Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Дом на окраине.


Дом на окраине.

Сообщений 31 страница 60 из 75

31

- Случилось. Я тебя встретил. -, эти слова как бальзам на душу, девушка тлела от сладких речей Колда, но она точно знала, что тот лукавит. В тот же момент мужчина повалил Настю на диван, так, что та даже не успела ухватится тонкими пальцами за плечи Дэвида, что бы хоть как то смягчить падение. Мужчина был похож на беспощадного хищника, надвисшего над телом слабой жертвы. И ведь действительно, Виконт просто таяла от его чарующего, дьявольского взгляда, он будто гипнотизировал вновь и вновь приковывая к себе. Вдруг в его глазах застыл огонек, а девушка определила, на что от обратил внимание, - Клеймо ставят коровам да коням, я похожа на этих животных? - лукаво улыбнувшись и приподняв бровь обратилась брюнетка к мужчине. Нет, её ни сколько не обидели его слова, напротив. Горячий палец его руки коснулся бледной кожи брюнетки, и оттуда, словно зарядом пронеслась волна, обогащая тело знакомыми впечатлениями, которые появлялись этой ночью, а может все таки утром?
Снова желание? Да, кажется оно. Её ветвистые руки коснулись сильных плеч мужчины, стараясь притянуть его к себе вплотную. Хотелось вновь почувствовать его сердцебиение по своему телу, уловить горячее дыхание на нежной коже. Лицо Колда медленно потянулось к ее, и девушка уже была готова на поцелуй, разомкнула свои пухлые губы и прикрыла глаза, как телефон мужчины предательски завибрировал.
Как внутри все обломалось, в тот же момент Виконт поняла, что ждать ничего не придется, ведь это тот самый звонок, которого так боялся мужчина. У него и сейчас в глазах появился страх и неуверенность. Девушка быстро приняла сидячую позицию, и сложив ноги на диване сделала потише телевизор, который по сути даже не мешал. Возможно она сделала это для какой то своей выгоды. Наверное что бы убедится и утихомирить разбушевавшуюся ревность.
Дэвид принял вызов и прислонил телефон к уху, Настя то же в этот момент довольно сильно насторожилась, правда вида не подавала, сидела молча уставившись в заглушенный телевизор. В трубке послышался мужской голос, отчего девушка полной грудью выдохнула и облокотившись рукой о диванную спинку положила на ладонь голову. Особого интереса углубляться в разговор у нее не осталось, поэтому на мгновение девушка провалилась в какую-то свою нереальность.
Изредка шальной глаз улавливал настроение лица Колда, и с каждым взглядом в его сторону он становился все тревожнее и беспокойней. Вернуться из своих мыслей заставил повышенный тон мужчины, Настя даже вздрогнула, когда слова Дэвида перешли на крик. Да, судя из того, о чем они беседовали, речь шла о чьей то возможной смерти, или в предвкушении того.
Виконт знала какого это терять близкого тебе человека, в детстве ее оставила мать.. Взгляд остекленел от зябких воспоминаний, по коже прошелся не приятный холодок, захотелось зажмуриться.
- Дьявол.- Настя рассеянно подняла глаза на мужчину, но вымолвить что-то она не решилась, да и подходящих слов толком не было. Её пугала реакция Дэвида, но в то же время она была очень предсказуемой. Его зеленые глаза заметно потемнели, рыская по комнате, как дикий зверь, губы были плотно сжаты, зубы видно тоже, раз отчертились так хорошо скулы,
- Я должен ехать, Насть. - Виконт лишь закрыла глаза и молча кивнула, она услышала как тот сорвался с места и побежал на второй этаж, явно за вещами. Девушка осталась сидеть в комнате пытаясь понять, что сейчас произошло. Она не хотела устраивать ему доскональный опрос, да и нужен ли он ему вообще? Поэтому брюнетка просто вздохнула,  выключив телевизор  встала с дивана, и пошла следом за Колдом. Поднявшись по тонким ступенькам она безошибочно дошла до спальни, и встав в дверной проём застала его за ожидаемым занятием - собиранием вещей.
- Дэвид, ты на долго?...- очень тихо и неуверенно произнесла Виконт, боясь вмешаться и попасть под горячую руку. Отчего то в уголке ее души возник страх, и он рос...каждую секунду нарастал, как злокачественный вирус...Прогуливался по всему телу и делал его слабым.

0

32

У каждого из нас бывает в жизни время, когда необходимо сделать выбор. Вспомнить всё, что любишь, ценишь, и сделать то, что Ты, только Ты сам, считаешь правильным. Потому что ничьё мнение кроме твоего не будет иметь значения, и только ты сам будешь решать, прав ты или нет.
Обнаружилось вдруг, что мир состоит из нескольких слоев: на самой поверхности - тонкий целлофан знакомых голосов, под ним - скользкий шелк солнечного света, еще глубже - непрочный, но целебный марлевый бинт привычного домашнего интерьера, а под ним - толстый войлочный слой небытия, темноты, которую ощущаешь не глазами, а всем телом.
Дэвид спешно накидал в сумку немного одежды, буквально на смену. Сам переоделся из домашней одежды в джинсы и белую футболку. Ехать ему примерно суток двое на машине. В голове Колда сейчас был бардак и полная неразбериха. Чувства надо было убрать подальше на полку, снова мешают думать. Все же как быстро омрачится момент эйфории и умиротворенности двух людей. Дэвид не хотел покидать Настю, оставлять ее здесь одну, но он должен был ехать. Точно не знал, хотел ли, но знал, что должен. Его отец, будучи полицейским, не мало раз попадал в передряги, но в этот раз голос Джо сильно взволновал Дэйва и он не мог спокойно и здраво оценивать ситуацию. То, что он никак не может сосредоточиться только выводило его из себя. Мужчина уперся о камод руками и уставился в окно. Он не паниковал, но был достаточно напуган тем, что может потерять собственного отца. Отношения с родителями когда-то были напряженными. Почему когда-то? Потому что Дэвид не связывался с ними уже весьма долгий срок. Несколько лет ни телефонных разговоров, ни вместе проведенных праздников. Да, Дэвида определенно можно было назвать неблагодарным, бездушным ублюдком, но зато он свободный ублюдок. И стремился к этой свободе с 16-ти лет. Уже тогда он отдалялся от родителей и начинал жить своей жизнью. Им и сейчас не понять, как можно жить такой разгульной жизнью: гулять по барам, жить в основном в мотелях, не иметь крепкой семьи, постоянной работы, детей в конце концов. Еще далеко не поздно конечно, но дело то не во времени, а в человеке. Все это было чуждо и непонятно для них, они не принимали этого. Ну, как-то так и вышло, что сын сильно отдалился от своих отца и матери, тех, кто с такой заботой растили его. Беспечность. Однажды мне предложили выпить. Мне понравилось. И я выпил ещё. Чтобы держать стакан, хватает и одной руки. Вот я и начал курить, чтобы вторая не простаивала. Через какое то время я перепробовал все возможные напитки, кроме крови, все разновидности секса, кроме бездарного и все разновидности правонарушений, кроме насильственной революции. Каждый шаг был мне приятен. Каждый новый жизненный опыт наполнял меня презрением к тем, у кого не хватило на него смелости. Окунувшись на минуту в раздумья, Дэвид заметно посерьезнел и его взгляд уже не был столь тревожным, хотя на душе скребли кошки. В дверном проеме оказалась Настя, она скованно задала Колду вопрос. Мужчина посмотрел на нее, все еще так же оперевшись ладонями на деревянный комод и как можно мягче сказал:
- Надеюсь нет. - он выдохнул и опустив взгляд, перевел его на окно. Он с новой силой почувствовал себя виноватым перед родными. Немного помолчав, он вымолвил, прищурившись:
- Порой мне хочется уснуть и не возвращаться больше в этот наш гребанный реальный мир. Я оглядываюсь на свою жизнь и удивляюсь тому, как мало доброго я сделал. Порой я остро чувствую, что где-то должен быть другой путь, по которому можно уйти от того человека, каким я стал - против своей воли или по неосмотрительности.
Голос его звучал серьезно, но Настя наверно не понимала, что он имеет в виду. Колд и сам подумал, что зря высказал ей все это. Да и вообще. Нужно было уже уносить свою унылую задницу из дому, чтобы не тревожить брюнетку. Он знал, что вряд-ли кому-то понравится выслушивать подобное, вникать в чужие проблемы, это никому не нужно сейчас. И никогда Дэвид не говорил подобное кому-то кроме себя, в подсознании. А Насте почему-то сказал, возможно само собой вылилось. Колд посмотрел на девушку, потом взял необычайно легкую сумку, которая была почти пустая, и приостановился у дверного проема:
- Пройдем, проводишь. Теперь он уже не летел сломя голову, шел рядом с Настей, но смотрел только вперед, напряженным взглядом. Когда они спустились по лестнице, миновали коридор, Дэвид обулся и встал перед Настей. Еле еле улыбнувшись, он нежно поцеловал ее в щеку, при этом притягивая к себе за талию, будто не хотел отпускать. Отстранившись, он посмотрел на нее, сверху вниз:
- Деньги оставил в спальне, на комоде. Не много, но хватит на первое время. - он печально вздохнул и прислонил свою ладонь к шее девушки, под скулой. Большим пальцем мягко провел по ее щеке, а потом улыбнулся: - Мужиков не водить. В зеленых глазах на мгновение снова зажегся дьявольский огонек, но он был тускл и быстро погас. Дэвид положил в руку девушке связку ключей. Улыбка спала с лица мужчины, он убрал руку от Насти, засунув ее в карман и опустил голову:
- Ну пока. После этих слов он открыл входную дверь и вышел, слегка прикрыл ее за собой, полагаясь, что брюнетка закроет ее как следует. Спустившись с лестницы, он он подошел к гаражу, без труда открыл его и подошел к родной машине. Импала его, как всегда сияла, грязной или пыльной она никогда не была. Вот к ней то Наст и стоило ревновать Дэвида по-настоящему.
- Здравствуй, милая. Нас с тобой снова ждет долгий путь. Грустно улыбнулся мужчина, проходя мимо и поведя рукой по черному автомобилю. Устроившись за рулем, он небрежно кинул сумку на заднее сиденье, завел Импалу и двинулся из гаража. После вышел, закрыл "ворота", снова оказался в салоне и бережно нажав на газ выехал на лесную дорогу и скрылся за стволами деревьев. Все вроде обыденно, если бы не угроза жизни отца.
Порой судьба похожа на песчаную бурю, которая все время меняет направление. Ты тоже меняешь направление, но буря тебя преследует. Куда бы ты не повернул -  буря идет за тобой. Так повторяется снова и снова. Вы кружитесь в смертельном танце. На рассвете… Буря не возникла из неоткуда. Ты для нее не чужой. Буря и есть ты. Нечто внутри тебя. Единственное, что тебе остается - пройти сквозь бурю. Не сомневайся, она вопьется в плоть как тысяча лезвий. И люди будут истекать кровью. Эта кровь будет у тебя на руках: твоя кровь и кровь других.
И когда буря утихнет, ты не вспомнишь, как тебе удалось выжить. Ясно одно: если ты вышел из бури, твоя жизнь не будет такой как прежде.
Она будет прекрасна.
===> Детройт.

0

33

Сколько прошло дней с того времени как Настю покинул Дэвид, разрешил властвовать ей в его же доме и почувствовать себя хозяйкой в столь огромном городе? Время летело не заметно...И хоть ей было не понять столь резкого исчезновения она всё таки ждала. Частенько Виконт поглядывала на телефон, в надежде увидеть пропущенный звонок или смс. от странника. Кажется эта брюнетка отошла на задний план, и Колд совершенно позабыл о ней, а может она просто себе накручивала, да и какое ей вообще дело? Так или иначе Настя ждала. Каждый божий день не проходил даром, с утра Виконт отправлялась на такси в город, искала работу, ходила по магазинам, расслаблялась. К вечеру она превращалась в настоящую дом-хозяйку. В холостяцком гнёздышке начало попахивать тёплым уютом и кексами, которые запекались в духовке. Холодильник теперь не урчал, словно от холода. В нем всё время находились продукты, детские магниты украшали его скучный вид. Над столиком повис календарик с собачками, пушистые овечьи коврики расстелились по ламинату полов. Подле окон начали расти какие-то растения, то кактусы, то орхидеи, даже пальмочки. Девушка пыталась хоть как-то скрасить своё одиночество. Друзей найти ещё не удалось, а зверушек заводить нельзя было, всё таки чужой дом.
В один прекрасный вечер Настя как обычно, заварила кофе, и закрыв дверь на ключ уселась в гостиную, мало ли что по телевизору могут показать? Щёлкая канал за каналом палец руки не поднялся нажать на кнопочку, а взгляд приковало чёткое изображение красивого мускулистого животного. Тело всё загудело, а к горлу подкатил колючий комок. " Лошади.... " глаза остекленели, а звук вдруг отразился эхом в голове, брюнетка поспешила в давно забытые воспоминания. Когда-то давно она очень любила этих зверят, всегда просила у родителей только одного, на каждый свой праздник. Настя хотела себе лошадь, всегда хотела. В любой момент, когда на глаза попадалось это невероятно мощное животное, в ней появлялась какое-то игривое желание исполнить свою детскую мечту. И в этот раз случилось так-же.
" Теперь я могу себе позволить такую роскошь. Всё таки я могу. " придя в себя, Настя молча оторвалась от телевизора, и подобрав к себе поближе лаптоп устроилась на диване поудобнее. Целый вечер прошёл в "теории", она читала про породы, про лошадиное содержание и уход, про болезни, но в голове осталось не много со всего этого. Девушка так и уснула на первом этаже, с включённым телевизором и со страницей в ноутбуке " Horses.com"
На утро Виконт преследовала мысль о покупке собственной животины, она никак не давала ей покоя и не позволяла расслабиться хоть на минутку. Брюнетка открыла объявления о продажи и начала листать и просматривать всевозможные варианты. Она всё таки искала себе не чемпиона, а лошадку для души, обычную. Частенько глаза приковывал какой-нибудь статный жеребец, цена которого достигала полу миллиона, но этот вариант быстро отпадал.
Вскоре Настя наткнулась на интересное объявление, о холёном жеребце, интересной масти. Объявление было расписным, в нем были и фотографии, и видеоролики. Виконт с наслаждением всё пересмотрела, и пережевав волнение набрала номер, который был так не заметен под красивыми комментариями о характере лошади.
- Здравствуйте, я по объявлению звоню, это ведь у вас лошадь по кличке Вихрь Айрин продаётся? - Девушка слегка прищурилась перечитывая кличку жеребца в объявлении, пытаясь удостовериться, что всё произнесла правильно,
- Здравствуйте, да, он стоит на продаже, хотите посмотреть? - Виконт расширила глаза, и ощутила как сердце в груди сильно забилось,
- А можно? Я бы очень хотела. - Да конечно можно, как ещё по другому можно понять, нравится лошадь или нет. Это тебе не кастрюльку по телевизору заказать, это живое существо, которое надо лелеить, любить и уважать, к нему ещё и подход нужен. Настя получила адрес конюшни, и записала телефон персонала, который должен был ей показывать лошадь. Слишком всё быстро начало происходить, пару часов назад девушка ещё просматривала объявления, а сейчас вприпрыжку одевается и уноситься к такси...

+1

34

Девушка мирно указывала дорогу, уже настолько приевшуюся к ней. Каждое утро - она углублялась в бетонные джунгли в поисках каких-либо приключений на свою пятую точку, и примерно в это же время возвращалась. Частенько с большими, бумажными сумками, которые были заполнены различными безделушками. Настя старалась обжить этот дом на свой лад, много уже что в нём поменялось. Появилась тёплая атмосфера, светлые тона занавесок, приятный запах чего-то жареного и испечённого. Поездка в автомобиле Эминема была очень натяжной. Девушке было весьма тяжело ехать в полном молчании, да и с кем ехать. Неужели этот чокнутый действительно является мировой звездой рэпа. Даже если и так, то извиваться перед ним, она не желала. Да и вообще, сейчас многое что устраивало. У них были весьма равные позиции, и это забавляло, что Маршалл вёл себя как простолюдин. Обычный парень, с обычным снежным барсом, на обычной машине. Нет, в этом не было ничего плохого. Да и Настя в данный момент больше беспокоилась о коте, который был бы вынужден скоротать эту ночь в салоне автомобиля. - Нет, ты что?! Серьёзно мог подумать, что я Меган Фокс?! Это льстит. Но... Не воспринимай всё так близко к сердцу. Я просто пошутила. Меня зовут Настя. - " Наверное девушек с подобным именем здесь встретить - редкость. Ну что же, я уникальна." Брюнетка отвернулась к стеклу, подперев своей ладонью подбородок. Вроде бы говорить стало не о чем, и вновь эта противная тишина, что так резала слух. Складывалось ощущение, что ты должна, должна обмолвиться хоть словом, но не получалось. Нету одинаковых тем.
Даже банка от пустого китекета не помогла разрядить обстановку. Девушка преданно впилась в неё пальцами. Можно было бы позудеть и по этому поводу, но не стоило лишний раз капать на душу противными советами и нравоучениями. Виконт видела - её знакомый устал. Он периодически клевал носом крутя баранку, изредка девушка следила за его движениями, боясь, что рэпер всё таки заснёт. Далилас затих на заднем сидении, кажется он спал, а может до сих пор находился в полном оцепенении, не в силах воспринять реальность. Настя скользнула по банке кошачьего корма ногтями, это привлекло и взгляд. Девушка поняла, что насытить этого котёнка ей обязательно придётся. Благо она совсем недавно купила кусок свинины, думала в духовке запечь в сыру. Но кажется, не судьба. Ладно, приютить этих беженцев - полбеды. На самом деле в голову не приходили мысли о Дэвиде, который строго настрого наказал никаких очупецев в дом не таскать. Ведь Эминем не был очупенцем?! Или был? Не важно, он попал. Ему потребовалась помощь, и Виконт готова была оказать её. Хотя бы дать возможность переночевать, и подумать, что делать с хищной кошкой.
Вскоре огни Лос-Анджелеса оказались далеко за дорогой, по которой ехал чёрный джип. Искусственно высаженные леса зачастили, дерево к деревцу, они росли как инкубаторные, все одинаковые. Через каждые пол километра дорогу освещал тусклый фонарь, показывая то, что всё-таки здесь ещё жилая зона. Домов видно не было, только лишь те, в которых предательски горел свет.
- Сейчас будет поворот направо. - Девушка выгнула спину, поёрзав на сидении. Косточки хрустнули, а губы растянулись в сладкой, сонной улыбке. Её всегда убаюкивало в машине. Тепло, хорошо и тихо. Рассеялись те волнения, по которым изначально Настя так парилась. И пускай они молчали, наговорятся ещё, быть может. - И снова направо. Вот. Машину оставь тут... - Они остановились. Виконт приоткрыла дверь, и неуспев вылезти проговорила, игриво подёргивая бровями и щуря глаза, - А то быть может, Дэвид вернётся, и очень удивиться, что гаражное место занято. - От сказанного по её коже пробежали мурашки. Или это всё таки от прохлады вечера?! Не факт, но сказанное ею действительно пронзило на сквозь. А вдруг накаркает.
- Ну что ты там копаешься? Пошли. - Настя прошла к лестнице, поднялась по ступеням, и вставив ключ в замок открыла дверь, приветливо приглашая Эминема с котом войти.

+1

35

Нет, ты что?! Серьёзно мог подумать, что я Меган Фокс?! Это льстит. Но... Не воспринимай всё так близко к сердцу. Я просто пошутила. Меня зовут Настя. Маршалл улыбнулся и сонно согласно качнул головой. Приятно познакомится, Настя. Это прозвучало как-то комично. Он проболтался в её обществе, наверное, целый час, сейчас, он едет к ней домой. И едва ли не приехав в дом девушки, только что узнал, как её зовут. Надо будет не забыть имя.
Сейчас будет поворот направо. Конечно же, Эм проехал его,  а затем, задним ходом, отъезжал назад и заворачивал куда надо. Из этих полу ночных разъездом можно было даже сделать неправильный вывод, что он недавно сел за руль. И снова направо. Вот. Машину оставь тут... Хорошо. – коротко произнёс Эм и, заглушив мотор, откинулся на спинку кресла. Твой женишок-то мне морду не отполирует? – лениво поинтересовался Эминем и стал копошиться в машине, напряжённо отыскивая какую-то вещь. Нашёл. Предметом его поисков была зелёная сумка от «адидас» такая, с коими современные школьники нынче ходят в школу. Затем, ещё какой-то мешок – очевидно, там было то, что принадлежало Далиласу. Всё это взвалилось на одно плечо, а затем, скомандовав коту что-то вроде «выгружаемся», сгрёб животное в охапку, прижимая к себе, и пошёл за Настей в дом. Тяжёлая цепь болталась и била парня по коленке. Тот шпынял её, пытаясь забросить на руки, но так, наподдавая цепь он и дошёл до дома, не справившись с непокорной железкой. А то быть может, Дэвид вернётся, и очень удивиться, что гаражное место занято. А, его нет? – Отлично.  – слегка оживился Маршалл и облегчённо выдохнул. О, да, ему не придётся отмахиваться от этого ненормального, который, наверняка, полез бы на него, не разобравшись в чём дело.
Вот, Эминем уже вошёл в дом, неприятно врезавшись плечом в косяк. И что самое противное – сон как рукой сняло. Рэпер бы с удовольствием обменял усталость на сон, но, увы, это было сделать невозможно. Опять что ли бессонница? Твою ж мааааать…. Весело начинается ночка – ничего не скажешь. Парень закрыл за Настей дверь и опустил кота на пол, отцепляя цепь. Затем, прошёлся по дому, забыв снять кроссовки, проверяя, закрыты ли везде окна. Когда он удостоверился в том, что ускользнуть Далиласу не суждено, то наконец, вспомнил, что ходит по дому в обуви и, конечно же, на ходу раздеваясь и скидывая кроссовки, разбросал свои вещи по дому. Мда, аккуратность – не самое свойственное ему качество. Как личность весьма без тормозная и нахальная, тут же начал хозяйничать в чужом доме, наливая воды коту в миску, принесённую с собой. Затем, поставил чайник, чтобы напоить чаем себя любимого. Всё это делалось в полном безмолвии со стороны Эминема. Наконец, он рухнул на стул на кухне с чашкой чая в руках. Могла бы и обслужить гостя, хозяюшка. – заметил Маршалл, в этот момент страшно вытаращивая глаза, так как обжёг язык горячим чаем.
Повернув голову на своего питомца, Эм, чуть нахмурившись, заговорил, повышая голос: Так! Далилас! Обои не драть! На шторах не висеть! Об мебель когти не точить! Подушки не трахать! Вот. Я Всё сказал. Маршалл довольно усмехнулся и, подпирая рукой тяжёлый кочан, уставился на девушку. Жаль, а она, наверное, меня обслуживать не станет. Слишком воспитанная и культурная дамочка с кучей комплексов и верностью к своему какому-нибудь неудачнику. Мне бы… найти какую-нибудь неудачницу, которая бы вечерами ждала меня домой. Не ложась спать, потому что беспокоилась бы где я, с кем я, что я делаю. Тяжело вздохнув, мол трахнуться нельзя, так хоть поговорим, Эм задумчиво произнёс: Расскажи что ли что-нибудь. Где Дэвид-то твой?  Поинтересовался Маршалл, всё так же не чувствуя себя в полной безопасности, что было ему необходимо чтобы заснуть. Мало ли – расслабишься, умудришься заснуть, а потом припрётся этот придурок и нарушит твой драгоценный сон, который ты с таким трудом пытался вызвать всеми возможными и невозможными способами. Что-то подсказывало, что, несмотря на дикую усталость, спать как нормальный человек он не сможет. Мысль об этом его очень потревожила, поскольку после ещё одной бессонной ночи он будет чуствовать себя через чур плохо. Ещё и этот мальчик что-то болтал по поводу рекламы Форда. Мда, форд – его любимая марка, несмотря на то, что сейчас ездит он на джипе. Там, в Детройте у Эма было две машины этой марки. Одна – чёрный внедорожник, другая – форд-мустанг чёрный, с красными полосами, служащими стильным украшением для сей машины. Иногда он подумывал о том, чтобы перегнать этих коней в Лос-Анджелес, но откладывал эту мысль до лучших времён. Ему надо хотя бы поселиться где-нибудь. Прочно поселиться, чтобы точно знать, что это надолго, а не разъезжать со всем хозяйством туда-сюда. Пока, с этим чёрным джипом и несколькими сумками он был достаточно мобилен.
Недавняя переписка с Таней уже полностью сформировала его планы на следующее утро. Выспаться, если получится, затем, потихоньку собраться и валить, валить…. Хотя, можно устроить себе день отдыха и проторчать здесь целый последующий день, а свалить только вечером. То радушие, с которым Таня звала его к себе в гости, его, несомненно, радовало. От этой особы веяло чем-то добрым, домашним. Приятным теплом, уютом. Семейным очагом, в конце концов. Не, это всего лишь фанатка, которая хочет получить меня хоть на денёк в своё распоряжение для того, чтобы я расписался для всех её, небось, многочисленных подружек и поучаствовал в куче фотографий.
Допив свой чай, Маршалл встал из-за стола, но вскоре сел обратно, держа в руках сумку. Он стал копошиться в ней, с весьма озабоченным выражение лица. Ну неужели я забыл? Наконец, были извлечены таинственные таблетки без упаковки. Добрая половила ячеек уже пустовала. Эминем не торопился их принимать, а пошёл наливать себе ещё чаю. Быть может для того, чтобы запить.

+1

36

По телу девушки пробегали мурашки, явно от прохлады, что была на улице. Зайдя в дом, каждая клеточка её тела расслабилась утонувши в уюте и теплоте. В нос забил сладковатый запах её духов, они наверное уже пропитали всю квартиру, вплоть от коридора, до подушки кровати. Настя была дома. Пусть это здание принадлежало Колду, но только в нём Виконт находила себе место, только в нем она могла реально отдохнуть. Уже всё было привычным, девушка знала в каком ящике лежат лейкопластыри, а в каком зубочистки, трубочки. Каждый уголок уже был изучен до нельзя, и всё казалось только своим. Возможно она ощутила себя хозяйкой, пока истинного хозяина дома не было рядом. Но ведь каждый день Настя ждала с нетерпением его возвращения. Нет, не то, что бы она соскучилась, просто надо всё таки идти своей дорогой. Не взирая на его вежливость, "услугу", гостеприимство.
Скинув с себя сумочку, она аккуратно сложила её на тумбочку, что стояла практически у самой двери. Оперевшись о дверной косяк рукой, Настя стащила с ног туфли и отложила их в сторону.Эминем по нахальному прошёл во внутрь в кроссовках, сделал несколько шагов вперёд по коридору, высматривая в комнатах что-то. Даже себе, Настя не позволяла подобной наглости. Хотя, свой труд ты всегда ценишь больше, наверное поэтому брюнетка старалась не свинячить тут, по скольку с утра пришлось пройтись по полу шваброй и тряпкой. Возмущённо проводив глазами мужчину, Настя закусила губу, и слегка нахмурив брови вздохнула, - Потрудись хоть здесь, вести себя нормально. Это тебе не гостиничный номер, где ты можешь делать всё то, что пожелаешь. - строго проговорила девушка проходя на кухню. Первым делом она открыла морозилку, вытащив оттуда кусок говядины положила его в раковину размораживаться. Рэпер тем временем поставил чайник, а Виконт достала ветчину, масло и хлеб. Искоса она смотрела за Далиласом, всё таки животное дикое, не предсказуемое, да ещё и маленькое - в нём шкодливости очень много. Испортить чужую мебель она бы не позволила, а вот пометить свою территорию - ну... Тряпка в помощь. Нарезая тонкими ломтиками хлеб, девушка с незаметной улыбкой поглядывала на Эминема, что так смело управлялся с чайником и кипятком. Он налил чай в одну кружку, заварил хорошенько, и притянув к губам проговорил, -Могла бы и обслужить гостя, хозяюшка. –, по лицу поплыла кривая усмешка, а зелёные глаза сосредоточились на ноже с ветчиной, - А ты не офигел ли?! Может тебе ещё ножки помассировать?! Давай не выкобенивайся. - закончив с мясным продуктом, Виконт обмазала хлеб маслом и сложив на него ветчину, уложила всё на тарелку. - Кушать подано. Ваше величество! - с ноткой иронии проговорила брюнетка, шумно поставив тарелку прямо-таки перед носом мужчины.
Можно было бы поиграть в деловую дамочку, как Настя услышала какое-то копошение в соседней комнате, " Ёлки палки. Там же ещё этот... Кот!", растерянно глянув на Эминема девушка прислушалась, -Далилас! Обои не драть! На шторах не висеть! Об мебель когти не точить! Подушки не трахать! Вот. Я Всё сказал.- Брюнетка фыркнула, и сжав  свои пальчики в кулачки поплелась к барсу. Застав его в гостиной Настя сложила руки на груди и притопнула ногой. - Не шкодь, а?! - " Какая глупость. Он обязательно меня послушает! Конечно. Силой мысли заставлю его быть паинькой. Чушь собачья. " ещё раз осмотрев комнату, и не обнаружив никаких улик Виконт вернулась на кухню. Мясо было твёрдым как ледышка, и по всему не спешило размораживаться. Поэтому девушка вытащила его из пакета, положила на тарелку и открыв микроволновку оставила в ней размораживаться.
- Расскажи что ли что-нибудь. Где Дэвид-то твой? - Настя уселась за стол, есть ничего не хотелось, да и пить тоже. Слегка прищуренные глаза осматривали лицо рэпера, всё-таки это был он - самый настоящий Эминем. " Сума сойти, Эминем сидит прямо-таки передо мной. И самое обидное, что мне до лампочки какая он там звезда. Эх. А была-бы его фанаткой - пищала бы от счастья наверное. Кроме нахальной рожи я в нем ничего и не вижу. Хотя ..рожа симпатичная." очнувшись от мыслей, Настя пару раз хлопнула ресницами и тряхнув головой с новым вниманием глянула на мужчину, - Что?!- только сейчас из памяти Виконт вспомнила о его вопросе, да и содержание, - Мой Дэвид?! - мягкая улыбка пленила её губы и она потупила зелёные глаза на стол, - Да какой он мой. Я не знаю. Он сорвавшись уехал. Просто исчез. Пыталась звонить - нет сигнала сети. Что-то случилось. - закончила фразу она очень серьёзно. Зрачки расширились и уставились куда-то в пустоту, руки нервно теребили ключи от дома. - Думаю скоро вернётся. - В эту секунду микроволновка отзывчиво пискнула, напоминая о том, что ещё осталось полторы минуты до её завершения работы. Настя обернулась на звук, - Скоро твой питомец поест нормально. - Тяжело вздохнув девушка снова сосредоточилась взглядом на Эминеме, - Тебе надо с ним что-то делать. Снежный барс - не игрушка. Их очень мало в природе осталось. И в будущем в него стрелять - это глупо. Очень. -

+2

37

Девушка тем временем стучала ножом по доске, что-то нарезая на кусочки. Нос с удовольствием уловил пленяющий аромат ветчины.  А ты не офигел ли?! Может тебе ещё ножки помассировать?! Давай не выкобенивайся. Ножки? – живо отозвался Маршалл. Не против! Наконец, прямо перед его носом по столу грохотнула тарелка с бутербродами. Кушать подано. Ваше величество! Это ты правильно придумала. – пробормотал Эм, ловко подхватывая рукой соскользнувший с масла кусок ветчины. Что?! – Эминем поперхнулся чаем и жестко закашлялся. Уж слишком неожиданным был этот её возглас. Мой Дэвид?! Да какой он мой. Я не знаю. Он, сорвавшись, уехал. Просто исчез. Пыталась звонить - нет сигнала сети. Что-то случилось. Ещё страдая от приступов неудержимого кашля, Эм прислушивался к её словам. И ты преданно его ждёшь? – усмехнулся Маршалл. Он, доев бутерброды, откинулся на спинку стула, пронзительно глядя Насте в глаза. Насть, как ты думаешь, я всегда сообщал своей бывшей жене о том, что еду снимать себе шлюху? Заметь, жене. А для него ты кто, даже не девушка, получается. Эма потянуло на какие-то более философские рассуждения. Ну что, красивая девушка, всё при ней. И личико и фигурка, и ножки. А осталась на хозяйстве, встречать жратвой и уютом того, кто, возможно, сейчас имеет другую. Думаю, скоро вернётся. Маршалл лишь усмехнулся и покачал головой. Вы забавные, девушки. Для вас свет клином сходится на одном, в то время как мы можем иметь множество вариаций на вечер. Однако, Настя решила продолжить тему Далиласа, в которой, как показалось Эминему, он уже поставил точку. Скоро твой питомец поест нормально. Тебе надо с ним что-то делать. Снежный барс - не игрушка. Их очень мало в природе осталось. И в будущем в него стрелять - это глупо. Очень. Глубоко вздохнув, Эм положил руки на стол, наклоняясь ближе к девушке. Спасибо тебе за то, что приютила нас на ночь и накормила. Но это не твоя жизнь, а значит и не твоё дело. Бесполезно что-то советовать мне. Раз я решил – значит решил.
Маршалл, подтверждая свои слова, ударил ладонью по поверхности стола и встал, чтобы налить себе ещё чаю. Стоял к ней спиной, копошась с чайником, попутно, вновь заговорил: Не волнуйся – стреляю метко. Если так получится, то умрёт быстро и почти без боли. Многое я терял в этой чёртовой жизни. И его терять будет тяжело. Я не хочу пока загадывать на будущее. Эминем опустился на стул с наполненной до краёв чашкой перед девушкой. Потеребив пальцами, успешно найденные в закромах сумки таблетки, рэпер задумчиво проговорил: Думаешь, от хорошей «звёздной» жизни я ночами не сплю и как конь жру снотворное? Кстати, у меня ещё и конь есть. При последней фразе Маршалл заметно повеселел, вспоминая свою первую и единственную прогулку на лошади. А ты, что же, живёшь не так далеко от конюшни и ни разу не ездила верхом? Эминем подпер голову рукой, мечтательно вспоминая Анжела и думая, наконец, наплевать на все проблемы и съездить с целью попокатания. Но тут опять, на всех его планах и желаниях, раком вставал Далилас. Если я припаркую машину в теньке с котом внутри, а сам пойду к Анжелу…. Нет, этот вариант не прокатит, так как барс всё равно разнесёт мне салон в клочья. Так-с. Я же хотел к Тане. Значит, если всё наладится, я смогу оставить его у Тани в доме, а сам смотаться к лошади в кои веки. А вот куда мне после неё деваться – уже вопрос. Эх, Далилас, Далилас. Что будет, когда ты станешь в два раза крупнее и сильнее…?

+2

38

Настя пропустила всё мимо ушей, остелкенев глазами в дверном проёме. Ей всё ещё чудились странные шорохи в гостиной, мысленно она молила о том, что бы это был не Далилас, а просто...просто самовнушение. А может микроволновка? Она приятно жужжала, размораживая большой кусок говядины. Вдруг Эминем начал кашлять, поперхнувшись чаем, то ли ветчина поперек горла встала. Девушка словно очнулась, она слегка привстала, готовая уже похлопать мужчину по спине. Правда он обошёлся без её помощи, и потому Виконт села на прежнее место, с ехидной улыбкой поглядывая на рэпера. - Мог бы у Далиласа попросить, что бы он тебе китекет оставил. Банка была большая же. С хозяином делиться нужно.- Действительно, аппетит у Маршалла был волчий, иногда казалось, что он не жует, а сразу глотает большими кусками. - Тихо ты! Не подавись! Ещё сделаю. Не жалко же. - И снова эта странная жалость к этому человеку. Хотелось пожалеть, чем-то помочь, рассказать на ночь сказочку и уложить спать. Не уж то у этой аристократичной особы сработал материнский инстинкт? Нееет. В 21 год она ещё даже не думала о детях, кроме того, она не очень то их любила. Разве что чужих, маленький и спящих. В себе же Настя пыталась разобраться окончательно. Эминем её не пленил, не отталкивал, он был ей абсолютно безразличен. Её удивляло, что она так свободно себя ощущала в окружении звезды. Словно это был не Эминем, а парень с подворотни, который, бедный, зажался калачиком на скамеечке и пытался уснуть в объятии ночи.
Звонкий "Дзынь" заставил девушку оскалиться в хищной улыбке. Она быстро поднялась, открыла микроволновую печь и достав оттуда мясо поставила на стол. Кровавая жидкость колебалась под говядиной, очевидно Далилас должен был почувствовать запах крови, по скольку даже Настя ощутила этот металлический оттенок.
- И ты преданно его ждёшь? - вопрос прозвучал странно, девушка не видела его выражения лица в этот момент, но слышала с каким скользким намёком он был произнесён. Виконт замерла, цепляясь за ручку ножа своими пальцами. Что надо было ответить на подобное? - Да, жду. - заставив себя расслабиться тихо произнесла брюнетка, уверенно вороча мясо по тарелке. Оно разморозилось, по краям было горячим, но в середине всё-таки не подогрело. Вывалив его на доску, девушка начала нарезать небольшие куски.
- Насть, как ты думаешь, я всегда сообщал своей бывшей жене о том, что еду снимать себе шлюху? Заметь, жене. А для него ты кто, даже не девушка, получается. - В эту секунду сердце забилось чаще, Виконт зависла, перестав разрезать закуску для барса, и задумчиво потупив глаза вбок, решила просто промолчать. " Какое его дело? Да и мне глубоко насрать с кем он там может кувыркаться. Глубоко на-срать! " Это голова так говорила, а сердце то кипятилось, журчало пузырями и шипело. Продолжив нарезать куски девушки прислушалась к мужчине, - Спасибо тебе за то, что приютила нас на ночь и накормила. Но это не твоя жизнь, а значит и не твоё дело. Бесполезно что-то советовать мне. Раз я решил – значит решил. -, Настя вновь задумалась, и повернувшись к мужчине с окровавленным ножом в руках заулыбалась, - Дело твоё конечно. Но..Прочитав в газетах о том, что Эминем был сожран диким животным  - я вспомню Далиласа.-
- Не волнуйся – стреляю метко. Если так получится, то умрёт быстро и почти без боли. Многое я терял в этой чёртовой жизни. И его терять будет тяжело. Я не хочу пока загадывать на будущее. - театрально закатив глаза и разведя руками Настя отвернулась, занимаясь своим прежним делом. Вскоре говядина была разрублена и помещена в миску для салатов. Развернувшись к рэперу девушка положила чашу рядом с его кружкой и уселась рядом, - Зови свою кису. - правда Эминем сделал нечто другое, он помахал таблетками и проговорил, -Думаешь, от хорошей «звёздной» жизни я ночами не сплю и как конь жру снотворное? Кстати, у меня ещё и конь есть.-. Поморщив нос Настя отмахнулась рукой, - Не ной ты, а?! От несчастной жизни... спишь со шлюхами?! взял себе барса? Бухаешь?! бегаешь от поклонниц.  не говори сказки. Ты тратишь свои деньги на всякую хреноту, когда люди голодают, решаешь чью-то судьбу стреляя в них пушками. Своих амбалов натравляешь, как цепных псов..на людей... - Тема чем-то задела, завела и заставила резко поменять тембор голоса. Она говорила на повышенных тонах, едва успевая заглатывать между словами воздух. - Ладно, забей. Кто там у тебя есть?! Конь?! - Это животное всегда меняло настроение девушки, она вновь превращалась в мягкую, наивную и добрую фею. - серьёзно..Лошадь? А где? Тут держишь? - Эминем расплылся в странной улыбке и прикрыл глаза, явно что-то вспоминая, -А ты, что же, живёшь не так далеко от конюшни и ни разу не ездила верхом?- " Вот уж удивил.. барс то в его духе, но лошадь. Я фигею с этой личности." - Ты про какую конюшню? Я какраз таки на одной своего зверя держу. -

+1

39

Мог бы у Далиласа попросить, чтобы он тебе китекет оставил. Банка была большая же. С хозяином делиться нужно. Тихо ты! Не подавись! Ещё сделаю. Не жалко же. Ага. Жратву у кота собственного отбирать? – рассмеялся Эм. Да к тому же, я Китекет не употребляю.
Маршалл вздрогнул от звяканья микроволновки и проводил взглядом девушку, когда та пошла вынимать из неё что-то. Его рассуждения о верности, видно, заставили её задуматься, но она не сочла нужным что-либо ответить Маршаллу.
Зови свою кису. И поставила миску с ещё тёплым мясом под нос рэперу. Далилас! – рявкнул тот. Иди жрать! И составил миску со стола на пол, чтобы животное имело к ней самый, что ни на есть, прямой доступ. На его вроде бы простые слова девушка среагировала как-то через чур живо. Не ной ты, а?! От несчастной жизни... спишь со шлюхами?! взял себе барса? Бухаешь?! бегаешь от поклонниц.  Не говори сказки. Ты тратишь свои деньги на всякую хреноту, когда люди голодают, решаешь чью-то судьбу, стреляя в них пушками. Своих амбалов натравляешь, как цепных псов…на людей...
Эминем заметно напрягся и даже приподнялся над стулом, и, постепенно повышая голос, заговорил, вроде бы в своё оправданье:
Ты не прошла через всё, через что прошёл я. Либо убиваешь ты, либо убьют тебя – это правило Детройта. А я был белой вороной там, но умудрился выжить. Сплю со шлюхами!? От безысходности! Были времена, когда я не мог достать пелёнок для своей дочери, потому что на эти чёртовы продовольственные талоны нельзя было их купить! Я изворачивался, пытаясь доставать деньги! Мы жили в вагоне на колёсах и его постоянно грабили! И что теперь!? Она шантажирует меня моим же ребёнком! А раньше изменяла! Эм казался неуправляемым в этот момент. Глаза, пронзительные, кажущиеся безжизненными и бесконечно холодными. Чуть дрожащие руки, которыми рэпер упирался в стол, нависая над ним, а заодно и над собеседницей. Нет, он не должен был всего этого говорить. Но это была глубокая обида, шедшая из глубины его сердца. Обида, что живёт и будет жить там до самой кончины рэпера. Это как синдром случайного попутчика. Маршаллу потребовалось выплеснуть это – он так и сделал. 
Я окружён смертями! Своих друзей, дорогих мне людей! Мне снятся по ночам они все! Мне снятся даже погибшие дети друзей, потому что я любил их! Я вижу кошмары. Он утих, вроде, присмирел. Быть может, выдохся, и устало опустился на стул. Потом, горько усмехнулся. Моя охрана – они все сидели в своё время. Порой они и меня-то колотят. Я не смотрю, когда они кого-то задирают, так как привык уже. Многое в последнее время зависит не от меня.
Тяжело вздохнув, Эминем взболтнул остатки чая в кружке и нахмурился. Ну вот. Опять будет тяжело заснуть. Зря ты меня рассердила. Вспомнил, что Настя интересовалась его лошадью, он счёл нужным ответить, хотя говорил уже пресно, без особого интереса. Он потрогал пальцами нервно выступившую вену на виске, и опять глубоко вдохнул воздух, будто ему не хватало его в лёгких. Да рядом тут конюшня. Большая. Меня туда Саша привела. С ней в первый и последний раз и катался. Потом приезжал один раз просто так к Анжелу. Ездить я не умею. Только галопом – что удобнее всего. Надо будет тренера какого-нибудь нанять. Выслушав её, Эм проговорил: Понятно. Свой зверь – это классно. Я не покупал эту лошадь – смысла не вижу. Не хочу пока так связывать себя с Лос-Анджелесом. Я же часто в разъездах.
Глубоко вздохнув, он всё так же ровно и спокойно спросил: Ты хочешь ещё поговорить? Я бы уже спать пошёл. Не дожидаясь ответа от неё, Эм сожрал сразу две таблетки и запил их остатками чая. Потом просто сидел, слушал, что она говорит. Можно было увидеть ту тенденцию изменения его лица. Взгляд этих голубых, зачастую, пронзительных глаз, становился всё тусклее и тусклее. Более пустым. Речь заторможенной и вялой. Наконец, он пробормотал что-то вроде «спокойной ночи, не беспокой почём зря» и медленно отошёл к дивану. Казалось, он с трудом перебарывает в себе сон и сейчас свалится прямо на пол. Но до диванчика он дошёл и успешно на него лёг. Затем, послышался глубокий вздох, вскоре превратившийся в мирное посапывание. Маршалл, как ребёнок, перевернулся лицом к спинке дивана, с головой спрятался под пледом, удачно оказавшемся рядом, и поджал под себя ноги, уютно сворачиваясь в форму какой-то неизвестной буквы. Мда, глядя на него, невольно и самому хотелось спать. Наконец-то, смогла расслабиться каждая мышца этого тела. Он погрузился в глубокий крепкий сон без каких-либо сновидений или кошмаров. Снотворное – вредная штука, как считают многие люди. И сам Маршалл считал это вредной вещицей, но зачастую, рэпер мог заставить себя заснуть только таким образом. Накормлен, напоен, спит – что может быть прекрасней?

+2

40

Ничто не способно излечить нас от потери родного человека. Ни правда, ни искренность, ни сила, ни доброта. Все, что мы можем, это выживать в обнимку с этой трагедией и учиться тому, что никакая очередная потеря не будет менее горькой.
Импала сегодня двигалась с привычной ей скоростью по оживленному шоссе. Некоторые машины стремились вперед, обгоняя черный автомобиль, другие – наоборот, оставались позади. Такой привычный шум дороги, запах шин, пыль. Он ехал весь этот день. Теперь было прохладно и Колд закрыл окно машины. Ему было как-то привычнее водить ночью и не смотря на то, что в Лос-Анджелесе в темное время суток машин меньше не становилось, даже наоборот. Усталые руки вдруг вцепились в руль крепче. Да одном пальце красовалось серебряное, мужское кольцо, и выгравированный на нем, совершенно ничего незначащий оскалившийся зверь. Похожий то ли на волка, то ли на медведя. Костяшки на руках были все изувечены. Сейчас уже затягивались и Дэвид еще чувствовал неприятное ощущение, когда при сжатии кулака, кожа натягивалась. Да, а помнится несколько дней назад костяшки были выбиты в мясо. От неприятных воспоминаний мужчина потер лоб и задел небольшую ссадину над левой бровью. Новые шрамы – новая память.
Теперь Дэвид не мог определить из-за чего больше колит внутри. Картинки недавнего прошлого пролетали перед глазами с огромной скоростью, мелькали порой. Аж на душе скребло, когда зеленые глаза вдруг снова видели бледное, каменное лицо мужчины-полицейского, а еще хуже было при воспоминании о его жене; на ней в тот момент не было лица. Она была так же бледна, а на щеках оставались многочисленные маршруты, оставленные солеными слезами. Дэвиду, пожалуй, было сложнее вспоминать лицо матери, нежели смерть отца. Две недели назад все было так безоблачно и гладко; рядом была Настя и им было хорошо вместе. Ну, хотя бы половину из того времени, что они провели вместе. Честно признаться, Колду было не до Насти все время его отъезда. Подумать о ней он мог лишь перед сном. Хотя какой там сон. Лишь только мужчина прибыл в родной город, прилетел к своему отцу. Поговорили. Минут пять. Колд старший успел все простить своему сыну. А дальше ушел на покой. Конечно, Дэвид мог бы отреагировать не так бурно, если бы эта смерть была не насильственной. Полторы недели тянулись медленно, но событий происходило предостаточно. Похороны, опять слезы. Тяжело конечно, но Дэвиду было бы еще труднее, если бы он не преследовал цели отомстить, ну или хотя бы засадить убийцу. Коллеги отца не смогли отказать Дэвиду, когда тот объявил им, что тоже участвует в розыске. Полицейские конечно потом пожалели, что взяли его с собой. Когда ублюдка обнаружили, Колд накинулся на него, как бешенный зверь. Будто он был псом для травли. Мужчину смогли отбить от преступника только дубинкой. От чего теперь каждый может наблюдать шрам над его бровью.
Красный сигнал светофора. Остановка.  Дэвид подумал: может все на свете с самого начала где-то тихонько потерялось и находится очень далеко. По крайней мере, есть одно такое тихое, спокойное место, куда все должно пропадать, соединяясь там воедино, наслаиваясь друг на друга, образуя некую фигуру. А мы всю жизнь только и делаем, что отыскиваем то одну, то другую потерю  словно вытягиваем их на свет божий за тонкие нити, к которым они привязаны. Он закрыл глаза и попытался вспомнить: сколько же там, в этой общей куче потерь, может быть его - всего прекрасного, что навсегда ушло из его жизни. Как бы это удержать, зажать в своих ладонях и не отпускать. Если бы он только мог, только мог…
Снова зеленый. Машины устремились веред и Импала влилась в этот поток. Вскоре он начал редеть, а впереди тащил свою задницу грузовик. Дэвид, будто находясь в прострации, на автомате вышел на встречную полосу для обгона. Но через несколько секунд его ослепили фары машины. Очнувшись, мужчина широко распахнул глаза и резко свернул руль влево, т.к. справа был ненавистный грузовик:
- Твою мать! – раздраженно прикрикнул он под звуки свистевших шин. Он оказался на обочине встречки, затормозил. Еще бы сантиметров десять и точно бы задел встречную машину. В груди неприятно щекотало, это был не тот адреналин, который так любил Колд. Машина заглохла и Дэвид, тяжело вздохнув, положил руки на руль, а в согнутые в локтях руки уткнулся лбом. Веки закрывались сами собой, но мужчина подбодрил себя тем, что дома должно быть спит зеленоглазая брюнетка и дожидается его. Вообще Колд был реалистом, это помогало ему твердо стоять на ногах и двигаться вперед. Не хотелось разрабатывать идеи о том, что девушка могла спалить, продать дом, водить дружков или устраивать умопомрачительные вечеринки, гремя и круша все внутри. «Ладно, поехали» - скомандовал он себе и завел свою давнюю подругу.
Вскоре в поле зрения появился знакомый поворот. Здесь машин уже не было совсем. Кроме шума мотора Импаты и приятного шуршания шин о лесной грунт, ничего не нарушало тишину. Да, кстати машина, что просто дышала роком, уже два дня пути провела в молчании. Не тянуло как-то хозяина слушать музыку. Мысленно Колд настраивал себя на хороший лад, на улыбку. Никому ведь не нужна твоя кислая рожа, правда? Время было около часу ночи, когда Дэв выехал на привычную ему полянку. Но взгляд его омрачился, лишь только он увидел чужую машину.
- Эээто еще чо за херня? – недовольно протянул Дэвид, насупившись. Ему все это совсем не нравилось и он, нахмурив брови, поспешив выйти из машины. Не сводя подозрительного взгляда с непонятно откуда взявшегося джипа, он дошел до лестницы. Подняв наверх суровый взгляд, мужчина увидел, что свет еще горит. Буравя зелеными глазами дверь, Колд наконец оказался у ее порога и открыл замок дубликатом ключа, что был предусмотрительно изъят из бардачка Шевроле Импалы. Сделав решительный шаг внутрь, Дэвид не успел закрыть за собой дверь, как наткнулся на чью-то обувь. Это были кроссовки, которых раньше никогда здесь не было и не будет. Колд и подростком не носил таких. В глазах стали появляться и скакать бесята, когда мужчина, все так же нахмурив брови, поднимал взгляд все выше, осматривая пол и разбросанные по нему вещи.
- Настя! – грозно крикнул Колд, требуя, чтобы девушка пришла в холл. Взгляд скользнул по дивану и он увидел там человека. Какого-то мирно посапывающего мужика, закутывавшегося в плед. Кости хрустнули, когда Дэв с силой сжал оба, изуродованных о лицо одного подонка, кулака. Глаза его широко раскрылись и он с трудом разжал челюсти:
- Ты тут приют для бездомных устроила?! – все еще кричал он Насте, которая никак не появлялась в поле зрения. «Да, где она черт возьми!» В это время, разъяренный, усталый и измученный дорогой, он широким шагом направился к предполагаемому бомжу и через две секунды вырос над ним большой тенью. С ходу схватив того за шиворот, он зло проговорил:
- Вставай, мешок говна. – отпустив его одежду, Дэвид уронил его на пол и был ошеломлен. «Хо! Больно рожа знакомая! Надо начистить. Чтобы больше не узнавать. Ух, держись, брат.» Сейчас Дэвид даже не озадачивался тем, как этот горе-знаменитость оказался в его доме. Ему просто хотелось набить ему морду. И да, Колд был голоден.
- Резче . – прорычал мужчина, пнув Эминема ногой и сделав шаг назад, чтобы тот мог подняться. Все-таки лежачих бить не хорошо. Надо немного подождать, пока он оклемается после сна. Все еще сжимая кулаки, Дэв был готов вышвырнуть эту тварь из дома и продолжить «разговор» там. Ну, чтобы не побить здесь чего. Как вдруг почувствовал, как под его ногами ктото пробежал. Опустив беглый взгляд вниз, он увидел прошмыгнувшего мимо кота. Тигр что ле какой-то, но точно не котенок, а настоящий детеныш большой кошки. Вдвойне ошеломленный и озлобленный, он возмутился:
- Да что здесь за хрень такая творится?!
«Странно всё на самом деле как-то получается в жизни. Всё самое простое и важное для тебя ты не ценишь и теряешь, а всякая грязь и всякая херня прилипает быстро к тебе, и ты от этого больше не можешь отвязаться.» - подумал Дэв, метая глазами искры в Маршалла.

+4

41

Бездна, в которую провалился Маршалл была бездонной и крайне неопределённого цвета, так как это была просто пустота. Ну а скажите мне, какого цвета пустота?  - вот именно. Эта пустота окружала его всего лишь часок. От силы.
Сквозь глубокий и крепкий сон, Эминем слабо почувствовал, как чьи-то сильные руки схватили его за шиворот. Он не придал этому ровно никакого значения, так как на тот момент был полностью не способен мыслить. Слышал он тоже всё весьма отдалённо – слова не различал вообще. Это похоже на работающий телевизор у соседей. Бурчит что-то, а разобрать – с трудом. Далее тело всё-таки ощутило удар об пол и это его хоть как-то пробудило. Он едва слышно застонал и подложил под голову руки, видно собираясь спать дальше уже на полу. Кто его уронил, какова была цель этих действий – после двух таблеток снотворного его это уже не интересовало.  Его уже ничего не интересовало после снотворного, хоть гей парад у него перед носом устрой.
Однако, на этом странные действия из вне не закончились. Что-то больно ударило Маршалла в живот. Ааа…!  - это был первый членораздельный звук, который он смог издать. Подобно ежу, с порванным брюхом, он стал сворачиваться, группироваться поджимая под себя ноги, еле мирясь с болью, так как удар был очень даже ощутимым.
Эминем еле приоткрыл глаза, задницей чувствуя, что такое пробуждение – это что-то ненормальное. Схватился ладонями за виски, так как голова раскалывалась по страшному. Картинка, которую могли обеспечивать ему закрывающиеся глаза, была мутной и блёклой, но даже с таким качеством изображения, он смог распознать в перекошенной роже, склонившейся над ним, того самого Дэвида – женишка Насти. Тем временем головная боль была готова уже разнести черепушку на клочки. Мало того, кочан кружился и Эм, сначала решивший, что пора подниматься на ноги, понял теперь, что на ногах он стоять устойчиво не сможет. Так хреново ему давно не было. Плюс, удар об пол и боль в животе, которую ему обеспечил этот придурок.
Маршалл опустил приподнятую до этого голову на пол и сдавленно хрипло произнёс: Ну же, бей. Что ты стоишь? Бей за свою девочку. Я же небось трахнул её. Я сейчас всё равно не встану. Бей. Он был с какой-то стороны бесстрашен. Но ему было всё равно. Уж сколько били его в жизни. Ну, ничего, побьют ещё раз, а отомстит охрана. Нет, это уже был не тот Маршалл, которого знал Дэвид в ту ночь, в тёмном переулке. Это был взрослый 38-летний мужик, которому нечего терять. Серьёзный, и, пребывая в чёрных тонах одежды, он казался более сухим и поджарым, чем тогда. Его тело было напряжено и сгруппировано до последней мышцы. Он знал, как себя надо вести, когда бьют, а ответить ты не можешь. Нельзя расслабляться, ибо напряженные мышцы, получая удар, не так чувствительны. Парень закрепил ладони замком на затылке, закрывая руками голову. Ну что, будешь играть в благородство, или всё-таки у тебя его нет? – глухо произнёс Маршалл, напоминавший в этот момент ощетинившегося ежа. Хотя, вот незадача – ёж, свернувшись, обеспечивает врагу болезненные уколы. А его тело было лишь превосходным манекеном для  отработки ударов с ноги. Где-то в мыслях, проносилось: Пистолет, пистолет, в кармане должен быть. Но он не стал лезть в карман. Пусть будет, как будет. Застрелить этого хлопца на глазах его девушки? Нет уж, пусть этим займутся его негры. Сам рэпер не был настолько бессердечен.
Так что же, мальчик, я жду. Зачем он подзадоривал врага, причём, намекая на возраст противника? То ехидство и желчь, буквально жгли его душу изнутри. Он не видел Дэвида – он ведь закрыл голову от ударов, ибо это было самое ценное в его теле. Да ему было всё равно, с каким выражением лица тот смотрит на него. Пусть хоть с умилением. Лишь одна мысль его сейчас тревожила – Далилас. Надеюсь, что если этот ублюдок полезет на него, барс догадается выцарапать ему глаза. Мало ли, кот стал слишком дружелюбен с людьми.
Маршалл хищно едко скалился от головной боли и лез бы от неё на стену, если бы не держал себя силой воли на полу. Издав странный смешок, парень воскликнул, чуть повысив голос: Ну же! А ты, Настя, да где ты там? Неси фотоаппарат! Такой снимок купит дорого любая газета! Избить Эминема – какая честь! Да вы станете богатыми после этого! Он зашёлся нервным, больше похожим на истерический, смехом. Сходил с ума? – Может быть. И нет, не от страха, а от боли и чувства собственного превосходства над этим мальчиком. Казалось, какое тут превосходство? Валяется у него в ногах, готовый терпеть побои, но сила духа у Маршалла была гораздо сильнее, чем предполагал Дэвид. Подумаешь, знакомый сценарий. Сначала, его тело будет отзываться на удары короткими сдавленными выдохами, потом, невольными стонами. Затем, наверняка, его выволокут на улицу, пересчитав головой все ступеньки и ухабы пути. А потом… непонятно что. Встать, он уже не встанет. Тем более, без кота всё равно не уйдёт. Проваляется, наверное, на сырой траве остаток ночи. Ну, по утру, может быть будет лучше. Заберёт кота, поедет к Тане. А может быть, сразу же, обуянный чувством мести, вызовет охрану. А что, это самый привлекательный вариант. Приедут, разберутся, накачают рэпера какой-нибудь дрянью, которая сработает как обезболивающее. Дадут какой-нибудь весёлой наркоты, с которой Маршаллу станет радостно как никогда. И он станет снова, на короткое время, любить этот чёртов мир. Ну а пока? Пока, он ждал.

Отредактировано Eminem (2011-11-08 11:40)

+4

42

Эминем рассказывал о том, какие проблемы его периодически преследуют. Но разве не он сам в этом виноват?! Ведь в младенчестве все равны. Равны по моральным принципам, а материально - это уже совершенно другое. - Успокойся, - пытаясь хоть каплю расслабить взбунтовавшегося рэпера произнесла Настя. Его высокий бас начинал давить на голову, даже пугать. " Смерти детей?! Никогда не понимала, при чём тут дети?! Почему всегда берутся за них, когда виноват дебильный родитель?! " закрыв лицо руками она зажмурила зелёные глаза, сердце колотилось как ошпаренное, по телу пробегали мурашки, когда девушка ощущала разъярённого Маршалла совсем близко. Да, он тенью надвисал над ней, и вибрации от громкого голоса волнами прокатывались по её голове, плечам. - Успокойся. Всё понятно. Только не стоит винить всех в этих бедах, всех кроме себя. - ладони тихонько скользнули по щекам, густые ресницы открыли взор на покрасневшего от ярости Маршалла. - Ну вот. Опять будет тяжело заснуть. Зря ты меня рассердила. -, брюнетка поджала губы и скрестила руки на груди, - Ну, прошу прощения мсье. Давай, успокаивайся, у меня валерьянка есть, может подлить в чаёк? Ты же мне про лошадь не рассказал, давай лучше на эту тему пообщаемся. А то ты скоро превратишься в Халка и всё тут разнесёшь.- Виконт деловито улыбнулась сверкнув кошачьими глазами, нет, не от дурости. Она тяжело пережёвывала всю информацию, что сейчас выдал ей Эминем, мёртвые люди, друзья, дети... это всё очень жестоко, всё очень дико и в коем веке отвратительно. Никто не имеет права отбирать у человека жизнь, только Бог, только он на это способен.
- Да рядом тут конюшня. Большая. Меня туда Саша привела. С ней в первый и последний раз и катался. Потом приезжал один раз просто так к Анжелу. Ездить я не умею. Только галопом – что удобнее всего. Надо будет тренера какого-нибудь нанять.- у Насти заметно зажёгся яркий огонёк в глазах, кажется он говорил про Роял, ещё забавнее стало после слов о том, что он ездил одним лишь галопом, " А это про него мне конюхи рассказывали?! Что как безбашеный мотался на коне в лес? ", - Слушай, а ты там запомнился. - обнажив ровные зубки проговорила Виконт сквозь широкую улыбку, - Я вот буквально недавно приобрела лошадь по имени Вихрь Айрин, такой мальчик хороший - закачаешься! А красиииивый! Я тоже ездить не умею, издеваюсь над бедной зверушкой. Надо нанять тренера и временного ездока, что бы он не забывал азы конного спорта. А ещё... Смотри, что я приобрела ему...- С диким восторгом Настя вскочила на ноги, и сбегав в гостиную комнату, предусмотрительно рассмотрев все углы и обои, направилась обратно на кухню. Далилас вёл себя очень тихо, его было не видно, не слышно, даже кушать не торопился. Пройдя к столу, девушка вновь устроилась на стульчике, и поёрзав для удобства открыла пакет, оттуда она достала вальтрап армейской покраски и кожаный недоуздок. - Круто? Правда? Мне так понравился этот цвет, как раз для моего хулиганистого мальчугана. - Щётки так и остались лежать на дне пакета, от них Настя не была в таком восторге, как от этих прибамбасов. Сложив всё обратно, она положила пакет к холодильнику, плотно приложив, что бы дикий кот, ненароком не сожрал вещи. Понятно. Свой зверь – это классно. Я не покупал эту лошадь – смысла не вижу. Не хочу пока так связывать себя с Лос-Анджелесом. Я же часто в разъездах. , Потупив глаза в сторону Виконт задумалась, - Ну да, ведь правда. Приковывать себя к Лос-Анджелесу не глупо, но рискованно. Тем более если ты всегда в разъездах. - " Мда, а я себя приковала...только зачем? Если Дэвид вернётся, погонит меня ко всем чертям...Я буду как и тогда, слоняться по парку и жить в гостиницах? Надо подумать о собственном жилье. Я готова снимать хоть однокомнатную квартирку. Главное найти работу. " -Ты хочешь ещё поговорить? Я бы уже спать пошёл. - Девушка оживилась, ведь у самой за этот день столько всего произошло, и теперь ей требовался обычный, сладкий сон. - Да, я сама хочу спать идти. - Тяжело вздохнув, Настя поднялась со стула и взяв опустошённую тарелку со стола отправила её в раковину. - Ложись спать на диване, там плед есть, миску с мясом я поставлю рядом с водой. Авось очухается -найдёт. - Брюнетка открыла кран с водой и протёрла посуду тряпочкой, аккуратно сложив её сушиться. Закончив с этой процедурой, она вытерла руки о полотенце и выключив свет последовала за Маршаллом. Тот уже разместился на диване, и казалось - спал. Виконт положила миску с едой барсу вдоль стены, где располагалась его чашка с водой. - Эээй. Далилас, иди ешь?! Кс-кс! - но обнаружив светлый комочек где-то за креслом, решила оставить его и подняться в спальню. Предварительно осмотрев комнату девушка выключила свет, оставив только ночник, и тихонечко поднялась вверх по ступеням. Настя вспомнила о пятне на юбке, которое оставила после ужина с рэпером, хотелось поскорее от него отделаться и побыстрее надеть на себя что-то домашнее. Зайдя в спальню Дэвида брюнетка на ходу стащила с себя блузку, оставшись в одном лифчике, а через время стянула и юбку. Не тратя времени Виконт нацепила на своё тело лёгкую ночнушку, нежно кремового цвета. Она легко легла на её точёное тельце, чуть выше колена, смотрелось соблазнительно. Сладко зевнув Анастасия рухнула на кровать, поверх одеяла. Юбка с блузкой так и остались лежать на пуфике. - Чёрт.. Не засыпааай.... Ещё в душ хочу. - что-то прочмокав себе под нос пролепетала брюнетка автоматически закрыв глаза. Тело приятно изнывала от непривычки, Настя каждой клеточкой расслабилась уткнувшись лицом в ватное одеяло, как же было хорошо. Она была уверенна, что прилегла на секундочку, но...уже прошло больше 10 минут. И её уносило, уносило дальше, в мир снов, в сладкие размышления о чём-то приятном. Даже не было времени подумать о чём-то, её вырубило.
- Настя! – Виконт ошпаренно открыла глаза и села в кровати. Зрачки быстро расширились и она прислушалась. То ли во сне показалось, что порадовало бы, то ли наяву. Если это второй вариант, то всё обстоит намного хуже. Нервно сглотнув брюнетка встала с кровати, и на цыпочках выйдя из комнаты, осталась у стенки перед спуском с лестницы. Да, она не ошиблась, там кто-то ходил. И это не были кошачьи лапки, это были разъярённые шаги мужчины, кожаные ботинки стучали по паркету цоканьем. " Я вообще дверь закрыла?! " Сердце колотилось, готовое в любую минуту выскочить из груди. - Ты тут приют для бездомных устроила?! – Да, это был он. Дэвид - холодный как сталь, твёрдый как камень и взбесившийся как бык. Девушка сцепила зубы и сжала руки в кулачки. Она действительно испугалась, его тон был непривычно строгим, он кричал. " Спускайся! Дура! Он же убьёт его! " услышав глухой стук Виконт вздрогнула, крики..крики Дэвида участились, а вот Эминем молчал. Собрав всю свою волю в кулаки, Настя в при прыжку спустилась по лестнице вниз. Что она увидела?! Покрасневшего от злости Дэвида, скалившегося на рэпера как на врага, как на соперника и чужака. Маршалл лежал под ним свернувшись калачиком, хозяин дома явно уже попинал его хорошенько. - Дэвид!!! Хватит! - с першением в горле крикнула Настя подбежав к мужчинам и встав между ними. Своим крохотным тельцем она постаралась хоть как-то оттолкнуть Дэвида от беззащитного Эминема, навалившись всем весом она проговорила, тихо, чуть слышно.  - Ты что делаешь?!?!? Ты что творишь я не понимаю?!?!?! Что за реакция?! Не превращайся в монстра!!! - Её испуганный взгляд нервно бегал по лицу Дэвида, высохшие губы подёргивались в мелкой дрожи. - Ну же! А ты, Настя, да где ты там? Неси фотоаппарат! Такой снимок купит дорого любая газета! Избить Эминема – какая честь! Да вы станете богатыми после этого!- - Заткнись! И поднимайся! - перебивая Маршалла процедила брюнетка, всё ещё стараясь удерживать собой мужчину. Нет, она безумно хотела визжать от радости, что Дэвид наконец вернулся, но не сейчас. Не подходящее для этого время. Но видеть его лицо - она была просто счастлива.

+3

43

Знать, что тебя ненавидят, уже несладко, но знать точную форму, которую эта ненависть принимает, проявить полную беспомощность против неё, постоянно жить с ощущением, как эта ненависть нарастает вокруг тебя - это больше чем неприятное обстоятельство. Обидчик ты или оскорбленный, если тебя ненавидят и ты живёшь в этой ненависти, она что-то забирает у тебя - она отрывает часть твоей души; она режет и не прижигает рану. Но что делать, когда ненависть растет в тебе так внезапно? Ты уже перестаешь что либо чувствовать и хочешь лишь одного. Хорошенько выместить свою злость и выпотрошить врага.
Маршалл вел себя крайне странно. По началу Дэв не принял это во внимание, продолжая с нетерпеливостью и бушующей ненавистью смотреть на рэпера. «Долго же ты просыпаешься, дружок.» - подумал мужчина, когда Эминем все-таки приоткрыл глаза. Его черепушка снова упала на пол, как раз там, где не было постелено ковра. Он начал хрипло говорить:
- Ну же, бей. Что ты стоишь? Бей за свою девочку. Я же небось трахнул её. Я сейчас всё равно не встану. Бей.
«Убью, сука!» - сжал челюсти Колд. – Встанешь и получишь желаемое. Рычал Дэвид, но теперь голос его не был повышен. Он отдавал сталью, схоже с клокотанием в горле у какого-нибудь зверя. Ему и вправду в голову не приходила мысль о том, что Настя кувыркается тут с этим олухом. Наверное оттого, что Дэвид нашел Маршалла на диване, а не в спальне. Ух, в этом случае он бы не стал терять время зря. Череп этой выскочки был бы уже проломлен. На самом деле Колд ох как ревнив и терпеть измены бы не стал. Слишком горячий у него нрав. Тем временем, рэпер съежился на полу, как будто ему было невыносимо больно. Дэв даже удивился этому, так как пнул его не сильно. Вроде бы. С их прошлой встречи Колду показалось, что что-то изменилось в этом ублюдке. Что-то было не так. Может быть из-за отсутствия побрякушек или одежда была иная, нежели в тот раз, но Эминем выглядел старше. Мужчина даже подумал, что этот сукин сын, прыгавший по сцене и теперь валявшийся у него в ногах, ровесник Колда. Откинув эти мысли он все еще ждал, когда Маршалл наконец оклемается, но тот, видимо, не собирался этого делать.
- Ну что, будешь играть в благородство, или всё-таки у тебя его нет? Так что же, мальчик, я жду.
Рука дернулась, но Дэвид смог сдержать новый порыв. Поняв, что Эминем не в состоянии встать (или всего лишь хотел, чтобы так считали), мужчина все сделал шаг к нему и небрежным движением отодвинул ногой журнльный столик, что мешал ему подойти к скорчившемуся человеку. Сев на корточки, Дэвид оперся локтями о колени, кулаки, наконец, разжались и Колд снова почувствовал неприятное ощущение из-за выбитых костяшек пальцев.
- Ты жалок. – со всем презрением вымолвил мужчина, чеканя каждую букву. – В моем родном городе, Детройте, тебя бы избили до полусмерти, а потом помочились на твою черепушку. И ты бы сдох в позоре, а не в бою. Дэвид буравил зелеными глазами рэпера, прожигая его взглядом из под сурово опущенных бровей. Оценив внешний вид рэпера и добавив пару картинок из прошлой встречи, мужчина остановился на том, что Эминем выглядел нормально. Не как нынешняя сопливая, тощая молодежь. Он был чуть ниже Колда, не так широк в плечах и груди, но сложен был явно пропорциональнее. Сразу можно было сказать, что он быстр и движения его молниеносны, как у змеи. Но теперь Дэв считал его ниже себя. Будь он слабаком, он бы подставлял свое лицо для ударов. Но Колд проповедовал сильных, и если его ударят, он не подставит второй щеки.
- И ты будешь рассказывать мне о благородстве? – продолжал он, сдавленно усмехнувшись, но снова быстро посерьезнел, - Ублюдок.  
Вдруг он услышал, как чьи-то ножки торопливо спускаются по лестнице. Он поднял голову и взгляд, завидев Настю, выпрямился. Она была одета в легкую ночную сорочку, которая как вода текла по ее идеальной фигуре и формам. Она влетела в комнату и Дэвид даже почувствовал ее сладковатый запах. Именно такой она и приходила к нему, когда мужчина был в отъезде. От этого образа Колд никак не мог отделаться. Он преследовал его каждую ночь, неотступно, точно наваждение. Образ созданный из ярких красок и плавных линий как бы горел перед ним, неизменно возвращаясь, и хотя Дэв осознавал его иллюзорность, видение все вновь и вновь вставало перед ним в своей обманчивой реальности. И вот она уже подходила к нему. Ласковый взгляд Колда не продержался и секунды, так что его вряд ли кому удалось заметить. Настя навалилась на него и он отпрянул назад на два небольших шага, сердито смотря на нее, и встал, как вкопанный.
- Ты что делаешь?!?!? Ты что творишь я не понимаю?!?!?! Что за реакция?! Не превращайся в монстра!!!
Она говорила не громко, будто для того, чтобы Маршалл не слышал, как она напугана и взволнованна. Дэвид, глядя на ее личико сверху вниз удивился, как она еще не запиналась, а голос ее не дрожал.   
- А как мне реагировать, когда в моем доме спит эта мразь?! Зачем ты впустила его?! – он не орал, как прежде, но голос его повысился. Настя слегка умерила пыл мужчины, но он по-прежнему был взбешен. Хорошо он с дороги и радовался встрече с брюнеткой, был бы он полон сил и энергии, наорал бы еще и на нее. Вообще он с самого начала собирался хорошенько отчитать ее, но увидев ее понял, что не сможет этого сделать. Если она конечно не прячет в доме еще парочку мужиков и будет держать свой остренький язычок за зубами. Она навалилась на Колда всем телом, будто пытаясь сдержать неумолимую стихию, а он в свою очередь тайно желал чтобы ее ручки сильнее впились в его плечо и грудь. И руки, израненные и измученные, сильные руки желали нежно касаться ее, но Дэв оттолкнул эти мысли. «Не сейчас, не сейчас, не сейчас…» В это время Маршалл начал нести какой-то бред и Колд перевел на него злой взгляд.
- Да кому ты нужен! Хорошо вовремя вмешалась Настя. Она заткнула на минуту рэпера, а ее, казалось бы, хрупкое и миниатюрное тельце сдержало мужчину, что уже подался веред, чтобы сделать шаг к лежавшей на полу «звезде эстрады». Девушка тоже требовала, чтобы Эминем встал с пола и тут Дэвид не выдержал. Положив обе руки на осиную талию Насти, при этом буравя взглядом рэпера, он заставил девушку отойти, не обращая внимания на все ее протесты. Снова оказавшись над Маршаллом, он процедил сквозь зубы:
- Поднимай, давай, жопу! Схватив его двумя руками за воротник, (что было не так легко сделать, руки рэпера сильно мешали) он усадил его на диван. Ну как усадил, «случайно» долбанул его спиной о деревянную спинку мебели. Убрав от него руки, Колд слегка наклонился, посмотрев ему в глаза и снова выпрямился. С отвращением смотря на Эминема, он обратился к Насте, чуть повернув к ней лицо:
- Чем он, черт возьми, накачен? Ругательства неслись с его губ постоянным потоком. В виске вдруг застучало, наверное из-за чрезмерной злости. Казалось, что даже ссадина на лбу стала пощипывать. Может и правда, ненависть режет раны?

+2

44

А он всё продолжал яриться, делать резкие движения, будто бы уже собираясь двинуть рэперу, но каждый раз якобы делал над собой усилие, упиваясь собственным благородством. Затем, присев на корточки рядом с Маршаллом соизволил проворить что-то побольше тех коротких фраз, которыми он плевался до этого. Ты жалок. В моем родном городе, Детройте, тебя бы избили до полусмерти, а потом помочились на твою черепушку. И ты бы сдох в позоре, а не в бою. Не став дослушивать его бредни до конца, Маршалл перебил в каком-то нервном нетерпении: Не смей рассказывать мне про Детройт! Я выжил за 8 милей, пока ты наверняка был в центре. И поднялся. И стал человеком, когда как ты всего лишь кусок дерьма. Меня били не до полусмерти, меня били до смерти. Ты не знаешь, что такое кома, мальчик! – его голос был сдавленным и хриплым - Эм выдавливал из себя эти слова через ненависть и боль. Лучше бы этот ненормальный его бил, чем затрагивал такие темы, как Родина и прошлое. Неосторожные слова по этим темам нередко могли довести Эминема до белого каления. И ты будешь рассказывать мне о благородстве? Ублюдок. Приму за комплимент. – сухо бросил Эм, подумав, что это далеко не самое страшное в его жизни оскорбление. Тем временем, послышались тихие лёгкие, но торопливые шажки – это была Настя. Краем глаза, он заметил, как она пропорхнула мимо него к своему Дэвиду. То, что говорила Настя, не сильно интересовало рэпера, впрочем, что молол и её женишок, ему было в какой-то степени безразлично. Но, к сожалению, он орал так, что слышал бы его даже глухой. Да ладно, я всё равно громче могу. Ехидно размышлял Маршалл. А как мне реагировать, когда в моем доме спит эта мразь?! Зачем ты впустила его?! Чуть дернувшись на полу уже от растущего возмущения, Эм неожиданно заступился за девушку. Своеобразно, конечно, но как есть. Да хватит на неё орать! Она тебе бл* не микрофон! Не меня она пожалела, а кота моего! А ты, Насть, могла бы и предупредить! Привела чёрт знает куда! Сумасшедший дом! Лучше бы я в машине ночевал, как планировал!
Тем временем, когда уже отгремело последнее его восклицание, рядом почувствовались какие-то резкие движения. Он бьёт воздух вокруг меня? Но нет, эти цепкие пальцы вцепились в воротник, а затем рэпер врезался спиной в твёрдую спинку дивана. Он воспринял боль странным звуком, похожим на икание, затем, уже на диване, медленно завалился на бок, скукошиваясь в привычную ему позу. Однако, он оказался лицом вверх, поэтому взгляд его, полный жгучей ненависти, которая подкрепляясь холодом голубых глаз, схожих чем-то с рыбьими, был устремлён на лицо соперника. Тот тоже посмотрел ему в глаза, и Маршалл, видя это, почувствовал небывалое отвращение. Как же всего одна баба меняет человека. Быстро ж тебе отшибло память на мирный договор. Нет, он не хотел мира с этим человеком, которого и за человека то теперь не считал. Вспомнил, так сказать.
Чем он, черт возьми, накачен?  - спросил тот, обращаясь, очевидно, к девушке. Тут Эминем немного вспылил, повышая тон, явно показывая своё возмущение. Две таблетки сильного снотворного! А ты, падла, меня разбудил! Головная боль всё не унималась, но он уже привык к этой боли и в силу эмоционального напряжения, мог не концентрировать внимание на ней. Если до этого, он валился с ног от усталости, то что можно было говорить сейчас. Он бы заснул, если бы не болела и не кружилась голова. Это знаете, как в игре симс: кладёшь персонажа на кровать, чтобы выспался, козёл. А он вскакивает, несётся в туалет, а по пути решает, что лучше поспать и ложится на пол.
На столике стоял какой-то сосуд с водой. Быть может, графин – Маршалл сейчас не сильно разбирался. Эту воду он специально опрокинул себе на лицо, пытаясь хоть как-то себя пробудить и оживить. Это чуть-чуть, но подействовало. Он сел на диване, цепляясь руками за всё, что была доступно его пальцам. По ходу он бубнил себе под нос: Всё, хватит с меня, ухо… уползаю я отсюда. К фанаткам, они меня бл* любят, и не натравливают на меня всяких там мужиков. Где моя охрана, чёрт бы их подрал. Говорил он всё это видно себе, быть может, подбадривая на то, чтобы подняться на ноги. Далилас, чёртова кошка, из-за тебя я здесь, мог бы и подрать этого козла. Валить, валить отсюдова на х** в аптеку. Где моя любимая аптека, я куплю себе что-нибудь обезболивающее. Он рывком поднялся на ноги и зашатался, хватаясь руками за спинку дивана. Стоооооой, Маршалл. Стой на ногах, я тебе говорю.  – быть может шизофрения? А вообще он пьяного напоминал, хотя речь была вполне связная и почти ушла та хриплость. Он говорил не громко, будто рассуждал вслух. 
Далилас, сука…. Тьфу ты, кобель! Иди к папочке. Он наконец-таки оторвался от дивана, но, пройдя несколько шагов, опустился на четвереньки, звеня дорогими часами по полу. Как оказалось, для того, чтобы поднять цепь. Удачно подвернулся под руку барс и Эм, насколько мог, проворно, пристегнул к его ошейнику карабин. Пошёл, падла, слушайся хозяина, драная кошка. Всё-таки он был несколько обижен на него, за то, что за своего хозяина барс не вступился. А быть может, просто вымешал злобу на подопытном существе. Плюхнувшись всё на тот же диван, но до этого подобрав кроссовки, Маршалл, процедил, замахнувшись на пушистую голову питомца обувкой: лучше бы я себе собаку подобрал. Она бы мне хотя бы тапки приносила. И продолжил бурчать в слух: Это не подходящие условия для жизни. Я до всего должен идти сам. Безобразие. Он замахиваясь, но всё же не ударяя кота, прошипел: Тооооже мне «друг». Хреновый, я скажу, из тебя друг. Подтянув к себе поближе сумку и вещи барса, которые он, к счастью, не вынимал из пакета, а также его миску с водой, Маршалл вылил на себя и остатки этой воды. Весь мокрый, от чего теперь было зябко, злой как чёрт, но настроенный философски, рэпер кинул пустую миску в пакет. Затем, взяв всё и до боли вцепившись пальцами в холодные звенья цепи, рывком поднялся на ноги. Чуть-чуть постояв – пошатавшись, он с собой говорил: Валииить отсюдова, а потом пускай охрана разбирается. С дороги школота! – это было уже обращение к людям, что стояли близко к нему. Маршалл пошёл по прямой, растолкав Дэвида и Настю. Затем, притормозил на пороге, опираясь плечом об косяк. Боооже, это бессердечные люди. Они меня разбудили, так ещё и сделали лестницу. Это издевательство. Кое-как пересчитав неверными шагами ступеньки, Маршалл добрёл до машины и долго искал по карманам ключи. По ходу дел, нашёл и пистолет. Его губы дёрнула коварная, даже издевательская улыбка, она была похожей на опьянелую. Он стоял в свете лампы, что бросала ровный квадрат света через дверной проём на газон. Затем¸ рэпер медленно поднял пистолет на людей, ехидно и едко усмехаясь. И кто сейчас жалок. Но, живите, дети мои. С наигранным добродушием произнёс человек и залился странным смехом. Эминем стоял, прислонившись всем телом к пыльному боку своего джипа. Это был грех, но не впервые он так грешил. Ты была права, Настя! Мне действительно нечего грустить! Буэнос ночес, дорогие. Грянул выстрел и Маршалл вцепился пальцами в цепь, всеми оставшимися силами удерживая испугавшееся животное. Нет, он целился не в людей. Пуля попала чётко в лампу. Свет мигнул и погас, погружая этот участок во тьму. В блёклом свете, что ещё могла обеспечивать ночь, было видно, как рэпер погрузил кота и вещи в салон. Затем, как завалился на водительское сидение. С характерным лязгом захлопнулась дверца, и взревел мотором бронированный чёрный джип. Уже сидя в салоне, он продолжил разговаривать с собой: вот ты меня никогда не подводишь, машинка. Видимо, судьба решила подшутить над ним, потому как автомобиль сразу же, неуклюже дёрнувшись с места, заглох. Твою ж мааать. Накаркал. Однако, авто всё же завелось и почти без проблем сдвинулось с места. Выстрел доказал, что рука у рэпера всё-таки твёрда. Но в забор он всё-таки въехал. Хотя, быть может, это было в отместку. Вскоре, машина, чуть виляя по дороге, грозясь въехать во что-нибудь, уехала на довольно большой скорости. Благо, ехать было не так далеко.   
-----------> свалил

+2

45

- А как мне реагировать, когда в моем доме спит эта мразь?! Зачем ты впустила его?! – Громко, достаточно понятно и внятно Дэвид обращался к Насте, вцепившись мёртвым взглядом ей в глаза. Слишком он был рассержен, что бы Виконт принялась оправдываться, принялась показывать пальцем на Эминема и говорить, что дяде негде было больше ночевать. Она опустила взгляд в пол, губы сомкнулись, показывая, что дальнейших слов не последует. Тонкие ладони коснулись груди мужчины, даже сейчас чувствовалось как бешено колотится его сердце, как оно рвётся наружу. Через ткань футболки чувствовалось каким горячим было тело Колда. Неожиданно для неё, Эминем громко вступился, будто поняв, что девушка не в состоянии чего-то дельного произнести. А ведь он был прав. Именно в этом коте было всё дело. Будь он без барса - отличненько устроился бы в каком нибудь отельчике, а тут... Выбирать нечего. Да и внутри ещё витали надежды на то, что ей получится надоумить мужчину сдать найдёныша в опытные руки, которые, возможно, помогли бы ему вернуться на волю. Ведь нельзя было допустить, что бы Далилас спал с хозяином в чёрном джипе, прилипши к стеклу, тоскуя по свежему воздуху и по мякости трав. Не дай бог взбесился бы. Ведь и такое бывает, он всё таки хищник. Не смотря на то, что такой маленький и беззащитный. В ночи он мог бы вести себя по другому.
Настя обомлела, когда сильные, горячие руки коснулись талии и слегка оттолкнули в сторону. Прикрыв густые ресницы девушка почувствовала себя беззащитной, в коем веке безнадёжной. Она легко поддалась в сторону, правда всё ещё оставалась на чеку. Позволить Дэвиду ударить рэпера - нет. Особенно когда тот в таком состоянии. Колд схватил Эминема за воротник, как щеночка поднял и кинул на диван. Видимо Маршалл был в таком сонном состоянии, что даже на сопротивления ему просто не хватало сил. - Чем он, черт возьми, накачен?- , - Снотворным. Две таблетки съел. Не трепи его. Пусть спит.. Завтра с утра уйдёт. - ровный, тихий голос говорил как на автомате. Быстро, без пауз. Глаза застыли, они дрожали при свете ночника. Слёзы?! Возможно, ей было страшно, жутко неловко, в какойто степени стыдно. Было очень жалко рэпера, который в этой ситуации оказался крайним.
- Всё, Дэвид. Успокойся. Если кого и трепать - так это меня. Я его сюда притащила! Я! - пройдя к Маршаллу она встала к нему спиной, исподлобья уставившись зелёным взглядом своих глаз на Дэвида. Они всё ещё дрожали, губы тяжело заглатывали воздух, а брови, они нервно подёргивались. Но как оказалось - Эминему не нужны были чьи-то сострадания, жалость и тому подобное. Он понял, что отсюда его гонят, встал, собрался, что-то неразборчиво проговорил, и схватив снежного барса  пошёл прочь. - Эээй! Стой! Куда ты пойдёшь?! Ёлки...- Хлопнула дверь. Или нет?! Нет, она со стуком коснулась стенки, оставшись на распашку открытой. Настя сцепила зубы, словно в диком оскале, и проследив за действиями Эминема прошла к выходу из дома, - Ты идиот.. Ты разобьёшься...-, но у рэпера была весьма довольная, сонная физиономия. Он едва стоял на ногах, но его верный железный конь, позволял хозяину оставаться на ногах столько, сколько его душе угодно будет. -Ты была права, Настя! Мне действительно нечего грустить! Буэнос ночес, дорогие. - пушка выстрелила, этот звук эхом отозвался в её подсознании, и она просто рухнула, упала на коленки поджав руками голову. Всё затихло, только она и неразборчиво колотящееся сердце внутри. Она не слышала ни то как Маршалл быстро уехал, предварительно задев забор Колда, ни то что лампочка с треском лопнула.
Солёные дорожки поползли по её щекам, слёзы медленно протаптывали себе путь не давая хозяйке очухаться от произошедшего. Она была в ужасе. Впервые ей приходилось быть настолько близко со смертью. Даже этот трупный холодок подкрадывался к лопаткам, щекотал нежную спину под шёлковой сорочкой. Девушка не знала, целился ли он в эту чёртову лампу, либо сонная рука неловко дёрнулась.  Но этот жест показался безбашенным. - Сука. - пропищала Настя сжавшись в комочек на бетонном крыльце. Тело жутко трясло, руки  сжались в кулаки с такой силой, что костяшки побелели, ногти впились в собственную плоть. Нет, пожалуй подобного страха она не ощущала давно.

+2

46

- Заткни пасть! – тихо, о сравнению с тем, как было раньше, процедил Колд, не сводя взгляда с Маршалла. «Да как ты смеешь, бичок.» Пожалуй только сейчас до мужчины дошло, что рэпер не пользуется случаем, что рядом Настя и осознанно жертвует своей шкурой. Не смотря на то, что Дэвид мог испинать и покалечить его, он продолжал подливать масла в огонь. Хотя, может быть он рассчитывал на то, что Колд испугается побить звезду. Если так, то как же сильно он ошибается. Даже если бы с рэпером были его чертовы негры, Дэв бы не упустил возможности навалять ему. Сейчас он не бил его не из-за Насти, которой это бы не понравилось и она в панике мало что могла учудить. Дэвид ждал, пока Маршалл поднимется и вот теперь искренне расстроялся, что так и не удастся помериться с ним силами. А избивать его в таком состоянии он не мог. Не честно это. Так поступает лишь слабоумная шпана, пользуясь беззащитностью противника.
- Ты никчемный, гнилой кусок мяса, ничего не знаешь обо мне. А свой город  и окрестности я изучил до дюйма; поверь, ты не видел и половины, что испытал я. – то и дело цедя слова проговорил Дэвид. Он был крайне удивлен, что этот шкед, прыгающий по сцене, с Детройта. Наколки, банки, все понятно, но Колд действительно не мог представить его в этом городе. Уж тем более там, где главенствовали чернокожие. Если все, что говорил рэпер – правда, то… Да ничего. Все равно он дерьмо.
Настя же совсем потеряла дар речи, не оправдывалась и не говорила ничего. Губы ее по-прежнему вздрагивали, а вот ресницы срыли кошачьи глаза. Дэвид не мог видеть что в них затаилось, но его это не волновало сейчас. Ее ладошки легли на его грудь, которая вздымалась и опускалась чаще,чем обычно. Казалось Колд был больше похож на быка, перед которым махали красной тряпкой, а тряпкой этой был рэпер, совершавший какие-то поползновения по дивану и полу. Опять последний начал протестовать, неожиданно выбрав сторону Насти, а не себя любимого. Снова начала говорить Настя, таким голосом, какой бывает у автоответчика. Глаза ее блестели от накопившихся слез, но Дэвида это никак не тронула, потому что он был до потери сознания возмущен тем, что она сказала. «Спит?! Только если в овраге. На веки вечные.» Он не понимал, как у девушки язык повернулся такое сказать. Глаза снова вспыхнули и Дэв взял руками ее тонкие запястья и чуть наклонился к ней:
- Посмотри на меня… - говорил он ища ее взгляда, как хищник выискивает добычу. Его голос звучал устрашающе. Эминем вдруг стал болтать что-то, к чему Дэвид не прислушивался совсем. Но мужчина все же посмотрел на рэпера, все еще держа Настю в своих оковах.
- Тонны слов. Как параши в тебе. – рыкнул он на Маршалла. Потом посмотрел на брюнетку, которая итак была сильно запугана, и кое как взял себя в руки. Сдавленно вздохнув, он отпустил девушку, не ища больше ее глаз. Человек, который со слов Насти, обкушался таблеток, возился со своей зверюшкой, которую Дэвид теперь разглядел. Слегка пошатнувшись, мужчина случайно задел кроссовок и моментально смекнув чей он, пнул его в ноги к Маршаллу. Орать уже не было сил. Один говорил, что кот виноват, другая, что она виновата. Колд бросил разбираться в этой чертовщине и перестал что либо понимать. И еще он почему-то не очень-то доверял всему, что тут ему было сказано. Не верилось ему, что у этого паршивца не хватило денег на то, чтобы купить себе дом. Или не хватило известности, чтобы его пустили в гостиницу. В конце концов Лос-Анджелес – современный, большой город, есть места, предназначенные специально для людей с животными. А барс там или не барс уже дело десятое. Во всяком случае все это уже было не важно. Еще минута и звезда, шатаясь и дергая за цепь свою живую игрушку вышла за порог дома Колда. Облегчения правда было не таким уж сильным. Дэвид, скрестив руки на груди повернулся боком к двери, к которой метнулась Настя. Он не стал ее сдерживать и уставился на столик, сжав челюсть. Этот дебил уже ушел, но в душу насрал хорошенько. Ненависть потихоньку стала отступать и вернулось все, что она ненадолго затмила. И легче, оттого, что он поорал на кого-то не стало. В нем все так же сидела боль от потери отца, от воспоминаний, осознания никчемности себя и окружающего. А ведь этот сукин сын был прав. Дэвид ничего не добился в своей жизни. Того, к чему так стремятся мальчики-студенты. Ну там быть космонавтом, врачом, артистом и так далее.  Зато Колд пожил в свое удовольствие. Но нагулялся ли он? Дэв всегда был сильным и самостоятельным, полагающимся только на себя. Рядом с ним люди падали, а он прошел огонь и воду. Отовсюду выходил победителем, неудачи он топтал и шел по спинам тех, кто был менее упорен и мужественен. Првда куда он все это время шел… неизвестно. Видимо никуда.
Но вдруг раздался выстрел, что-то разбилось и во дворе погас свет. Девушка, что все это время стояла на крыльце, вдруг резко упала на плитку. Дэвид молниеносно повернул голову и его взгляд на секунду наполнился ужасом при мысли, что пуля попала в брюнетку. Но он быстро очухался воспроизведя все в голове и поняв, что выстрел был только один и что он попал в лампу.
- Сукин сын… Чтоб ты сдох. – не громко рычал Дэвид, широкими шагами направившись к Насте. Конечно он был готов увить Маршалла, но его машина скрылась за деревьями. Настя была у него под ногами и он нагнулся к ней, присев на корточки. Его брови напряженно селись, а в глазах теперь была жалость. Не такая, как к рэперу, что была несколько минут назад, а здоровое мужское сожаление к женщине. Ведь он должен оберегать ее, а если бы этот скот попал в нее, пусть бы даже не нарочно. Но кто ж знал, что он такой больной.
- Ну ну ну ну… - наконец спокойно проговорил Дэвид, погладив Настю по голове. Она вся тряслась, а слезы текли ручьем. Она сильно перепугалась. Аккуратно приподнимая ее за плечи, он приговаривал:
- Ну вставай, вставай. Вот так. – Прижав ее на минуту к себе, он погладил ее по спине, успокаивая. Но ведь она была в коротенькой сорочке, на холодном полу, поэтому он поспешил подложить одну руку под ее колени. Не сильно утруждаясь, он поднялся, вместе с ней на руках. Вошел в дом, слегка подбросил девушку, заставив ее прижаться телом к его плечу и захлопнул дверь одной рукой.
- Чщщщ… - мягко произносил Колд, неся девушку и все еще слыша ее вздохи и всхлипы. Поднявшись по лестнице, Дэвид шел по коридору и все это время, с Настей на руках, двигался не спеша. То и дело стараясь успокоить ее прикосновением или словом. Войдя в спальню, он положил ее на кровать. Погладил по волосам и укутывая одеялом, облокотился двумя локтями по бокам девушки, при этом сидя на краю постели. Посмотрев ей в глаза, он тихонько поцеловал ее соленую щечку, потом в уголок губ и наконец в подбородок. На него вдруг нахлынул прилив нежности. Он опустил голову, положив щеку на одеяло, под которым она лежала, и ему казалось, что он слышит ее сердцебиение. Дэвид смотрел куда-то на дверь, и на мгновение боль снова оставила его.

+2

47

Внутри всё затихло. Те птицы, что кружили в её неугомонной душе растворились в струйках адреналина, который по венам охватывал целый организм. Настю колотило, она тряслась, не в силах себя успокоить. Тонкие пальцы буквально впивались в плечи, губы посинели. покрывшись светлой плёнкой. Во рту всё пересохло, из глаз ручьями текли слёзы. Страх всё ещё заставлял сердце бесноваться в её груди, дыхание оставалось частым и хриплым. " Не делай добра, пока тебя не попросят. " Эти слова для Виконт раньше не значили ничего, а ведь впервые ей пришлось их услышать в 10 лет, когда мать умирала. И только сегодня, сейчас этот рэпер позволил ей заново прокрутить в голове эту фразу. Всё правильно, так и есть. Никого не интересуют чужие проблемы, а ведь, возможно, потому всё так и есть? От такого безразличия к людям?! Каждый живёт только для себя, строит сам свою судьбу, выбирает с кем общаться и кем быть в той или иной компании. Каждый сам решает каким способом он будет себя подавать на суд народу. Странные существа - эти люди. Каждый выбирает для себя то, что ему ближе, не забывая искать из всего выгоду. Настя люто верила, что Маршалл воспримет всё более адекватно, без дешёвых понтов. Она была уверенна, что рэпер предпочтёт уйти красиво, по скольку даже в доме он практически не позволял себе произнести оскорбительного слова. Но нет, ему надо было показать какая у него крутая пушка, сесть в джип и смотаться на всех парусах. Это было неимоверно глупо, но это было.
Настя лежала на бетонном полу крыльца, тяжело заглатывая воздух и тихонько попискивала, не в силах сдерживать того душевно раненого зверя, что скрёбся внутри и рвался наружу.
- Ну ну ну ну… - послышался до боли знакомый голос, сильные руки коснулись плеч и ласково приподняли её безнадёжно брошенное тельце. Честно сказать девушка ждала Колда. Она ждала его тёплых рук, нежных слов и широкой спины. От чего-то её тихие стоны стали громче, она рыдала шмыгая носом, и скрывала свои глаза за тёмными, блестящими волосами. - Ну вставай, вставай. Вот так. – Виконт постаралась подняться, но коленки дико дрожали, а ноги совершенно не слушались. Дэвид поднял её на руки, а Настя уткнулась носом ему в плечо. Дурманящий аромат, она ждала этого запаха так долго, он так о  многом напоминал. Приоткрыв глаза девушка рукой обвила его шею, и сильнее прижавшись расслабилась. Только теперь она чувствовала себя в полнейшей безопасности. Только слёзы не прекращались, в какойто момент брюнетка хотела, что то вымолвить, только язык не повернулся. Оставив эту затею она лишь сомкнула губы и крепко закрыв глаза вновь всхлипнула. - Чщщщ… - Мужчина заботливо успокаивал её, но все его слова сейчас летели между ушей.  Хотелось перестать паниковать и наконец собраться, но нет. Пуля, что попала в лампочку, пролетала в 40 сантиметрах от её головы... и ведь только в такие моменты начинаешь ценить жизнь.
Колд нёс её на руках через гостиную, по лестнице вверх в спальню. Как ей и думалось, он аккуратно опустил Настю на кровать, заботливо окутав одеялом. Тонкие ручонки потянулись к его запястьям. - Нннет... сейчас я ттебя никуда от себя не отпущу...- как тяжело давались слова, губы невольно делали паузу, прежде чем она вновь могла что либо произнести. Дэвид надвис над ней. В его глазах снова появились тёплые огоньки, которые мгновенно начали растапливать и уничтожать страх.  Лицо было так близко, стоило девушке приподнять голову, как её губы коснулись бы его. Сердце постепенно начало успокаиваться, впрочем как и дыхание. Только глаза, они всё ещё стояли на мокром месте и изредка, по щекам лениво сползали новые капельки.
Настя сомкнула густые ресницы, в её голове все ещё стоял гулкий выстрел из пушки, с каждой мыслью об этом сердечко вновь набирало обороты. Лёгкое прикосновение губ к её коже заставило вздрогнуть. Брюнетка разом открыла глаза и на секунду застыла. " нет, не будь трусихой. Это не стоит того. " да, это было глупо бояться такой приятности. Дэвид ласково касался своими тёплыми губами её щеки, уголка губ и подбородка. Внутри что-то ёкнуло, приятной искрой пробежалось по всему телу. Тонкие ручонки все таки потянулись к мужчине, который направил свой взгляд куда-то в сторону двери. Пальцы обвили его шею, а на губах заиграла позитивная нотка. Красные глаза, мокрые щёки, детская улыбка - что может быть трогательней.  Невинно моргнув ресницами девушка притянула Колда к себе, и тихонько коснувшись губами его шеи, горячо прошептала, - Я скучала- с чего она это сказала?! захотелось. Она действительно каждый день ждала его на диване. Каждый день делала вкусные ужины, надеясь на то, что он приедет, попробует её стряпню. Вот только сегодня на кухне все отдыхало.. И не смотря на всю ситуацию с Эминемом Настя была бесконечно рада возвращению Колда.

+1

48

Наш мир основан на чем-то очень простом. Из чего и смысла нет выводить космические законы, но это «что-то» так же просто уловить и поймать, как, скажем, нежность. Простую нежность изначальной связи – между животным и растением, дождем и почвой, семенем и деревьями, человеком и Богом. Помолчи немного, и ты почувствуешь ток нежности. Не силы, не славы, не прощения от грехов, не жалости, не сострадания. Нет, та нежность, о которой был окутан Дэвид Колд, совершенно безжалостна. Туман нежности обволакивал горы тоски глубоко в душе. Сейчас, преодолев такое громадное расстояние во времени, казалось, преодолев вечность мужчина снова был в своем доме, в своей спальне, с женщиной, которую по праву присвоил себе. С Настей он мог забыться, так как эта молодая особа обладает удивительной возможностью заполнять собой все нутро другого человека.
Сейчас это шло на пользу Колду, который, словно ребенок, положил голову на грудь своей матери. Нет, он не просил у нее утешения или еще чего-то подобного. Она ведь все равно не знала что произошло и что происходило. Когда Дэвид предоставил себя самого себе, он больше никогда не давал повода жалеть себя. Мужчина считал что он, тот, кто прошел так много, кто был стоек и ставал лицом на пути  всех бурь, сильный человек – не заслуживший, чтобы кто-то унижал его, жалея. Невзирая на его телосложение, рост и порой суровый взгляд, в нем угадывалась по детски-наивная душа. В неукротимом бунтаре скрывалась нежная, чувствительная натура. И таким он все чаще представал перед Виконт, и чувствовал, как его все сильнее и сильнее уносил в этот опасный омут ласк.
Тяжело вздохнув, мужчина вдруг сразу мягко улыбнулся, когда почувствовал на своей коже прикосновения тонких пальчиков. Он тут же поддался ее легким усилиям и подняв голову с Насти, отдал свою шею для ее мягкого, но горячего поцелуя. Глаза его при этом прикрылись сами собой, от наслаждения. Послышался ее шепот и зеленые глаза снова распахнулись на половину. Дэвид посмотрел на Настю, в ее заплаканные, крупные глаза и то и дело трепетавшие ресницы. Мягко улыбаясь, он медленно касался большим пальцем ее щеки, вытирая тонкие дорожки от слез.
- Ты не представляешь как я скучал. – банально, но он не собирался двигать тут возвышенные речи, как обычно любил делать с девчонками, которые требовались ему на одну ночь. Пусть обыденно, но по-другому он не мог ответить, потому что думал именно так. После этих слов, сказанных с легкой, даже приятной хрипотой в голосе, Колд, снова склонил голову к девушке. На этот раз он касался лицом ее шеи и вдыхал аромат, а между тем забыл, что уже и так сильно навалился на нее своим телом. Мужчина тут же осекся и посмотрев на девушку задорно блеснувшими глазами, улыбнулся:
- Прости, не хотел. В этот момент он сел на кровати, сопровождая Настю смеющимся взглядом. Он не собирался уходить, лишь только хотел переодеться, чтобы наконец поспать и набраться сил. Разувшись, он небрежно положил тяжелые ботинки в угол комнаты и лениво начал стягивать футболку со спины; на пару секунд материя даже застряла, когда он снимал ее с плеч. Сворачивая футболку он мельком глянул в зеркало, но потом развернулся к нему спиной и сосредоточенно стал смотреть в отражение. «Это еще откуда?» На лопатке у него была большая ссадина, примкнувшая к старым шрамам на спине. Не громко цокнув, Колд покачал головой и снял джинсы. Оставшись в одних черных трусах, похожих больше на спортивные плавки, он спокойно, повернулся к комоду и стал искать что-то в среднем ящике, предварительно освободив руки и сложив одежду в шкаф. Отыскав наконец йод, мужчина слегка довольно улыбнулся. Ватка, может быть, есть в ванной, но мужчине стало лень искать. Так что он аккуратно облил костяшки пальцев на одном и другом кулаке, при этом лицо его болезненно сморщилось. Убрав все на места, Дэвид прямо-таки нырнул под одеяло, рядом с Настей. По привычке открыв ей свои объятия, он тут же выключил ночник. Устроившись поудобнее и крепче обнимая девушку, мужчина проговорил:
- Спи сладко.
Удивительно, как мужчинам удается так быстро погружаться в сон. Минута и они в небытие. Так произошло и с Колдом, но, казалось, уже через две минуты он стал видеть привычные для него кошмары. Часа тянулись долго, но для мужчины они пролетели незаметно, и наступила та фаза неглубокого сна, когда человек может видеть сны. Дэв не ворочался. Его  веки лишь изредка вздрагивали, брови хмурились, а губы безмолвно сжимались и разжимались. Хотел бы он увидеть хороший сон, где была бы Настя, зеленый газон и бабочки. Но черт возьми такие сны не являлись мужчине уже много-много лет. И вот, резко сев на кровати, он распахнул зеленые глаза и помотал головой. Дыхание его было сбито. Через несколько секунд все нормализовалось и Дэвид обернулся на Настю. Ее веки слегка вздрогнули и мужчина аккуратно привстал с кровати, аккуратно подходя к гардеробу. Но уже меньше чем через минуту заметил, что девушка проснулась.
- Правильно. Пора вставать. – хитро улыбнувшись, бодро сказал мужчина и взял какую-то вещь из шкафа. – Сегодня завтрак будет на природе. Пакуй купальный костюм.
С ноткой издевки проговорил Колд и уверенным шагом направился к выходу из комнаты. Потом вдруг остановился и посмотрел на девушку через плечо, как-то по-ребячески сверкая глазами:
- Хотя… можешь купаться голая. Я всеми органами «за». Легкий смешок и он скрылся за дверью, чтобы в него не полетел тапок или еще что по тяжелее. Зайдя в ванну, он умылся и переодел шорты для плавания. Они были какого-то бардового цвета, свободные и доходили почти до колен мужчины. На первом этаже он стал шарить то там, то здесь и нашел свои черные шлепки. Услышав шаги Насти, он крикнул ей наверх:
- Насть, прихвати большое полотенце.
Далее, когда девушка спустилась со всем, чем нужно, ни вместе собрали немного еды. А на счет выпивки Колд позаботился. У него в багажнике есть пара бутылочек горячительных напитков. Не говоря брюнетке больше ничего, он улыбаясь почти всегда придерживал ее за талию. Закрыв дом, они сели в машину. В Импале заиграла известная песня Highway to Hell и автомобиль уехал прочь.
===> Дикий пляж.

Отредактировано David Cold (2011-27-08 16:41)

+1

49

-Дикий пляж

Приглушенный звук мотора заглушал хмельной смех двух людей и дыхание чёрного пса, который сидел на заднем сидении. Сегодняшний день скрасился невероятным множеством красок. Отчего-то Виконт была в предвкушении чего-то романтичного, до ужаса театрального, но так, как сложилось у них - более чем радовало. Распитие виски из пластмассовых стаканчиков, идиотские шутки, которые свойственно было понимать только этим двоим. Брюнетка смеялась над бойцовской собакой, которая с таким ажиотажем гоняла великолепных дельфинов. Да, пожалуй это одни из удивительнейших обитателей морей и океанов. Насте никогда не доводилось видеть этих животных так близко, да ещё и так долго. В этот красный вечер они плескались у берега, словно демонстрировали, показывали  себя, наслаждаясь восхищёнными взглядами зелёных глаз. А лай чёрного питбуля забавлял и привлекал их.
" До чего умные животные..." подумалось девушке, которая пристально наблюдала за меняющимся пейзажем за окном машины. - Правда Дэвид?! - невзначай поинтересовалась Виконт у своего приятеля, который вёл чёрную Импалу по извилистой дороге. Конечно-же он не мог понять сути её странного вопроса, да Настя и не ждала ответа. Она даже поленилась коснуться взглядом его лица.  Её зелёные глаза отражали живописность здешних мест, много, густых деревьев, на которые падали тусклые лучи заходящего солнца. Внутри присутствовала обжигающая искорка. Вероятней всего крепкий виски напоминал о себе, щекотал горло и сушил рот. Честно сказать пить девушка не любит. В момент своего опьянения, она ощущает себя слишком развязной и не следит за словами.  Эти сладостные поцелуи, которые целый день сопровождали,  казались для Насти лишними, но поделать с собой она ничегошеньки не могла. До сих пор Виконт не могла определиться со своими чувствами, неужели любовь?! Любить ей приходилось однажды, и это чувство оставило глубокий рубец по сердцу. Её несомненно терзало влечение, какая-то привязанность к Колду. Мозг отказывался признавать сердечное волнение, списывая всё на стечение каких-либо обстоятельств. Только много противоречий. Зачем она так долго ждала его? Зачем привыкала к дому? Для чего покупала Вихря?! На самом деле если углубиться в это решение, можно разобраться почему Настя решилась на эту важную "покупку" именно тут, в этом городе. Брюнетка привязала себя к Лос-Анджелесу. Привязала себя к Дэвиду.
Девушка тряхнула головой и закрыла лицо руками, выгоняя мысли прочь. " Я знаю, что ты ко мне неравнодушен. А я к тебе? " по алым губам пробежала едва заметная улыбка, которая обнажила белоснежные зубы. Конечно она тоже пылала страстными чувствами. Признавать это девушка категорично отказывалась, предпочитая позицию сильной, мужественной иммигрантки. Но там и дебилу было ясно, что для Насти,  этот мужчина очень важен. Не в плане материальном. Возможно он заштопает тот рубец, который был поставлен на сердце год обратно.
Всю поездку они о чём-то разговаривали, о чём-то своем,  о том, что не затрагивало личностную тему. Настю не смущал опьяневший водитель. Будь она в трезвом состоянии, наверное бы ни за что не пустила бы Колда за руль. Ещё чего! Дорога хоть не была дальнной, но она проходила через лесную местность, а к вечеру дикие животные активнее передвигаются по лесу. Но сейчас ей было всё равно. Тёмные, шелковистые волосы лежали по левую сторону от правого плеча, совсем близко к шее. От них всё ещё пахло морской солью и сладкими духами, на губах Насти оставался одурманенный привкус алкоголя. Её молочные плечи, обласканные солнцем, покраснели, так-же как и тонкие, ветвистые руки. Кремовый сарафан, одетый на купальник, плотно прилегал к изящному телу девушки, обнажая нежную спину.
Вскоре дорога стала знакомой, и замелькали соседние дома. Настя поёрзала на сидении, и сложив ногу на ногу тихо выдохнула, сжимая в ладони пластмассовый стаканчик с виски.
Скорость начала падать, и наконец, машина свернула на улочку, где находился дом Дэвида. Как только мотор заглох, Виконт обернулась к мужчине, и потянув к нему свои ручки, уложила в ладонях его лицо. Губы расплылись в широкой улыбке, приблизившись к Колду, Настя коснулась своим носом его, и тут-же отстранившись начала собирать монатки, которые экономично расположились под её ногами. Мешки, корзина с продуктами, полотенца и конечно-же полупустая бутылка дорогого алкоголя. - Дэвид, собаку тащи сам. Я пока ему не доверяю. - Это было сказано без всякой задней мысли, даже шуточно. Сжав в руках всё, что она собрала, Настя открыла дверь, и медленно выползла из машины. Закрыв дверь своей пятой точкой, она мотнула головой, дабы мешающие прядки волос слезли с её лица. - Откроешь дверь? - с ласковым задором поинтересовалась Виконт, исподлобья покосившись на мужчину.

+1

50

Когда близости чересчур, становится очень плохо. И, наоборот. На пример Дэвиду когда не хватает этого, он готов идти на любые подвиги.  Все, что когда-либо происходило в мировой литературе, было связано с тем, что кто-то хотел быть вместе. Или эту близость сломать. Вот и все. Здесь важно внутреннее ощущение мира, потому что природа человека двойственна: с одной стороны, он должен быть с кем-то, с другой - он все-таки должен быть один. Редко кому удается быть вместе и при этом сохранить себя. Так же и Колду было тяжело держать равновесие. Он будто ступал по канату, широкими, уверенными шагами, но то и дело покачиваясь и наклоняясь в противоположные стороны. Но никогда не останавливался на своем пути. И все же время, взросление делает человека печальнее. Да, конечно, бывают люди, которые к среднему возрасту осознают тщетность пролитых слез. Но они все равно никогда не высохнут в глазах, что ни делай. И тогда эти мудрые люди меняют свое отношение к настоящему, только бы прожить второй отрезок жизни с улыбкой внутри. Убежденно счастливые люди когда-то непременно были несчастными.
- Правда Дэвид?! – вдруг спросила Настя. «М?» - слегка нахмурив брови Дэвид посмотрел на девушку. Ее взгляд правда был направлен на лобовое стекло, а губы искривлены в улыбке. Колд усехнулся и, повернув голову обратно, сделал голос ниже и театрально насупился (хотя скорее хмельно, нежели театрально):
- Конееечно. Мужчина не знал, на что ответил, но вся эта веселая, расслабленная и не напрягающая обстановка его радовала. И Настя, чей рассудок был затуманен несколькими рюмками виски. То, что она была немного пьяной, говорило уже то, что она не стала истерить, когда Колд затащил в машину питбуля. Будь брюнетка в трезвом уме и твердой памяти, она бы еще промыла мозни на счет того, что «это же чужая собака, она нас ночью съест, какой ужас». Но пришедший к закату день был лишен самой маленькой капельки дегтя. Хотя что Дэв, что Настя обычно не могли обойтись без этого.
Ровный, приятный звук двигателя, мягкое шуршание шин на знакомом повороте… Слабый, теплый ветерок, словно напоминающий об увядающем лете, касался горячей смугловатой кожи мужчины. Дэвид все так же был одет лиь в шорты для плавания. Как не странно, не смотря на вечер, ему совершенно не было холодно. Наверное помогало действие алкоголя, да и вообще Колд был подогрет разными приятными чувствами, переполнявшими его изнутри. На заднем сиденье весьма удобно устроился черный пес. Так как переднее сиденье в Импале было как бы сдвоенное (то есть не было этой промежности между передним пассажиром и водителем), зеленые глаза мужчины могли только поглядывать на питбуля с помощью зеркала. Вообще по началу он не хотел отвлекаться от дороги, но Настя разговорилась и Дэв конечно не мог молчать или не вставить кое-где свой юмор. Он даже про музыку позабыл. Это вообще нонсенс.
Вод знакомая полянка, посреди леса, дом у оврага. Дэвид уже не обращал внимание на такие мелочи, как багряно красный закат, розовые, фиолетовые и персиковые облака, мягкими, тонкими слоями укрывающие горизонт. Может быть, если бы не было Насти и Аша, он бы облокотился о машину и просидел так с четверть часа, любуясь видом, размышляя и попивая что-нибудь из алкоголя. Но сейчас он был совершенно не в том настроении. Все его внимание сконцентрировалось на девушке и псе. Казалось они сейчас были центром вселенной. А вообще Колд удивлялся, что им втроем может быть так весело. И вряд ли во всем виноват вискарь.
- Прибыли. Выкатывайтесь. – со смешком проговорил Дэв, заглушив мотор. В этот момент он почувствовал на своем лице теплые прикосновения нежных рук брюнетки и слегка повернул к ней голову. Она приблизилась, коснулась аккуратным, чуть вздернутым носиком носа Дэйва и тут же отстранилась, засуетившись. Колд же, молча улыбнулся и обернулся на питбуля, положив локоть на низкую спинку сиденья. Рукой он потянулся к черной шкуре и по-мужски, сильно погладил бок собаки.
- Ну что, вылезаем, псина? – был задан риторический вопрос псу. Кряхтя, мужчина вылез из машины. Вечер, кстати, не был таким уж прохладным, как казалось в машине, когда они ехали с открытым окном. Более того, вечер был жарким, все еще летним.
- Дэвид, собаку тащи сам. Я пока ему не доверяю. – отозвалась девушка, вылезая из машины. Колд сделал наигранно удивленное лицо, а потом вдруг низко опустил брови:
- Неужели? Что это вдруг? Ты посмотриии на эту морду.- Колд демонстративно распахнул дверцу, где сидел питбуль и довольно улыбнулся, будто какому-то диву дивится.- Ангел. – на последнем слове его язык предательски заплелся, впервые за все время. Потом внезапно перестал улыбаться и говорил (как ему казалось) серьезно: - Не, ну вылезай давай. Или… мужчина наклонился, опираясь на открытую дверцу и очень тихо закончил, поиграв бровями: - Никак Импала полюбилась?
Вызволив Аша из машины, Колд решил уже прекратить болтать с ним и забрав у Насти половину вещей направился к лестнице. Первый, как истинный хозяин и, так сказать, доминирующий самец. Открыв дверь, он распахнул ее пошире и с хитрым прищуром наглых, хмельных зеленых глаз смотрел на брюнетку. Молча, снова что-то задумывал. Когда она прошла вперед, Колд тут же подсуетился и ущипнул ее за пятую точку. Ехидно хихикая, он вошел следом и положил два пакета и сумку на пол в прихожей, у стеночки, чтобы никому ничего не мешало. Обернувшись на пса, он взялся за ручку, готовый закрывать дверь: - Ну заходи.

+1

51

- Неужели? Что это вдруг? Ты посмотриии на эту морду.- Настя приподняла уголки губ и театрально закатила глаза, вытаскивая из салона последний пакет. - Вот сам и тащи эту морду, я таких морд пока побаиваюсь. - чуть слышно проговорила девушка, практически шёпотом, словно самой себе. Закрыв дверцу чёрной Импалы своей пятой точкой, брюнетка поспешила к дому, чуть ли не роняя все продукты с полотенцами. Только виски был надёжно закреплён в её кулачке. Вскоре ей на помощь пришёл Дэвид, отобрав большую часть вещей. Он, как истинный, доминантный самец, прошёл к дому, открыл дверь ключом, и толкнув её в сторону приготовился всех пропускать. Настя хмельно заулыбалась, обнажив свои ровные зубки. Осторожно поднимаясь по ступенькам Виконт точно ждала подвоха от мужчины. Она знала, что тот или шлёпнет её, или ущипнёт за задницу. Потому девушка постаралась побыстрее прошмыгнуть через мужчину, однако ему всё равно удалось это сделать. Проскочив таки через Колда Настя остановилась, и развернувшись к нему в пол оборота нахмурилась, - Эээ! Ты не обалдел, нет?! А если я тебя так?! -. Вещи тут-же были отложены на тумбочку, а Настя уже приблизилась к Дэвиду. Она даже не побоялась собаки, которая в этот момент заходила на порог. Прильнув к мужчине практически в плотную, девушка замкнула свои руки на его шее.  В её зелёных, слегка прикрытых ресницами, глазах читалась какая-то любовь. Она смотрела на него так, как-будто старалась увидеть нечто такое, чего никогда не видела. Виконт ждала чего-то... Пальцы рук ласково касались его горячей шеи, брюнетка опустила свой взгляд и уткнулась лбом ему в грудь, прикрыв светлые глаза. Она тяжело выдохнула воздух, нежась щекой к его смуглой коже. Руки плавно начали опускаться, они коснулись плеч, затем лопаток. Земля уходила из под ног, брюнетка не решалась отойти. В очередной раз сердце занервничало. Оно будто спало, а теперь его толкают и будят, оно раздражается и злится. Дурманящий аромат его кожи предательски забирался в ноздри, Настя не могла надышаться им, хотела ловить этот запах всё-время. Такой тёплый, уютный, возможно даже родной. Брюнетка открыла глаза, она осторожно приподняла голову и снова заглянула в зелёные очи Дэвида. Её руки оторвались от его тела, и вскоре, смущённо сцепилась в замок, оказавшись у тела хозяйки. Девушка молча потупила взгляд, затем и отстранилась от Колда вовсе. Мелкими шагами Настя прошла к тумбочке. Собрав оттуда все сложенное, девушка поспешила на кухню. Её шаги были такими неуверенными, ноги превратились в вату, колени предательски вздрагивали. Но дошла брюнетка без приключений. Взвалив пакеты на стол, и аккуратно поставив бутылку у холодильника, Настя принялась сортировать продукты, которые остались. Наконец, когда пакеты были вычистены, и посуда сложена в раковину, девушка убрала со лба прядь своих шоколадных волос, и громко позвала мужчину, - Дэвид!? Ты куда пропал?! Неси остальные пакеты...- Затем брюнетка замерла, словно прислушиваясь к ответу. Но тут-же бросив эту затею Настя помыла одну из чашек, которая находилась в раковине. Поставив её на стол, она уверенно обернулась к холодильнику, оттуда достала бутылку с холодной, родниковой водой и налила в посуду. - Собачка! Иди..Пей! - позвала питбуля Настя, опуская чашку на пол. Странно, её словно все игнорировали. Виконт нахмурила брови, и ещё раз прислушалась. Никаких посторонних звуков. Пожав плечами девушка открыла холодильник вновь, и заприметив кусок мяса, который по сути принадлежал снежному барсу, достала его и поставила рядом с водой. - Мордень! Иди кушать! - снова прикрикнула Виконт, споласкивая руки под краном. В её поле зрения попала заветная бутылочка, она была наполовину пуста, или полна?! Честно сказать брюнетке было всё равно. Хмель в её голове подогревалась от одной мысли, что это им всё равно предстоит выпить. Сейчас, потом - не имеет значения. Схватив несчастное горлышко бутылки своими пальцами Виконт, решительно направилась к коридору. Однако замедлив свой ход, девушка лишь выглянула в коридор из кухни, - Ну вы где там?! -

+1

52

Колд, подняв взгляд с собаки, важно прошедшей мимо его ног, посмотрел на Настю и даже удивился, как ей удается быть настолько грациозной даже под воздействием алкоголя. Девушка скользнула к нему, и движение высокородной княжны было гибким и стремительным, почти хищным. Точно река белоснежного шелка, что нахлынула, затопив собой в одно мгновение всю окружающую действительность. Застыла рядом, так близко, что можно коснуться рукой. На другом конце бесконечной, бездонной пропасти. Ее руки, как ветви стройного дерева легли на плечи и обняли широкую шею Дэвида. Он в свою очередь смотрел на нее, специально ничего не делая и с интересом ожидая, что она будет делать дальше. Рука его толкнула входную дверь и она мягко захлопнулась. Брюнетка касалась своим лицом его груди, и Колд не в силах сдержать прилив нежности закрыл глаза. Рука его наконец неуверенно поднялась и пальцы обняли тыльную сторону шеи Насти, укрытую пышной копной черных волос. В нутрии что-то торкнуло, не хило так торкнуло, и Дэвид, не открывая глаз, напряженно свел брови. Вторая его рука обняла девушку, поверх ее рук, которые теперь касались его спины. И сейчас он думал только об одном. Пусть её руки навсегда останутся тонкими, пусть она каждый вечер кладет их его на плечи, пусть ерошит пальцами волосы и тыкается носиком ему в щеку, пусть его вдох совпадет с её выдохом. Она слегка отстранилась и Колд открыл глаза, посмотрел на нее сверху вниз. Тепло улыбнулся и подумал, что первые моменты опьянения нежны, обманчивы и безмятежны, как первые мгновения любви… Как?
Тем временем Настя сделала шаг назад, убрав свои нежные руки от Колда. Мужчина в свою очередь не стал удерживать ее и отпустил из своих объятий, но так и буравил ее лицо зелеными глазами, наглая улыбка не исчезала с его губ. Брюнетка собрала все, что разложила на тумбочке и зашагала по коридору на кухню. Уже не так уверенно. Дэвид проводил ее взглядом, а потом усмехнулся, посмотрел на пса, мирно устроившегося на ковре.
- Все стесняется меня. – сказал он питбулю, указав большим пальцем себе через плечо. На самом деле его сильно влекло то, что Настя то, в порыве страсти, была готова сорвать с него одежду, то скромно и невинно отстранялась, пряча хищные зеленые глаза. Собака лежала на боку, когда Дэвид заметил что-то у него на животе, рядом с бедром.
- А ну-ка… - нахмурившись он подошел к собаке и сел на колени, рука его тут же приложилась к массивному плечу бойцовского животного, а хмельные глаза впились в его пузо, - Стооой, да это же твой номер. Хм… - наконец дошло до Колда и он посмотрел на морду собаки. Пару раз хлопнув пса по брюху, мужчина резко встал и пожатнулся.
- Оп! – удержавшись на ногах, он легко улыбнулся и стал изскать в кармане телефон, - Не стоит повторять такие маневры на хмельную голову, да…
Дальше мужчина направился к пакетам, захватил их в одну руку и побрел на кухню. В этот момент в руках его была его задрипанная нокиа, а пальцы, не смотря на выпитый виски, шустро что-то там набирали. Все, он заинтересовался и его клещами не оттащишь от телефона, пока он не узнает то, что хотел узнать. Его лицо напряглось, но сам он случайно задел плечом угол коридора. Молодая брюнетка ждала его у входа в кухонку и он вдруг поднял на нее глаза, полные какой-то детской радости (а хмель только добавлял курьезности).
- Его зовут Аш. – взгромоздив пакеты на стол сказал он и, сев на стул, снова уставился в экран телефона, - Здесь написано, что он выиграл много боев. Ух, сколько же он стоит, а! Дэвид поднял взгляд на Настю, поднял брови и улыбнулся, смешно похлопав себя по животу:
- У него тут его персональный код. Пробил его короче. – после этого мужчина вышел из интернета, хотел положить телефон на стол, но тот выпал у него из руки и звучно ударился о столешницу. А в голове все витали мысли об Аше, о том, что с ним делать, возвращать или не возвращать ли… Вообще пес отменный. Дэвид никогда не видел таких питбулей, он словно был идеален. Да и вообще, как-то полюбился он ему что ли… «Ладно, утром подумаю, что с ним делать, а пока…» - его глаза заманчиво метнулись к Насте, а от нее к наполовину пустой бутылке. Взяв ее в руки, он встал и обратился к девушке:
- Оу... - вымолвил Дэвид, сам удивившись как на хмельную голову додумался до этого. - Я пожалуй напьюсь…на трезвую голову боюсь я себя не вынесу. – сыграв бровями, он взял с полки два широких, но небольших стакана и уместив все в одну руку, вроде бы вышел из кухни, пройдя мимо Насти. А нет. Его свободная рука цепко ухватилась за ее руку и он потащил ее за собой. Обернувшись через плечо он стрельнул в нее пьяненькими глазами:
- Я не алкоголик, чтобы пить в одиночестве.
Когда они пришли в гостиную, Колд включил электрический камин для уюта и устроился на диване, все это время на отпуская руки Насти. Выпьев по стаканчику, они закусили фруктами, что лежали в прозрачной чаше на столе. Колд, довольный и все больше больше хмельной, положил голову на колени к Насте, лег на спину.
- Хорошо, да? 

+1

53

" Смекалистый," подумалось Насте, когда Дэвиду удалось пробить собачий персональный код по телефону. - Аш значит...- глаза мельком коснулись бойцовской собаки. Хмельная голова туго соображала, поэтому девушка стояла с задумчивым лицом пару минут. Её губы вздрагивали, не решаясь, что то вымолвить в ответ, но в конец она таки сообразила что-то, - Нет, ну если он зарегистрирован, значит он чей-то. - рука восклицательно дёрнулась, а чёрные брови опустились к носу. Медленно расслабляя мышцы лица, Виконт обратилась взглядом к мужчине, и прикусив нижнюю губу насупилась, - Стоит говоришь?! Продадим!  - Брюнетка кивнула в знак подтверждения своих слов, по губам скользнула ехидная улыбка, да и в интонации её голоса слышались нотки иронии. - Ладно барбос, иди кушай. - Девушка указала рукой на две миски, что стояли возле шкафчика.  Движения Насти казались скованными и неуверенными, кошачья плавность в них присутствовала  до сих пор, только какая-то она была корявая. Пройдя мелкими шажками в коридор, брюнетка старалась искать поддержки у стенки, на которую опиралась своим плечом и ладонью. Вскоре девушка прошла в гостиную. Здесь было темно, плотная штора была занавешена ещё с самого утра. - Нет, ну что это такое?! Где тут? - сквозь шипение ругалась брюнетка себе под нос. Пальцы никак не могли нащупать заветный выключатель. Оставив эту затею, девушка цокнула языком, и прикрыв ресницами зелёные глаза поползла обратно на кухню, к Дэвиду, - Нет, ну я не смогла найти этот чёртов выключатель. - с досадой в голосе протянула Виконт, оказавшись в дверном проёме. Её ветвистые руки по хозяйски расположились на осиной талии. Взгляд зелёных глаз выжидающе буравил Дэвида, губы превратились в тоненькую полосочку, а бровки нервно вздрагивали. Мужчина игриво посмотрел в ответ, а затем его глаза жадно метнулись к бутылке, - Оу... - Настя даже моргнула от неожиданности. Расслабив свои пухлые губы, девушка облокотилась о дверной косяк, при этом сложив руки на груди, - Я пожалуй напьюсь…на трезвую голову боюсь я себя не вынесу. – Брюнетка демонстративно закатила глаза, расплывшись в лучезарной улыбке. " Кто бы говорил. " Кажется выключатель в гостиной быстро отошёл на второй план, когда мужчина достал откуда-то два скромных бокала. В глазах Насти загорелись шаловливые искры. Действительно, ей порой так хотелось отвести душу, хотелось напиться до беспамятства и ничего не помнить на утро. Внутри этакой леди, сидело нечто живое, похожее на обычного дьяволёнка. Но выпускать эту сущность на волю Виконт никогда не позволяла.
Колд всё уместил в одну руку, и быстрыми шагами направился прочь из кухни. Его пальцы свободной руки цепко ухватились за тонкое запястье девушки. Настя даже сжала руки в кулачки, но быстро последовала за мужчиной, стараясь не отстать от него ни на шаг. - Я не алкоголик, чтобы пить в одиночестве. - Девушка поймала на себе взор опьяневших глаз, её губы растянулись в улыбке и она кивнула, - Да, да. - больше никаких мыслей и желания отвечать. Виконт шла следом, расслабив захваченное Колдом запястье. Его кожа казалась такой бронзовой и прозрачной в приглушенном свете коридорных ламп. Мышцы соблазнительно играли, рисуя на его спине отчётливые тени. Почему-то внутри начала вскипать какая-то жажда. Жажда наброситься на Дэвида сзади, свалить с ног, разорвать одежду и... Настя тряхнула головой и прикрыла глаза, что-бы избежать дурных мыслей. Вскоре они добрались до заветной комнаты и девушка слегка напряглась, пытаясь сосредоточиться на темноте. Однако мужчина  не ослаблял своей цепкой хватки и Насте пришлось последовать за ним, аккуратно переставляя ноги, что бы не зацепить ничего лишнего. В конце концов они остановились. Дэвид включил электрический камин, что придало комнате необыкновенный уют. Сколько Настя здесь жила, никогда не обращала на него внимание. Наверное потому-что было лето, итак жарко... Сейчас-же искусственный огонь мерцал в её глазах ярким отражением. Девушка моментально расслабилась, ухватившись своими костлявыми пальцами за Колда. - Чудесно ведь...- едва сомкнув губы прошептала Настя, не в силах оторваться от камина. Но оторваться всё таки пришлось. Уместившись на уютном диванчике, они распили по бокалу, и закусив спелыми фруктами совершенно расслабились. Настя не могла отвести глаз от мужчины, её губы периодически сгибались в хмельной улыбке. Его аромат, запах кожи, он был так близко. Сомкнув ресницы Виконт  тяжело вздохнула, " Что такое твориться? Я никак не могу понять... "в этот момент, она почувствовала на своих коленях его голову. Резко распахнув веки брюнетка покосилась на Дэвида снизу вверх, и приподняв уголки губ осторожно провела пальчиками по его волосам, - Хорошо, да?  -
- Очень...- Настя ответила не задумываясь. Тишина... Сердцебиение участилось в разы. - Мне не хватало тебя, я скучала...-голос вздрогнул, казалось, что её понесло в ошибочном направлении. Зелёные глаза быстро потупились на камин, а пальцы рук замерли в волосах мужчины.

+1

54

Так хорошо и спокойно не было уже давно. Умиротворение, которое дарила зеленоглазая брюнетка, подогретое алкоголем, разливалось по всему существу Дэйва, и он чувствовал это тепло. Как никогда чувствовал. Эта близость была точно такой же, как в первое их совместное утро. Даже еще более сильная. Этот дом… он стал Колду домом после того, как здесь появилась Настя. Она «оживила» его, добавила что-то от себя сделала уютнее. А еще теперь всюду присутствовал приятный, пряноватый запах, девичий запах. Особенно в спальне. Здесь мужчина постиг нечто драгоценное, без чего сама любовь не могла бы придти к своему высшему итогу, вечно оставаясь незавершенной. Он постиг нежность. Да, не в том чудо, что дом укрывает их и греет, что эти стены – только этих двоих. Ах нет, троих. Чудо в том, что незаметно он передает им запасы нежности, и она образует в сердце, в самой его глубине, неведомые пласты, где, точно воды родника, рождаются чувства.
Дэвид закрыл глаза, когда тонкие, проворные пальчики ласково поглаживали его по волосам. Но потом девушка ответила на его слова и ее пальцы остановились. Дэвид открыл глаза, смотрел на ее прекрасное лицо, на котором играли теплые краски искусственного огня. Дальше опустил взгляд куда-то в сторону и слегка свел брови к носу:
- Знаешь, я всегда был один. Один… - усталый вздох, - … в своем вечном единстве. Колд, медленно моргая из-за выпитого алкоголя, так же медленно облизал губы, на секунду поджав их. Потом снова поднял взгляд на Настю:
- Но теперь-то ты со мной. И я счастлив. – после этих слов он неожиданно широко улыбнулся, не показывая зубов и дернул бровями вверх.
Потом он посмотрел по сторонам, не поднимая головы, в поисках Аша. Но собаки не было видно. Видно все же соизволил отужинать. Вообще большие собаки, как и большие мужчины, до последнего вздоха прячут свою неизбывную нежность за высокомерием снисхождения. Особенно в присутствии посторонних. Так было и с Колдом, пока он не познакомился с Настей и не впустил ее в свой дом. Вдруг он резко приподнял брови и приподнял голову, смотря вперед. Его глаза стали метаться по комнате, он что-то задорно соображал, точнее вспоминал. Потом сел и сказал Насте:
- Подожди-ка, я кое-что вспомнил . – потом он вскочил с дивана и направился куда-то по коридору. Там, у лестницы, была небольшая кладовка. Там было почти пусто, какие-то вещи, укрытые тонкой серой тканью. Дэвид приподнял ее и достал гитару. Инструмент сильно запылился, и мужчина, неуклюжими движениями небрежно протер ее все той же серой тканью. Закрыв дверцу шкафа в стене, он отправился обратно в гостиную, оказавшись там, он пододвинул табурет к дивану, держа гитару в одной руке и при этом говоря:
- Я нашел ее буквально за день до того, как встретил тебе. От старых хозяев наверно осталась.
Да, дом был построен и обустроен другими людьми, но у них случился какой-то там аврал с бизнесом и они срочно продали его, так как нужно было ехать в другой город. Ну тут и Дэв подвернулся, между прочим выплатив только половину указанной суммы. Ну если желающих на покупку дома больше не было, что бы и не поторговаться?
Дэвид аккуратно, стал настраивать гитару, а потом, поудобнее устроившись на табурете, взял инструмент как положено. Тихонько касаясь струн, он посмотрел на Настю, мягко улыбаясь:
- Знаешь песню «The Weight»? – увидев неуверенность в глазах девушки, он понял, что нет, улыбнулся еще шире и, опустив глаза на струны, стал играть громче и четче. Его руки, совершенно отвыкшие от игры, сначала не слушались,  иногда воспроизводя звуки тише. Зато потом пальцы снова освоились, вспомнили былое, но Дэв все равно не мог пока не смотреть за своими руками и струнами. После небольшого вступления и, так сказать, освоения инструмента вновь, он начал сразу с припева:
- Take a load for free
Take a load off, Fanny
And you put the load right on me

I picked up my bag, I went looking for a place to hide
When I saw Carmen and the Devil walking side by side
I said "Hey Carmen, come on, let's go downtown"
She said "I gotta go but my friend can stick around"

Take a load off, Fanny
Take a load for free
Take a load off, Fanny
And you put the load right on me

Он остановился, а потом вдруг снова оживился:
- Я кажется вспомнил еще куплет.
Пальцы Колда вновь заиграли по струнам, уже намного увереннее, а глаза он все чаще обращал на Настю.
- Go down Miss Moses, there's nothing you can say
It's just old Luke, and Luke's waiting on the judgement day
"Well, Luke my friend, what about young Anna-Lee?"
He said "Do me a favour son, won't you stay and keep Anna-Lee company?"

Take a load off, Fanny
Take a load for free
Take a load off, Fanny
And you put the load right on me
And you put the load right on me…

Мужчина положил ладонь на струны, закончив их звучание и поднял взгляд на Настю, чуть улыбнулся и в уголках глаз появились теплые морщины.

Свернутый текст

сразу перемотай до 2 минут
смотреть

Отредактировано David Cold (2011-06-10 12:40)

+1

55

Дэвид распахнул веки сразу-же, как только тонкие, нежные пальцы прекратили трепать копну каштановых волос. Настя заметила его реакцию глазом. Невольно скосив очи обратно на мужчину, она судорожно сглотнула образовавшийся в горле комок. По телу пробежала едкая дрожь, которая пробирала её до костей. Хотелось поёжиться, потереть ладошки друг о друга, и сбиться в комочек. Эта дрожь была такой необычной, в каком-то смысле даже приятной, только Настя не привыкла к такому. Она словно поглощала, затягивала куда-то. Брюнетка вздрогнула, и расправив хрупкие плечи, пустила в ход свои ручонки. Шелковистые, каштановые волосы мужчины беспорядочно переплетались с её пальцами, ноготочки ласково касались макушки. По губам поплыла неуверенная, слегка скованная улыбка. В глазах мелькал огонёк, такой уютный, спокойный, любящий. Так смотрят матери на своё дитё, точно так-же согревают своими флюидами через улыбку и очи. - Знаешь, я всегда был один. Один… - уголки губ вмиг опустились, а взгляд обратился к камину, " И я... Всегда была со всеми, но одна. " Действительно - жизнь брюнетки складывалась весьма удачно. Детская, психологическая травма уже проросла паутиной. Она забыла о ней, когда повстречала его. В последние дни Настя всё меньше и меньше вспоминала о своей родне, которая ждала её за океаном. Девушка не хотела возвращаться к прошлому. И даже когда кадры счастливых моментов затрагивали её разум, брюнетка предпочитала тут-же отвлечься на что-нибудь нейтральное. -… в своем вечном единстве. - Девушка сомкнула губы и на автомате кивнула, медленно подводя подбородок к груди, за этим действием тут-же последовал и взгляд. -Но теперь-то ты со мной. И я счастлив. - Их глаза встретились. Настя впилась ими в его лицо, пуская бесконечные стрелы хмельной радости. " Ты ко мне привязался, скорее всего..."
Через мгновение мужчина забегал по комнате взглядом, пытаясь обнаружить что-то, или может кого-то?! - Аш кушать пошёл, кажись. - девушка обернулась в сторону коридора, замолкла на секунду, стараясь прислушаться к чавкающему звуку. Нет, его не было. Виконт тяжело вздохнула и обернулась обратно к мужчине. Дэвид никак не мог угомониться, что-то ёрзал на коленях, искал глазами. - Подожди-ка, я кое-что вспомнил . – Колд даже не стал дожидаться реакции брюнетки, он быстро вскочил, оставив девушку в углу дивана одну. Настя недоверчиво покосилась в след, и поудобнее поджав под себя ноги, стащила из стеклянной вазы виноградинку. Вскоре нарисовался Дэвид, он сиял. В его руках была гитара, весьма приличная и очень аккуратная. Резкий скрежет ножек табуретки по полу заставил Настю зажмуриться и сморщить носик, - Я нашел ее буквально за день до того, как встретил тебе. От старых хозяев наверно осталась. Вот тут-то глаза девушки оживились. Гитара изучалась вдоль и поперек. Вообще брюнетка была далека от музыкальных инструментов такого рода, но звучание гитары она безумно любила. - Здорово! Ты знаешь, я всегда мечтала научиться...- свесив ноги с дивана, девушка облокотилась руками о столик, и выгнув спину потянулась к инструменту, трепетнее разглядывая струны и действия мужчины. - Ты на ней играл?! - поинтересовалась Виконт, подняв зелёные глаза на Дэвида. - Знаешь песню «The Weight»? – Как снег на голову. Девушка судорожно начала перебирать все знакомые ей песни, но это название слышала впервые, - М...Нет. - медленно замотала головой Настя, отстраняясь от мужчины, и прислоняясь вновь к спинке уютного дивана. Послышались мелодичные звуки. Виконт поджала колени, и сложив свои руки на них приготовилась слушать. " Нет, он не играл на ней..." решила Виконт, наблюдая за неуверенными движениями пальцев его рук.
Колд запел. Внутри Насти что-то вздрогнуло. А ведь она и не подозревала. " Люблю мужчин, которые владеют этим инструментом...  Голос Дэвида был безумно приятным, со своей мужской хрипцой. Брюнетка не могла пошевелиться, страх, потревожить его пение, брал вверх над затёкшими ногами и руками. Выражение лица остекленело, как и хрустальные глаза. Они жадно пожирали огонь, а губы потешно вздрагивали, в предвкушении последних слов куплетов. Настю забрали мысли, забрала волшебная мелодия и настоящий он.
Take a load off, Fanny
Take a load for free
Take a load off, Fanny
And you put the load right on me
And you put the load right on me…

Последние звуки, брошенные струнами замолкли. Девушка так и осталась сидеть прикованная к дивану. В глазах замерцала прозрачная стенка слёз, и только огонь отражающийся в них, выдавал ту дрожь, которую они испытывали сейчас. Тёмные ресницы опустили за собой веки. Дорожка невидимых слёз протаптывала свой путь медленно и тихо. Настя всхлипнула, и протерев ладонью свою щёку обратилась к мужчине с загадочной улыбкой. - Это прекрасно, правда. Для меня никто никогда не пел. - голос предательски дрожал, и каждое слово давалось с трудом. - Если бы я умела, - тут Настя лучезарно улыбнулась, вытирая под нижними ресничками накапливающиеся слезинки, - Я бы спела с тобой...- " Боже, разнылась то...Аж самой противно. " Тяжело выдохнув, брюнетка наконец оторвалась от дивана, и обойдя столик приблизилась к Дэвиду. Её пальчики неловко сжали в ладонь гитару, и плавно отобрав её у мужчины, отложили в сторону, облокотив о диван. Сама же Настя уселась на колени Колда, и обвив его шею руками приблизилась своими губами к его уху, - Спасибо...- горячий, хмельной шёпот щекотал слух.

Отредактировано Anastassia Wikont (2011-06-10 23:30)

+1

56

Зеленые глаза мужчины были устремлены на девушку. Улыбка его, незаметно померкла, когда он заметил, как блестят ее изумрудные очи и как они стали отражать в себе огонь, с потрясающей четкостью. Казалось, даже отражение ее собственных ресниц можно было разглядеть в этих крупных глазах. Дэвид лишь сжал рукой гитару, отчего неслышно заскрипели струны. А в голове витали мысли. Даже на пьяную голову он никогда не позволял себе настолько раскрываться перед девушкой и сейчас удержал все в своей голове. «…но, по-моему, ничего не может быть лучше, чем все сказать, не взвешивать, не следить за словами. Ну вот, глаза у тебя на мокром месте. Прости. Все равно я сделаю тебя счастливой. Я сделаю все, чтоб прошел твой страх. Чтоб ты ничего никогда не боялась. Я буду беречь тебя днем и ночью. И однажды даже тени печали не будет в твоих глазах, даже тени. И я услышу твое ровное дыханье. И только тогда, слышишь, только тогда я и сам вздохну спокойно!» Глаза его пытливо вглядывались в Настю, будто он безмолвно говорил ей все это, но потом он, словно осекся, слегка опустил голову и взгляд.
- Это прекрасно, правда. Для меня никто никогда не пел. – всхлипывала брюнетка, вытирая щеки и глаза рукой. Колд поднял на нее взгляд и его брови взмылись вверх. Он глянул куда-то вниз и снова на нее.
- Я думаю, что удивительные и красивые женщины, как ты, достойны большего, чем песня. – искренне говорил мужчина. Тем не менее он сумел овладеть собой и заговорил с ней голосом рассудка, а не сердца, властно напоминавшего о себе. Поэтому любые его слова, касающиеся высоких чувств и признаний, звучали серьезно. Это был не тот детский лепет не сложившегося подростка, который рад любить любую очаровательную девушку, отвечающую ему взаимностью. Никогда он не бросал слов на ветер в отношениях и никогда не будет. Для него это важно, хотя так сразу и не скажешь. Но так или иначе, когда признаешься в своих чувствах, когда партнер узнает это, ты – проигрываешь. И Колду было трудно чувствовать, как ему все сложнее держаться, сложно было чувствовать, что он проигрывает.
- Если бы я умела, я бы спела с тобой. – наконец улыбнулась Нася, и Колд тоже улыбнулся. Девушка, тяжело вздохнув, отлипла от дивана, тем самым прогнав свое оцепенение, и направилась к Дэйву. Плавными движениями он освободила его руки от гитары. Дэвид смотрел за ее движениями и его руки сразу легли на ее талию и бедро, когда она оказалась у него на коленях. Зеленые глаза опустились с глаз брюнетки, на ее пухлые губы, и она стала приближать свое лицо к его, но… Снова мимо губ. Хотя Колд уже привык, что она никогда не целовала его первой, лишь позволяла ему целовать себя. Ее горячий шепот, щекоткой пробежавший по смуглой шее, заставил Колда блаженно прикрыть глаза. Он немного опустил голову, спокойно дыша через чуть приоткрытый рот. Сейчас и его и ее дыхание, оба хмельные и горячие, слились воедино. Дэв снова думал, хотя это было все сложнее и сложнее. Больше хотелось залить в себя еще побольше виски и выкинуть все из головы, но не выходило. Пока.
Да, после первых радостей началась ревность, сцены примирения, слёзы. Пробыв вместе вечер и ночь, взбесили друг друга смертельно, а расставшись на две недели - вдвое страдали. Случайное слияние двух этих жизней породило очень мощный союз. Куда мощнее, чем они оба себе представляют. Им удалось взаимно компенсировать то, чего каждому не хватало. Колду подумалось, как бы он провел этот вечер, не было бы Насти. Напился бы в каком-нибудь баре, может посетил заведения погорячее. Но все случится не так. Ему было хорошо в своем доме, со своей избранницей.
- Я здесь сегодня только из-за тебя. – не громко заговорил Колд и, открыв глаза, склонил голову к ее плечу, обжигая почти шепотом, - Ты - единственная причина моего присутствия… ты… – с каким-то страстным обожанием мужчина втянул ее запах, закыв глаза, потом снова открыл их, - …все мои причины.
Язык неумолимо развязывался и, чувствуя это, Дэвид стал медленно, нежно касаться губами молочной кожи Насти, поднимаясь от плеча к шее, дальше ближе к скулам, под ухом, при этом рука его убирала ее ароматные волосы за спину.

+1

57

- Я думаю, что удивительные и красивые женщины, как ты, достойны большего, чем песня. – , в этот момент в голове родился образ её бывшего ухажера. Мужчина средних лет, чуть старше Дэвида, делал всё для того, что бы заполучить капризный бриллиантик. Он делал всё, что должен был делать человек, который хочет приманить к себе очередную пассию. Настя была завалена целой кучей подарков, и не дешевых подарков. Он каждый раз звал её в рестораны, приглашал в театры и дарил огромные букеты. " Ты так неправ Дэвид..." По губам пробежала чуть заметная улыбка. Она быстро скрылась, как только девушка впилась зелёными глазами в лицо мужчины. Тогда, она не была счастлива, как сейчас. Тогда, Настя искала все пути, что бы тот мужчина оставил её. Ей не нравилась та искусственность, пафос и вмешательство денег. Ей хотелось простой любви. Хотелось настоящих, искренних чувств, от которых голова идёт кругом, и сердце готово вырваться из груди. Хотелось биться в истерике и умирать от ревности, хотелось так-же пылко мириться, обжигаясь телами под одеялом, хотелось ужинать на море, на песке... Хотелось быть рядом... Даже душевно. Не выдержав Настя таки ринулась к мужчине на колени. Её шёпот горячо обласкал его скулы, слух. Настя и сама прикрыла глаза от удовольствия. На сколько его запах кожи был близко, тепло... Вдохнув любимые ароматы, девушка не удержалась. Её нежная щека коснулась его скул. Пальцы рук властно вцепились в плечи и шею. " Господи, до чего же ты мне стал родным. Я ни за что не хочу тебя потерять..." Бурным потоком мысли пролетали в голове, словно напуганные птицы. Та грань, которая колебалась между трезвостью и хмелем быстро потерялась, оставляя на перевес один инстинкт. Тяжёлое, обжигающее дыхание мужчины порождало в Насте какие-то чувства. Ей хотелось прижиматься к его сильному телу плотнее, хотелось кусать его, хищно впиваться ногтями в бронзовую кожу. Дэвид осторожно перебирал густые волосы Насти. Его ладони были настолько горячими и нежными, что девушка от наслаждения прикрывала глаза, всё сильнее примыкая губами и щекой к его шее и лицу. - Я здесь сегодня только из-за тебя. – густые ресницы невольно разомкнулись, а алые губы оторвались от его кожи. Настя замерла, стараясь вникнуть в смысл этих громких слов. Её пьяный рассудок сейчас воспринимал всё крайне позитивно, вот только душа от чего-то паниковала, а сердце начинало робеть. Слегка отстранившись от мужчины, девушка заглянула ему в глаза, а он лишь прижал её за спину к себе, - Ты - единственная причина моего присутствия… ты… – Настя вздрогнула от его отяжелевшего дыхания, от его обжигающих слов, что прокатились по её плечу опьяневшим дыханием. Сглотнув, брюнетка упёрлась ладонями о плечи мужчины и таки отстранившись прилипла своим взглядом в его лицо. Она не понимала, говорит ли он серьёзно, либо сейчас у него такая позиция, …все мои причины. Зелёные очи засуетились. В них заиграл какой-то бешеный огонёк, который старался обрести укрытие, да и сама девушка, захотела спрятаться на время в нору, что бы её никто не видел. Робость подступила так неожиданно, и всё слова пропали. Настя действительно осталась без единой правильной мысли. Сердце рвалось наружу, оно колотилось так сильно, что девушке стало больно в груди. Брюнетка ещё раз осмелилась коснуться своим взглядом лица мужчины, и без всяких улыбок отвернулась в сторону, не  в силах больше лицезреть его глаз, наполненных какой-то надежды. Вот так. Она искала утешения у камина, но он как всегда оставался не причём. " Скажи! Скажи, что ты чувствуешь! Скажи!!!" ныл внутренний голос, подталкивая девушку на это. Отчего-то Виконт была уверенна, что сейчас не время. Нервно сглотнув, Настя попятилась назад. Она практически скатилась с колен Колда, и высвободив руки, неуверенно на него посмотрела. - Слушай, я пойду..принесу выпить, а то у нас уже всё закончилось... Почти. Ладно?! - без улыбок, без сияющих глаз, да и не дожидаясь ответа, девушка развернулась к Дэвиду спиной, и неуверенными шагами направилась из гостиной в коридор. Ноги не слушались, сердце всё никак не могло успокоиться, а мысли ошалевшими зверями носились в голове. " Нет...Он говорит это сейчас. Не может быть такого. Мы с ним совершенно не знаем друг друга. Я не могу..Не хочу.." во рту всё пересохло. Облизав губы, брюнетка нашла выключатель, и задев его ладонью включила свет в коридоре. Чем дальше она была от Колда, тем дышать становилось проще. Повернув ключ в замочной скважине, Настя вышла на улицу. Босиком. Ей сразу-же пришлось поёжиться, по скольку вечерний воздух был нещадно холоден и влажен. На цыпочках добравшись до машины, девушка без особых усилий открыла дверцу, и усевшись на переднее сидение откинулась на спинку, закрыв глаза руками. Как было хорошо. Её остужала тишина, прохлада... Девушка была в смятении. Она не знала как реагировать на слова мужчины. С одной стороны, это то, чего она так долго ждала, а с другой стороны, быстрота этого события её пугала.

+1

58

Она не верила ему. Все в девушке говорило об этом: взгляд, желающий сбежать на край света, лишь бы быть в укрытии от глаз Колда, жесты, поворот головы, тело. Все в ней будто заежилось, испытывая какое-то неудобство. Дэвид же не собирался отступать. Он продолжал смотреть на нее глазам полными любви, но, внутри что-то неожиданно обеспокоилось, когда Настя стала отстраняться от него. Взгляд зеленых глаз тут же переменился. Мужчина на секунду крепче сжал пальцами бедра девушки и смотрел на нее. Тихо, больно и трогательно. Изощренная казнь взглядом. Но все же руки его расслабились, а веки слегка прикрылись.
- Слушай, я пойду..принесу выпить, а то у нас уже всё закончилось... Почти. Ладно?!
Дэвид опустил взгляд и кивнул. Девушка покинула его и он не стал провожать ее взглядом. Мужчина слегка наклонился вперед, уперся локтями о свои колени и стал медленно разминать свои горячие руки. Потом он поднял глаза и обернулся, но Насти нигде не было. Уставился на огонь. Что – то она долго. Он понимал, что она сбежала сейчас от него, от этой обстановки, боясь ставить все точки над «и». Дэвид словно поставил ее к стене, ставя пере правдой и ответом, перед признанием. Но она струсила. Колд не винил ее, ведь он сам, пожалуй, торопится. Хотя чувства, если разобраться, существуют либо в самой глубине человека, либо на поверхности. На среднем же уровне их только играют. Вот почему весь мир - сцена, почему театр не теряет своей популярности, почему он вообще существует, почему он похож на жизнь, а он похож на жизнь, хоть и является в то же время самым пошлым и откровенно условным из искусств. Бывает сложно разобраться, на каком уровне находишься ты сам, а на каком – твой любимый человек. Дэвид сейчас был полон уверенности, что его чувство к Насте лежит в самой глубине его души. Сам он не мог понять, как оно так быстро и незаметно туда пробралось, но это не меняет суть дела. Постой, или это все самовнушение…? Раньше Колд не промышлял этим, но может быть он научился, незаметно для себя самого? В последнее, думаю, не хотелось верить обоим. И Дэйву и Насте.
Спустя минут пять, Дэвид безразлично перевел взгляд с огня на бутылку на столе. Алкоголь принял от камина теплые цвета и теперь переливался то золотисто-желтым, то багряно-коричневым. Рука потянулась к бутылке и пальцы устало схватились за горлышко. Колд, полный задумчивости, сделал медленный глоток. Веки стали тяжелыми, но не от потери бодрости, а от выпитого. Мужчина внимательно посмотрел на дверь, замерев на мгновение, потом звучно поставив бутылку на стол, встал, выпрямившись. Голова сначала закружилась, градус ударил по ней, но потом Колд подсобрался и пошатнувшись пошел к двери. Уперевшись рукой о дверь, он надвинул шлепки и вышел на крыльцо. В машине он с трудом разглядел Настю, ведь двор освещала лишь луна, которая была необыкновенно яркая сегодня. Тяжелыми шагами он спустился по лестнице, подошел к Импале и открыв дверь, сел на задние сидение. Подвинувшись в середину, он сложил руки на сплошном переднем сидении и устроил на них свое лицо. Настя не смотрела на него, видимо ей было снова не по себе, когда мужчина пришел и сел в автомобиль. Дэвид откыл рот, чтобы сказать что-то, но, вздохнув, закрыл его, опустив взгляд. Подняв голову, он аккуратным движением руки убрал волосы Насти на одну строну. В машине не было подголовников и это не составило особого труда. Его горячее дыхание с новой силой обожгло ее кожу и он поцеловал ее шею. Отстранившись, мужчина поднял опьяненные глаза на Настю:
- Слушай, я любил, и я знаю, о чём я говорю, и я знаю, это чувство, что сейчас между нами. - рукой он ласково, но при этом настойчиво повернул ее лицо к себе и наконец встретился взглядом, - Ты пытаешься прогнать его, потому что боишься, но сейчас между нами от напряжения искрится воздух, и ты не можешь этого отрицать.
Теперь его глаза пытливо бродили от ее глаз, к губам. Отчего то дыхание стало тяжелее. Губы Колда разомкнулись, будто прося поцелуя, что так  напрашивался на уста обоих. Не дождавшись, Дэвид впился в губы брюнетки своими. Его движения стали торопливыми и несдержанными. Смуглая ладонь спустилась с шеи девушки к ключице, а дальше под ее сарафан. Уже не ведая, что делает, Дэв высвободил руку и двумя затащил Настю на заднее сидение, почти не отрываясь от жаркого поцелуя. Прижав девушку к себе, его руки, нащупавшие молнию на спине сарафана, стали небрежно его расстегивать. Шумно дыша, Колд оторвался от губ девушки и прижавшись щекой к ее щеке, опустил руки к кончикам платья и стал поднимать его вверх по телу Насти. Его окутала страсть, внезапная, хмельная, разрушительная и сильная. Но она бы не разгорелась, если бы он не почувствовал того де со стороны зеленоглазой брюнетки.

Отредактировано David Cold (2011-10-10 14:53)

+1

59

Настя сидела в остывшем автомобиле, забыв счёт времени. И кто бы мог подумать, что пару часов обратно Импала изнывала под лучами раскалённого солнца, повязжая резиной в сыпучем песке? Кожаный салон быстро охолодел и запустил во внутрь осеннюю влажность. По молочной коже бегала едва заметная дрожь, мурашки пускались в пляс,и девушку начинало дёргать. Тихим вздохом Настя попыталась расслабиться. Сомкнув тонкие пальцы в крошечные кулачки брюнетка осмелилась разомкнуть чёрные, как ночь, ресницы. Зрачки моментально расширились, запрещая яркой радужке блестеть под свет тускло мерцающего фонаря, что висел на крыльце дома. И ведь не скажешь, что здесь был Эминем, стрелял в этот самый фонарь. "Чёрт возьми." тонкие брови недовольно поползли к носу, а губы превратились в тонкую полосочку. Виконт задумалась о том, что дни нещадно идут вперед, а она остаётся позади. А ведь действительно так и было. Дэвид уехал так резко, не сказав ни слова, а она осталась ждать. Зачем?! Покупка лошади, о которой ей приходилось мечтать с самого детства? В конце концов Эминем, который после, был выкинут из дома, как собака. Что это?! Судьба преподносит сюрпризы один за другим. Мысли не дают и минуты вспомнить о родных и близких. Брюнетка не была на могиле своей матери со времени того, как собиралась уехать сюда. И что самое интересное...Она не вспоминала о ней. В детстве у неё заложились какие-то страхи, девушка во всём видела только плохое. А сейчас с ней происходит всё с точностью наоборот. Эти страхи рассеялись, уступая место её неосознанным решениям.
Тёмная копна пышных волос, расплылась по спинке сидения. Настя уже успела пригреться и сложив ногу на ногу, продолжила зябко хвататься за свои плечи костлявыми пальцами. " Что значили его слова? Неужели он говорил серьёзные вещи? " Виконт расплылась в пьяной ухмылке и свесила голову, практически касаясь подбородком своей груди." Я все его причины. А он мои. Он знает об этом, поэтому так сказал. Это ведь точно. А почему я не могу сказать ?! Почему я всё так-же холодна, как камень? Мне кажется, что в день нашей первой встречи, он был ко мне ближе, чем сейчас. Я была готова разорвать его на части от резко вспыхнувшей ревности. Я была готова разорвать его одежду в спальне. А сейчас...Мне страшно. Я боюсь показать себя собой. И это наводит меня на мысли, что ... Что если, я отвечу ему взаимностью, произойдёт нечто такое, что будет равносильно с атомным взрывом." Беспорядочные мысли в голове. Они как старый поезд, скользящий по рельсам, тяжело везет за собой груженые вагоны, которые по прибытию, всё равно придётся сортировать.
Послышался щелчок. Девушка моментально на него отреагировала, и впившись сапфирными глазами в крыльцо, прикусила нижнюю губу. Его родные черты лица, это хмельное недоумение, и  уверенные шаги вниз по лестнице. Девушка и не сомневалась, что сейчас ей предстоит долгий разговор на философскую тематику. Поэтому устроившись поудобнее на сидении, устремила свой взор в противоположное окно, лишь бы не встретиться с его глазами. Стыдно. Задняя дверца машины податливо отворилась, и Импала покачнулась, когда мужчина проник вовнутрь. Его тёплые руки расположились на сплошном сидении, а лицо было прямо возле затылка Насти. Казалось, девушка чувствовала его тяжелое, хмельное дыхание, пленительное и вязкое. Девушка приоткрыла рот, сердце занервничало, и дыхание начало сбиваться. Кошачьи глаза изрядно поглядывали на мужчину, но как такового его не видели. Какое-то мешканье сзади заставило Настю застыть, но как только широкая ладонь мужчины, бережно коснулась её волос, девушка прикрыла глаза и тяжело выдохнула. Его губы коснулись её горячей шеи, брюнетка вовсе сомкнула веки, и расплывшись в улыбке, чуть наклонила голову.
Слушай, я любил, и я знаю, о чём я говорю, и я знаю, это чувство, что сейчас между нами. Как его голос сейчас обжигал слух, как тёплое дыхание ласкало кожу. Брюнетка распахнула густые ресницы, она уже была готова обернуться, только вот Дэвид опередил её действия. Он аккуратными движениями пальцев, направил её лицо к своему. И теперь девушка встретилась с его пьяным взором. Улыбка не покидала её губ, каким он трогательным сейчас был. Казалось, что Настя не воспринимает его слова всерьёз, а будто насмехается над ними. - Ты пытаешься прогнать его, потому что боишься, но сейчас между нами от напряжения искрится воздух, и ты не можешь этого отрицать. " Ну ты сам знаешь правду... Всё знаешь сам." эта беззаботная улыбка исчезла, оставив какую-то тревогу на лице.
Мужчина смотрел на Настю с такой непроницаемой нежностью, его губы просили поцелуя, а девушка, словно мучила, медленно приближаясь к его лицу.
Колд сорвался. Он будто озверел поддаваясь одним лишь инстинктам. Слившись страстным поцелуем, его ладонь бесстыже опустилась от шеи к ключице, а оттуда и вовсе под сарафан. Девушка же, успела развернуться, и вцепившись своими пальцами в плечи мужчины, начала приближаться к нему в плотную, пытаясь поглотить всю страсть, что родилась в её подсознании. Ноготочки нещадно впивались в его смуглую кожу, оставляя после себя неглубокие царапинки. Сердце колотилось с такой бешеной скоростью, что Виконт не успевала за ним дышать. Брюнетка и не сообразила, как Дэвид так ловко ухватил её за талию, и затащил на заднее сидение. Приоткрыв глаза девушка с нахальными бесенятами, заглянула в очи мужчины, и снова прикрыв веки, продолжила нежиться в горячем поцелуе. Настя разомлела совершенно, она была готова на всё. Её губы оторвались от его, и побрели по красивому подбородку, затем по шее, прикусывая его кожу при малейшем прикосновении. Дыхание участилось, в машине воздух стал пресным, стёкла автомобиля покрывал тонкий слой молочной плёнки. Внезапно крепкие объятия, замкнули Настю. Кровь хлынула по жилам бешеным потоком, согревая её замёрзшее тело с молнейносной скоростью. Руки мужчины быстро обнаружили молнию, и с какой-то дерзостью начали её расстёгивать. Виконт заметила, как ткань отдалялась от её точёного тельца, оголяя спину  и поясницу. Вскоре, Колд оторвался от губ девушки, и прижавшись своей колючей щекой к её, потянул сарафан вверх, по телу. Настя же отстранилась от Дэвида, и ухватившись за ткань, помогла ему снять с себя материю. Шелковистые волосы искусно спускались с плеч, грудь вздымалась от вдохов. Влажные губы и шаловливые глаза пытливо смотрели на Дэвида, на его лицо, на глаза... Брюнетка аккуратно прижалась к мужчине, бродя своими ладонями по его мощной спине. Уложив голову к нему на плечо, Настя затянулась сладковатым запахом его бронзовой кожи, и прикрыв глаза впилась своими губами в его шею. Руки шаловливо бродили по его телу, скользя ноготками по позвоночнику, а порой и по прессу. Брюнетка словно игралась, она опускала пальцы до самого сокровенного места, и словно обжигаясь, возвращала их обратно.

+1

60

В этом возрасте, сменив столько женщин, пройдя через страсть, нежность, похоть, боль, разлуки, смерти кое-что меняется. Грани. Что раньше были ярки и легко различимы тускнеют и становятся совсем невидимыми. Если раньше все было ясно, как день, то, становясь старше, понимаешь больше, а может просто накручиваешь себе ненужное. Легко запутаться. И Колд не знал, та самая ли это любовь? Ему казалось, что сейчас он любит ее сильнее, чем десять минут назад. Неужели это всего лишь желание? Но в любом случае его нежные и теплый чувства накалились так же, как и его тело. До предела. Это уже не была любовь, это была страсть, доведенная до агрессии. Чувство намного глубже и сильнее. Любовь важна не как одно из наших чувств, а как перенесение всего нашего жизненного интереса из себя в другое, как перестановка самого центра нашей личной жизни.
Но, признавая в силу очевидности, что идеальный смысл любви не осуществляется в действительности, должны ли мы признать его неосуществимым?
Торопливые несдержанные движение, в глазах горел огонь, внутри горел огонь и мужчине было необходимо хоть как-то удерживать это пламя связывая свои губы с Настиными. Иначе, как ему казалось, он сгорит от нетерпения. Девушка помогла ему снять с себя легкое платье. Закинув ее одежду куда-то на коробку передач, Дэвид снова повернулся лицом к брюнетке, жадно поедая глазами ее точеную фигурку и пышные формы, облаченные лишь только в черный купальник. Лишь только в купальник! У него на секунду даже помутнело в глазах, скорее всего от алкоголя, но Дэйву показалось, что от мысли – «Какие-то жалкие черные веревочки отделяют меня от… Избавиться. Порвать.» Лишь только его руки потянулись к купальнику, как зеленоглазая, пьяная бестия прижалась к нему. Ее руки, что оставили на широкой спине длинные, неровные красные полосы, теперь будто заглаживали их. Руки у нее все еще были прохладными и даже как-то успокаивали слегка обжигающие царапины, спина просто горела от них. Но вы зря думаете, что Колду это не нравилось. Он желал, чтобы она царапала его сильнее, притягивала к себе резче, кусала, да все что угодно. Когда они смогут отдать друг другу так необузданно, необдуманно и страстно, как не сейчас? Мужчина хотел Виконт требовательно, грубо и невыносимо сильно, но девушка, похоже, была настроена пока несколько иначе. Его аккуратная голова устроилась на плече мужчины, а шаловливые ручонки бродили там, где вздумается, но все же останавливались порой и Колд хитро улыбался. Но его улыбка моментально исчезла, когда Настя ласковым и ужасно приятным поцелуем впилась ему в шею. Его хмельные глаза плавно прикрылись, а губы блаженно разомкнулись. Дэвид замер на мгновение, наслаждаясь тем, что сейчас происходило, но потом открыл глаза и резко схватил Настю за бедра. «Хочешь поиграться? Ну хорошо…» Двумя руками он не то что затащил на себя девушку и усадил на себе, он закинул ее на себя, будто она не весила и килограмма. Видимо и алкоголь и страсть, приперченная каким-то, пока еще легким безумством, придала ему сил и рвения. Бесстыже прижимая ее к себе, Колд смотрел на нее снизу вверх и по его лицу пробежался хищный оскал. Пальцы в это время уже копошились у нее за спиной, расстегивая злополучный «замок». В этот раз дела обстояли сложнее. Хотя даже зрительный контакт не помог бы мужчине; он был ужасно пьян. В итоге его брови свелись, он даже рассердился. Как-то умудрившись обернуть между пальцами материю, он дернул в разные стороны и застежка, отскочив, упала куда-то под сиденье. Мужчина посмотрел в глаза Насте, в этот момент его лицо стало наигранно наивным и сожалеющим, но тут же брови опустились, сверкнули белые зубы, а в глазах заплясало желание. С еще большей силой. До желаемого осталось совсем не много. Колд неожиданно спихнул девушку обратно на сиденье и не давая ей и двинуться в сторону, взял за тыльную сторону шеи и легонько прижал рукой к спинке. Приблизившись к ней, он смягчил свои действия поцелуем, при этом рука его медленно, но верно спустилась к плечу девушки, коснулась ключицы, грудной клетки и наконец ложбинки. Кончиками пальцев, он задержался в зоне декольте Насти, а дальше дерзкой схватив черную материю, сорвал ее с девушки, помогая ей освободить руки из лямок. Переход в контрнаступление. С поцелуем Дэвид так же стал спускаться ниже и вскоре достиг груди девушки. Лаская и ублажая ее, он сам получал наслаждение, поэтому даже смог повременить с «основным делом» до которого оставалось совсем не долго.

+1


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Дом на окраине.