Horsepower

Объявление

БАННЕРЫ:
ТЕПЕРЬ МЫ ЗДЕСЬ:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » вершина небоскреба


вершина небоскреба

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Паола вцепилась в его плечи так, будто боялась упасть с этих крепких мужских рук, но, впрочем, скоро расслабилась, сделав свои объятия более нежными и приятными. Маршалл почувствовал её руку на шее и чуть откинул голову назад, вжимая голову в плечи – видно в какой-то момент стало щекотно, но это скоро прошло. Рэпер вообще был по природе своей щекотливый, чуть что - начинал извиваться и хихикать как ребёнок.
Внутренний его огонь подогревался тем, что Паола тоже становилась горячее, выше и заметнее вздымалась её грудь, освобождённая от тонкого белья. Разумеется, и само это светлое нежное оголенное тело возбуждало его, Маршаллу конкретно нравилось всё происходящее, наверное, поэтому моральные нормы и принципы были им позабыты. Он ласкал губами её грудь, а Паола, между тем, старалась не отставать – рэпер чувствовал объятия нежных рук и поцелуи на своей шее. Интересно, она в меня влюбилась? – подумалось вдруг Маршаллу. Этот мужчина редко думал о чувствах других, всё больше эгоистично думал о себе, о том, как чужие чувства отражаются на нём. Приятно, когда тебя любят.  –пронеслась ещё одна одинокая мысль; рэпер чуть мотнул головой и мимолётом скользнул губами по тоненькой женской руке, что потянулась куда-то к его затылку.
Внезапно, он почувствовал непривычное давление со стороны девушки, моментально потерял равновесие и, неловко вцепившись цепкими пальцами ей в плечо, завалился на спину. Однако ж, это было задумало Паолой, поэтому Маршалл расслабился, отвечая на её страстные горячие поцелуи. А она всё-таки не такая робкая, как кажется на первый взгляд. Но не развратная, не шалавистая, даже не шаловливая. Она и в момент страсти остаётся такой нежной и, ласковой что ли. Девушка прижималась голым телом к его груди и прессу, не прекращая поцелуев. Казалось, Паола взяла его щёку рукой, чтобы он даже и не думал никуда рыпаться. Ну и Маршалл пока не сильно горел желанием делать что-то по-своему, хотя привычнее всего, любил доминировать над девушкой, ему нравилось держать под контролем живое существо, да ещё и доставляющее такое дикое удовольствие.
Паола отстранилась и Маршалл, поймав её взгляд, с удивлением заметил так какое-то сожаление. Даже не по себе как-то стало. - Сладкий… сладкий омут. Но он губителен. Понимаешь…?  - проговорила она, не вставая с его горячего тела. Да что ты всё сомневаешься? - с нотками каприза, нетерпеливо спросил Маршалл, впрочем, не ожидал ответа на этот слегка резкий вопрос. Вместо этого он рывком поднял голову и, дотянувшись до губ Паолы, коротко поцеловал её, а потом снова откинулся затылком на мягкую постель.
Рэпер как-то заёрзал, видно, примериваясь к какому-то действию, а потом руками оттолкнул от себя девушку, легонько подкорректировал точечным сопротивлением коленки её мягкую пятую точку в шортах. Добившись, чтобы Паола стояла над ним на четвереньках, выпрямив руки и, от колена до бедра, ноги (а озвучить свои желания же не интересно), Маршалл довольно улыбнулся и потянул за поясок. Тонкая материя легко поддалась его грубой руке и поясок, развязанный, безвольно повис, щекоча своим кончиком его напряжённый пресс. Маршалл заёрзал, очевидно, как нельзя старательно сдерживая в себе смех, а потом, резко потянув за пояс, вытащил его с шорт и откинул в сторону.
Рэпер ласково провёл горячей ладонью по её подтянутому животу, а потом безо всяких особых церемоний, поддел пальцами не особо тугую резинку и стянул шорты до максимальной отметки. Дальше она должна была либо избавляться от них самостоятельно, либо нужно было менять позу.
Ободряюще, с наигранным выражением коварства, Маршалл взялся на последний элемент одежды на теле девушки и медленно, растягивая процесс, потянул его вниз, спуская к шортам. Покончив с этим, он мягко и ласково гладил её ноги с внутренней стороны. Затем, стал неумолимо подниматься, принуждая светловолосую девушку отступать под своим напором. Поднявшись и стряхнув на какой-то момент с себя Паолу, рэпер быстро, как-то по-хозяйски избавился от штанов. Влажные, они не так уж и легко стягивались с его ног, поэтому процесс сопровождался каким-то незатейливым бурчанием.
Вернув внимание к Паоле, которая, как он надеялся, уже разобралась со своей одеждой, Маршалл прильнул к неё со спины, впиваясь широким подбородком в узкое плечико и крепко обхватывая руками тонкое изящное тело. Не часто он получал столько удовольствия не столько от самого полового контакта, сколько от томительного пути к нему. Рэпер, слегка путаясь в растрепавшихся светлых волосах, горячо целовал эту лебединую шею и как-то таинственно шумел тяжёлым дыханием в её аккуратные женские уши. Мне хорошо - горячо и громко, даже слегка хрипло, прошептал Мэтерс.
Он слегка прикусил краешек её уха, овевая своей горячностью, но вместе с тем, это не было как-то через чур дерзко, скорее даже сдержанно. Маршалл был вовлечён в эту игру с головой, игру, главной целью которой было получить удовольствие и желательно получить его так, чтобы партнёр ощутил те же чувства. Мужчина не мог сдержать своего влечения к этому юному прекрасному телу, но отчего-то всё откладывал конкретно физический контакт, упиваясь той смесью нежности и страсти, что дарила ему эта ночь, эта спальня, лежащая в полумраке и эта девушка, что была сейчас его и только его.
Выпрямившись и чуть отпустив Паолу, Мэтерс, уперевшись рукой в поясницу, чтобы девушка прогнула спину, наклонил её, пока она не встала на четвереньки. Да, момент соития был так близко, но рэпер продолжал томить себя изнуряющим ожиданием, которое стучало в висках и в участившемся сердечном ритме. Наклонившись к ней, рэпер влажными губами целовал эту ровную гладкую спину с чуть выступающими позвонками, гладил руками её плечи и озорно щекотал пальцами бока.
Рэпер игриво, но вообще-то больно ущипнул пальцами её попу и то ли хихикнув, то ли усмехнувшись, предпринял попытку дотянуться до головы девушки, чтобы вновь ощутить вкус её губ.

0

32

Она всегда думала, что отцовство очень упрощает и осмысляет жизненный процесс, оберегает от безумных и пошлых поступков и шагов, удерживает в равновесии. Потому что это так просто: нужно трудиться, быть сильным, порядочным, не окончательно самолюбивым и не быть законченным эгоистом, если у тебя есть дети. Все было по-другому сейчас. Паола понимала, что не он виноват в том, что происходит. Она сама, сама виновата. Потому что позволила ему касаться ее, позволила целовать и раздевать. Потому что сломалась под таким напором мужчины, который, скорее всего, уже привык к согласию любой.
Но в какой-то момент Морел поняла, что нельзя слишком серьезно относится к жизни. Хотя бы потому, что жизнь слишком коротка, чтобы воспринимать ее слишком серьезно. Для этого и нужны были надувные замки, что жили в огромной душе маленькой девушки.
Да что ты всё сомневаешься? – тут же задал встречный вопрос Маршалл. В голосе его Паола тут же приметила некое мальчишеское нетерпение. А потом поцеловал так кротко и торопливо. Захотелось улыбнуться. Возможно, ей одной казались его действия какими-то особенно нежными, будто они вместе давно. Но, в конце концов, какая девушка не надеется на то, что у мужчины еще не было такой как она. Очевидно, что своим вопросом, она хотела вывести Маршалла на слова, которые успокоили бы ее, чтобы она не терзала себя, хотя осознавала, что все равно будет винить себя так или иначе.
Странное дело. Девушка все понимала, все осознавала, но продолжала отдаваться ему. Магия какая-то.
Но тут Паола была вдруг отстранена. Она, как человек с очень тонкой душевной организацией, отнеслась к этому чуть ли не как к отказу. Но через мгновение нога мужчины, согнутая в колене, заставила Морел встать над ним на четвереньки. Такое положение своего же тела девушку не то что не устраивало… Она чувствовала себя как-то неудобно, хотелось прикрыть грудь рукой или вообще перекатиться на покрывало. Но тут она почувствовала, как поясок на ее шортах «теряет хватку» и слабеет. Она посмотрела на Эминема. Он улыбался и эта улыбка заставила девушку чуть расслабиться. Она поняла, что все это, вспыхнувшее так легко, нужно было воспринимать так же просто, как игру, забаву, приносящую удовольствие обоим игрокам. Маршалл резким движением вытянул пояс и Паола, уже переставшая стесняться своей обнаженной груди, заманчиво, еле слышно усмехнулась, и один уголок ее губ поднялся выше. Как только широкая ладонь коснулась кожи девушки, ее живот даже слегка втянулся, будто боясь этого интима. Сердце застучало сильнее, когда шорты и белье были спущены ниже, обнажая светловолосую полностью. Девушка чуть напряглась, но ласковые поглаживания по внутренней стороне бедра заставляли ее бороться между бурным возбуждением и неловкостью. Было глупо так трепетно реагировать на его действия. Ведь Паола не была девственницей. Этот мужчина… он был другой.
Еще немного и она сможет расслабится.
Дальше мистер Мэтерс стал подниматься и Паола, ни в коем случае не протестуя, торопливо стала отгибаться назад и юрко слезла с него, перекатившись через бок, села на кровати, свесив красивые ноги, касаясь пальцами пола. Ее топ неудобно висел на поясе, а остальная одежда на коленах. Сидя сейчас спиной к Эминему, Морел аккуратно спустила шорты и белье со своих ног, проведя по ним рукой. Потом сняла голубой том через верх и на мгновение ее волосы поднялись вверх и бессильно упали на спину и плечи. Неловко закинув ноги, согнутые в коленях на кровать, ближе к изголовью, девушка чуть приподнялась на коленях, по прежнему не смотря на Маршалла. Тут же мужское тело прислонилось к ней, а крепкие руки обняли за плечи. Шумное дыхание заставляло забыться, но Паола отлично почувствовала, что рэпер освободил себя от какой-либо одежды. Сей факт заставил девушку зардеть и чуть опустить голову, пряча взгляд. Горячий поцелуй в шею, а еще больше жаркое дыхание в ухо, толкали Паолу к расправе над своей скромностью.
Мне хорошо
Не смотря на все, девушка неловко повернула голову и покосилась на мужчину, хотя все равно не могла увидеть его лица:
- Взаимно. – сказала она с прежней мягкостью, но возбужденное придыхание выдало в ней страсть и желание.
На мгновение чувства снова нахлынули на нее. Когда рэпер прикусил мочку ее уха, дождавшись, когда он опустит, Паола слегка отклонилась в сторону, подняла и повернула голову к Маршаллу. Ее роста хватало только для того, чтобы поцеловать его челюсть, рядом с подбородком и участок чуть ниже щеки. Тут же повернув голову обратно, она как-то томно вздохнула. Но тут Эминем перестал прижиматься к Морел. Девушка не знала, что на этот раз задумал рэпер, но как только он заставил ее прогнуться в спине, сразу все поняла. Она, конечно, сделала то, что он просил; ее ладони уперлись в подушки и покрывало. Перед ней сейчас было изголовье кровати и стена, по которой она провела рукой, опускаясь на четвереньки. Эта поза была распространенной, но сама Морел не пробовала ее раньше. Может, с кем-то другим, она казалась бы безобидной. Но когда властная и сильная рука Эминема легла на ее спину… Что-то рождало в ней чувство, сродни рабскому подчинению. Она чувствовала себя не комфортно, хотелось сжаться в комок у ног Маршалла, но он наклонился к ней, прикрыв своим телом. Этот жест помог Паоле чуть порасслабиться. Поцелуи, жаркие, томные, медленные, сводили с ума. Морел, прикрыв глаза, чуть закинула голову назад, облизав подсохшие губы.  Прикосновениями и поглаживаниями, мужчина успокаивал ее и практически избавил от всяческих сомнений. Услышав его дыхание над ухом, девушка повернула голову насколько могла и поцеловала его. Выгнув спину, она, ненароком коснулась задом полового органа рэпера. Она была готова. Она сама жаждала почувствовать этого мужчину в себе.

+1

33

Как истинный гурман, Маршалл наслаждался каждым медленным действием, прикосновением, улавливая не только сам момент, но и сладкое послевкусие, что хранили его губы и ладони. Эти чувства были томными, будто купались в лёгком молочном облаке тумана, который был нежен и ласков, но всё же хотелось вынырнуть из него, сделать резкий глоток свежего воздуха, прежде чем идти к кульминации. Если существует любовь на час, на одну ночь, то это именно она. Я не могу поверить, что это всего лишь секс, так не может быть. Так не может быть с ней.
Взаимно. – коротко, но по-прежнему нежно и мягко ответила девушка. Когда Морел находилась рядом, у Маршалла было какое-то странное чувство, что Паола знает его уже давно и знает очень хорошо. Знает его неуравновешенность, знает, как его успокоить в нездоровых всплесках красочных эмоций. Несмотря на юный возраст и образ, рэпер чувствовал её мудрость, внутреннюю силу. Сначала он несколько удивлялся её стеснению, робости, но сейчас то, что сначала казалось недостатком, представилось в виде достоинства. Сколько он видел за свою жизнь их, шалавистых девушек, одуревших от желания, отчего они вели себя глупо и не было в них ничего, никакого чувства. Одна лишь пустота.
Усилием, дотягиваясь до Маршалла, Паола могла лишь дотронуться до подбородка и скулы, но рэперу этого было вполне достаточно. Смотря в эти огромные томные серые глаза, мужчина не испытывал угрызений совести, осознавая только то, что ему сейчас хорошо как никогда прежде. Жизнь штука достаточно короткая, с каждым годом она летит всё быстрее и быстрее. Наверное, поэтому Маршалл так ухватился за этот миг, пытаясь растянуть его. Рэпер не боялся смерти, но знал, что ему, возможно, придётся посмотреть этой страшной правде в глаза раньше, чем другим людям; старался жить, не меняя принципов, чтобы умирая можно было вспомнить и улыбнуться. Тому, что было.
Паола смиренно, как показалось рэперу, приняла угодную ему позу¸ но как-то сжалась, напряглась, видно почувствовав себя неуютно. Маршалл, отклонив опять тот самый свежий вздох, потянулся к её голове и девушка, вывернув голову к нему, хоть её это было и неудобно, ответила на поцелуй Мэтерса. Маршалл не сильно прижимался к девушке, но ненароком она задевала его, и он томно щурил пронзительные голубые глаза, сдерживая в себе яростно нарастающий клубок страстных желаний.
Как-то небрежно рэпер поцеловал и чуть прикусил её плечо, а потом, после секундного промедления, испытал совершенно новые чувства вкупе с теми, что обуяли его ещё ранее. Перед тем, как начать то, желанием чего они так горели, рэпер заботливо и предусмотрительно поддержал сильной рукой девушку за тонкие плечи, чтобы она не упала лицом в подушки, не поверив, что эти тонкие ручки смогут быть надёжной опорой. Сейчас же, Маршалл цепко держал Паолу за бедра, с силой потягивая её на себя и двигаясь импульсивно, но равномерно, доходя до самого конца, упора. Рэпер практически не издавал каких-либо звуков, постанываний, но дышал тяжело и шумно, через рот. Да, наконец он глубоко и чисто дышал, но не было того предполагаемого свежего глотка. Неодолимая нежность окружающей обстановки не отпускала его спутавшихся мыслей, затуманенного взора, в котором как-то сошла на нет эта дерзкая резкость, проявляющаяся по отношению ко всему. И это ему нравилось, правда нравилось.
Маршаллу было тесно, это дарило ему нереальное удовольствие, не то, которое приелось с годами, а то которое было с каким-то интересным оттенком, новым.
Рэпер постепенно наращивал темп, казалось, яростнее и крепче фиксируя цепкими пальцами бёдра Паолы; напрягался. Было видно даже в блёклом свете, как влажнела его кожа, и проступали сквозь неё вздувшиеся вены. Маршалл чувствовал подступивший к голове жар, в висках стучало, и это было мгновение экстаза, когда чуть колыхалась лёгкая штора на окне, впуская в комнату тонкую струйку прохладного ночного воздуха из плохо прикрытого окна.
Как-то неловко заторопившись, рэпер соскочил и едва не лёг на Паолу, внезапно лишившись опоры. Ну, пожалуй, это был неплохой момент, чтобы сменить позу, ведь девушка, как думалось Маршаллу, уже устала стоять на четвереньках, выдерживая его напористость, к тому же, мужские ладони не только держали Паолу, но и опирались на неё, перенося какую-то долю его веса.
Промедление было всего секундным, потом рэпер аккуратно взяв Паолу ладонями за грудь и страстно лаская её, поднял. Обдав её лицо тяжёлым горячим дыханием, Маршалл страстным шёпотом предложил: Давай попробуем… но не договорил, безобидно заваливая девушку спиной на мягкую постель. Прошелестев ладонями по гладкой коже ног Паолы, начиная от щиколоток, заканчивая внутренней стороной бёдер, Маршалл придвинулся к ней вплотную, по-прежнему тяжело дыша, но видно, всё же успев слегка успокоиться за этот краткий промежуток времени, потребовавшийся на эти перестановки. Наклонившись к девушке, рэпер на несколько секунд смотрел в её глаза, а затем, наклонившись, стал целовать эти подсохшие тонкие губы. Что было в его глазах? Наверное, какое-то чувство. Какое? Да Маршалл сам не мог понять, что чувствует. Ему было необычно, что он может кого-то вот просто так взять и полюбить за одну ночь. Нет, такого просто не могло быть.

+1

34

Так много вариантов, и так много ошибок. Когда едешь по основной дороге жизни без карты, можно легко сбиться с пути. Когда такое случается, нужно поменьше думать, если бы да кабы, а пристегнуться потуже и ехать дальше. Паола, как и все, стремилась вперед, туда, где она смогла бы сказать, что состоялась. В Лос-Анджелесе она прожила достаточно и добилась не плохой жизни. Но, впустив в свой дом Эминема, она будто встретила его впервые. Этот человек переврнул все с ног на голову в ее сознании и Морел невольно снова начала задаваться вопросом вопросом: я уже там, или еще в пути? У нее было такое чувство, что время, проведенное с ним, очень ценно, и нужно ловить каждую минуту, как будто это их последняя минута вместе. Он был слишком хорош, чтобы быть настоящим Эминемом, каждое мгновение с ним рядом казалось каким-то необыкновенным, не шаблонным. Любое наслаждение всегда приятно приправить вечностью, но она подозревала, что так не может продолжаться всегда.
Вы думаете, что мужчины любят так же, как и мы? Ох, нет! Они любят счастье, которое испытывают; мы наслаждаемся счастьем, которое даем. Мужчины не могут посвятить себя только одной женщине…
Поцелуй их не был долгим на этот раз. Учитывая хотя бы то, что поза была неудобная, что уж говорить о нетерпении обоих. Эминем отстранился от губ Паолы и мельком поцеловал ее плечо, чуть прикусив. Девушка повернула голову в более удобное для себя положение; все внутри взбудоражилось, она понимала, что сейчас наступит тот самый момент воссоединения двух тел. И да. Наконец это произошло. Наверное, в этот момент, Маршалл испытал какое-то новое, особенное наслаждение, но для Паолы все прошло не так гладко. Она откровенно почувствовала дискомфорт, мужчине явно было тесновато в ней. Оттого Морел издала тихий, непроизвольный, сдавленный звук, тяжело выдохнув. Рука ее тут же поднялась и крепко схватилась за изголовье кровати, она слегка зажмурилась, напряглась. Но, вовремя взяв себя в руки, расслабила тело и перестала сжимать деревянное изголовье, хотя оставила руку на нем для лучшей опоры и поддержания равновесия. Эминем двигался интенсивно, отчего она быстро свыклась с ощущениями и тоже стала получать наслаждение. Ее очень питало ощущение того, что рэпер желал ее. Нет, сейчас он не особо показывал этого, не стонал или еще что-то, но она чувствовала. Ведь главный женский афродизиак - чувствовать себя объектом вожделения. Женщине очень важно быть желанной, возбуждающей страсть. У мужчины наоборот: ему нужно желать и добиваться. Маршалл учащал темп. Невероятное удовольствие и желание растянуть этот момент вспыхнуло внутри девушки. Ее промежность оказалась не готова к таким габаритам, что скрывать. На самом деле это не было так уж важно для светловолосой, но легкое ощущение боли рождало новые ощущения. Новое – это всегда интересно. Она не могла больше сдерживать в себе тихие стоны и вздохи; момент кульминации был не так далек. На этой стадии Паола была готова стерпеть все, но неожиданно Маршалл остановил сие деяние. Но девушка не успела почувствовать себя одинокой и брошенной, тут же была поднята, в этот момент мужские руки ласкали ее грудь, как ей показалось, особенно чувственно.
Давай попробуем…
Тяжело дыша, она лишь томно посмотрела ему в глаза, пока еще не оклемавшись, от произошедшего. Тут же была опрокинула на спину. Мужчина снова приближался к ней вплотную, лаская ее ноги плавными прикосновениями. Паола уже не стеснялась смотреть ему в глаза, при этом в них сверкал огонек, какого раньше он не видел. Дыша через рот, она еле заметно, даже сейчас по-прежнему мягко улыбалась; руки оказались на плечах рэпера в тот же момент, когда он наклонился к ней. Она уже податливо раздвинула стройные ноги, но Маршалл медлил. Может ей, такой юной и чувствительной, было труднее справляться с эмоциями и возбуждением, нежели ему, зрелому, взрослому мужчине. Он смотрел ей в глаза всего несколько секунд, но это заставило ее чуть измениться в лице и снова заглянуть глубже в его душу. «Что я вижу… может быть такое, что для него это не просто бестолковое совкупление, как и для меня?» До этого Паола предпочитала не думать о том, что испытывает Эминем. Она хотела пожить своими чувствами, дать волю желаниям, понимая, что будет больно в конечном итоге осознавать реальность. Но это будет утром. Только на рассвете.
Это было настоящее счастье. Троит получше приглядеться к человеку, постараться понять его, перестать осуждать, отстранить весь мир и остаться с ним наедине…  Помимо боли, какой-то обиды, злобы и старых ран, можно разглядеть ласку и теплоту. Что сейчас разглядела в голубых глазах Паола? Это не был холодный океан, покрытый айсбергом; это было теплое, искрящееся, чувственное голубое море. Да, это она. Это нежность.
Он поцеловал ее. Руки девушки тут же поползли по широкой спине, иногда пробирались к груди и животу, чуть ниже пупка, где находилось одно из самых эрогенных мест мужчин. Время сейчас потеряло свою актуальность. Паола вскоре снова почувствовала, как в нее вошли. На этот раз она шумно выдохнула, уронив с приоткрытых губ стон, прикрыла глаза. Тут же подстроившись под ритм, который задавал ее партнер, Морел урывками спустила свои руки на мышцы Маршалла, иногда сжимая своими пальцами его предплечья. В этот момент истинное наслаждение притупляет все остальные чувства. Ноги были закинуты на поясницу мужчины, иногда будто притягивая его к себе, колени сгибались сильнее. Дышать становилось трудно, тела покрывались слабой испариной. Паола то и дело прикрывала глаза, а почувствовав приближение оргазма, чуть выгнулась в спине, вцепившись руками в тыльную часть шеи и в затылок Маршалла. Это было непередаваемое ощущение. Ее мозг и тело бились во все нарастающем наслаждении, мышцы горели так, будто кто сваи вколачивал. Паола даже приподнялась, крепко обняв Эминема, урывисто дыша, стараясь, чтобы сердце не выскочило наружу. Спустя пару секунд, маленькое тело обмякло, перестав прижиматься к мужчине и устало отклонилось назад, полулежа облокотившись об изголовье кровати. Серо-голубые глаза опьянено смотрели на Маршалла. Паола пока была не в силах думать, она лишь старалась восстановить дыхание.

Отредактировано Paola (2012-18-05 23:30)

+1

35

Глядя, как девушка вцепилась рукой в кровать, и, чувствуя резко возросшее напряжение, Маршалл скоро сообразил, что, вероятнее всего, причинил Паоле боль. Но она оказалась на редкость терпеливой, постепенно расслабляясь; ничего не сказала ему. Мужчина, не услышав каких-то претензий от неё, решил тактики не менять. Уж если совсем неприятно – скажет, научится говорить о том, что не нравится. Что же я, людоед какой-то, что она меня так побаивается.
Лёгкая досада по поводу своей неловкой осечки во время того, как девушка уже, кажется, шла по нарастающей буре ощущений, заменилась новой захлестнувшей рэпера волной кружащих голову чувств. Он не отрицал – он полюбил это тело, идеальные пропорции, упругую гладкую кожу, шелковистые длинные светлые волосы, в которых опасался запутаться.  Но что насчёт души, которая отражалась в этих голубовато-серых, словно из кристалликов каких-то горных камней, глазах? Да Маршалл и не задавал себе такого вопроса, как-то он был ему чужд. С одной стороны, хотелось красиво жить в прежнем своём стиле, с другой стороны откуда-то с окраин города из небольшого, по меркам рэпера, коттеджа веяло домашним теплом. Уж не выветрилось ли оно из души рэпера? А что если он ошибся тогда, когда-то в конце лета. Или же, ошибается сейчас. В воспалённом мозгу вертелся такой надоедливый, но кажущийся актуальным вопрос: «Что если….?» Что если жить ему осталось всего день, а он потратит его на какие-то самокопания, совестливые и бесполезные. Что если он опять где-то допустил ошибку. Что если он изменит своим принципам – пойдёт по той дороге, по которой надо, которой ожидают от него окружающие, на которую не влечёт его исстрадавшееся сердце. Сердце. Раненное. Способно ли оно ещё выбирать что-то верное и истинное?
Это всё будет утром, на рассвете. Когда будут чисты мысли и свободен разум, тогда можно будет решать, поступать. Либо убивать в себе что-то, либо давать жить, разрастаться и расцветать. Маршалл понимал, что ничто не может быть вечно, всё когда-либо увядает и, скорчившись, будто от невыносимой боли, засыхает, рассыпается в прах. Говорят, любовь может жить вечно; может быть, так оно и есть, но мужчину мучила мысль, представление о том, что увядает его любовь к той черноволосой девушке Тане, а он. Что он, он склонился к другому цветку.
  Тоненькое тело извивалось под ним, неудержимо и естественно; мужчина подальше отбросил те мысли, закрадывающиеся в разум, но на смену им пришли другие, перебивающие его эгоистичную философию. Ты прекрасна. Сейчас порозовела твоя бледная кожа, раскраснелись щёки, растрепались волосы. И ты прекрасна в своём естественном женском проявлении.
Рэпер как в последний раз, нежно поцеловал губы и продолжил, медленно и мягко, томно вздохнув с ней в один голос. Он хотел, страстно хотел довести девушку до кульминации, стал наращивать темп, практически счастливо глядя на её лицо. Довольное и, пусть слабо, но улыбающееся, оно притягивало его взгляд; особенно огромные глаза, выражение которых было для Маршалла ново, но не менее притягательно. Мужчина сосредоточился, опустив взгляд – сейчас нельзя допустить обидной «осечки». Распалялась Паола, трепеща и постанывая от приближающегося взрыва чувств. Приближалось – девушка сладко изогнула свою гибкую спину, совсем не больно овила тоненькими пальчиками его шею и затылок. Маршалл всё чувствовал: чувствовал эти короткие секунды, как страстно трепетало её тело, как сокращались мышцы, доставляя и ему новую толику удовольствия. Он даже застонал немного, не сдержав в себе более этого невыносимого порыва.  Устало Паола отклонилась от него назад, обессилено, жадно хватая сухими губами воздух, опёрлась спиной и головой об изголовье кровати. Рэпер, разумеется, хотел достичь оргазма, поэтому не прекратил, не остановился, лишь обнял ладонью затылок девушки, чтобы она не стучалась головой об кровать, и продолжил в более бешеном темпе. Нащупав эту тонкую грань удовольствия, рэпер превратил её в прямую дорогу и уверенно шёл по ней к финишу. В исступлении он страстно, громко, но всё ещё по-мужски сдерживаемо стонал, прикрывая тяжёлые веки. Наконец, наступил этот пик, и Маршалл резко оставил Паолу, помогая себе рукой.
Минуту спустя всё уже стихло, мужчина как-то странно, чуть ли не болезненно, загадочно улыбнулся и бесшумно опустился на мягкую постель рядом с Паолой. Его дыхание всё ещё было тяжелым, но хотя бы не таким сбивчивым, как только что, испытывая оргазм. Необычайно приятная усталость ломила его тело, он перевернулся на живот и приподнялся на локтях, смотря на светловолосую девушку, поймав её опьянённый взгляд. Странным был его взор, каким-то, как могло показаться сначала, простым, но поняв его чуть глубже, можно было увидеть какую-то осмысляемую тень чувства, лёгкой грусти, с которой вспоминают о чём-то приятном; была в его глазах и какая-то доля потерянности. Губы его чувственно дрогнули, но слова прозвучали немногим позже: Ты бы могла быть моей? Сколько смысла вложил Маршалл, сам того не ведая, в эти несколько простых слов. Тут была и надежда, и какая-то скованная мечта и болезненность его души. Ведь стоило избранным пробраться сквозь мелкую трещинку в стальной броне, окружавшей холодное сердце, как оно трепетно и необычайно ранимо принимало это вмешательство, истекая ручьями крови при самых лёгких прикосновениях.

+1

36

Казалось, они физически стали ощущать это – кожей, душой, шестым чувством… Движения присутствующих стали вдруг синхронизироваться, входить в резонанс друг с другом. До сих пор каждый из них жил своей энергией, своей жизнью. И это было видно. Но сейчас, в это мгновение их энергии слились воедино. Один человек питал другого, каждый каждого. Их энергия, переливаясь и усиливаясь становилась общей. Это слияние дарило Паоле еще больше ощущений при оргазме, сделало его сильнее, но, к сожалению, не длиннее. Когда она отпустила Маршалла, облокотившись на спинку кровати, он продолжил движение, и предусмотрительно подложил руку под ее затылок, чтобы она не ударилась им. Мужчина еще не получил свою долю наслаждения, и Паола, еще до конца не отдышавшись, собрала оставшиеся силы и, закинув назад согнутую в локте руку, крепко ухватилась ею за деревянное изголовье. Снова подсобравшись, она приняла более устойчивое положение и ее тело, расслабленное последние секунды, теперь перестало бессильно ерзать по кровати под действием интенсивного движения Маршалла. Рэпер начал с еще более яростно силой совершать телодвижения. Паола страстно желала сделать все, чтобы ему было удобно и легко, чтобы он испытал то же самое, что и она полминуты назад. Поэтому и сама по-прежнему тяжело дышала, крепко держать рукой за кровать. У висков ее слегка поблескивала кожа, волосы чуть намокли. Он был в ней, а она смотрела ему в глаза. Следила за каждым движением, за каждым моментом дыхания. Чтобы он не забывал дышать, чтобы следя за ним, не забывала дышать и она.
Его стоны стал чуть громче, он приближался к точке наслаждения. Понимая это, Паола невольно, еле заметно улыбнулась. Ее уши щекотали эти звуки, которые он издавал, она осознавала, что он получает удовольствие и мысль о том, что она может на какое-то жалкое мгновение сделать его счастливее радовало ее. Кто бы что не говорил, но это не было глупым совокуплением. Она не знала, ко всем ли девушкам он относится так же трепетно в постели, как к ней, но ей хотелось верить, что сегодняшняя ночь была для него особенной, как и для нее.
Он резко отпрянул от девушки на момент высшего своего. Мудрое решение. Не каждый бы смог остановиться в такой момент. Девушка шумно выдохнула, устало, то ли блаженно прикрывая глаза на вдохах. Тело ее обмякло, окончательно расслабившись. Паола натянула на грудь и часть тела тонкое одеяла, немного согнула одну ногу, что была со стороны Маршалла. Словом, прятала свое обнаженное тело. Температура тела стала медленно падать, а рэпер лег рядом, восстанавливаясь после оргазма. Паола глянул анна него, потом повернула голову обратно и опустила взгляд, сладко улыбнувшись. Рэпер перевернулся на живот, приподнявшись на локтях. Девушка посмотрела на него, слегка повернув и опустив голову. Что-то новое сейчас было в его лице, то, чего она раньше не видела. Ей вдруг подумалось, а не сияет ли ее лицо как медный таз от счастья? От таких мыслей у нее уши начали гореть и она, кротко опустив взгляд, убрала прядь волос за ухо. Раньше ей казалось, что когда Маршалл переводил на нее свои бледные голубые глаза, они переставали быть голубыми, становились серыми. Это никогда не было хорошим признаком, когда его глаза становились цвета зимнего неба. Сегодня она поняла, что можно заглянуть человеку в глаза заглянуть, ему в сердце и за какой-то час узнать о его душе столько, сколько и за всю жизнь не обнаружишь, если он не захочет тебе открыться или у тебя не хватит ума понять то, что тебе откроется.
Внезапно Морел подумалось: что если она, может быть, значит для него чуточку больше, чем она предполагала? Но в каком смысле? Может быть эта девочка что-то вроде зашифрованного послания? Которое рэпер уже получил, но никак не мог прочесть.
Ты бы могла быть моей? – был вопрос.
Голос его прозвучал так, как не звучал, наверное, никогда при Паоле. Девушка, моргнув, снова посмотрела на него. Ее глаза трепетали, в них чуть вздрагивали тусклые блики ночи, которую эти двое себе присвоили. Этот вопрос заставил что-то застучать в виске заволноваться. С другой стороны, он ведь не задал вопрос «Ты будешь моей?». Присутствовала разница. «Однако я должна скрывать свою радость, пока не узнаю, следует ли мне дать волю своим чувствам или нет. Если я приду к убеждению, что мой долг – оправдать их, они никого не ранят, кроме меня. Если же я докажу себе, что они оправданы, то не устрашусь ничего... Или нет?» Его мышцы сейчас смотрелись еще внушительнее, но сам он смотрел на нее взглядом, полным целой палитрой разных чувств. Она не могла ничего разобрать, путалась, не знала, верить или нет, но ведь это всего лишь вопрос. «Как все сложно.» Голубе глаза невольно посмотрели на татуировку на плече Эминема, изображающую маленькую девочку. Нежность во взгляде Морел окрасилась поразительной горечью. Веки, дрогнув, закрылись.
- Ты, наверное, посчитаешь меня эгоисткой, - тихо сказала она приоткрыв глаза, посмотрела куда-то вперед, потом опустила взгляд на Маршалла. Она подняла руку и положила не его впалую щеку, нежно погладив большим пальцем, - Но я отвечу да.
Она грустно и больно улыбнулась, напряженно смотря на его лицо. Рука незаметно соскользнула. Девушка съехала вниз и легла на бок, лицом к мужчине, уткнувшись лбом в его руку, что служила ему опорой сейчас.
- Никто не обязан разделять мои чувства, отвечать на них. И я не смею требовать. Если чувства совпадают – это  великое и редкое счастье. Если они не совпадают – это обычное явление.

+1

37

Маршалл смотрел в глаза девушки, но мысленно отсутствовал где-то там, в своих мыслях. Ты чертовски хороша, но являешься ли ты поводом оставить беременную женщину? А что Джилл? Она-то тоже, думаю, не оценит моего поступка, дети всегда болезненно переживают ссоры старших. Какой-то тупик, будто я свернул не на ту дорогу и упёрся в глухую стену.  Боже, неужели я боюсь своих желаний? Пф, это даже смешно. С другой стороны, бросился же я когда-то на Таню, сойдя с ума от ревности… Рэпер опустил взгляд на плечо Паолы, чуть влажную кожу, ловившую на себя блёклый свет, и тут представил себе свои же руки, цепкие пальцы, которые в ярости вцепятся в это плечо, тряхнут девушку. Ну я же не совсем сумасшедший. Маршалл постоянно мысленно опровергал какие-то свои психические сдвиги, внушая себе положения о собственной адекватности, так было легче и спокойнее. Действительно, если ходить каждый день и думать «я псих», «я ненормальный», «мне пора в дурдом», то и на самом деле умом тронешься. Маршаллу была свойственна крайне резкая и неожиданная перемена настроения, внезапная усталость, которая была не физической, а моральной. То ему хотелось радоваться, жить и плодиться, то наоборот, он чувствовал себя уставшим от жизни.
Ну Джилл… Что Джилл, она же не перестанет быть моей дочерью из-за этого. Как не перестала Хэйли быть моей дочуркой после того как мы с Ким разбежались. Конечно, ей будет тяжело…. Наверное. Я не знаю. А захочет ли Таня, чтобы Джилл оставалась с ней? Я могу, конечно, купить ей отдельную квартиру, но на это потребуется немного времени. А моя работа – куда я дочь дену? Ооооо, какого хрена я уже что-то пытаюсь продумывать!?
Мэтерс перевёл взгляд на Паолу и морщинки, собравшиеся между его сдвинутыми бровями, разгладились и он улыбнулся, глядя на неё, завернувшуюся от него в одеялко, трогательно прикрывая обнажённую грудь. Дыхание обоих практически успокоилось, мужчина дышал уже спокойно, посматривая на девушку.
И вот, он, приподнявшись на локтях, ожидает ответа от Паолы. Вопрос был задан как бы невзначай, Маршаллу удачно удалось скрыть волнение, но всё-таки, как выдавали его чувства глаза! Какими оживлёнными они казались, как ярко блестел в их отражении свет, он жил сейчас, да, полной грудью. Порой так не хватает нам какого-то тревожного волнения, связанного с добрым и искренним чувством, как не хватает нам, будто, скинуть с себя несколько лет, позабыв на время все обиды, почувствовать, как притупляется душевная боль. Каким бы черствым и замкнутым ни был человек, ему всё равно нужно что-то, что даст ему силы держать эту черствость, иначе он почувствует себя не обособленным от общества, не волком, свысока смотрящим на толпу, а изгоем, странным и непонятным остальным. Как часто он выносил свои чувства напоказ, сводил счёты со своими врагами на виду у всех, но чем старше он становился, чем острее понимал, что лучше быть однажды понятым, чем сто раз услышанным. И мужчине казалось, что эта юная светлая девушка способна его понять, принять таким какой он есть, без попыток что-то исправить. Ведь засохшая глина крошится, если попытаться помять её руками, что бы переделать силуэт фигуры.
Паола смотрела ему в глаза, с нежностью, но потом вдруг погрустнела, поникла. Обиделась? Но на что? Ты, наверное, посчитаешь меня эгоисткой – проговорила девушка. Рэпер, слегка нахмурив брови, что-то собрался ответить, но мягкая рука девушки, коснувшаяся его щеки, будто предупредила слова, готовившиеся сорваться с его губ. Но я отвечу да. Маршалл как-то, наверное, глуповато улыбнулся и опустил взгляд. Странно, он улыбался.
Девушка слегка сместилась на кровати вниз, упираясь лбом в его руку, согнутую в локте. Никто не обязан разделять мои чувства, отвечать на них. И я не смею требовать. Если чувства совпадают – это  великое и редкое счастье. Если они не совпадают – это обычное явление. Рэпер некоторое время молчал, осознавая сказанное, потом думал сказать что-то вроде «ну не грузи», но затем решил, что человеку с такой тонкой душевной организацией как Паола его слова будут не то чтобы приятны.
Какая умная а – добродушно сказал рэпер и, тоже сползая вниз, стараясь не задеть светлые волосы; он нежно коснулся носом её щеки, затем, после секундного промедления, мягко и нежно поцеловал в губы. Тут уже не было страсти, но зато была нежность, овеянная искренними проявлениями ласки. Заботливо подтянул одеяло, чуть сползшее с её груди. Какая-то была в этом особая прелесть, в том что она не была доступной, в этой скромности и кроткости действительно крылось что-то чистое и светлое, не наигранное.
Маршалл лёг на бок впритык к Паоле,  чтобы видеть её лицо, и как-то, будто извиняясь за то, что нет интересной захватывающей темы для разговора, спросил: Что ты будешь завтра делать? Где-то в уголках его губ потерялась улыбка, несмотря на то, что рэпера всё же потихоньку начинало клонить в сон, он выглядел достаточно оживлённым, заинтересованным что ли.
Внезапно, он начал странно прерывисто втягивать через нос воздух, а потом и вовсе резко перевернулся на другой бок, спиной к Паоле. Через несколько секунд, его тело характерно дернулось, а сам он АПЧХАА…. O, shit! И почти сразу же добавил: извини. Немного покопошившись, расправляя скомканное одеяло, Маршалл залез под него, с удовольствием прижимаясь к голому телу девушки.

+1

38

Какая умная а. - сказал он не громко и Паола скрыла взгляд пушистыми русыми ресницами.
Маршалл приблизился к ней, ласково касаясь носом ее мягкой щеки, а потом поцеловал. Во время этого короткого, наполненного нежностью, поцелуя, Морел чуть улыбалась. «Он притягивает меня ближе к себе. Я чувствую тепло там, где его губы просто касаются моей шеи, оно медленно растекается по всему моему телу. Это так хорошо, так невероятно хорошо, что я понимаю, что не смогу отпустить его первой.» Девушка прекрасно понимала, что не нужно окунаться в этот омут с головой. Но он аи так дала слабину, зная все обстоятельства, все противоречия, границы и запреты. А если будет расслабляться и дальше, на кусочки рассыплется. С самого начала она так жила и теперь только так может жить. Один раз расслабишься – потом не сможешь вернуться. Рассыплется на кусочки и унесет ее куда-нибудь.  Каждый, кому когда-то удавалось наполнить ее жизнь радостью и занять место в ее сердце, исчезал так же быстро, как кошка в ночи. Будто счастье – это всего лишь воскресное удовольствие, вроде мороженого. Паола ожидала и одновременно боялась, что Эминем поступит так же, как солнце сегодня вечером, - уйдет, забрав с собой свет и тепло, а взамен оставив холод и темноту.
Рука мужчины коснулась края одеяла и натянула его чуть выше на тело Паолы. Она подняла на него взгляд голубых глаз и так мило улыбнулась, что ее курносый носик слегка сморщился. Ей было так приятно, что кто-то проявляет к ней заботу. Она была знакома с ним не так давно, но, казалось, знала очень хорошо, даже можно сказать глубоко. Девушка знала его совершенно другим, не таким, каков он был сейчас. Что это? Ночное приключение? Может быть, что это исчезнет на рассвете?
Что ты будешь завтра делать? – весьма оживленно спросил Маршалл.
Паола, все это время чуть заворожено смотревшая ему в лицо, чуть опустила взгляд и неуверенно молвила:
- Ну…, - потом снова посмотрела на мужчину. Ее глаза сейчас казались еще чище и поблескивали в темноте. Она чуть задрала голову и леконько, медленно поцеловала лоб рэпера. Чуть помедлив, она отпрянула и снова встретилась с ним взглядами: - Утро вечера мудренее.
«Я буду думать Маршалл. Очень много думать.» -  с досадой осознала Морел, но решила промолчать. Ощущение того, что завтра должно было быть тяжкое утро, потихоньку начинало давить на нее.
Но тут Эминем внезапно захотел чихнуть. Благо он успел отвернуться. А лицо какое у него было, когда он стал втягивать в себя воздух. Паола рассмеялась, повернувшись на спину и повернув голову к потолку.
- Да ничего. – последний раз хихикнув, сказала она и повернула голову к Маршаллу. Заметив, что он подбирается к ней под одеяло, она охотно подвинулась к нему. Но, внезапно легла чуть выше, мягко прижав одной рукой голову рэпера к своей груди. Ее ладошка и пальцы принялись нежно и ласково поглаживать ежик на голове Маршалла. Так она проявляла свою заботу. Глядя в огромное окно, в котором сияли огни ночного города, девушка задумалась. Ее начинало клонить в сон, но мысли становились беспокойнее. Ведь в жизни каждой молодой девушки наступает такое время, когда пчела любви начинает очень громко жужжать в ее голове. Тут-то и нужно удержаться от ошибки и не полюбить, кого не следует. Пока Паола в Маршалла Мэтерса еще не влюблена, ее единственная задача – не влюбиться и в дальнейшем. Он ей не пара и вообще не пара молоденькой девушке. Эминем уже не мальчик, он много пережил и, скорее всего, и думать забыл о романтической любви и юных птенчиках. Или он все же еще не пережил юношеский период увлечений? Все нужно было обдумать и поберечь себя. Если Морел не даст своему сердцу воспламениться, она спасет его в будущем от ощущений мучительного холода.
Вскоре ее рука перестала двигаться. Глаза давно закрылись. Юная Паола погрузилась в сладостное забвение…

+1

39

Его простой вопрос, заданный для поддержания разговора, наверное, был некстати, потому что Паола ответила расплывчато и вяло, но зато поцеловала в лоб, а это ему понравилось. Его чих явно развеселил девушку, и Маршалл слышал за спиной её добрый нежный смех, совсем не тонувший его самолюбия и не задевший гордости.
Когда оба копошились, удобно укладываясь на кровати, Паола легла чуть выше, прижимая голову рэпера к своей груди. Мужчина нежно коснулся губами её кожи и умиротворённо затих, чувствуя, как девушка размеренно, ласково поглаживает его ладонью по голове. Сегодня мне приснится хороший сон.
Окутанный лаской и нежностью юной Паолы, Мэтерс, кажется, заснул ещё раньше неё. Остаток ночи прошёл тихо и мирно.
Рассвет. То время, которого сторонились оба: и Паола и Маршалл, ведь это время должно было стать для них временем осознания реальности после того погружения в омут сладостного удовольствия, которое, они как дорогое вино распили на двоих прошедшей ночью.
Рэпер проснулся рано, раньше девушки, хотя для него десять часов это поздно, особенно учитывая, что привык он вскакивать в семь - пол седьмого утра. Открыв глаза, рэпер увидел перед собой волосы. Светлые пряди, разметались по подушке, струились, слабо отражая блики света. Аккуратно выпутав из этих сетей свою пятерню, Маршалл приподнялся на локте, сверху смотря на девушку, с которой наполовину сползло одеяло. Чуть-чуть поворочавшись, видно из-за того, что под поднятый Маршаллом край одеяла проникал прохладный воздух, Паола полностью перевернулась на живот и слабо вздохнула, не открыв своих прекрасных томных глаз. Ну и хорошо, зачем я буду её будить, пусть ещё поспит, устала, наверное, вчера.  – подумалось мужчине и он аккуратно, лишь бы не задеть её, откатился к противоположному краю кровати. Аккуратно Маршалл свесил ноги с постели, и некоторое время сидел так, глядя на спящую девушку в пол оборота через плечо. Его взгляд касался плавного изгиба её спины, светлых волос и умиротворённого выражения лица спящей девушки. Она была счастлива вчера, я это чувствовал. А если она просто оттолкнёт меня сейчас, ссылаясь на то, что всё что было – было ошибкой? Нет, это была не ошибка, ошибки не бывают такими приятными. И.. когда это я думал о том, что меня могут оттолкнуть? Маршалл действительно никогда не думал о том, что какая-то девушка не будет с ним, если он этого захочет. Как-то уж так ему удавалось нравиться, наверное, секрет был в том, что он не хотел никому нравиться. Да, именно так. Мужчина был замкнут до определённой поры, держал себя холодно, но редко сдержан в эмоциях. Всё что бушует в сердце, то сразу показывалось наружу самыми искренними выражениями глаз, лица, речи. Он нравился, не смотря на то, что никогда не был слащавым подхалимом, никогда услужливо не забегал вперёд кого-то, открывая дверь или отодвигая стул. Преисполненный внутренней гордостью, Маршалл просто не мог это принять, всё его нутро восставало против такого поведения. Никогда он не лез в лицо, не шибко навязывал своё общество. Да, он навязался в гости, но это было сказано просто и естественно и могло принять отказ. Этим рэпер положительно отличался от большинства настырных мужиков, назойливо ухватившихся за понравившийся объект. Рэпер знал себе цену. Мягко ухаживать за понравившейся девушкой, делать по отношению к ней какие-то приятные вещи  - пожалуйста, но подлизываться, бегать за ней он мог лишь если ужасно пьян. А времена бесконтрольного употребления всех зол сегодняшнего мира, вроде остались за его спиной.
Встав с кровати, рэпер тихо собрал с пола своё одежду. Недовольно поморщившись, натянул на себя влажные джинсы. Как-то вчера не догадался хотя бы повесить их куда-нибудь, чтобы просохли. Вот блин. Ну ничего, потом съезжу-переоденусь.
Тихо, чтобы не разбудить Паолу, Маршалл на цыпочках ушёл из комнаты девушки. Тихо шелестя босыми ступнями по полу, он ушёл в ванную, притворил дверь, включил воду и, опустив руки под струю воды, долго смотрел на себя в зеркало. Ему всё казалось, будто что-то непременно в нём должно поменяться, но из отражения смотрело на него всё тоже слегка застывшее лицо, большие чуть навыкат холодные голубые глаза. Может быть, что-то внутри… изменилось. Осознав, что стоит так уже довольно-таки долго, Маршалл омыл своё лицо прохладной водой и направился в кухню-гостиную, куда привела его Паола вчера. Всё оставалось на своих прежних местах, только лишь чёрный кот, пантерой изогнувшись на светлых подушках дивана, сверлил Маршалла пронзительным взглядом своих насыщенно зелёных глаз. Рэпер подошёл к нему, глядя сверху вниз на обращённую к нему маленькую аккуратную мордочку. И, наверное, очень его озадачил, как собаку похлопав тяжёлой ладонью по голове, приминая уши. Наблюдал вчера, да? – насмешливым шёпотом поинтересовался мужчина и оставил голову животного в покое. Ты чего это такой тощий? Не кормят мужчин в этом доме? Маршалл усмехнулся и направился к кухне. Тогда мужчины пойдут кормить себя сами. Следующий час рэпер провёл за поеданием бутербродов собственного приготовления и обильным скармливанием коту кошачьих консервов. Сколько ему нужно давать Маршалл не знал, поэтому чёрный кот съел ровно столько, сколько в него влезло. Мужчина, усмехнулся, глядя на кота, который тяжело взобрался на диван и улёгся переваривать. На год вперёд нажрался что ли?
Прибрав пустые банки из-под кошачьей еды, крошки от своих же бутербродов, мужчина посмотрел на время и решил, что Паоле уже пора просыпаться. Приготовлю и ей что-нибудь поесть. Чёрт, хлеб кончился, ну ладно, будем импровизировать. Достав из холодильника остатки ветчины, яйца, Маршалл задумался, опершись рукой о стол. Для чего я всё это делаю? Давно бы уже ушёл, притворил дверь…. Нет, мне хочется её видеть. И так не хочется уходить. Рэпер стал медленно резать ветчину и класть на сковородку, чуть сбрызнутую заранее маслом. Что держало его здесь? Наверное, те отголоски совместной ночи, желание вновь ощутить на себе ласку и нежность этой юной женщины; испытать хоть какую-то долю того, что испытывало его сердце вчера. Хотя бы миг того тревожного волнения, миг в который он ощутит улыбку в уголках своих губ.
Яичница с ветчиной была готова и томилась под крышкой на сковородке, тем временем, Маршалл сделал девушке кофе. Переложив еду на тарелку, рэпер поставил всё это на стол, строго посмотрев на чёрное животное. А, впрочем, в него уже всё равно не влезет.
Мужчина тихо вошёл в комнату девушки: она спала всё так же, всё в той же позе. Маршалл наклонился к ней и провел ладонями по оголившейся спине от поясницы до плеч. Вставааааай – ласково, но настойчиво протянул он.

+1

40

Как делаются сны? Многие думают, что это легкий и понятный процесс. Однако, всё немного сложнее… ключ – в хрупком сочетании разных ингредиентов. Для начала, возьмём набор случайных мыслей. Добавим картины пережитого дня. Смешаем их с воспоминаниями о прошлом. Набор для двух человек. Любовь, дружба, отношения и все такое прочее. Подкинем песни, услышанные за день, увиденные образы и что-нибудь личное… Так и складывается сон. Паола же, находясь во сне, понимала, что спит. Ей снился солнечный день в Бордо, она шла к дому по знакомой улочке, и вдруг встретила Эминема. Дальше сознание закружилось к каком-то несусветном, но прекрасном танце красок и коротких эпизодов. Потом всплыла еще парочка знакомых лиц, а дальше провал. Темнота. Странное дело, неправда ли, эти сны?
Сквозь сон девушка почувствовала какое-то прикосновение к своему оголенному телу. Спустя мгновенье, она закопошилась, шумно вдохнув в себя воздух через нос, веки ее затрепетали. Морел открыла один глаз, но солнце ослепило ее, и она зажмурилась, успев узнать человека, что сидел на краю ее кровати и приятно гладил спину. Лишь только его руки стали отстраняться, Паола последовала за ними, юрко поерзав на боку, и свернулась в клубок, поймав ладонь рэпера. Прижимая руку мужчины к себе, она чуть ли не касалась лбом его джинс. Она наконец то открыла глаза и покосилась вверх, на Эминема, безмолвно улыбнувшись. Странно, но ее очи сейчас были чистыми, совсем не заспанными и живо смотрели на Маршалла. В голове у нее все смешалось, она не понимала, не могла сейчас отличить правду от реальности. Может, добрая половина воспоминаний, которые крутились у нее в голове, были всего лишь сном? Так или иначе, она точно знала, что рада видеть лицо этого человека, его глаза и резкие не крупные очертания. Хихикнув, она произнесла:
- Доброе утро.
Отпустив его руку, девушка приподнялась на руках и села в вполоборота и тут же обнаружила, что так и уснула голышом. Со сна совсем за была об этом. Она тут же схватила одеяла и прикрыла грудь, зардев, смущенно посмотрел анна Эминема. Потом неожиданно протянула руку к его лицу и закрыла ладошкой глаза:
- Не смотри, - сдерживая улыбку проговорила она и, не убирая до последнего момента руку, высвободилась из одеяла, подвинулась ближе к другому краю кровати и встала. Маршалл теперь был к ней спиной. Паола засеменила к гардеробу, невинно считая, что ее «запрет» был выполнен. Что поделать, ей нужно было какое-то время, чтобы вот так без стеснения разгуливать голышом перед мужчиной. Да что там скрывать, у нее ни разу не было по-настоящему долгих, доверительных отношений. Все чего-то не хватало, то ей, то какому-нибудь очередному молодому человеку.
Девушка, уже облачившаяся в короткий лиловый шелковый халат, завязывая бантик из пояска, подошла к Эминему. Лицо ее было прямо-таки озадаченное, но, когда пояс был завязан, она подняла взгляд на мужчину, снова живой и легкий, чуть прикрытый веками.
- Так ты, значит, ранняя пташка сегодня? – ласково улыбнулась Паола. Она стояла достаточно близко и могла бы коснуться мужчины, обнять или поцеловать. Но не стала этого делать, удержав себя. Все-таки, сознание потихоньку стало возвращаться к ней. И неприятные мысли, решения, были не за горами. Откладывать больше некогда.
Закинув пряди взъерошенных волос назад пальцами, девушка направилась к выходу из комнаты, сладко потягиваясь по пути, и, оставив дверь незакрытой. Паола прошла по коридору и оказалась в ванной. Прикрыв за собой дверь, девушка включила воду и принялась умываться, чистить зубы и приводить себя в порядок. В общем-то, обычное утро, не считая того, что ночь она провела с одним из известнейших артистов в мире. Честно сказать она и забыла, какая Маршалл важная персона. Особенно после событий прошедшего вечера и ночи… Причесав волосы, девушка вышла из ванной и заглянула в спальню:
- Пойдем на кухню. – пригласила она Маршалла и сама направилась туда, не дожидаясь рэпера.
«Надо накормить его. А то нехорошо. Бедный, наверное поэтому меня и разбу…» - ее мысль осеклась, как только она увидела на обеденном столе тарелку с теплой яичницей и кружку с кофе. Ее глаза чуть расширились, она услышала, как вошел Эминем и обернулась на него. Ее лицо расплылось в улыбке, она чуть ли не в припрыжку оказалась перед ним и, обхватив его лицо руками, крепко поцеловала в щеку, заставив чуть наклониться к себе. Правда, осеклась и уже как-то неловко отстранилась, сцепив пальцы за спиной. Чуть опусти вголову, она посмотрела на него исподлобья:
- Спасибо тебе. – она опустила глаза и снова подняла на Эминема, - Позавтракаешь со мной? – девушка глянула в раковину, где лежал нож, небольшая тарелка и пустая кружка, - Еще раз…?
Она понимала, что это он приготовил именно для нее и ей было безумно приятно. А вот за себя неудобно, что не встала первой и не успела накормить гостя сама. Достав еще одну тарелку и все необходимое, включая салфетки и столовые приборы, она разделила яичницу и вторую половину выложила Эминему. По-доброму посмотрев на мужчину, она сказала, чуть прищурившись:
- Мне все равно этого много. Садись-садись.
Усевшись за стол, она пододвинулась на стуле и ненароком глянула на диван, где развалился черный кот.
- Мао. – позвала она его, но тот лишь продолжал с довольной мордой лежать на богу, явно испытав какое-то блаженство, - Хм. Что это с ним…
«Даже ленится уже с дивана встать. Вот это да.»
Пожав плечами, Паола принялась аз трапезу, тщательно отделяя кусочки яичницы ножом, а только потом отправляя в рот.
- Мне очень нравится, правда. – улыбнулась она, прожевав, посмотрела на Эминема. Ее спина чуть сгорбилась, девушка поставила один локоть на стол и оперлась о него щекой. Ее давно мучил один вопрос и она решила, что Маршалл сможет ответить на него ей:
- Маршалл, а… - начала она, опустив глаза на тарелку, - Какое впечатление молодые девушки производят на мужчин твоего возраста? – она посмотрела на него, потом выпрямилась, облокотившись спиной о стул, - Я имею в виду, они все видят в таких как я игрушку, а не равную себе?

+1

41

Паола слегка зашевелилась, дрогнули её сомкнутые веки. Приоткрывшийся глаз мельком взглянул на рэпера, но девушка сразу же зажмурилась – был слишком яркий дневной свет, и солнце сполна наполнило эту комнату, что прошлой ночью стала обителью их внезапно вспыхнувшей страсти. Через пару секунд, девушка снова открыла глаза, они были ясными, будто Паола и не спала только что, несколько минут назад, а просто опустила веки, чего-то застеснявшись. Рэпер, глядя в это чистые и светлые глаза, словно завороженный, ласково провёл тыльной стороной ладони по её щеке. Какая же она нежная, хрупкая. И как же она ездит на лошади? Там же нужна сила? Неужели она может внезапно так собраться, стать сильной, командовать, управлять махиной в полтонны живого веса? Словно не желая отпустить прикосновения мужской руки, Паола свернулась калачиком, едва ли не упираясь в Маршалла головой. Уж не замурлыкает ли как кошка? Улыбаясь, она сказала:  Доброе утро. Доброе – после короткой паузы ответил Эминем. Приподнявшись над постелью, девушка обнаружила своё тело оголённым и очень смутилась этого, покраснела и натянула одеяло на грудь.
Тёплая сухая ладонь мягко легла на его лицо, прикрыв глаза. Не смотри. Маршалл улыбнулся этому прикосновению, не отведя головы, чувствуя удовольствие от этого маленького озорного жеста. Хорошо. Девушка шелестела по своей постели, стараясь удержать его глаза закрытыми как можно дольше, затем, отпустив, быстро перебежала к гардеробу. Маршалл открыл глаза сразу же, как только она убрала ладонь, слегка, забавно поморщил лоб. Его довольный взгляд скользил по изгибу её красивой ровной спины, оголённой попе, ногам. Довольно-таки скоро, всё эта красота была спрятана от глаз мужчины в лиловый шёлк недлинного халатика. Завязав поясок, девушка обратила свой взгляд на Маршалла: Так ты, значит, ранняя пташка сегодня? Не… как-то рассеянно сказал Маршалл, глядя на растрепавшиеся пряди светлых волос девушки. Я обычно около семи встаю, если ночью получается заснуть. Он не имел в виду какие-то свои ночные похождения, потому что они на самом деле были не такими уж и частными. Часто ему не удавалось заснуть, часто была бессонница или такой тревожный сон, что он просыпался каждые десять минут и подолгу не мог погрузиться в сон вновь. После ночных кошмаров он просыпался истерзанным, будто эта ночь вампиром выпивала его жизненные силы, следующая была обычно бессонной, скорее оттого, что рэпер подсознательно боялся повторения кошмара.
Сегодняшняя ночь была мирной, тихой, как отдых его больному сознанию. С приятными впечатлениями в этой обстановке нежности и ласки он расслабился, безропотно отдавшись забвению, которое на этот раз не таило в себе жуткой подноготной. 
Девушка прошла мимо него, рэпер отправился за ней, но поняв, что она идёт в ванную, скрестил руки на груди и прислонился плечом к стене. У него было время немного подумать, но так не хотелось как-то анализировать всё то, что подарила его сердцу эта юная женщина; одно лишь понимал Маршалл – его отношения с Таней уже не будут прежними.
Паола вышла из ванной, уже причёсанная, с ещё более посвежевшим после умывания лицом, позвала Мэтерса на кухню. Тот отправился за ней, уж очень близко, неестественно близко идя за ней, дыша в ухо, но, не создавая неудобств своей близостью. Уже за пару шагов до кухни рэпер отстал от неё, с ухмылкой ожидая реакции девушки на его утреннее хорошее поведение.
Маршалл улыбнулся в ответ ей, такой счастливой и удивлённой, почти что подбежавшей к нему и крепко поцеловавшей в щёку. Мужчина положил руки на её талию, но Паола легко ускользнула от него, когда захотела отстраниться. Да не за что – добродушно ответил он, но всё же с ноткой гордости за себя любимого. Самовлюблённость это, конечно, не самоё лучшее качество в человеке, ровно, так же как и эгоизм, но отчего же ему себя не любить? Из ничего стал идолом миллионов, стал независим, горд, всё ему стало доступно. Всё возвращается – если было плохо – станет хорошо, если было хорошо – станет плохо. Когда-то Маршалл очень корил судьбу за то, что она сделала его таким. Белым. В чёрном районе. Но эта же судьба преподала ему урок, самый важный урок в жизни – никогда не сдаваться, копить в себе ярость, чтобы идти вперёд и никогда. Никогда. Не сдаваться. Любое счастье стоит за стеной, за преградой, которую надо преодолеть. Сколько он преодолел преград – не счесть, но всё пытался узнать в лицо то счастье, абсолютное счастье. Всё ему не доставало, не было того пика. Ему всегда казалось, что когда он станет абсолютно счастлив, то его сердце будто вывернется наизнанку, став добрее, не таким чёрствым. Абсолютное счастье – это жизнь без боли, без кошмаров, не самая лёгкая, трудовая жизнь. Но жизнь в любви, в осознании своей нужности.
Позавтракаешь со мной? Ещё раз? – спросила Паола. Маршалл отрицательно мотнул головой – это тебе. Но девушка всё равно разделила яичницу на две равных части, поставила ему тарелку: Мне все равно этого много. Садись-садись. Ладно – лаконично отозвался Маршалл и сел на стол, готовясь отведать это «чудо» собственного приготовления. Он раньше Паолы попробовал еду, думая, что если не совсем съедобно – отнимет у неё вторую половину, но оказалось, что готовить рэпер вовсе не разучился.
Девушка похвалила его кулинарные способности, Маршалл улыбнулся одними уголками рта, это действительно было приятно, тем более он ведь старался. Паола позвала кота, но тот, донельзя довольный, не поднялся с дивана. Наверное, это так подействовали три банки кошачьих консервов – усмехнулся мужчина, тоже переводя свой взгляд на животное. Прожорливый такой он у тебя.
Маршалл, а… - робко начала девушка, опустив глаза в тарелку. Видно она готовила какой-то серьёзный вопрос или умозаключение. Рэпер не ощущал своего возраста, не ощущал, что сильно старше Паолы. Наоборот, она была для него мудрой, умной юной женщиной, которая могла легко поддержать разговор.
Какое впечатление молодые девушки производят на мужчин твоего возраста? Маршалл остановил взгляд на лице Паолы. Она так завуалировала вопрос о том, как к ней отношусь я? Боится спросить прямо? Господь, да я сам теперь не знаю, кто она мне. Любовница? Пф, но нет, это как-то по-другому. Стало как-то тревожно, не так уютно, будто к горлу рэпера кто-то приставил острое лезвие ножа, ожидая ответа.
Я имею в виду, они все видят в таких как я игрушку, а не равную себе? Паола выпрямилась и посмотрела ему в глаза, которые он тут же опустил, чуть нахмурившись, задумался. Этот вопрос уже легче. Вскинув взгляд, Маршалл заговорил, со звоном отодвигая в сторону пустую тарелку и кладя на её место руки, соединив пальцы. Это смотря как ты себя поставишь. Мужчина сделал паузу. Всё моё окружение либо меня младше, либо при жёнах. Усмехнувшись, он продолжил: Игрушки, куклы. К куклам никак не относятся, их просто снимают. Бездушные – кому они нужны по-настоящему? Опустив глаза, он потёр одну ладонь об другую. Я говорю о той стороне жизни, которую знаю. Замолкнув на миг, Маршалл поднялся со стула, чуть проскрипев им по полу. Мужчина обошёл стол, остановился сзади сидящей Паолы, глядя на её светлый затылок. Его руки, покрытые татуировками, скользнули по её плечам и упёрлись в край стола, фиксируя девушку на этом месте, на стуле. Мне настоящие девушки нравятся. Живые. Мэтерс мягко шептал ей это на ухо, щекоча нежную кожу своим тяжёлым дыханием.  Ему не хотелось отрываться от Паолы, потому что это была жизнь. Жизнь в самом приятном и интересном проявлении, внутреннем лёгком волнении. Рэпер, наклонившись ещё сильнее, добрался до губ Паолы и долго трогательно целовал их, пряча острый взор своих глаз за прикрытыми от удовольствия веками. 

0

42

Странно. Они сидели вдвоем, молча ели яичницу, которую приготовил Маршалл. Пустяк скажите? А нет, любой женщине приятно, когда о ней заботятся и каждая в глубине души желает, чтобы о ней заботились, как о маленькой девочке. Они сидели молча, лицом друг к другу.  И у Паолы возникло ощущение, уже не в первый раз, какой-то близости, не симпатии, не любви, нет. Но соединенности судеб. Словно потерпевшие кораблекрушение на клочке земли… нет, на плоту… вдвоем. Против собственной воли, но – вдвоем. Вместе.
Мужчина поведал хозяйке дома, что кот ее был просто обкормлен. Брови Паолы устремились вверх, а губы чуть разомкнулись. Медленно заморгав, она перевела взгляд с Маршалла, на кота, а потом наоборот. Созерцание оборжавшегося до отвала кота и серьезного выражения лица Маршалла почему-то рассмешило Паолу. Ее лицо плавно стало выражать, что ей смешно, натянулась улыбку, она коротко рассмеялась.
- Не нужно было давать ему так много. – успокаиваясь, сказала девушка, прикрыв рот рукой. Потом опустила руку на колено и умиротворенно вздохнула, снова взявшись за вилку: - Он же не соображает.
Своим очень осторожным вопросом Паола не загнала Маршалла в тупик. Девушка не спеша доедала, внимательно слушая его, почти не отрывая взгляда от голубых глаз, обрамленных светлыми длинными ресницами. Морел чувствовала, что ответ ему дается не так легко и тут же пожалела, что спросила. Она не хотела, чтобы рэперу было тяжело, чтобы что-то загружало его голову. Этого ему и в жизни хватало, сразу понятно. А сейчас что? Не жизнь? Безусловно… но всего лишь один из ее эпизодов. Во всяком случае для Маршалла точно. Паола то вряд ли когда-нибудь забудет то, что пленила звезду мирового масштаба, идола многих девушек и не только их. Но она понимала, что то, что они испытали, должно было так же гладко и незаметно закончится. Поэтому решила больше ничего не выяснять понапрасну. Сделать последнее время вместе спокойным, не напрягающим, свободным.
Маршалл умолк. Паола кротко кивнула его последней реплике. Тут мужчина встал со своего места и направился к девушке; внутри все тут же заволновалось, взбудоражилось. Мэтерс обошел ее и, остановившись позади, уперся руками в стол. Морел сидела неподвижно и лишь только слегка наклонила голову вбок, когда его горячее дыхание защекотало ее кожу и слух:
Мне настоящие девушки нравятся. Живые.
- Хорошо… - с тихим придыханием шепнула Паола, закрывая глаза.
Она почувствовала, что он ищет ее губы и села полу боком, вытянув к нему шею, отвечая на поцелуй. Такой нежный и трогательный, чувственный. Если вспомнить, как он поцеловал ее впервые, прижав к стене… то было совсем другое.
Но сей приятный момент Паола прекратила тут же, как только услышала звонок на телефоне Эминема. Она перестала целовать его, отстранилась и тут же отвернула голову, будто смущенно убирая за ухо прядь волос. Пока мужчина отвечал на звонок, девушка прибрала на кухне и вымыла посуду. Главное, что она услышала из разговора, так это то, что через 30 минут рэпер должен был быть в другом месте. Вытерев руки кухонным полотенцем, Паола подошла к Маршаллу, убрав руки за спину и сцепив в замок. Глянув на него украдкой, она произнесла:
- Ну… я выйду с тобой? Погода хорошая, не хочу сидеть дома.
Девушка, улыбнулась Мэтерсу, но улыбка стала чуть грустнее, когда она уже обходила мужчину. Выйдя из кухни, она направилась обратно в спальню, чтобы собраться. Она надела обычные джинсы и еще более простую кофточку. Застегивая ремень, она повернула голову в сторону, так как заметила вошедшего Маршалла. Он начал искать что-то и Паола поднесла ему его черную майку, которую нашла у кровати пару минут назад. Девушка подошла к нему и, мягко улыбаясь, одела через голову майку. Потом отошла к комоду, оставив продевание рук в одежду на мужчину. Чуть подкрасив ресницы, девушка уже была готова к выходу. Выглядела просто максимально просто. Да и настроения не было особо прихорашиваться.  К тому же Эминем, наверное, спешил. У него своя жизнь.
Когда они шли через парадную, от лифта до выхода, Морел робко взяла мужчину за руку, чуть сжала и отпустила перед самой дверью. На улице как всегда было оживленно. Девушка распрощалась с ним. Распрощалась, улыбнувшись и направилась вверх по улице, отказавшись ехать на машине. Ей нужно было как-то его выпустить из своей души. Единственным способом решения этой проблемы она видела только расставание. При чем как можно более долгое…
> Кафе

Отредактировано Paola (2012-01-06 20:48)

+1

43

Знаете, почему счастливы многие животные, собаки, например? Дело в том, что они живут сегодняшним моментом, у них нет прошлого, у них нет будущего, есть один лишь миг, миг в который они живут. И людям стоило бы у них поучиться. Не стоить планов на будущее, не казнить себя долгие годы за сиюминутное действие, совершённое спонтанно и необдуманно. Действительно, не загадывать то, что может и не случиться, не огорчать свои ожидания – это было бы идеально, осталось лишь справиться с собой.
Маршалл почти всю свою сознательную жизнь не чувствовал себя счастливым – какие-то короткие проблески – да. Быть может, быть постоянно счастливым, например, хоть целый день, это невозможно. Сначала были долгие и мучительные ссоры с Кимберли, которая прекрасно знала, на какую мозоль надо надавить, чтобы рэпера увозили на машине скорой во время нервных приступов. Потом долгие годы одиночества, затем, все эти странные запутанные отношения, складывающиеся с девушками в Лос-Анджелесе. Мэтерс осознавал свою усталость, которая давила на его плечи, всё чаще бывали в его жизни часы, когда задумываясь и глубоко уходя в себя, мужчина вытаскивал из сознания не новую мысль. Мысль о том, что он устал от жизни, она его тяготит и, что по сути-то, он всего добился, к чему когда-то ставил цели. Он стал богат, а значит, способен обеспечить Хэйли достойную жизнь; стал знаменит, а значит, добился уважения со стороны миллиардов людей. Эминем стал лучшим рэпером, доказав, что цвет кожи не так важен в мире музыки. Но вот счастье, которое ему всегда представлялось чем-то лёгко достижимым, оно не пришло. Казалось, будут деньги – будет безбедная жизнь, безбедная, значит, счастливая. Но вот эти купюры приносили ему лишь неприятности в течение всей жизни. Маршалл был не уверен, что оно действительно существует, это абсолютное счастье, когда ты счастлив и не существует никакого «но…».  Если уж действительно такое невозможно, то какая тогда прелесть в этом жалком бытие? Какой стимул? Рэперу всегда нужен какой-то стимул, какой-то толчок. Наркотики нельзя, значит, должно быть что-то другое, иначе жизнь превращается в медленное затухающее существование.
И вот сейчас, чувствуя томный мягкий вкус губ девушки, Маршалл с горечью осознавал, что это должно нарушиться. Так или иначе, рано или поздно. Паола была словно чужая ему. Нет. Вернее, он ей был чужой. Рэпер ведь чувствовал это как нельзя ясно: её лёгкую грусть, которая становилась всё более тяжкой, некое внутреннее сопротивление ему. Телефонный звонок стал тем, что прочертило привычную грань между двумя людьми. Страстная ночь стирает ограничения, стирает психологические барьеры. Теперь же они были восстановлены.
Ну… я выйду с тобой? Погода хорошая, не хочу сидеть дома. Рэпер молча кивнул головой, наверное, не смог подыскать каких-то слов. А с другой стороны, нужны ли они сейчас? Нужно ли бодриться, пытаться казаться весёлым, сказать, как ему понравилась прошедшая ночь? Нет. Надо было постараться не омрачать последние секунды вместе каким-то суетливым шумом или же, наоборот, плохим настроением. И ему и ей было сейчас нелегко, каждый осознавал произошедшее между ними по-своему. Наверное, такая девушка как Паола осудит его легкомыслие, ветреность, а он. Он никак её не осудит. Маршалл не придавал девушке какой-то роли в совершенном им поступке. И совесть, длинным острым когтём скребла его сердце, оставляя глубокую свежую царапину, что сразу же заливалась хлынувшей через рваные края кровью. Возможно, это такая правда жизни: за любое удовольствие надо платить. Если бы было только можно платить не душевными терзаниями, а деньгами. Но, увы, не всё исчисляется в денежных средствах. Деньги? Пф. Это всего лишь бумажки. А виноват лишь он. И только он.
Паола ускользнула в комнату, Маршалл вскоре пришёл за ней – надо же было одеться.  Рассеянно мужчина пытался найти свою майку, пока Паола не подала ему его же одежду. Спасибо. – немного хрипло сказал рэпер и сразу же неловко откашлялся, отвернувшись в другую сторону. Девушка забавно одела на него  майку, и отошла, возвращаясь к своим делам. Маршалл слабо улыбнулся ей вслед.  Чуть помедлив, мужчина продел руки и вышел в прихожую. Сразу же быстро вышла Паола, не желая его задерживать. А, быть может, хочет скорее распрощаться?
Они шли молча. Молча вошли в лифт, молча шли через холл. Только вот нежная маленькая рука Паолы коснулась грубоватой ладони мужчины. Сжала на какие-то жалкие секунды, которые они шли до двери. Маршалл зажмурился и где-то в душе закричал, чувствуя, как сам он рвётся на части. Вот и улица, невыносимо суетливая после лёгкого тихого утра. Рэпер не умел сдерживать эмоций в себе, всё выражали его холодные голубые глаза, светившиеся тупой болью, с которой он распрощался с Паолой. Она сказала, что не стоит её провожать или подвозить и, если честно, мужчина был очень благодарен ей за этот поступок. Он смотрел ей вслед, лёгкой и красивой, медленно степенно удаляющейся по дороге. Дошёл до максимума, больше бы не выдержал. Тонкая хрупкая фигурка скрылась из виду, а он всё стоял и стоял на месте; время замедлило свой бег для него лишь одного.
Машина. Привычным приглушённым рычанием завёлся мотор, зашумел кондиционер, но вот колёса замерли, не зашуршав по серому сухому асфальту. Странно, после вчерашней грозы всё было уже сухо, будто ничего и не было. Рэпер сложил руки на руле и упёрся в них головой, теряя минуты в молчаливом уединении с самим собой. В последние секунды того времени, что Паола находилась рядом, Маршаллу хотелось уже уединиться, закрыть глаза, успокоиться. Но теперь, оставшись один, он почувствовал, что то волнение, та тревога только усилились. И что ему…снова. Больно.

+2


Вы здесь » Horsepower » Апартаменты » вершина небоскреба