Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Дом на окраине.


Дом на окраине.

Сообщений 61 страница 75 из 75

61

Эта резкость, это безумство быстро окутывало этих двоих обжигающей страстью. Виконт снесло башню, и плевать, что там замешался ещё и алкоголь. Настя чувствовала себя вполне трезвой, только это было не так. Как колотилось сердце, словно всё происходит в первый раз. А ведь по сути так и было. Разве можно считать то недоразумение первой попыткой соблазнить мужчину? Скорее всего да, девушка соблазнила его, а сейчас у них всё обоюдно- это шикарно.
Подобные мысли, словно заводили брюнетку, будто прокручивали какой-то ключик, нашептывая в ухо- "Можно! Можно Настя. Он твой. Полностью твой!" Виконт была не в силах оторваться от его губ, на которых всё ещё плясал вкус спиртного, от этих поцелуев девушка словно хмелела, превращалась в неконтролируемого монстра. Она и сама перестала замечать как ногти безжалостно впиваются в бронзовую, гладкую кожу мужчины, в области лопаток, и зацепляясь, опускаются вниз, к его пояснице, рисуя бесконечные полосы. Хотелось поглотить его всего, хотелось проникнуть насквозь, достать его сердце и обменяться со своим. Хоть девушка и была пьяна, была подвержена неутолимой страсти, она свято верила в то, что те слова, которые он говорил в квартире  - была чистейшая правда. Она доверилась и своим чувствам, которые просто таки рвались наружу, только брюнетка молчала, запрещая им достичь ушей Колда.
Оставшись в купальнике, Настя поспешила прижаться к горячему, мускулистому и сильному телу Дэвида, ведь что там купальник... Его практически и нет. Схватившись ладонями за тыльную сторону шеи мужчины, Виконт ловко притянула его к себе, и уложив свою нежную щёку на его плечо, заспешила обласкать его кожу сладкими поцелуями, осторожными, будто обжигающими.
Дыхание превратилось в порывистое, где-то даже с каким-то свистом, с какими-то звуками. Сердечко колотилось как никогда ранее, казалось оно  умудрялось касаться груди любовника, и тут-же юркало обратно. Настя чувствовала себя скованно, странно... Будто никогда не испытывала подобное. Мужчина же в свою очередь был настоящим самцом в этой игре страстей, он словно озверев, схватил Настю за бёдра, и ловкими движениями рук усадил на себя. Какими же эти движения были уверенными. Виконт склонилась над Колдом как хищница. Вцепившись руками в кожаные сидения, и свесив свои густые волосы, брюнетка сумела улыбнуться, обнажив белоснежные зубки в диком оскале. Их выражения лиц были одинаковы, Настя знала, что ещё немного, и они будут близко настолько, на сколько это возможно. Видимо их мысли были схожи. Остывшие стёкла Импалы, вновь были согреты горячим дыханием этих двух. Молочная пелена осела на окна, скрывая от чужих глаз всё то, что творилось внутри.
Живые, бесстыжие пальцы Колда ласково прокрались к застёжке лифчика, через позвоночник, к нижней части лопаток. Настя напряглась и замерла, пытаясь предугадать то, что сейчас происходило за спиной. Её зелёные, пьянющие глаза, бродили по лицу мужчины, наблюдая за сменой его выражения. " Ёлки..Да ты красив чертёнок...." нет, она конечно всегда видела это, но сейчас, он казался ей настолько идеальным, что казалось, что это всего лишь плод её воображения. Дэвид казался таким юным, молодым, словно ему было всего каких-то 20 лет, словно это происходило с ним впервые.
Застёжка всё никак не подавалась, от этого у мужчины брови поползи к носу, девушка же, уже подумала придти на помощь, как Колд нашёл другой путь к заветному желанию. Схватив за обе материи со сторон застёжки, мужчина потянул их в разные стороны и секунды через две послышался лопнувший стежок. Девушка почувствовала, как чашечки от купальника расслабились, тихонько отдаляясь от её разгорячённого тела. - Это же мой новый купальник....- хотелось, что бы голос прозвучал с досадой, но вместо этого, он был сладкий, манящий и в каком-то смысле даже эротичный. Чуть прикрытые глаза вновь коснулись лица Колда, какое же у него было выражение, точно чертёнок! Дэвид вдруг схватил Настю, и резко спихнул в сторону, вновь оказавшись "лидером". Девушка никак не ждала такого поворота, поэтому схватившись за сползающую с груди материю, тревожно уставилась на мужчину, сквозь тёмные локоны, которые упали на глаза. Дэвид, словно понял, что его резкость поставила девушку в некий тупик, и поэтому приблизившись, ласково впился губами в её. Настя прикрыла глаза от удовольствия, и вытянув шею, схватилась своими руками за его плечи, при этом стараясь оставаться на месте, что бы свободная материя никуда не уползла.
Казалось эти двое потеряли счёт времени, оно и понятно. Настя вообще мечтала только о том, что бы всё это продолжалось как можно дольше, что бы не заканчивалось, и что бы ни в коем случае это не было сном. Хотя в каком-то смысле и для сна, это было очень хорошо. Брюнетка покусывала губы Дэвида, целовала его подбородок, спускалась к шее, задыхалась, от того, что не успевала брать достаточную дозу воздуха, но она всё время возвращалась к сладостному поцелую. На данный момент она была счастлива. Счастливей, чем когда-либо.
Губы Колда оторвались от её, его поцелуй пополз к тонкой шее, а оттуда всё ниже и ниже. Не хотелось и на секунду задумываться, что его такими ласками была ублажена ни одна девушка. Настя вскипала, и злилась тут-же. Ревновала его к прошлому, и начинала ненавидеть. Виконт мечтала попасть в сказку, быть одной единственной, даже в прошлом, она желала быть одной, и только его.
Горячее дыхание Дэвида щекотало её грудь, обжигающие поцелуи усыпали нежную кожу. Вскинув голову на спинку Импалы, закрыв глаза от удовольствия, Настя приоткрыла свой ротик и от наслаждения застонала, тихо, тонко... Её пальцы властно забродили по его волосом, иногда сжимая их в кулачки, а порой наоборот, ласково поглаживая и прижимая его голову к себе.
Это конечно было всё замечательно, но брюнетка жаждала его. Она мечтала об этом уже с первого дня их встречи, он приковывал к себе, как магнит. Виконт порой сама удивлялась себе, отчего этот мужчина так пленил её, разве такое возможно? Девушка схватила своими ладонями лицо мужчины, и ласково приподняв его глаза на себя улыбнулась, - - Я никому тебя не отдам, слышишь? - горячим шёпотом пролепетала Виконт, тяжело проговаривая каждое слово, - Забудь о других девушках. - прозвучало как вердикт. Брюнетка вынырнула из под мужчины, и коснувшись его обнажённой груди ладонью, обернула спиной к спинке кожаных сидений. Она снова вела. Настя перекинула одну ногу через мужчину, и властно усевшись на него, захватила его мощную шею в свои объятия. Её губы просили поцелуя, его запах сводил сума. Прильнув таки к его губам, Настя резко прервала поцелуй, и лучезарно улыбнувшись, поползла с его тела на пол, сопровождая свои действия кроткими поцелуями, разгуливающими по его поджарому телу.
Вскоре, её лицо остановилась на уровне его шорт. Настя с ехидной ухмылкой уставилась на мужчину, и блестнув нахальными глазами, резко зацепилась тремя пальчиками за резинку плавок. Секундное напряжение прошло, и Виконт жадно потянула материю вниз, помогая Колду вовсе избавиться от этой ненужной, в этот момент, вещицы. Всё. Кажется мужчина оказался во власти девушки. А брюнетка не стала ходить вокруг да около, она точно знала, чего хочет от Дэвида, и чего теперь хочет он. Губы и язык поспешили исполнить желание обоих.

+1

62

Вы должны понять, чем она явилась для него, не то зачем все это? Она была красивее многих, но не в том суть. В богатой стране красота дешево стоит. Важно было то, что внутри. Она была сексуальна, но какой то растительной сексуальностью – слепая сексуальность, льнущая, не знающая себе отказа сексуальность, которая не так уж важна, поскольку непроизвольна, как фотосинтез. Не как у животного, а как у растения. Улавливаете? Сексуальное притяжение замешано на таких качествах, как магнетизм, умение вкладывать в каждое свое движение определенный смысл; кроме того, это смесь таких противоположных качеств, как агрессивность и покорность…
Дэвид знал, что они займутся любовью еще тогда, две недели назад, когда только познакомились. Еще в парке, приглядевшись к Насте, получше заглянув в ее хищные зеленые глаза, он почувствовал тот самый бурный магнетизм, граничащий между возможностью наисильнейших чувств и страстей или же бурной ненавистью. Но Колд знал что, если разбавить все это искренностью, чувством юмора и желанием понравиться, то, очевидно, никто не устоит.
Между тем, страстные игрища на сиденьях Импалы продолжались. В салоне автомобиля становилось все жарче, отчего стекла уже давно запотели, чего Колд и не замечал. Ему казалось, что то у него в глазах помутнело, да и вообще ему не было дело до таких пустяков. Его волновала только Настя сейчас, только она и ничего больше. Все его существо было направлено на нее. Руки тянулись к ней, губы и все тело жаждало прижиматься к ней. Тонкие девичьи пальцы властно и при этом ласково теребили жесткие пепельно-русые волосы, а Колд заводился от этого сильнее. Его ладонь легла на грудь девушки, сжимая ее, а язык игрался с другой. Кожей он чувствовал, как ее сердце отбивает чечетку, хотя его собственное сердце билось наверное еще сильнее. Особенно это осязалось, когда он прижимался грудью к животу брюнетки. Тихие стоны ласкали слух мужчины, но вот, ее руки остановили Дэвида. Он был вынужден оторваться от своего занятия и поднять на нее глаза. Честно сказать, на секунду его посетил страх, что она вдруг передумала и испугалась, но когда Дэв увидел ее взгляд, взгляд этакой шалуньи, то быстро расслабился.
- Я никому тебя не отдам, слышишь? – горячо шептала брюнетка. Дэвид не стал ничего вставлять по этому поводу, да и не знал он что говорить. Был бы он трезв и не возбужден, его мозг бы начал работу и обязательно бы выдал какие-то слова, но сейчас… Нет, простите. Он был не способен думать и размышлять всерьез. Дальше Настя утвердила: - Забудь о других девушках. Здесь Колд не удержался, хмельно моргнул и усмехнулся, покачав головой. Но потом неожиданно стал серьезным, положил ладонь на шею девушки, проследя за своими действиями, снова поднял зеленые глаза на Виконт:
- Уже.
Но она, с юркостью лисицы, вылезла из под мужчины. Дэвид тут же развернулся, намереваясь схватить плутовку, но вместо этого его руки мягко легли на ее бедра, а спина прислонилась к сидениям. Настя дерзко уселась на Колда сверху и выражение ее лица заставило мужчину хищно улыбнуться. Буд-то жеребца оседлала, ей богу. Но у нее был свой способ укрощения, который было не так просто разгадать. Она поцеловала его, но тут же отстранилась. Дэвид по привычке потянулся за ней, но потом снова отклонился на спинку. Ее зубы и глаза сверкнули в почти кромешной тьме и она стала сползать на пол, изредка обжигая поцелуями смуглую кожу шеи, груди и торса. Напряжение Колда возросло, и одна бровь заманчиво поползла вверх, при этом его голова была поднята прямо, а глаза хищно и пьяно смотрели вниз, на девушку. Оказавшись на полу, Настя усмехнулась, а пальчики ее ловко ухватились за резинку шорт. Колд же, опомнившись, сверкая глазами и хищным оскалом, вмешался и помог ей освободить себя от одежды. Что ж, признаться, он был удивлен, что она хочет доставить ему наслаждение так же сильно, как и он ей. Не успел он подумать об этом, как почувствовал то самое наслаждение. Глаза мгновениями прикрывались, дыхание сбивалось все сильнее. Рука нежно убрала черные волосы девушки за спину, потом ладонь властно легла ей на плечо. Она весь вечер будоражила его чувства, что говорить о том, что происходило с бедным Колдом сейчас. В его глазах удовольствие. Она доставляет ему удовольствие. Здесь и сейчас. Большинство считают - это непременно «грязно». Отнюдь. Но сколь бы ничтожным сие ни было перед лицом вечности, доставляет реальное удовольствие. Доходя до пиковой точки наслаждения, мужчина, громко дыша и роняя стон с губ, убрал лицо Насти, настойчиво положив ладонь на ее скулу. И да. Этот великолепный момент, взрывающий все внутри, словно разрывающий твою плоть. Жаль проходит он быстро, насладиться толком не успеешь. Хотелось еще. Еще и много. Дыхание почти нормализовалось и Колд, конечно, не терялся. Нетерпеливо он схватил Настю за плечи, при этом мышцы на одной из его рук сократились мелкой, короткой дрожью, еще не опомнившись от прошедшего оргазма. Затащив ее на сиденье, буквально бросил на спину. Тут же взяв ее за ноги, подтащил к себе, уложив обе стройные ножки брюнетки к себе на плечо. Мужские руки медленно и соблазняющее поплыли от колен девушки, до ее бедер. Ухватив трусики от купальника, он потянул их вверх, а избавившись, перекинул одну ногу Насти на другую сторону от себя, а другую – спустил с плеча. Трогая ее кожу, он наклонился к ее животу, как не странно нежно целовал его, а дальше спустился ниже. Подключив язык, он поглаживал бедро Насти, подпитываемый ее стонами, сжимал руку. Когда она начинала слегка извиваться, он хватал ее за бедра, усиливая свои старания и не отпуская от себя брюнетку. Продолжать конечно был смысл, но Колд, достаточно возбудив свою партнершу, вдруг резко отстранился и уже через мгновение оказался в ней. Несдержанно, но весьма плавно двигаясь, он припал к ней, покусывая ее шею от наслаждения и нетерпения. Прижимался к ее телу, чуть не давя своим весом. При этом сердце рвалось из груди, будто пыталось ударить и Настю.

no children|no children

http://s017.radikal.ru/i411/1110/e1/92d99ed0beb1.gif

Отредактировано David Cold (2011-30-10 18:58)

+1

63

Реальность казалась сном. Девушка тяжело дышала, не в силах поверить, что то, что сейчас между ними происходит действительность. Кто бы мог подумать?! Конечно Виконт знала, что это произойдёт, но не думала, что так скоро. Да и скоро ли это?! На родине, все осудили бы её за легкомысленность, за то, что торопит события. Впрочем, Настя была счастлива. В последнее время её мало волновали люди, которые, возможно, беспокоились. Настя периодически отключала телефон, оставляла его в ящике стола, и порой, вовсе забывала. Зачем он ей? Дэвид рядом, а что ещё? Ничего не надо.
Усыпая горячими поцелуями вскипающую плоть мужчины, брюнетка получала невероятное удовольствие. Ей нравилось слышать его тяжелое дыхание, чувствовать сильные руки на своих плечах, шее, груди. Ей нравилось, что он был мужиком, самцом, что он властвовал над ней, был резок и кроток. Ей нравилась его настоятельность, Колд медленно превращался в зверя, изредка скрипя зубами, и морщась от удовольствия. Это нереально возбуждало, Настя просто сходила сума. С ней ничего подобного раньше не происходило. Её бывшие отношения были вязко окутаны эстетикой и правильностью. Девушка стеснялась и робела, поэтому любовных игр в постели не происходило. Виконт ублажала своего партнёра, но без излишних действий.  Где-то в глубине души, а может даже в голове, Насте всегда хотелось нечто такого необычного, безумного и сумасшедшего... Пожалуй, машина -  это первая попытка воплотить фантазию в реальность. Но разве только машина играет важную роль сейчас? Конечно же Дэвид. Этот человек всегда был для Насти эталоном мужской красоты - бронзовая кожа, мышцы играющие под ней, невероятно запоминающиеся черты лица. Всё в нём было идеально. Брюнетка не раз любовалась им со стороны, будь он уставшим, небритым, с синяками под глазами, он всегда был чертовски привлекателен, и всегда ей хотелось прижаться к его щеке своей.
В очередной раз,  насладившись  обликом Колда, Настя оттянула его красные шорты и тогда совершенно потеряла голову. Её губы и язык с яростным старанием и нежностью принялись окутывать плоть мужчины лаской, её тоненькие пальчики помогали всем действиям, ноготочки жадно впивались в бёдра Дэвида, будто играя. Хватка периодически сменялась поглаживанием. Порой Настя  будто забывала, что должна быть нежна и аккуратна. Она настолько разъярённа была в своих движениях, настолько яростна и беспощадна, казалось ею движет нечто другое, нежели эмоции и чувства. Так и было. Ею двигала неугомонная страсть, которая  растворилась в каждой клеточке её тонкого и изящного тела. Потеряв контроль над собой, в ход пошли и зубки, руки безобразно стащили с Дэвида шорты, отшвырнув их куда-то прочь.  Зелёные, блестящие глаза изредка касались лица мужчины, Настя просто тащилась от того, что ему было хорошо. Внутри всё щекотало,  живот свело, в горле пересохло. Виконт была готова одним прыжком сейчас же забраться на Колда и изнасиловать, усыпая его продолжительными поцелуями.
Наконец, произошло то, для чего всё это затевалось. Настя удовлетворенно улыбнулась обнажив свои ровные зубки. Хищный взгляд озорно сверкнул, и тут-же померк. Веки слегка опустились, прикрыв чертовскую искру в её глазах. Внезапно её талию обхватили тёплые руки. Громкий стон сорвался с губ Насти, когда Дэвид по хозяйски затащил брюнетку обратно на сидение. Нет, он не затащил, он подхватил и швырнул. Глухо встретившись спиной с кожаным сидением Настя закусила нижнюю губу, с улыбающемся прищуром встретилась глазами с  мужчиной. Вот оно, кажись сейчас между ними произойдёт то, чего так хотелось обоим. Настя давно мечтала слиться с ним воедино, впиваясь пальцами в его бронзовую кожу, ронять протяжные вздохи, задыхаться от нехватки кислорода, чувствовать его сердцебиение... " Давай же..." молила девушка, слегка играя бровками. Влажные губы ехидно заулыбались, а точёные ножки аккуратно и податливо начали разъезжаться. Кажется время застыло, секундное тиканье замолкло, как и сердцебиение. Настя замерла, боясь вздохнуть. Да! Дэвид рьяно схватил ноги брюнетки, перекинув их к себе на плечи и ухватившись за резинку купальных трусиков небрежно потянул вверх, обнажая Настю совсем. От одной шальной мысли девушка робела, её тело начинало трясти, а внутри всё вздрагивало. Каждое движение Колда приводило её к экстазу, Настя видела всё в кусочках, будто выключали свет,а затем резко включали, и так каждый раз.
Когда его губы коснулись её нежной кожи, Настя распахнула ресницы, слегка приоткрыв ротик и приподняв брови. Её пальцы машинально подобрались к волосам мужчины, ухватились за прядки и начали своё путешествие по его голове. С её губ срывался стон, приглушённый такой, будто она боялась его уронить. Когда язык Дэвида превращался в обезумевшее существо, Настя опрокидывала голову на спинку сидения, и закрыв глаза, бесстыдно начинала кричать, при этом её руки ожесточали хватку.
Сердце колотилось с невероятным трепетом, Виконт покусывала свои губы, не в силах оправиться от нахлынувших на неё чувств. Через секунду мгновения Дэвид отстранился от девушки, и резко припал к ней.  Настя вздрогнула и издала протяжный стон, когда почувствовала, что мужчина теперь в ней. Она тяжело сглотнула, и плотно закрыв глаза, сцепила свои зубки. Ей давно не было так хорошо, она давно не испытывала подобное. Для многих секс - это развлечение, особенно для мужчин. Настя бы тоже была не прочь придерживаться к такому раскладу. Почему для многих секс - это последствие чего-то? Где-то в глубине себя брюнетка безумно боялась, что после произошедшего Дэвид расслабиться, позабыв о своих словах, или наоборот, он не воспримет это никак. Для Насти этот шаг был очень важен, она открылась ему, открылась до конца. Но правильно ли это?! В этом Виконт тоже сомневалась. А пока... Пока они находились на пике страсти, они наслаждались друг другом и их нисколько не волновало время, обстоятельства и всё остальное. Для них мир замер. Настя извивалась, стонала, кричала, дышала... Она умудрялась хвататься за шею Колда и приникать к его губам, сливаясь в обжигающем поцелуе. Она могла впиваться в его спину ногтями так сильно, что оставались красные полосы, она могла кусать его шею, как только мужчина к ней приближался. Настя превращалась в зверя, в бесноватую самку. - Этого не может быть...- тихо, почти шёпотом пролепетала девушка на сухой язык. Она с трудом верила в происходящее, алкоголь уже отступил, но  его место быть всё ещё оставалось в силе. Ноги Виконт затекали, она их не чувствовала. Настя старалась обвивать ими поясницу Дэвида, надеясь прижать его к себе ещё ближе. Ради этих минут стоит жить. Каждое движение Колда приносило с собой новую порцию удивительных ощущений, Настя сходила сума.

+3

64

Он сжимал ей руку: кажется, сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Наслаждение, почти неотличимое от боли. Ее руки прижимали Колда к себе, ногти неумолимо царапали его кожа на спине и плечах, порой, и груди. Они словно вели диалог, при этом не произнося ни слова. Все дело было в прикосновениях руками, кончиками пальцев, ногтями, поцелуях, укусах. И каждый раз, когда Настя пыталась быть как можно ближе к Дэвиду, он понимал, что она в нем нуждается, как в мужчине и просто, как в близком человеке. Колд склонял голову к ее шее, нетерпеливо сжимая и слегка оттягивая ее кожу губами, иногда не удерживался и страстно целовал, прикусывая, отчего молочная нежная оболочка девицы покрывалась мурашками и сладостными пятнами, похожими на синяки. Он давно чувствовал, что любит ее, но не решался признаться в этом самому себе,не то что Виконт. И он не боялся отказа. Ему просто сложно было раскрываться в этом плане. А сейчас между ними была уже не любовь. В любви есть отличная линия между любовью и болью. Не считая того, что существует мнение, что отношения без боли ничего не стоят. Для некоторых боль предполагает рост. Но как узнать, где прекращается растущая боль и переходит в сильную боль. Как понять, кто были Настя и Дэвид? Они мазохисты или оптимисты, если продолжали вести эту линию. Но любовь, кажется скромно сделала шаг назад, уступая место страсти. Это была страсть, доведенная до агрессии. Чувство намного глубже и сильнее. Но есть вещи которые сбивают с толку: когда человек, заведомо нелюбящий, занимаясь сексом, прикасается с такой нежностью, что кожа твоя превращается в свет. Невыносимо осознавать, что он, «делая любовь», ничего к тебе не чувствует. Поэтому Колд чередовал пылкость и неудержимость, иногда со слабыми, заманивающими касаниями кончиков пальцев, при этом ритм ускорялся... Нелюбящий может быть страстным или умелым, но вот этой бессердечной нежностью мужчина не пользовался сейчас, потому что после наступает такая степень растерянности, которая надолго оставляет тело печальным и опустошенным.
Совокупление это наполняло наслаждением обоих и Дэвид чувствовал, как приятные ощущения наполняют чащу и вскоре будут бить через край. Предвкушая этот момент удовольствия и эйфории, он уже не в силах сдерживаться резким движением руки уперся ладонью в дверцу машины, а пальцы другой руки сжимали предплечье Насти, отчего на ее коже могли остаться легкие синяки. Но Колд, опьяненный и страстью, и алкоголем уже не контролировал себя. С его губ стали падать глухие стоны и вздохи, и глаза закрывались сами собой, а когда распахивались, его зеленые глаза превращались в изумрудные, яркие, горящие. Настя. Она красива, а все красивое доставляло ему удовольствие. И, наконец, - в этом он меньше всего склонен был себе признаться. Она сама заполняла пустоту в его жизни, которую не мог заполнить никто другой, потому что она живое любящее существо, способное ответить теплом на тепло.
- Этого не может быть... - шепотом, еле слышно произнесла Настя. Дэвид, честно, не находил слов, чтобы говорить в этот момент и лишь наклонив голову к девушке, прислонился к ее щеке своей и горячо выдавил ей на ухо:
- Может.
Все смешалось в одну кучу: алкоголь, чувства, хлеставшие через край, страсть и подступивший оргазм. Чувствуя это, мужчина неосознанно дернул рукой и уперся ладонью в запотевшее стекло, прижимаясь к девушке и входя как можно глубже и быстрее. Теперь он уже издавал звуки, которые обычно издают дикие звери, хищники. Рот его приоткрывался сам и глубокий стон, больше похожий на рык, вырывался наружу. Это было непередаваемое ощущение. Его мозг бился в перманентном, непрекращающемся, все нарастающем оргазме, а сердце долбилось о ребра так, будто кто сваи вколачивает. Мышцы горели, словно вдоль костей проложили раскаленные провода. Ему казалось, что над ним сейчас не крыша машины, а бархатное ночное небо, нависавшее над ними с Настей балдахином. И он чувствовал, что может поднять руку и намотать его на кулак. Тяжело дыша, он, наконец замедлился и открыл глаза, посмотрев на Настю. Оба они покрылись испариной, отчего тела блестели в холодном свете луны. Тяжело дыша, Дэвид неожиданно коварно улыбнулся, сверкая искрами, прожигая брюнетку. Тут же Колд подхватил ее за талию, сел и заставил ее устроиться сверху. Слегка пришлепнув ее по ягодице, он неудержимо схватил ее другой рукой за бедро. Он был ненасытен. И не собирался останавливаться.
Ублажая и всячески лаская другу друга, доставляя удовольствие, они слились в абсолютном танце страсти. Дэв знал, что все, что они делают - прекрасно и абсолютно правильно. Лишь бы это нравилось обоим. Если есть эта гармония - то они и только они правы, а все осуждающие их – извращенцы. Страсть, как болезнь, нельзя осуждать, нельзя и оправдывать. Можно только описывать ее со все новым изумлением и невольной дрожью пред извечным могуществом стихий, которые как в природе, так и в человеке внезапно разражаются вспышками грозы. Ибо страсть подобного наивысшего напряжения неподвластна тому, кого она поражает. Всеми своими проявлениями и последствиями она выходит за пределы сознательной жизни и как бы бушует над головой, ускользая от чувства ответственности. Вспоминать здесь о морали столь же нелепо, как если бы мы вздумали привлечь к ответу вулкан или наложить взыскание на грозу. Они потеряли счет времени. Не было ничего кроме их двоих и ничего не нужно было. Колд видел все какими-то кадрами, выключил мозг и жил только Настей, а тело подчинялось каким-то нечеловеческим инстинктам. Мужчина уже не помнил, сколько поз они сменили, не разгромили ли машину, не разбудили соседей бесстыжими криками и как они оба обессилили и провалились в небытие, крепко прижавшись друг к другу. Последними осознанными мыслями Дэвида ыли, конечно, о Насте. Он неожиданно открыл для себя многое, на что раньше не мог найти ответа. Он мог быть у нее не первым, не последним и не единственным. Она любила перед тем, как полюбила снова. Но если она любит его сейчас, что еще не так? Она не идеальна, но ведь и сам Дэв тоже, и они оба никогда не будут идеальными вместе. Но если она дает ему возможность быть человеком, делать ошибки, держаться за нее и давать ей все, что он мог, что еще нужно было? Она может думать о нем не каждую секунду в день, но она может отдать ему часть себя, потому что она знает - он может разбить ее сердце, она немного боится. Не ранить ее, не менять ее, не анализировать и не ожидать от нее того, что выше ее возможностей. Нужно просто улыбаться, когда она делает его счастливым, давать ей знать, когда она его злит, и скучать по ней, когда ее нет рядом.

+1

65

Ей никогда не было так хорошо как сейчас. Едкие мурашки пробирали её до костей, Настя то и дело вздрагивала. Тонкие, ветвистые руки жадно обхватывали поджарую грудь Дэвида, боясь отпустить от себя дальше чем на десять сантиметров. Сердце вырывалось из груди в надежде соединиться с его, спеться, и продолжить музыкальную дробь дуэтом. В горле что-то щекотало, с губ срывался сладкий стон. Хрустальные глаза искрились счастьем, пусть они были прикрыты завесой чёрных ресниц, но они светились, как два изумруда. Хмельная улыбка плясала в её выражении лица, Настя была пьяна счастьем, она наслаждалась этим мигом. Разве может быть лучше?! " Лучше не будет...". Дэвид яростной хваткой посадил девушку на себя. Виконт глубоко втянула в свои лёгкие воздух, при этом закрыв глаза, на её губах заигралась улыбка, а вскоре, лёгкие выпустили кислород, который секунду назад был взят в плен. Длинные пальцы с нежностью впились в плечи Дэвида, брюнетка начала двигаться в его темп. Сначала медленно и осторожно, а после всё быстрее и быстрее. Простые вздохи превращались в cтоны, далее в крики.
Машина медленно покачивалась, окна запотели с внутренней стороны, лишь изредка пальцы девушки касались стекла, невзначай оставляя опечатки от ладони на нём. Густые, тёмные волосы прилипали к влажному телу, Настя, то и дело, опрокидывала их на одну сторону плеча. Её пьяные глаза смотрели на мужчину с таким трепетом, с такой любовью. Она будто ждала от него каких-то слов, будто надеялась на что-то. " Повтори! Повтори то, что ты сказал мне в гостиной. Дай мне убедиться в подлинности твоих слов. " Девушка до сих пор не понимала своих чувств, то ли это минутная страсть, которая охватила двоих так спонтанно, то ли она отдалась ему по нужде внутренних ощущений. Настя понимала, что будь она у себя на родине, она бы в жизни не позволила себе подобного соблазна. Да и сейчас. Брюнетка наивно перекидывала всё на алкоголь, мол пьяная, но Виконт всё отлично понимала и отдавала полный отчёт своим действиям.
Обнажённые тела переплетались разными формами, ночь тянулась чёрной тканью по небу. Эти двое давно потеряли счёт времени, да это и не волновало их. Дэвид и Настя были полностью охвачены друг другом.
Через какое-то время оба, изнеможенные, но довольные, расположились на сидении Импалы. Ноги дрожали, сердце колотилось, продолжая разгонять по телу кровь. Виконт тяжело дышала ловя ртом влажный, прохладный воздух. Они конечно надышали, но так как на улице морозило, температура тут была соответствующая. Казалось, при свете луны, от обнажённых тел отходил слабый пар.  Только сейчас, прижимаясь лопатками к груди Колда, девушка заметила как здесь тесно. В голове даже мелькнула мысль о том, как это могло случиться здесь, в этой самой машине. Почему они не перебрались в дом, где могли бы разгромить пол спальни, снести все лампы и разорвать подушки?  Для кого-то это дикость, для Насти это безумие. Это возбуждало с неимоверной силой.
Сейчас девушка лежала полуживая, с задумчивой улыбкой смотря на запотевшее стекло, изучая узоры своих ладоней и пальцев. Её голова расположилась на влажном плече Дэвида, и даже от плеча Виконт ощущала вибрации, которые с сердцебиением пульсировали по всему его телу. - Закурить бы.... Плохо - не курю. - сквозь хрипоту пролепетала брюнетка. Она тихонько кашлянула, и оторвала свою голову от тела мужчины, вскоре Настя и вовсе села, тихонько, с самого краю. - Ты мне наверное ни за что не поверишь, - глаза с улыбающимся прищуром коснулись лица Дэвида, - Ничего подобного у меня никогда не было.  Я даже и не знала, что это может быть настолько прекрасно...- Настя смущенно отвела взгляд, и перекинула копну своих волос на то плечо, которое было ближе к мужчине. Отчего-то девушка застеснялась своего обнаженного тела. Ей безумно захотелось поскорее закрыть его, спрятать, но оставаться рядом с Колдом. - Чёрт.. Вот где наши вещи, а?! - Настя озадаченно прищурилась выискивая чёрную материю купальника. С трусами Дэвида оказалось проще, они лежали прямо у нее под ногами, да и были достаточно яркими, поэтому зацепив их на два пальца, девушка прокрутила их пару раз, и с ехидной улыбкой поинтересовалось, - Не вы потеряли, мсье? - плавки тут-же сорвались с её руки и оказались на груди Дэвида. Через минуты поисков, Настя что-то рыкнула себе под нос, и с напором завалившись на спинку сидения Импалы сказала, - Сдаюсь!!! Не знаю где мои вещи. -  Откинув голову назад девушка обреченно уставилась на Дэвида, тот явно злорадствовал с такого финала. " Засранец то, небось сам и спрятал. " блестнув своими белыми зубками Настя разомкнула свои руки в объятия и прыгнула на мужчину сверху, обвивая его всего своими конечностями. Её щека коснулась горячей кожи мужчины, брюнетка вновь начала таять. По бледной коже новым потоком побежали мурашки, нос втянул сладкий запах его тела, губы забродили нежными поцелуями. - Обними меня пожалуйста, покрепче... Сегодня твои руки будут мне вместо одеяла. - чуть слышно, шёпотом проговорила Виконт, щекоча своим дыханием грудь Колда.

+1

66

Все эти годы он бежал вперёд, хотел обрести что-то важное, что-то недостижимое, и, кажется, в конце концов, остался ни с чем. Он не знал откуда вырвалась эта тревожная мысль, и боялся признаться себе, что это правда, и продолжал бежать куда-то, будто пытаясь ухватить все самое лучшее от жизни и побыстрее. Он пожил в свое удовольствие, набрался опыта и здорово пьянствовал. Но даже алкоголь не сжег Колда! Потом, он заметил, что день ото дня его сердце ожесточается, а жить становится все невыносимее. Однажды утром он с ужасом осознал то, что до сих пор не мог принять. Ему стало ясно, сколь многое он утратил, сколько важного упустил, боясь постоянства или, может быть, ответственности. Хотя он и пользовался большим успехом у женщин, сам Дэвид не слишком серьезно увлекался ими. Для Колда они были просто развлечением, забавой, отдыхом от большой игры, от настоящей суровой жизни. Он особо не делал разницы между женщинами и выпивкой или игрой в карты и видел не мало примеров тому, что куда легче отвыкнуть от виски и покера, нежели выпутаться из сетей, расставленных женщиной.
Колд всегда подчинялся самому себе, и это было естественно для человека со столь здоровыми инстинктами. Но при малейшей опасности оказаться в подчинении у кого-нибудь другого он либо давал сокрушительный отпор, либо обращался в бегство. Сладостные цепи, налагаемые близостью с девушками, не прельщали его. Тогда, в парке, он уже стоял на краю пропасти, на самом краю. Внутри уже все порушалось. Но теперь у него была Настя и он знал, что она будет с ним и сможет поддержать и быть рядом. Ей можно довериться и дарить ей все, что у него есть, защищать и бороться за нее до последнего. Она была его личным, отдельным миром. Ему случалось видеть влюбленных мужчин, -  он считал их помешанными, а душевные болезни нисколько не интересовали его. А теперь он думал: "Не стал ли я похож на них?"
Главная проблема была в том, что Дэв не может самовыражаться в чувствах, для этого он чересчур брутален, нетерпим, больше животное, чем женщина. А вот ей нужно, чтобы ей говорили о чувствах, чтобы она не боялась, что все напрасно. Но Дэв был романтичен только внутри, лишь сквозь его прикосновения, взгляды, поступки можно было различить его трепетное отношение к Виконт. Потому что он не контролировал это. А слова всегда спадали с уст с усилием. В таких натурах, нежно и тонко чувствующих, бывает иногда какое-то упорство, какое-то целомудренное нежелание высказаться и выказать даже милому себе существу свою нежность не только при людях, но даже и наедине. Наедине еще больше. Только изредка прорывается в них ласка, и прорывается тем горячее, тем порывистее, чем дольше она была сдержана.
Умная женщина рядом с сильным мужчиной - это такая страшная пара, что ее и динамитом не прошибешь. И Колд чувствовал, что у него с Настей есть будущее.
Его груд все еще широко вбирала в себя воздух, а сердце металось по ее стенкам. Мужчина уже отдышался, дыхание было почти ровным, но сердце никак не успокаивалось. Настя устроилась у него на плече. Зеленые глаза бродили по ее светлой коже, покрытой легкой испариной от такого неудержимого, многочасового марафона, прочем как и кожа Дэвида. Черные локоны в беспорядке раскинулись по сиденью, по руке Колда. Он слегка улыбнулся. Понял, что не только его разум, но и вся его плоть: руки и нервы и какая-то странная, не свойственная ему нежность - все ждет ее. Рукой он провел по ее волосам, а потом положил на ее бок, медленно крутя между указательным и большим пальцем тонкую прядь волос. Вообще уже ощущался холодок, пробегавший по их телам с улицы, но Колда все же неумолимо заклонило в сон... Он прикрыл глаза, мирно сглотнув и облизав губы. Но неожиданно донесся слегка хриплый голос Насти, но он был как-будто где-то далеко. Почувствовал, что она подняла голову, мужчина приоткрыл глаза, нежно смотря на нее.
- Ты мне наверное ни за что не поверишь, ничего подобного у меня никогда не было. Я даже и не знала, что это может быть настолько прекрасно... - смущенно проговорила девушка, отведя взгляд, скрыв его черными длинными ресницами.
- Ц... Да. - с довольной улыбкой только и проговорил Колд, приподнял голову и подложил под нее руку, согнутую в локте. Брюнетка перекинула иссиня-черные волосы на одно плечо, что даже ее лицо стало хуже видно. Дэвид, мягко улыбаясь, рассмеялся про себя, поднял свободную руку и коснулся кончиками пальцев девичьей поясницы. По молочной коже побежали заметные мурашки. Тогда мужчина ласково прислонил ладонь к нижней части спины девушки и мягко стал поднимать руку выше, обвивая пальцами осиную талию с ближней стороны.
- Чёрт.. Вот где наши вещи, а?! - встрепенулась юная Анастасия Виконт и ее зеленые глаза зашарили по салону машины, в поисках одеяний. "Ищешь купальник? Зря стараешься. Я, конечно, ничего не прятал, но я помню как хорошо звякнула застежка от лифчика и порвалась ткань. А от трусиков, даже если ты их найдешь, мало толку." - с довольным прищуром смотрел на Настю Колд. Но тут ему на грудь упали его шорты, предварительно покрутившись на пальчике брюнетки. Дэвид усмехнулся и садясь, слегка сдавленно, но с наигранным почтением проговорил:
- Ох, благодарю.
Одев шорты на ноги, мужчина слегка подскочил, в момент натянув их. Ну а что же Настя? Она по-прежнему оставалась нагишом. Прислонившись к спинке сидения, она перекрыла ноги Колда, который сейчас, немного рассеяно сидел на пятой точке, сгорбив спину, со взъерошенными волосами и будто заспанными глазами. Но ехидность и довольство самим собой, да и вообще, всей ситуацией, пробудила в нем секундную резвость. Изумрудные глаза брюнетки обратились на него. Дэвид же, не упустил возможности еще посмущать девушку и опустил глаза на ее обнаженное тело, а потом снова посмотрел ей в глаза, с еле заметной, дерзкой улыбочкой. Но Настя вдруг кинулась на него, сжала в объятиях. Мужские руки тут же легли на спину и талию девушки, а сам он тихо засмеялся. Ее нежные губы стали касаться его кожи, и его улыбка моментально стала блаженной. Он слегка опустил голову, прикрыв глаза и вдыхая запах Насти в себя.
- Обними меня пожалуйста, покрепче... Сегодня твои руки будут мне вместо одеяла. - шептала она.
Медленно выдохнув, Дэйв нежно погладил ее по спине, незаметно отведя одну свою руку за спину. Потом вдруг крепко прижал девушку к себе. Что-то щелкнуло и дверь, на которую почти упирался спиной Колд, открылась.
- Оооп! - улыбнулся мужчина.
Половина тела Дэвида оказалась над холодной землей, на улице, а значит, что и Виконт тоже, которая теперь лежала на его груди, прижавшись своей. Одной свободной рукой он ухватился за машину, что не давало ему упасть вместе с Настей. Посмотрев ей в глаза в таком положении, он решительно, но с нескрываемой заботой в голосе промолвил:
- Не хочу, чтобы ты заболела. - и из его рта вышел пар.
Слегка приподнявшись, он выпутал ноги из под девушки и поставил их на холодную траву. Оказавшись на земле, он прижал Настю к себе еще крепче и поднял на руки. Захлопнув машину пятой точкой, Дэвид старался руками обвить как можно больше тела Насти. Ведь она был абсолютно голая. Уже поднимаясь по лестнице, Колд приговаривал:
- Бедная маленькая Настя потеряла свой купальник. Ах как жаль, как жаль...
Через минуту они уже оказались в теплой спальне на втором этаже. Нагнувшись, мужчина бережно положил девушку на постель. Оба забрались под одеяло, а Дэв, дождавшись, когда Настя уляжется на спину, приподнялся на один локоть и повернулся к девушке. Внимательно смотря зелеными глазами на ее лицо, он опустил взгляд к ее губам. Рука поползла с одеяла к лицу брюнетки, большой палец коснулся нижней губы Виконт, а потом ладонь легла на ключицу юной особы. Мужчина поднял на нее взгляд, начал неторопливо и спокойно, слегка хрипло на первых порах:
- В одно мгновение я понял, что значит вечность, что значит сердце, что значит душа... Я словно... словно бы понял все, что случилось со мной за тридцать один год. - облизав губы, он опустил взгляд и снова поднял его на девушку, - Чем больше ты пытаешься все упростить, тем сильнее все усложняешь. Создаешь правила, возводишь стены, отталкиваешь людей, обманываешь саму себя. Это не делает жизнь проще.
Тут же указательный палец коснулся ее губ, не давая ей сказать что либо.
- Шшш... - еле слышно прошипел он и дождавшись, когда откажется от затеи отвечать что-то, убрал палец. - Не бойся. Я просто влюбился в тебя.
Еще две секунды он смотрел ей в глаза, а потом не удержался и поцеловал ее в губы. Со всей любовью и нежностью, положив ладонь на ее шею и частично скулу.
На этой сладкой ноте, в спальне, освещаемой луной, они уснули.

+1

67

Холодно. Морозный воздух напирал тонкой плёнкой, разгоняя кровь по жилам. Девушка вся покрылась мурашками и прижалась к Дэвиду настолько, насколько это было возможным. Как маленький ребёнок, она пыталась зарыться носом в его грудь, и для того, что бы быстрее оказаться в желанном месте закрыла глаза. Бледная, молочная кожа, при свете луны казалась какой-то мистически голубоватой, а на фоне Дэвида, Настя словно светилась. - Не хочу, чтобы ты заболела. - Брюнетка лишь приоткрыла глаза и сдержанно улыбнулась. От слов мужчины остался только прозрачный пар, который через секунду пропал. Виконт предпочла промолчать. Её вьющиеся волосы лоснились, отражая свет луны и звёзд. Пальцы рук сильнее впились в плоть Колда, а чуть вздёрнутый носик вновь уткнулся в его шею. Тут-же мужчина закрыл машину, оставляя её остывать, и расторопным шагом направился в дом, неся на своих руках миниатюрное, бледное тельце. Тепло и запах домашнего уюта тут-же взбудоражил брюнетку. Она открыла глаза, и ослабила свою хватку. Сейчас ей казалось, словно за эти сорок секунд, она покрылась тонкой коркой льда. И теперь, это морозное ощущение тает под руками мужчины. - Бедная маленькая Настя потеряла свой купальник. Ах как жаль, как жаль...- с шутливой ноткой проговорил Дэвид, будто поддразнивая её. Девушка набрала в рот воздух, что бы уже ответить заумными словами, как передумала. Её губ коснулась улыбка, она тяжело вздохнула и прикрыла глаза. " Пускай издевается, пускай. Не каждый день я буду сверкать нагишом. " Вот и спальня. За время отсутствия Колда в этом доме, девушка изрядно потрудилась, превращая спальню  холостяка в довольно уютное любовное гнездышко. Впрочем, перемен особо не было, где-то стоит ваза с цветами, где-то повешена картинка, свечи ну и конечно же цветное постельное бельё. Мужчина аккуратно прошёл в комнату, с какой-то особой бережливостью уложил Настю на кровать. Виконт тут-же нырнула под одеяло, теперь она чувствовала себя весьма комфортно. Через секунду Дэвид лежал рядом, это было настолько странно и не привычно, но Настя была счастлива. Она аккуратно подползла к поджарому телу мужчины, и ласково обвив своей рукой его грудь устроилась на подушке удобнее. Колд аккуратно лёг на бок, и с таким тёплым выражением лица начал изучать лицо Насти. Девушка не улыбалась, но в её глазах плясал огонёк. Они переливались драгоценными камнями. Рука мужчины скользнула по её скуле, большой палец остановился на губе... Настя лишь чуть наклонила голову и поцеловала ладонь Дэвида, едва касаясь губами. Прикосновения продолжились далее, девушка прикрыла глаза, а когда ощутила, что ладонь остановилась, медленно распахнула ресницы, встретившись взглядом с его, - В одно мгновение я понял, что значит вечность, что значит сердце, что значит душа... Я словно... словно бы понял все, что случилось со мной за тридцать один год. - Виконт взволновано опустила глаза, и закусив нижнюю губу вернулась взглядом. -Чем больше ты пытаешься все упростить, тем сильнее все усложняешь. Создаешь правила, возводишь стены, отталкиваешь людей, обманываешь саму себя. Это не делает жизнь проще. - по губам пробежала странная ухмылка, её рука скользнула по телу Дэвида, и оказалась возле хозяйки. Виконт будто захотела возразить, но Колд, казалось, предусмотрел это,  приставив свой палец к её губам, - Шшш... - брюнетка только и смогла, что моргнуть, и тихонечко вздохнуть. - Не бойся. Я просто влюбился в тебя. Снова. Это те слова которые она мечтала услышать. Настя ощутила, как сердце ёкнуло в груди, с каким темпом  оно забилось. Как-будто все части тела онемели, она лишь смотрела в его бездонные глаза, пытаясь разглядеть в них какую-то истину. " Именно этого я и боялась...Или желала?! Чёрт...Я не знаю, тот ли ты человек, с которым мне хочется прожить свой век..." в этот момент Дэвид приблизился к ней, и их губы слились воедино. Виконт целовала со всеми чувствами, страстно захватывая своими ладонями его лицо. Пора бы и спать...
Девушка ворочилась ещё долго, она никак не могла принять слова мужчины. Странные существа эти женщины. В один момент она мечтала о том, что бы он говорил ей эти слова, а теперь чего то остерегается. Настя боится влюбиться, ей страшно быть пленной этого человека. В конце концов, сможет ли она каждый день просыпаться рядом с Дэвидом? Готовить ему борщи, стирать, убирать, рожать от него детей? Какая перспектива её ждёт здесь? Столько вопросов, и все они мучили её полтора часа, но вскоре, Насте всё таки удалось отказаться от всего этого и уснуть, отвернувшись к мужчине спиной.
Примерно к полудню Настя приоткрыла один глаз от слепящего, через окно солнца. Каким-то образом она проснулась на второй половине кровати, где спал Дэвид. Приподняв голову, девушка обнаружила, что Колд никуда не делся, она лишь потеснила его до самого края. Сонная улыбка пробежала по губам, " Бедняжка, а как он скомкался то, мишутка. " Тихонечко сев в кровати Настя сладко потянулась, и обнаружила, что она всё ещё без белья. Этот факт словно взбодрил её. Она забыла про зевоту, и тихонечко пробравшись к краю кровати, встала носочками на коврик. Опустив свои руки на матрас девушка недоверчиво облокотилась ими на него, проверяя на скрипучесть. Её лицо через плечо обращалось к Колду, вдруг начнёт просыпаться от звуков, но он спал как сурок. Наконец девушка собралась смелости и быстро встала с кровати. Её тело тут-же замерло прислушиваясь к дыханию Дэвида, " Нет, спит... Хорошо." Виконт на цыпочках пробралась к шкафу, открыла дверцу и вытащила оттуда какую-то футболку, похожую на ту, которую он дал при первой их встрече. " Что же она делает в моих вещах? Ах да... Я же потом со стиркой к себе положила. Ну и ладно." Моментально скользнув в материю Настя так-же аккуратно, на цыпочках потопала к коридору, в ванную. Хорошо, дверь была приоткрыта, Виконт не составило труда проскользнуть сквозь эту небольшую щель. Только пальцы по привычке, за собой оттолкнули её, и с этого, она тихонечко захлопнулась. - Ну не дура ли? - взъелась на себя брюнетка, вставая с цыпочек на полную ступню. Теперь она без опаски направилась в ванную комнату, что бы привести себя в порядок.

0

68

Было уже темно. Аш примостился где-то в зале, на теплом коврике. Все прошлые дни протекали незаметно для собаки. Да, у него появился хозяин и хозяйка. Конечно, они не могли заменить ту жизнь, которая была до жизни в этом доме. У Аша была свобода. Он сам делал то, что ему хотелось. И пускай у него было меньше возможностей, пищи и всего остального. Но у него была свобода. Такая необузданная и безграничная свобода. Но особо пес не жалел о том, что потерял. Он наслаждался тем, что приобрел, тем, что есть у него сейчас. Где-то внизу захлопнулась дверь. Сначала пит проигнорировал этот звук, но когда раздался такой же, но уже второй хлопок, он насторожился. Пепел резко поднял голову, немного насторожился. Хотя чего тут. Все дома, вроде. Или мы кого-то ждеем? На морде пса появилась некая ухмылка.
Он встал, потянулся, и медленным шагом направился к лестнице, пытаясь уловить запах чужака. Но увы, никакого подозрительно-чужого запаха в доме не было. Странно. Вроде бы уже поздно. Куда они подевались? Около двери смешались различные запахи. И чужого человека, и Насти с Дэвидом. Пес приблизился к окну и встал на задние лапы. За стеклом было темным-темно. Лишь фонарь освещал машину, у которой находились люди. Это были определенно они, Настя и Дэвид. Наблюдать он за ними не стал, и так все понятно. : DDDD Черный в это время решил метнуться на кухню. К его разочарованию в миске ничего не было.
- Ну да, как же. Забыли покормить бедное, несчастное животное., - пробурчал себе под нос Пепел. Хотя на кухне явно находилась пища. А если еще и запах такой резкий, значит она где-то совсем-совсем поблизости. Ну конечно же, первым делом Ши глянул на стол. Именно на нем лежала тарелка с небольшим куском курицы. На вечер хвааатит.
Собака, встав на задние лапы, пыталась передними пододвинуть тарелку поближе к краю стола, но делать это, конечно же, надо было аккуратно, не так как Аш. Он, своим размахом лап, со всей силы двинул тарелку к себе. Послышался грохот разбитой посуды.
- Упс, перестарался малясь. , - осколки от белой посудины валялись по всему полу. Ну, а курицы, уже, конечно, на полу не было. Ничуть не стыдясь за сделанное, пес направился к дивану на втором этаже. Глаза собаки стали слипаться от усталости. Поэтому черный немедля улегся на мягком диване и мгновенно уснул.
Утром он быстро проснулся, не стал вылеживаться, а сразу слез с дивана и побрел вниз. На кухне ничего не изменилось: так же валялись осколки битой посуды на полу, а в миске было все еще пусто. Хорошее начало дня. Из ванной доносился плеск воды, а в спальне была приоткрыта дверь. Питбуль, конечно же, направился в спальню.
- Хозяяяин, - протянул Пепел, утро доооброе. Черная мордашка собаки оказалась совсем рядом с лицом Дэвида. Он все еще спал, а может и нет... Далее последовало облизывание лица хозяина, так сказать, утренние процедуры, а затем Аш стал звонко лаять, заменяя самый громкий будильник, который только мог быть.

+2

69

Он просыпается, не открывая глаз. Дэвиду нужно несколько секунд, чтобы сообразить, где он находится. Первая утренняя таблетка реальности, которую трудно проглотить. Вообще утро - это прекрасно. Единственный его недостаток - оно всегда приходит не вовремя. Особенно, когда тебе кто-то звонит на телефон. Сонный мужчина не сразу понял, кто такой шустрый и решил "поздравить его с новым годом" в 9:30 утра. Поспешив выйти из комнаты, чуть не споткнувшись, Дэв плавно закрыл за собой дверь и почти не поднимая ног брел по коридору. По-началу, он мысленно проклинал Маршалла, что разбудил его и, не дай бог, Настю. Но потом сам не заметил, как их разговор преобразился в дружеский. Будто они закадычные друзья и хорошо ладят. Кого они обманывают? Никого. Это женщины могут любить на словах и ненавидеть в душе, а мужчины - никогда. И Маршшал и Дэвид были весьма прямолинейными, особенно по отношению к друг другу. Поэтому Колд не ждал никакого подвоха от рэпера, хотя то, что ему придется быть в компании Насти и Тани вместе - уже подстава, равносильная смертной казни или, в случае с Виконт, инквизицией, а потом казни. Разговор был закончен и нокия полетела на диван... А нет. На собаку.
- Ах ты гад... - устало пробормотал Колд, протирая глаза и садясь рядом с Ашем, - Улегся своей черной задницей... - Мужчина посмотрел на пса и потрепал его за холку, - Паршивец.
"Ладно, пусть лежит. Я сегодня добрый, тем более праздник. В следующий раз прибью." Посидев так с минуту, Дэвид поднялся и пошел по коридору на кухне, у него пересохло в горле. По дороге он все думал, какой идиот мог поехать на Новый год к человеку, которому столько раз бил морду и получал с дачи; его дочери; его девушке, которая прежде была твоей бывшей и еще прихватить свою настоящую девушку? Ну конечно же это Дэвид Колд. "И о чем я думал? Может все отменить...?"
- Твою ж... Аш! - крикнул Колд, потом сжал челюсти, - Вот ведь козлина.
Да пес как-то ухитрился уронить тарелку со стола. Дэвид не помнил, что там было, но потом подумал о куске курицы. Как на автомате все убрав, мужчина попил наконец воды и медленно направился обратно в гостиную. Глянув на собаку, приспокойно лежащую на диване, он даже говорить ничего не стал. Снова оказавшись в теплой спальне, что пропахла ароматом юной брюнетки, Колд понял, что не сможет бодрствовать. Подойдя к кровати и убирая одеяло, чтобы лечь, он не смог не заметить, как часть обнаженного тела Насти не укрыта. Довольно улыбнувшись, он лег, поцеловал ее плечо и укрыл. Затем весьма быстро и без труда снова погрузился в сон.
"Второе" утро было не менее приятным, чем первое. Кто-то слюнявил лицо Дэвида и он, пробормотав что-то невнятное, повернул голову в другую сторону. Но нет же, затем последовало лаяние и не смотря на то, что на полу был ковер, звук, казалось, был громче чем в холле.
- Ааа, да уймись! - приоткрыв один глаз, Дэв схватил свою подушку и швырнул ее в морду псу. Потом положил лицо на простынь, сонно смотря на Аша, - На тебе.
Между тем, мужчина заметил, что Насти уже не было в кровати, а сам он лежал на самом краю. И как так вышло. Ночью он обычно копия медведя в спячке: ничего не слышит и сдвинуть его невозможно. Благо хотя бы не храпит. Смачно зевнув, Дэвид сел, поставив ноги на пол и посмотрел в огромное окно,в  которое смотрели еловые ветви, держа на себе снег. Солнце так же врывалось в комнату, заставляя мужчину щуриться. Встав, наконец, он сразу пошел к шкафу и оделся. Как обычно, джинсы, футболка и рубашка сверху. Закатывая рукава по локоть, Колд подошел к ванной и, услышав звук льющейся воды, пошел вниз. Они с Настей жили в этом доме уже полгода, но каждый раз ему было радостно наблюдать за ней временами, как она выходит из душа вся румяная, как готовит что-то на ужин или проходит мимо на цыпочках, думая что он уснул на диване. Время пролетело незаметно и его почему-то хотелось затормозить хоть на немного. Самое, что ни на есть, быстро стареет, так это будущее. Вспомнив, что ему нужно было купить подарок девчушке Эминема, Колд взял бумажку и написал Насте записку:
" Настен, уехал в город по делам. Отмечать будем не вдвоем, как планировали; вечером поедем в гости. Скоро вернусь. Аш со мной. "
Оставив листик на столике в гостиной, Дэвид одел куртку, позвал Аша и одел питбулю ошейник. Пес обычно всегда ездил куда-то с Дэйвом и иногда мужчине казалось, что пес пропитался к Импале и року такой же любовью, как и хозяин. "Холодно, однако." - заметил он, спускаясь по лестнице. Открыв гараж, он впустил пса в машину, выехал. Потом закрыл гараж, снова сел за руль и они поехали. Дэвид точно знал, в какие магазины ему нужно ехать и примерно знал, что покупать, поэтому решил, что вернется не позже, чем через полтора часа. "Что там выбирать то? Пришел, оплатил и все." Но как человек, не очень часто занимающийся шоппингом, он забыл учесть огромный выбор магазинов в торговом центре, предпраздничные толпы людей, а главное пробки. Когда они еще ехали из коттеджной местности, из окон можно было наблюдать, как расщедрилась погода, покрыв все вокруг серебром и раскрасив снег лиловыми, голубыми и синими оттенками. Правда Дэвид думал о другом. Его заботило то, что он хотел подарить Насте. Ей он сразу сказал, что ему дарить ничего не надо. Он уже не ребенок. Хотя ей все равно подготовил кое-что и это кое-что не давало ему покоя. "Может быть вернуть в магазин и купить что-то другое...?" И еще Колд был влюблен. Эта любовь затягивала его в жуткие дебри. Было совершенно не до окружающих его красот природы.
Импала затормозила у дома лишь к пяти часам, когда зимние сумерки были уже совсем близко. Выйдя из машины, Дэвид взял пакеты с соседнего сидения, вышел и выпустил собаку. Войдя домой, Колд сразу встретил Настю в холле.
- Привет, - положив пакеты рядом со столом, он стал разуваться попутно говоря, - Неохота вдвоем оставаться в новогоднюю ночь. Я подумал, что лучше справлять большой компанией. Тем более нас пригласили, не удобно отказываться. Повесив куртку на крючок, Дэвид подошел к Насте и обвил ее холодными руками:
- Только ничего не спрашивай, сама все узнаешь. Праздновать будем у них дома, обещаю, скучно не будет.
"Даааааа уж какой там! Особенно мне! Эмыч, во что ты меня впутал?" Дэвид обернулся на Аша. Потмо отшел от Насти и достал из пакета мяч. Но не та резиновая хренька, которая будет его псу на один зубок. Это был мяч для американского футбола с повышенной прочностью. Дэв сел на корточки перед черным кобелем, крутя в руках мяч:
- Только не жри его сразу. Сыграем с тобой, посмотрим как ты бегать умеешь. - положив подарочек перед Ашем, мужчина увесистой рукой погладил его по макушке.
Дальше время пошло незаметно. Сам Дэвид особо не готовился, только в душ сходи, а потом сидел перед теликом, морально разлагаясь. Часов в восем, он решил, что уже пора собираться, хотя когда каждый раз вспоминал, куда ему ехать просто безмолвно ужасался. Но отчего-то ему казалось, что это Новый год должен примирить всех, унять каждый конфликт и непонимание. Они все взрослые люди и уж наверное не перебьют друг другу морды. Только если Дэвид и Маршалл и то в шутку. Дэвид вообще то не думал, что ему одевать, но открыв шкаф, выбрал без труда и особо не замачиваясь. Настю же пришлось ждать, но не долго. Только в девять с чем-то часов, они выехали и Дэвид отправил смс Маршаллу, оповещая об этом. "Ну. Понеслась."
===> Коттедж Гербер.

Отредактировано David Cold (2012-22-01 21:58)

+2

70

Лучи солнца ворвались в спальню сквозь прозрачное стекло окна, они расположились на лице Насти пробуждая ее ото сна. Сладко вдохнув летний аромат, что пробирался через приоткрытую форточку, девушка перевернулась на другой бок. Она не хотела открывать глаз, черные ресницы ежесекундно вздрагивали не разрешая векам подниматься. Вытянув руку на вторую половину кровати Виконт бережно ощупала ее пальцами. Как всегда, никого... Так она просыпалась почти каждое утро. Ее мужчина нашел подходящую работу, ту, на которую он ходит с удовольствием, ходит с самого утра и до самого вечера. Обреченно проведя ладонью по холодной простыни, напоминающей о том, что тот, кто на ней лежал ушел давно, девушка перевернулась на спину и распахнула глаза. Зрачок вмиг сузился, а веки моментально прищурились от яркого света. На губах брюнетки замерцала досада, они были расслаблены, уголки уныло застыли.  Очередное одинокое утро как-то не  придало настроения. Виконт знала, что оно начнется так-же как и вчерашнее, как позавчерашнее, а вечер... Все будет как обычно. Девушка понимала, что ее мужчина являлся добытчиком в "семье", работал не покладая рук, вроде бы все так, как должно быть. Но Настя не понимала почему Колд избегает ее общения, почему задерживается после работы, почему становится "чужим".. Свойственно своей натуре брюнетка для начала придумывала для себя самые страшные версии, думала, что Дэвид нашел кого-то на стороне, думала, что охладел. Но иногда, когда он приходил и горячо обнимал ее, целовал в лоб и смотрел самыми преданными глазами, все сомнения развеивались как дым.
Так Настя терпела, терпела около года. Она все ждала чего-то, каких-то изменений, перемен, но ничего не происходило. Отчасти, брюнетка сама виновата, ведь он, по сути, все делает правильно, делает все для того, чтобы наконец осуществить то, о чем они так давно мечтали, о настоящей семье.
Встав с постели девушка застелила ее, убрала вчерашние вещи Колда в стирку, запустила машинку. Сама направилась в душ, остудиться, отпустить мысли. После данной процедуры девушка спустилась вниз, на кухню.  Обычно, она включала громко телевизор, чтобы заполнить ветхую тишину в доме звуками, слушала некоторые передачи пока готовила обед и ужин. Вот и сейчас, рефлекторно нажав на кнопку пульта Настя ушла заниматься делами по дому. С конем ей пришлось проститься, брюнетка решила, что пока она не готова к такой ответственности, к тому-же, они собирались копить на свадьбу, а дальше...Настя мечтала о ребенке. Сейчас она иногда жалела о содеянном, поскольку изредка закрадывались мысли пугающие ее разум определенными факторами. Тот ли это человек, с которым она хочет прожить свою счастливую вечность? Не будет ли так, что он начнет экономить на ней время по самому максимуму?
День проходил обыденно, девушка перегладила всю одежду, привела в порядок дом, съездила за покупками, чтобы приготовить вкусный ужин.
Стрелка на настенных часах расположилась около восьми, когда мясо в духовке было готово. Девушка выключила печь, домешала воздушное пюре, присыпала его укропом и поспешила наверх, преобразиться к приходу любимого человека. Ей хотелось этот вечер провести немного иначе, ей хотелось поговорить с ним, обсудить дальнейшую жизнь, рассказать о том, что ей его не хватает. Настя сделала себе прическу, накрутила волосы, накрасила губы коралловым цветом, подвела глаза. На тело была надета полупрозрачная ночнушка, а поверх нее Настя накинула ярко-красный халатик, выглядела она вот так. Спустившись на кухню, девушка достала бутылку вина, которое было куплено вот как раз для такого случая и не дожидаясь своего спутника налила себе в бокал кровавого цвета напиток.
На часах была около половины десятого, когда дверь податливо щелкнула. Девушка разглядывала свои оттопыренные пальчики на левой руке, в частности особенного внимания удостоилось кольцо. Не поднимая своих глаз на вошедшего Настя ровным голосом проговорила, - У тебя не было времени, чтобы мне позвонить и сказать о том, что ты задержишься? - Виконт безумно сдерживала себя, внешне она казалась необычайно спокойной и расслабленной, но внутри накалялось буйство. Да и вино, его осталось чуть меньше половины бутылки, ожидание немного затянулось.

+1

71

Черт бы побрал этих зеленых подростков богатых родителей! Нет, ну ей богу. Что не день, так в сервиз привозили раскуроченную и все изуродованную Ламборгини, Бугатти, Феррари. Уж если есть средства – так купи себе новую, но, как говорится, хозяин барин. Если уж прикатывают работу, нужно было ее делать и «выглаживать» помятых железных, не редко бронированных коней. Тем не менее, кто бы что не говорил, а Дэвид чувствовал себя здесь в своей тарелке, нужным, что ли… Этот аспект немаловажен, когда выбираешь себе профессию. Пусть платят не столько, сколько хотелось бы, но приятно делать то, что действительно тебе удается хорошо. Здесь же, на работе среди сажи и машинного масла, Колд находил временное укрытие, отвлекался от тяжелых мыслей. Понимаете, в голове его то и дело возились червяки, вгрызались в мозг и не давали продохнуть. Его отношения с невестой, казалось, зашли в тупик или это он запутался в своих чувствах, - не важно; суть в том, что все теперь казалось Дэвиду иным. Он больше не ощущал рядом с этой женщиной трепетного волнения, как тогда, год назад, когда его сердце вспомнило, как прекрасно снова влетать и биться громко, пронзительно. Все, о чем он думал, возвращаясь домой, это о том, чтобы поскорей лечь в постель и уснуть. Они занимались сексом, но теперь он, кажется, был лишен любви и двое людей, в конечно итоге, просто использовали друг друга, безлично. Зачем он обманывает ее и себя? И обманывает ли? Как часто на весы человеческих отношений тяжелым грузом ложится честность. От слова этого мелким бисером осыпаются вопросы, а он сидит возле весов, собирает их, сплетая в нить. Честность не для дураков, честность сильно граничит с иными качествами. Человек, который честно говорит всю правду, озвучивает каждую свою мысль - дурак. Это грань честности с пониманием. Словом можно обидеть и обрадовать, словом можно вернуть к жизни и убить. Честным словом. Пойми собеседника, отрежь тактичностью лишнее, умей не соврать, но промолчать. Научись чувствовать важность и ценность молчания, ловить сердцем те моменты, когда оно становится необходимостью. А фраза: «нет, я же честный, я все равно скажу» на проверку оказывается банальным эгоизмом, лишенным понимания. Повадки дурака. Но страшнее дураки не бестактные, а те, которые извратили иную грань, грань честности с истиной. Мы говорим не столько правду, сколько то, что правдой считаем. Во что верим. Самообман, искажающий неокрепшие умы в формате честности. Чтобы быть честным, нужна уверенность в том, что твои слова это истина в последней инстанции. И это тоже повадки дурака. А мудрость сводит честность к формулировке «я считаю, что» и к умению допускать иной взгляд на привычные вещи. Она сводит на нет желание навязать свое мнение другим, оставляя право решать самостоятельно, во что верить. Так что, будем честными, друзья мои? И становясь ими, научимся постигать и понимание, и мудрость.
Сегодня Дэвид возвращался домой позже, чем обычно, но в более менее приподнятом настроении. Вот знакомый донельзя поворот на трассе, короткий путь по лесной асфальтированной дороге, а там одинокий застекленный дом, в одной из комнат которого горит единственная лампа; гараж, крыльцо, легкий, почти неслышный скрип двери и короткий сухой диалог. Все это уже было, уже пройдено и не раз. Так или иначе Дэйв решил попробовать реагировать на Настю иначе. Выдохнув, он вышел из припаркованной во дворе машины и бегом поднялся по лестнице. Дверь не была заперта на ключ и вот, секунду спустя, Дэвид уже вошел в дом.
- При… - начал он, но, когда увидел внешний вид Насти, а особенно выражение ее лица, запнулся, - вет, - угрюмее закончил он и принялся разуваться.
- У тебя не было времени, чтобы мне позвонить и сказать о том, что ты задержишься?
После этих слов, а уж особенно после услышанного тона, которым говорила девушка, Дэвид сжал челюсти. Его смутное желание как-то попытаться исправить положение в их отношениях улетучилось в ту же секунду. Выпрямившись, он поглядел на брюнетку, не спеша подходя к журнальному столику:
- А что это ты со мной так разговариваешь? Я обязан докладывать тебе о каждом своем шаге, я не пойму? – с вызовом заговорил мужчина, отвернувшись от нее, налил себе воды в стакан. Он даже сделал вид, что не заметил, как невеста приоделась для него, не обращал внимания на ароматы ужина, который она приготовила.

+2

72

Сердце девушки нервно вздрогнуло. Настя не была готова к такому колкому ответу со стороны Дэвида. Она опустила глаза, слегка нахмурила брови. Вот-вот и лава кипящая в ней сейчас вырвется на свободу в образе бессмысленных, агрессивных и недоброжелательных слов. Прикрыв глаза Настя попыталась вздохнуть поглубже, потушить потоком воздуха свой пыл. Пальцы с трепетом обвили хрустальный бокал, покачнули его и оставили в покое, кажется, на сегодня хватит. Распахнув веки Настя обратила свой взор на мужчину. Тот стоял к ней спиной, наливал в стакан воды, этакое безразличие. Виконт закусила нижнюю губу и убрала мешающую прядь волос за ухо. - Я буду говорить с тобой так, как посчитаю нужным. Тебе же не интересно, чем я занимаюсь, а мне вот интересно где ты пропадаешь и сколько это будет продолжаться? - вдруг проговорила Настя постепенно повышая голос.  К горлу подкатил горячий узелок злости, в груди зажгло.
-Знаешь...- ровно произнесла Виконт приподнимаясь из-за стола, - Я хотела с тобой поговорить, но теперь понимаю, что тебе  никаких  разговоров не нужно. - на ярко-алых губах замерцала ехидная улыбка. Брюнетка мелкими шажками пробралась к Колду, нырнула к нему под руку, отобрала стакан с водой и с грохотом опустила его на журнальный столик. - Мне надоело. - девушка улыбнулась, это было настолько наигранно, настолько фальшиво, что Настя на секунду спрятала глаза. - Я не хочу таких отношений. Я не вижу за тобой ничего, кроме как вот такой невыносимой обыденности. - Она прищурила веки, необратимо посерьезнела, зеленые глаза по-кошачьи сверкнули и впились в глаза Колда, некогда такие теплые и родные. Теперь в них были только холод, усталость и пустота. Девушка коснулась ладонью щеки мужчины и шепотом проговорила- Ты думаешь, что я не вижу, как тебе со мной плохо? -  уголки губ нервно дернулись изобразив улыбку, которая померкла в ту же секунду. - Ты страдаешь и я мучаюсь, мне омерзительно видеть как ты избегаешь меня, - Настя отпрянула от Колда и села на диван так, чтобы  отчетливо видеть его лицо. -  Я не хочу таких отношений. - Все это время девушка говорила отчетливо, спокойно. Комок отчаяния возрастал с каждым словом, ведь не так ей хотелось провести этот вечер. Ну что-же, отступать уже поздно, теперь слово за ним. Холодный взгляд сверлил фигуру Дэвида, в ее голове дурманом бродили мысли, а алкоголь, он распускал язык, не боясь последствий.

+1

73

Нет, эта женщина определенно смогла бы написать целый трактат о том, как вывести мужчину из себя за считанные минуты. Дело, конечно, было не только в Насте, но сейчас он видел виноватой только ее, не замечая за собой ни грубого тона, ни возмущенного взгляда. Кажется, Дэвид Колд, ты просто запутался. Запутался в себе, и твоя женщина тут совсем не при чем… Но здесь рождается другой вопрос: твоя ли эта женщина? Подобного рода сомнения, возникшие неясно откуда, порождали в мужчине нервозность. В конечном итоге ему казалось, что все не так, как должно быть. Ведь нельзя без последствий для здоровья изо дня в день проявлять себя противно тому, что чувствуешь; распинаться перед тем, чего не любишь, радоваться тому, что приносит несчастье. Наша нервная система не пустой звук, не выдумка. Она - состоящее из волокон физическое тело. Наша душа занимает место в пространстве и помещается в нас как зубы во рту. Ее нельзя без конца насиловать безнаказанно.
- Я буду говорить с тобой так, как посчитаю нужным. Тебе же не интересно, чем я занимаюсь, а мне вот интересно где ты пропадаешь и сколько это будет продолжаться?
Она теряла терпение. Впрочем, она всегда быстро его теряла, и сделать так, чтобы она сорвалась первая, стало каким-то маленьким своеобразном и гадким пунктиком в голове Колда.
-Знаешь... – снова заговорила она, и Дэвид повернул голову в сторону, косясь назад, - Я хотела с тобой поговорить, но теперь понимаю, что тебе  никаких  разговоров не нужно.
«Кто бы говорил. С кем еще хрен поговоришь. Войти не успел – на тебе, сразу допрос и недовольства!» Он по-прежнему молчал, хотя и не хотел этого делать, но знал, что если Настя начала выяснять отношения, то теперь не остановится. А значит и у Колда будет шанс высказаться, нужен был только правильный момент.
Не успел он почувствовать брюнетку у себя за спиной, как она возникла прямо перед ним, демонстративно отобрав стакан, который плеснул водой, когда был опущен обратно на столик. И тут на лице Насти появилась эта ехидная, притворная улыбка. Ох, как же мужчина ненавидел, когда она так делала. Он ко многим вещам относился серьезно, и осознание того, что она лыбится, когда он злится, просто выбешивало. Она делала вид, что ей смешно, забавно, но даже знание того, что ей тоже отнюдь не до шуток, не смягчало раздражения.
- Я не хочу таких отношений. Я не вижу за тобой ничего, кроме как вот такой невыносимой обыденности.
От удивления Дэвид поднял брови, и приоткрыл рот, чуть не подавившись каким-то слабым смехом.
- Конечно, я во всем всегда виноват. Естественно, по-другому и быть не могло, - начинал закипать он и отвел взгляд, но тут девичья ладошка коснулась его щеки, покрытой  двухдневной щетиной. Этот жест заставил Колда посмотреть на девушку. Она была красива. Просто ослепительно-агрессивно красива, но, кажется, это не влияло на настрой мужчины.
- Ты думаешь, что я не вижу, как тебе со мной плохо? «Снова она лыбится!» - Ты страдаешь и я мучаюсь, мне омерзительно видеть как ты избегаешь меня.
Девушка отошла от Колда, а тот сразу развернулся вслед за ней, но остался стоять на месте, буравя взглядом ее затылок.
-  Я не хочу таких отношений.
Вот эта фраза заложила бомбу замедленного действия в Дэвида. Возможно, заложено все было много раньше, на, видимо, сейчас началась приближение ко взрыву. Сегодня вечером все шло не так, как планировали. Колд то считал, что он тут все решает, а она здесь, оказывается, на разрыв намекает! Подумать только!
- Не хочешь отношений? – широко распахнув глаза приглушенно проговорил Дэйв, начал медленными шагами приближаться к дивану, - Не хочешь? Отлично, тогда свалиай из моего дома к чертовой матери! – он остановился, указывая напряженной рукой в сторону выхода и повышая голос, - Да только кому ты еще нужна, а? Кому? Может быть родственничкам с Парижу, ооо, они, наверное, очень скучают по тебе, если даже не позвонили ни разу за год!

Отредактировано David Cold (2013-12-06 00:21)

+2

74

- Не хочешь отношений? – вдруг прорычал Колд совсем не привычным для Насти голосом. Её глаза распахнулись, а сердце медленно сжалось от испуга. Он начал ступать медленными, но уверенными шагами к дивану и девушка напряглась, пальцы впились в материю покрывала, что неряшливо лежало на нем. Взгляд по прежнему оставался на лице мужчины, в изумрудных глазах читался вызов, брови не произвольно были искривлены, наползали на глаза, между ними образовались две морщинки. Если приглядеться к лицу Насти можно было увидеть, как ее челюсть напряженна, как губы сомкнулись в одну полосочку, скулы провалились и ноздри замерли. Грудь девушки не вздымалась, будто она перестала дышать. Настя чувствовала как сердце заколотилось, все быстрей и быстрей. Стучалось, просилось вырваться наружу, по телу вибрацией отдавался его стук. - Не хочешь? Отлично, тогда свалиай из моего дома к чертовой матери! – Виконт не поменялась в лице, ее подбородок вздрогнул, она с огромной тяжестью проглотила ком, что застрял в ее горле. Это он, именно он заставлял ее молчать, был преградой. Слова Дэвида кольнули её сознание, ведь не так она представляла эту сцену, ой не так.  Да только кому ты еще нужна, а? Кому? Может быть родственничкам с Парижу, ооо, они, наверное, очень скучают по тебе, если даже не позвонили ни разу за год! Глаза Насти остекленели, пальцы со всей силы сжали покрывало, настолько сильно, что их костяшки побелели. - Не....Смей....Так...Говорить! - последнее слышалось шипением змеюки, Виконт вдруг задышала, ее грудь начала вздыматься и было слышно, как поток воздуха пробирается через нос в легкие, а выдыхается с шумом через рот. Веки сузились, прорисовывая морщинки ярости и злости. Каждая клеточка тела дошла до кипения, в голове зашумело. Виконт встала с дивана, подошла к Колду на невероятно близкое расстояние. Она смотрела на него снизу вверх, в глазах была такая ненависть, такая злость, и ведь не скажешь, что это просто эмоция. Казалось, что этот сгусток негатива наконец решил вырваться наружу. Хрусталики глаз метались, вглядываясь в глаза Колда, девушка словно пыталась что-то в них отыскать. Губы размыкались, будто с них хотели сорваться слова, но в самый последний момент передумывали. Настя выставила указательный палец и коснулась им груди Дэвида, - Я найду того, кому буду нужна, не сомневайся. - каждое слово сопровождалось давлением пальца на грудь мужчины, а в конце появилась ухмылка, ядовитая, скользкая. Брюнетка знала как Колд не любит это выражение лица, потому, чтобы не попасть под его горячую руку она моментально оторвалась от его глаз, и отпихнув плечом мужчину в сторону направилась в коридор, оттуда по лестнице вверх, в спальню. Шаги были тяжелыми, такими же как и мысли. Только сейчас она позволила себе слабость, ее глаза спрятались за хрустальной, водяной пеленой. Настя боялась отпустить слезу скатиться по щеке. Брюнетка закалялась, не первый день она прокручивала и представляла подобную сцену, готовилась морально на будущее. Но она не ждала, что это обязательно произойдет. Мысль того, что Колд отпустил ее так скоро и легко царапнула коготком сердце, вырвав по случайности целый кусок плоти. Девушка всхлипнула, капля сорвалась с ее ресниц и покатилась по щеке. Продолговатым движением руки Настя коснулась своего лица, тыльная сторона ладони убрала предательскую эмоцию, убрала и то, что осталось на губах. Помада смазалась, оставляя кровавый след на левой половине лица. Залетев в спальню Виконт с силой открыла шкаф, с яростью начала выгребать оттуда свои вещи на пол.  " Ненавижу. Он не любил меня...Не любил, просто жалел..." Брюнетка в голос зарыдала, сползла на пол, всхлипывая закрыла лицо руками. - Ненавижу...- голос вздрогнул. Настя краем глаза заметила, что на нее смотрит весьма себе симпатичная картинка. Волна злости нахлынула бешеным тайфуном, Виконт впилась красными, мокрыми глазами в фотографию, что была сделана на прошлый новый год в доме у Эминема с Таней. Тогда они еще улыбались, светились счастьем. Фыркнув брюнетка не задумываясь схватила стеклянную рамку и со всей силы швырнула о стену. Как не странно, после содеянного она почувствовала себя легче. " Значит ты хочешь чтобы я ушла? Я уйду. Но ты надолго запомнишь этот уход..." Настя вытерла лицо рукавом от халата, встала, огляделась... Первой под руку попалась ночная лампа, она с грохотом упала на пол..

+1

75

Порой он задумывался, что же все таки ищет, чего ждет? Возможно, какого-то толчка, знака свыше. Да и не слишком ли серьезно он относится к этим отношениям? Что эта баба, что другая, разницы почти никакой. Что будет, если перевернуть страницу? Но когда он хотел это сделать, что-то всегда останавливало его, а сейчас Дэвид распалился не на шутку и, кажется, никаких преград не было и в помине! Он свободен! С какой кстати ему останавливаться на одной женщине, почему он ей постоянно что-то должен?!
Верны ли эти суждения или же Колд в корне не прав рассуждать сложно. Во всем есть две стороны. Практически любая истина надежно укрыта покровом тьмы. Обоям людям остается только гадать, что за ней скрывается. До тех пор, пока истина не выйдет на свет, люди будут прятать боль в самых темных уголках своей души. Особенно если эту боль ничем не излечить. Любую боль, которую нанесли друг другу специально или по неосмотрительности. В итоге останутся шрамы. Они будут очень глубокими. Они породят новую боль. Боль нельзя терпеть вечно. Но ее можно потопить в ярости! Когда ярость выходит наружу, мы наносим новые раны себе и близким. И так продолжается без конца.
Ее явно задели слова, сказанные Дэвидом. Но и его теперь сложно было остановить. Вообще он начинал ругаться, когда ему было действительно плохо, когда он уже очень устал что-либо терпеть. В этот момент ему необходимо ее понимание, ее мягкость, уступчивость и поддержка. Но нет, Виконт была не такая. В минуты срывов она становилась жуткой скандалисткой. А мужчина, в отличие от женщин, не ругается, чтобы просто что-то получить, это поведение никогда не является частью его капризов.
- Я найду того, кому буду нужна, не сомневайся, - выдавила она, снова оказавшись перед Колдом, тыкая тонким пальцем ему в грудь.
Неприязненно скривив губы.
- Валяй, - четко произнес он, слегка наклонившись к Виконт, но та отпихнула его, направилась в коридор. Мужчина сразу же развернулся, крича ей вдогонку, - Может тебе сразу в парк или в пати тайм заглянуть?! Авось найдешь идиота вроде меня, который клюнет на твою мордашку!
Виконт скрылась за углом, а Дэвид все никак не мог успокоиться. Он начал ходить туда сюда по комнате, сжимая и разжимая кулаки. Его мысли, словно подхваченные гигантским торнадо, были направлены лишь на то, чтобы обидеть, кольнуть посильнее. Ничего не понять, ни в чем не разобраться – рвать, крушить, уничтожать бессмысленную проблему! А проблемой его сейчас была Настя.
Наверху послышались звуки разбивающегося стекла. Как по команде, Колд широким шагом направился в спальню, а когда услышал еще более громкий звук ускорился. Когда он оказался в дверях комнаты, сначала встретился со взором заплаканных глаз Насти. По ее светлому красивому лицу была рамазана и тушь и помада. Ничего, кроме отвращения к ее слезам мужчина сейчас не чувствовал. На полу валялись осколки и лампа.
Уперевшись локтем о дверной косяк, Дэйв снова поднял взгляд на брюнетку, и сказал на удивление спокойно и холодно, что никак не вязалось с бешенными глазами, метавшими молнии:
- Знаешь почему тебя никто не воспринимает всерьез? – образовалась легкая пауза, и пока Дэйв подходил к невесте, он глядел в пол. Оказавшись в плотную, склонил голову к ее уху, и закончил тем же тоном, - Твоя единственная карта – между ног. И ты готова сразу выдать ее.

+2


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » Дом на окраине.