. и грозно сведя брови, девушка тут же распустила серьезно выражение лица, превратив его в умильную улыбку, словно наблюдала за щенячей игрой. Уморно погрозив пальчиком, она продолжила череду дел.
Тугим кнутом стянув волосы, Эвелин вновь заплела их в конский хвост.
И, надев в последнюю очередь шорты, девушка спустила воду в ванной, направилась в комнату.
В первую очередь она закрыла все окна. Даже легкий сквознячек мог простудить и ее, и Юту.
Эвелин прошлась вдоль окна, зацепив рукой нарочно сидящего там ящера и почесала его возле уха, а потом без сил плюхнулась в белое кресло.
Уютная домашняя обстановка украсилась еще и тем, что за окном наступило время ночи. Темно, ни единой звезды. Только огрызок Луны, подсвечиваемый фонарными столбами и светом из окон. И тихий скрежет сверчка у куста где-то далеко под окнами первых этажей. Здесь было тихо. Основной шум приходился на улицу с другой стороны, а здесь, практически под крышей было спокойно и умиротворенно.
На кухне обеспокоенно щелкнул чайник и, переключив канал на Энимал-Плэнет, девушка вздохнула и потопала на кухню. Кипяток разбавил листья заварки и закружил их, превращая простую воду в черный чай. Два кусочка сахара и на окно, чтобы остывал. Девушка щелкнула пультом и тут, уже на кухне, тоже заработал небольшой телевизор. Он вещал что-то о городских новостях, что-то о погоде.
Размешивая в чашечке сахар, Эвелин часто могла надолго задуматься. Чем-то ведь кормить ее сегодня надо.. и открыв холодильник, девушка почесала репу. Говядина.. Придется пожертвовать ею. и, прищурившись от яркого света в холодном агригате, Эви негромко прихлопнула его дверцу, достав на стол для разморозки средних размеров розовый кусок мяса.
По ходу в комнату с чашкой чаю, девушка достала из ванной игрушку и положила его в коридоре, погасила свет. Теперь только в гостинной горел торшер.
Все. Теперь и успокоиться можно. Везде порядок, спокойстие. Какая же она нууудная, правда?
Усевшись на диван, Эвелин пододвинула к себе небольшой столик и поставила на него чашку с горячим чаем, а потом бессильно плюхнулась на белые подушки, обратив внимание на собаку.
Если хочешь, можешь лечь рядом со мной.-хотелось ведь еще что-нибудь добавить, но страх отпугнуть только что немного расслабившуюся Юту все еще подмывал девушку.
Она неохотно потянулась и потерла пальцами виски. Мигрень, кажется так называется это неприятное чувство, когда в голове стучат колокольчики.
И тут вспомнилось еще одно дело. Важное, черт возьми.
Девушка вскочила на ноги, накинув халат, висящий с другой стороны двери.
В коридоре щелкнула входная дверь и уже спустя полминуты, девушка вернулась в квартиру, плотно заперев дверь, с пачкой каких-то бумажек.
Вновь устраиваясь перед телевизером, Эви разложила их все на столике и стала внимательно рассматривать, не забыв надеть очки.
Так она смотрелась невероятно серьезной. И действительно, ей совсем не доставляло удовольствия разбираться со счетами на квартиру.
Шариковая ручка что-то вписывала в бланки, а выражение лица рыжей девушки менялось из минуты в минуту. Иногда она позволяла себе негромко ругнуться, натыкаясь на очередную сумму платежа.
Черт возьми, пора выходить на работу... и все. Эв отодвинула документы, сложенные в файлик, в сторону, настраиваясь на спокойный вечер у телевизора. Не было сил больше решать проблемы.

+1

40

Девушка бросила на пол тряпку и стала ждать чего-то от собаки. Юта проняла, что выпрыгивать ей надо именно на этот своеобразный коврик. Собака весьма неловко выполнила эту задачу, но, хотя бы ничем не ударилась. Затем Юту стали растирать полотенцем, собака вела себя несколько не терпеливо и была готова быстрее ускользнуть из этой комнаты. Наконец, Теперь можешь валяться, где хочешь. Но одно правило все еще в силе. Эйса не трожь. И Юта уже резко вылетала из ванной, скользя лапами по паркету. Каждый раз она чуть не падала, но умудрялась держать равновесие. Теперь по дому то в одной, то в другой комнате раздавался скрежет когтей по полу, иногда, можно было услышать, как она всё-таки падает в коридоре, но словно ничего не произошло, вскакивает и бегает снова. Под конец, притомившись, она долго тёрлась об ковёр в комнате, словно преследовала цель содрать шкуру об его мягкий ворс. Фыркнув, собака растянулась пластом по полу, но долго так не пролежала. Она поднялась на лапы и шагом ушла на кухню, где загипнотизировала взглядом кусок мяса, лежащий на столе. Потом, оглянувшись по сторонам и прислушавшись к бурчанию зомбоящика, собака легким ловким прыжком оказалась на стуле, стоящим рядом со столом. Дотянулась до мяса и, поласкав взглядом большой замороженный кусок, свалила его со стола на пол. Однако тот звонко ударился об пол кухни и оказался чересчур замороженным. Воровато озираясь, питбулька удобно разместила своё сокровище где-то между двумя пакетами и аккуратно положила сверху газету. Довольная тем, что спрятала до лучших времён свою долю, собака вразвалочку двинулась в комнату, где сидела ни о чём не подозревающая Эвелин, которая сидела в комнате, мягко освещаемого лишь светом торшера. Если хочешь, можешь лечь рядом со мной. Юта медленно подняла на неё однозначный взгляд, показывающий всё её «фи», а затем, медленно подошла и запрыгнула на мягкие подушки. Потопталась и легла спиной к девушке, хорошо, что ещё сгонять с дивана не стала. Пока Юта раздумывала над тем, как бы ей теперь поступать, так, чтобы не ронять своего драгоценного достоинства, не отступаться от принципов и в то же время жить нормальной жизнью нормальной собаки. Хотя, станет ли она когда-нибудь нормальной? Быть может, это уже не лечиться? Но любовь, не отмороженная конечность, не отрезанные в детстве уши, её можно почувствовать снова. Кто знает. Юта знала лишь одного противника, который превосходил её по силе духа – это была она сама. Зная себя, она могла упирать до последних минут жизни, прячась за стены стереотипов и убегая от правды, беря за основу прошлое. Не так давно, она полумёртвая, лежала на бетонном холодном полу приюта для собак, благодаря людям. И хотя её морда уже не помнила ударов об тот холодный металл решётки, где-то в мозгу отложился тот день. А то, что Эв забрала её оттуда, Юта восприняла как должное и только спустя всё это время она чуть-чуть оценила этот поступок.
Девушка встала и вышла из квартиры, но не прошло и минуты, как она вернулась. Собака проводила её взглядом, внимательно наблюдая за тем, как та копошиться в каких-то бумажках. Она одела на глаза «не-смей-трогать-а-то-разобьёшь» и уставилась в эти листы с масенькими буковками. Это было ей тоже знакомо, из прошлой жизни.
Юта, сладко зевнув, вспомнила о мясе и наведалась в кухню. Проведав кусок, она поняла, что тот ещё напоминает кусок льда, хотя под ним уже натекла небольшая лужица крови, которую Юта облизала. Это только разыграло аппетит, и собака обречённо направилась обратно в комнату на диван. Ну, мне что до следующего утра ждать? Зачем же так портить еду?

+1

41

Расправив ноги на столике, девушка неторопливо распивала чай. Полуостывший, слегка сладкий. Чаинки в нем танцевали друг с дружкой, кружились, поднимались и опускались. Это именнно то, чего ей весь день хотелось. Когда тебя целые сутки одолевает одна и та же бредовая мысль, попить чаю, например, то вечером получаешь несказанное удовольствие, сделав только глоток.
В телевизоре юннатка Кейли впаривала что-то про макаку Нипси, которая так забавляет всех туристов, со всех стран мира. Странно, как по описанию эта Нипси похожа на господина Буша младшего. Девушка негромко усмехнулась этой мысли и сняла очки, отложив их на столик.
Юта разлеглась неподалеку, отвернувшись от девушки в сторону окна и иногда только вскакивала, убегала в кухню. Странно, как Ив даже не подумала, что шоколадная собака бегает за мясом. Щелкнув кнопкой пульта, девушка остановилась на музыкальном канале. Тут заканчивала свою оперу Бейонс, а затем в телевизоре появился рэпер Эминем, есса причитающий о проблемах, пропуская мат после каждой фразы. Пару дней назад его видели в Лос-Анжелесе. В нашей конюшне, представляешь? наверно, она обращалась к Юте, но не получив должного внимания к ее пустой фразе, девушка продолжила щелкать каналы.
Одна рука ее поддерживала голову, которая так и норовила упасть к подушке, вторая же перебирала кнопочки на пульте. Со слегка притомившихся глаз сыпалась тушь, оставляя ее очи нагими, обычными. Иногда Эва потирала веки пальцами. Интересно все же чем закончится вся эта байда? Почему она снова появилась в моей жизни?
Ответить себе она не могла. Эти вопросы действительно не имели для девушки ответа. Просто она не понимала, как может так игриво насмехаться над ее стараниями судьба. Конечно, жизнь не одни сплошные успехи, и порой за победы приходится бороться, преодолевать тернистый путь, ломать преграды.
Загрузившись вопросами, Эвелин долго смотрела в телевизор.
И только крики за окном вернули ее в наш мир. Девушка неохотно, но по инерции повернула голову в сторону исходящего звука. На окне, грустно упершись лбом в стекло, позвякивая хвостом о батарею, сидел все тот же двухметровый ящер, который изредка поглядывая с сторону шоколадной собаки. Но, до этого момента Юта совсем не интересовала его. Теперь же, когда Эв позволила себе дотронуться рукой до ее спины, Эйс словно беркут сорвался с места и, перебирая лапами, ломанулся в сторону хозяйки. Никогда девушка не замечала за ним ревностного отношения к кому-либо. И вот теперь, злобно посматривая боком на собаку, щуря желтые глаза, Зи сидел на полу и всматривался в морду новой соседки-Юты. А если та шевелилась, то словно петух раздувал мешок под челюстью и открывал рот широко-широко, пытаясь запугать своим видом суку.

Отредактировано Evelin (2011-18-07 13:08)

+1

42

Пару дней назад его видели в Лос-Анжелесе. В нашей конюшне, представляешь? Юта слегка вздрогнула от звука человеческого голоса, она удержала себя от того, чтобы повернуть голову. Кого видели? Кто видел? Какое это имеет к ней отношение? Не понятно. Ничего в этой жизни, ровным счётом, непонятно. Это она знала давно и остро осознавала сейчас, когда смотрела на улицу, что раньше так манила её, целиком владела её сердцем и тогда Юте казалось, что она никогда не сможет отказаться от всей этой грязи, уличных драк, свалок, рынков, опасных приключений. И вот словно снова переживая впечатления последних дней, она стояла на откосе, задрав голову вверх, и рядом, грея тяжёлым дыханием бока, стояли ещё такие же отказники, брошенные и исковерканные судьбы. И тогда, наступал тот момент, рано-рано утром, когда подъезжал мусоровоз, и шла лавина. Лавина мусора, различных пакетов, бывали и тяжёлые крупногабаритные вещи. Например, в память навсегда врезалось назойливое воспоминание о глазах грязной оборванной дворняги, которую насмерть придавило чем-то белым и большим. Вероятно, это была выброшенная человеком плита, или холодильник. И нужно было увёртываться, скакать, стараясь сосредоточить внимание на пакетах, в которых бывали отходы из кафе и ресторанов. И не была Юта той собакой, которая могла долго держать след – не в крови это у неё. И после, пахнув едкими выхлопами на свору собак, машина отъезжала… и тут начиналась драка, в которой ей никогда не было равных.
Вырвавшись из оков воспоминаний, что теперь сладостно погладывали её, она бросила беглый взгляд на Эвелин. И что теперь? Разве я та теперь, что когда-то была на улице и выживала? Она мотивировала сама себя к новому побегу, считая, что эта жизнь – всего лишь спокойное нудное существование под человеческим кровом. Жить за подачки. Ползать перед ними на брюхе. А потом оказаться привязанной к отбойнику на автостраде. Но, что-то двигало ею, и самобичевание, эти злобные яростные мысли уже больше не заставляли её рычать и вскакивать на ноги. Кто знает, может завтра, улица обретёт в её сердце новую силу.
Что-то зашевелилось рядом, отвлекая на себя внимание собаки. Юта повернув голову, с удивлением обнаружила на полу комнаты того самого большого странного зверя. Он щурил на неё свои глаза, похожие на стеклянные покрашенные в жёлтый цвет шарики. Стоило собаки хоть лапой двинуть, как тот начинал вести себя ещё чуднее. Юта не сталкивалась до этого с такими существами, поэтому пока только вглядывалась в ящера. Наконец, сука оглушительно гавкнула на него, но, это видимо не дало нужного эффекта. Собака осторожничала, не зная, что можно ожидать от столь необычного противника. Спрыгнув с дивана, она встала напротив него и грозно зарычала, поднимая шерсть на загривке. О, если бы это была собака, то Юта бы не стала тратить времени на обычные собачьи приёмы, которыми животные пытаются запугать друг друга. Она была молниеносна и могла навести большое количество ранений в минуту противнику, даже не понявшему в чём дело. Единственный, кто смог её победить, так это Ши. Но его нет, а значит, собака снова чувствовала себя самой сильной в этом мире.

+1

43

Задумавшись о насущных проблемах финансов, Эв не было дела до чего-то другого. Ни до шевелящегося возле пасти собаки ящера, ни до самой Юты, которая злобно рычала, смотря прямо в гипнотизирующие её желтые глаза.
Высасывая последний глоток из подостывшей чашки, девушка чем-то шуршала в своих мыслях. Перебирала архивы памяти, перекапывала старые документы её жизни. Пытаться занять себя чем-то спокойным не следовало даже пробовать. Отключиться от проблем, забыть словно их и не было? Так мы не умеем. Увы и ах. Хотя, впрочем нет, было кое-что, чем можно было отвлечься.
Дело все в том, что не так глубоко в ее душе, девушка была еще сущим ребенком. Ну, не успела она вырасти из этого возраста. Ведь ей всего двадцать лет. И только лишь внешне она была похожа на молодую самостоятельную особу. Но так ли было это внутри. Так часто хотелось, чтобы рядом появилась мама и решила все за тебя, чтобы тебя отправили читать любимую сказку, принесли обед и позаботились, чтобы ты вовремя легла спать.
Только окружающая жизнь делает из нас роботов, живущих по закономерности "жить-стареть-умирать". Никто кроме нас самих не решает возникшие проблемы, никто не подает руки помощи. Мы становимся сами по себе. В какой-то момент перестаем нуждаться в человечном отношении к себе, глубоко забивая на шепот окружающих за спиной.
Но, порой возвращаясь к минувшим годам, садимся за кухонный стол со стаканчиком лимонада, меняя на него дешевый алкоголь из бара, включаем любимый мультик и забиваем на все. На всех.
Девушка поднялась с насиженного теплого места и покопалась в полочке под телевизором. Нащупав нужную коробку, Эвелин аккуратно, боясь даже дыхнуть на объект ее внимания, извлекла из пластиковой коробочки диск. Радостный двд-проигрыватель зажевал диск и, высветив на экране главное меню, начал приглушенно шуршать, перечитывая диск снова и снова.
А я люблю мультики-как будто отвечая на какой-то вопрос произнесла девушка и нажала кнопочку "плей".
Титры, титры. Любимая сказка детства. О послушных черно-белых в пятнышко собачках-далматинцах. Да, так она и успокаивалась. Ребенок же, говорю. Но неужели это  может быть плохо?
Сверкая тоненькими ножками, девушка выбежала в кухню и, наскоро отрезав пару шмотков мяса, положила их в тарелочку, вернулась в комнату.
Миску она поставила прямо у дивана, там, где стояла Юта.
Уставившись в мультфильм, девушка усаживалась в кресло и тихо говорила собаке
Не поволявши не поешь? Приятного аппетита. и подняв какой-то сборный бутерброд из сыра-хлебы-салата-помидора-сосиски вверх, будто произносила тост, девушка заправила ноги под легенькую простынку, имитирующую летний вариант пледа.
Может все-таки позволишь мне лицезреть твою мордочку, а не спину и ляжешь рядышком? На равных правах-девушка усмехнулась сказанной ерунде, но на самом же деле ей просто не приходило на ум что-то другое. Хотелось, безумно хотелось вселить в Юту доверие.

+1

44

Сделав резкое движение в сторону ящера, будто бы бросаясь на него, Юта отошла в сторону, перестав рычать. Ей надоело, а этот зверёк показался ей не шибко опасным для её жизни и здоровья. Пусть живёт – снизошла собака, не ставя ящерице смертный приговор.
Тем временем девушка была занята чем-то своим, не относящимся к собаке, и та лишь изредка провожала Эвелин снисходительным взглядом. Затем, включился телевизор, где на экране бегали мультяшные чёрно-белые собаки. Юта напряглась, вслушиваясь в звуки и, чуть склонив голову на бок, затем, громко и коротко гавкнула. Фыркнула и запрыгнула на диван, покрутившись, легла, чуть свешивая с его края передние лапы.
Хозяйка, только что отходившая на кухню, вернулась с миской, что заставило Юту снова спрыгнуть с нагретого места. Не обращая больше ни на кого внимание, собака засунула свой нос в миску и стала с жадностью поедать мясо. Вскоре, миска уже блестела чистотой, а собака, вскарабкавшись на диван, лежала, удовлетворённо сопя. Она была довольна этой приятной тяжестью в желудке. Тяжестью, которая говорила о том, что собака не голодна. Чувство голода, преследующее собаку в последнее время, окончательно отступило.
Может все-таки позволишь мне лицезреть твою мордочку, а не спину и ляжешь рядышком? На равных правах.  – послышался голос Эвелин. Юта лишь слегка, лениво, приподняла голову, но лишь для того, чтобы поудобнее устроить её на лапах. Миндальные жёлтые глаза превратились в щелки. Вскоре, собака уже заснула под тихие голоса мультика.
Утром собака встала на удивление поздно. Никогда такого не было, чтобы собака пропускала восход солнца. Там, на улице она всё время просыпалась ни свет ни заря. Быть может, это была из-за промозглого утреннего холода. Встав так поздно, Юта чувствовала себя некомфортно. Она немного побродила по пустой комнате, затем, пошла в коридор и нашла там плюшевый жёлтый тапок. Он был наскоро растерзан, а остатки были успешно похоронены под ковриком у двери. Питбули не отличаются отличным нюхом, но выследить по запаху второй тапок Юта смогла. Тем более, жизнь на свалке, там, где нужно ухватиться на один запах и сконцентрироваться на нём, хорошо развила её обоняние. Однако, тапок так и не смог присоединиться к своему собрату, так как оказался под шкафом. Морда туда не пролезала, а лапа оказалась слишком коротка, чтобы его достать. Юта долго не сдаваясь, устраивая в коридоре шумную возню, но в конце концом бросила эту затею.
Потянувшись, она побрела на кухню, рассчитывая на завтрак. И, к тому же надо было проверить, чем там занята эта девчонка Эвелин.

0

45

Сон скользко проникал в ее голову и все мысли тихо уплывали в какое-то бесконечное и далекое пространство. Заунывным становилось дребезжание ночного трамвая за окном, гнусным и напряжным вдруг стало пение мультяшных собачек. Отступить уже было невозможно и девушка покорно уступала сну себя всю. Кое-как натянув на ноги все тот же теплый пледик, дабы ножки не простыли под холодными струями воздуха шумного кондиционера, девушка сладко устроилась между двумя подушками на диване. Можно разочек и не воспользоваться спальней. Юта доедала предоставленый ей ужин и затем молчаливо утроилась на сон. Где-не было уже важно.
Хотелось поскорее проснуться завтра.
И когда продирая глаза, она почувствовала на себе слабые солнечные лучи, сердце как-то по-новому забилось. Так бывало каждое утро, в ожидании чего-то нового и теплого. Лучи проникали сюда, как я уже сказала, слабо, но по сравнению с утренней прохладой за окном, этот кусочек дивана, освещенный солнцем, был нагрет и слезать с него не хотелось. Тепло пригрело ее розовую щеку и девушка сладко потянулась. Высунув ногу из-под пледа она вдруг поняла, что совсем забыла выключить кондиционер на ночь и теперь по всему дому стояла легкая прохлада.
Нашарив рукой в столе пульт, Эви щелкнула на кнопку и гул прибора в секунду смолк.
Наконец, настроившись на подъем, девушка приподнялась на ослабших за ночь руках. Осмотрев каждый уголок комнаты и не найдя Юту в поле зрения, девушка слегка заволновалась. Мало ли что она могла за ночь учудить?
Сопя носом, слегка подстуженным за ночь, и потирая спину, девушка вышла в коридор, а затем уже почти дошла до кухни, как вновь вернулась к входной двери и, слегка непонимая художественного беспорядка, клочков ткани и свернутого в неестественной позе ковра, подняла левую бровь, а затем и руку, желая почесать репу. Хотелось вымолвить что-нибудь, но не получилось и только непонятный звук вырвался из ее уст.
Подойдя к кухне, девушка немного приостановилась и посмотрела на копошащуюся там собаку. Остановив взгляд на ее бестыжих глазах, девушка продолжила путь к кофеварке. Даже не хочу знать что ты сделала с моими тапками и какая жестокая была их смерть. Девушка не злилась, ее даже начинало забавлять такое соседство с Ютой. Все ее выходки, пренебрежение. В этом было особое очарование. Порой казалось, что в ней еще играет пакостник-щенок.
Девушка потянулась снова, уселась на холодный стул, обтянутый светлой кожей и ее задница тут же прилипла к нему.
В ожидании кофе, что уже манил своим ароматом девушку, Эвелин пораскинула мозгами. Чем займемся сегодня? Надо бы тебе корма купить, да и прогуляться было бы неплохо. Сходим в зоомагазин. Она еще и не знала, что это была самая ее неразумная идея, черт возьми. Но не об этом сейчас.
Выпив кружечку кофе с мороженым, Эв скрылась в ванной.
Приводя в порядок свою рыжую гриву и точеные очертания лица, Эвелин напевала какую-то летнюю заводную песню и казалось, что вместе с ее настроением улудшается погода за окном. Когда Эвелин вышла в комнату, во всю светило солнце, а на улице уже слышались крики детей, лай собак и чириканье воробьев. Лето и не собиралось сдавать позиции.
Одев салатовое недлинное платье до колена, что свободно спадало складками на ее ноги и плоские босоножки, девушка вернулась к собаке с поводком.

+1

46

Юта разглядывала малюсенькую мошку, которая семеня непонятным количеством крошечных лапок, пересекала кухонный пол пешком, когда на кухне появилась Эвелин. Даже не хочу знать, что ты сделала с моими тапками, и какая жестокая была их смерть. Собака громко фыркнула на её слова и поспешила пробежать вперёд девушки, заходящей на кухню. Зачем?  - Быть может, взыграло чувство собственности. Она всё сильнее и сильнее чувствовала себя хозяйкой сего пространства, ограниченного бетонными стенами. Но дальше, за крепкой дверью, которая не откроется даже после сильного удара лбом, есть ещё мир, которым можно захватить, подчинить своей воле и держать в страхе. А вы как думали? Эта собака не может жить мирно – это против её нрава.
Девушка села на стул, а Юта, обнаружив, что букашка уже успела куда-то свалить, старательно обнюхивала пол, в надежде всё-таки её найти. Голос, раздавшийся сверху, со стула, заставил собаку отвлечься от этого занятия:
Чем займемся сегодня? Надо бы тебе корма купить, да и прогуляться было бы неплохо. Сходим в зоомагазин. Корма? Эту сухую хрень! Да я лучше пойду на рынок схожу, а там выбью кусок хорошего мяса. Я знаю палатки, где почти не продают протухшее.
Тем временем, девушка перестала прикладывать губами к чашке с чем-то коричневым и ушла в ванную. Юта невзначай проводила её до двери ванной комнаты и направилась в большую, где было хорошее окно, из которого было многое видно. Юта поставила передние лапы на подоконник и смотрела вниз, упираясь мокрым и влажным носом в стекло, которое имело привычку запотевать от дыхания собаки. Юту злил это непонятно откуда возникающий туман на стекле, и она облаивала его.  Наконец, это в конец ей надоело и она решила открыть окно. Долгая возня мощной челюсти с ручкой. Сдирая с ручки краску, собака пыталась поднять её, чтобы открыть окно. Когда это удалось, собака высунула голову в окно и огласила двор оглушительным лаем. Многие люди заметили её морду в окне и теперь показывали на неё пальцем. Собака не понимала смысл из жестов и облаяла их ещё громче. А затем, пришла Эвелин. Одному богу известно, какие мысли пронеслись в голове девушки, когда она увидела Юту у открытого окна. Однако, питбулька составила лапы с подоконника и сделала несколько шагов к девушке, окидывая её придирчивым взглядом с головы до ног. Ничего так вырядилась. – вынесла свой вердикт собака и заметила в руке девушки поводок. Это уже интересно. У неё нет этой странной штуки, которая опутывает морду и так цепко держится на ней. Только поводок. Если она прицепит его к ошейнику и больше ничего, то я могу легко уйти. Ошейник не жмёт мне на горло сейчас, значит достаточно свободный. А это значит, что я смогу выскользнуть из него, когда мне это понадобиться.  Если этот вариант не пройдёт, то я могу перетереть поводок челюстями. Как я вижу – он кожаный. Кожа – не цепь, она рвётся.  Этот вариант, конечно, кропотливей, но меня это не остановит. Ну так что она всё стоит там? Пусть уже подходит и выходит со мной. Юта что-то проворчала и напоказ широко зевнула, словно выворачивая свою пасть с острыми как бритва зубами наизнанку. 

+1

47

Девушка, почувствовав себя как в неловкой ситуации и поспешила затянуть ошейник собаки, а затем прицепить к нему не слишком длинный кожаный повод. Карабин не самый сильный, но не может же Юта сорваться с такой силой, чтобы вырвать его из кожаного изделия?
Эвелин схватила чашку со стола и допила горьковатый кофе, немного скривила лицо.
И вдохнув улетучивающийся аромат утреннего напитка, девушка с рыжими волосами вспомнила кусочек детства. Это был такой вкус и запах ностальгии. Аромат кофе всегда ассоциировался у подрастающей леди только с родным домом и Америкой.
Но вдруг учуяв на себе осуждающий взгляд Юты, которой уже нетерпелось сорваться с места, девушка вернулась в настоящее.
Вперед. негромко скомандовала она и, потерев глаза, взяв сумку с кошельком, откпрыла дверь. На лестничной площпдке ее кожу охватил нагревающийся воздух, что струился сюда из открытых окон и шахты лифта.
Злопнула дверь, приехал лифт. Утрамбовавшись туда вместе с Ютой и соседкой-зевакой, девушка ждала когда механизм дотянет их к первому этажу. И вот свистящий лифт тяготея своей ношей, плавно приземлился в положенном месте.
Первой, разумеется, из лифта выскочила... Нет, не правильно.. Не выскочила, а вырвалась, будто из оков, Юта. А заодно решила прихватить своим поводком и соседку, явно недовольную сложившейся обстановкой и свою самопровозглашенную, как король Мадагаскара, хозяйку. К слову сказать, соседка-миссис Салливан-очень не любила, когда ей кто-либо портил супер-пупер-дупер-трижды-выглаженную-блузку и ТЕМ БОЛЕЕ, когда ее Шанелевские туфельки времен Царя Гороха топтали простые смерды. А тут Юта, со всей своей "элегантностью" и адским желанием "отпустите меня, мать вашу, чертовы людишки". В общем, миссис Салливан была повергнута в шок таким молниеносным выходом из подъезда и своими новыми затоптанными туфлями "от кутюр".
Заткнув уши бананами, Эвелин совсем не желала слушать ее ругань, так что поспешила удалиться от соседки как можно скорее, подгняемая непоседой-Ютой.
И как же ее тащила эта несносная собака...Эта огромная туша мяса и мышц! Эв еле держалась на ногах, поспевая за обезумевшей от простора Юты. Она неслась за ней, тянула, кричала все что приходило в голову. СТОЙ! ЮТА! ХВАТИТ! КОТЕЛОК! Не вари! Стоооооой!!!! Сидеть! Юта, СИДЕТЬ! и уже отчаявшись, девушка только задала направление к зоомагазину.

--В зоомагазин--
С тебя пост там уже))

0

48

---Темный Переулок---

Холодный дождь ударил в лицо, когда Эвелин вышла из машины. Видимо, непогода готовилась захватить весь этот серый вечер и даже ночь.
С легким порывом ветра девушка почувствовала, как горела ее кожа, словно в лихорадочном припадке, и как хорошо, даже несмотря на ливень было на улице.
Девушка по-прежнему медлила, но делала это не специально. Она заметила, как напряжен был ее спутник и понимала, что ее поведение в достаточной степени раздражает его, но шатенка и правда не могла успокоиться до конца: ее мысли смешивались в неразборчивую кашу, преграждая путь к адекватному и спокойному поведению.
Девушка постояла под дождем, проводив мужчину беспокойным взглядом, а когда он остановился у единственного подъезда многоэтажки и обернулся, поплелась за ним. Намокшая одежда сковывала каждый неловкий шаг, а на голову продолжал лить неласковый дождь, пока девушка не зашла под сводчатую крышу подъезда и не растворилась в мутном свете ночного фонаря на стене.
В полнейшей тишине, такой, что даже из соседских окон не доносилось ни стука тарелок, ни шума работающего телевизора, ни даже голосов гуляющей молодежи, Эвелин набрала еле-пищащий код домофона и открыла дверь, чтобы молчаливый спутник зашел внутрь.
Не волнуйся, донесу до лифта пакеты и отвалю. Мужчина сказал это негромко, будто вторя ночной тишине и даже не поднял на девушку глаза. Похоже, что она сильно выбила мужчину из колеи и, видимо, помешала его планам. За это ей стало неловко и даже боязно. Вдруг он злится?
Эви поджала губы и качнула головой, заходя вслед за высоким мужчиной в подъезд и закрывая тяжелую дверь. На счастье, в подъезде сидел консьерж и горел яркий свет. Кажется, теперь-то ей точно ничто не угрожало. Внутренний страх, что трепыхался в груди девушки, пропал, но ее поведение все еще было тихим и скованным, какой вы никогда бы не застали ее в обычный день.
Запах родного дома и тепло, исходящее из-за соседских дверей, знакомый тихий скрип лифта окутали девушку своим уютом и она расслабилась, почувствовав, что все, что произошло больше не побеспокоит ее сегодня.
Возле лифта, когда тот подъехал, шатенка приняла пакеты из рук мужчины и неловко потопталась на месте. Она почесала нос и почувствовала, как кожу лица жжет от соленых слез, впитавшихся в каждую клеточку и пору.
Девушка поставила ногу между дверей лифта, чтобы задержать его и подняла красные глаза, в которых, кажется, не осталось ни одного живого сосуда, на все еще безымянного для нее человека, который тенью стоял между ней и дверью чьей-то квартиры.
Я не знаю, как вас отблагодарить.. - Эв потупила взгляд, поняв, как по-киношному наиграно звучит эта фраза, - Могу только предложить теплого чая и.. - впервые за весь вечер Эвелин показала улыбку, расплывшуюся на ее лице нежным смехом от того, что она представила себе всю нелепость этого предложения, - .. и супа. Честно, больше нечем угостить. Впрочем, наверно, я итак испортила все ваши планы на пятничный вечер.
Улыбка быстро скрылась с ее лица и уступила место той же молчаливой задумчивости и серьезности. Она отвернулась и отпустила ногу, которая сдерживала двери лифта и спустя секунд 10 они начали закрываться.
Перед этим она успела поднять глаза на мужчину. Почему-то это давалось девушке с трудом. Смотря ему в глаза, она чувствовала смущение и ненависть к самой себе за это представление, в котором она оказалась загнанной жертвой, бессильной добычей. Девушке хочется быть слабой только до поры, до времени. Когда кто-то переходит эту грань, роль жертвы становится как кость в горле. Быть зареванной девицей в глазах, пусть и незнакомого, мужчины мало кому захочется.
Поэтому каждый взгляд в светящиеся под лампами глаза мужчины были для Эвелин как новый удар, напоминающий о безысходности той ситуации, в которой ей сегодня не повезло побывать.
Спасибо.. - не успела закончить Эв, как мужчина резким движением руки остановил закрывающуюся с тихим скрипом дверь так внезапно, что шатенка подскочила на месте. Он сделал это буквально в последний момент и девушка не на шутку испугалась такого движения в ее сторону. После пережитого сегодня, Эви уже пожалела, что вообще живет на этом свете, но ее спутник не выказал никаких агрессивных и опасных действий - все, чего она боялась, было лишь плодом ее больного воображения, которое теперь, как зудящая рана давила на нервы.
Когда двери бесшумно сомкнулись, Эвелин сглотнула застрявший в горле ком, но невольно вжалась в клубок. Она старалась быть незаметной, видя, как ее поведение смущает и раздражает мужчину, но это было мало возможным в небольшом пространстве лифта.
Хорошей новостью стало то, что в приличном освещении она, наконец-то, смогла разглядеть спутника. Высокий, достаточно широкий в плечах, он заметно возвышался над невысокой и очень тонкой Эвелин. Забавное зрелище. В свете получилось разглядеть и глаза, в которых шатенка поймала странную, наверно, отреченную от всего эмоцию. Было сложно понять, о чем он думает. Нужно ли ему идти и он боится, что Эв расстроится из-за не принятого предложения, или он думает о чем-то постороннем хорошем, или ему все так осточертело, что хочется застрелиться? Сколько интересного можно найти в чужой голове, если сама на взводе и не можешь мыслить логически и рационально.
До нужного этажа лифт добирался не больше пары минут, но за это время девушка успела подумать обо всем, начиная от сочно-зеленых глаз незнакомца, которыми он иногда строго впивался в ее лицо, словно разглядывая каждую его клеточку, и заканчивая теориями ядерной физики, которые отчего-то веселили ее и девушка нелепо улыбалась.
Двери открылись и, просочившись между стенкой и спутником, хозяйка квартиры вылетела на просторную, залитую светом лестничную площадку, копаясь в карманах сумки. Удивительно, как ключи, лежавшие на самом доступном месте не оказались затерянными в том злосчастном переулке в луже или грязи.
Эвелин не спешила, но уверенно ковырялась в связке ключей, а когда нашла нужный,  быстро открыла замок. Сигнализация тут же оглушила помещение тихим свистом и шатенка поспешила ее отключить.
Когда свет, среагировавший на движение в коридоре озарил помещение и отразился в зеркалах и белом глянцевом потолке, девушка охнула от того, что встретила взглядом свое отражение. Самое страшное, что она могла видеть в своей жизни, было не в том переулке и даже не в ее ночных кошмарах. Вот оно - существо, с размазанной косметикой, промокшее до последней нитки да и к тому же красное, как помидор, - оно смотрело из зазеркалья. Девушка, скрыв свое лицо под ладонью, захлопнула входную дверь и унеслась в ванную, пробормотав: Прости.. Я на секунду. В побеге к ванной комнате девушка споткнулась о своего питомца - игуану Эйса, который был явно ошарашен таким наездом на его пространство, которое это хитрожопое и самостоятельное животное себе выделило прямо в углу коридора.
Только когда заперлась в ванной, девушка подумала, что надо было предупредить гостя о ее питомце, потому что появление такого большого, похожего на домашнего дракона, выскочившего со страниц детской сказки, ящера, может испугать неподготовленного человека. И от этой мысли Эвелин рассмеялачь. Да так звонко и задорно, что даже шум льющейся из крана воды не смог заглушить этот девичий смех.

0

49

Ему действительно было жаль ее. Хорошая ведь девчушка, не виновата же она, что родилась такой на свет. Да, есть на свете ублюдки и похуже того, который прижал ее сегодня в переулке, а как же иначе? Нету хороших людей, все мы по своему плохи, просто кто-то в большей, кто-то в меньшей степени, но жизнь требует, чтобы все были одинаковы сильны. Просто нужно уметь отпускать. Отпускать людей, плохие воспоминания, то, к чему привык и что любишь. Многие говорят, что на это нужно время, да чепуха это все. Нет, ничего не забывается, ничего не проходит мимо. Пусть, откатываясь, волна памяти дает передышку, становится ненадолго гладкой, похожей на бледно-зеленый мрамор: ее мыльная пена прорезана ветвистыми молниями. А время - оно не лечит. Оно не заштопывает раны, оно просто закрывает их сверху марлевой повязкой новых впечатлений, новых ощущений, жизненного опыта. И иногда, зацепившись за что-то, эта повязка слетает, и свежий воздух попадает в рану, даря ей новую боль… и новую жизнь. Время - плохой доктор. Заставляет забыть о боли старых ран, нанося все новые и новые. Так и ползем по жизни, как ее израненные солдаты. И с каждым годом на душе все растет и растет количество плохо наложенных повязок.
Проходя мимо консьержки и держа пакеты в одной руке, будто они не весили ничего, Дэвид сурово глядел на двери лифта, которые приближались с каждым его шагом. На женщину-консьержа он не посмотрел, но почувствовал неодобрительный взгляд то ли на себе, то ли на девушке за своей спиной… Колд вызвал лифт и, плечом прислонившись к стене, опустил голову, выжидающе глядя на щель между дверьми. Не то что бы он весь горел от нетерпения избавиться уже от этой промокшей насквозь и испачкавшей свою одежду девчонки, но внешнее поведение говорило о чем-то похожем. На самом деле Дэйв и сам не знал, куда ему торопиться. Дома его ждет невеста, отношения с которой, кажется, рушатся и вот-вот превратятся в развалины да прах. А может быть она и не ждет его? Может быть он переоценил свою собственную значимость для нее?
Дэвид неожиданно резко прокашлялся, внезапно почувствовав, что и нос начинает слегка сопливиться. Простыл, не иначе.
Лифт подъехал, гостеприимно раскрывая двери перед двумя людьми, хотя внутрь войдет только один. По крайней мере так планировалось изначально, и так думал сам Колд. Он подождал, когда девушка войдет внутрь, после передал ей пакеты, все так же опираясь плечом о стену. Глаз он не поднимал, впрочем, как и сама незнакомка, но тут она вдруг выставила ногу, чтобы задержать двери лифта. Мужчина поднял на нее глаза, отчего на лбу собрались морщины. Кажется, надо было что-то сказать, но он не знал что; Колд выпрямился, встав напротив девушки.
- Я не знаю, как вас отблагодарить.. – он не моргая глядел на ее лицо, хотя оно было обращено слегка вниз, впрочем, как и взгляд, - Могу только предложить теплого чая и..
В этот момент она улыбнулась, и Дэвид разглядел в ней что-то, чего не замечал доселе, будто взглянул сызнова. Признаться, в том виде, в котором она перед ним предстала, мужчина не рассматривал ее как некий привлекательный для себя объект… Правильно говорят, что самая приятная дуга у женщины – это ее улыбка. В этот момент он чуть было не пропустил следующую фразу девушки мимо ушей, просто думая. «Надо же. В душе обида, а на лице улыбка.»
- .. и супа. Честно, больше нечем угостить. Впрочем, наверно, я итак испортила все ваши планы на пятничный вечер.
Лишь только стоило ему услышать о супе, Колд ухмыльнулся, сдержав смешок, опустил голову, но в уголках глаз его проснулись веселые морщинки. Дальше он не мог слушать ее серьезно, из головы все никак не выходил этот суп. Взяв себя в руки, Дэвид поднял глаза на девушку, как раз тогда, когда она сделала то же самое. Тут мужчина внезапно посерьезнел и, моргнув, опустил лицо. Стоит ли вообще в это впутываться? Хотя и так уже успел впутаться по самое не горюй. Но так не хотелось возвращаться домой, а тут, вроде как, приглашают, да и еще не плохая девочка, черт возьми!
Пока он раскидывал мозгами, двери начали закрываться, а почти прошептанное «спасибо» девушки уже растворилось в воздухе; рука его неожиданно уперлась в одну из дверей, мужчина нажал на нее, хотя в этом не было нужды. Шагнув внутрь, Дэвид встал рядом с незнакомкой и поставил руки в бока, низко опустив голову, едва касаясь щетинистым подбородком своей груди. Этот поступок не казался ему безрассудным, совсем, и со стороны шатенки – тоже. С прошлого нового года Колд начал ощущать на себе какую-то ответственность; теперь ему вечно казалось, что нужно делать не так, как тебе хочется и как привык, а как ты должен делать, правильно, общепринято. Эти условности и правила, кажется, связали его, и в ответ он все сильнее сопротивлялся. Когда он был один, он постоянно делал так, как ему одному того хотелось. И сейчас он испытывал легкую радость, потому что поступил по своему желанию.
С этими мыслями Колд, кажется, совсем позабыл о своей спутнице. «Дьявол, имя до сих пор не спросил.» Он украдкой поглядел на девушку, но она, кажется, заметила его взгляд. Потом мужчина опустил глаза на босые миниатюрные ноги, кажущиеся совсем детскими рядом с его массивной обувью. А незнакомка отчего-то улыбалась. Дэвид не понимал отчего, но созерцать это было приятно.
Тут двери открылись, и девушка тут же поспешила пролезть вместе со своими сумками наружу, вызвав у мужчины невольный смешок. Качнув головой, он направился следом за хозяйкой. Когда они оказались в квартире, свет залил окружающее пространство, отчего Дэвид даже слегка поморщился. Девушка вдруг закопошилась и быстро исчезла за углом, оставив своего «гостя» одного в просторной прихожей. Признаться, квартирка была воистину элитная, чего он почему-то не ожидал. В отличие от своей спутницы, Дэвид промок не так сильно, но все же снял влажную рубашку, оставшись в футболке. Разувшись, он не спеша направился в холл, осматриваясь и даже присвистнув, увидев огромную плазму на стене. Из ванной послышался звонкий смех и Колд повернул голову, сведя брови. «Чего еще смешного она там нашла?» - с этой мыслью он шагнул вперед и тут наступил на что-то… живое. Это самое живое дернулось и страшно зашипело.
- Мать твою! – с таким возгласом Дэвид упал на пол, приземлившись на задницу, и дико вытаращил глаза на нечто огромное и кожестое, обитающее в квартире его не простой знакомой незнакомки.

+1

50

Женщины точно умеют колдовать в тайне от мужчин. Сейчас она зашла в ванную зареванной и растрепанной девицей, закрыла за собой плотную дверь, еще две минуты стояла над раковиной, слушая, как из крана сочится струя воды. Две минуты; ей нужно было именно столько, чтобы прийти в себя и уже окончательно все осознать. Расставить по местам в своей голове. И, спустя еще столько же, когда красное лицо высохло и приобрело относительную свежесть, из ванной комнаты вышла уже совершенно иная девушка. Умытая, плавная в каждом своем движении, с расчесанной косой ниже плеч, ласково улыбающаяся миру по простой своей привычке, спокойно держащая свои спутавшиеся в клубок чувства в руках. Она попыталась сохранить остатки своего достоинства и, запрокинув курносый носик, медленно проскользнула в гостиную, где ее спаситель разглядывал зеленого ящера, напуганно выпучив глаза.
Симпатяшка. - стоя в дверях, произнесла Эвелин, разглядывая гостя со спины. Когда тот обернулся и поймал на себе ее взгляд, девушка кивнула: Симпатяшка он, говорю. Глуповатый, правда.
Рыжеволосая молча скрылась в коридоре, последовав на кухню.
Борщ. - подала голос Эвелин, сквозь грохот кастрюль, - Хотя ты вряд ли знаешь что это такое.
Видимо, сумев привлечь внимание мужчины то ли разговором о еде, то ли ее аппетитным запахом, девушка посадила своего спасителя за небольшой обеденный стеклянный стол. Ей, правда, казалось, что здесь гостю совсем не понравится. Все такое воздушное, простое, девчачье. В такой обстановке взрослый мужик вроде него должен, наверно, чувствовать себя по-дурацки, да и сама ситуация была неловкой до одурения.
Стукнув кастрюлей на стол перед гостем, Эвелин налила в белую тарелку источающую самый аппетитный запах бордово-красный суп. Она обратила внимание, как изменилось выражение лица мужчины. Американцы, которые ни разу в своей жизни не ели этой вещи, менялись в лице и даже не стеснялись спрашивать, что за байду намешала им в тарелку Эвелин. Девушка, к слову, любила это блюдо больше всех остальных супов, и всегда с удовольствием угощала им своих гостей. Готовить Эви любила и, если бы не финансовые трудности, то, пожалуй, закупалась бы продуктами хоть каждый день и создавала бы на своей кухне самые вкусные и редкие блюда из кулинарных книг.
Просто попробуй. Никто еще не отравился, - скромно улыбнулась девушка, размешивая в его тарелке ложку сметаны.
Тихо и безмятежно. Наконец-то она почувствовала себя именно так. Чувствуя, конечно, собственное легкое волнение по поводу незнакомца, которого сама же притащила в дом, Эвелин была, однако, уверена, что теперь ей уже ничто не угрожает. Он появился, как белый рыцарь из тех сказок, которые мать читала ей в детстве перед сном, - в самый страшный и сложный момент... И, наверно, этим самым он настолько поразил впечатлительную юную даму, завоевал ее доверие, что та совсем потеряла бдительность. Пусть ее гость и не был особо разговорчив, не травил анекдоты, но сейчас Эв чувствовала, как ее растоптанное в грязи настроение вновь возвращается к ней. Только-только оно зажглось яркой искоркой в ее нежно-зеленых глазах, как произошла очередная неприятность... Похоже, что сегодня все-таки должно было случиться что-то плохое...
Наливая себе горячий чай, девушка покачнулась и, не удержав в тонких ручонках чайник, вылила половину его содержимого себе на руки. Громкий вскрик, наверно, должен был всполошить всю округу. На нежной тонкой коже мгновенно проступили волдыри, а сами руки горели так, словно с них заживо содрали скальп. Зажмурившись от боли, девушка прикусила губы и сунула руки в морозилку со льдом.
Видимо, мне сегодня просто суждено убиться! - со злостью выпалила она и прижалась лбом к холодильнику. Как же она ненавидела этот день. Эти неудачи, которые как будто преследовали ее сегодня.
Да уж, то еще зрелище для гостя. Можно было бы подумать, что эта мадам явно психически нездорова с ее неуклюжестью, невезением и громкими непристойными выкриками, но то ли ее нелепая улыбка сверкающая наперебой собственной боли, от которой она жмурилась, то ли что-то еще выдавало ее настоящие качества... доброту, искренность и открытость души.
Девушка укусила себя за щеку, чтобы не выругаться вслух и, кое-как закрыв холодильник, села напротив мужчины. То ли смеясь, то ли плача от собственной нелепости, Эви стыдливо опустила глаза. Но протянула гостю ладонь. Эвелин. Девушка усмехнулась, и больше не произнесла ни слова.

+1

51

- Хорош зверь… - не оборачиваясь на вошедшую девушку выдавил Дэйв, все еще пялясь на огромную ящерицу. Та же, в свою очереди, покосилась на непрошенного гостя и мерзко вытащила раздвоенный язык (видимо, принюхиваясь), чтобы в то же мгновение спрятать его обратно. Колд невольно поежился, огляделся назад и, узрев, что девушка смотрит на него, поспешил подняться.
- Борщ..?- крикнул он вдогонку, криво повторяя название и особенно букву «щ», которую слышал первый раз в жизнм, собрался последовать за хозяйкой, но остановился, обернулся еще раз на ящера, чтобы удостовериться, что ему не померещилось. Нет, к сожалению, не померещилось. Тварюга ответно уставилась на него, словно понимала что-то, и снова провела мерзопакостную манипуляцию со своим языком. Колд передразнил его, в душе еще разок чертыхнувшись, ушел на кухню.
- Звучит странно, - проговорил Дэвид, садясь за небольшой стол и с неподдельным интересом наблюдая за кастрюлей. Как только ее крышка открылась, тридцатилетний мужик откатился лет на двадцать назад, вытянул шею, нетерпеливо заглянув внутрь кастрюли. – И выглядит – тоже… - уже с сомнением произнес Колд, наблюдая, как ярко красный суп переливается из половника в белоснежную тарелку, - Зато пахнет классно, - добродушно улыбнувшись, он наконец-то поднял глаза на девушку.
К слову, магией какой-то она точно обладала. Меньше часа назад с ней произошел страшный случай, возможно, хуже всего, что могло бы произойти с девушкой, но она быстро взяла себя в руки. Хотели изнасиловать. Запереться бы в квартире и не вылазить еще два дня, переваривая случившееся и восстанавливая моральные силы. Нет, пригласить чужого человека к себе, улыбаться, да еще и ухаживать за ним. Просто благодарность, но однозначно от души. Это приятно. В одно мгновение Дэйву стало стыдно за себя, за то, что никак не поддержал девчушку, а даже наоборот, раздражался от ее всхлипов и вздохов. Что сделало его таким черствым? Неужели жизненный опыт способен сделать одеревенелым каждого из нас? Колд не раз смотрел на девушек, одержимо надевающих этот образ, рассказывающих всем и каждому о великих своих страданиях. Нет, объяснять их причину не нужно, зачастую это вымученно придуманная причина. Но сам факт того: смотрите, как я страдаю, как я никем не понят и одинок, это будет на поверхности, на показ. И это будет вершиной того айсберга, имя которому не боль, а скука. И проявления такого образа будет предельно книжным, по транскрипции: а тут я должен уныло взглянуть на дождь за окном, сесть на подоконник, пальцы обязаны быть озябшими, греть их сигаретой или чашечкой чая/кофе, и грустить, грустить, грустить о нем. Почему о нем? Потому что о любви грустить привычно. Привыкший лицезреть подобные спектакли все чаще Колд все больше становился к ним равнодушен, иногда не различая вранье и явь. Не любит он, когда давят на жалость, но здесь, как все уже поняли, история совершенно другая и только один он виноват в том, что вовремя это не разглядел или не захотел разглядеть.
Распробовав уже третью ложку супа, который оказался слегка непривычным на вкус, но тем менее очень вкусным, Дэвид собрался сделать комплимент хозяйке. И отчего все это его никак не напрягало? Чужой дом, чужая девушка, вкусный суп, годзиллы в гостиной… Все как-то нелепо, не так как в сюжетах заезженных романтических кинокомедий. И это, честно говоря, было радостно осознавать.
  Внезапно тишина и спокойствие этих минут были нарушены пронзительным вскриком и грохотом. Колд встрепенулся; он видел всю эту короткую картину от начала и до конца. На спине внезапно проступили мурашки и где-то за ушами неприятно защекотало. Вскочив, как чертов слон, опрокинул на себя оставшийся суп. Нецензурно выругавшись, похлопал себя по джинсам, но, оставив это на потом, вышел из-за стола со словами:
- Кому-то мы насолили, однозначно, - проговорил он как можно непринужденнее, хотя на самом деле деваться не знал куда. Еще бы! Не особо то приятно стоять рядом с незнакомкой, которая очень не дурна собой, с пролитым на джинсы супом, а ведь большая часть яства пришлась именно на паховую область!
- Вот только угарать не надо, - предупредил он девушку, не глядя ей в глаза, явно чтобы не начать улыбаться. А уши все-таки покраснели, - Марлю неси скорее! – скомандовал он ей, сам же обратился к кухонным ящикам.
Когда девушка вернулась обратно на кухню, Дэвид только смог разыскать соду. Молча разведя ее в стакане воды, Колд усадил рыжеволосую на стул, подвинул свой и устроился прямо напротив, склонившись над хрупкими руками и нежной кожей, пораженную кипятком, раскрасневшуюся, покрывшуюся пузырями. Приложил мокрую марлю к этим местам, при этом зачем-то держа компресс своими ладонями, что делать было совершенно необязательно.
- Меня Дэвид зовут, - поглядел он на нее исподлобья.

+1

52

Самое идиотское положение, в каком я бывала,- констатировала девушка, прижимая к груди ошпаренную красную ладонь. Горячая, красная, она распухла прямо на глазах. Кровь пульсировала в сосудах, стучала в висках. Её сказочное невезение было похоже на распланированную дешевую актерскую постановку: так нелепо и гнусно смотрелось оно со стороны. Эвелин стиснула зубы и молча села на стул, опустила голову вниз. Внутри нее гнев бился о стену, пытаясь прорваться наружу. То ли от собственной лживой улыбки, которой она прикрывала свое замешательство, то ли от мерзкого и ненастоящего спокойствия она приходила в ярость. Ведь она не такая стойкая и равнодушная. Она женщина. Ей страшно, черт возьми. Еще полчаса назад её пытался изнасиловать какой-то сучий сын, а сейчас она привела к себе домой чьего-то загулявшего мужика и кормила его супом, прожгла себе дырку в руке и теперь с трудом держалась, чтобы не взорваться от переполняющего ее чувства обиды.
Эвелин сидела напротив своего гостя уже достаточно долго, но только сейчас обратила внимание на то, что он весь измазан бордово-красными пятнами разлитого на одежду борща. Все содержимое тарелки уже успело подсохнуть на темной рубашке и штанах мужчины, а он, словно не обращая внимания на свой конфуз, крутился по кухне и раздавал указания.
Марлю неси скорее! Эви подскочила на ноги. Она стала крутиться вокруг себя, суетливо вспоминая где в ее доме может быть хотя бы одна лишняя тряпочка. Она уже не чувствовала такой острой боли, как в первые секунды, но вздувшаяся кожа на нежной руке продолжала гореть. Рыжеволосая быстрыми шагами засеменила прочь из кухни.
Она долго копалась в ящиках, переворачивая вверх дном все их содержимое. Одной рукой сделать что-либо вообще было очень сложно, поэтому складывать все назад, когда нашла марлевую повязку, Эв не стала. Она прижала бинт к руке, чтобы сделать хоть что-нибудь с зудящей кожей, но от прикосновений стало только хуже.
Эвелин выскочила из комнаты так же быстро перебирая босыми ногами. Зеленый зверь, попавшийся ей на пути, что пакостливо наблюдал за сложившейся картиной из угла коридора, испугавшись, что его вот-вот задавят, грозно хлестнул длинным тонким хвостом, едва не попав по пролетевшей мимо хозяйке.
Дойдя до кухни, Эвелин замедлилась и тихо остановилась в дверях. Несмотря на свою небывалую торопливость и неаккуратность, шаги девушки были легки и едва слышны даже в полной тишине. Гость, достав упаковку соды, отмерял ее количество ложкой, задумчиво и кропотливо размешивая порошок в воде так уверенно, словно делал это каждый день. Эв молча застыла у порога, наблюдая. Она не знала почему остановилась. Не задумывалась о причине своего интереса к этому человеку. Просто стояла в дверях, не издавая не звука, заняв голову какими-то посторонними мыслями. Она забылась в безмятежности, напавшей на нее так неожиданно и подло. Стояла так, до тех самых пор, пока мужчина не обернулся в ее сторону, держа в руках стакан. Эв машинально одернула себя, и прошла внутрь кухни, опустив метающийся по сторонам взгляд.
Нашла, - тихо произнесла девушка, протягивая марлю мужчине и одновременно садясь на стул. Ее спаситель сел прямо напротив, обмакнув тряпицу в замешанном растворе и осторожно прикладывая её к ожогу.
Эвелин автоматически отдернула руку, стоило только ему коснуться повязкой пораженного участка кожи. По всему телу пробежала мелкая и колкая дрожь - то ли от болезненного прикосновения, то ли от смущения, заставшего её врасплох.
Прошла секунда, две, три... боль стихла, и Эвелин непроизвольно, даже не задумавшись об этом, вернула руку, вложив ее обратно в ладони мужчины. Он, конечно, держал марлю. Иначе зачем ей было это делать?
Эви потупила взгляд, почувствовав, как от излишней заботы краснеют ее щеки и в горле щекочет смущение.
Красивые мужчины... Они еще опаснее красивых женщин. От них идет кругом голова, притупляются чувства, которые в другой ситуации предостерегают от необдуманных поступков.
Но теплая ладонь так осторожно прикасалась через повязку к ране, усмиряя боль, что та податливо отступала. А может Эвелин просто забылась, перестав думать о боли и своей руке. Девушка сидела напротив собеседника в совершенно растерянных чувствах, не зная о чем говорить, находясь с незнакомым человеком в такой близости друг от друга.
Он исподлобья посмотрел ей в глаза, от чего рыжеволосая едва заметно вздрогнула. Эвелин опустила глаза на свою руку, и почти не подала виду, что улыбнулась.
Меня Дэвид зовут, - произнес гость, и девушка несколько раз кивнула ему головой: Ты весь в борще, Дэвид. Неназойливый смешок разбавил напряженную атмосферу этого вечера, и хотя боль в руке уже почти прошла, убирать свою ладонь первой Эвелин не торопилась.

+1


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Квартира ОлдРоуд.